Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СЫМА ЦЯНЬ

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

ШИ ЦЗИ

ГЛАВА СЕМИДЕСЯТАЯ

Чжан И ле чжуань-Жизнеописание Чжан И 1

Чжан И был родом из княжества Вэй. Вначале он вместе с Су Цинем служил у учителя Гуй Гу, изучал у него искусство убеждения. Сам Су Цинь считал, что он уступает Чжан И. Выучившись, Чжан И стал ездить и предлагать свои советы чжухоу. Однажды он бражничал с чуским сяном, после чего у сяна пропала регалия из яшмы. Его приближенные заподозрили в краже Чжан И и сказали: «Чжан И и беден, и плохого поведения, наверняка это он утащил яшму советника». Они схватили Чжан И и подвергли наказанию, нанеся несколько сотен ударов палками, однако он не признал себя виновным, и его отпустили. Его жена сказала: «Эх! Если бы ты не читал так много книг и не бродил бы со своими советами, разве ты испытал бы такое позорище?» Чжан И попросил ее: «Взгляни-ка, язык мой еще на месте?» «Язык-то на месте»,-усмехнулась жена. «Этого достаточно»,-сказал [Чжан] И.

К тому времени Су Цинь уже убедил [в своих планах] чжаоского вана, стал у него первым советником и образовал союз цзун. Однако он опасался, что если царство Цинь первым нападет на чжухоу, то созданный им союз потерпит поражение, а ему придется держать ответ. Он задумался о том, кого бы использовать в Цинь; в результате он послал человека с поручением ввести в заблуждение Чжан И, сказав ему: «Вы раньше были в хороших отношениях с Су Цинем. Ныне он вошел в силу. Почему бы вам не поехать навестить его и не попытаться осуществить свои намерения?» Чжан И тогда отправился в Чжао и стал искать встречи с Су Цинем. Су Цинь дал распоряжение своим слугам не докладывать о нем и в то же время сделать так, чтобы он не уходил несколько дней. После чего он его принял, усадил в конце зала и угостил пищей, которую обычно дают слугам и наложницам, а затем стал укорять: «С вашими способностями и талантами вы дошли до такого трудного положения и позора. Я, пожалуй, не сумею рекомендовать вас и сделать вас уважаемым и богатым, вы не достойны того, чтобы я принимал вас». А затем выпроводил его. [121]

Чжан И пришел к Су Циню как к старому другу, но вместо помощи претерпел унижение. Он был разгневан и понимал, что он теперь не сможет попасть на службу к чжухоу и что только Цинь способно осложнить положение Чжао. И он отправился в Цинь.

Тем временем Су Цинь сказал своему шэжэню: «Чжан И-один из достойных мужей Поднебесной, и мне, пожалуй, с ним не сравняться. Хотя мне и повезло попасть раньше [него] на службу, но взять по-настоящему бразды правления в Цинь смог бы только Чжан И. Однако он беден и не имеет возможности выдвинуться. Я опасался того, что он, польстившись на мелкие выгоды, упустит успех, поэтому позвал и опозорил его, чтобы пробудить в нем решимость. Ты от меня ему тайно окажи помощь». Затем Су Цинь поговорил с чжаоским ваном, [и тот] выделил золото, деньги, экипажи, лошадей и отправил человека тайком следовать за Чжан И. [Ему было наказано] останавливаться на тех же подворьях, что и Чжан И, постепенно сблизиться с ним и предоставлять ему необходимые в дороге экипажи, лошадей, деньги, но не говорить, от кого все это.

Вскоре Чжан И получил возможность встретиться с циньским Хуэй-ваном. Хуэй-ван назначил его кэцином [и] совместно с ним стал разрабатывать планы нападения на чжухоу. Между тем шэжэнь Су Циня собрался уезжать. Чжан И сказал ему: «С вашей помощью я добился известности и сейчас как раз могу отблагодарить вас. Зачем вам уезжать?» Шэжэнь Су Циня ответил: «Это не я оценил вас, а Су Цинь. Он озабочен тем, что Цинь пойдет войной против Чжао и разобьет союз цзун. Он считает, что кроме вас никто не в состоянии взять в свои руки бразды правления в Цинь, поэтому своим обращением он вас разгневал, а мне тайно поручил снабжать вас всем необходимым. Это все замысел Су Циня. Ныне вы уже взяты на службу, разрешите мне вернуться и доложить [об исполнении поручения]». Чжан И воскликнул: «Увы! Я столько учился, а этого не сумел понять. Как же мне далеко до мудрости Су Циня! Я только что вступил в должность, но разве я посмею замышлять нападение на Чжао? Поблагодарите от моего имени Су Циня. Пока он действует, разве я, [Чжан] И, осмелюсь выступать со своими планами; пока он жив, как я, И, смогу [противостоять ему]!»

После того как Чжан И стал исполнять обязанности сяна в царстве Цинь, он написал чускому сяну пространное письмо, в котором, [в частности], говорилось: «Как-то я был у тебя на пиру. Я не крал твоей яшмы, но ты приказал побить меня палками. Тебе следует хорошенько охранять свое царство, ибо теперь я [122] намерен украсть твои города!»

В это время между царствами Цзюй 2 и Шу началась война, и каждое из них обратилось за помощью к правителю Цинь. Циньский Хуэй-ван хотел двинуть войска против Шу, но понимал, что пути туда опасны, пролегают через ущелья и достигнуть тех мест будет затруднительно. К тому же в это время войска Хань опять напали на Цинь. Циньский Хуэй-ван собирался сначала напасть на Хань, а уже потом-на Шу, но опасался, что это не принесет удачи; если же сначала напасть на Шу, то возникала угроза нападения на Цинь [с тыла] со стороны Хань. Так он колебался и никак не мог на что-либо решиться. Сыма Цо и Чжан И вели спор об этом в присутствии Хуэй-вана. Сыма Цо стоял за то, чтобы сначала ударить по царству Шу. Чжан И возражал: «Лучше напасть на Хань». [Тогда] ван сказал: «Послушаем ваши соображения».

[Чжан И] заявил: «Прежде всего нужно сблизиться с домом Вэй и установить добрые отношения с Чу. [Потом] двинуть войска вниз по трем рекам 3, закрыть проход в долину Шигу, преградить путь через Туньлю 4. Войска Вэй отрежут в это время Наньян, чуские войска подойдут к Наньчжэну, вы же со своей армией атакуете Синьчжэн 5 и Иян и приблизитесь к окрестностям столиц обоих чжоуских государств. Когда вы покараете чжоуского вана за его преступления, вы вторгнетесь в земли Чу и Вэй. Тогда правитель Чжоу поймет сам, что ему нет спасения, и вынужден будет выдать вам девять династийных треножников 6 и драгоценные сосуды. Обладая девятью треножниками, государственными картами и книгами, вы будете держать в своих руках Сына Неба и командовать Поднебесной. И тогда в Поднебесной никто не осмелится ослушаться вас. Это дело, достойное настоящего вана. Ведь Шу-это царство, расположенное на западе, в глухих местах, живет оно по обычаям варваров жунов и ди. Если из-за него утомлять свои войска и утруждать свой народ, это не принесет вам славы, а приобретение их земель не даст вам какой-либо выгоды. Я, ваш слуга, слышал, что борющийся за славу добивается ее при дворе, а борющийся за выгоду добывает ее на рынке. Саньчуань-это район, где находятся царские покои дома Чжоу, это двор и рынок Поднебесной. Вы же, ван, намерены бороться не за них, а за земли жунов и ди. Это уводит вас далеко от деяний настоящего вана

Сыма Цо возразил: «[Это] не так. Я слышал, что тот, кто стремится обогатить свое государство, занимается расширением своих земель, кто хочет усилить свою военную мощь, занимается обогащением своего народа, кто хочет властвовать, занимается умножением своих добродетелей. Если эти три фактора в [123] наличии, то и ваше, ван, положение соответственно [укрепляется]. Ныне ваши земли невелики, народ беден, поэтому я и предлагаю сначала заняться тем, что легче. Ведь Шу-царство западной окраины; оно главенствует над варварами жунами и ди; там происходят такие же беспорядки, какие были при деспотах Цзе-ване и Чжоу [Сине]. Направить циньскую армию в наступление на Шу-это все равно, что послать стаю диких волков и барсов на стадо баранов. Их земель будет достаточно, чтобы расширить пределы нашего царства, а их богатств-чтобы обогатить свой народ и укрепить свои войска; вам не придется сильно обременять свой народ, а противник [быстро] покорится. Захват одного царства не будет расцениваться в Поднебесной как жестокость, а то, что вы используете до конца выгоды, которые принесут вам богатства Запада 7, Поднебесная не сочтет за алчность. Так лишь один шаг принесет вам и славу, и пользу. К тому же вы прославитесь тем, что устраните зло и прекратите смуту. Если же сейчас вы нападете на Хань, присвоите себе право Сына Неба, то вы заслужите худую славу и совсем необязательно получите выгоду, к тому же ваши действия сочтут несправедливыми, а нападать на того, за кого стоит Поднебесная, еще и опасно! Прошу вас, правитель, вдуматься в суть своих действий. Чжоу-главный правящий дом в Поднебесной, а Ци и Хань-тесно связанные с ним княжества. Как только чжоуский ван осознает, что он теряет девять династийных треножников, а правитель Хань поймет, что он утратит земли Саньчуани, эти два государства объединят свои силы и устремления и, опираясь на Ци и Чжао, попытаются замириться с Чу и Вэй. Тогда жертвенные сосуды будут отданы царству Чу, а [ханьские] земли перейдут к Вэй, и всему этому вы, ван, не сможете воспрепятствовать. Вот что я называю опасностью [для Цинь]. Со всех точек зрения лучше идти походом на царство Шу».

Хуэй-ван сказал [Сыма Цо]: «Хорошо, я прислушаюсь к вашим суждениям»,-и, подняв войска, напал на царство Шу. В 10-й луне он захватил его земли и утвердил там свою власть (316 г.); понизил титул шуского вана до хоу 8 и послал Чэнь Чжуана сяном в Шу. Овладев царством Шу, циньский правитель еще более усилился, умножил богатства и стал более высокомерно относиться к чжухоу.

На 10-м году своего правления (328 г.) циньский Хуэй-ван послал княжича Хуа вместе с Чжан И осадить [вэйский] Пуян 9. Они взяли город, но Чжан И тут же убедил циньского правителя возвратить город обратно и одновременно послать княжича Яо заложником в Вэй. Отправившись вслед за ним, Чжан И сказал [124] вэйскому вану: «Циньский ван обошелся с княжеством Вэй весьма милостиво, в ответ вы не можете вести себя, не соблюдая ритуала». Тогда вэйский ван, чтобы отблагодарить циньского Хуэй-вана, передал ему область Шанцзюнь с городом Шаолян. [Именно] в это время циньский ван поставил Чжан И на пост сяна и переименовал город Шаолян в Сяян 10. Чжан И, прослужив сяном в Цинь четыре года, способствовал утверждению циньского правителя в ранге вана, еще через год во главе циньских войск захватил город Шэнь 11 (324 г.), построил укрепления в области Шанцзюнь.

Еще через два года (323 г.) Чжан И был послан встретиться с советниками Ци и Чу в Несане 12. Когда он вернулся из поездки на восток, его освободили от должности сяна в Цинь и он стал сяном в Вэй (322 г.), действуя в интересах Цинь и стремясь принудить вэйского правителя служить прежде всего Цинь, в расчете на то, что другие чжухоу последуют его примеру. Но вэйский ван не захотел слушать советов Чжан И. Циньский ван разгневался и захватил вэйские Цюйво и Пинчжоу 13, а к Чжан И стал относиться еще более благосклонно. Чжан И устыдился, что не смог отблагодарить циньского правителя, и остался в Вэй еще на четыре года. В это время (318 г.) вэйский Сян-ван скончался; на княжеский престол взошел Ай-ван 14. Чжан И стал убеждать Ай-вана [в необходимости служить Цинь], но Ай-ван не слушал его. Тогда Чжан И тайно предложил циньскому правителю напасть на княжество Вэй. Вэйские войска вступили в бой с циньцами и потерпели поражение.

На следующий год (317 г.) цисцы нанесли Вэй поражение при Гуаньцзине 15. Цинь собиралось снова напасть на Вэй, но предварительно разгромило армию ханьского военачальника Шэнь Чая, было обезглавлено 80 тысяч воинов. Чжухоу содрогнулись, а Чжан И вновь склонял вэйского вана [на сторону Цинь], говоря ему: «Вэйские земли простираются менее чем на тысячу ли, солдат у вас не более 300 тысяч. Земли ваши равнинные, со всех сторон они открыты, здесь пересекаются пути чжухоу. Вы не защищены ни выдающимися горами, ни большими реками; от города Чжэн до [вашего] Ляна 16 всего 200 с небольшим ли; и люди, и повозки доберутся до вас без особых усилий. На юге Лян граничит с Чу, на западе-с Хань, на севере-с Чжао, на востоке-с Ци. Чтобы с четырех сторон защищать себя, вам нужно держать в пограничных гарнизонах не менее 100 тысяч солдат. Лянские земли несомненно представляют собой удобное поле для [большого] сражения. Если Вэй на юге установит хорошие отношения с Чу, но не будет иметь таких же отношений с Ци, то Ци нападет на вас с [125] востока; если на востоке вы установите добрые отношения с Ци, но не будете иметь их с Чжао, то чжаосцы нападут на вас с севера; если у вас не будет союза с Хань, то Хань нападет на вас с запада; если не установите близких отношений с Чу, то Чу нападет на вас с юга. Это, можно сказать, путь, который ведет к полному разделу и краху.

Кроме того, чжухоу, объединяясь в союз цзун, ставили целью обеспечить покой алтарям духов Земли и злаков, почтить правителя [Поднебесной], усилить свою военную мощь и приумножить славу. Сейчас они, в стремлении объединить Поднебесную, вступили в союз цзун, договорились жить, как братья. Они принесли в жертву белого коня на берегу реки Хуань и дали клятву верности [своему союзу]. Но даже единокровные братья борются между собой за деньги и богатство. Если же вы захотите воспользоваться замыслами Су Циня, основанными на обмане и лжи, ясно, что вы не будете иметь успеха». [Чжан И продолжал]: «Если вы, Великий ван, не будете служить правителю Цинь, то Цинь пошлет войска в Хэвай, захватит Цзюань, Янь, другое Янь 17 и Суаньцзао, разгромит [Малое] Вэй и возьмет Янцзинь. Тогда Чжао потеряет связи с югом; а когда прервутся его связи с югом, то прервутся связи Лян с севером; тогда и связи между княжествами союза цзун оборвутся, и в этом случае вашему, Великий ван, государству не удастся избежать опасности. Разгромив Хань, циньский правитель нападет на Лян, а Хань, испугавшись Цинь, станет с ним заодно. Гибель Лян в этом случае не заставит себя ждать. Для вас, Великий ван, по моему разумению, это будет бедствием».

[Чжан И добавил]: «Лучшая тактика для вас, Великий ван,-служить Цинь. Если вы станете служить Цинь, то, несомненно, ни Чу, ни Хань не посмеют двинуться на вас. Не имея угрозы со стороны Чу и Хань, вы сможете спокойно почивать на высокой подушке: у вашего княжества не будет никаких хлопот. Кроме того, Цинь в первую очередь стремится ослабить Чу, а это лучше всего поможет осуществить княжество Лян. Хотя Чу и пользуется славой большого и богатого государства, но фактически оно пусто и ничтожно; хотя воинов у него и много, но их легко обратить в бегство, они не в состоянии стойко сражаться. Если собрать все воинство Лян и послать его на юг для нападения на Чу, победа вам обеспечена. Отрезав часть земель от Чу, вы принесете пользу Лян; нанеся ущерб Чу, вы послужите Цинь. Навредив [Чу, вы] добьетесь мира [в своем] княжестве. Это станет превосходным шагом для вас. Если вы, Великий ван, не прислушаетесь к моим советам, циньский правитель двинет своих латников в поход на восток; и тогда, если вы и вознамеритесь послужить Цинь, [126] возможности уже не будет. Кроме того, большинство из тех, кто ратует за союз цзун,-краснобаи, доверия заслуживают мало. Они ратуют за единство чжухоу, а сами стараются получить титулы хоу и владения. Вот почему все странствующие по Поднебесной советники дни и ночи сжимают свои кулаки, грозно хмурят брови и скрежещут [в гневе] зубами, доказывая превосходство союза цзун и убеждая в этом правителей. Считать достойными их суждения и поддаваться на их уговоры-разве это не заблуждение!

Я слышал, что [одновременный] взмах множества крыльев в состоянии потопить корабль; множество легких предметов сломает ось колесницы; одновременный выдох множества людей может расплавить металл; хула-пронзить до мозга костей. Поэтому я хотел бы, чтобы вы, Великий ван, подумали и решились на [мой] план действий, а мне-вернули свободу и позволили покинуть Вэй».

Тогда Ай-ван отказался от договора с князьями о союзе цзун, и [через Чжан И] попросил дружбы с Цинь. Вернувшись, Чжан И вновь стал сяном в Цинь. Но через три года вэйский правитель опять изменил союзу с Цинь и вернулся в союз цзун. Циньские [войска] напали на Вэй и захватили Цюйво. Однако на следующий год вэйский правитель вновь стал служить Цинь.

Циньский [правитель] решил напасть на Ци, но так как правители Ци и Чу были связаны между собой родственными узами, то Чжан И направился в Чу посоветоваться.

Чуский Хуай-ван, узнав о прибытии Чжан И, отвел для него лучшее подворье и лично приветствовал гостя, сказав [ему при этом]: «Наше царство захолустное и дикое, как же вы сумеете наставлять нас?» Чжан И сказал чускому вану: «Если вы, Великий ван, искренне готовы послушать меня, то закройте все горные заставы, порвите свой союз с Ци, а я попрошу циньского вана пожаловать вам 600 ли земель в районах Шан и Юй 18 и уговорю его послать вам, Великий ван, в жены свою дочь. Породнившись, циньский и чуский дома навсегда станут братскими государствами, благодаря чему на севере будет ослаблено Ци, а на западе от этого получит пользу Цинь. Для вас нет лучшего плана действий, чем этот».

Чуский ван очень обрадовался и согласился на такое предложение. Все сановники поздравляли вана, только Чэнь Чжэнь высказал сожаление. Чуский ван разгневался и сказал ему: «Я, не поднимая войск, приобретаю 600 ли земель; все сановники поздравляют меня, и только вы один сожалеете. В чем дело?» Чэнь Чжэнь ответил: «Это не так. На мой взгляд, земель в Шане и Юе [127] вам не получить, и Ци окажется заодно с Цинь, а когда это произойдет, ждите неминуемой беды». Чуский ван спросил: «Какие у вас доказательства?» Чэнь Чжэнь ответил: «Циньский правитель относится с почтением к царству Чу потому, что оно состоит в союзе с Ци. Если вы сейчас закроете горные заставы и порвете союзные отношения с Ци, то Чу окажется в одиночестве. Цинь всегда готово что-то урвать, особенно у изолированных государств, разве оно поступится 600 ли земель в Шане и Юе? Чжан И, вернувшись в Цинь, наверняка вас предаст. Когда вы на севере порвете свои отношения с Ци, на западе вы обретете беды от Цинь. Тогда войска этих двух государств нагрянут к нам одновременно. Лучшим планом для вас, ван, будет сделать вид, что вы порываете с Ци, но втайне продолжать с ним сотрудничать. [Вместе с тем] пошлите человека следом за Чжан И, и если нам предоставят обещанные земли, порвать отношения с Ци никогда не будет поздно. Если же земель вам не дадут, то нашей тактикой останется тайное сотрудничество с Ци».

Чуский ван сказал: «Я хочу, чтобы вы, Чэнь, замолчали и больше ничего не говорили об этом, чтобы я получил [обещанные] земли». Затем он вручил Чжан И печать сяна и щедро наградил его. Вслед за этим чуский ван закрыл горные заставы, прервал союзные отношения с Ци и послал одного военачальника сопровождать Чжан И [в Цинь].

Вернувшись в Цинь, Чжан И под предлогом того, что в пути у его экипажа оборвались веревочные поручни, в течение трех месяцев не являлся к княжескому двору. Чуский ван, узнав об этом, сказал: «Может быть, Чжан И считает, что я, порвав союз с Ци, действую недостаточно решительно?» И послал своего храбреца в княжество Сун, чтобы он, получив там верительную бирку, отправился на север и опозорил циского вана 19. Циский правитель был сильно разгневан, сломал верительную бирку и перешел на сторону Цинь.

Только после того, как между Цинь и Ци установились дружеские отношения, Чжан И явился ко двору и сказал чускому послу: «Я обещал шесть ли земель, хотел бы их передать приближенным вашего Великого вана». Чуский посол ответил: «Я имею повеление от своего правителя получить 600 ли земель в Шан и Юй и ничего не знаю ни о каких шести ли».

Посол вернулся и доложил обо всем чускому вану. Тот весьма разгневался и направил войска против Цинь. «Могу ли я высказаться?-обратился к вану Чэнь Чжэнь.-Чем нападать на Цинь, не лучше ли, наоборот, отрезать часть земель и уступить ему, [128] чтобы ублаготворить его, а затем совместно с войсками Цинь напасть на Ци. Таким путем потерю земель, уступленных Цинь, вы возместите [землями] Ци. Тогда вашему государству и в дальнейшем будет обеспечено существование». Чуский ван не прислушался к этому совету и двинул против Цинь войска, во главе которых поставил военачальника Цюй Гая. Армии Цинь и Ци, действуя совместно, выступили против Чу, они обезглавили 80 тысяч чуских воинов, убили Цюй Гая, захватили земли Даньяна и Ханьчжуна (312 г.). Чуский ван, собрав еще большие военные силы, вновь неожиданно ударил по Цинь. Он достиг Ланьтяня 20; там произошли ожесточенные бои, в которых чусцы потерпели тяжелое поражение. В результате Чу пришлось передать Цинь два города, чтобы заключить с ним мир 21.

После этого Цинь оказало на Чу давление, чтобы получить земли Цяньчжуна в обмен на земли, расположенные за заставой Угуань. Чуский ван [на это] сказал: «Я не желаю меняться землями, [я] хочу заполучить Чжан И и готов отдать вам Цяньчжун». Циньскому вану хотелось послать Чжан И, но он не решался сказать ему об этом. Тогда Чжан И сам попросился в Чу. Хуэй-ван сказал ему: «Чуский ван гневается на вас за нарушение обещания о передаче земель в Шан и Юй, вот он и требует вас, чтобы выместить свой гнев». Чжан И ответил: «Цинь- сильное, а Чу-слабое; у меня добрые отношения с [сановником] Цзинь Шаном, который прислуживает Чжэн Сю-жене чуского вана. А ван следует всему, что она говорит. Кроме того, если я получу от вас верительную бирку посла в Чу, разве чуский ван осмелится меня казнить? Если все же он прикажет казнить меня, то Цинь сохранит земли Цяньчжуна. А это-мое высшее желание!» И он отправился в Чу. Когда он прибыл, чуский Хуай-ван бросил его в темницу, намереваясь казнить. Цзинь Шан сказал Чжэн Сю: «Знаете ли вы, что вам грозит унижение со стороны вана?» Чжэн Сю спросила: «Почему?» Цзинь Шан ответил: «Циньский ван очень любит Чжан И и обязательно захочет его освободить. В такой ситуации он поднесет Чу шесть уездов в районе Шанъюна 22, пришлет чускому вану в жены красавицу в сопровождении дворцовых певиц. Чуский ван ценит земли и почитает Цинь, поэтому, когда циньская жена будет пользоваться уважением, с вами, женой вана, не будут считаться. Не лучше ли замолвить слово за [Чжан И], чтобы его выпустили?»

После этого Чжэн Сю день и ночь твердила Хуай-вану: «Каждый слуга служит своему господину. Ныне наши земли еще не отошли Цинь, но циньский правитель прислал Чжан И к нам, выражая тем свое уважение к вам, ван. Но если вы, не соблюдая [129] этикет, казните Чжан И, правитель Цинь, несомненно, сильно разгневается и нападет на Чу. Прошу вас, мой повелитель, переселите меня вместе с детьми к югу от реки Янцзы, чтобы мы не стали добычей циньских воинов». Хуай-ван раскаялся и освободил Чжан И из заключения, стал относиться к нему, как и прежде, с большим почтением.

Чжан И, выйдя на свободу не уехал из Чу; узнав о смерти Су Циня 23, он сказал чускому вану: «Циньские земли занимают половину всей Поднебесной; их войска способны противостоять силам соседних государств со всех четырех сторон; [циньские земли] защищены естественными преградами и опоясаны реками; со всех сторон их прикрывают крепости. Воинов, храбрых, как тигры, у них насчитывается более миллиона, колесниц у них-тысяча, конников- 10 тысяч, запасов провианта накоплены целые горы. Законы и установления в Цинь ясные, воины и командиры легко переносят трудности и готовы жертвовать своей жизнью. Правитель мудр и имеет авторитет, а военачальники знают военное искусство. Даже если Цинь двинет лишь часть своих войск, оно легко овладеет теснинами Чаншаня и безусловно сумеет сломать хребет всей Поднебесной; тогда первыми погибнут те, кто запоздает изъявить свою покорность Цинь. Помимо этого объединившиеся в союз цзун не отличаются от стада баранов, нападающих на свирепого тигра, а ведь ясно, что тигр и бараны-противники неравные. Ныне вы, ван, действуете заодно не с тигром, а с баранами; я, ваш ничтожный слуга, полагаю, что это ошибка в расчетах Великого вана.

И Цинь, и Чу считаются в Поднебесной могучими государствами, силы их равны, а потому бороться друг с другом они будут не на жизнь, а на смерть. Если вы, Великий ван, не будете заодно с Цинь, то циньский ван прежде всего займет Иян и вы потеряете связь с ханьскими землями; [тем временем] циньцы продвинутся в Хэдун 24, займут Чэнгао, тогда ханьский правитель неизбежно признает себя циньским подданным, а Лян повернет туда, куда дует ветер. В результате Цинь нападет на западные земли Чу, а Хань и Лян-на его северные земли; как же тогда не оказаться в опасности вашим алтарям духов Земли и злаков?

Кроме того, сторонники союза цзун большим числом слабых войск нападают на сильного противника, неправильно оценивая его мощь и не учитывая [законов] войны; когда бедное государство ведет многочисленные войны-это пагубная политика. Я слышал, что, если военные силы не соответствуют должному уровню, не следует ввязываться в войну; если запасы провианта малы, [130] нельзя затягивать войну. Сторонники союза цзун произносят цветистые речи о долге истинного правителя; они толкуют только о выгоде их союза, но не говорят о его вреде [для вас]. Их-то самих не затронут те беды, которые принесет вам царство Цинь, вот почему я и хочу, чтобы вы, Великий ван, все это обдумали.

К западу от Цинь расположены Ба и Шу. Если циньские большие суда, груженные провиантом, начнут путь от гор Вэньшань 25 и спустятся вниз по Янцзы, через три с лишним тысячи ли они достигнут Чу; а крупные, связанные попарно лодки, способные переправлять до 50 солдат вместе с продовольствием для них на три месяца, могут проходить за день вниз по течению по 300 с лишним ли, и хотя расстояние до нас велико, они без усилий волов и лошадей смогут менее чем за десять дней достигнуть заставы Ханьгуань 26. А когда поднимется тревога на заставе Ханьгуань, то всем городам к востоку от нашей границы надо готовиться к защите. В результате вам, ван, не будет принадлежать ни Цяньчжун, ни Уцзюнь. Если Цинь поднимет своих латников, выйдет за пределы заставы Угуань и двинется на юг, то ваш север окажется отрезанным.

Наступление циньских войск означает для Чу неминуемый крах не позднее чем через три месяца. Помощь от чжухоу сможет прийти не раньше чем через полгода, следовательно, на нее рассчитывать не приходится. Уповать на поддержку слабых княжеств и забывать о беде, грозящей со стороны могучего царства Цинь,- вот то несчастье, которое, как мне кажется, угрожает вам, Великий ван».

[Чжан И продолжал]: «В свое время вы, Великий ван, воевали с усцами и из пяти сражений выиграли три. Вы тогда истощили свои военные силы и с трудом обороняли отвоеванные города 27, обессилив этим весь народ. Я слышал, что большой успех легко приводит к опасному положению, когда люди оказываются доведенными до того, что испытывают недовольство правителем. Ведь держаться за успех, который легко переходит в угрозу, и идти наперекор намерениям сильного [царства] Цинь, как мне кажется, опасно для вас, Великий ван.

Кроме того, причина, по которой Цинь в течение 15 лет не посылало войска за пределы заставы Ханьгу для нападения на Ци и Чжао 28, заключается в том, что правитель Цинь имел намерение объединить Поднебесную. Ранее Чу уже имело трудности в отношении Цинь: битву за Ханьчжун (312 г.) чусцы проиграли, и более 70 лехоу, державших в руках яшмовые скипетры, погибли. [131] Вы тогда потеряли весь Ханьчжун. Но чуский ван, разгневавшись, вновь поднял войско и напал на Цинь; произошла битва под Ланьтянем. Это было подобно схватке двух тигров. А в то время как Цинь и Чу ослабляли друг друга, Хань и Вэй безраздельно господствовали у них в тылах. Нет тактики более опасной, чем эта. Подумайте над этим, Великий ван.

Если Цинь пошлет своих латников и они захватят вэйский Янцзинь, то они как бы прикроют грудь Поднебесной 29. Если вы, Великий ван, пошлете все свои войска против Сун, то не пройдет и нескольких месяцев, как Сун будет в ваших руках, после чего вы устремитесь дальше к востоку, и там вам будут принадлежать 12 владений чжухоу, расположенные вдоль реки Сышуй.

Су Цинь был единственным человеком в Поднебесной, который верил в прочность уз, связывавших княжества в союз цзун. Ему был пожалован титул Уань-цзюня, он служил сяном в Янь; там он вместе с яньским ваном втайне замыслил разгромить Ци и разделить его земли. Затем он сделал вид, что провинился перед яньским ваном и бежал в княжество Ци. Циский правитель принял его и назначил своим сяном. А когда через два года обман открылся, циский ван страшно разгневался и Су Циня казнили, разорвав его труп колесницами на базарной площади 30. Ведь Су Цинь пытался управлять Поднебесной и объединить чжухоу с помощью лжи и обмана; разве не ясно, что таким путем успеха достигнуть нельзя!

Ныне царства Цинь и Чу имеют общие границы, и поэтому им надлежит вести себя как добрым соседям. Если вы, Великий ван, искренне пожелаете прислушаться к моим советам, я попрошу циньского правителя прислать к вам в Чу в качестве заложника своего наследника, а чуский наследник отправится заложником в Цинь. Я также попрошу, чтобы дочь циньского правителя стала вашей, Великий ван, женой и чтобы ей был отдан город с 10 тысячами дворов в качестве ее "банного поместья". Таким образом Цинь и Чу навечно породнятся, и войны между ними прекратятся навсегда. Я полагаю, что такой план действий был бы для вас наиболее выгодным».

Хотя чуский ван и заполучил Чжан И, но он очень ценил земли Цяньчжуна, и отдавать их Цинь ему не хотелось. [Поэтому] он согласился с планом Чжан И. Цюй Юань 31 [ему] сказал: «В прошлом вы, Великий ван, уже были обмануты Чжан И. Раз уж он приехал снова, считаю, что Великий ван должен сварить его заживо. Но вы сейчас не только не решились казнить его, а еще слушаете его лживые речи. Это недопустимо». Хуай-ван ответил: [132] «Согласиться с Чжан И и сохранить земли Цяньчжуна-это огромная выгода для меня, я не могу после этого порвать с ним». Так он согласился с советами Чжан И и стал поддерживать дружеские отношения с царством Цинь.

Тем временем Чжан И покинул Чу и отправился в Хань. Там он сказал ханьскому вану: «Ваши земли изобилуют опасными ущельями и горными кряжами; из пяти видов продовольствия у вас родятся лишь бобы и пшеница; народ ваш питается либо вареными бобами, либо гороховой похлебкой. Когда выпадает неурожайный год, то люди не имеют вдоволь даже мякины. Ханьские земли раскинулись всего на 900 ли, запасов продовольствия нет даже на два года. По [моим] расчетам, у вас, Великий ван, воинов не более 300 тысяч, да и то вместе со всякими слугами. Если вычесть тех, кто стоит на охране застав и защите крепостей, то воинов у вас только 200 тысяч. В царстве же Цинь одних латников более миллиона, тысяча боевых колесниц, конников-10 тысяч. Циньские воины храбры, как тигры; они несутся вскачь с непокрытыми головами и врываются в расположение противника с пиками наперевес; таких храбрецов у Цинь не счесть. Кони циньцев прекрасны, вооруженных всадников множество; они врываются в ряды [противника] на стремительно летящих конях; у них не счесть коней, расстояние между передними и задними копытами которых во время прыжка составляет три сюня 32. В то время как солдаты княжеств к востоку от гор надевают доспехи, чтобы вступить в бой, циньцы бросаются на врага даже без лат: налево косят людские головы, направо хватают живьем. Так что сравнивать их с воинами княжеств к востоку от гор-все равно что сравнивать храбреца Мэн Бэня с трусом; сравнивать их силы-все равно что сравнивать силача У Хо 33 с младенцем. Бросить войско, состоящее из таких силачей, как Мэн Бэнь и У Хо, на непокорное слабое государство равносильно тому, что опустить груз в тысячу цзюней на куриное яйцо. Ничего хорошего из этого, разумеется, не получится. А толпы сановников и чжухоу, не задумываясь о том, что силы их малы, слушают красивые речи и сладкие слова сторонников союза цзун. Те же сговариваются друг с другом и приукрашивают положение, [они] подстрекают вас, говоря: "Если вы послушаетесь наших планов, то сможете главенствовать и править Поднебесной". Но ведь не думать о длительном благе своих алтарей духов Земли и злаков и прислушиваться лишь к советам, приносящим сиюминутную выгоду, это значит вводить в заблуждение своего правителя, а преступления тяжелее, чем это, нет.

Если вы, Великий ван, не станете служить дому Цинь, [133] циньский правитель пошлет своих латников и захватит Иян, отрежет ханьские верхние земли, заняв на востоке Чэнгао и [Инъ]ян; тогда и дворцы Хунтай и парки Санлинь перестанут вам принадлежать 34. Лишившись Чэнгао, вы потеряете связь с верхними землями, и ваше княжество окажется разделенным на части. Если вы до этого решите служить Цинь, то обретете покой, не будете служить-окажетесь в опасности. Делая зло, стремятся получить за это добром; но стоит ли жаловаться, если мелкие расчеты приводят к глубоким провалам? Если, последовав за Чу, вы пойдете против Цинь, то как ни пытайтесь-вам не удастся избежать гибели.

Поэтому ничто не отвечает больше вашим интересам, чем служба Цинь. А правитель Цинь больше всего желает ослабления Чу. Ослабить же Чу больше всего способно Хань. И вовсе не потому, что Хань сильнее Чу, а потому, что таково расположение его земель. Если сейчас вы, ван, обратившись лицом к западу, станете служить Цинь и бороться с Чу, циньский ван возрадуется. Для вас ведь нет лучшего плана, чем напасть на Чу и поживиться за счет его земель. Вы и свои трудности разрешите, и правителя Цинь порадуете».

Ханьский ван послушался советов Чжан И. Чжан И вернулся [в Цинь] и доложил [об успехе своей миссии]. Циньский Хуэй-ван пожаловал ему пять селений и звание Усинь-цзюня. Затем [он] послал Чжан И на восток сказать цискому Минь-вану: «Среди сильных государств в Поднебесной Ци-самое могущественное; высшие сановники у вас связаны родством, живут в роскоши; народ богат и радостен. Однако ваши, Великий ван, советники говорят вам лишь о делах кратковременных и не обращают внимания на выгоды, рассчитанные на сотню поколений. Те, кто выступает за союз цзун, несомненно говорят вам, Великий ван: "На западе Ци граничит с сильным княжеством Чжао, к югу от него находятся Хань и Лян. Ци-государство, прилегающее к морю; земли его обширны, население многочисленно, войско сильное, воины храбрые. Пусть будет [против него] сто Цинь, что это значит для Ци?" Вы, Великий ван, считаете их советы мудрыми и не оцениваете их реальной сути. Те, кто ратует за союз цзун, образуют группу людей, тесно связанных друг с другом и считающих, что нет ничего более приемлемого, чем союз цзун. Я слышал, что Ци трижды сражалось с Лу и войска Лу трижды добивались победы, но в результате как раз Лу оказалось в опасности, а затем и погибло. Так, имея славу победителя, это княжество погибло. Но почему же так случилось? [Просто] Ци-крупное государство, а Лу-маленькое. Ныне соотношение между Цинь и Ци такое же, [134] как между Ци и Лу.

Войска Цинь и Чжао дважды сражались на берегах Хуанхэ и Чжанхэ, и Чжао дважды победило Цинь; они сражались под Паньу, и вновь Чжао дважды победило Цинь. Но после четырех сражений потери армии Чжао составили несколько сотен тысяч солдат, Ханьдань едва держится. Хотя Чжао и слывет победителем, но, по сути дела, оно уже разгромлено. Почему же так? Потому что Цинь-[княжество] могущественное, а Чжао-слабое.

Ныне княжеские дома Цинь и Чу породнились между собой; Хань отдало [Цинь] Иян; Лян сделало то же с землями Хэвай; правитель Чжао ездил представиться циньскому вану в Мяньчи и, чтобы выслужиться перед ним, отделяет ему земли в Хэцзяни 35. Если вы, Великий ван, не будете служить Цинь, Цинь пошлет войска [княжеств] Хань и Лян против южных районов Ци, а войска Чжао переправятся через реку Цинхэ и устремятся к заставе Богуань; в результате вы потеряете Линьцзы и Цзимо 36. Когда ваше княжество подвергнется нападению, послужить Цинь вам уже не удастся, даже если вы и решите это сделать. Поэтому я хочу, чтобы вы, Великий ван, подумали над этим».

Циский ван сказал: «Княжество наше захолустное, расположено на берегах Дунхай, и прежде нам не приходилось слышать [столь мудрых суждений] о благополучии [наших] алтарей духов Земли и злаков на долгие годы». Так ван согласился с советами Чжан И.

Чжан И направился на запад убеждать [в своих планах] чжаоского вана. [Ему он] сказал: «Наш циньский правитель послал меня, своего слугу, передать вам, Великому вану, мои неразумные соображения. Вы, Великий ван, собирали силы Поднебесной и возглавляли их, чтобы дать отпор царству Цинь, и в результате циньские войска в течение 15 лет не осмеливались выходить за пределы заставы Ханьгу. Величие ваше, Великий ван, довлело над всеми княжествами на востоке. Наше скромное государство боялось вас и не выступало. Но мы совершенствовали свои военные доспехи, боевые колесницы и конскую сбрую, обучали войска, стрелков из лука, старательно обрабатывали поля и запасали провиант, обороняли свои владения со всех четырех сторон. Мы жили в трепете и страхе, не допуская никаких колебаний, лишь бы вы, Великий ван, не взыскали с нас за наши ошибки. Но ныне, несмотря на вашу, Великий ван, силу, [наше Цинь] захватило царства Ба и Шу, прибрало к рукам Ханьчжун, окружило земли Восточного и Западного Чжоу, переместило к себе девять династийных треножников, держит оборону на переправе Байма. Хотя [135] Цинь далеко, но уже давно наши сердца полны негодованием. Ныне, несмотря на то, что циньские войска утомлены, они стоят гарнизоном в Мяньчи и готовы переправиться через Хуанхэ, перейти Чжан[шуй], овладеть [городом] Паньу и сосредоточиться под стенами Ханьданя 37. Мы намерены в [первый] день [месяца] цзя-цзы вступить с вами в бой, чтобы повторить поход [У-вана] на иньского Чжоу [Синя] 38. Поэтому циньский ван почтительно направил меня к вам в качестве посла, чтобы ознакомить вас с создавшимся положением. Ведь те, кому вы, Великий ван, доверяете в союзе цзун, полагались на Су Циня. Су Цинь вводил в заблуждение чжухоу, выдавал правду за ложь, а ложь за правду; он хотел всех направить против княжества Ци, однако [кончил тем], что сам приказал разорвать свое тело колесницами на рыночной площади. Но ясно, что объединить Поднебесную нельзя. Ныне Чу и Цинь породнились; Хань и Лян признали себя подданными Цинь, его восточными вассалами; Ци отдало циньцам земли, богатые рыбой и солью; а это все равно что отсечь [княжеству] Чжао его правую руку. Ведь лишиться союзников и пребывать в одиночестве-это то же самое, что вступать в бой, потеряв правую руку; разве тут можно на что-то рассчитывать, кроме поражения? Ныне Цинь мобилизовало три армии: одна закроет путь через Удао 39и потребует от [правителя] Ци, подняв войска, форсировать реку Цинхэ (Циншуй) и разместиться восточнее Ханьданя; другая-станет гарнизоном в Чэнгао, приказав войскам Хань и Лян перейти за Хуанхэ; третья армия встанет гарнизоном в Мяньчи. Таким образом, объединив в союзе четыре княжества, Цинь нападет на Чжао и разобьет его, а земли разделит между четырьмя союзниками. Поэтому я не смел скрывать [истинное] положение дел и прежде всего сообщил о нем вашим приближенным. Я, скромный чиновник, действую в ваших, Великий ван, интересах. По-моему, вам лучше всего встретиться с циньским ваном в Мяньчи, увидеться с ним лицом к лицу и договориться о союзе, о том, что следует остановить войска и не нападать друг на друга. Хотелось бы, чтобы вы, Великий ван, решились на [такой] план действий».

Чжаоский ван ответил: «При жизни прежнего вана Фэнъян-цзюнь 40 пользовался исключительной властью и влиянием; он вводил в заблуждение покойного вана и вершил всеми государственными делами. В то время я был на попечении своих наставников и не принимал участия в составлении государственных планов; когда же ван покинул нас, своих слуг, я был еще молод годами и лишь недавно стал совершать жертвоприношения. Меня, конечно, терзали сомнения: [я думал], что объединяться в союз [136] цзун и не служить царству Цинь-в истинных интересах нашего княжества. Ныне я хотел бы изменить прежние взгляды, избавиться от своих сомнений и готов отдать часть земель, чтобы загладить былые ошибки и послужить Цинь. Я сейчас же прикажу готовить мою колесницу, чтобы скорее отправиться [к циньскому вану] и действовать в соответствии с вашими, высокий посол, ясными советами».

Так чжаоский ван согласился с доводами Чжан И, после чего тот покинул Чжао и направился на север, в Янь. Яньскому Чжао-вану он сказал следующее: «Вы, Великий ван, самым близким к себе считаете княжество Чжао. Когда-то чжаоский Сян-цзы 41 отдал свою старшую сестру в жены дайскому вану в расчете присоединить к себе земли Дай. Он договорился о встрече с Дай-ваном в крепости Гоучжу 42. Он приказал мастерам изготовить золотой ковш для вина, причем ручку велел сделать подлиннее, чтобы этим ковшом можно было ударить человека. Когда они пировали с Дай-ваном, он скрытно приказал повару: "Как только опьянеем, внеси подогретое вино и ковшом ударь [гостя]". И вот, когда хозяин и гости беззаботно веселились, принесли подогретое вино; повар наполнил чаши, а потом перевернутым ковшом ударил Дай-вана. Он убил его, и мозги вана брызнули на землю. Когда об этом узнала сестра Сян-цзы, она заколола себя шпилькой для волос, и с тех пор место ее гибели называют Моцзишань-Гора шпильки 43. В Поднебесной не найдется таких, кто не слышал бы о гибели дайского вана. Вам, Великий ван, должно быть ясно, что чжаоский ван жесток и лишен родственных чувств. Разве можно с ним входить в близкие отношения? Ведь когда-то Чжао поднимало войска и нападало на Янь, оно дважды окружало яньскую столицу и брало в плен [покойного вана]. Ему пришлось отдать десять городов, чтобы откупиться 44.

Ныне чжаоский ван уже поехал в Мяньчи, на прием [к циньскому правителю, он намеревается] уступить Хэцзянь и служить Цинь. Если сейчас вы, Великий ван, не станете служить Цинь, циньский правитель пошлет своих латников на Юньчжун и Цзююань, он также принудит чжаоские войска напасть на Янь, и в результате ни река Ишуй, ни Великая стена не помогут вам.

Кроме того, Чжао и Цинь сейчас- как уезд и область. Чжао не смеет самостоятельно поднимать свои войска против кого-либо. Если вы, ван, станете служить Цинь, циньский правитель, несомненно, обрадуется. Учитывая же то, что Чжао не осмелится опрометчиво напасть на вас, это значит, что вы на западе обретете поддержку могущественного Цинь, а на юге вам не будет [137] грозить опасность со стороны Ци и Чжао. Поэтому я бы хотел, чтобы вы, Великий ван, обдумали мои предложения».

Яньский ван сказал: «Я живу в захолустье, как варвар мань или и. Хотя я и взрослый муж, но неискушен, как ребенок. Мне недостает мудрости, чтобы принять правильное решение. К счастью, сейчас мой высокий гость удостоил меня своими поучениями. Я охотно обращусь лицом к западу и буду служить Цинь, уступив ему пять городов на склонах гор Хэншань».

Когда яньский ван принял предложения [Чжан] И, тот отправился обратно [в Цинь], чтобы доложить [о выполнении своей миссии]. Но не успел он добраться до Сяньяна, как умер циньский Хуэй-ван. У власти встал У-ван (310 г.) 45. Еще будучи наследником, У-ван невзлюбил Чжан И, а теперь, когда он занял престол, сановники постарались оклеветать Чжан И, говоря так: «[Ему] нельзя доверять, он везде предавал княжества, чтобы заслужить расположение [своего правителя]. Если Цинь снова прибегнет к его услугам, опасаемся, что в Поднебесной будут смеяться над нами». Узнав, что У-ван отстранил Чжан И, чжухоу изменили союзу хэн и вновь объединились в союз цзун.

На начальном году [правления] циньского У-вана сановники постоянно стремились очернить Чжан И; кроме того, и Ци было им недовольно. Опасаясь казни, Чжан И сказал циньскому У-вану: «У меня есть неразумный план, хотел бы открыть его вам». Ван спросил: «В чем он состоит?» Чжан И сказал: «Этот замысел должен послужить духам ваших алтарей Земли и злаков. Как только на востоке наступят большие перемены, вы, ван, сможете отторгнуть [обширные] земли. Циский ван ненавидит меня, [Чжан] И, и непременно поднимет войска против того княжества, в котором я буду находиться. Поэтому я и хотел бы, чтобы вы разрешили мне, вашему неразумному слуге, отправиться в Лян. Тогда Ци непременно поднимет свои войска и нападет на Лян. Когда же воины Лян и Ци сойдутся в схватке под стенами городов и будут не в состоянии уйти с полей сражений, вы, ван, используете этот момент для нападения на Хань и вторжения в земли Саньчуани. Вашим войскам следует, выступив от заставы Ханьгу, решительно продвигаться к столице, не ввязываясь ни в какие сражения. В результате [чжоуский ван] вынужден будет выдать вам драгоценные жертвенные сосуды. Если в ваших руках окажется Сын Неба и вы овладеете книгами и картами, вы осуществите великое дело истинного правителя!»

Циньский ван посчитал этот план правильным, выделил Чжан И 30 больших обитых кожей повозок и послал его в Лян. Циский [138] правитель действительно поднял свое войско и напал на Лян. Лянский Ай-ван перепугался. Но Чжан И сказал ему: «Вы, ван, не тревожьтесь, только позвольте мне помочь остановить циские войска».

Тогда он (Чжан И) послал в Чу своего шэжэня Фэн Си, чтобы тот убедил чуского правителя отправить посла в Ци. Чуский посол передал цискому вану: «Вы, ван, хотя и испытываете сильную ненависть к Чжан И, но, действуя [против Вэй], только укрепляете доверие циньского вана к Чжан И». Циский ван ответил: «Я ненавижу Чжан И и буду воевать со всяким, кто предоставляет ему место. Каким же образом я могу играть ему на руку?» Посланник ответил: «Вот этими своими действиями вы и помогаете И. Дело в том, что перед отъездом И договорился с циньским ваном так: "Я ради вас, ван, составил план. После того, как на востоке произойдут большие изменения, вы, ван, сможете отторгнуть [обширные] земли. Циский ван ненавидит меня, Чжан И, и он непременно поднимет войска против того княжества, в котором я буду находиться. Поэтому я, И, хотел бы, чтобы вы разрешили мне, вашему неразумному слуге, отправиться в Лян. Тогда Ци непременно поднимет свои войска и нападет на Лян. Когда же воины Лян и Ци сойдутся в схватке под стенами городов и будут не в состоянии уйти с полей сражений, вы, ван, используете этот момент для нападения на Хань и вторжения в земли Саньчуани. Вашим войскам следует, выступив из заставы Ханьгу, решительно продвигаться к [столице] Чжоу, не ввязываясь ни в какие сражения. Тогда жертвенные драгоценные сосуды будут выданы вам. Если в ваших руках окажется Сын Неба и вы овладеете книгами и картами, вы осуществите великое дело истинного правителя" 46. Циньский ван посчитал этот план правильным. Вскоре он выделил 30 больших обитых кожей повозок и послал Чжан И в Лян. Как только Чжан И прибыл в Лян, вы, ван, действительно напали на них. Это значит, что внутри вы истощаете силы своего княжества, а вовне нападаете на союзное государство. Тем самым вы по соседству наживаете себе нового врага и укрепляете доверие циньского вана к И. Вот почему я говорю, что вы играете на руку Чжан И». Циский ван сказал: «Как это верно!»-и приказал увести войска. Чжан И прослужил сяном в Вэй один год, там он и умер (309 г.).

Чэнь Чжэнь тоже был из числа странствующих советников, он вместе с Чжан И служил циньскому Хуэй-вану; оба они пользовались почетом и боролись друг с другом за благосклонность правителя. Стараясь очернить Чэнь Чжэня перед циньским ваном, Чжан И говорил: «Чжэнь очень ценит деньги, но не прилагает [139] должных усилий для установления [добрых] отношений между Цинь и Чу. Ныне чуский правитель не расположен к Цинь, зато хорошо относится к Чжэню. Чжэнь больше заботится о себе, а о ваших, ван, делах думает мало. Кроме того, Чжэнь намеревается покинуть Цинь и уехать в Чу. Почему вы, ван, не учитываете этого?»

Ван спросил Чэнь Чжэня: «Я слышал, что вы намерены покинуть Цинь и отправиться в Чу. Это верно?» Чжэнь ответил: «Да, верно». Тогда циньский ван спросил: «Значит, слова И заслуживают доверия?» Чжэнь ответил: «О моих намерениях знает не только И, об этом известно всем добродетельным мужам. Ведь в древности У Цзы-сюй 47 был предан своему правителю, и все правители стремились заполучить его в качестве своего сановника. Цзэн Шэнь 48 отличался сыновней почтительностью, и все в Поднебесной стремились назвать его сыном. Поэтому хорошими слугами и служанками считаются те, которых можно продать в своей же деревне; хорошими женами считаются девушки, которые выходят замуж в своих же деревнях. Если бы я, Чжэнь, не был верен своему правителю, то как же чуский правитель мог бы рассчитывать на мою, Чжэня, преданность? А вы мою преданность отвергаете, что же мне остается делать, как не направиться в Чу?» Ван согласился с его доводами и стал к нему благосклонен.

Чэнь Чжэнь прожил [в Цинь] еще год, но когда циньский Хуэй-ван в конце концов назначил Чжан И своим сяном, Чэнь Чжэнь бежал в Чу. Чуский ван отнесся к нему без особого почтения и отправил послом [обратно] в Цинь. Когда [Чжэнь] проезжал Лян, он решил встретиться с Си-шоу, но тот от встречи уклонился. Тогда Чжэнь передал ему: «Я приехал по делам; если вы меня, Чжэня, не примете, то я уеду, я не могу ждать другого дня». [После этого] Си-шоу принял его. «По какой причине вы предаетесь пьянству?»-спросил Чэнь Чжэнь. Си-шоу ответил: «Потому что у меня нет дел». [Тогда Чжэнь] сказал: «Я могу найти для вас столько дел, что вам некогда будет передохнуть». «Какие же это дела?» «Тянь Сюй 49 сейчас занят созданием союза чжухоу по вертикали- цзун, но чуский ван сомневается, что это осуществимо, и не верит в [его возможности]. Вы скажете вэйскому вану: "Я имею давние связи с Янь и Чжао, от них не раз приезжали послы и говорили мне: "Коль вы бездействуете здесь, почему бы вам не встретиться у нас". Прошу вана разрешить мне поехать". Если ван согласится, попросите его выделить вам хотя бы 30 повозок, расставьте их в своем подворье и объявите, что едете в Янь и Чжао».

Услышав об этом, гости из Янь и Чжао, [находящиеся в Вэй], [140] поспешили доложить своим ванам, и те послали людей встречать Си-шоу. Узнав об этом, чуский ван сильно разгневался и сказал «Тянь Сюй со мной договаривался о союзе, а в то же самое время Си-шоу отправляется в Янь и Чжао; они обманывают меня!» Он так рассердился, что больше не хотел даже слушать о делах этот о союза.

Когда в Ци узнали о поездке Си-шоу на север, послали к нему человека с предложением занять у них должность; и Си-шоу отправился туда. Так дела трех княжеств 50 решались по советам Си-шоу.

[После этого] Чэнь Чжэнь приехал в Цинь. В то время Хань и Вэй воевали между собой; война, не прекращаясь, шла целый год Циньский Хуэй-ван хотел помочь им и спросил совета у приближенных. Одни говорили, что необходимо помочь, другие отговаривали от этого. Хуэй-ван так и не пришел к определенному решению. Тут как раз в Цинь приехал Чэнь Чжэнь. Хуэй-ван обратился к нему: «Скажите, покинув меня и отправившись в Чу, думали ли вы обо мне?» Чэнь Чжэнь спросил: «Вы, ван, слышали историю юэсца Чжуан Си?» Ван ответил: «Нет, не слышал».

«Юэсец Чжуан Си служил чускому правителю, имел титул и был знатным. Однажды он заболел. Тогда чуский ван сказал: "Си родился в юэском захолустье и был там маленьким человеком, ныне он служит Чу, имеет титул, богатство и почет. Интересно, вспоминает ли он свое Юэ?" Один из чиновников в должности чжунсе 51 сказал : "Всякий человек, когда он болен, вспоминает о своей родине. Если Чжуан Си думает о Юэ, значит, в бреду он будет говорить по-юэски, не вспоминает Юэ-будет говорить по-чуски". Послали людей послушать. Больной бредил, говоря по-юэски. Так и я, покинув Цинь и прибыв в Чу, не мог говорить не по-циньски».

Хуэй-ван сказал: «Прекрасно! Хань и Вэй уже целый год воюют между собой. Одни говорят, что мне стоит прийти на помощь, другие-что не стоит вмешиваться, и я не могу принять решение. Поскольку вы уже давали много советов своему правителю (чускому вану), посоветуйте что-нибудь и мне». Чэнь Чжэнь ответил: «Вы, ван, слышали, наверное, о храбром муже Бянь Чжуан-цзы, убивающем тигров. Однажды Чжуан-цзы вознамерился убить тигра, но гуаньшуцзы остановил его со словами: "Только что два тигра начали есть быка, это для них лакомое блюдо, и они обязательно перегрызутся. Начнется борьба, и тот тигр, что сильнее, будет ранен, а слабый погибнет. Вот тогда и убивайте раненого тигра. Так вы прославитесь как убивший сразу двух [141] тигров". Бянь Чжуан-цзы счел совет правильным и стал выжидать. Вскоре между двумя тиграми действительно завязалась схватка; сильный тигр был ранен, а слабый погиб. Тогда Бянь Чжуан-цзы подскочил к раненому тигру и заколол его. Так он сразу прославился как победитель двух тигров. Война между Хань и Вэй тянется уже год. Значит, более сильное из этих княжеств обязательно будет ранено, а слабое погибнет. Вот тогда вы и нападете на ослабленное княжество и разом обретете плоды победы над двумя государствами. Это будет подобно тому, как Чжуан-цзы справился с тиграми. Какая разница для меня между вами, ван, и моим чуским правителем». Хуэй-ван сказал: «Превосходно!»-и не стал вмешиваться в войну. Сильное княжество действительно было ранено, а слабое погибло. Тогда циньский правитель поднял свои войска, напал на [ослабленное] княжество и одержал большую победу. Таковы были советы Чэнь Чжэня.

Си-шоу был уроженцем вэйского Иньцзиня, из рода Гунсунь, звали его Янь. Он был в плохих отношениях с Чжан И. Чжан И прибыл в Вэй в интересах Цинь; вэйский ван назначил его своим сяном. Это было неблагоприятно для Си-шоу, поэтому он послал доверенного человека сказать ханьскому Гун Шу: «Чжан И уже помирил Цинь и Вэй. При этом он заявил: "Когда Вэй нападет на [ханьский] Наньян, Цинь нападет на Саньчуань". Вэйский ван потому так почитает Чжан И, что стремится захватить ханьские земли. И ханьский Наньян уже захвачен 52. Почему бы вам не передать его в ведение Гунсунь Яня, что может испортить отношения между Цинь и Вэй. Тогда Вэй будет действовать против Цинь, отвергнет [Чжан] И, сблизится с Хань и поставит сяном Гунсунь Яня». Ханьский Гун Шу отнесся одобрительно к сказанному и, признавая заслуги Си-шоу, добился его назначения на пост [вэйского] сяна. Тогда Чжан И покинул [Вэй].

Когда правитель владения Ицюй 53 приехал представиться к вэйскому двору, Си-шоу узнал, что Чжан И вновь стал сяном в Цинь и нанес большой вред этому владению. Тогда Си-шоу сказал Ицюй-цзюню: «Вы проделали большой путь; вам, пожалуй, нелегко будет снова приехать [сюда]. Я хочу обрисовать вам положение дел». Он продолжал: «В срединных княжествах бездействуют, [поэтому] Цинь имеет возможность грабить и жечь все находящееся в вашем владении. А если бы княжества взялись за дело [и напали на Цинь], то циньский правитель направил бы к вам послов и ценные подарки, чтобы привлечь вас на свою сторону». Позднее (318 г.) пять княжеств напали на Цинь 54. [142]

При встрече Чэнь Чжэнь сказал циньскому вану: «Ицюй-цзюнь-один из достойных правителей среди варваров мань и и. Чтобы его умиротворить, лучше использовать подкуп и пойти навстречу его намерениям». «Правильно!»-сказал циньский ван и приказал послать Ицюй-цзюню тысячу кусков узорчатого шелка и сто циньских красавиц. Ицюй-цзюнь сказал своим чиновникам: «Разве все вышло не так, как говорил Гунсунь Янь?» После этого он поднял войска и, напав на Цинь, нанес ему сильное поражение под Либо 55.

Когда Чжан И умер, Си-шоу переехал в Цинь, став сяном. В разное время он носил у пояса печати сянов пяти княжеств и был главой их союза 56.

Я, тайшигун, скажу так.

В трех цзиньских княжествах было много ученых мужей, которые умели искусно использовать изменения в обстановке. И те, кто отстаивал союз цзун, и те, кто ратовал за союз хэн, равно вели к усилению Цинь, хотя в большинстве своем они были выходцами из трех цзиньских княжеств. Деяния Чжан И были весомее дел Су Циня, и современники невзлюбили Су Циня, поскольку [Чжан] И, [воспользовавшись тем, что] тот умер первым, выставил напоказ его недостатки, чтобы подчеркнуть [достоинства] своих взглядов и завершить дело союза хэн. А в общем, оба эта мужа были поистине опасными [для Поднебесной]! 57

Комментарии

1. Фигура Чжан И (ум. в 309 г.), видного политического деятеля эпохи Чжаньго, преданно служившего Цинь, одного из создателей союза княжеств «по горизонтали»-ляньхэн, является как бы альтернативной описанному в предыдущей главе Су Циню (судя по деталям биографии, они были одного возраста). Имеются переводы этой главы на немецкий язык А. Пфицмайера [340, vol. 33, I860], частичный перевод А. Форке [135, с. 497]; на английский — Ч.Питона [335, vol. 13, 1884-1885, с. 305-323]; на русский язык-В.А.Панасюка [84, с. 121-146]. В нашем распоряжении были также переводы главы на совр. японский язык Отаке [252, Ле чжуань, кн. 1, с. 122-151]; на байхуа — Янь Куньяна [218, т. 2, с. 995-1022]; весь корпус комментариев (Такигавы, Мидзусавы, Лян Юй-шэна и др.). Имя Чжан И неоднократно фигурирует в Чжаньго цэ.

2. В тексте стоит иероглиф цзюй ***, хотя большинство комментаторов полагают, что в данном месте должен стоять знак Ба *** — название соседнего с Шу царства. Однако следует учесть, что реально существовавшее владение Цзюй находилось в вассальной зависимости от Ба и потому нападение Шу на Цзюй автоматически вело к конфликту с Ба (не путать с другим владением Цзюй, располагавшимся между княжествами Ци и У).

3. Речь идет о Трехречьи (Саньчуань), которое неоднократно упоминается в Ши цзи. В период Чуньцю так называли реки Цзиншуй, Вэйшуй и Лошуй в Шэньси, а в период Чжаньго — Ишуй, Лошуй и Хуанхэ в Хэнани, т.е. весь юго-запад княжества Хань (см. карты 1, 2).

4. Туньлю — крупный город (бывшая столица княжества Цзинь), расположенный в центре области Шандан (см. карты 1, 3).

5. Наньчжэн располагался на месте одноименного совр. города на юго-западе пров. Шэньси. Синьчжэн — ханьский город к югу от Лояна (см. карту 3).

6. Цзюдин — девять династийных треножников — символы высшей власти и девяти основных областей страны. По преданию, их отлил легендарный правитель Великий Юй. Считается, что иньский правитель Чэн Тан перенес треножники в Шан, а чжоуский У-ван — в столицу Лои, т.е. в Лоян. Войска князей, подступая к чжоуской столице, каждый раз домогались этих знаков царской власти.

7. В тексте: Сихай — досл. «Западное море». Но, как известно, на западе Китая находятся лишь пустыни; иносказание использовано здесь для того, чтобы подчеркнуть необозримость западных земель.

8. Титул вана первоначально носили только чжоуские правители, но с ростом сил чжухоу правители крупных княжеств и царств тоже стали именовать себя ванами, так было даже в варварском царстве Шу. Хоу в чжоуском Китае был третьим рангом знатности (после гуна). Здесь стоит отметить, что, согласно Хуаян го чжи [271, гл. 3, с. 29], в Ши цзи имеются неточности, поскольку в описываемое время шуский ван уже скончался и титул хоу был пожалован его наследнику Туну. К тому же, в данном фрагменте обнаруживаются временные деформации: завоевание Шу состоялось не вскоре, а через 12 лет после вступления Чжан И в должность сяна.

9. Вэйский Пуян располагался на юге области Дунцзюнь (см. карту 3). По данным Бяо, его захватил княжич Сан (Истзап, т. III, с. 276).

10. «Передача» носила, видимо, символический характер, так как область Шанцзюнь уже давно попала в зависимость от Цинь, а город Шаолян (см. карты 1, 2) был захвачен еще а 354 г. при Сяо-гуне (Истзап, т. III, с. 266). Знак ся в новом названии был связан с располагавшейся рядом горой Сяшань.

11. Город Шэнь (полное название Шэньчэн) находился на территории совр. уезда Шэньсянь пров. Хэнань.

12. Несан находился на территории совр. уезда Пэйсянь пров. Цзянсу. В гл. 5 и 15 ошибочно назван Есаном (Истзап, т. II, с. 42; т. III, с. 278).

13. Какой Цюйво захвачен — неясно, ибо в Вэй их было два: один находился чуть восточнее заставы Ханьгу, другой — примерно в 100 км на север; Пинчжоу располагался в среднем течении р. Фэньшуй (см. карту 1).

14. Вэйский Ай-ван правил в 318-296 гг.

15. Этот Гуаньцзинь находился в области Дунцзюнь. В гл. 15 использовано другое название-Гуаньцзэ с той же локализацией (Истзап, т. III, с. 280). Существовал и чжаоский Гуаньцзинь, недалеко от стыка границ Чжао, Янь и Ци (см. карты 1,3).

16. Имеется в виду расстояние от ханьской столицы [Синь]чжэн до вэйской столицы [Да]ляна.

17. «Другое» Янь находилось в 50 км к северу от Даляна (см. карту 3); Мидзусава отмечает, что в семи ранних списках Ши цзи это Янь не встречается, но в Чжаньго цэ оно упоминается [248, с. 7].

18. Шан и Юн — циньские земли, узким клином разделявшие территории Цинь, Хань и Чу (см. карту 1).

19. Данный эпизод описан в различных главах Ши цзи, в Хань шу и Чжаньго цэ в двух вариантах (дискуссию об этом см.: Истзап, т. V, с. 293, примеч. 122).

20. Даньян — район на левом берегу р. Даньшуй — спорные земли на границе Цинь и Чу; город Ланьтянь находился в 40 км к юго-востоку от циньской столицы Сяньяна (см. карту 2).

21. Большую часть описания этих событий мы находим также и в Чжаньго цэ (раздел Цинь цэ), однако Лян Юй-шэн считает факт передачи двух городов циньцам недостоверным, так как упоминание о нем отсутствует в других источниках [246, кн. 7, с. 12]. Отметим к тому же, что действия собственно циских войск в союзе с циньцами против Чу не находят подтверждения в других главах Ши цзи.

22. Шанъюн — город и район на северо-западе Чу, к тому времени уже захваченные Цинь (см. карту 1).

23. И Накаи Сэкитоку [262, т. VII, с. 3503], и Лян Юй-шэн [246, кн. 1, с. 12] справедливо отмечают, что прошло уже 10 лет после смерти Су Циня и потому эта реплика выглядит сомнительной вставкой.

24. Хэдун — вэйские земли в излучине Хуанхэ (см. карту 1).

25. Вэньшань — горы, которые находятся в 350 км к юго-западу от первой циньской столицы Юн (см. карту 2). В тот период были заселены племенами хэи — юго-западными соседями цянов. Спускаясь на лодках по правому притоку р. Бацзян, циньские войска могли, хотя и с трудом, добраться до чуской заставы Ханьгуань на р. Янцзы.

26. Застава Ханьгуань располагалась на западных границах Чу (см. карту 1).

27. Еще минский Сюй Фу-юань отмечал, что земли княжества У к тому времени давно входили в состав Чу, и поэтому говорить о битвах чуского Хуай-вана с усцами нелепо (см. [321, т. IV, с. 7; 262, т. VII, с. 3506]).

Бином синьчэн можно понять как название одного города и как общее обозначение многих городов, отвоеванных царством Чу. Уже танский Чжан Шоу-цзе подчеркивал, что местонахождение чуского населенного пункта под названием Синьчэн не ясно. Поэтому мы приняли второй вариант.

28. Устами Чжан И историк повторяет высказанную в предыдущей главе (см. также наше примеч. 62 к гл. 69) мысль о 15-летнем перемирии. Однако в других главах Ши цзи упоминаются приходящиеся на это время по меньшей мере три военные кампании против Чжао.

29. Горы Чаншань (Хэншань) традиционно уподоблялись спинному хребту Поднебесной, а Янцзинь, стоящий на перекрестке путей, ведущих в княжества и царства Цинь, Цзинь, Ци и Чу, уподоблялся груди Поднебесной, т.е. важному стратегическому узлу (см. Соинь).

30. Чжан И, пытаясь максимально опорочить своего военно-политического оппонента, выбирает самую недостойную версию кончины Су Циня. Как нам уже известно из предыдущих глав (прежде всего гл. 34 и 69), последняя страница биографии Су Циня изобилует неясностями и тесно связана с непростыми взаимоотношениями Ци и Янь.

31. Цюй Юань — известный древнекитайский поэт и видный политический деятель при дворе чуского Хуай-вана. Его биография помещена в гл. 84.

32. Один сюнь (или синь) равнялся семи чи. Следовательно, три сюня равнялись 21 чи, т.е. приблизительно 7 м. Чжан И хотел подчеркнуть, что в Цинь даже кони богатырской стати.

33. Мэн Бэнь — известный силач и храбрец, упоминается также в главах 79, 92, 101,117 и 120 Ши цзи; У Хо — прославленный циньский силач, упоминается в Мэн-цзы.

34. Хунтай — по-видимому, дворцы в столице княжества. Река, вероятно протекавшая на территории пров. Шаньси, носила название Санлиньхэ, на ее берегах, скорее всего, и располагались парки Санлинь.

35. Хэцзянь — совр. уезд Сяньсянь пров. Хэбэй, между реками Чжанхэ и Хуанхэ (с эпохи Хань — область). Такигава отмечает возможную ошибочность упоминания Хэцзяни в данном случае, поскольку эта местность находилась на севере, далеко от Цинь, и вряд ли могла быть передана под его управление [262, кн. 7, с. 3515].

36. Местоположение заставы Богуань установить не удалось; Цзимо — циский город к востоку от столицы Линьцзы (см. карту 1).

37. В данном фрагменте речи Чжан И есть ряд несообразностей. Так, гибель Чжоу и перенос треножников произошли через полвека после смерти Чжан И. Вновь, как и в гл. 69, повторен странный маршрут к Ханьданю.

38. Намек на то, что именно в день цзя-цзы в 1122 г. армия Чжоу Синя — последнего правителя династии Инь — была разбита войсками чжоуского У-вана в битве у Муе (см.: Истзап, т. I, гл. 3, с. 177).

39. Удао, по мнению ханьского комментатора Чжэн Сюаня (127-200 гг. н.э.), располагалось на перекрестке путей, идущих из восточных районов Чжао в западную часть Ци [262, т. VII, с. 3517].

40. Фэнъян-цзюнь — титул Чэна, младшего брата и первого советника чжаоского правителя Су-хоу (349-326 гг.).

41. Чжаоский Сян-цзы правил в 457-425 гг.

42. Крепость и гора Гоучжу располагались в совр. уезде Дайсянь пров. Шаньси.

43. Эти события описаны в гл. 43 Ши цзи (Истзап, т. VI, с. 54-55). Ковш (орудие убийства) там ошибочно назван нами медным.

44. Если эти события и имели место, то не нашли своего отражения ни в Бяо, ни в соответствующих разделах Ши цзи.

45. Циньский У-ван правил в 310-307 гг.

46. Речь Чжан И перед циньским ваном воспроизведена здесь почти дословно, и Такигава верно отметил, что подобный повтор не украсил стиля произведения [262, кн. 7, с. 3523].

47. Биографии У Цзы-сюя посвящена глава 66.

48. Сведения о Цзэн Шэне см. в гл. 67, он упоминается также и в других главах Ши цзи.

49. Тянь Сюй в это время был вэйским сяном.

50. Как уже отмечали комментаторы (Лян Юй-шэн, Такигава), в Чжаньго цэ в число этих княжеств входит и Чу, поэтому там говорится о четырех княжествах.

51. Чжунсе — согласно словарю Иннокентия, «помощник цензора»; согласно же Гао Ю, комментатору Го юя, — «помощник» без какой бы то ни было конкретизации. Хань Фэй-цзы именует эту должность чжуншэ (знаки се и шэ близки по звучанию) (см. [262, т. VII, с. 3528]).

52. В тексте употреблен иероглиф *** — «захватывать, занимать», хотя по смыслу речь может идти только об угрозе захвата.

53. Владение Ицюй было населено сижунами (западными жунами), а его столица находилась в 175 км к северо-западу от Сяньяна. В гл. 5 Ши цзи это владение ошибочно названо Ицзюй (см.: Истзап, т. II, с. 37, 42, 310, 317).

54. Здесь небольшая накладка во времени, так как сначала коалиция пяти княжеств провела неудачный поход против Цинь, а затем Чжан И вновь стал сяном в Цинь (317 г.) и организовал аннексию 25 поселений в Ицюй (314 г.) (см.: Истзап, т. III, с. 280-282). Нельзя исключить того, что историк имел в виду другой поход (298 г.) антициньской коалиции, но лишь трех княжеств — Вэй, Хань и Ци (Истзап, т. III, с. 288).

55. В Чжаньго цэ вместо иероглифа *** (бо) стоит *** (бо), и поэтому Сыма Чжэнь колебался, считать ли эти знаки именем человека (Ли Бо) или названием населенного пункта (Либо). Накаи настаивает на том, что это селение [262, т. VIII, с. 3532], однако в словаре географических названий оно не упомянуто. Сам факт победы ицюйцев над Цинь выглядит сомнительно, а если она и имела место, то могла носить лишь локальный характер.

56. Лян Юй-шэн отмечает, что, согласно Чжаньго цэ, циньский ван был доброжелателен к Гунсунь Яню и даже намеревался поставить его сяном, но так этого и не сделал [246, кн. 12, гл. 29, с. 16].

57. Го Сунтао отмечал, что, хотя Сыма Цянь не замолчал заслуг Су Циня, симпатии его явно склонялись к деятельности Чжан И. В этом взгляды историка расходились с общепринятыми тогда оценками, поскольку во времена западноханьского государства империя Цинь и ее возвышение оценивались негативно (см. [230, с. 2633].

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.