Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СЫМА ЦЯНЬ

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

ШИ ЦЗИ

ГЛАВА СОРОК ДЕВЯТАЯ

ВАЙЦИ ШИ ЦЗЯ — НАСЛЕДСТВЕННЫЕ ДОМА ЖЕНСКИХ РОДОВ 1

С древности было так, что одни императоры и ваны получали повеление Неба [на власть]. Другим же правителям нисходила власть по наследству, соблюдая ритуал и держась цивильных [форм правления], преуспевая не только за счет собственной добродетели, но, вероятно, и благодаря помощи, оказываемой родичами по женской линии — вайци.

Возвышение династии Ся связано с женщиной с гор Тушань 2, а изгнание [сяского] Цзе — с Вэй Си; возвышение дома Инь связано с женщиной из рода Ю-сун 3; гибель иньского Чжоу [Синя] [связывают с именем] наложницы Да-цзи, а возвышение дома Чжоу — с именами Цзян Юань и Тай-жэнь 4, чжоуского Ю-вана схватили, обвиняя его в разврате с Бао-сы 5.

Вот почему Ицзин основывается на гексаграммах Цянь и Кунь 6; Шицзин начинается с песни Гуаньцзюй 7; Шаншу прославляет повеление, ниспосланное [Яо] 8. В Чунь-цю осуждается и осмеивается то, что жених («князь из Ци») 9 лично не отправился встретить [невесту]. Взаимоотношения между мужем и женой — это важный элемент Дао человека. В использовании ли (обрядов) именно [обряд] женитьбы и замужества должен исполняться наиболее осмотрительно, ведь когда музыка звучит гармонично, то и четыре сезона времени в порядке; когда силы инь и ян изменяются, то и все сущее управляется правильно. Как же можно не быть осмотрительным [в этих делах]? Человек в состоянии лишь следовать истинному Дао и не может спорить с судьбой 10.

Как сильна может быть любовь между супругами! Повелитель не может отобрать ее у подданного, а отец — у сына; тем более нельзя отнять эту любовь у простолюдинов. Пусть супруги счастливы и живут в согласии, но в некоторых случаях они остаются без наследников, а иногда, хотя и есть наследники, семья не в состоянии добиться своих целей. Разве это не перст судьбы? Конфуций редко говорил о судьбе; он затруднялся, вероятно, говорить об этом. Не проникнув в метаморфозы явного и скрытого, нелегко познать, что такое судьба и природа человека 11. [164]

Я, тайшигун, Придворный историограф, скажу.

Что касается времени до Цинь, то сведения об этом периоде все еще кратки. Нет возможности узнать все подробности, чтобы их записать. Когда возвысился дом Хань, Люй Э-сюй стала первой женой императора Гао-цзу, а ее сын стал наследником. Однако в поздние годы правления страсть [императора к Люй Э-сюй] ослабла и его фавориткой стала наложница Ци. Ее сын Жу-и был несколько раз близок к тому, чтобы стать наследником, но, когда Гао-цзу скончался (195 г.), императрица Люй уничтожила род Ци, казнила Чжао-вана (Жу-и) 12, так что в женской половине дворца Гао-цзу лишь те, кто не стал фаворитками, далекие от императора женщины, избежали беды.

Старшая дочь Люй-хоу (Лу-юань) была женой Чжан Ао, носившего титул Сюаньпин-хоу, а дочь [Чжан] Ао стала супругой императора Сяо Хуэй-ди 13. Люй-тайхоу, придававшая большое значение родственным отношениям, всеми способами старалась добиться того, чтобы у жены нового императора родился сын. Но сына у нее так и не было. Тогда обманом выдали за ее сына ребенка одной из обитательниц женской половины дворца. Поскольку порядок в Поднебесной был установлен недавно, то ко времени кончины императора Сяо Хуэй-ди вопрос престолонаследия оставался неясным. Дома по женской линии [Люй] усилились. Все члены клана Люй стали ванами, а дочь Люй Лу 14 в стремлении укрепить основы [господства своего клана] сделали супругой малолетнего императора. Однако в этом они не преуспели.

Когда скончалась вдовствующая императрица Гао-хоу (180 г.), ее захоронили рядом с [Гао-цзу] в Чанлине 15. [Люй] Лу, [Люй] Чань 16 и другие, боясь казни, стали сговариваться, чтобы устроить смуту. Высшие сановники выступили против них. Так Небо восстановило [в государстве] тун (преемственность законной власти), и в конечном счете клан Люй был уничтожен. Оставили лишь вдовствующую императрицу — вдову Сяо Хуэй-ди, которую поселили в Северном дворце. [Торжественно] встретили Дай-вана, и он стал императором Сяо Вэнь-ди, приняв власть в храме предков дома Хань. Разве это не [веление] Неба? Кто бы мог осуществить это против воли Неба?

У матери императора [Сяо Вэня] отец был родом из У 17, а их род назывался Бо. Во времена династии Цинь она дружила с женщиной из семьи прежнего вэйского вана, [которая] и родила Бо — [будущую] наложницу [императора]. Отец Бо умер в горах Инь 18, где и был похоронен. Когда же началось восстание чжухоу против дома Цинь, вэйский Бао стал правителем княжества Вэй — Вэй-ваном 19, а женщина из рода Вэй тогда и ввела свою дочь во дворец вэйского князя. Там был вэец по имени Сюй Фу, гадавший по внешности человека; он посмотрел на наложницу Бо и сказал, что она родит [165] [будущего] Сына Неба. В то время Сян Юй и Хань-ван противостояли друг другу под Инъяном. Поднебесная еще не была утверждена. [Вэйский] Бао поначалу вместе с ханьцами наступал на Чу; когда же он узнал о предсказании Сюй Фу, в душе обрадовался, после чего отошел от Хань и восстал против нее, перейдя к миру и союзу с чусцами [с Сян Юем]. Ханьский ван [Гао-цзу] послал Цао Цаня и других военачальников нанести удар по войскам Вэй-вана Бао. Они взяли Бао в плен, а его княжество превратили в область. Наложница Бо была отправлена в ткацкую [при дворе]. Вэйский Бао был уже мертв, когда [однажды] Хань-ван вошел в ткацкую и увидел, как красива наложница Бо. Он забрал ее и поместил в свой Задний дворец, однако более года она не пользовалась его благосклонностью.

Когда Бо была еще очень юной, она дружила с Гуань-фужэнь и Чжао Цзы-эр. Они условились: «Кто первой станет знатной, тот не забудет своих подруг». Прошло время; Гуань-фужэнь и Чжао Цзы-эр первыми стали пользоваться благосклонностью Хань-вана. Как-то раз, когда Хань-ван сидел у террасы Гаотай во дворце Хэнаньгун, эти две красавицы (Гуань и Чжао) беседовали и смеялись над своим соглашением с юной Бо. Хань-ван услышал их смех и спросил о его причине. Наложницы все рассказали Хань-вану. Он был тронут, в нем проснулся интерес к наложнице Бо. В тот же день он призвал ее и осчастливил своей любовью. Наложница Бо сказала ему: «Вчера ночью я видела сон, как синий дракон разместился у моего тела». Гао-ди ответил: «О, это прекрасный знак! Я сделаю [этот сон] явью!» В результате их встречи родился мальчик, он стал Дай-ваном. После этого наложница Бо редко видела Гао-цзу.

После кончины Гао-цзу все наложницы, пользовавшиеся благосклонностью и любовью императора, такие, как Ци-фужэнь, вызывали лишь гнев вдовствующей императрицы Люй. Она держала их в заточении, не разрешая выходить из дворца. Наложнице Бо, поскольку она редко виделась с Хань-ваном, разрешили выходить и даже отправили вместе с сыном в Дай, где она стала тайхоу дайского вана 20. Ее младший брат Бо Чжао отправился вместе с ними в Дай. Дай-ван (Лю Хэн) стоял у власти семнадцать лет. После смерти императрицы супруги Гао-цзу, высшие сановники совещались о возведении преемника на престол. Они опасались усиления чужого рода Люй и считали, что представители рода Бо человеколюбивы и добры. Поэтому они пригласили и [торжественно] встретили Дай-вана, поставив его императором Сяо Вэнь. Вдовствующая княгиня Бо стала называться хуан-тайхоу, а ее младший брат получил титул Чжи-хоу.

Мать хуан-тайхоу умерла раньше; ее похоронили севернее [166] Лияна. После этого запоздало почтили отца хуан-тайхоу титулом Лин Вэнь-хоу и учредили в области Гуйцзи примогильное селение с тремястами семьями. Туда послали чанчэна и чиновников ниже рангом, чтобы они присматривали за могилой, подносили жертвенную пищу во внутренних помещениях храма предков и отправляли службы по правилам. К северу от Лияна тоже учредили примогильный сад на захоронении супруги Лин Вэнь-хоу, где соблюдались те же церемонии, что и на могиле самого Лин Вэнь-хоу 22.

Мать императора Бо-тайхоу считала людей, принадлежащих к дому своей матери, потомками вэйского вана; кроме того, она рано потеряла родителей. Поэтому всех тех, кто в Вэй помогал Бо-тайхоу, она вновь собрала вокруг рода Вэй, одарила каждого близкого и далекого родича. Все они приняли эти награды. Один человек из рода Бо стал хоу.

Мать императора Бо-тайхоу скончалась два года спустя после Вэнь-ди, на втором году первого периода [правления] императора Сяо Цзина (155 г.), и похоронена в Наньлине. Императрица Люй вместе [с Гао-цзу] были похоронены в Чанлине, а специально для Бо-тайхоу воздвигли усыпальницу поблизости от могилы императора Сяо Вэнь-ди в Балине 23.

Мать императора [Цзин-ди] Доу-тайхоу 24 была родом из Гуаньцзиня, что в районе Цинхэ, в княжестве Чжао. Во времена императрицы Люй Доу, будучи девочкой из достойной семьи, Доу была введена во дворец, чтобы прислуживать императрице. В это время императрица распорядилась послать по пять своих девушек для подношения всем ванам. Наложница Доу оказалась в их числе. Ее семья жила в районе Цинхэ, и она стремилась попасть в княжество Чжао, поближе к семье. Она попросила об этом чиновника-евнуха, ведавшего отправкой девушек, сказав ему: «Непременно включите меня в группу отписываемых в Чжао». Но евнух забыл об этом и ошибочно включил ее в число отправляемых в княжество Дай. О составе отправляемых было доложено императрице; ее повелением отъезд был разрешен. Наложница Доу горько заплакала, гневалась на евнуха и не хотела ехать, но ее заставили силой. Когда прибыли в Дай, то Дай-ван оказался благосклонным только к наложнице Доу. Она вскоре родила дочь Пяо, а затем и двух сыновей 25. [К этому времени] княгиня — супруга дайского вана — родила четырех сыновей.

Еще до того как Дай-ван занял императорский престол, княгиня умерла. Когда Дай-ван стал императором (Сяо Вэнем), все четыре сына, рожденные ею, один за другим умерли от болезней 26. Через несколько месяцев после того, как Сяо Вэнь-ди взошел на престол, гуны и цины попросили назначить наследника престола 27. Старший сын наложницы Доу был старшим [среди претендентов]; он и был объявлен наследником, [167] и наложница Доу была объявлена хуан-хоу (матерью наследника), ее дочь Пяо — чжангунчжу (старшей принцессой). На следующий год (178 г.) ее младший сын У был поставлен Дай-ваном; позднее он был переведен в княжество Лян и посмертно известен как лянский Сяо-ван 28.

Родители вдовствующей императрицы Доу рано умерли и были захоронены в Гуаньцзине; тогда императрица повелела управителям (юсы) в порядке последующего почитания даровать ее отцу титул Аньчэн-хоу, а матери — титул «супруга князя Аньчэна».

[Она] приказала устроить в Цинхэ примогильный сад и поселение из двухсот семей, чтобы за могилами и садом наблюдал чиновник в чине чанчэна (помощника начальника ведомства), по такому же образцу, как это делалось у могилы и сада Лин Вэнь-гуна, [отца императрицы Бо].

Старшего брата императрицы Доу именовали Доу Чан-цзюнь, а ее младшего брата звали Доу Гуан-го, и прозвище его было Шао-цзюнь («младший господин»). Когда Шао-цзюню было года четыре-пять, семья бедствовала, поэтому он нанимался работать у чужих людей. Его семья иногда даже не знала, где он находится. Он сменил более десяти хозяев и добрался до Ияна 29, где в горах выжигал древесный уголь. Однажды зимой, в мороз, он спал вместе с сотней других рабочих под крутым обрывом; обрыв рухнул, придавив и убив всех лежавших под ним, только Шао-цзюню удалось спастись. В связи с избавлением от гибели он стал гадать [о своей судьбе]; предсказание гласило, что он через некоторое время станет хоу и с семьей переберется в столицу Чанъань 30. В это время он узнал, что императрица Доу встала у власти, что семья его в Гуаньцзине и их фамилия Доу. Гуан-го, покидая дом, хотя и был мал, но помнил название своего уезда и свою фамилию, к тому же помнил, как он со старшей сестрой собирал листья; шелковицы и упал [с дерева]. Используя все это как подтверждение [своего происхождения], он написал императрице, описав ей свою жизнь. Доу-тайхоу рассказала об этом Вэнь-ди, который призвал Шао-цзюня к себе, увиделся с ним, расспрашивал его. Шао-цзюнь поведал все о своем прошлом, и это действительно было правдой. Вновь и вновь спрашивали его, какие еще доказательства у него есть. Гуан-го ответил: «Когда старшая сестра покидала нас и уезжала на запад, она прощалась со мной на почтовой станции; она попросила рисовой воды, чтобы помыть мою голову, и пищи, чтобы накормить меня, и после этого уехала». Услышав рассказ Гуан-го, императрица Доу обняла его и заплакала, [крупные] слезы лились [из ее глаз] и падали вниз, все фрейлины тут же пали ниц и тоже заплакали, сочувствуя императрице в ее печали. После этого Гуан-го богато одарили землями, дворцом, золотом; и старшему [168] и младшему братьям императрицы пожаловали звания гунов, поселив их в Чанъани.

Цзян-хоу, военачальник Гуань [Ин] 31 и другие говорили: «Мы не погибли [в борьбе с кланом Люй], сейчас нам приказано поддержать этих двух человек (братьев императрицы); их происхождение весьма низкое, нам следует отыскать для них учителей и наставников, чтобы они постоянно были около них, иначе вновь повторится та [печальная] история, что произошла с родом Люй. После этого они выбрали взрослых мужей безупречного поведения и поселили их вместе [с братьями]. Доу Чан-цзюнь и Доу Шао-цзюнь благодаря этому стали совершенными мужами — цзюнь-цзы, способными быть уступчивыми, никогда не осмеливались, несмотря на свою знатность и почитаемое положение, проявлять высокомерие по отношению к другим людям.

Позднее Доу-тайхоу заболела, потеряла зрение. Император Вэнь-ди обратил свою благосклонность на фужэнь Шэнь из Ханьданя и на наложницу Инь, но у обеих не было сыновей. Когда император Сяо Вэнь-ди скончался (157 г.), к власти пришел Сяо Цзин-ди; он пожаловал Гуан-го титул Чжанъу-хоу 32.

Чан-цзюнь умер раньше; [император] пожаловал его сыну [Доу] Пэн-цзу титул Наньпи-хоу 33. Во время мятежа ванов У и Чу 34 сын брата вдовствующей императрицы Доу — Доу Ин служил со старанием. Он командовал войсками и за военные заслуги получил титул Вэйци-хоу. Из рода Доу три человека стали хоу.

Императрица Доу любила учение Хуан-ди и Лао-цзы [Будущий] император, когда он сделался наследником, и все члены рода Доу [постоянно] занимались чтением текстов Хуан-ди и Лао-цзы; все они почитали их искусство [и поучения]. Императрица Доу скончалась через шесть лет после кончины императора Сяо Цзин-ди, на шестом году девиза цзянь юань (135 г.); они захоронены рядом в Балине. По ее завещанию все деньги и сокровища, находившиеся в Восточном дворце, пожаловали ее старшей дочери гуанчжу Пяо.

Ван 35, мать императора, была родом из Хуайли 36. Ее мать звали Цзан Эр. Она была внучкой прежнего яньского вана Цзан Ту 37. Цзан Эр стала женой Ван Чжуна из Хуайли. У них родились сын Синь и две дочери. Но Чжун вскоре умер, а Цзан Эр вторично вышла замуж за человека из рода Тянь из Чжанлина 38.

У Цзан Эр родились два сына — Фэнь и Шэн. Старшая дочь Цзан Эр вышла замуж за Цзинь Ван-суня, у нее родилась дочь Однажды Цзан Эр гадала на бамбуковых бирках, и [вышло], что обе ее дочери станут знатными. Тогда она решила опираться на них и забрать дочь из рода Цзинь 39. Однако род Цзинь возмутился, не желая с ней расставаться. Все же [Цзан [169] Эр] отправила дочь во дворец наследника. Наследнику она понравилась, и он осчастливил ее. Дочь Цзан Эр родила ему трех девочек и одного мальчика. Когда красавица Ван была еще беременна мальчиком, она увидела во сне, [будто] солнце входит в ее грудь. Она рассказала сон наследнику, и тот ответил: «Это очень ценное предзнаменование!» Сын еще не родился, как скончался император Сяо Вэнь-ди; на престол взошел Сяо Цзин-ди. Ван-фужэнь родила мальчика.

Еще ранее Цзан Эр отправила [в задний дворец наследника] и свою младшую дочь Эр Сюй, а та родила четырех сыновей. Когда [будущий] Цзин-ди был еще наследником, императрица Бо сделала его первой женой девушку из рода Бо. Когда же он взошел на престол под именем Цзин-ди, эту жену объявили Бо-хуанхоу, однако она не имела детей и не пользовалась любовью [государя]. После ее смерти отменили и ее титул.

Старшего сына Цзин-ди звали Жун, его матерью была наложница Ли, родом из княжества Ци. Жун стал наследником (153 г.). У чжангунчжу Пяо была дочь, которую она намеревалась отдать в жены [наследнику]. Однако наложница Ли была очень ревнива. Все красавицы [заднего дворца] Цзин-ди, пользуясь посредничеством чжангунчжу, часто виделись с Цзин-ди и пользовались его благосклонностью и почитанием, превосходя в этом наложницу Ли. Поэтому ее злоба и гнев с каждым днем возрастали, она отклоняла все предложения чжангунчжу Пяо. Тогда Пяо решила [свою дочь] предложить фужэнь Ван [в качестве жены возможного наследника]. Фужэнь Ван согласилась.

Чжангунчжу гневалась [на Ли] и день за днем клеветала Цзин-ди на нее, говорила о ее недостатках такими словами: «Наложница Ли встречается с теми наложницами, которые пользуются Вашими милостями и любовью; она обычно заставляет служителей заднего дворца произносить заклинания за их спиной 40, используя эти негодные приемы, чтобы отвлечь Ваше внимание [от них]. После этих слов Цзин-ди невзлюбил наложницу Ли.

Цзин-ди часто бывал нездоров, в его сердце не было покоя и радости. Когда его сыновья, ставшие ванами, являлись к нему в присутствии наложницы Ли, он [ей] говорил: «Когда дни моей жизни кончатся, относись к ним хорошо». Наложница Ли сердилась [на эти слова], отвечала уклончиво. Цзин-ди сердился, но сдерживал свой гнев, не проявлял его внешне. Между тем чжангунчжу [Пяо] каждый день нахваливала императору сына Ван-фужэнь. Цзин-ди тоже стал ценить его. Кроме того, у Пяо в запасе был тот сон с видением солнца, [который приснился Ван-фужень во время беременности], но то предсказание еще не осуществилось. Ван-фужень знала о том, что император не [170] любит наложницу Ли, и его негодование против нее не рассеялось, поэтому она тайно послала человека, чтобы через высших сановников [внести предложение] поставить наложницу Ли императрицей 41. Дасин 42 доложил об этом деле императору и, закончив доклад, сказал: «Сын делает мать почитаемой, а мать делает сына почитаемым. Ныне мать наследника не имеет титула, следует возвести ее в сан хуанхоу». Цзин-ди разгневался и сказал: «Что побудило тебя сказать такие слова!» И затем приговорил к казни дасина, а наследника низложил, дав ему титул Линьцзян-вана (в 150 г.). Наложница Ли еще больше вознегодовала, но увидеться с императором не смогла и от огорчения [вскоре] умерла.

В конце концов Ван-фужэнь поставили хуанхоу, ее сына сделали наследником, ее старшему брату Ван Синю пожаловали титул Гай-хоу 43. Когда император Цзин-ди скончался (в 141 г.), его наследник принял его титул и стал хуанди (императором). В знак почитания он присвоил Цзан Эр, своей бабушке, матери императрицы, титул Пинъюань-цзюнь; Тянь Фэню пожаловал титул Уань-хоу, Тянь Шэну — Чжоуян-хоу 44. У Цзин-ди было тринадцать сыновей; один из них стал императором, остальные двенадцать — ванами 45. Эр Сюй рано умерла, все четверо ее сыновей стали ванами 46. Старшая дочь императрицы Ван стала чжангунчжу Пинъян, следующая ее дочь — гунчжу Наньгун («Южного дворца»), третья — гунчжу Линьлюй 47. Гай-хоу [Ван] Синь пристрастился к вину; Тянь Фэнь и [Тянь] Шэн были корыстолюбивы, но искусны в письме и речи. Ван Чжун 48 рано умер и был похоронен в Хуайли; посмертно ему был дан титул Гун-хоу; [на месте захоронения] создали примогильный сад и поселили двести семей. Когда же наступила кончина Пинъюань-цзюнь (Цзан Эр), то ее вслед за представителями рода Тянь похоронили в Чанлине, где устроили примогильный сад, такой же, как и для Гун-хоу (Ван Чжуна). Что касается императрицы Ван, то она скончалась на четвертом году юань-шо (125 г.), через шестнадцать лет после императора Сяо Цзин-ди, и была погребена рядом с ним в Янлине 49. Из семьи императрицы Ван трое стали хоу 50.

Императрица Вэй звалась Цзы-фу 51. Ее рождение покрыто тайной. Она была из рода Вэй 52. [Потом она оказалась во] владениях князя Пинъян-хоу. Цзы-фу пела для правителя Пинъяна. Когда У-ди взошел на престол 53, у него несколько лет не было сыновей. Пинъян-хоу отобрал из хороших домов более десятка девушек, нарядил их и поселил в своем доме. Однажды, когда У-ди, совершив обряд по изгнанию злых духов, возвращался из Башана 54 он проезжал мимо дома Пинъян-хоу. Хозяин показал ему красавиц из числа прислуживавших женщин, но император не был удовлетворен. В начале трапезы вперед вышли певицы; император посмотрел на них, но ему [171] приглянулась только Вэй Цзы-фу. В тот же день, когда У-ди поднялся, чтобы сменить одежду, Цзы-фу прислуживала ему, и тут император сблизился с ней 55.

Вернувшись [в столицу], он чувствовал себя удовлетворенным и послал князю Пинъян тысячу цзинь золотом. Тот, в свою очередь, почтительно просил взять Цзы-фу во дворец. Когда Цзы-фу садилась в повозку, князь Пинъян, похлопывая ее по спине, сказал: «В добрый путь! Ешь побольше, старайся услужить, став знатной, не забывай нас». Попав в Задний дворец, Цзы-фу более года не встречалась с императором. В это время У-ди отбирал из обитательниц своего гарема тех, кто был ему не нужен, и отправлял их по домам. Цзы-фу увидела императора и, проливая слезы, просила ее тоже отослать. Но император пожалел ее и опять сблизился с ней. Вскоре она забеременела: почтение и благосклонность к ней императора с каждым днем возрастали. В свиту императора призвали ее старшего брата — Чан-цзюня и младшего брата — Вэй Цина. Затем Цзы-фу стала фавориткой и пользовалась еще большим расположением государя. Всего у нее родилось три дочери 56 и один сын, которого назвали Цзюй 57.

В прошлом, когда император был еще наследником, он женился на дочери чжангунчжу [Пяо] и считал ее супругой. Став императором, он объявил свою супругу, которая была из рода Чэнь, хуанхоу. Однако у нее не было детей. Государь стремился иметь наследника, и чжангунчжу [Пяо] пыталась этому способствовать. Когда императрица Чэнь, гордившаяся своим положением, узнала, что Вэй Цзы-фу пользуется большим расположением [императора], она так разгневалась, что несколько раз была близка к смерти. Император же был все более и более недоволен [ею]. Императрица Чэнь одних фужэнь запугивала, а другим льстила. Когда это стало известно императору, он низложил императрицу Чэнь и объявил (128 г.) императрицей Вэй Цзы-фу 58.

Матерью императрицы Чэнь была чжангунчжу [Пяо], являвшаяся старшей сестрой Цзин-ди. Она неоднократно с укоризной говорила старшей сестре У-ди — принцессе Пинъян (Янь Синь): «Если бы не я, император не смог бы занять престол, а теперь он отбросил мою дочь как ненужную ему. Следуя своим страстям, разве не изменяет он своей сущности?» Принцесса Пинъян отвечала ей: «Но у нее нет детей, поэтому [император] и низложил ее». Императрица Чэнь передала врачам девять тысяч ваней в стремлении иметь ребенка, но, несмотря на все усилия, детей все же не имела. Когда Вэй Цзы-фу стала императрицей, [ее старший брат] Вэй Чан-цзюнь уже скончался, а [младший брат] Вэй Цин стал военачальником. В битвах с хусцами он имел заслуги и был пожалован титулом Чанпин-хоу. Три сына Вэй Цина еще в младенческом возрасте [172] были пожалованы титулами лехоу. Что касается Шао Эр, старшей сестры императрицы Вэй, то у нее родился сын Хо Цюй-бин; за военные заслуги ему был дарован титул гуаньцзюньхоу и звание пяоци цзянцзюня (командующего легкой, подвижной конницей), потом он стал да-цзянцзюнем (главнокомандующим).

Сын императрицы Вэй по имени Цзюй был объявлен наследником. Все родичи рода Вэй выдвинулись в связи с военными заслугами, пятеро из них стали хоу.

После того как императрица Вэй утратила свою привлекательность, в фаворе оказалась фужэнь Ван из Чжао. У нее родился сын, ставший Ци-ваном. Фужэнь Ван рано умерла. Тогда фавориткой стала фужэнь Ли из Чжуншаня. У нее был один сын, который стал Чанъи-ваном. Фужэнь Ли тоже рано умерла. Ее старший брат Ли Янь-нянь имел пристрастие к музыке и получил звание селюя 59. Вначале он был певцом. Старший и младший братья Ли были впоследствии обвинены в распутстве и казнены вместе с семьями. В то время самый старший брат — Ли Гуан-ли, назначенный эрши-цзянцзюнем, находился в походе против царства Давань. Его не коснулось наказание. Когда он вернулся из похода, император искоренял род Ли, но семью Ли Гуан-ли пожалел, пожаловав ему титул Хайси-хоу 60.

Два сына от другой наложницы императора стали: один Янь-ваном, другой Гуанлин-ваном, но их мать перестала пользоваться вниманием императора и от огорчения умерла.

Когда умерла фужэнь Ли, у императора сменилось несколько фавориток, таких, как Инь Цзе-юй. Но все они были певицами, а не дочерьми ванов, хоу или знатных мужей и поэтому не могли претендовать на место императрицы 61.

Я, учитель Чу, скажу: «Когда я служил ланом, я расспрашивал господина Чжун Ли, который хорошо знал давние события ханьского дома; он мне рассказывал о том, что, когда Ван-тайхоу 62 жила еще среди народа, она родила дочь, отцом которой был Цзинь Ван-сунь. Ван-сунь уже умер. После кончины императора Цзин-ди на престол взошел У-ди. Ван, мать императора, тогда еще была жива».

Внучка Хань-вана по имени Янь пользовалась большим уважением У-ди. Как-то, выбрав момент во время беседы, она сказала, что у императрицы есть дочь, живущая в Чжанлине. У-ди воскликнул: «Почему же мне раньше не сказали?» — послал туда гонцов, чтобы отыскать девушку и ее семью. Затем У-ди и сам отправился в путь, чтобы встретить и забрать ее. Тем временем остановили движение по дороге, вперед пустили конников с бунчуками. [Кортеж императора] выехал через ворота Хэнчэн и прибыл в Чжанлин. К западу от этого небольшого города было расположено селение. Ворота в селении [173] оказались закрытыми, их быстро открыли, весь кортеж двинулся и остановился перед воротами дома рода Цзинь. Тут же послали конников окружить дом, чтобы девушка не скрылась. Император лично пошел забрать ее, но не нашел. Тогда он приказал приближенным войти в дом, позвать и найти ее. Все домашние перепугались, а девушка скрылась, спрятавшись под кроватью в глубине дома. Поддерживая за руки, ее вывели за ворота, заставляя кланяться. У-ди сошел с экипажа и сказал со слезами: «Эх! Моя старшая сестра, почему же ты спряталась так далеко?» И он велел подать другой экипаж и посадил девушку в него.

После этого повозки быстрым ходом вернулись в столицу и въехали прямо во дворец Чанлэгун 63. Еще во время поездки император повелел управителям-чиновникам подготовить список лиц, которые должны [по случаю этого события] представиться тайхоу и доложить о делах.

Тайхоу сказала: «Император, Вы утомились. Откуда это Вы приехали?» Император ответил: «Сегодня я ездил в Чжанлин и заполучил свою старшую сестру. С ней вместе и приехал». Обернувшись к сестре, сказал: «Представься императрице!» Императрица заплакала, девушка тоже заплакала, склонившись до земли. У-ди устроил пиршество и, выйдя вперед, провозгласил тост за долголетие [матушки]. [Он] пожаловал своей старшей сестре десятки тысяч монет, триста рабов и рабынь, казенные поля площадью в сто цин 64, усадьбу первого разряда 65. Тайхоу, благодаря, сказала: «Это для Вас, император, большой расход». После этого призвали трех принцесс: Пинъян, Наньгун и Линьлюй. И когда те пришли, всех представили старшей сестре императора. Ей дали титул Сючэн-цзюнь 66.

У этой сестры родился один мальчик и одна девочка. Мальчика назвали Сючэн Цзы-чжун. Девочка стала княгиней. Оба ребенка не принадлежали к [господствующему] роду Лю, и потому тайхоу жалела их. Сючэн Цзы-чжун стал заносчивым и распущенным, он преступал [закон], пренебрегал [интересами] чиновников и народа, и все люди страдали от него.

Когда Вэй Цзы-фу стала императрицей, ее младший брат Вэй Цин, по прозвищу Чжун Цин, будучи старшим командующим войсками, был пожалован титулом Чанпин-хоу. У него было четверо сыновей 67. Старший сын Кан считался наследником. Он находился в свите [императора], пользовался его расположением и был богат. Три его младших брата были пожалованы княжескими титулами. Каждый из них владел 1300 семьями. Один имел титул Иньань-хоу, другой — Фагань-хоу, третий — Ичунь-хоу. Их богатство и знатность потрясали Поднебесную. В Поднебесной пели песенку, в которой говорилось: «Родится мальчик — не радуйся; родится девочка — не [174] гневайся, разве не видишь, как Вэй Цзы-фу стала господствовать над Поднебесной?» 68

В то время супруга Пинъян-хоу овдовела и жила одна 69. Она хотела выйти замуж за кого-либо из лехоу. Княгиня спрашивала совета у окружающих о том, кто из живущих в Чанъани лехоу годится ей в мужья. Все ей говорили, что подошел бы главный командующий. Княгиня, смеясь, отвечала: «В этом случае придется и входить и выходить из собственного дома в сопровождении конников. Как же жить с таким мужем?» Прислуживавшие ей женщины говорили: «Сейчас старшая сестра главного командующего — императрица, все три сына — князья, их знатность и богатство потрясают Поднебесную. Почему же Вы, княгиня, пренебрегаете им?»

Тогда княгиня согласилась. Об этом сказали императрице, с тем чтобы она узнала [мнение] императора У-ди. Император издал повеление, чтобы командующий Вэй женился на княгине Пинъян.

Учитель Чу говорит: «Высокий муж может превратиться в дракона. Еще в преданиях говорилось: «Змея может превратиться в дракона, но она не меняет окраски своей шкуры. Когда человек становится [во главе] государства, он не меняет своего характера» 70. Когда какой-либо муж в положенное время становится богатым и знатным, он избавляется от всех своих зол и бед, он блистает и отмечен почетом. А вот когда он беден и презираем, как же тяжело ему приходится!»

При У-ди среди пользовавшихся его благосклонностью были цзе-юй Инь, син-э Син. В народе ее называли Син Хэ 71. Син Хэ получала содержание, равное двум тысячам даней зерна. Это аналогично рангу юнхуа, также получавшей две тысячи даней. Ранг цзе-юй по размерам содержания был равен рангу лехоу. Придворные дамы в ранге цзе-юй нередко становились императрицами 72.

Инь-фужэнь и Син-фужэнь одновременно пользовались благосклонностью императора, и он распорядился, чтобы они не видели друг друга. Но Инь-фужэнь сама попросила У-ди разрешения увидеться с Син-фужэнь. Император разрешил встречу, приказав придворным дамам всячески принарядить ее (фужэнь Син) и в сопровождении нескольких десятков охранительниц привести к Инь-фужэнь. Фужэнь Инь, увидев [свою соперницу], сказала: «Это не истинная Син-фужэнь!» Император спросил: «Почему ты так говоришь?» Инь ответила: «Я видела ее фигуру, внешность в целом. Это облик не той [женщины], что должна служить правителю». Тогда император повелел передать фужэнь Син, чтобы она облачилась в прежнюю одежду и пришла одна [без сопровождения]. Инь-фужэнь, увидев ее, сказала: «Это действительно она». И, наклонив голову, заплакала. Она поняла, что не столь хороша, как ее соперница. [175] Поговорка гласит: «Когда красивая женщина входит в комнату, ее ждет ненависть безобразной женщины».

Я, учитель Чу, скажу: «Протока не обязательно должна быть рекой или морем, но она должна смывать грязь; лошадь не обязательно должна быть скакуном, но бегать должна хорошо; служилый муж не обязательно должен быть мудрым, но должен знать Дао; девушка не обязательно должна быть знатного происхождения, но должна быть добродетельной. Предания гласят: "Женщины, равно красивые или безобразные, входя в дом, всегда вызывают ревность других; служилые мужи, все равно талантливые они или бездарные, попадая в императорский двор, вызывают зависть других". Красивая женщина — враг безобразной, разве это не так?»

Фужэнь Гоу И была из рода Чжао, уроженка Хэцзяни. Осчастливленная вниманием императора У-ди, она родила сына (94 г.), это был [будущий] император Чжао-ди. Он родился, когда У-ди было семьдесят лет, и взошел на престол, когда ему исполнилось только пять лет 73. Наследник Вэй [Цзюй] после своего низложения уже не был восстановлен в этом ранге.

Однажды яньский ван Дань 74 обратился с посланием к императору, выразив желание вернуться в столицу и поступить на службу в дворцовую гвардию. У-ди разгневался и тут же отрубил голову яньскому посланцу у северных ворот.

Как-то, находясь во дворце Ганьцюань («Сладкий источник»), император призвал к себе рисовальщика, чтобы тот изобразил сцену, как Чжоу-гун помогал [управлять] Чэн-вану 75. Тогда окружающие императора чиновники поняли, что У-ди намерен возвести на престол малолетнего сына. Через несколько дней император осудил фужэнь Гоу И. Вынув головные шпильки и сняв серьги, она явилась, отвешивая земные поклоны. Император сказал: «Отведите ее в дворцовую тюрьму!» 76. Фужэнь, уходя, обернулась, и император сказал ей: «Быстрее уходи, ты не должна жить!» Фужэнь [Гоу И] умерла во дворце Юньян-гун 77. В это время поднялся ураганный ветер, взметнувший тучи пыли. Байсины были тронуты [ее смертью]; посланные во дворец вынесли ее гроб ночью и захоронили, отметив лишь знаком место захоронения.

После этого император, пребывая как-то в безделье, спросил окружающих его чиновников: «Что говорят люди [о случившемся]?» Ему ответили: «Люди спрашивают, почему Вы, поставив сына наследником, прогнали его мать?» Император сказал: «Да, это так. И вам, глупым людям, не дано это понять. В прошлом в государстве из-за этого возникали смуты. Когда наследник правителя мал, а его мать в расцвете сил, то женщина-правительница становится заносчивой и гордой, она несет распутство и смуту, бесчинствует, и нет возможности покончить с этим. Разве вы не слышали о злодействах Люй-хоу?» По этой [176] причине [наложницы и фаворитки] У-ди, которые рожали детей, независимо от того, были ли это сыновья или дочери, все без исключения осуждались на смерть. Разве нельзя сказать, что он был мудр и свят, блистательно смотрел вперед, вдаль, заботясь о последующих поколениях [властителей]?! Это без сомнения то, что не могут постичь плохо начитанные и глупые конфуцианцы. Посмертное имя У-ди — «Воинственный». Разве это ничего не значит?

Комментарии

1. Гл. 49 занимает особое место среди историй наследственных домов: здесь речь идет о вайци *** *** — о родственниках по материнской линии, о свойственниках императоров по супружеской линии, о матерях, женах, наложницах государей. Изложение истории ханьского дома под этим углом зрения показывает, что в Древнем Китае женщины, попавшие в силу различных причин в ближайшее окружение императора, могли иногда сыграть значительную роль в политической жизни империи. Мы видим активное участие жен и наложниц в политическом соперничестве, жестокую и кровавую борьбу за право наследования власти для своих детей, за выгодные династические браки. Таким образом, хоугун (Задний дворец) порой становился местом решения проблем престолонаследия и в определенной мере — судеб имперской власти. В империи Хань постепенно был создан разветвленный и строго регламентированный аппарат государственной власти. Это касалось и всего личного окружения императора, включая Задний дворец, где помещались его жены и многочисленные наложницы, родичи по материнской линии и по линии жен. И здесь соблюдалась сложная градация титулов и званий, в какой-то мере аналогичная чиновничьей иерархии. Для ясности ее можно представить в следующем виде (ТПЮЛ, т. 1, гл. 135, Пекин, 1960, с. 562).

Китайский термин

Русский эквивалент

Материальное обеспечение; соответствие гражданскому чину

/Хуан тайхоу/

мать императора

очень высокое; строго не регламентировано

Тайхуан тайхоу

бабушка императора

-"-

Чжэн-дихуанхоу

первая жена императора, императрица

-"-

Тайхоу

вдовствующая императрица

-"-

Фэй

первая (главная) супруга наследника престола

-"-

Дачжангун-чжу

сестры императора

-"-

Чжангунчжу

старшая дочь императора, старшая принцесса

-"-

Гунчжу

последующие дочери императора, принцессы

-"-

Фужэнь

придворные дамы, наложницы (обобщенный термин; также близки по значению термины цзи, це и др.)

-"-

Категории наложниц:

мэйжэнь

-"-

2000 даней зерна в год; шао-шанцзао

бацзы

-"-

1000 даней зерна; чжунгэн

лянжэнь

-"-

800 даней зерна; цзошучжан

цицзи

-"-

800 даней зерна; ю-шу-чжан

чанши

-"-

600 даней зерна; удафу

шаоши

-"-

400 даней зерна; гунчэн

Учрежденные при императоре У-ди дополнительные ранги придворных дам, по своему статусу стоявших выше наложниц:

цзе-юй

-

2000 даней зерна в год; ле-хоу

син-э

-

?; цзянцзюнь = юйшидафу

юнхуа

-

2000 даней зерна; дашанцзао

чун-и

-

1000 даней зерна; цзогэн

Ко времени правления императора Юань-ди (48-32 гг. до н.э.), насчитывалось уже 14 категорий наложниц.

Имеются следующие переводы главы: на английский язык — Б.Уотсон (Records, т. 1, с. 379-392); на французский язык — Э. Шаванн (МИС, т. 6, с. 27-64); на байхуа -Цю Сею (т. 2, с. 771-780. Тайбэй, 1980); на японский язык — Отаке (кн. 2, с. 163-179. Токио, 1957).

2. Тушань — гора, где, по преданию, нашел невесту Великий Юй — совр. пров. Аньхой. Об этом говорилось в гл. 2: "Я в дни синь, жэнь, куй и цзя женился в Тушани, где у меня родился Ци" ("Истзап", т. 1, с. 161).

3. Согласно преданиям, приведенным в гл. 3, мать основателя иньского дома Се звали Цзянь-ди; была она из рода Ю-сун (или Ю-э).

4. Цзян Юань — мать легендарного родоначальника чжоуского рода — Хоу-цзи, по имени Ци (о нем см. гл. 4 "Истзап", т. 1). Тай-жэнь — девушка из знатного иньского рода (см.: "Истзап", т. 1), считается матерью первого полулегендарного правителя Вэнь-вана.

5. Историю возвышения служанки Бао-сы и гибели Ю-вана см. в гл. 4 ("Истзап", т. 1, с. 202-203).

6. Гексаграмма Цянь — первая гексаграмма Ицзин, связанная с понятиями Неба, мужчины, государя. Гексаграмма Кунь связана с понятиями Земли, женщины, супруги.

Таблица основных триграмм — символов, составленная исследователем Ицзин Ю. К. Шуцким, выглядит следующим образом (см.: Китайская классическая "Книга перемен", с. 23):

Название

Свойство

Образ

Цянь (творчество)

крепость

небо

Кунь (исполнение)

самоотдача

земля

7. Песня Гуань цзюй — в русском переводе "Встреча невесты" — помещена в разделе "Песни царства Чжоу и стран, лежащих к югу от него" (см.: Шицзин, с. 9-10). В.М.Алексеев в переводе глав Лунь юй приводил слова Конфуция об этой песне: "Песнь Гуань цзюй веселит, но не развращает, печалит, но не ранит" (см.: В.М.Алексеев. Избранные труды, с. 489).

8. Выражение *** *** — ли цзян означает "ниспослать, отдать повеление". Это словосочетание употреблено в Шаншу (ШСЦ, т. 3, гл. 2, с. 66) в связи с остроумной проверкой, устроенной императором Яо в отношении Шуня как возможного преемника власти. Шунь выдержал испытание, успешно воспитав обеих жен — дочерей Яо (см.: "Истзап", т. 1, гл. 1, с. 138).

9. Выражение *** *** *** *** цзи бу цинь ин означает "осмеивать жениха, лично не отправившегося встретить /невесту/". Оно встречается в Гунъян чжуань (см. ШСЦ, т. 33, Чунь-цю Гунъян-чжуань чжушу, с. 60). Эпизод связан с женитьбой князя из Ци на девушке из Лу.

10. Эта сентенция о Пути, судьбе и славе является на первый взгляд перефразировкой одной из мыслей Конфуция (см.: ШСЦ, т. 36, гл. 15, Лунь юй чжушу, с. 357). Однако настаивать на том, что это просто цитата из Конфуция (как это делает Уотсон, см.: Records, т. 1, с. 380) неправомерно, поскольку важный иероглиф мин ("судьба") в тексте Конфуция отсутствует.

11. В этом месте заканчивается своеобразное введение в главу с изложением идей общего порядка о роли женских персонажей в истории. Скромный и явно отрывочный перечень правительниц прошлого (женщина из рода Тушань, Вэй Си, Ю-сун, Да-цзи, Цзян Юань и др.) сопровождается краткими, но содержательными сентенциями. Особый интерес для понимания взглядов Сыма Цяня представляют рассуждения на тему семейных отношений и любви.

12. История взаимоотношений императрицы Люй, ее сына Сяо-хуэя, наложницы Ци и ее сына Жу-и (Чжао-вана) изложена в гл. 9 (см.: "Истзап", т. 2, с. 200-202). Причину особой ненависти к Жу-и следует искать не только в реальных опасениях потерять для собственного сына право на престол или в неудачах эмоционального порядка. Весьма вероятно, большую роль сыграл тот факт, что Жу-и в 198 г. подавил мятеж Гуань Гао, который являлся первым советником чжаоского вана Чжан Ао — зятя Люй-тайхоу. Чжан Ао уже после подавления мятежа был наказан лишением титула вана, переданного Жу-и (см. там же, с. 192).

13. В борьбе за господство родного клана Люй-тайхоу пошла на то, чтобы женить своего сына Сяо Хуэй-ди на своей же внучке (дочери Лу-юань и Чжан Ао).

14. Люй Лу — сын ("Истзап", т. 3, с. 384) или младший единокровный брат ("Истзап", т. 2, с. 206) старшего брата императрицы Люй-тайхоу — Люй Ши-чжи. Люй Лу имел титул Хулин-хоу и незадолго до смерти своей тетки-самодержицы получил титул Чжао-вана (в 181 г.). Казнен наряду с другими люйцами в сентябре 180 г.

15. Чанлин — царский пантеон ханьских императоров. Находился в 15-18 км к востоку от г. Сяньяна, к северу от р. Вэй.

16. Как явствует из гл. 9, ранее Люй Лу был поставлен во главе северной армии, а Люй-ван Чань — во главе южной армии ("Истзап", т. 2, с. 211).

17. У — княжество или царство. Его столица находилась в Мэйли, недалеко от совр. уезда Уси пров. Цзянсу.

18. Горы Инь (или Иньшань) находились на территории совр. уезда Шаосин пров. Чжэцзян. Могила отца будущей императрицы, как указывает географический труд Кодичжи и Сыма Чжэнь в Соинь (ХЧКЧ, т. 6, с. 2971), находилась на горе Цзешань, или Цзишань, недалеко от уездного центра Гуйцзи в Чжэцзяне.

19. В гл. 16 говорилось: "Вэй Бао поставил себя у власти, став вэйским ваном". Это произошло в 208 г., в 9-й луне (см.: "Истзап", т. 3, с. 329).

20. Дайским ваном с 196 г. являлся четвертый сын императора Гао-цзу — Лю Хэн, сын наложницы Бо. Родившийся не ранее 203 г., малолетний Лю Хэн, видимо, попал в "свое" княжество вместе с матерью и дядей после 195 г. Поскольку Бо оказалась впоследствии матерью Сына Неба, а в прошлом была супругой Гао-цзу, она названа в тексте тайхоу. Имя Лю Хэн опущено из-за табу на все императорские имена.

21. Лиян находился на территории совр. уезда Линьтун пров. Шэньси.

22. Из текста следует, что собственные имена деда и бабки Сяо Вэнь-ди по материнской линии оказались забыты или неизвестны Сыма Цяню.

23. Наньлин и Балин — места погребения Сяо Вэнь-ди и его супруги — находятся на расстоянии 5 км друг от друга к востоку от центра совр. уезда Сяньнин пров. Шэньси. Э. Шаванн справедливо подчеркивает, что мать императора Бо была похоронена рядом с сыном, а не супругом (МИС, т. 6, с. 38, примеч. 51).

24. Доу-тайхоу была матерью императора Цзин-ди. Согласно комментарию Хуанфу Ми (215-282), ее звали И-фан (ХЧКЧ, т. 6, с. 2974).

25. Старший из них позднее и стал ханьским императором Цзин-ди.

26. Речь идет о первой супруге будущего императора, которая родила (по данным гл. 11) только троих сыновей ("Истзап", т. 2, с. 247).

27. Судя по тексту гл. 11, вопрос о назначении наследника вызывал некоторые препирательства императора с сановниками (происходило это в феврале-марте 179 г. (см.: "Истзап", т. 2, с. 227-229).

28. Согласно данным Таблиц, перевод У в Лян произошел в 168 г. ("Истзап", т. 3, с. 395).

29. Иян — на территории совр. одноименного уезда пров. Хэнань.

30. Накаи Сэкитоку полагает, что речь идет о переезде в Чанъань семьи его хозяина (ХЧКЧ, т. 6, с. 2976). Однако это плохо согласуется с главным тезисом гадания — превращением в князя — хоу.

31. Цзян-хоу по имени Чжоу Бо был земляком Лю Бана и служил ему и последующим императорам Хань (см.: "Истзап", т. 2, гл. 8, с. 434, примеч. 177). Военачальник Гуань — он же командующий ханьской конницей Гуань Ин — глава военного ведомства с титулом Иньинь-хоу, затем первый советник в Хань (упоминается в т. 2 "Истзап").

32. Чжанъу-хоу получил пожалование (согласно Кодичжи) в прибрежной полосе в округе Цанчжоу, в уезде Лучэн — на территории совр. уезда Цансянь пров. Хэбэй.

33. Пожалованное Пэн-цзу владение располагалось недалеко от совр. уезда Наньпи (в районе Тяньцзиня пров. Хэбэй).

34. Имеется в виду мятеж семи ванов (владений У, Чу, Чжао, Цзинань, Цзяоси, Цзычуань и Цзяодун), поднятый в 154 г. (см.: "Истзап". т. 2, гл. 11, с. 248).

35. Ван-тайхоу была матерью императора У-ди (правил в 140-87 гг. до н.э.).

36. Хуайли находилось на территории совр. уезда Синпин пров. Шэньси.

37. Цзан Ту был яньским военачальником, после этого получил от Сян Юя титул Янь-вана. Гао-цзу в 202 г. оставил ему этот титул, но тот вскоре восстал и попал в плен.

38. Чжанлин — ханьский уезд к северо-востоку от Сяньяна, в пров. Шэньси.

39. В тексте стоит знак ци *** — "необыкновенный, редкий". Но еще Сыма Чжэнь считал нужным поставить здесь знак и *** — "опираться". К такому же выводу склонялся и Такигава (с. 2979).

40. Эти магические действа означали попытку наслать беду на того, за чьей спиной произносились заклятья.

41. Со смертью императрицы Доу это место было вакантным.

42. Дасин — один из высших сановников, ведавший церемониями (ли), также выполнял обязанности начальника посольского приказа.

43. Все эти назначения относятся к периоду 154-149 гг. (см.: "Истзап", т. 2, гл. 11, с. 249-250; т. 3, с. 638). Владение Гай находилось на земле княжества Ци, недалеко от Тайшаня (совр. уезд Ишуй пров. Шаньдун).

44. Владение Уань-хоу размещалось на землях княжества Вэй (Чжао) — на территории совр. пров. Хэбэй.

Тянь Фэнь и Тянь Шэн — дети Цзан Эр от другого брака — дядья У-ди.

Чжоуян находился на востоке совр. уезда Вэньси пров. Шаньси.

45. И Лян Юй-шэн, и Такигава, и Э. Шаванн отмечают, что у Цзин-ди родилось четырнадцать сыновей, из которых тринадцать, а не двенадцать стали ванами (ЛЮШ, кн. 11, гл. 26, с. 5; МИС, т. 6, с. 47, примеч. 113; ХЧКЧ, т. 6, с. 2982. См. также: Хань шу, гл. 14).

46. Четыре сына Эр Сюй: Лю Юэ, Лю Цзи, Лю Чэн и Лю Шунь.

47. Соответствующие земельные пожалования принцессам, согласно их титулам, располагались: Пиньян — в Шаньси; Наньгун — в Хэбэе; Линьлюй — в Хэнани (уезд Линьсянь).

48. Ван Чжун — отец императрицы Ван.

49. Янлин расположен у пантеона ханьских правителей, на территории совр. уезда Сяньян пров. Шэньси.

50. Князьями (хоу) стали Ван Синь, Тянь Фэнь и Тянь Шэн.

51. Как отмечал Э. Шаванн, когда Сыма Цянь писал главу, императрица Вэй, супруга императора У-ди, была еще жива, а ее сын был наследником престола. Но в 91 г. до н.э. они оба умерли (МИС, т. 6, с. 49, примеч. 123).

52. В гл. 111 Ши цзи, посвященной полководцу Вэй Цину, младшему брату императрицы Вэй, Сыма Цянь подробнее излагает историю рода Вэй и самой Цзы-фу. Ее отец и мать служили в доме Пинъян-хоу. Цзы-фу была младшей дочерью (ШЦ, т. 6, с. 2921), Точные имена и матери и отца неизвестны, хотя в гл. 116 последний назван Чжэн Цзи. Рождение Цзы-фу описано знаком вэй *** — "скрытый, скромный, незаконный". Поэтому историк употребил в тексте иероглиф гай *** — "вероятно", поскольку точно не знал родословную императрицы. Все эти обстоятельства открывают возможности для различной трактовки текста. Б.Уотсон перевел вэй как humble birth — "незнатного рода" (с. 389); Э. Шаванн — более резко: illegitime — "незаконный" (с. 49).

53. Здесь в тексте стоит посмертный титул императора Сяо У — У-ди, который относится к периоду после 87 г. и не мог быть известен историку. Обычно о нем говорится цзиньшан *** *** — "нынешний верховный владыка". Следовательно, есть основание предполагать здесь позднейшую интерполяцию.

54. Башан находился на территории совр. уезда Чанъань пров. Шэньси (см.: "Истзап", т. 2, гл. 6, с. 369, примеч. 199).

55. Как считает Накаи Сэкитоку, смена одежды происходила в небольшом помещении, рядом с парадным залом (ХЧКЧ, т. 6, с. 2983).

56. Эти дочери стали принцессами: Чжу-н, Ши-н и ставшая старшей принцессой — Вэй-чан, позднее — княгиней Данли, выйдя в 113 г. за мага Луань Да (гл. 12 и 28, см.: "Истзап", т. 2, с. 263; т. 4, с. 176).

57. Цзюй — будущий наследник императора У-ди.

58. История Вэй Цзы-фу изложена также в гл. 97 Хань шу (ЭШУШ, т. 1, с. 612).

59. Как известно из гл. 24, Ли Янь-няню было пожаловано звание селюй-дувэй *** *** *** *** — "советник, гармонизирующий тоны звукоряда" ("Истзап", т. 4, с. 72 и 236).

60. Как сообщал Сыма Цянь дальше, в гл. 123, Ли Гуан-ли достиг г. Эршичэна, где добыл превосходных лошадей, за что и получил звание Эрши-цзянцзюнь — военачальник г. Эрши (ШЦ, т. 6, с. 3174). Эрши — главный город Давани, расположен в районе Ферганы. Б.Уотсон дает его в санскритском варианте — Сутришна (Sutrishna — Records, т. 1, с. 391), хотя в китайских географических словарях такое название нам не встретилось.

61. На этом заканчивается основной текст главы. Ранее уже встречалась заключительная формула Сыма Цяня, завершающая большинство глав тайшигун юэ — "я, тайшигун, Придворный историограф, скажу". Далее и до конца главы идет текст известного ханьского интерполятора "Исторических записок" Чу Шао-суня (47-7 гг. до н.э.), которого чешский синолог Т. Покора даже считал третьим (после Сыма Таня и Сыма Цяня) автором "Исторических записок" (см.: Рокorа Т. Ch'u Shaosun — the Narrator of Stories in the Shih-chi — Estratto Institute orientale di Napoli. Vol. 41, 1981, с. 403-429).

62. Ван-тайхоу — императрица Ван, мать императора У-ди. Сюй Гуан сообщает, что ее звали Су (ХЧКЧ, т. 6, с. 2987), Чжан Шоу-цзе добавляет ее поздний титул Сючэн-цзюнь (там же).

63. Чанлэгун — "Дворец постоянной радости": в столице был резиденцией матери-императрицы Ван.

64. Цин — мера площади, равная 100 му. В настоящее время 1 цин равен 6,144 га (весьма вероятно, что размер му с периода Хань изменился) .

65. Цзя ди — усадьба. Это выражение встречалось в гл. 12 (ШЦ, т. 1, с. 463) и было переведено нами "дом первого разряда" ("Истзап", т. 2, с. 263). Имеется и в гл. 68 Хань шу. Усадьбы знати различались по классам в соответствии с порядковыми циклическими знаками цзя и и т.п.

66. Как сообщил Сюй Гуан (352-425), эту старшую сестру У-ди сделали первой женой Хуай-вана (ХЧКЧ, т. 6, с. 2989).

67. Э. Шаванн справедливо считал, что Чу Шао-сунь допустил здесь ошибку, так как у Вэй Цина имелось лишь три сына (МИС, т. 6, с. 58). Действительно, дальше речь идет лишь о трех сыновьях. Старший сын Кан получил сначала титул Ичунь-хоу, а затем — Чанпин-хоу; один его младший брат — Бу И — стал Иньань-хоу, а другой — Дэн — стал Фагань-хоу. Оба были наказаны и лишены княжеских титулов (см.: ШЦ, т. 6, гл. 111, с. 2940).

68. Безвестная Цзы-фу стала императрицей, подняла всех родичей на высоты богатства и знатности. Отсюда мораль народной песни: не горюй, если у тебя родилась девочка, может и ей повезет.

69. Старшая принцесса Ян Синь, одна из старших сестер У-ди, была замужем за Пинъян-хоу и именовалась вдовствующей княгиней Пинъян. Имя самого князя было Цао Ши (в Хань шу — Цао Шоу).

70. Смысл этой аллегории, очевидно, в том, что даже низко стоящий человек может волею судьбы взлететь на верх социальной лестницы, но его суть не меняется.

71. Титул придворной дамы син-э *** *** (см. таблицу в примеч. 1) в дословном переводе означает "прелестный, изящный, стройный". Носившую этот титул фаворитку императора по имени Син насмешливо прозвали Син Хэ *** *** — "прелестная ли?".

72. См. таблицу рангов и титулов Заднего дворца в примеч. 1.

73. Здесь явные неточности. Из текста главы следует, что У-ди достиг семидесятилетия в год смерти (87 г.). Возраст восшествия на престол, видимо, тоже указан неверно. Пэй Инь в Цзи цзе предположил, что Чжао-ди родился в 94 г. Аргументы Пэй Иня: в гл. 97 Хань шу этой датой указан 3-й год девиза ши-юань (86-81), что является очевидной опиской; если указание на 3-й год справедливо, то это может быть лишь девиз тай-ши (96-93). Следовательно, Чжао стал императором в возрасте восьми лет.

74. Цы-ван Дань — один из сыновей У-ди. Начал править во вновь учрежденном княжестве Янь в 117 г. ("Истзап", т. 3, с. 435, 780). Когда произошел описанный здесь эпизод и имел ли последствия, неизвестно.

75. В гл. 4 говорилось о том, как из-за малолетства чжоуского Чэн-вана Чжоу-гун семь лет ведал делами управления. И только когда Чэн-ван повзрослел, Чжоу-гун вернул ему управление ("Истзап", т. 1, с. 190). Будущий Чжао-ди был еще ребенком, и У-ди задумывался о том, как он будет управлять.

76. Етин-юй — тюрьма в боковом помещении — очевидно, специальная комната для обвиненных в чем-либо наложниц. В чем была вина Гоу И, неясно. Судя по изложению в Хань шу, ее сын был мал, но любим императором. Если принять во внимание нижеследующий текст, никаких провинностей за Гоу И могло и не быть.

77. Дворец Юньянгун — видимо, какая-то часть известного дворцового комплекса Ганьцюань, находившегося в 40 км к северо-западу от Юньяна (совр. уезд Синьян пров. Шэньси, см. МИС, т. 6, с. 64).

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.