Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СЫМА ЦЯНЬ

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

ШИ ЦЗИ

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

СУН ВЭЙ-ЦЗЫ ШИ ЦЗЯ — НАСЛЕДСТВЕННЫЙ ДОМ СУНСКОГО ВЭЙ-ЦЗЫ

Вэй-цзы по имени Кай 1 был первым сыном иньского императора И и старшим сводным братом императора Чжоу[-синя] 2. Придя к власти, Чжоу[-синь] показал свое неразумие, был непристойным и беспорядочным в управлении; Вэй-цзы не раз увещевал его, но Чжоу [-синь] не слушал [советов]. Дошло до того, что [иньский чиновник] Цзу-и, видя, как чжоуский Си-бо Чан совершенствует добродетели и разгромил царство Ци 3, испугался, что беда дойдет [до дома Инь], и доложил об этом Чжоу [-синю]. Чжоу ответил: «Разве моя жизнь не определяется повелением Неба? 4. Что же в этом случае можно сделать?». Тогда Вэй-цзы, прикинув, что Чжоу [-синя] все равно не удастся предостеречь, хотел убить его и затем удалиться, но, не в состоянии принять на себя такое решение, стал спрашивать [совета] у тайши и шаоши 5, сказав им [так]: «Инь не имеет [настоящего] управления, [надлежаще] не управляет четырьмя частями государства. Свершения нашего предка [Тана] встали в ряд с [деяниями] его предшественников, в то время как Чжоу [-синь] погряз в вине, следует тому, что [говорит] женщина 6, и беспорядочно нарушенные добродетели Тана [могут] перейти к следующим поколениям. Ныне в Инь и малые, и большие любят повсюду красть, творить злодейство и [совершать] насилие. Высшие сановники и простые чиновники подражают друг другу в нарушении законов, за всеми ними числятся проступки и преступления, и никто не заботится о выполнении [долга], а маленькие люди совместно поднимаются, враждуя и соперничая друг с другом. Ныне устои иньского государства утрачены! Оно подобно [путнику], переходящему реку без берегов и края. Момент гибели Инь уже наступил, наступил сейчас». Он продолжал: «Тайши и шаоши, с чего же мне начинать и куда идти? [Как] сохранить свою семью от гибели? Ныне, вы скажите откровенно, в чем [причина] моей неудачи? Как же быть?» Тайши сказал так: «О сын вана! Небо открыто послало нам бедствия, чтобы погубить иньское государство, так как в нем [никто] не боится того, что страшно, не прислушивается [к советам] старых и старших. Ныне население Инь [124] презрело и нарушает [порядок] жертвоприношения небесным и земным духам. Если бы сейчас действительно Вам удалось [хорошо] управлять государством, то в таком управляемом царстве Ваша личная смерть не вызвала бы сожаления. Но коли Вы умрете, не добившись в конечном счете [хорошего] управления страной, то уж лучше покинуть [Инь]». Затем [Вэй-цзы] бежал 7.

Цзи-цзы был близким родственником Чжоу[-синя] 8. Когда Чжоу[-синь] впервые изготовил палочки для еды из слоновой кости, Цзи-цзы со вздохом сказал: «Сделав палочки для еды из слоновой кости, понадобится сделать бокалы из яшмы, а для того чтобы сделать такие бокалы, придется позаботиться о ценных и необыкновенных вещах из дальних мест, да к тому же привезти их оттуда. Именно с этого и начинается постепенный рост [количества] колесниц и лошадей, дворцов и палат, и его невозможно остановить» 9. Чжоу[-синь] творил безобразия и распутствовал, Цзи-цзы увещевал его, но тот не слушал [советов]. Некоторые говорили [Цзи-цзы]: «Вы можете уезжать». Но Цзи-цзы отвечал им: «Если чиновник ради людей увещевает [правителя], а тот не слушает его и [чиновник] после этого уезжает, то [тем самым] ясно выставляет [напоказ] зло, идущее от правителя, и сам [чиновник] бывает осуждаем народом. Я не могу стерпеть подобное». Затем он распустил волосы, как безумный, и стал рабом. Впоследствии уединяясь, он [часто] играл на лютне, выражая этим свою скорбь, поэтому то, что передавалось потомкам, и было названо Цзи-цзы цзао («Наставления Цзи-цзы»).

Сын вана Би-гань также был близким родичем Чжоу [-синю] . Видя, что к увещеваниям Цзи-цзы [император] не прислушался и Цзи-цзы стал рабом, [Би-гань] сказал: «Если государь совершает ошибки и никто не борется с ними насмерть, какую же беду [это принесет] байсинам!» И он напрямик сказал обо всем [этом], увещевая Чжоу [-синя]. Разгневанный Чжоу сказал: «Я слышал, что сердце мудреца имеет семь отверстий, правда ли это?» После этого он убил сына вана Би-ганя, разрезал [его грудь], чтобы посмотреть на его сердце.

Вэй-цзы сказал: «Отец и сыновья — дна плоть и кровь, а подданные и властитель связаны друг с другом долгом. Поэтому, если отец совершает ошибки, но не прислушивается к увещеваниям сына, сделанным трижды, то [сын] тогда покоряется обстоятельствам, лишь вздыхая по этому поводу; если [правитель] не прислушивается к увещеваниям слуг народа, сделанным трижды, то согласно законам долга слуга может уйти». Вслед за тем тайши и шаоши убедили Вэй-цзы уйти, и они уехали.

Когда чжоуский У-ван напал на Чжоу [-синя] и победил дом Инь, Вэй-цзы, держа в руках сосуды для жертвоприношений, [125] направился к воротам военного лагеря [чжоусцев]. Его плечо было обнажено, руки связаны, левой рукой он вел барана, в правой держал траву мао. Так, на коленях, он направился [к У-вану], чтобы доложиться ему 10. У-ван тогда освободил Вэй-цзы, вернув ему пост, который [тот занимал] прежде. У-ван пожаловал владение сыну Чжоу[-синя] У-гэну Лу-фу, чтобы тот продолжал там приносить жертвы [предкам] дома Инь, и поручил Гуань-шу и Цай-шу наставлять и помогать ему. Победив дом Инь, У-ван посетил Цзи-цзы. У-ван сказал ему: «О [мудрец]! Небо в Сокровенном молчании определило [правила жизни] народа, живущего на Земле, чтобы помочь ему жить в покое, однако я не знаю порядка, [должного существовать] в поведении каждого и в отношениях между людьми» 11. Цзи-цзы на это ответил: «В древности Гунь преградил путь водам потока, чем нарушил порядок пяти первоначал (у-син) 12. [Небесный] владыка тогда пришел в ярость и отказал ему в Великом законе в девяти разделах, в результате нормы и правила поведения и отношений между людьми пришли в упадок. В итоге Гунь умер в заключении, а Юй продолжил [дело отца] и возвысился. И тогда Небо ниспослало Юю Великий закон в девяти разделах, по которому определялся порядок в поведении каждого и в отношениях между людьми.

Начальный первый раздел говорит о пяти первоосновах (у-син), второй раздел говорит о пяти способностях (у-ши), третий — о восьми управлениях (ба-чжэн), четвертый — о пяти основах [исчисления] времени (у-цзи), пятый — о совершенстве правителя (хуан-цзи), шестой — о трех моральных качествах (сань-дэ), седьмой — о разрешении сомнений (цзи-и), восьмой — о природных знамениях (шу-чжэн), девятый раздел говорит о предпочтении пяти [проявлений] счастья и боязни шести [несчастливых] крайностей (сянъюн у-фу, вэйюн лю-цзи).

[Первый раздел]. Пять первооснов: первая основа — вода, вторая — огонь, третья — дерево, четвертая — металл, пятая — земля. Вода — мокрая и течет вниз, огонь — горячий и поднимается вверх, дерево [поддается] сгибанию и выпрямлению, металл поддается воздействию и изменяется, земля принимает посев и дает урожай. Мокрое и текущее вниз создает соленое; горячее и поднимающееся вверх создает горькое; сгибающееся и выпрямляющееся создает кислое; поддающееся воздействию и изменяющееся создает терпкое; засеваемое и собираемое создает сладкое 13.

[Второй раздел]. Пять способностей: первая — внешний облик, вторая — речь, третья — зрение, четвертая — слух, пятая — мышление. [Свойство] внешнего облика — [выражать] почтительность, речи — следовать [разумному], зрения — различать, слуха — улавливать, мышления — проникать [в суть]. Почтительность создает смирение, следование [разумному] создает [126] управляемость, [умение] различать создает прозорливость, улавливание [сказанного] создает сообразительность, проникновение [в суть] создает мудрость.

[Третий раздел]. Восемь управлений: первое — [управление] по продовольствию, второе — по товарам, третье — по жертвоприношениям, четвертое — Приказ общественных работ, пятое — Приказ культа и просвещения, шестое — Судебный приказ, седьмое — [управление] по приему гостей, восьмое — по военным делам.

[Четвертый раздел]. Пять основ исчисления времени: первая [основа] — год; вторая — месяц; третья — день; четвертая — созвездия и знаки зодиака; пятая — календарные исчисления.

[Пятый раздел]. О совершенстве правителя. Когда правитель утвердил свое совершенство, он собирает в себе пять [проявлений] счастья, чтобы их применить и распространить, одаряя ими свой многочисленный народ. Тогда его многочисленный народ, привлеченный его, (правителя), совершенством, одарит его поддержкой этого совершенства. Если правитель утвердит свое совершенство, среди его многочисленного народа не будет групп злоумышленников, а среди его людей (чиновников) не будет [проявляться] плохих намерений. Среди его многочисленного народа имеются такие, кто умеет составлять планы, умеет действовать и умеет соблюдать [свой долг], правитель должен помнить о них. Таких, кто хотя и не соответствует совершенству, но и не погряз в преступлениях, правитель должен принимать. И когда умиротворенность [таких людей] отразится на их внешнем облике и они заявят, что добродетель — вот что они любят, тогда правитель одаривает их счастьем. У таких людей лишь одно стремление — совершенство правителя. Нельзя обижать одиноких и бездетных и запугивать знатных и просвещенных. Тех, кто среди подданных обладает способностями и [умеет] действовать, [правитель] побуждает совершенствовать свое поведение, и тогда страна расцветает. Все правильные [в поведении] люди, будучи обеспеченными, становятся еще лучше. Если правитель не в состоянии побудить [способных] приносить пользу государству, эти люди станут совершать преступления. Те же, кто не обладает добрыми [качествами], пусть даже правитель и осчастливит их, все равно своей деятельностью они навлекут беду на государя.

Без пристрастия и без неравности
Почитай справедливость вана.
Свободный от личных привязанностей,
Следуй по пути правителя
Свободный от личной неприязни,
Следуй по пути вана.
Без пристрастия и без личных склонностей
Широк и просторен путь вана,
Без личных склонностей и без пристрастия
Справедлив и ровен путь вана.
[127]
Без отступлений и без кривизны
Правилен и прям путь правителя
Собирайте всех стремящихся к совершенству,
Обращайтесь к этому совершенству!
14

[Цзи-цзы] говорил: «В словах, распространяющих повсюду совершенство правителя — вана, и величие и наставление, это поучения, идущие от [Небесного] владыки. Весь многочисленный ваш народ, [услышав] слова, в которых распространялись, совершенства правителя, следует им и осуществляет их, тем самым приближаясь к блеску [совершенства] Сына Неба. [Народ] говорит: «Сын Неба, сумев стать отцом и матерью для народа, становится и правителем Поднебесной»».

[Шестой раздел]. Три моральных качества [правителя]: первое называется правильностью и прямотой, второе — твердостью, с которой преодолевают [трудности], третье — мягкостью, с которой преодолевают [трудности]. Когда [в стране] ровно и спокойно, обращаются к правильности и прямоте; в отношений дерзких и непокорных применяют твердость для преодоления [их сопротивления]; в отношении согласных и покорных применяют мягкость, с помощью которой справляются [с положением]. По отношению к тем, кто таит [замыслы], применяют твердость [в наказании их], по отношению к знатным и просвещенным применяют мягкость. Только государь распределяет блага (должности и награды), только государь осуществляет власть (осуществляет наказания), только государь пользуется доходами [государства] 15. Подданный не имеет права распределять блага, осуществлять власть и пользоваться доходами, [государства]. Если же подданный получил право распределять, блага, осуществлять власть и пользоваться доходами [государства] , то это принесет вред семьям и станет [бедствием для страны]. Тогда чиновники становятся пристрастными и порочными, а народ преступает [правила] и становится непостоянным.

[Седьмой раздел]. О разрешении сомнений. [Необходимо прежде всего] произвести отбор и назначить гадателей на черепашьих щитах и гадателей на стеблях тысячелистника и приказать им гадать. [Формы линий, получаемые ими при гадании], называются: дождь, проясняющееся небо, облачность, туман 16, преодоление и [два символа] — чжэнь (ветер) и хуэй (гора) 17; всего семь [символов]. Пять из них [получаются] при гадании на черепашьих щитах, а два — при гадании на тысячелистнике; по ним можно усмотреть ошибки [в делах] 18. Когда избранные люди поставлены гадателями по черепашьим щитам и по стеблям тысячелистника, то гадают всегда трое, а следуют согласным словам двух из них 19. Если у Вас, государь, возникают большие сомнения, то сначала посоветуйтесь со своим сердцем, затем обдумайте их со своими высшими сановниками и [128] чиновниками, посоветуйтесь с простыми людьми и спросите [ответа в гаданиях] на черепашьих щитах и на стеблях тысячелистника. Если Ваше, государь, мнение, [а также] гадание на черепашьих щитах, гадание на стеблях тысячелистника, мнение высших сановников и чиновников, а также простого народа согласовываются, то это называется Великим согласием. Тогда Вас ждет процветание и могущество, а Вашим потомкам будет сопутствовать счастье. Если, Ваше, государь, мнение, гадание на черепашьих щитах, гадание на стеблях тысячелистника согласовываются, а вразрез с ними будут мнения высших сановников и чиновников, а также простого народа, то это счастливое предзнаменование. Если мнение высших сановников и чиновников, гадание на черепашьих щитах, гадание на стеблях тысячелистника согласовываются, а Ваше, государь, мнение и мнение простого народа идут вразрез с ними, то [все равно] это счастливое предзнаменование. Если мнение простого народа, гадание на черепашьих щитах, гадание на стеблях тысячелистника согласовываются, а Ваше, государь, мнение и мнение высших сановников и чиновников идут вразрез с ними, то [все равно] это счастливое предзнаменование. Если Ваше, государь, мнение, гадание на черепашьих щитах согласовываются, а гадание на стеблях тысячелистника, мнение высших сановников и чиновников и мнение простого народа идут вразрез с ними, то для Ваших начинаний внутри страны это счастливое предзнаменование, а для начинаний вне страны неблагоприятное. Если же гадание на черепашьих щитах и гадание на стеблях тысячелистника вместе разойдутся с мнениями людей, то в случае [Вашего] бездействия будет счастье, активные же действия принесут несчастье.

[Восьмой раздел]. Природные знамения. [Существуют явления природы], которые называются: дождь, солнечное сияние, жара, холод, ветер, [смена] сезонов. Если [первые] пять явлений проявляются полностью и действуют в должном для каждого порядке, то все растения произрастают пышно. Когда одно [явление природы] проявляется чрезмерно, быть беде, когда одно [явление природы] совсем пропадает, быть беде.

[Можно] говорить о счастливых предзнаменованиях. Так, достойное поведение правителя символизируется дождем в должное время; [хорошее] управление символизируется своевременным [обилием] солнечного света; понимание [правителем] обстановки символизируется своевременной жарой, предусмотрительность [правителя] символизируется [приходом] холода в свое время; мудрость [правителя] символизируется своевременными ветрами.

[Можно] говорить о несчастливых предзнаменованиях. Так, распущенность [правителя] символизируется длительными дождями; ошибки [правителя] символизируются длительным [129] солнечным сиянием; леность [правителя] символизируется длительной жарой; торопливость [правителя] символизируется постоянным холодом; неразумность [правителя] символизируется постоянными ветрами.

Правитель (ван) изучает [эти явления природы и предзнаменования] каждый год; высшие сановники и чиновники [изучают их] ежемесячно, мелкие чиновники — каждый день 20. Если в течение года, месяцев и дней [явления природы] не изменяют [должного порядка], то все злаки полностью созревают, управление страной ведется мудро, выдающиеся люди пользуются славой, а страна пребывает в покое и довольстве. Если же в течение дней, месяцев и года [в явлениях природы] изменяется [должный порядок], злаки не созревают, управление страной ведется вслепую и неразумно, выдающиеся люди используются мало, а страна пребывает в беспокойстве.

Простой народ должен [знать] звезды 21. Среди звезд есть такие, которые любят ветер, есть такие звезды, которые любят дождь 22. [Как результат] движения Солнца и Луны существует зима и существует лето. Движение Луны среди звезд приводит к ветру и дождю.

[Девятый раздел]. Пять [проявлений] счастья таковы: первое — долголетие, второе — богатство, третье — здоровье [тела] и спокойствие [духа], четвертое — любовь к добродетели, пятое — [достойное] завершение своей жизни. Шесть [несчастливых] крайностей таковы: первая — сокращенная несчастьями жизнь 23, вторая — болезни, третья — горе, четвертая — бедность, пятая — уродство [тела], шестая — слабость [ума]» 24.

После этого У-ван пожаловал Цзи-цзы владение в Чаосяне, не относясь более к нему как к простому подданному 25. Впоследствии, приезжая представиться [правителю] Чжоу и проезжая развалины столицы прежней династии Инь, он переживал то, что дворцы и палаты столицы лежат в руинах, заросли злаками и просом. Все это потрясло Цзи-цзы, и он хотел зарыдать, но не смог, хотел пролить слезы, но [подумал, что] это сделает его похожим на женщину, тогда он составил стих «Цветение хлебов», чтобы воспеть свои чувства. Стих этот гласил:

Цветут хлеба, наполняясь соком,
У хлебов и проса красивый вид.
Этот мальчишка-плут
Не хотел хорошего вместе со мной
26.

Тот, кого называл он «мальчишка-плут», был Чжоу [-синь]. Жители Инь, услышав стих, все проливали слезы.

Когда умер У-ван, [его сын] Чэн-ван был еще мал, и Чжоу-гун Дань за него взял на себя управление государством. Гуань[-шу] и Цай[-шу] подозревали Чжоу-гуна [в стремлении захватить власть] и совместно с У-гэном подняли мятеж, [130] намереваясь неожиданно напасть на Чэн-вана и Чжоу-гуна. Чжоу-гун, заручившись повелением Чэн-вана, казнил У-гэна, убил Гуань-шу и сослал Цай-шу, повелев Вэй-цзы Каю встать вместо иньского потомка [У-гэна] и приносить жертвы их предкам; он составил Вэй-цзы чжи мин («Повеление вэйскому княжичу»), чтобы объявить о своей воле. Княжество [Вэй-цзы] находилось в Сун 27. Вэй-цзы издавна [был известен] своими способностями, человеколюбием и мудростью, поэтому, когда он сменил У-гэна [у власти], оставшееся население прежней иньской династии очень почитало и любило его.

После смерти Вэй-цзы Кая у власти встал его младший брат Янь; это был Вэй-чжун. После смерти Вэй-чжуна у власти встал его сын Сун-гун Цзи. После смерти Сун-гуна Цзи у власти встал его сын Дин-гун Шэнь. После смерти Дин-гуна Шэня у власти встал его сын Минь-гун Гун. После смерти Минь-гун Гуна у власти встал его младший брат Ян-гун Си. Как только Ян-гун занял пост правителя, сын Минь-гуна по имени Фу-сы убил Ян-гуна и сам встал у власти, заявив при этом: «Это я должен править». Это был Ли-гун 28. После смерти Ли-гуна у власти встал его сын Си-гун Цзюй. На семнадцатом году [правления] Си-гуна (842 г.) чжоуский Ли-ван, спасаясь от беды, бежал в Чжи. Си-гун умер на двадцать восьмом году [своего правления] (831 г.), и у власти встал его сын Хуэй-гун Цзянь. На четвертом году [его правления] (827 г.) на престол взошел чжоуский Сюань-ван. На тридцатом году [своего правления] (801 г.) Хуэй-гун умер, и у власти встал его сын Ай-гун 29. Ай-гун умер на начальном году [своего правления] (800 г.), у власти встал его сын Дай-гун. На двадцать девятом году [правления] Дай-гуна (771 г.) чжоуский Ю-ван был убит племенами цюаньжунов. Правитель княжества Цинь впервые вошел в число владетельных князей — чжухоу. Дай-гун умер на тридцать четвертом году [своего правления] (766 г.), у власти встал его сын У-гун Сы-кун. У У-гуна родилась дочь, которая стала женой луского Хуэй-гуна, а у нее родился [будущий] луский Хуань-гун. У-гун умер на восемнадцатом году [своего правления} (748 г.), у власти встал его сын Сюань-гун Ли 30. У Сюань-гуна был старший сын — наследник Юй-и. На девятнадцатом году [своего правления] (729 г.) Сюань-гун заболел и стал уступать власть своему младшему брату Хэ, говоря при этом: «Когда умирает отец, ему преемствует сын, когда умирает старший брат, его сменяет младший брат, это всеобщее положение для Поднебесной. Я [поэтому] и ставлю у власти Хэ». Хэ трижды отказывался, но затем принял власть. А когда Сюань-гун умер, у власти встал его младший брат Хэ; это был Му-гун. На девятом году [правления] (720 г.) Му-гун заболел, призвав к себе управителя военными делами — дасыма Кун-фу [Цзя] 31. Он сказал ему: «Наш покойный правитель Сюань-гун отставил [131] своего старшего сына — наследника Юй-и — и поставил у власти меня. Я не смею об этом забывать. Когда я умру, непременно поставьте править Юй-и». Кун-фу ему ответил: «Все чиновники желают поставить у власти княжича Фэна». На что Му-гун ответил: «Не ставьте править Фэна, я не хочу оказаться виноватым перед Сюань-гуном». После этого Му-гун вынудил Фэна уехать [из Сун] и поселиться в княжестве Чжэн. В восьмой Луне, в день гэн-чэнь, Му-гун умер, и у власти встал Юй-и, сын Сюань-гуна, старшего брата покойного; это был Шан-гун. Благородные мужи, услышав об этом, говорили: «Можно сказать, что сунский Сюань-гун знал людей; он поставил у власти своего младшего брата, чтобы выполнить долг, но в конце концов его сын вернулся к обладанию этой властью» 32.

На начальном году [правления] Шан-гуна (719 г.) вэйский княжич Чжоу-юй убил своего правителя Ваня и сам встал у власти. Желая обрести [доверие] владетельных князей, он отправил посла в Сун сказать [князю]. «Фэн находится в княжестве Чжэн, и он обязательно учинит беспорядок, можно будет Вам вместе со мной напасть на него». [Правитель] Сун согласился с этим, и они совместно напали на Чжэн, но дойдя до восточных ворот столицы, повернули [войска обратно]. На втором году [правления Шан-гуна] (718 г.) правитель Чжэн напал на княжество Сун, чтобы отплатить за военный поход, [когда войска Сун дошли] до восточных ворот [чжэнской столицы]. В последующем [войска] владетельных князей многократно вторгались [в наши земли] и нападали на нас.

На девятом году [правления Шан-гуна] (711 г.) [произошло следующее]: жена дасыма Кун-фу Цзя была хороша собой; отправившись [однажды] в поездку, она встретила в пути главного министра княжества — тайцзая Хуа Ду. Ду был обрадован встречей и во все глаза рассматривал красавицу. Домогаясь жены Кун-фу, [Хуа] Ду послал людей распространить по княжеству такие речи: «Шан-гун стоит у власти уже десять лет и провел за это время одиннадцать сражений, страдания народа невыносимы, и все это из-за действий Кун-фу. Я намерен убить Кун-фу, чтобы принести народу покой». В тот год в Лу убили правителя Инь-гуна. На десятом году [правления Шан-гуна] (710 г.) Хуа Ду напал на Кун-фу, убил его и забрал его жену. Шан-гун разгневался; тогда он убил и Шан-гуна, после чего отыскал в княжестве Чжэн Фэна — сына Му-гуна — поставил его править; это был Чжуан-гун.

На начальном году [правления] Чжуан-гуна (710 г.) Хуа Ду стал его первым советником — сяном. На девятом году (702 г.) [правитель Сун] схватил чжэнского Цзи Чжуна и потребовал от него поставить Ту чжэнским правителем. Цзи Чжун согласился с этим, и в конце концов там у власти встал Ту. Чжуан-гун умер на девятнадцатом году [своего правления] (692 г.), [132] у власти встал его сын Минь-гун Цзе. На седьмом году [правления] Минь-гуна (685 г.) стал править циский Хуань-гун. На девятом году [правления Минь-гуна] (683 г.) в Сун случилось наводнение. [Правитель] княжества Лу послал Цзан Вэнь-чжуна 33 выразить соболезнование в связи с наводнением. Минь-гун, казня себя, сказал: «Потому, что я, недостойный, не могу надлежаще служить духам людей и небесным духам и мое управление несовершенно, пришло наводнение». Цзан Вэнь-чжун одобрил эти слова. Этими словами еще княжич Цзы-юй поучал Минь-гуна 34.

На десятом году [правления Минь-гуна] (682 г.), летом, [войска] Сун напали на Лу; бой произошел под Чэнцю, лусцы захватили живым в плен сунского Нань-гун Ваня 35. Сунцы стали просить за Ваня, и Вань вернулся в Сун. На одиннадцатом году [правления Минь-гуна], осенью, Минь-гун охотился вместе с Нань-гун Ванем, затем во время игры [в шахматы] они заспорили; рассердившись [за что-то], Минь-гун оскорбил партнера, сказав ему: «Вначале я уважал Вас, но сейчас Вы [проявляете себя] всего лишь как пленник княжества Лу!» [Нань-гун] Вань обладал [большой] силой и, больно задетый этими словами, шахматной доской [ударил] и убил Минь-гуна в Мэнцзэ 36. Сановник Чоу-му, услышав об этом, с солдатами подошел к воротам дворца гуна. Вань схватил Чоу-Му [и ударил с такой силой, что] тот зубами налетел на ворота и умер. Следом [Вань] убил главного министра Хуа Ду и поставил у власти в качестве правителя княжича Цзы-ю. Остальные княжичи бежали в Сяо 37, один княжич Юй-юэ бежал в Бо 38. Младший брат Ваня — Нань-гун Ню — с войсками окружил Бо. Зимой [жители] Сяо и остальные сунские княжичи совместно напали на Нань-гун Ню и убили его; убили [также] вновь поставленного правителя Ю и поставили у власти младшего брата Минь-гуна — Юй-юэ; это был Хуань-гун. Сунский [Нань-гун] Вань, спасаясь, бежал в княжество Чэнь. Сунцы попросили [выдать его] и послали подарки в Чэнь. Чэньцы сначала поручили женщинам напоить Ваня крепким вином, завернули [пьяного] в шкуру и вернули в княжество Сун. Сунцы искромсали тело [Нань-гун] Ваня на куски 39.

На втором году [правления] Хуань-гуна (680 г.) владетельные князья напали на княжество Сун, [их войска] дошли до окрестностей [столицы], после чего ушли. На третьем году [правления] Хуань-гуна (679 г.) циский Хуань-гун впервые стал гегемоном. На двадцать третьем году [своего правления] (659 г.) [Хуань-гун] встретил в Ци вэйского княжича по имени Хуэй и поставил его править [в Вэй]; это был вэйский Вэнь-гун. Младшая сестра [вэйского] Вэнь-гуна стала женой [сунского] Хуань-гуна. Циньский Му-гун пришел к власти. На тридцатом году [своего правления] (652 г.) Хуань-гун заболел. Его [133] старший сын — наследник Цзы-фу решил уступить право наследования сводному старшему брату — Му-и. Хотя Хуань-гун [понимал] справедливость намерения старшего сына-наследника, но в конечном счете не дал [на это своего] согласия. На тридцать первом году [своего правления] (651 г.) Хуань-гун умер, и у власти встал его наследник Цзы-фу; это был Сян-гун. Он сделал своего старшего сводного брата Му-и первым советником. Еще до того как состоялось погребение [сунского Хуань-гуна], циский Хуань-гун собрал владетельных князей в Куйцю 40; Сян-гун отправился на этот сбор. На седьмом году [правления] Сян-гуна (644 г.) на земли Сун низвергнулся звездный дождь, который падал вместе с ливнем; шесть орлов пролетели обратно [над столицей], поднялся страшный ветер 41.

На восьмом году [правления Сян-гуна] (643 г.) умер циский Хуань-гун; сунский [правитель] хотел собрать князей для заключения союза. На двенадцатом году [правления] (639 г.), весной, сунский Сян-гун отправился в Лушан для заключения такого союза, с тем чтобы выставить требования владетельных князей перед Чу; чусцы согласились на это. Княжич Му-и, увещевая [гуна], сказал: «Когда малое княжество борется за то, чтобы [возглавить] союз князей, это [принесет ему] беду». Но [сунский князь] не послушал его. Осенью чжухоу собрались вместе с Сян-гуном в Юй, чтобы заключить союз 42. Му-и сказал: «Разве беда не заключена именно в этом шаге? Ваши претензии, правитель, чрезмерны, разве можно их выдержать?» Вслед за тем чусцы схватили сунского Сян-гуна, с тем чтобы напасть на Сун. Зимой [владетельные князья] встретились в Бо с целью освободить сунского гуна. Цзы-юй сказал: «Беда, кажется, еще не пришла». На тринадцатом году [правления Сян-гуна] (638 г.), летом, [войска] Сун напали на княжество Чжэн; [теперь] Цзы-юй сказал: «Беда именно в этом [шаге]!» Осенью [войска] Чу атаковали Сун, чтобы оказать помощь княжеству Чжэн. Сян-гун собирался вступить в сражение, но Цзы-юй, увещевая его, сказал: «Небо уже давно покинуло дом Шан 43, нельзя [воевать]!». Зимой, в одиннадцатой луне, Сян-гун вступил в бой с [силами] чуского Чэн-вана у реки Хун 44. Когда чусцы еще не переправлялись через реку, Му-и сказал [князю]: «Их, (чусцев), множество, нас — мало; ударьте по ним, пока они еще не переправились». Гун не послушал его. Когда [чусцы] уже переправились, но еще не построились [к битве], он опять сказал: «Можно ударить по ним», на что гун ответил: «Подождем, когда они полностью построятся к бою». Когда [чусцы] завершили [боевое] построение, сунцы атаковали их. Войска Сун потерпели большое поражение, а Сян-гун был ранен в бедро. Жители княжества были озлоблены на гуна. Гун сказал: «Мудрый муж не ставит людей на край опасности, он не бьет в [боевые] барабаны, пока не [134] завершилось построение [боевых] рядов». Цзы-юй на это сказал: «На войне лишь победа — вот что [мерило] заслуг, к чему же заводить другие разговоры? Если говорить как [наш] князь — значит действовать по-рабски, к чему тогда ввязываться в бой?» 45.

После того как чуский Чэн-ван помог княжеству Чжэн, [правитель] Чжэн устроил пир. Уходя с пира, чуский князь забрал с собой и вернулся [в Чу] с двумя дочерьми чжэнского правителя 46. Шу-чжань сказал: «Чэн-ван не знает правил поведения, он не умрет [естественной] смертью! В осуществлении ли (правил поведения) он в конце концов не делает различий [между тем, что допустимо и что нет], и поэтому ясно, что ему не быть гегемоном [среди князей]».

В том же году цзиньский княжич Чун-эр проезжал через княжество Сун. Сян-гун, раненный в [сражении] с войсками Чу, стремился получить поддержку княжества Цзинь, поэтому принял Чун-эра с большими церемониями и предоставил ему двадцать выездов [по четыре лошади в каждом] 47. На четырнадцатом году [правления] (637 г.), летом, Сян-гун заболел от раны, полученной [в битве] у реки Хун, и все-таки умер, у власти встал его сын Чэн-гун Ван-чэнь. В начальном году [правления] Чэн-гуна (636 г.) взошел на престол цзиньский Вэнь-гун. На третьем году [правления] (634 г.) гун порвал союз с княжеством Чу и сблизился с княжеством Цзинь, тем самым отдавая должное Вэнь-гуну 48. На четвертом году [правления Чэн-гуна] (633 г.) чуский Чэн-ван напал на Сун; [правитель] княжества Сун сообщил [правителю] княжества Цзинь о своем бедственном положении. На пятом году [правления Чэн-гуна] (632 г.) цзиньский Вэнь-гун пришел на помощь Сун, войска Чу ушли. На девятом году [правления Чэн-гуна] (628 г.) умер цзиньский Вэнь-гун. На одиннадцатом году [правления Чэн-гуна] (626 г.) чуский наследник Шан-чэнь убил своего отца Чэн-вана и стал править вместо него. На шестнадцатом году [правления Чэн-гуна] (621 г.) умер циньский Му-гун. Чэн-гун умер на семнадцатом году [своего правления] (620 г.) 49. Младший брат Чэн-гуна по имени Юй убил наследника и управителя военных дел Гунсунь Гу и сам встал у власти, сделавшись правителем. Сунцы сообща убили правителя Юя и поставили у власти младшего сына Чэн-гуна — Чу-цзю. Это был Чжао-гун 50. На четвертом году [правления] Чжао-гуна (616 г.) [войска] Сун нанесли поражение Юань-сы, [предводителю] племен чан-ди в Чанцю 51. На седьмом году [правления Чжао-гуна] (613 г.) на престол взошел чуский Чжуан-ван. Девятый год [правления Чжао-гуна] (611 г.), [события происходили так]: Чжао-гун утратил нравственные начала и люди княжества перестали доверять ему. [В то же время] младший брат Чжао-гуна — Бао[-гэ] 52 — был мудрым и нисходил до [общения с] чиновными мужами. Ранее жена Сян-гуна хотела вступить [135] в связь с княжичем Бао и не смогла, но она помогла ему распространить [свое влияние] в княжестве. Вслед за тем сановник Хуа Юань стал правым наставником 53. [Однажды], когда Чжао-гун выехал на охоту, жена гуна Ван-цзи поручила Вэй-бо напасть на Чжао-гуна Чу-цзю и убить его.. У власти поставили его младшего брата Бао[-гэ]; это был Вэнь-гун.

В начальном году [правления] Вэнь-гуна (610 г.) [правитель] княжества Цзинь, встав во главе владетельных князей, напал на Сун, чтобы призвать к ответу убийц правителя, но войска чжухоу ушли, когда узнали, что у власти уже утвердился Вэнь-гун. На втором году [правления Вэнь-гуна] (609 г.) сыновья Чжао-гуна, опираясь [на содействие] младшего брата матери Вэнь-гуна, Сюя, и потомков У [-гуна], Му[-гуна], Дай [-гуна], Чжуан[-гуна] и Хуань[-гуна], подняли мятеж. Вэнь-гун казнил всех [мятежников], а роды У [-гуна] и Му[-гуна] изгнал [из княжества]. На четвертом году [правления Вэнь-гуна] (607 г.), весной, [правитель] княжества Чжэн получил повеление [правителя] княжества Чу напасть на Сун. Сун[ский гун] назначил Хуа Юаня командовать войсками, но [войска] Чжэн разбили [армию] Сун и взяли в плен Хуа Юаня. Перед сражением Хуа Юань забил баранов, чтобы накормить солдат, но его возничему бараньей похлебки не досталось; обозлившись, тот умчался на колеснице в чжэнскую армию 54, в результате сунские войска потерпели поражение и чжэнцам удалось взять в плен Хуа Юаня. Княжество Сун предложило за Хуа Юаня выкуп: сто колесниц и четыреста разукрашенных лошадей. [Выкуп] полностью еще не был передан, когда Хуа Юань бежал и вернулся в Сун. На четырнадцатом году [правления Вэнь-гуна] (597 г.) чуский Чжуан-ван [с войсками] окружил [столицу] княжества Чжэн. Чжэнский князь сдался правителю Чу, тот вновь вернул его на место. На шестнадцатом году [правления Вэнь-гуна] (595 г.) посол княжества Чу проезжал [через] земли Сун; [правитель] Сун, сохранивший ненависть к Чу за прошлое, схватил чуского посла 55. В девятой луне чуский Чжуан-ван окружил [столицу] Сун. На семнадцатом году [правления Вэнь-гуна] (594 г ) из-за того, что чуские [войска] [держали в] осаде [столицу] Сун пять месяцев, не ослабляя [ее], в столице Сун создалось бедственное положение, не было пищи; тогда Хуа Юань ночью тайно увиделся с командующим войсками княжества Чу Цзы-фанем. Цзы-фань доложил о визите Чжуан-вану. Ван спросил: «А как там в городе?» [Цзы-фань] ответил: «Ломают людские кости и варят, меняют детей и едят их» Чжуан-ван сказал: «Истинны [твои] слова! В нашей армии тоже на два дня продовольствия». Веря сказанному, ван прекратил военные действия и ушел.

Вэнь-гун умер на двадцать втором году [своего правления] (589 г.), и у власти встал его сын Гун-гун Ся. Впервые [136] [провели] пышные похороны. Совершенные мужи обличали Хуа Юаня [за поведение], недостойное [верного] чиновника 56.

В [начальном] десятом году [правления] Гун-гуна 57 Хуа Юань, имея дружеские отношения с чуским военачальником Цзы-чжуном и такие же хорошие отношения с цзиньским военачальником Луань Шу, заключил союзы с княжествами Цзинь и Чу. На тринадцатом году [своего правления] (576 г.) Гун-гун умер. Хуа Юань был [в это время] правым наставником; Юй Ши был левым наставником; начальник военного приказа — сыма Тан Шань — напал на старшего сына гуна — наследника Фэя — и убил его; он хотел убить и Хуа Юаня, и Хуа Юань [собрался] бежать от опасности в княжество Цзинь. Юй Ши останавливал его, поэтому, достигнув реки [Хуан]хэ, он вернулся назад, казнил Тан Шаня и поставил у власти Чэна — младшего сына Гун-гуна; это был Пин-гун.

На третьем году [правления] Пин-гуна (573 г.) чуский Гун-ван захватил сунский город Пэнчэн, с тем чтобы пожаловать его сунскому левому наставнику Юй Ши 58. На четвертом году [правления Пин-гуна] (572 г.) владетельные князья совместно казнили Юй Ши и вернули Пэнчэн княжеству Сун. На тридцать пятом году [правления Пин-гуна] (541 г.) чуский княжич Вэй убил своего правителя и сам стал править; это был Лин-ван. Пин-гун умер на сорок четвертом году [своего правления] (532 г.) 59, и у власти встал его сын Юань-гун Цзо. На третьем году [правления] Юань-гуна (529 г.) чуский княжич Ци-цзи убил Лин-вана 60 и сам стал править как Пин-ван. На восьмом году [правления Юань-гуна] (524 г.) в Сун произошли пожары. На десятом году [правления] (522 г.) Юань-гун, не доверяя [сыновьям], с помощью обмана убил всех княжичей; тогда сановники из родов Хуа и Сян подняли мятеж. Цзянь, старший сын и наследник чуского Пин-вана, спасаясь, прибыл [в Сун], но, увидев, что члены рода Хуа нападают друг на друга и создают беспорядки, бежал дальше и прибыл в княжество Чжэн. На пятнадцатом году [своего правления] (517 г.) Юань-гун, ввиду того что луский Чжао-гун, скрываясь от Цзи [Пин-цзы], поселился вне столицы, [решил] вернуть его в столицу Лу, но по дороге умер; у власти встал его сын Цзин-гун Тоу-мань.

На шестнадцатом году [правления] Цзин-гуна (501 г.) луский Ян Ху прибыл к нам, спасаясь от беды; через некоторое время он снова уехал. На двадцать пятом году [правления Цзин-гуна] (492 г.) Конфуций проезжал княжество Сун; сунский начальник военного приказа Хуань Туй ненавидел Конфуция и хотел убить его, но Конфуций, переодевшись в платье простолюдина, уехал 61. На тридцатом году [правления Цзин-гуна] (487 г.) [правитель] княжества Цао изменил Сун и одновременно изменил [союзу с] Цзинь, тогда [войска] Сун напали на Цао, а [войска] Цзинь не пришли ему на помощь, [137] вслед за чем [Сун] уничтожило княжество Цао и завладело его землями. На тридцать шестом году [правления Цзин-гуна] (481 г.) циский Тянь Чан убил Цзянь-гуна. На тридцать седьмом году (480 г.) чуский Хуэй-ван покончил с княжеством Чэнь. Планета Инхо (Марс) задержалась в созвездии Синь. Созвездие Синь — это участок Неба, [покровительствующий] княжеству Сун 62. Цзин-гун был опечален этим. Звездочет Цзы-вэй сказал: «Можно переложить [вину] на советников», на что Цзин-гун ответил: «Советники — это мои руки и ноги». Тогда [Цзы-вэй] предложил: «Можно переложить [вину] на народ». Цзин-гун ответил: «Но правитель общается с народом». Цзы-вэй сказал: «Можно переложить вину на урожай», на что Цзин-гун ответил: «Когда год голодный, народ страдает, для кого я тогда буду правителем!» Тогда Цзы-вэй сказал: «Небо высоко, но оно слышит то, что [происходит] внизу. Вы, правитель, трижды произнесли слова мудрого мужа, планета Инхо (Марс) обязательно должна сдвинуться». После этого стали наблюдать за планетой, и она действительно отошла на три деления 63. Цзин-гун умер на шестьдесят четвертом году [своего правления] 64. Сунский княжич Тэ напал на наследника, убил его и сам встал у власти; это был Чжао-гун. Чжао-гун был правнуком Юань-гуна по боковой линии. Отцом Чжао-гуна был Гунсунь Цзю, а отцом Цзю был княжич Дуань-цинь, а Дуань-цинь и был младшим сыном Юань-гуна. Цзин-гун убил отца Чжао-гуна — [Гунсунь] Цзю, поэтому Чжао-гун был озлоблен и, убив наследника, сам встал у власти.

Чжао-гун умер на сорок седьмом году [своего правления] (404 г.), у власти встал его сын Дао-гун Гоу-ю. Дао-гун умер на восьмом году [своего правления] (396 г.), и у власти встал его сын Сю-гун Тянь. Сю-гун Тянь умер на двадцать третьем году [своего правления] (373 г.), и у власти встал его сын Би-гун Би-бин. Би-гун умер на третьем году [своего правления] (370 г.) 65, и у власти встал его сын Ти-чэн. На сорок первом году [правления] Ти-чэна (329 г.) младший брат Ти-чэна — Янь — неожиданно напал на Ти-чэна, который был разбит и бежал в княжество Ци. Янь сам встал у власти и стал правителем Сун 66.

На одиннадцатом году [своего правления] (318 г.) правитель Янь сам себя поставил ваном. На востоке он нанес поражение [войскам] княжества Ци и занял пять городов; на юге он нанес поражение [войскам] княжества Чу и занял земли на протяжении трехсот ли; на западе он нанес поражение армии княжества Вэй, и [княжество Сун] стало противником княжеств Ци и Вэй. Он [приказал] наполнять кровью торбы, подвешивать их и стрелял по ним, называя это «стрельбою по Небу» 67. Вел себя распущенно, [пил] вино и [гулял с] женщинами. Во всех чиновников, которые [пытались] увещевать его, он тут же [138] выпускал стрелы из лука 68. Все чжухоу говорили: «Это [тиран] Цзе в Сун» 69 или: «В Сун вновь действует Чжоу [-синь] 70, непременно надо казнить его» — и обратились к [правителю] княжества Ци [с просьбой] напасть на Сун. На сорок седьмом году власти вана Яня (282 г.) циский Минь-ван совместно с [правителями] княжеств Вэй и Чу напал на Сун, убил вана Яня, затем уничтожил княжество Сун, разделив его земли на три части.

Я, тайшигун, Придворный историограф, скажу так.

Конфуций говорил: «Вэй-цзы покинул [двор Инь], Цзи-цзы стал рабом, Би-гань увещевал [правителя] и погиб. В Инь было трое человеколюбивых» 71. В Чунь-цю осуждаются смуты в Сун; с того времени, когда Сюань-гун (747-729) низложил старшего сына-наследника и поставил у власти своего младшего брата 72, в течение десяти поколений в княжестве не было покоя. [Лишь] во время Сян-гуна (650-637) совершенствовалось [правление] и проводилась человеколюбивая и справедливая [политика]; он хотел стать во главе союза князей. Его сановник Чжэн Као-фу восхвалял его и, обратившись к прошлому, рассказал, [как благодаря] Се, Тану и «Высокому предку» расцвел дом Инь 73, и составил «Шанские оды» 74. Хотя Сян-гун потерпел поражение на реке Хун, но некоторые мудрые мужи оценивали его по личным [достоинствам] и, страдая от того, что в серединных княжествах недостаточно соблюдали правила поведения и справедливость, восхваляли его. Сунский Сян[-гун] обладал [знанием] правил поведения и уступчивостью.

Комментарии

1. В Шан шу легендарного основателя дома Сун зовут Вэй-цзы Ци; ему посвящены две главки — Вэй-цзы и «Повеление Вэй-цзы» (ШСЦ, т. 3, с. 347-352, 466-469). Замена иероглифа Ци на иероглиф Кай объясняется тем табу, которое было наложено на иероглиф Ци, входивший в имя ханьского императора Цзин-ди (Лю Ци). Этот пример табу приводится также в специальном исследовании Чэнь Юаня [Чэнь Юань. Ши хуэй цзюй ли (Примеры исторических табу). Пекин, 1958, с. 130]. Однако табу в «Исторических записках» выполнялось не полностью, так, в гл. 3 анналов его имя сохранено как Ци («Исторические записки», т. 1, с. 175).

2. Как уже указывалось ранее («Исторические записки», т. 1, с. 295, примеч. 97), существовали две версии родства Ци и Синя: они родились от одной матери (Люй-ши чунь-цю), они родились от разных матерей (Сыма Цянь, анналы). Поскольку в данной главе Кай (Ци) назван шу сюн *** *** — старшим сводным братом, следовательно, и здесь принята версия о разных матерях.

3. Место расположения царства Ци определить нельзя. В разных главах объектом нападения Си-бо называются царства Цзи (гл. 3), Ци (гл. 4, 38), в Шан шу — царство Ли.

4. Эта фраза, звучащая в устах Чжоу-синя, взята из Шан шу (ШСЦ, т. 3, с. 347).

5. По чжоуской номенклатуре чинов тайши и шаоши «руководили» музыкой при жертвоприношениях (см. Чжоу ли, ШСЦ, т. 13, с. 839-848).

В Шан шу тайши назван фуши *** ***. Там же, в комментарии Кун Инь-да, фуши назван Цзи-цзы, шаоши — Би-гань; однако это противоречит описанию Сыма Цяня.

6. Имеется в виду наложница Чжоу-сиия — Да-цзи (см. анналы, гл. 3).

7. В диалоге между Вэй-цзы и тайши использована в основном глава Вэй-цзы из Шан шу, а также глава Вэй-цзы из Лунь юй, но при этом заметна не только редакционная работа Сыма Цяня над текстом (замена иероглифов, изменение строя предложений), но и его добавления, на что указывая, в частности, Накаи Сэкитоку (ХЧКЧ, т. 5, с. 2335).

8. Словосочетание цинь-ци *** *** означало «родич, родственник», причем не очень дальний. Фу Цянь и Ду Юй считали его сводным старшим братом Чжоу-синя; Ма Юн и Ван Су относили его к чжуфу *** ***, т. е. считали дядей Чжоу-синя по отцу. Нетрудно видеть, что для иньцев применяется терминология родства более позднего временя — чжоуская. В перечне иньских терминов родства нет еще шусюна и чжуфу [см.: Чэнь Мэн-цзя. Инь-сюй бу-цы цзун-шу (Сводное исследование по гадательным надписям из иньского городища). Пекин, 1958, гл. 14, с. 483-490].

9. Слова Цзи-цзы в данной главе развернуты в виде целой фразы. В основе этой истории мог лежать аналогичный текст в трактате Хань Фэй-цзы (ЧЦЦЧ, т. 5; Хань Фэй-цзы цзи-цзы, гл. 7, с. 119-120).

10. Здесь описан ритуал капитуляции князя, или верного своему бывшему правителю, умного слуги, который осознает крах прежнего правления и сдается победоносному врагу. Обнажалось плечо в знак покорности, связанные руки находились за спиной, за ним обычно шли его слуги или рабы, которые вели барана и держали в руках траву мао (употреблявшуюся при жертвоприношениях). Существовал также вариант подобной капитуляции мянь фу сянь би *** *** *** *** — «с завязанными назад руками и кляпом во рту в виде должностной печати».

Некоторые комментаторы высказывают сомнение в осуществлении этой процедуры именно Вэй-цзы (ХЧКЧ, т. 5, с. 2338), который не был князем и, кроме того, преследовался Чжоу-синем, но учитывая полулегендарность сюжета, мы не видим необходимости в доказательстве подлинности этого факта.

11. Беседа У-вана с Цзи-цзы о путях управления государством помещена в виде главки под названием Хун-фань («Великий план») в Шан шу (ШСЦ, т. 4, с. 401-430). Составленная много веков спустя древними моралистами и философами, глава излагает некоторые общие положения древней космогонии, всего миропорядка, взаимосвязи природы и человека, начал этики и политики, в частности основ управления обществом.

Имеются переводы этой главки на европейские языки, осуществленные Дж. Леггом (The Chinese classics. Hongkong, London, 1865, т. 4, с. 320-344), С. Куврером (Chou King. Texte Chinois avec une double tradiction on Francais et on Latin Ho Kien Fou, 1897, с. 194-205), Шаванном (Les Memoires Historiques… Р. т. 4, 1901, с. 218-281), С. Кучерой («Древнекитайская философия». Собрание текстов, Т. 1. М., 1972, с. 104-111). Подробный анализ главы Хун-фань дан также в книге Н. Т. Федоренко «Древние памятники китайской литературы» (М., 1978, с. 150-152).

12. По версии гл. 2 анналов, Гунь был отцом сяского Юя и потерпел неудачу в «обуздании вод потопа» («Исторические записки», т. 1, с. 150). В версии Шан шу Гунь вроде бы «обуздал воды потопа», но нарушил весь порядок природных основ. У син *** *** — понятие сложное: это пять первоэлементов природы, пять первооснов, «пять стихий» (металл, дерево, земля, вода, огонь), пять движущих начал мира, пять отношений между людьми. «Пять стихий», как писал Н. И. Конрад, — «это древняя форма представления о первоэлементах материальной природы («Запад и Восток». М., 1972, с. 66), взятых в их развитии, в динамике, в тесной диалектической взаимосвязи».

13. Пять первооснов связаны со всем богатством материального мира — с цветами, звуками, состоянием, погодой и т. д., однако в этом отрывке эти основы соотнесены только с пятью вкусовыми ощущениями — солености, горькости, кислости, терпкости, сладости.

14. Судя по ритму и стилю этого абзаца, он представляет отрывок из древнего гимна, имевшего хождение в Чжоу. Цзи-цзы цитирует его перед У-ваном. Все переводчики (Легг, Куврер, Шаванн, Кучера) передали текст, используя форму метрического античного нерифмованного стихосложения.

15. Выражение юй ши *** *** — «изысканные яства» в более широком смысле означает «поступления от населения», «доходы государства» (так и у Легга, см. с. 335).

16. В Шан шу стоит знак и *** — «проясниться» (о погоде).

17. Эти два понятия — чжэнь *** и хуэй *** — встречаются в эпизоде гадания, приведенном в Цзо чжуань (ШСЦ, т. 28, с. 550, 15 и год правления Си-гуна). Они связаны с 18-й гексаграммой «Книги перемен» под названием Гу — «Исправление» и означают: чжэнь — внутренний, или нижний, символ гексаграммы, соотносимый с ветром; хуэй — внешний, или верхний, символ, соотносимый с горой.

18. Есть и другие толкования двух последних знаков — янь *** и тэ ***. По Чжэн Сюаню (к мнению которого присоединился Шаванн — МИС, т. 4, с. 227), они означают изменчивость линий и символов в гексаграммах И цзин.

19. В период Чуньцю такой же принцип следования мнению большинства применялся иногда при решении военных вопросов, со ссылкой на порядок при гаданиях, изложенный Цзи-цзы (см. Цзо чжуань, 6-й год правления Чэн-гуна; ШСЦ, т. 29, с. 1043).

20. Понимание этого места в переводах различается. Легг перевел «Правитель изучает характер года в целом, знатные и чиновники — [характер] месяцев, низшие чиновники — дней» (Chinese classics, т. 4, с. 341), что малопонятно, так как из дней складываются месяцы и годы. По традиционным китайским толкованиям Ма Юна и Кун Ань-го (также Шаванна), ван изучает все в совокупности, подобно тому как год соединяет в себе четыре сезона, сановники заняты каждый своим изучением и различаются в этом подобно месяцам, а мелкие чины еще более раздроблены, подобно дням (ШЦ, т. 4, с. 1619). В нашем переводе мы склоняемся к интерпретации С. Куврера (с. 207) и С Кучеры (с. 110).

21. Кун Ань-го интерпретировал эту фразу как отождествление множественности народа с массой звезд. Легг, Куврер и Шаванн в переводах приняли эту версию, причем Куврер даже дополнил фразу: «Народ подобен звездам, а император и министры подобны Солнцу и Луне» (с. 208). Мы (как и Кучера) исходим из того, что в главе речь идет об изучении, о знании природных явлений и предзнаменований, следовательно, и здесь, по нашему мнению, перед простыми людьми, земледельцами, ставится задача познания звездного неба и основ годичного кругооборота светил.

22. Ма Юн (79-166) впервые связал созвездие Цзи (Корзина), корреспондирующее с европейским созвездием Стрельца, с ветрами, а созвездие Би (Вилы), корреспондирующее с европейским созвездием Тельца, с дождями (ШЦ, т. 4, с. 1620).

23. По толкованию Чжэн Сюаня (127-200), все три стоящих здесь знака имеют свой смысл: сюн *** — «не имевший детства», дуань *** — «не прошедший инициации», чжэ *** — «не женившийся», т. е. человек, жизнь которого не прошла нормальные стадии и он тем самым укоротил ее (ХЧКЧ, т. 5, с. 2350).

24. Здесь заканчивается воспроизведение четвертой главки Хун-фань («Великий план») из «Книги дома Шан» в Шан шу, которую Сыма Цянь включил в гл. 38 почти полностью, произведя лишь замену отдельных иероглифов и словосочетаний.

25. Чаосянь — царство, находившееся на Корейском полуострове. В начальный период Чжоу чжоусцы еще не знали столь далекие территории, поэтому вся эта история с пожалованием могла быть придумана не раньше IV-III вв. до н. э.

26. Последняя строка о мальчишке-плуте встречается почти в том же виде в одной из песен Ши цзин, в разделе «Нравы царств» (ШСЦ, т. 6, с. 419), в русском переводе песня названа «На горе растут цветы», см. Ши цзин, с. 104.

27. Эти события были списаны в гл. 4 анналов («Исторические записки», т. 1, с. 190). Владение, позднее княжество Сун, находилось почти в центре страны, на территория совр. уезда Шанцю пров. Хэнань.

28. Интересно заметить, что в Цзо чжуань содержится версия, согласно которой власть после Минь-гуна должна была перейти к одному из предков Конфуция по имени Фо-фу Хэ, но тот добровольно уступил ее Ли-гуну (ШСЦ, т. 31, с. 1781, 7-й год правления Чжао-гуна). Сыма Цянь вообще не упоминает Фо-фу Хэ.

29. В Хронологических таблицах историк вообще пропустил Ай-гуна и увеличил на год правление Хуэй-гуна (ШЦ, т. 2, с. 526).

30. В Цзо чжуань (примеч. 28) говорится также, что один из предков Конфуция — правнук Фо-фу Хэ, которого звали Чжэн Као-фу, служил последовательно трем правителям княжества Сун: Дай-гуну, У-гуну и Сюань-гуну.

31. Кун-фу Цзя — первый из предков Конфуция, который стал носить фамилию Кун.

32. Описанные события, диалог Му-гуна с Кун-фу, слова мудрых мужей — все это в более развернутой форме дано в Цзо чжуань под 3-м годом правления Инь-гуна (ШСЦ, т. 27, с. 126-127).

33. Цзан Вэнь-чжун — сановник княжества Лу. О его знаниях Конфуций дважды упоминает в Лунь юй (гл. 5, Гун-е, § 17 и гл. 15; Вэй Лин-гун, § 13).

34. Эта история помещена в Цзо чжуань под 11-м годом правления луского Чжуан-гуна, т. е. под 686 г., на три года раньше (ШСЦ, т. 27, с. 369-370). Там не названо имя посланца в Сун, а одобрение Цзан Вэнь-чжуна, судя по всему, было высказано в Лу. Кроме того, имя сына сунского Чжуан-гуна и дяди Минь-гуна, дававшего поучения племяннику, было Юй-юэ, а Цзы-юй, названный Сыма Цянем, по мнению Лян Юй-шэна, был сыном следующего сунского правителя — Хуань-гуна (ЛЮШ, кн. 9, гл. 20, с. 26).

35. Нань-гун Вань — по свидетельству Цзя Куя, высший сановник в княжестве Сун (ХЧКЧ, т. 5, с. 2356). Чэнцю — местность в Лу, находившаяся на территории совр. уезда Цзыян пров. Шаньдун.

36. Убийство Минь-гуна согласно Цзо чжуань (ШСЦ, т. 27, с. 371) и Гунъян чжуань (ШСЦ, т. 28, с. 214), произошло на 12-м году правления луского Чжуан-гуна (685 г.), т. е. на четыре года раньше. В Хронологических таблицах оно отмечено под 482 (Так в печатном тексте, видимо, опечатка. В Хронологических таблицах (т. 3, стр. 108) убийство правителя Сун помещено под 682 г.- прим. расп.) г.; там вообще отсутствует 11-й год правления Минь-гуна (ШЦ, т. 2, с. 570), упоминание о котором Лян Юй-шэн считает ошибкой.

Мэнцзэ — древнее поселение, находившееся на северо-востоке совр. уезда Шанцю пров. Хэнань.

37. Сяо — пункт на территории совр. уезда Сяосянь пров. Аньхой, недалеко от Сюйчжоу.

38. Бо был расположен к северу от Шанцю, в пров. Хэнань.

39. Об этом рассказано в Цзо чжуань под тем же, 12-м годом правления Чжуан-гуна. Передают, что Нань-гун Вань был таким крупным и сильным мужчиной, что его пришлось сначала напоить допьяна, завернуть в шкуру носорога, да и то из нее торчали руки и ноги (ШСЦ, т. 27, с. 372).

40. Куйцю (циский) — см. примеч. 22 к гл. 31.

41. Здесь соединены разновременные природные явления, но все они, являясь неблагоприятными знамениями верховного Неба, должны были означать предупреждение правителю княжества.

42. Лушан — место в Сун, находилось на территории совр. уезда Фоуян пров. Аньхой.

Юй — место в Сун, находилось на территории совр. уезда Суйсянь, на севере пров. Хэнань.

43. Сунский князь считается потомком шанского дома, поэтому Цзы-юй и напоминает о судьбе династии Шан-Инь.

44. Хун — название реки, протекавшей на севере совр. уезда Чжэчэн пров. Хэнань.

45. Как отмечается в Гунъян чжуань и Цзо чжуань, Сян-гун пытался действовать в соответствии со старыми канонами военного искусства: ожидал, пока чусцы развернут свои отряды к бою, и лишь тогда приказал бить в боевые барабаны. Но Цзы-юй, видя неравенство сил, предлагал первым ударить по противнику, на что гун не согласился. Искусство боя, разработанное известным стратегом древности Сунь-цзы в конце периода Чуньцю, еще не могло быть известно Сян-гуну и его советникам, однако элементы стратегии боя уже были известны, и их суть была вложена в уста Цзы-юя в Цзо чжуань, где приведены следующие его слова: «Вы, правитель, не знаете [законов] сражения. Если солдаты сильного противника стеснены и еще не построились в ряды, значит, само Небо помогает нам. Разве нельзя в этом случае преградить ему путь и ударить в боевые барабаны? Чего же бояться?» (ШСЦ, т. 28, с. 590).

46. Это были дочери чжэнского Вэнь-гуна от его жен из родов Ми и Цзян (см. Цзо чжуань).

47. Чэн *** — в древности выезд, состоящий из колесницы и четырех коней. 20 чэнов соответственно составляли 80 лошадей. Это явно не подходило княжичу по рангу.

48. Это был упоминавшийся выше Чун-эр.

49. И в Чунь-цю, и в Цзо чжуань также говорится о смерти Чэн-гуна (см. 7-й год правления луского Вэнь-гуна). Однако в Хронологических таблицах сам же Сыма Цянь писал, что Чэн-гуна убил Гунсунь Гу (ШЦ, т. 2, с. 603). Очевидно, существовало две версии, тем более что новый претендент на власть сразу же расправился с наследником и Гунсунь Гу, занимавшим пост главного военного начальника — дасыма.

50. Данные Ши бэнь (ШБ, список Цинь Цзя-мо, с. 43) совпадают с тем, что описано в гл. 38, т. е. что Чу-цзю был сыном Чэн-гуна Ван-чэня. Версия таблиц (ШЦ, т. 2, с. 604) о том, что Чу-цзю был сыном Сян-гуна, была отвергнута еще Сюй Гуаном (352-425) и явно ошибочна.

51. Чанцю — местоположение неясно. По Мэн Кану, должен был быть расположен в районе рек Дигоу, или Байгоу, в Хэбэе, но это было бы слишком далеко от границ княжества Суй. В гл. 33, как и в Чунь-цю и Цзо чжуань (11-й год правления Вэнь-гуна), говорится о поражении племен ди под Сянь (совр. уезд Пуян на севере пров. Хэнань).

52. Гэ в имени, очевидно, лишнее добавление, оно отсутствует в Цзо чжуань и в таблицах, поэтому княжича следовало бы звать просто Бао (об этом писали Сюй Гуан, Цянь Да-синь, Такигава, см. ХЧКЧ, т. 5, с. 2363).

53. Хуа Юань был потомком Дай-гуна (799-766) и младшим сыном Хуа Ду (умер в 682 г.).

54. Два знака — ян и гэн *** *** — поняты нами букв. как «баранья похлебка»; в Цзо чжуань стоят знаки ян чжэнь (ШСЦ, т. 29, с. 857), что также может быть воспринято по значению чжэнь — «наливать». Однако в имеющихся западных переводах (Легг, гл. 7, с. 289; Шаванн — МИС, т. 4, с. 242) оба знака переданы как имя возничего, с чем трудно согласиться. Отметим, что у Гу Цзе-гана в новом издании Ши цзи не подчеркнуты эти иероглифы как имя (ШЦ, т. 4, с. 1629), что подтверждает нашу точку зрения; юйчжэ — возничий или колесничий гуна.

55. В таблицах (гл. 14, с. 618) и в Цзо чжуань говорится об убийстве чуского посла.

56. В Цзо чжуань (ШСЦ, т. 29, с. 1008-1009) под 2-м годом правления Чэн-гуна значительно подробнее рассказывается о катафалке, гробе, ценных украшениях и склепе, использованных при похоронах Вэнь-гуна; за эти излишества совершенномудрые мужи и критиковали Хуа Юаня.

57. Датировка этого важного успеха дипломатии княжества Сун дана по тексту Цзо чжуань (ШСЦ, т. 29, с. 1079, под 12-м годом правления луского Чэн-гуна, 579), что соответствует 10-му, а не начальному году правления сунского Гун-гуна (как ошибочно написано в тексте гл. 38).

58. Пэнчэн был расположен на месте совр. г. Сюйчжоу в пров. Цзянсу. В Цзо чжуань сообщается, что, поскольку основную роль в правлении княжеством Сун стал играть Хуа Юань, Юй Ши бежал в Чу и тогда чуский ван захватил Пэнчэн, с тем чтобы пожаловать его Юй Ши.

59. В Хронологических таблицах мы находим упоминание о разных военных походах, в которых участвовал и сунский князь, — под 12, 13, 14, 21-м годами правления Пин-гуна; однако в данной главе они все опущены.

60. По изложению в Цзо чжуань (ШСЦ, т. 31, с. 1877), а также в гл. 4 Ши цзи (ШЦ, т. 4, с. 1708), ван погиб, а не был убит Ци-цзы.

61. О попытке Хуань Туя убить Конфуция упоминалось еще в трактате философа Мэн-цзы. Существуют различные датировки этого события.

62. За каждым крупным владением периода Чуньцю на земле был закреплен определенный участок небесного свода; все знамения или передвижения светил и планет на этом участке тщательно фиксировались звездочетами и астрологами и соответственно истолковывались в применении к данному княжеству.

Существовало общее деление видимого небесного свода на 12 частей по знакам зодиака, каждая из частей связывалась с тем или иным княжеством.

По комментарию Чжэн Сюаня (127-200) (ХЧКЧ, т. 5, с. 2370), это выглядело следующим образом:

Название участка неба

Знак зодиака

Соответствующее европейское созвездие

Покровительствуемое княжество

Син-цзи

чоу

Козерог

У и Юэ

Сюань-сяо

цзы

Водолей

Ци

Цзы-цзюн

хай

Пегас, Андромеда

Вэй

Цзян-лоу

сюй

Овен

Лу

Да-лян

ю

Телец

Чжао

Ши-чэнь

шэнь

Близнецы

Цзинь

Чэнь-шоу

вэй

Рак

Цинь

Чунь-хо

у

Лев

Чжоу

Чунь-вэй

сы

Дева

Чу

Шоу-син

чэнь

Весы

Чжэн

Да-хо

мао

Скорпион

Сун

Си-му

инь

Стрелец

Янь

Созвездие Синь, упоминаемое в главе, как раз и соответствовало сигме, тау и альфе (Антаресу) Скорпиона (см. гл. 27).

63. В Цзо чжуань этого диалога нет. Он есть в Люй-ши чунь-цю, гл. 6 (ЧЦЦЧ, т. 6, с. 61), и в трактате Хуайнань-цзы, гл. 12 (ЧЦЦЧ, т. 2, с. 199), откуда и мог быть заимствован историком. Сыма Цянь отнес этот разговор, имеющий глубокий политический смысл и связанный с принципами управления, к 37-му году правления Цзин-гуна, т. е. к 480 г. до н.э., но в сочинениях философов говорится более расплывчато — «во время [правления] Цзин-гуна».

Сань ду *** *** Шаванн перевел как «три градуса» (degre), однако в Люй-ши чунь-цю и в Хуайнань-цзы стоит Сань шэ *** *** — «три созвездия», и это соответствует принятому в древности счету по усредненным зодиакальным созвездиям. Следовательно, Марс отошел на значительное расстояние от созвездия Скорпиона.

64. Дата смерти Цзин-гуна нами, вслед за Шаванном, не обозначена европейским годом, так как наличествует разнобой в определении этого события: по гл. 38 получается 453 г., по Хронологическим таблицам — 451 г. (ШЦ, т. 2, с. 697), по Цзо чжуань, он умер гораздо раньше — на 26-м году правления луского Ай-гуна (ШСЦ, т. 32, с. 2440), т. е. в 469 г.

65. Согласно Чжаньго цэ и Люй-ши чунь-цю, посмертный титул Би-бина был Кан-ван.

66. Титулы последних сунских правителей, которые обычно даются посмертно, содержат иероглифы, не входившие в реестр посмертных имен, в частности Сю в титуле Сю-гуна, Би в титуле Би-гуна. А Ти-чэн и Янь даже и таких титулов не носили.

67. Как в Хронологических таблицах, так и в других главах «Наследственных домов» такой высокой активности княжества Сун не отмечено, нет данных и о занятии сунским ваном городов и территорий в Ци и Чу. При этом княжество Сун практически не входило в число семи крупнейших княжеств периода Чжаньго. Только один эпизод о Кан-ване в Чжаньго цэ содержит сходные моменты с тем, что повествуется в гл. 38, но и то не связанные с Янем. Таким образом, этот абзац скорее всего содержит недостоверные сведения.

68. Легенда о «стрельбе по Небу» уже фигурировала в гл. 3 «Основных записей», в рассказе об иньском императоре У-и («Исторические записки», т. 1, с. 174).

69. Имеется в виду последний правитель легендарной династии Ся — Лигуй Цзе (см. гл. 2).

70. Чжоу-синь — последний правитель династии Инь, известный своей жестокостью (см. гл. 3).

71. Эти слова Конфуция начинают гл. 18 Лунь юйВэй-цзы (ШСЦ, т. 34, с. 417).

72. Не в Чунь-цю, а в Гунъян чжуань действительно отмечено, что все беды княжества Сун начались с Сюань-гуна (ШСЦ, т. 33, гл. 2, с. 68), который вместо старшего сына — наследника Юй-и — поставил младшего брата — Му-гуна, Хэ (729 г.). И хотя потом пришел к власти сын-наследник Юй-и, но войны и другие беды начались именно с этого момента. Интересно заметить, что чжоуская и ханьская историография считали наследование от старшего брата к младшему уже изжившей себя системой эпохи Инь, а наследование от отца к старшему сыну — законной и правильной системой, существующей в Чжоу.

73. О Се — первом правителе Инь, Тане — его блестящем продолжателе, У-дине, названном Гао-цзуном («Высоким предком»), рассказано в гл. 3 анналов Инь бэнь-цзи (см. т. 1).

74. Что касается Чжэн Као-фу и составления им «Шанских од», то исследователи находят здесь ряд ошибок. В Цзо чжуань под 7-м годом правления Чжао-гуна (535 г.) сказано, что Чжэн Као-фу помогал сунским Дай-гуну (799-766), У-гуну (765-748) и Сюань-гуну (747-729) (ШСЦ, т. 31, с. 1781), что почти на столетие ранее Сян-гуна. Следовательно, Чжэн Као-фу не мог быть сановником Сян-гуна.

В предисловии к «Шанским одам» современного текста «Книги песен и гимнов» (Ши цзин) сказано: «За время от Вэй-цзы и до Дай-гуна правила поведения и музыка исчезли совсем или испортились, и тогда Чжэн Као-фу получил у чжоуского тайши двенадцать «Шанских од», начиная с первой под названием На» (ШСЦ, т. 10, с. 3903, Мао-ши чжэн-и, гл. 23). Первый гимн в русском издании назван «Гимн царю Чэн-тану» (с. 458). Об этом же говорится и в Го юй. Следовательно, Чжэн Као-фу не был и составителем «Шанских од» (ныне сохранилось лишь пять). В сохранившихся «Шанских одах», естественно, имя Сян-гуна не упоминается, хотя Пэй Инь полагал, что в варианте «Книги песен и гимнов», составленной Хань Ином из княжества Янь, такие восхваления Сян-гуна имелись. Но это мнение не получило поддержки. Свидетельство Сыма Цяня, как отмечает Шаванн, важно тем, что подтверждает существование в традиции «Шанских од» уже в середине VII в. до н. э. (МИС, т. 4, с. 248).

Эпилог главы выдержан в чисто конфуцианском духе — восхваление Сян-гуна, его «высокого поведения» полностью отвечает оценкам Гунъян чжуань (ШСЦ, т. 33, с. 351). Это не раз вызывало возражения в позднейшее время. Су-чэ, например, в своем труде Гу ши («Древняя история») писал: «Конфуцианцы не доискиваются причин начал и концов [событий], а запугивают нас пустыми названиями, пытаясь рюмкой воды залить огонь вспыхнувшей телеги с хворостом. Как прискорбно!» («Лес суждений...», т. 3, с. 456).

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.