Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СЫМА ЦЯНЬ

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

ШИ ЦЗИ

ГЛАВА ДЕВЯНОСТО ШЕСТАЯ

Чжан чэнсян ле чжуань — Жизнеописание чэнсяна Чжана 1

Чэнсян Чжан Цан был выходцем из Янъу. Он проявлял интерес к книгам, музыкальному строю и календарю. В период циньской династии служил юйши, ведая при дворе записями 2. Провинившись, вынужден был бежать и вернулся в родные места. Когда же Пэй-гун, завоевывая земли, проследовал через Янъу, [Чжан] Цан в качестве кэ присоединился к нему в наступлении на Наньян 3. Как-то Цан преступил закон и был приговорен к смерти через отсечение головы. Он уже снял одежды и положил голову на плаху; был он высокого роста, упитан, [фигурой] напоминая тыкву-горлянку. В этот момент его увидел Ван Лин и был поражен его красивой внешностью. Ван Лин доложил об этом Пэй-гуну, и [Чжана] помиловали. Затем [Чжан], следуя [за Пэй-гуном], вступил с запада в пределы [заставы] Угуань и достиг Сяньяна.

Пэй-гун стал Хань-ваном, вступил в Ханьчжун, а вернувшись, покорил три части Цинь. Когда Чэнь Юй напал на Чаншань-вана Чжан Эра и прогнал его, а Эр перешел на сторону Хань, Хань[-ван] поставил Чжан Цана правителем Чаншани. После этого [Цан], присоединившись к Хуайинь-хоу [Хань Синю], напал на Чжао. Цан захватил [в плен] Чэнь Юя. После того как чжаоские земли были усмирены, Хань-ван сделал Цана дайским сяном, поручив принимать все необходимые меры против разбойников на границе. Через некоторое время [Хань-ван] перевел [его] сяном в Чжао, к чжаоскому вану Чжан Эру, а когда Эр умер, он продолжал служить Чжао-вану Ао, затем вновь был переведен чэнсяном к дайскому вану. Когда яньский ван Цзан Ту восстал и Хань-ван отправился нанести по нему удар, Цан как дайский чэнсян сопровождал вана в походе и имел заслуги. На шестом году правления дома Хань (201 г.) [Чжан Цан] удостоился титула Бэйпин-хоу и получил в кормление тысячу двести дворов [податных]. [Затем был] переведен на должность цзисяна 4, а через месяц был возвышен до ранга [163] лехоу и управлял финансовыми делами четыре года. В это время Сяо Хэ служил чэнсяном государства. Чжан Цан еще при Цинь был юй[ши] при дворе и хорошо разбирался в схемах и текстах, докладах и записях, а также был искусен в расчетах музыкального строя и календаря. Вот почему Чжан Цан как лехоу занимал палаты чэнсяна, ведая стратегическими планами, связанными с областями. Когда же восстал, а затем бежал Цин Бу, государь поставил своего сына Чана Хуайнань-ваном, а Чжан Цана сделал его чэнсяном. На четырнадцатом году дома Хань (194 г.) Чжан Цан был поставлен юйшидафу.

Чжоу Чан был уроженцем Пэй. Его сводный старший брат Чжоу Кэ во время господства дома Цинь был цзуши в области Сышуй. Когда [будущий] Гао-цзу поднялся в Пэй и нанес поражение начальнику области Сышуй и ее инспектору, Чжоу Чан и Чжоу Кэ в качестве цзуши последовали за Пэй-гуном. Пэй-гун назначил Чжоу Чана знаменосцем, а Чжоу Кэ сделал своим бинькэ. Вслед [за Пэй-гуном они] вступили внутрь застав, участвовали в разгроме Цинь. Когда же Пэй-гун стал Хань-ваном, Чжоу Кэ был поставлен юйшидафу, а Чжоу Чан — дувэем.

На четвертом году правления дома Хань (203 г.) чуские войска окружили Хань-вана в Инъяне; он бежал, оставив Чжоу Кэ оборонять Инъян. Когда чусцы ворвались в Инъян, они хотели склонить Чжоу Кэ перейти к ним военачальником, но тот, ругаясь, сказал: «Лучше поспешите сдаться Хань-вану, а то окажетесь его пленниками!» Сян Юй рассвирепел и сварил Чжоу Кэ заживо. Тогда Хань-ван назначил Чжоу Чана юйшидафу. Чжоу Чан постоянно следовал [за Хань-ваном] и участвовал в разгроме Сян Цзи. На протяжении шести лет ему жаловали те же титулы, что и Сяо [Хэ] и Цао [Цаню]. Чжоу Чану был дарован титул Фэньинь-хоу, а Чжоу Чэну, сыну Чжоу Кэ, из уважения к героической смерти отца был пожалован титул Гаоцзин-хоу.

Чжоу Чан был человеком физически сильным, осмеливался высказываться откровенно и прямо, и даже такие деятели, как Сяо [Хэ] и Цао [Цань], склонялись перед ним. Однажды Чжоу Чан пришел во дворец во время отдыха императора, чтобы доложить о делах. Гао-ди забавлялся в это время с наложницей Ци. Чан повернул обратно, но Гао-ди догнал его, вернул и, усадив поудобнее, спросил: «Каков я как правитель?» Чжоу Чан, высоко подняв голову, сказал: «Вы, Ваше величество, подобны правителям Цзе и [164] Чжоу» 5. Государь на это рассмеялся, однако с тех пор стал все более опасаться Чжоу Чана. Потом настал момент, когда император задумал сместить наследника и объявить наследником сына наложницы Ци [по имени] Жу И. Высшие сановники упорно сопротивлялись такому намерению, но государь никого не слушал, и только благодаря плану Лю-хоу [Чжан Ляна] осуществление этого замысла было остановлено. Поскольку Чжоу Чан был одним из самых упорных противников [его замыслов], государь захотел узнать его доводы. Чжоу Чан, заикавшийся от природы и к тому же полный гнева, ответил: «Я не в состоянии говорить, но совершенно уверен, что так поступать не следует. И пусть вы, Ваше величество, решите сместить наследника, я, ваш слуга, ни в коем случае не приму [вашего] повеления». Государь, довольный, засмеялся и приостановил [свое решение]. Императрица Люй-хоу, которая подслушивала разговор в восточном флигеле дворца, увидев Чжоу Чана, склонилась перед ним в благодарности и сказала: «Не будь вас, наследник был бы смещен». Затем Жу И, сын наложницы Ци, был поставлен Чжао-ваном. Ему было всего десять лет, и Гао-цзу беспокоился о том, что после его кончины тот не будет в безопасности.

Чжао Яо, молодой годами, служил хранителем печати у юйшидафу. Чжаосец Фанъюй-гун сказал как-то юйшидафу Чжоу Чану: «Ваш служитель Чжао Яо хотя и молод, но удивительно талантлив. Вам, господин, надо выделять его, так как в свое время он сумеет занять ваше место». Чжоу Чан, смеясь, заметил: «Он еще молод и всего лишь простой писец, куда уж ему!» По прошествии какого-то времени Чжао Яо прислуживал Гао-цзу. Император пребывал в нерадостном настроении, напевал грустные песни, и приближенные чиновники не понимали, в чем причина. [Тогда] Чжао Яо, выступив вперед, осмелился спросить: «Может быть вы, Ваше величество, нерадостны из-за того, что Чжао-ван юн годами, а между госпожами Ци и Люй-хоу разлад и, когда вас не станет, Чжао-ван не сумеет обезопасить свою жизнь?» Гао-цзу ответил: «Да, это так. Я этим озабочен, но не нахожу выхода». Яо продолжал: «Вам, Ваше величество, необходимо назначить к Чжао-вану достойного и сильного советника, чтобы Люй-хоу, наследник и все чиновники уважали и боялись его, тогда все разрешится». Гао-цзу сказал: «Верно, мои мысли тоже были таковы, но кто из чиновников смог бы выполнить такое?» Яо ответил: «Ваш юйшидафу Чжоу Чан — человек решительный, терпеливый, прямой, к тому же Люй-хоу, [165] наследник и высшие сановники уважают и побаиваются его. Только Чан сможет [выполнить эту миссию]». Гао-цзу сказал: «Превосходно!» Призвали Чжоу Чана, [и император] сказал ему: «Я, возможно, опечалю вас, но вам непременно следует ради меня стать чэнсяном чжаоского вана». Чжоу Чан со слезами на глазах ответил: «Я с самого начала восстания следовал за вами, Ваше величество. Почему же сейчас, на полпути, вы бросаете меня среди чжухоу!» Гао-цзу ответил: «Я прекрасно понимаю, что для вас это означает понижение по службе, но я очень беспокоюсь за Чжао-вана и думаю, что никто, кроме вас, не справится с этим. Вам остается только решительно приняться за дело!» Затем юйшидафу Чжоу Чана перевели на должность [чэн]сяна в Чжао. Он занимал этот пост уже некоторое время, когда Гао-цзу, держа в руках печать юйшидафу и поигрывая ею, сказал: «И кто же может стать моим юйшидафу! — и, посмотрев пронзительно на Чжао Яо, закончил: — Не найти никого лучше Яо». И тут же пожаловал Чжао Яо пост юйшидафу. И до этого Яо за свои военные заслуги имел земельные пожалования, а став юйшидафу, он сопровождал императора в походах против Чэнь Си, имел успехи и был пожалован титулом Цзянъи-хоу.

Когда умер император Гао-цзу, императрица Люй-хоу послала гонцов за Чжао-ваном. Его [чэн]сян Чжоу Чан посоветовал ему сказаться больным и не ездить. Посланные ездили и возвращались трижды, но Чжоу Чан настойчиво не отпускал Чжао-вана. Тогда [императрица] Гао-хоу заподозрила неладное и послала гонцов призвать к ней Чжоу Чана. Чжоу Чан прибыл и явился к императрице. Гао-хоу в гневе стала ругать Чжоу Чана: «Разве ты не знаешь о моей ненависти к роду Ци? Как посмел ты не пустить сюда Чжао-вана?» После прибытия [Чжоу] Чана [императрица] Гао-хоу вновь послала гонцов призвать [в столицу] Чжао-вана. В конце концов чжаоский ван прибыл. Пробыв в Чанъани месяц с небольшим, он был отравлен ядом и умер 6. Чжоу Чан, ссылаясь на нездоровье, перестал являться ко двору, через три года и он умер.

Прошло еще пять лет. Гао-хоу узнала о том, что юйшидафу Цзянъи-хоу Чжао Яо во времена Гао-цзу придумал план утвердить [у власти] в Чжао Жу И. За это Яо лишили должности, а юйшидафу назначили Гуанъэ-хоу по имени Жэнь Ао.

Жэнь Ао прежде служил тюремным чиновником в Пэй. Много раньше, когда [будущий] Гао-цзу избегал встречи с представителями власти, один чиновник схватил [будущую] Люй-хоу и [166] обращался с нею весьма грубо. Жэнь Ао, который всегда дружил с [Лю Баном], рассердился, напал на схватившего Люй-хоу чиновника и ранил его. Когда же [будущий] Гао-цзу впервые восстал, Жэнь Ао последовал за ним в качестве бинькэ, [позднее] стал юйши. Два года он оборонял город Фэн. Когда Гао-цзу стал Хань-ваном и на востоке сражался с Сян Цзи, Жэнь Ао был переведен и назначен начальником области Шандан. Во время восстания Чэнь Си [Жэнь] Ао упорно оборонялся, за что был пожалован титулом Гуанъэ-хоу и получил в кормление тысячу восемьсот дворов. Во время [правления] Гао-хоу [Ао] стал юйшидафу, через три года был снят с этого поста. Юйшидафу был назначен [сян хуайниньского вана] Цао Ку. После смерти Гао-хоу [Цао Ку] не присоединился к другим сановникам при казни Люй Лу и прочих [люйцев]. [Цао Ку] был освобожден от должности, и юйшидафу стал хуайнаньский сян Чжан Цан.

Чжан Цан вместе с Цзян-хоу [Чжоу Бо] и другими содействовал возведению на престол Дай-вана, ставшего императором Сяо Вэнем. На четвертом году [правления Сяо Вэня] (176 г.) умер чэнсян Гуань Ин и Чжан Цан стал чэнсяном.

Со времени утверждения Ханьской империи до правления Сяо Вэня прошло более двадцати лет. Все это время Поднебесная только еще умиротворялась, и цзяны, сяны, гуны и цины — все были [и] военными чинами. [Когда] Чжан Цан служил цзисяном, он [также] занимался упорядочиванием музыкального строя и календаря. Поскольку Гао-цзу впервые прибыл в Башан в десятой луне, то старое циньское положение об исчислении времени, при котором десятую луну считали началом года, не отменили и согласно схеме чередования пяти основных первоэлементов природы установили, что [период] Хань соответствует стихии воды и по-прежнему превыше всех других стоит черный цвет 7.

[Чжан Цан] привел музыку в соответствие со звукорядом, установив [унифицированную] систему тонов 8 по тому же принципу, который действует в мире ремесленников, где также существуют изделия-эталоны. Когда он стал чэнсяном, ему удалось завершить эти работы. Поэтому ханьские ученые говорили, что [упорядочение] музыки и календаря восходит к Чжан Цану. Чжан Цан был во всем осведомлен и занимался очень многим, но особенно он выделялся в знании музыки и календаря 9.

Чжан Цан во многом был обязан милостям Ван Лина, носившего титул Аньго-хоу. Став уважаемым человеком, Цан по-прежнему относился к Ван Лину, как к отцу. Уже после кончины [Ван] Лиина [167] Чжан Цан стал чэнсяном, [но в свободный день, отведенный для] отдыха и мытья 10, он прежде всего шел к вдове Лина и подносил ей пищу и только после этого возвращался домой.

Чжан Цан прослужил чэнсяном более десяти лет, [когда] один лусец по имени Гунсунь Чэнь написал письмо на имя императора, в котором говорилось, что если дому Хань покровительствует добродетельная стихия земли, то в знак этого должен показаться желтый дракон. Повелением императора это послание было передано для рассмотрения Чжан Цану. Цан, посчитав, что это мнение не соответствует истине, не дал ему хода. Однако позднее в Чэнцзи 11 действительно показался желтый дракон, и тогда Вэнь-ди призвал к себе Гунсунь Чэня и назначил его на пост боши, приказав ему разработать систему календаря, исходящую из господства стихии земли, и изменить месяц начала года. Вот почему Чжан Цан сам подал в отставку, сославшись на болезнь и старость. Цан был назначен на должность чжунхоу. Но на этой должности Цан допустил крупное злоупотребление в получении доходов, и государь отправил [Чжан] Цана в отставку. Затем Цан заболел и совсем ушел [с государственной службы]. До своей отставки Чжан Цан пробыл чэнсяном пятнадцать лет. На пятом году раннего периода правления императора Сяо Цзина (152 г.) Чжан Цан умер. Его посмертный титул был Вэнь-хоу. Его сменил в роду сын Кан-хоу, который умер через восемь лет, и его сменил в качестве хоу сын Лэй, но через восемь лет последнего обвинили в том, что, прибыв ко двору на похороны одного из чжухоу, он не выполнил должных церемоний, и владение упразднили 12.

Рост отца Чжан Цана не достигал и пяти чи, а рост самого Цана составил более восьми чи, он получил титул хоу, стал чэнсяном. Сын [Цана] тоже был высоким, а вот внук Лэй вышел ростом всего шесть чи с небольшим 13. [Лэй] нарушил закон и потерял титул хоу. Когда [Чжан] Цан был смещен с поста чэнсяна, он был уже стар, потерял все зубы, питался молоком кормящих матерей. У него были сотни жен и наложниц, и, когда кто-нибудь из них беременел от него, он больше никогда к ним не прикасался. Умер Чжан Цан, когда ему было более ста лет.

Шэнь Ту-цзя служил чэнсяном. Родом он был из [княжества] Лян. Служивший в отборных частях и прославившийся искусством натягивать тетиву арбалета ногой, он, сопровождая Гао-ди, участвовал в сражениях с Сян Цзи и был назначен командиром отряда. [168] Следуя за императором в походе против [Цин] Бу, стал дувэем. Во время царствования Сяо Хуй-ди был назначен начальником [области] Хуайян. В начальном году правления императора Сяо Вэнь-ди (180 г.) всем прежним чиновным мужам, кто последовал за Гао-хуанди и получал годовое содержание по две тысячи даней зерна, даровали звание гуанънэй-хоу. Таких пожалованных владением насчитывалось двадцать четыре человека. Среди них и Шэньту Цзя получил в кормление пятьсот дворов. Чжан Цан в это время уже был чэнсяном, а Цзя поставили юйшидафу. Когда же Чжан Цан потерял пост чэнсяна, император Сяо Вэнь-ди задумал поставить чэнсяном младшего брата императрицы — Доу Гуан-го. [При этом он] говорил: «Опасаюсь, что Поднебесная решит, [будто я назначаю его] из-за родственных чувств». Гуан-го был мудр и деятелен, поэтому-то император и вознамерился сделать его сяном, [но] после долгих раздумий счел это нецелесообразным. А поскольку большинство высших сановников, соратников Гао-ди, уже умерли, а оставшиеся не подходили, то чэнсяном поставили юйшидафу Цзя, и в соответствии с прежними пожалованиями он получил титул Гуань-хоу.

Цзя был человеком бескорыстным и прямым, никогда не принимал дома каких-либо подношений. В то время тайчжундафу Дэн Тун как раз оказался в фаворе при дворе и стал в огромных размерах получать награды и подарки. Благосклонность к нему дошла до такой степени, что император Вэнь-ди нередко бражничал в доме Туна. Однажды чэнсян пришел во дворец, а Тун, сидя сбоку от императора, вел себя очень развязно и грубо. Окончив свой доклад, чэнсян сказал государю: «Когда вы, Ваше величество, испытываете расположение к приближенным, вы даете им богатство и знатность, но нельзя не соблюдать придворный этикет». Государь тут же сказал: «Больше ничего не говорите, я сам с ним разберусь, по-домашнему». Когда дворцовый прием закончился и Цзя вернулся в свою резиденцию, он тут же направил предписание Дэн Туну, обязывая его прибыть в присутствие к юйшидафу, с предупреждением, что если он не явится, то будет казнен. Тун перепугался, пришел к Вэнь-ди и рассказал ему об этом. Вэнь-ди сказал: «Вы пока отправляйтесь туда, потом я пришлю за вами людей». Когда Тун пришел в палаты юйшидафу, он снял головной убор и обувь и, склонив голову, попросил прощения. Однако [Шэнь Ту-] цзя сидел непринужденно, намеренно не соблюдая этикета и, ругая его, сказал: «Дворцовые покои — это покои [самого] Гао-ди. Вы, Тун, лишь мелкий чиновник, а усевшись в верхней части зала, вы [169] проявили высшую степень непочтительности и подлежите казни. Слуги! Отрубите ему голову!» Тун непрестанно отбивал поклоны, и с головы уже закапала кровь, но Шэнь Ту-цзя остался непреклонен. Вэнь-ди рассчитал, что чэнсян уже поставил Дэн Туна в отчаянное положение, и послал человека с царским повелением призвать к себе Дэн Туна и с личным распоряжением чэнсяну: «Этот приближенный меня забавляет, прошу освободить его!» Когда Дэн Тун вернулся, он с плачем сказал Вэнь-ди: «Чэнсян чуть было не убил меня».

Цзя пробыл чэнсяном пять лет, когда Сяо Вэнь-ди умер и на престол взошел Сяо Цзин-ди. На втором году [его правления] (155 г.) на пост нэйши был назначен Чао Цо. Он стал любимцем императора, получил титулы, вел все дела. [Он] предложил изменить многие законы и установления, советовал за нарушения урезать владения чжухоу 14. А чэнсян Цзя, видя, что его советы не принимаются, ушел в отставку и возненавидел [Чао] Цо. Нэйши Цо выходил из дворца восточными воротами, но счел это неудобным для себя и пробил новый выход на юг. Однако этот проход затронул междустенное пространство храма тайшанхуана — отца императора. Шэнь Ту-цзя узнал об этом и решил предъявить Чао Цо обвинение в том, что он пользуется в качестве выхода стеной храма императорского рода, и потребовать казни Чао Цо. Один из бинькэ Цо сказал ему об этом, и Цо, испугавшись, ночью пришел во дворец и попросил аудиенции у императора, отдавая себя на его милость. Когда же наутро чэнсян прибыл с докладом и просил казнить нэйши [Чао] Цо, Цзин-ди ему сказал: «Проход, проделанный Чао Цо, не затронул настоящую стену храма, он прошел в промежутке между внутренней и внешней стенами, где издавна располагались различные присутствия. К тому же я сам распорядился, чтобы он сделал этот проход, и вины [Чао] Цо в том нет». После приема во дворце Шэнь Ту-цзя сказал [своему] чанши: «Сожалею, что раньше не казнил Чао Цо, мне бы раньше попросить об этом [императора], а теперь он меня предал». По возвращении домой [Шэнь Ту-цзя] умер от кровавой рвоты. Посмертно ему был дан титул Цзе-хоу. Его сын Ме, унаследовавший владение с титулом Гун-хоу, умер через три года. Ему наследовал его сын Цюй-бин, который умер через тридцать один год. Цюй-бину наследовал его сын Юй, но через шесть лет, будучи управителем [области] Цзюцзян, он был обвинен в принятии подношений от прежних чиновников, и владение было упразднено 15. [170]

В период правления Цзин-ди после кончины Шэнь Ту-цзя чэнсянами служили Кайфын-хоу Тао Цин и Тяо-хоу Лю Шэ. Когда же на трон взошел нынешний государь, чэнсянами служили Бочжи-хоу Сюй Чан, Пинцзи-хоу Се Цзэ, Уцян-хоу Чжуан Цин-ди, Гаолин-хоу Чжао Чжоу и другие. Все они имели звание лехоу, тщательно вели дела, были бескорыстны и почтительны, полностью исполняли свои обязанности, но не имели таких заслуг, которые принесли бы им славу в их поколении.

Я, тайшигун, скажу так.

Чжан Цан был начитан в литературе, знал звукоряд и календарь, он был известным сяном в Хань. Почему же он не последовал предложениям Цзя И, Гунсунь Чэня и других об исправлении даты начала года и господствующем цвете в одежде, а отдал предпочтение календарю Чжуань Сюя, принятому при [династии] Цинь? 16 Чжоу Чан был крепким, стойким человеком; Жэнь Ао использовался на службе за свои прошлые добродетели. Шэнь Ту-цзя, можно сказать, был человеком крепких устоев, сохранял душевную чистоту. Но [все они] не обладали достаточными знаниями и в этом отношении, пожалуй, отличались от Сяо Хэ, Цао Цаня и Чэнь Пина.

Со времен царствования Сяо У 17 было множество первых советников, [но] записи о них отсутствуют. Очевидно, не было желания фиксировать их поступки и человеческие качества, их повседневную жизнь и все, что сопровождало их деятельность. Тем не менее запишу [сведения о чэнсянах] начиная [с годов правления под девизом] чжэн-хэ (92-89 гг.).

Чэнсян Чэ был родом из Чанлина 18. После его кончины чэнсяном стал лусец Вэй Сянь. Благодаря своей начитанности он, став [сначала] мелким чиновником, дошел до поста дахунлу 19. В это время один гадатель-физиогномист предсказал, что он, [Сянь], станет чэнсяном. У него было четыре сына, и он велел гадателю-физиогномисту определить их судьбу. Когда дошли до второго сына по имени Сюань-чэн, гадатель сказал: «Он будет знатным, получит пожалование». [Будущий] чэнсян Вэй спросил: «Если я стану чэнсяном, то мой титул унаследует старший сын. Как же [второй сын] его получит?» Позднее он действительно стал чэнсяном, но от болезни умер, а старший сын был обвинен в преступлении и не мог унаследовать титула. И тогда в права наследования должен был вступить Вэй Сюань-чэн. [Но] Сюань-чэн притворился сумасшедшим и ни в какую не принимал титула, и в конечном счете он [171] получил титул «Отказавшийся от государственной [должности]». Через какое-то время он совершил непочтительный поступок, въехав на лошади в храм предков. По указу его понизили на ранг, и он стал гуанънэй-хоу. Лишив [его] титула лехоу, ему оставили в кормление прежние селения. Когда умер чэнсян Вэй, на этом посту его сменил другой Вэй 20.

Чэнсян Вэй был уроженцем Цзииня. Начав с [должности] вэньли, он дошел до [поста] чэнсяна. Он любил военное дело и приказал всем чиновникам носить мечи. Докладывая о делах, они должны были иметь при себе мечи. Когда же у чиновника не было с собой меча, а надо было идти с докладом, он заимствовал его у других и только тогда решался войти. В это время правителем столичного округа был Чжао [Гуан-хань]. Чэнсян подал доклад государю о том, что этот правитель округа должен быть смещен по обвинению в преступлении. Чжао послал людей воздействовать на чэнсяна Вэя, чтобы тот снял с него обвинение, но [Вэй] не стал их слушать. [Тогда] Чжао, самочинно возбудив дело о расследовании, вновь отправил людей к чэнсяну Вэю припугнуть тем, что якобы его жена преступно убила служившую ей рабыню. Были посланы чиновники и солдаты на подворье чэнсяна, которые хватали там рабов — мужчин и женщин, избивали их палками, выясняя происшедшее. Оказалось, что на самом деле рабыня не была убита. Тогда сычжи 21 По сообщил трону, что столичный правитель Чжао, устрашая чэнсяна, ложно обвинил его жену в преступном убийстве рабыни, послал чиновников и солдат окружить и досмотреть подворье чэнсяна, то есть попрал все возможные законы. К тому же рассмотрели дело о незаконном увольнении командира конников. [Тогда] столичного правителя Чжао казнили, отрубив ему голову 22.

В это же время послали помощника Чэнь Пина и других изобличить чжуншаншу. По подозрению в хищениях и грабеже [его] судили и сочли виновным в тяжелейших преступлениях. Начиная от чжанши и ниже, всех приговорили к смерти, а некоторых заточили в цаньши 23. Чэнсян Вэй, оставаясь до конца в своей должности, умер от болезни. Ему наследовал сын. Через какое-то время он был обвинен в том, что проявил непочтение к храму предков, въехав туда на лошади, и по указу императора у него был отнят один ранг знатности. Ему дали титул гуанънэй-хоу, лишив титула лехоу, [но] оставили пожалованные ему в кормление земли. Когда чэнсян Вэй умер, его место занял юйшидафу Бин Цзи 24. [172]

Чэнсян Бин Цзи был лусцем. Благодаря чтению книг и любви к законам он достиг должности юйшидафу. Во время правления Сяо Сюань-ди, имея давние отношения с императором, [Цзи] был пожалован титулом лехоу, а затем стал чэнсяном Он хорошо разбирался в делах, обладал истинной мудростью, стал известен последующим поколениям [Бин Цзи] умер от болезни в должности чэнсяна, ему наследовал его сын [Бин] Сянь. Позднее [он] был осужден за непочтительное поведение, так как въехал верхом на территорию храма предков. По указу императора его снизили на один ранг, лишив титула лехоу, по оставили пожалованные ему в кормление земли. В качестве чиновника Сянь дослужился до [должности] тайпу, но был обвинен в должностных злоупотреблениях и растратах, а вместе с сыном — в разврате и взяточничестве и был переведен в простолюдины

Когда чэнсян Бин [Цзи] умер, его сменил чэнсян Хуан. В городе Чанъани жил один искусный физиогномист по имени Тянь Вэнь. Как-то он вместе с [будущими] чэнсянами Вэем, [другим] Вэем и Бином, когда они еще занимали низкое положение, сидел в гостях. Тянь Вэнь сказал: «Вы трое, сидящие здесь, все станете чэнсянами». И действительно, впоследствии эти трое, сменяя друг друга, стали чэнсянами. Какой же у него был дар предвидения!

Чэнсяна Хуана звали Ба, он был родом из Хуайяна. Благодаря чтению книг он стал чиновником и достиг должности правителя области Инчуань Управляя Инчуанью, Хуан применял правила этикета и справедливости, учил ясно и добился успехов. Тем, кто преступал законы, он даровал возможность покончить с собой 25. Произошли благотворные перемены; Ба обрел известность. Сяо Сюань-ди издал указ, который гласил: «Ба, правитель области Инчуань, управляет народом на основании наших указов и распоряжений. На дорогах у него не подбирают чужого; пути мужчин и женщин не пересекаются, в тюрьмах отсутствуют тяжелые наказания. Жалую [ему] титул гуаньнэй-хоу и сто цзиней золотом». Затем его назначили на пост цзинчжаоиня 26, а затем на должность чэнсяна. На этом посту он, как и прежде, управлял с помощью ритуалов и справедливости и умер от болезни в должности чэнсяна. [Ему] наследовал сын, ставший лехоу и занявший пост чэнсяна. После его смерти эту должность занял юйшидафу Юй Дин-го. О чэнсяне Юе есть сведения в «Биографиях тинвэев», где о нем рассказывается в «Жизнеописании тинвэя Чжан [Ши-чжи]» 27. Юя на посту чэнсяна сменит юйшидафу Вэй Сюань-чэн 28. [173]

Чэнсян Вэй Сюань-чэн был сыном прежнего чэнсяна Вэя. Унаследовав титул отца, позднее он перестал быть лехоу. С малых лет он любил чтение книг, разбирался в Шицзине и Лунь юе. Служа чиновником, он дошел до поста вэйвэя, а затем был переведен на должность тайфу. Когда же был снят с должности юйшидафу Се, то Вэй занял его место. Когда же чэнсян Юй попросился на покой и был освобожден от своей должности, [Вэй] стал чэнсяном и ему вернули его прежний надел и дали титул Фуян-хоу. Через несколько лет [он] умер от болезни. Сяо Юань-ди 29 лично прибыл на похороны и щедро одарил наследников. Сын-наследник управлял делами не во всем продуманно и с оглядкой на других, имел репутацию ловкача. Хотя он, в соответствии с предсказанием физиогномиста, и унаследовал от отца княжеский титул, однако позднее он потерял его. Начав карьеру странствующим советником, [Вэй Сюань-чэн] дошел до чэнсяна. Так и отец и сын были чэнсянами. Люди того времени восхищались ими: разве это не благоприятная судьба! И предсказатель заранее знал об этом. После смерти обоих чэнсянов Вэй, их сменил юйшидафу Куан Хэн 30.

Чэнсян Куан Хэн был родом из Дунхая 31. Он любил читать книги; у боши постиг Шицзин. Поскольку семья была бедной, [Куан] Хэну, чтобы прокормиться, пришлось наниматься в работники. Имея скромные таланты, он неоднократно участвовал в экзаменах, но неудачно и только на девятый раз сдал экзамен на низший разряд. Из-за того что он сдавал экзамены много раз, его знания Канонов стали ясными и хорошо усвоенными, и он занял место чиновника в пинъюаньском ведомстве литературы. Прошло несколько лет, но в своей области [Куан Хэн] все еще не пользовался уважением. Тогда цензор сместил его с поста, дав взамен должность лана, получающего всего двести даней зернового содержания, но одновременно присвоил [ему] звание боши и рекомендовал на должность младшего наставника наследника престола. Так он стал служить императору Сяо Юаню. Сяо Юань любил Шицзин и перевел Куана на должность гуанлусюня, ведавшего охраной дворцовых ворот. Его поселили во дворце в качестве наставника, и он обучал приближенных императора. Чиновники уездного ранга, сидевшие с двух сторон, слушали его, и он им нравился; с каждым днем его почитали все больше. Когда юйшидафу Чжэн Хуна судили и сместили с должности, Куан был поставлен юйшидафу. Через год с небольшим умер чэнсян Вэй, вместо него назначили Куана с пожалованием титула Лэань-хоу. Так за десять лет, не выходя за [174] городские ворота Чанъани, [Куан] дослужился до чэнсяна 32. Разве это не огромное везение!

Я, [нынешний] тайшигун, скажу так 33.

Я глубоко задумывался о том, как малочисленны странствующие советники, получившие княжеское звание. А как много было тех, кто достиг поста юйшидафу, но лишился его! А когда в конце концов им удавалось стать дафу, а затем и чэнсянами, они умирали или другие им втайне вредили в стремлении получить их должность. [Многие] долгое время оставались на должности [юйшидафу] и не могли стать [чэнсянами], [другие же] за короткий срок стали ими и даже получили княжеские пожалования. Все это — судьба. Так, юйшидафу Чжэн [Хун] долгое время оставался на этом посту, но так и не стал [чэнсяном], а вот Куан [Хэн] по прошествии неполного года занял пост умершего чэнсяна Вэя. Разве он добился этого благодаря мудрости и умению? Какое множество достойных и талантливых мужей поставлено в безвыходное положение и не может добиться намеченных целей!


Комментарии

1. Заголовок данного ле чжуаня соответствует типу индивидуального жизнеописания, однако на самом деле это типичный фу чжуань, описывающий жизнь и деятельность целой группы представителей высшего слоя военных и гражданских администраторов при Гао-цзу и его наследниках.

Имеется полный перевод главы на английский язык Б. Уотсона [Records, vol. I, с. 257-268], а также перевод небольшого фрагмента, выполненный М. Вилбуром [Wilbur, с. 375]. Появились переводы и на современные восточные языки: на байхуа — Чэнь Маньмина [БХШЦ, т. III, с. 1343], на японский — Отаке [ГГС, кн. 2, с. 227-242]. Нами использованы также многочисленные комментарии разных эпох (Лян Юй-шэн, Такигава, Го Сун-тао и др.).

2. Использованное здесь Сыма Цянем выражение чжуся фаншу трактуется по-разному, но в одном смысловом поле. В Цзицзе Пэй Инь отмечал, что уже в период Цинь была учреждена должность чжусяши — летописца, который ведал многочисленными записями, собираемыми при дворе. В сочетании фаншу знак фан обычно понимается как «стороны света». Следовательно, Чжан Цану вменялось в обязанность надзирать за записями, доставляемыми в центр из областей. Приемлема и трактовка Чэнь Маньмина: «Он ведал дворцовым архивом» [БХШЦ, т. III, с. 1335]. Б. Уотсон слово чжу («столб») объясняет тем, что Чжан при исполнении своих обязанностей сидел у подножия колонн в дворцовом зале [Records vol. I, с. 267].

3. Имеется в виду ханьский Наньян (см. карту II, Б2).

4. Цзисян — государственный казначей [БКРС, т. II, с. 799], у Б. Уотсона — «calculation minister» [Records, vol. I, c. 258]. Возможный перевод: «советник по финансам».

5. Цзе — последний правитель дома Ся. По традиции — человек, лишенный добродетелей (см. Истзап, т. I, гл. 2, с. 164-165]). Чжоу — последний правитель дома Инь, признанный гуляка, распутник и тиран (см. [Истзап, т. I, гл. 3, с. 175-178]). Сравнение Гао-ди с этими одиозными фигурами в устах Чжоу Чана было, несомненно, хулой и дерзостью.

6. О борьбе императрицы Люй-хоу с наложницей Ци и ее сыном Жу И, носившим титул Чжао-ван, см. [Истзап, т. II, гл. 9, с. 210-209], о действиях Лю-хоу (Чжан Ляна) в этой связи см. [Истзап, т. VI, гл. 55, с. 219]. Отметим, что в гл. 9 Чжао-вана не отравили, а заморили голодом.

7. В гл. 26 («Трактат о календаре») Сыма Цянь сообщал, что Цинь Ши-хуан «придерживался идеи борьбы друг с другом пяти стихий. Установил начало года с десятой луны, а преобладающим цветом сделал черный цвет». Первые ханьские правители «заимствовали от дома Цинь систему начала года и цвет официальных одежд» [Истзап, т. IV, с. 110]. Учение о пяти первоэлементах природы — усин (металл, дерево, вода, огонь и земля) являлось основой космогонической теории древних китайцев. Она была тесно связана с борьбой мирообразующих сил Света и Тьмы — Ян и Инь, которые определяли, в свою очередь, календарь и музыкальные тона. Эти сюжеты специально рассмотрены историком в гл. 130 [ШЦ, т. VI, с. 3305] и в главах о календаре и музыке [Истзап, т. IV].

8. Речь идет о люилюи — системе двенадцатиступенного хроматического звукоряда в составе шести основных и шести полутонов, которая наложилась на господствовавшую с древности в китайской музыкальной культуре пентатонную гамму. Подробнее см. гл. 24 [Истзап, т. IV].

9. О роли Чжан Цана в улучшении календаря говорилось в гл. 26 [Истзап, т. IV].

10. В тексте стоит бином чжуму, означающий «мытье головы и тела». Как сообщают китайские источники, у чиновников царского двора каждый пятый день отводился для отдыха и мытья, который можно назвать своеобразным «банным днем» (об этом см. [Цы юань, т. III, с. 1780]).

11. Чэнцзи — древний город, находился на территории совр. уезда Циньань пров. Фуцзянь. В мифологии и легендах выступает как место рождения легендарного императора Фу-си и место появления фантастического чудища — желтого дракона.

12. В чем выразилось нарушение церемониала, не ясно. Б. Уотсон также отметил это [Records, vol. I, с. 264]. В Хань шу просто сказано «провинился» (юцзуи) [ХШ, кн. 7, гл. 42, с. 2099].

13. Это очередной пример мифологизации, поскольку мера длины чи составляла 27,65 см (см. [У Чэн-ло, с. 64-66]). Следовательно, рост Чжан Цана и, если следовать тексту, его сына составлял более 220 см, что совершенно нереально. Фантастичен и перепад в росте Чжан Цана и его отца — более 3 чи (т. е. более 83 см). Если использовать чжоуский чи (19,9 см), результат будет столь же нелепым — менее 100 и 160 см. Этот миф повторен в Хань шу [ХШ, кн. 7, гл. 42, с. 2100] и в Тайпин юй-лань [ТПЮЛ, т. III, гл. 519, с. 2359], что свидетельствует о живучести предания о богатырском росте Чжан Цана и его сына.

14. Чао Цо предложил императору Цзин-ди урезать владения чжухоу, чтобы ослабить их влияние и мощь, но это вскоре вызвало мятежи князей. Желая успокоить знать, император казнил Чао Цо (об этом см. [Истзап, т. II, гл. 11, с. 248, гл. 101 данного тома]).

15. В хронологии рода Шэньту Цзя тайшигуну Сыма Цяню не удалось избежать ошибок и противоречий. Текст данной главы сильно отличается от материалов гл. 19 (см. [Истзап, т. III, с. 617]).

16. Календарь легендарного Чжуань Сюя за начало отсчета брал утро дня цзя-инь в первой луне весной первого циклического года и был привязан к движению Юпитера, применялся он на протяжении всего первого тысячелетия до н. э. Это подтвердили находки 1972 г. в Линьи (пров. Шаньдун), когда были обнаружены дощечки с календарными записями за 134 г. до н. э. (см. [Истзап, т. IV, с. 27]).

17. С этого места начинается интерполированная в Ши цзи часть главы, причем автор ее неизвестен. Танский Сыма Чжэнь полагал, что в написании этого отрывка участвовал Чу Шао-сунь и др. (см. [ХЧКЧ, т. VIII, с. 4176]). Однако добавления Чу Шао-суня всегда начинаются со слов: «Учитель Чу говорил», здесь же этой преамбулы нет.

18. Как отмечают комментаторы и Хань шу, имя Чэ было Цянь-цю, а происходил он из известного циского рода Тянь, фамилию же Чэ он получил позднее. Ему посвящена часть гл. 36 в Хань шу. Чанлин находился недалеко от циньской столицы Сяньяна (см. карту II, А1).

19. Должность дахунлу была введена У-ди с периода тай-чу (104 г.). При Цинь этот пост назывался цюикэ (начальник посольского приказа) с жалованьем 2000 даней зерна. Позднее должность стала именоваться лигуань (церемониймейстер).

20. Фамилии обоих советников звучат одинаково — Вэй, но пишутся они разными иероглифами — *** и ***.

21. Должность сычжи была учреждена при У-ди, на пятом году периода юань-шоу (118 г.), это был помощник чэнсяна по расследованию преступлений чиновников.

22. Этот отрывок переведен М. Вилбуром (см. коммент. 1). О событиях, связанных с именем Чжао Гуан-ханя. см. также гл. 76 в Хань шу [ХШ, кн. 10, с. 3205], где они отнесены к 67 г. до н. э., т е спустя два десятилетия после смерти Сыма Цяня.

23. Цаньши — помещения для выкармливания шелковичных червей, превращенные в казематы, где кастрировали заключенных. В. М. Алексеев в литературном переводе гл. 130 назвал такие помещения «темной дырой» [Алексеев, 1978, с. 105].

24. В Хань шу имеется жизнеописание Бин Цзи, однако там иероглиф бин пишется без ключевого знака и детали биографии во многом расходятся. Бань Гу несомненно располагал более обширными данными, чем интерполяторы Ши цзи (см. [ХШ, кн. 10, гл. 74, с. 3142-3148]).

25. Даруя легкую смерть, правитель Хуан избавлял приговоренных от тяжелейших мучений.

26. Цзинчжаоинь — один из трех правителей столичных земель (саньфу). О них см. гл. 19 Хань шу [ХШ, кн. 3, с. 736). Цзинчжаоинь управлял восточной частью столичного округа.

27. Жизнеописание тинвэя Чжан Ши-чжи содержится и в гл. 102 данного тома «Исторических записок», однако имя Юй Дин-го там не упоминается.

28. Вэй Сюань-чэн имел прозвище Шаовэн. Сначала он служил ланом, потом дошел до должности юйшидафу. В годы юн-гуан (43-39) сменил Юй Дин-го, пробыл на посту чэнсяна семь лет, получив посмертный титул Гун-хоу.

29. Ханьский император Сяо Юань правил в 48-32 гг. до н. э.

30. По мнению Такигавы, назначение Куан Хэна произошло на третьем году цзянь-чжао, т.е. в 36 г. до н. э. [ХЧКЧ, т. VIII, с. 4182].

31. Дунхай находился на территории совр. уезда Таньчэн пров. Шаньдун (см. карту II, В1).

32. Жизнь Куан Хэна в этой интерполированной части главы описана кратко и относится к периоду второй половины I в. до н. э., т е через несколько десятилетий после кончины Сыма Цяня. Более подробную и красочную биографию Куан Хэна оставил нам Бань Гу, причем в ней помещены тексты ряда докладов Куана государю (см. [ХШ, кн. 10, гл. 81, с. 3331-3347]). Фрагмент биографии Куана описывающий последний этап его жизни, помещен в фундаментальном труде Тайпин юй-лань, составленном в XI в. (см. [ТПЮЛ, т. II, гл. 204, с. 982]).

33. Следует иметь в виду, что интерполяторы использовали здесь титул Сыма Цяня — тайшигун, скорее всего, для придания своей работе большей фундаментальности. Это, по-видимому, понимали многие средневековые публикаторы Ши цзи, выбрасывая выражение тайшигун юэ *** *** *** ***. Так, Мидзусава Тоситада приводит названия одиннадцати ксилографических изданий Ши цзи, относящихся к периодам Сун, Юань, Мин и Цин, где эти четыре иероглифа отсутствуют [ХЧКЧЦБ, т. VII, гл. 96, с. 19]. Чтобы подчеркнуть авторство интерпопяторов нередко занимавших подобно Сыма Цяню должность тайшигуна мы ввели в скобках слово «нынешний».

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.