Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СЫМА ЦЯНЬ

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

ШИ ЦЗИ

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ

У ТАЙ-БО ШИ ЦЗЯ — НАСЛЕДСТВЕННЫЙ ДОМ УСКОГО ТАЙ-БО 1

Уский Тай-бо и его младший брат Чжун-юн были сыновьями чжоуского Тай-вана и старшими братьями правителя Цзи-ли 2. Цзи-ли сам был талантливым человеком и имел мудрого сына Чана, [поэтому] Тай-ван решил возвести на престол Цзи-ли, чтобы потом [престол перешел] к Чану. Тогда Тай-бо и Чжун-юн бежали к цзинским маням, где покрыли свои тела татуировкой, обрезали волосы, чтобы показать, что их нельзя больше использовать (возводить на престол), и тем самым уступили [власть] Цзи-ли 3.

Цзи-ли действительно встал у власти и стал правителем [с титулом] Ван-цзи, а [затем] Чан стал Вэнь-ваном. Тай-бо, бежав к цзинским маням, назвал себя Гоу-у. Мани, жившие на землях Цзин, оценили [Тай-бо] за его справедливость, и более тысячи семей последовали за ним, под его руку, и поставили его у власти как уского Тай-бо. Когда Тай-бо умер, то [потому, что] у него не было сыновей, к власти пришел его младший брат Чжун-юн; это был уский правитель Чжун-юн. После смерти Чжун-юна у власти встал его сын Цзи-цзянь. Когда умер Цзи-цзянь, у власти встал его сын Шу-да. После смерти Шу-да у власти встал его сын Чжоу-чжан. В это время чжоуский У-ван одержал победу над [домом] Инь. Он стал отыскивать потомков Тай-бо и Чжун-юна и нашел Чжоу-чжана. Чжоу-чжан уже правил [царством] У, поэтому [У-ван] пожаловал ему земли У. Затем он пожаловал младшему брату Чжоу-чжана — Юй-чжуну земли [вокруг] древней столицы Ся, находившейся к северу от [столицы] Чжоу. Это был правитель Юй-чжун. Они оба получили ранг чжухоу 4.

Когда умер Чжоу-чжан, у власти встал его сын Сюн-суй. После смерти Сюн-суя к власти пришел его сын Гэ-сян. Когда Гэ-сян умер, у власти встал его сын Цян Цзю-и. После смерти Цян Цзю-и к власти пришел его сын Юй-цяо И-у. Когда умер Юй-цяо И-у, у власти встал его сын Гэ-лу. После смерти Гэ-лу у власти встал его сын Чжоу-яо. Когда умер Чжоу-яо, у власти встал его сын Цюй Юй. После смерти Цюй Юя к власти пришел его сын И-у. Когда умер И-у, стал править его сын [27] Цинь-чу, После смерти Цинь-чу стал править его сын Чжуань 5. Когда умер Чжуань, стал править его сын По-гао. После смерти По-гао у власти встал его сын Гоу-би 6. В это время (655 г. до н. э.) цзиньский Сянь-гун уничтожил царство Юй-гуна к северу от [столицы] Чжоу, воспользовавшись тем, что оно открыло дорогу цзиньским [войскам] в походе на владения Го. Когда умер Гоу-би, у власти встал его сын Цюй-ци. После смерти Цюй-ци у власти встал его сын Шоу-мэн. С приходом к власти Шоу-мэна княжество У начало усиливаться и расти, а [его правитель] стал именоваться ваном 7.

С тех пор как Тай-бо создал царство У, при его пятом правителе чжоуский У-ван одержал победу над [домом] Инь и пожаловал потомкам Тай-бо два владения: одно в Юй, находившееся на территории [срединных государств] 8, другое — У, находившееся в землях [варваров] и и мань. При двенадцатом уском правителе княжество Цзинь уничтожило владение Юй, лежавшее на территории срединных государств, а через два поколения после уничтожения владения Юй, находившегося на территории серединных государств, возвысилось царство У, [находившееся в землях] и и мань. В общем и целом от Тай-бо до Шоу-мэна там насчитывалось девятнадцать поколений [правителей].

На втором году правления Шоу-мэна (584 г.) 9 покинувший Чу сановник Шэнь-гун У-чэнь, обиженный на чуского военачальника Цзы-фаня, прибежал в Цзинь, откуда его послали в У научить усцев обращению с оружием и применению [боевых] колесниц. Его сын был назначен в У чиновником посольского приказа 10. Таким образом, царство У впервые вступило в отношения с срединными государствами. Царство У напало на Чу. На шестнадцатом году [правления Шоу-мэна] (570 г.) чуский Гун-ван пошел походом на У и дошел до гор Хэншань 11. На двадцать пятом году своего правления (561 г.) умер ван Шоу-мэн. У Шоу-мэна было четверо сыновей: старшего звали Чжу-фань, второго — Юй-цзи, третьего — Юй-мэй, четвертого — Цзи-чжа 12. Цзи-чжа выделялся своими талантами, и Шоу-мэн хотел поставить его у власти, но Цзи-чжа отказался, считая, что [этого делать] нельзя; тогда поставили править старшего сына, Чжу-фаня, который временно стал вести и дела и управлять царством. В начальном году [правления] (560 г.), сняв траур по отцу, Чжу-фань стал уступать престол Цзи-чжа. Отказываясь, Цзи-чжа сказал: «Когда в княжестве Цао умер Сюань-гун, то владетельные князья и жители Цао считали [нового] правителя в Цао несправедливым и намеревались поставить у власти Цзы-цзана 13. Но Цзы-цзан отклонил это предложение, намереваясь лишь исполнять дела для правителя княжества Цао. Совершенномудрые мужи тогда сказали: «[Этот человек] умеет соблюсти нравственный долг». Правитель [28] преемствует власть законно, и кто посмеет мешать правителю в этом? Если же я приму [управление] государством, я нарушу свой долг. Хотя я, Цзи-чжа, и не обладаю талантами, хочу все же последовать [за примером исполнения] долга Цзы-цзаном». Усцы [тем не менее] упорно хотели поставить у власти Цзи-чжа, тогда Цзи-чжа покинул свой дом и стал заниматься хлебопашеством, только после этого его оставили в покое. Осенью [войска] У напали на Чу, но чусцы разбили наши войска 14. На четвертом году [правления Чжу-фаня] (557 г.) в княжестве Цзинь начал править Пин-гун. На тринадцатом году своего правления (548 г.) правитель Чжу-фань умер. Он оставил повеление передать власть своему младшему брату Юй-цзи, выразив желание, чтобы затем власть передавалась братьям по старшинству и чтобы княжество обязательно перешло в конце концов к Цзи-чжа. Тем самым исполнилась бы воля покойного вана Шоу-мэна, и вместе с тем была бы вознаграждена справедливость и верность Цзи-чжа. Братья все должны были [по очереди] управлять княжеством, чтобы постепенно дошло и до управления [Цзи-чжа]. Цзи-чжа были пожалованы земли в Яньлине, поэтому его стали называть яньлинским Цзи-цзы (яньлинским младшим) 15. На третьем году [правления] вана Юй-цзи (545 г.) Цин Фэн, первый советник правителя княжества Ци, совершил преступление и бежал из Ци в У. В княжестве У ему в качестве жалованного владения дали земли уезда Чжуфан 16 и отдали ему в жены дочь [уского вана]; и он стал еще богаче, чем в Ци. На четвертом году [правления Юй-цзи] (544 г.) [правитель] У послал Цзи-чжа с визитом в княжество Лу, где тот попросил [дозволения] ознакомиться с чжоуской музыкой 17. Когда ему спели песни «Чжоу-кань» и «Шао-нань» 18, [Цзи-чжа] сказал: «Прекрасно! [Эти песни] времен начала основания [государства], когда еще не все [сложилось], но [все люди] были старательными и не роптали». Затем ему спели песни царств Бэй, Юн и Вэй 19, и он сказал: «Прекрасно и глубоко! В них выражена печаль, но нет страданий. Я слышал, что именно таковы были добродетели вэйского Кан-шу и У-гуна, разве не в них [нашли отражение] нравы царства Вэй?» 20. Когда спели «Песни царской столицы» 21, [Цзи-чжа] сказал: «Прекрасно! [В них выражены заботы, но не страх. Не относятся ли они ко [времени переезда] дома Чжоу на восток?» Когда спели «Песни княжества Чжэн», [Цзи-чжа] сказал: «Они слишком уж утонченны и нежны, народ не стерпит их, разве [это не говорит о] преждевременной гибели [Чжэн]» 22. Когда спели «Песни княжества Ци», [Цзи-чжа] сказал: «Прекрасно!» [Музыка] широкая и пышная. Это нравы великого [царства] и образец для владений на берегу Восточного моря. Не [относятся ли эти песни] ко [времени] Тай-гуна? Но судьбу] государства тогда еще нельзя было предугадать» 23. Когда спели [29] «Песни царства Бинь», [Цзи-чжа] сказал: «Как прекрасно и как необъятно! [В музыке выражена] радость, но не распутство. [Не относятся ли эти песни] к походу Чжоу-гуна на восток?» 24. Когда спели «Песни царства Цинь», [Цзи-чжа] сказал: «Эти песни построены на мелодиях дома Ся. Коль скоро они смогли овладеть [музыкой] Ся, значит, они возвысятся, и это возвышение достигнет своей наивысшей точки. Разве [не оттого, что] они находятся на прежних землях Чжоу?» 25. Когда спели «Песни княжества Вэй», [Цзи-чжа] сказал: «Прекрасно и как гармонично! 26. В них величие и широта, скромность и легкость [исполнения]. Если действия [вана] будут поддержаны добродетелями, то он станет главой союза чжухоу (мудрым правителем)». Когда спели «Песни царства Тан», [Цзи-чжа] сказал: «Какой глубокий смысл! В них, наверное, завещанные нам нравы рода Тао-тана! Если бы было не так, то почему в них выражена печаль о далеком? Кто, кроме потомков, обладавших добродетелями, может иметь такие [песни и музыку]?» 27. Когда исполнили «Песни царства Чэнь», [Цзи-чжа) сказал: «[Музыка свидетельствует о том, что] в государстве нет правителя, разве оно может долго просуществовать?» 28. Относительно песен царства Гуй, а затем и [Цао] [Цзи-чжа] не сделал никаких замечаний. Когда ему спели «Малые оды», [Цзи-чжа] сказал: «Прекрасно! [Музыка од] вдумчива, но без неискренности; в ней слышится чувство обиды, но о ней не говорится [открыто]. Разве эти оды не связаны с временем, когда добродетели дома Чжоу шли к упадку, хотя [дом Чжоу] еще владел тем народом, который жил когда-то при прежних [мудрых] ванах29. Когда ему пропели «Большие оды», [Цзи-чжа] сказал: «Сколь широка и согласна [их музыка]! Несмотря на переходы, ощущается прямая линия [ее развития]. Не [заключена ли] в ней добродетель Вэнь-вана?» 30. Когда спели «Гимны», [Цзи-чжа] сказал: «Сколь совершенна [музыка гимнов]! Она пряма, но не заносчива; она полна переходов, но не слишком сложна; вблизи не подавляет, издали не вызывает двойственных чувств; изменяется, но не чрезмерно; повторяется, но не докучает этим; скорбна, но без тоски; весела, но без неумеренности; она используется [все время] и не оскудевает; широко расходится, но не теряется; даруется [народу], но без расточительности; ее приобретают, но без жадности; находясь в состоянии покоя, она [тем не менее] не останавливается; развертываясь, [эта музыка] растекается, как вода. В ней гармонично сочетаются пять основных звуков, [отражаются] в равной степени ветры с восьми сторон; в ритмах соблюдается мера, поддерживается строгий порядок [в инструментах]. Таким образом, в этой музыке соединены воедино все цветущие добродетели». Когда [Цзи-чжа] увидел танцы Сян-сяо и Нань-юэ 31, он сказал: «Прекрасно! Они растрогали меня» 32. Когда [30] [Цзи-чжа] увидел танец Да-у 33, он сказал: «Прекрасно! Разве не так же было в период расцвета дома Чжоу?» Посмотрев танец Шао-ху, [Цзи-чжа] сказал: «В нем выражено величие совершенномудрого человека [Чэн Тана], и в то же время в его добродетелях есть то, чего можно стыдиться, и в этом трудность совершенномудрого» 34. Посмотрев танец Да-Ся 35, [Цзи-чжа] сказал: «Прекрасно! [В танце выражено] трудолюбие, без всякой [кичливости] своими добродетелями; кто, кроме Юя, смог достичь этого?» Посмотрев танец Чжао-сяо, [Цзи-чжа] сказал: «[В танце выражены] добродетели, достигающие совершенства. Это величественно, как Небо, которое покрывает всех, как Земля, которая носит на себе всех. Даже самые прекрасные добродетели ничего не смогут добавить к этому. [Я] заканчиваю смотреть, а если есть и другие музыка [и танцы], я не осмеливаюсь больше их слушать и смотреть» 36. Покинув Лу, [Цзи-чжа] отправился в качестве посла в Ци. Там ему пришелся по душе Янь Пин-чжун 37, которому он сказал: «Вы верните поскорее [пожалованные Вам] селения и передайте дела управления [гуну]. Без этих селений и без дел управления Вы избежите беды. Дела управления в княжестве Ци в будущем вернутся на правильный путь, а пока это не произойдет, трудности и беды не прекратятся». Вот почему Янь-цзы передал через Чэнь Хуань-цзы дела управления, [возложенные на него] и [пожалованные ему] селения и тем самым избежал бед, [связанных с] Луань [Ши] и Гао [Цяном] 38.

Покинув княжество Ци, [Цзи-чжа] отправился послом в Чжэн. Здесь он увиделся с Цзы-чанем, как со старым знакомым, и сказал ему: «Тот, кто держит бразды правления в Чжэн, предается излишествам, и трудности вскоре возрастут до крайности, тогда управление княжеством непременно перейдет к Вам. Когда Вы займетесь делами управления, будьте внимательны к соблюдению правил поведения. В противном случае княжество Чжэн придет в упадок». Покинув Чжэн, [Цзи-чжа] направился в княжество Вэй. Здесь ему понравились Цзюй Юань, Ши Гоу, Ши Цю, княжич Цзин, Гуншу Фа, княжич Чжао, которым он сказал: «В княжестве Вэй много благородных мужей, [поэтому] его не ждут бедствия». Из Вэй [Цзи-чжа] направился в Цзинь и собирался остановиться на ночлег в Су 39, но, услышав там звуки колоколов, сказал: «Странно! Я слышал, что обладающих красноречием, но лишенных добродетелей непременно ждет казнь. [Сунь Вэнь-цзы провинился перед правителем именно здесь, неужели жить в страхе [перед наказанием] ему недостаточно, так он еще может предаваться удовольствиям? 40. Ведь учитель [Сунь Вэнь-]цзы, находясь здесь, похоже, живет, как в гнезде ласточки, прилепившемся к шатру. К тому же правитель еще не похоронен, как же можно радоваться?» После этого [Цзи-чжа] уехал. Услышав об этом, [31] Вэнь-цзы до конца жизни не слушал больше игры на лютнях цинь и сэ 41.

[Цзи-чжа] проследовал в княжество Цзинь; там ему пришлись по душе Чжао Вэнь-цзы, Хань Сюань-цзы и Вэй Сянь-цзы, которым он сказал: «[Власть] в княжестве Цзинь сосредоточится в руках [ваших] трех семей» 42. Собираясь ехать дальше, [Цзи-чжа] сказал Шу-сяну: «Мой сын, приложите к этому усилия! Хотя правитель расточителен, но у него много честных слуг; но коль скоро сановники все богаты, власть в княжестве попадет в руки трех семей; Вы, мой сын, прямодушны, поэтому должны подумать, как избежать [грядущих] бедствий» 43. Когда Цзи-чжа в самом начале отправился в качестве посла [в поездку], он к северу [от княжества У] проехал земли правителя царства Сюй 44. Правителю царства Сюй понравился меч Цзи-чжа, но он не решился сказать об этом вслух. Цзи-чжа сердцем понял это желание, но, направляясь послом в [большие] срединные княжества 45, он не мог дарить этот меч. Возвращаясь из поездки, [Цзи-чжа вновь] прибыл в Сюй, но правитель царства Сюй уже умер. Тогда [Цзи-чжа] снял с себя свой драгоценный меч и привязал его к дереву на могиле правителя царства Сюй, а затем уехал. Сопровождавшие его спросили: «Правитель царства Сюй уже умер, кому же все-таки Вы отдали [меч]?». Цзи-цзы ответил: «Это не так. В начале пути я мысленно уже обещал отдать меч, разве я вправе из-за смерти [правителя] нарушить [обещание], данное в своем сердце?».

На седьмом году [правления Юй-цзи] (541 г.) княжич Вэй убил в Чу чуского вана Цзя-ао и вместо него встал у власти; это был Лин-ван. На десятом году [правления Юй-цзи] (538 г.) чуский Лин-ван встретился с владетельными князьями и с ними напал на уский город Чжуфан и убил там [сановника] Цин Фэна из княжества Ци. Войска У, со своей стороны, тоже напали на Чу и захватили три селения, затем ушли. На одиннадцатом году [правления Юй-цзи] (537 г.) войска царства Чу напали на У и дошли до Юйлоу. На двенадцатом году [правления Юй-цзи] (536 г.) чу[ские войска] снова пришли и напали [на нас], расположившись в Ганьси, но чуские отряды были разбиты и прогнаны. На семнадцатом году [своего правления] (531 г.) умер ван Юй-цзи; у власти встал его младший брат Юй-мэй. На втором году правления Юй-мэя чуский княжич Ци-цзи убил своего правителя Лин-вана и вместо него встал у власти 46. На четвертом году правления (527 г.) умер ван Юй-мэй. [Он] хотел передать власть младшему брату Цзи-чжа, но Цзи-чжа отказался [от власти] и бежал. Тогда усцы сказали: «Покойный ван оставил повеление, [согласно которому] после смерти старшего брата у власти на смену ему встает младший брат, так чтобы [управление] непременно перешло к Цзи-цзы. Но Цзи-цзы ныне бежал, [чтобы не занимать] поста правителя, [32] следовательно, у власти [следует] поставить потомков Юй-мэя. Коль скоро [Юй-мэй] умер, его должен заменить его сын». После чего правителем был поставлен сын Юй-мэя — Ляо, ставший ваном 47. На втором году [правления] вана Ляо (525 г.) княжич Гуан напал на царство Чу, но потерпел поражение и потерял [даже] лодку вана. Испугавшись, Гуан неожиданно напал на [войска] Чу, вновь отобрал лодку вана и тогда вернулся.

На пятом году [правления вана Ляо] (522 г.) У Цзы-сюй — в прошлом чиновник чуского [вана], — спасаясь от беды, прибежал в У и был принят княжичем Гуаном как гость. Княжич Гуан был сыном вана [княжества У] Чжу-фаня и всегда считал, что [власть в У] должна передаваться [среди них] четверых от его отца к его старшему и затем к младшему брату, вплоть до Цзи-цзы. Коль скоро Цзи-цзы не принял [управления] княжеством, а у власти [в У] ранее других стоял отец Гуана и коль скоро власть не переходила к Цзи-цзы, у власти должен был стать Гуан. Он втайне начал привлекать к себе мудрых мужей с намерением неожиданно напасть на вана Ляо 48. На восьмом году (519 г.) уский ван послал княжича Гуана напасть на Чу, и тот нанес поражение войскам Чу. В Цзюйчао он встретил мать бывшего чуского наследника Цзяня и вернулся с ней обратно. Затем он выступил на север, нанеся поражение войскам княжеств Чэнь и Цай. На девятом году [правления Ляо] (518 г.) княжич Гуан [вновь] напал на Чу и захватил Цзюйчао и Чжунли 49. В прошлом девушка из рода Билян, жившая в пограничном селении царства Чу, заспорила с девушкой из пограничного селения царства У из-за [права сбора] тутовых листьев; семьи этих девушек пришли в ярость и готовы были уничтожить друг друга. Когда начальники этих пограничных пунктов двух государств услышали об этом, они [тоже] разгневались и стали нападать друг на друга, [в результате] уское пограничное селение было уничтожено 50. Это разгневало уского вана, и вскоре [его войска] напали на Чу, захватили два города и потом вернулись обратно. Вначале, когда У Цзы-сюй, спасаясь, прибежал в У, он рассказывал ускому вану Ляо о выгодах, которые принесет ему нападение на царство Чу. Но княжич Гуан сказал: «Отец и старший брат [У Цзы-]сюя казнены в Чу, и он хочет сам отомстить за свою обиду. Я не вижу выгод от этого [нападения]». Тогда У Юань [Цзы-сюй], зная об истинных намерениях Гуана, нашел храбреца Чжуань-чжу и представил его [княжичу] Гуану. Обрадованный Гуан стал после этого относиться к У Цзы-сюю как к гостю. [Однако] Цзы-сюй удалился и занялся землепашеством в глуши, ожидая действий Чжуань-чжу 51.

На двенадцатом году [правления вана Ляо] (515 г.), зимой, умер чуский Пин-ван. На тринадцатом году [правления Ляо], [33] весной 52, правитель княжества У, пользуясь тем, что в Чу был траур, задумал напасть на это царство, для чего послал княжичей Гай-юя и Чжу-юна во главе войск окружить чуские [города] Лю и Цянь 53. [Ван] послал Цзи-чжа в Цзинь, с тем чтобы посмотреть, насколько изменились силы владетельных князей. [Правитель] Чу [тоже] выслал войска, которые отрезали войскам У пути для отхода, [в результате] войска княжества У не могли вернуться обратно. Тогда уский княжич Гуан сказал: «Этот момент нельзя упускать» — и, обращаясь к Чжуань-чжу, продолжал: «Что приобретешь, не добиваясь? Я настоящий преемник вана и должен встать у власти, и я хочу добиться этого. Пусть даже прибудет Цзи-цзы, он не сможет меня низложить». Чжуань-чжу ответил: «Вана Ляо можно убить. [Его] мать стара, сын малолетен 54, а [армия] Чу отрезала пути отхода войскам под командованием двух княжичей, которые напали на Чу. Как раз сейчас вовне княжество У поставлено Чу в трудное положение, а внутри [У] опустело, в нем нет честных и непреклонных чиновников. Что же нам остается делать?» Гуан сказал: «Я — это ты». В четвертой луне, в день бин-цзы 55, Гуан спрятал в подвале дома воинов-латников, а затем пригласил вана Ляо на пиршество. Ван Ляо послал воинов выстроиться вдоль дороги [его следования], [и у ворот домов] 56 от дворца вана до дома Гуана, у ворот и на ступеньках лестниц [дома Гуана], у дверных пологов — везде находились близкие вану люди; эти люди сжимали в руках обоюдоострые кинжалы.

Княжич Гуан, ложно сославшись на боль в ноге, спустился в подвал и приказал Чжуань-чжу вложить короткий кинжал внутрь поджаренной рыбы, с тем чтобы поднести ее [вану] для еды. Схватив затем кинжал, [Чжуань-чжу] вонзил его в вана Ляо, и тут же на груди [вана] скрестились острые кинжалы других; ван Ляо был убит 57. Княжич Гуан в конце концов встал вместо него у власти и стал ваном; это был уский ван Хэ-лу 58. Хэ-лу следом назначил сына Чжуань-чжу высшим сановником — цином.

Цзи-цзы, вернувшись, сказал: «Если [духи] наших предшествующих правителей не будут лишены [положенных им] жертв, если население не отвергнет [нынешнего] правителя, если духи Земли и злаков получат свои подношения, то значит, [этот ван] будет и моим повелителем. Разве я осмелюсь тогда на кого-либо роптать? Скорбя об умершем, я служу живущему в ожидании [проявления] воли Неба. Не я затеял смуту, но подчиняться тому, кто поставлен у власти, — это закон, [установленный] теми, кто жил до нас». Доложив по возвращении о выполнении повеления вана [в поездке], [Цзи-цзы] поплакал на могиле Ляо, затем вернулся к своим обязанностям и стал ждать [приказа Хэ-лу]. Уские княжичи Чжу-юн и Гай-юй, которые во [34] главе своих войск оказались в окружении чусцев, услышав а том, что княжич Гуан убил вана Ляо и сам встал у власти, сдались царству Чу вместе со своими войсками, и чуский [ван] пожаловал им земли в Шу 59. В начальном году [правления] (514 г.) ван Хэ-лу выдвинул У Цзы-сюя на должность чиновника посольского приказа и стал с ним править государственные дела. В царстве Чу [в это время] казнили Бо Чжоу-ли, [и его род], но его внук Бо Пэй избежал гибели и бежал в княжество У, где стал сановником. На третьем году [правления} (512 г.) уский ван Хэ-лу совместно с [У] Цзы-сюем и Бо Пэем возглавил войска в походе против Чу; они захватили Шу и, убили там двух бежавших военачальников — княжичей из У. Гуан строил планы, желая вступить в Ин [столицу Чу], но военачальник Сунь У сказал: «Народ устал, нельзя этого делать, подождем». На четвертом году [правления Хэ-лу] (511 г.) [вновь] напали на Чу и заняли Лю и Цянь. На пятом году [правления Хэ-лу] (510 г.) напали на царство Юэ и нанесли ему поражение. На шестом году [правления Хэ-лу] (509 г.) Чу послало Цзы-чан Нан-ва напасть на У. [Уские войска] встретили [отряд Нан-ва] и ударили по нему, нанеся сильное поражение чуской армии при Юйчжане, заняли чуское Цзюйчао, а затем вернулись обратно.

На девятом году [правления] (506 г.) уский ван Хэ-лу спросил у У Цзы-сюя и Сунь У: «Вначале Вы говорили, что вступать в [чускую столицу] Ин еще нельзя, а нынче обстоятельства каковы?» Оба сановника ответили: «Чуский военачальник Цзы-чан корыстолюбив, и [правители] царств Тан и Цай озлоблены на него. Если Вы, ван, непременно хотите совершить большой поход, то обязательно следует привлечь [на свою сторону правителей] царств Тан и Цай, тогда [поход] можно [предпринять]». Хэ-лу последовал их совету. Он собрал все свои войска и вместе с царствами Тан и Цай выступил на запад в поход против Чу и дошел до реки Ханьшуй. Чу[ский ван] также выслал войска для отражения [наступления] усцев; позиции сторон находились по обоим берегам реки. Младший брат уского вана Хэ-лу — Фу-гай хотел начать сражение, но Хэ-лу не давал на это согласия. Фу-гай сказал: «Вы, ван, уже доверили мне солдат, а в военном деле выше всего ставится успех, так чего же еще ждать?» Затем он силами своего пятитысячного отряда неожиданно и дерзко напал на чусцев; чуские войска понесли тяжелое поражение и бежали. Тогда уский ван поспешил бросить свои войска для преследования бегущих. До вступления в [столицу] Ин произошло пять сражений, и чуская [армия] потерпела пять поражений. Чуский Чжао-ван скрылся, покинул Ин и бежал в Юнь. Младший брат Юнь-гуна [Хуай] хотел убить Чжао-вана, и тогда Чжао-ван и Юнь-гун бежали в царство Суй. Тем временем уские войска вошли в [35] [столицу Чу] Ин. [У] Цзы-сюй и Бо Пэй отхлестали плетьми труп Пин-вана, чтобы отомстить за зло, причиненное [Пин-ваном] их отцам 60.

На десятом году [правления Хэ-лу] (505 г.), весной, [правитель] Юэ, узнав, что уский ван находится в Ин и княжество его опустело, напал на У. Тогда [правитель] У послал часть войск нанести удар по Юэ. [В это время правитель] Чу сообщил [правителю] Цинь о своем тяжелом положении, и Цинь послало войска на помощь Чу, которые нанесли удар по [войскам] У. Войска У потерпели поражение. Фу-гай, младший брат Хэ-лу, видя, что Цинь и Юэ попеременно нанесли поражение У, а уский ван задерживается в Чу и не возвращается, бежал и вернулся в У, где объявил себя уским ваном. Узнав об этом, Хэ-лу отвел войска обратно и напал на Фу-гая. Потерпев поражение, Фу-гай бежал в Чу. Чуский Чжао-ван благодаря этому смог в девятой луне вернуться в Ин. Он пожаловал Фу-гаю земли в Танси, где тот основал род Танси. На одиннадцатом году [правления Хэ-лу] (504 г.) уский ван послал наследника Фу-ча напасть на Чу, и тот занял Пань. [Правитель] Чу, напуганный этим, покинул Ин и перенес [столицу] в Жо 61.

На пятнадцатом году [правления Хэ-лу] (500 г.) Конфуций стал советником в Лу. На девятнадцатом году [правления Хэ-лу] (496 г.), летом, У напало на Юэ, юэский ван Гоу-цзянь нанес ответный удар под Цзуйли. Юэсцы выслали бесстрашных воинов-смертников 62, чтобы вызвать [противника] на схватку. [Те], построившись в три ряда, подошли к уским войскам, покричали и затем перерезали себе горла. Пока солдаты княжества У наблюдали эту сцену, [ван] Юэ напал на [войска] У и разбил их при Гусу 63; там [же] ранили уского вана Хэ-лу в палец, и он отвел войска на 7 ли. Уский ван из-за раны разболелся и умер. [Перед смертью] Хэ-лу послал за своим наследником, чтобы поставить его у власти, и сказал [ему]: «Не забудешь ли ты, что Гоу-цзянь убил твоего отца?» [Наследник] ответил: «Не посмею [забыть]!» Через три года он отомстил Юэ.

В начальном году [правления] вана Фу-ча (495 г.) он сделал сановника Бо-пэя тайцзаем — главным управителем дел. [Сам ван] упражнялся в военном искусстве и стрельбе из лука, постоянно думая о том, как отомстить княжеству Юэ. На втором году [своего правления] (494 г.) уский ван, [собрав] всех лучших воинов, напал на княжество Юэ и разбил их [войска] при Фуцзяо, отплатив тем самым за [поражение при] Гусу. После этого юэский ван Гоу-цзянь во главе пяти тысяч латников укрылся [на горе] Гуйцзи и послал сановника Чжуна добиться завершения военных действий через посредство главного управителя [Бо]-пэя, обещая [при этом] отдать свое владение под покровительство [У], самому стать [слугой] уского вана, а жене его служанкой 64. Уский ван хотел согласиться на это, но [36] У Цзы-сюй, увещевая вана, сказал: «В прошлом [глава] рода Юго убил [правителя] владения Чжэньгуань, затем напал на владение Чжэньсинь и убил императора Сяна из рода Сяхоу. Жена императора Сяна — Минь в это время была беременной; она бежала [к своему роду] Южэн и там родила Шао-кана 65. Шао-кан стал мучжэном — главным смотрителем диких птиц к зверей. [Правитель] рода Юго опять хотел убить Шао-кана, и Шао-кан бежал во владения рода Ююй. [Правитель] рода Ююй, думая [о восстановлении] добродетелей дома Ся 66, отдал в жены Шао-кану двух своих дочерей и поселил его в Лунь, где у него было поле размером в один чэн 67 и много людей — 500 человек. В дальнейшем [Шао-кан] собрал вокруг себя массы [народа] Ся, поддержал чиновников Ся в их занятиях. Он послал человека завлечь [посулами] правителя Юго, а затем уничтожил его род. [Шао-кан] вновь продолжил славные деяния Юя, принес жертвы [предкам] дома Ся, приобщенных к Небу, не утратив ничего из старого наследия. Ныне У уступает по силе владению Юго, а Гоу-цзянь могущественнее Шао-кана. Если ныне [Вы] не воспользуетесь обстоятельствами и не уничтожите его [княжество], а решите простить [Гоу-цзяня], разве это не создаст [для Вас] трудности? К тому же Гоу-цзянь такой человек, который может переносить страдания и лишения; если Вы нынче не расправитесь с ним, то в дальнейшем непременно раскаетесь в этом». У-ван не последовал совету, а прислушался [к мнению] главного управителя Пэя и в конце концов согласился помириться с княжеством Юэ, заключить с ним договор о союзе и, приостановив военные действия, вернулся обратно,

На седьмом году [правления] (489 г.) уский ван Фу-ча, узнав, что после смерти циского Цзин-гуна высшие сановники княжества ведут [между собой] борьбу, добиваясь благосклонности [его преемника], и что новый правитель мал годами, двинул свои войска на север для нападения на княжество Ци. [У] Цзы-сюй, увещевая вана, говорил: «Юэский ван Гоу-цзянь не придает значения изысканности пищи, а в одежде не придает значения пестроте; он выражает соболезнование [родным] умерших, справляется о заболевших, значит, он хочет сделать все, чтобы использовать свой народ. Если этот человек не умрет, он непременно станет для У бедой. Ныне, в то время, когда [существование] княжества Юэ для нас как болезнь сердца и желудка, Вы, ван, не [расправляетесь с ним], а занялись княжеством Ци, разве это не ошибка?» Но уский ван не послушал [предостережения] и двинулся на север против Ци, нанеся поражение войскам Ци у Айлина 68. Достигнув затем города Цзэн, он вызвал к себе луского Ай-гуна и потребовал у него сто лао жертвенного скота. [Луский сановник] Цзи Кан-цзы послал Цзы-гуна, [поручив ему] сослаться на ритуал Чжоу и уговорить [37] главного управителя [Бо-]пэя [отказаться от этого], и тогда [требование о скоте] было отменено 69. После этого [Фу-ча] задержался там, заняв земли на юге княжеств Ци и Лу. На девятом году [правления] (487 г.) [Фу-ча] из-за владения Цзоу напал на княжество Лу, дойдя [до столицы], заключил с [правителем] Лу договор о союзе, после чего вернулся. На десятом году [правления] (486 г.) он следом атаковал княжество Ци, но потом вернулся обратно. На одиннадцатом году [своего правления} (485 г.) [Фу-ча] вновь пошел походом на север и напал на Ци.

Юэский ван Гоу-цзянь во главе своих сородичей явился на аудиенцию к [правителю] У, поднеся ему щедрые дары, чему уский ван очень обрадовался. Лишь [У] Цзы-сюй был этим напуган и сказал: «Вот что погубит У». Увещевая [Фу-ча], он сказал ему: «Княжество Юэ сидит у нас [болью] в сердце и желудке, а Вы сейчас направили свои помыслы на Ци, которое подобно полю из камней и совершенно бесполезно для нас. Кроме того, в ,,Обращении Пань-гэна" говорилось, что тех, кто нарушает и преступает [приказы], следует уничтожать без остатка, и таким путем как раз возвысился дом Шан» 70. У-ван не прислушался [к этим словам], а послал [У] Цзы-сюя в Ци. Цзы-сюй оставил своего сына [на попечении] рода Бао-ши в Ци, а сам вернулся и доложил [о поездке] ускому вану. У-ван, узнав о действиях [У Цзы-сюя], пришел в ярость и пожаловал Цзы-сюю меч чжулоу, чтобы он покончил с собой Перед смертью [У Цзы-сюй] сказал: «Посадите на моей могиле катальпу, чтобы из нее могли сделать [гроб для вана] вырвите мои глаза и поместите их на восточных воротах уской столицы, чтобы они увидели, как княжество Юэ уничтожит наше У» 71.

[Сановник] Бао в Ци убил диского Дао-гуна. Узнав об этом, уский ван три дня оплакивал его за воротами военного лагеря, а затем напал на княжество Ци с моря. Цисцы разбили [войска] У, и уский ван отвел войска обратно. На тринадцатом году [правления Фу-ча] (483 г.) уский [ван] призвал правителей княжеств Лу и Вэй и встретился с ними в Тогао. На четырнадцатом году [правления] (482 г.), весной, уский ван встретился с чжухоу на севере, в Хуанчи 72, стремясь стать гегемоном среди срединных княжеств и тем самым сохранить дом Чжоу. В шестой луне, в день [у] бин-цзы, юэский ван Гоу-Цзянь напал на княжество У; в день и-ю прошло сражение пяти тысяч воинов Юэ с [войсками] У; в день бин-сюй они взяли в плен уского наследника Ю; в день дин-кай [юэсцы] вступили в [столицу] У 73. Усцы сообщили вану Фу-ча о поражении, и Фу-ча стал тревожиться о том, что об этом узнают [другие чжухоу]; когда же эти вести оказались разглашенными, У-ван разгневался и тут же, у своего шатра казнил семь человек. В седьмой луне, в день синь-чоу, уский ван заспорил [38] о старшинстве с цзиньским Дин-гуном. У-ван сказал: «Среди [представителей] дома Чжоу я старший». Цзиньский Дин-гун заявил: «Среди [представителей] рода Цзи я являюсь главой». [Цзиньский сановник] Чжао Ян в гневе хотел напасть на княжество У, и тогда старшинство осталось за Дин-гуном 74. После заключения союза уский ван расстался с [правителем] Цзинь и намеревался напасть на княжество Сун. Главный управитель [Бо-]пэй сказал ему: «Вы сможете одержать над ними победу, но не сможете жить там»; тогда [уский] ван вернулся с войсками в свое княжество. [К этому времени] княжество потеряло наследника, опустело; ван долгое время находился в чужих землях, воины все проявляли [крайнюю] усталость, поэтому [ван] послал щедрые подарки в Юэ, с тем чтобы заключить с ним мир.

На пятнадцатом году [правления Фу-ча] (481 г.) Тянь Чан в Ци убил Цзянь-гуна. На восемнадцатом году правления Фу-ча (478 г.) княжество Юэ еще более усилилось. Юэский ван Гоу-цзянь во главе войск вновь напал на У и нанес поражение уским войскам у Лицзэ 75. Царство Чу уничтожило княжество Чэнь. На двадцатом году [правления Фу-ча] (476 г.) юэский ван Гоу-цзянь вновь напал на У 76. На двадцать первом году [правления Фу-ча] (475 г.) он окружил [столицу] княжества У. На двадцать третьем году [правления Фу-ча] (473 г.), в одиннадцатой луне, в день дин-мао, [войска] Юэ нанесли окончательное поражение княжеству У. Юэский ван Гоу-цзянь решил переселить уского вана Фу-ча в Юндун 77 и, выделив ему сто семей, поселить его там. Уский ван сказал: «Я уже стар и не смогу служить Вам, ван. Я раскаиваюсь в том, что не последовал советам [У] Цзы-сюя и сам довел себя до такого падения». После этого он перерезал себе горло и умер. Юэский ван уничтожил княжество У, казнил главного управителя [Бо-]пэя, считая, что он не проявил верности [своему правителю] 78, и вернулся к себе.

Я, тайшигун, Придворный историограф, скажу так.

У Конфуция есть такие слова; «Можно сказать, что Тай-бо достиг вершин добродетели, он трижды уступал [власть в] Поднебесной, но народ не знал об этом и не восхвалял его» 79. Я читал старый текст Чунь-цю 80 и из него узнал о том, что владение Юй, [расположенное среди] срединных княжеств, и владение Гоу, [расположенное среди] племен цзинских маней, были связаны братскими [узами]. У яньлинского Цзи-цзы было человеколюбивое сердце, он беспредельно жаждал выполнять свой долг. По самому малому и сокрытому он узнавал чистоту и мутность (хорошее и дурное). Увы! Когда еще появится совершенномудрый муж с таким широким взглядом на мир?

Комментарии

1. 30 глав историй наследственных домов начинаются, казалось бы, с далекой южной окраины страны, с царства У, находившегося южнее р. Янцзы и в пору своего расцвета занимавшего территории юга совр. пров. Цзянсу, севера пров. Чжэцзян и Цзянси. Однако, как утверждает традиция, правители, с которых начинается описание дома У, вышли из дома Чжоу, являясь сыновьями одного из ранних и почитаемых предков чжоусцев — Тай-вана (Гу-гуна Дань-фу); отсюда понятно, почему раздел Ши цзя открывается этой главой.

2. Ба *** — имеет значение «старший», поэтому Тай-бо — это не собственное имя, а скорее прозвище, указывающее на старшинство среди братьев. Точно так же чжун *** в имени Чжуи-юна указывает на то, что это был второй, или средний, сын, а цзи *** в имени Цзи-ли — младший сын. Отметим, что в анналах, в гл. 4, и в Цзо чжуань (5-й год правления Си-гуна) средний сын именуется Юй-чжуном.

Тай-ван — посмертное имя вождя чжоуского племени Гу-гуна Дань-фу, так же как Ван-цзи — посмертное имя Цзи-ли, именовавшегося также Гун-цзи (см. т. 1).

3. Мань — общее название южных варваров; определение Цзин *** — более позднего происхождения и локализует район пребывания данной ветви южных иноплеменников на землях царств Чу, У и Юэ. Фактически же речь идет о более узкой группе жителей юга, живших в нижнем течении р. Янцзы. Сыма Чжэнь называет даже точное местоположение Тай-бо — местечко Мэй-ли в уезде Уси округа Чанчжоу — совр. пров. Цзянсу (ХЧКЧ, т. 5, с. 2062), где, по преданию, находилась и его могила (см. Цзи цзе; ШЦ, т. 4, с. 1447).

4. Младший брат Чжоу-чжана, как и средний сын Тай-вана, имеют одинаковое прозвище Юй-чжун (см. гл. 4). Как верно заметил Сыма Чжэнь, дед и внук выступают под одним именем.

Заключительная часть фразы может быть отнесена к разным лицам. По логике построения всего предложения в ранг чжухоу, казалось, был возведен один правитель владений Юй — Юй-чжун (так перевели Отаке — ««Исторические записки» в переводе на современный японский язык». Токио, 1957, кн. 1, с. 1). Шаванн отнес возведение в этот ранг к одному Чжоу-чжану (МИС, т. 4, с. 3). Возможно также, что оба князя — Чжоу-чжан (как правитель царства У) и Юй-чжун (как правитель владения Юй) — в качестве прямых потомков почитаемого чжоуского Тай-вана получили этот княжеский титул. Последнее мнение подтверждает также дважды употребленный по отношению к каждому из них глагол фын *** — «жаловать должностью, титулом и территорией». Мы склоняемся к последнему мнению.

Владение Юй, дарованное Юй-чжуну, по данным ДМДЦД, находилось в районе совр. уезда Пинлу в пров. Шаньси.

По другим данным, владение Юй располагалось значительно западнее, на территории совр. уезда Ханьчэн в пров. Шэньси. К такому выводу пришел Хуан Гун-чжу, который анализировал надпись на сосуде, сделанном тайши Ю в честь покойных предков — владетелей этого чжоуского пожалования [см.: Хуан Гун-чжу. Чжоу Цинь цзинь-ши вэнь сюань пин-чжу (Собрание надписей на металле и камнях эпох Чжоу и Цинь с комментариями). Шанхай, 1935, с. 81-82]. Небезынтересно отметить, что, как явствует из найденной надписи, дарственная чжоуского вана наряду с сельским населением — ижэнь — *** *** и солдатами включала многочисленных представителей захваченных чжоусцами в плен инородцев — симэньи, сюнъи, циньи, цзинъи, бижэньи, — даруемых, очевидно, для рабского труда.

5. Цяо Чжоу в Гу ши као именует его Гэ-чжуанем (ШЦ, т. 4, с. 1447).

6. И в этом случае Цяо Чжоу именует По-гао По-мэном, а Гоу-би именует Би-чжэнем (ХЧКЧ, т. 5, с. 2065). Лян Юй-шэн в обоих случаях отвергает эти версии (ЛЮШ, кн. 8, гл. 17, с. 2), ссылаясь во втором случае на У Юэ чунь-цю.

7. Согласно таблицам гл. 14, Шоу-мэн правил в 585-561 гг. до н. э.

8. В тексте употреблено словосочетание чжун-го *** ***, позднее выступающее как самоназвание китайского государства. Однако для периода VI-V вв. до н. э., когда власть чжоуского дома была больше номинальной, чем фактической, а 12 чжухоу вели между собой непрерывную борьбу и обладали большой долей политической самостоятельности, представляется более точным перевод этого словосочетания во множественном числе — «срединные государства», или «центральные княжества», чтобы отличить их от варварской периферии, где находились тогда еще независимые царства У, Юэ, Чу и др. Возможен и перевод в единственном числе — «Срединное государство», — если иметь в виду номинальный сюзеренитет дома Чжоу над этими территориями (см., например, у Шаванна — МИС, т. 4, с. 5). Мы склоняемся к первому варианту как более реалистичному.

9. С правлением Шоу-мэна, когда царство У вступает в определенные отношения с соседними китайскими княжествами, в Ши цзи начинается точный счет годам правлений уских князей, следовательно, появилось достаточно сведений об этой части юго-восточных территорий.

10. В тексте синжэнь *** ***. По толкованию Фу Цяня, это чин, ведавший церемониями приема государственных гостей большого и малого ранга (ХЧКЧ, т 5, с. 2067), что передано по-русски в общей форме — «чиновник Посольского приказа». Имя сына У-чэня — Ху-юй.

11. В Цзо чжуань под 7-м годом Чэн-гуна (584 г.) сообщается, что войска царства У вошли в чуский Чжоулай (совр. пров. Аньхой, уезд Фэнтай). Это была первая проба сил, очевидно недолговременная, так как силы царства У были еще не подготовлены к серьезной борьбе. Лишь через 14 лет Чу организовало ответный поход на У, и его войска достигли гор Хэншань. С таким названием на юге Китая было несколько горных систем. Одна из них — в глубине территории царства У. По всей вероятности, следует согласиться с Цянь Да-синем, который считает, что чуские войска в короткий срок не могли зайти так далеко, поэтому относит эти горы к уезду Тусянь пров. Аньхой (Цянь Да-синь. Исследование расхождений в 22 династийных историях. Шанхай, 1958, т. 1, с. 51).

12. Чжу-фань — второе имя; первое его имя было Э. Третий сын Шоу-мэна зовется здесь Юй-мэй, в гл. 86 «Исторических записок» его зовут И-мэй (ШЦ, т. 5, с. 2517). По мнению Такигава, налицо фонетическая близость знаков юй и и (ХЧКЧ, т. 5, с. 2068).

13. Известно, что цаоский Сюань-гун (Цао-бо Лу) погиб во время похода против княжества Цинь. Узнав о смерти Сюань-гуна, княжич Фу-чу убил наследника и сам встал у власти, поэтому люди и считали его бу и — несправедливым (см. комментарий Пэй Иня со ссылкой на Фу Цяня — ШЦ, т. 4, с. 1450). Княжич Цзы-цзан был сыном цаоского Сюань-гуна от наложницы и приходился сводным братом Фу-чу.

14. Судя по таблицам гл. 14, нападение войск У на Чу и их поражение произошло в 560 г., на первом году правления Чжу-фаня. А на следующий год (559) уже чуские войска напали на У, но тоже неудачно. Однако второе столкновение в гл. 31 не отмечено.

15. Яньлин находился в совр. уезде Уцзинь пров. Цзянсу, севернее оз. Сиху.

16. Чжуфан находился в совр. уезде Даньту пров. Цзянсу.

17. О визите Цзи-чжа в Лу сообщается в Чунь-цю и Цзо чжуань (29-й год правления Сян-гуна). Лу как родина Чжоу-гуна считалась местом сохранения традиционных лучших форм чжоуской музыки.

18. Названия первых двух разделов песен, собранных в «Книге песен и гимнов» (Ши цзин), «Песни царства Чжоу и стран, лежащих к югу от него» и «Песни царства Шао и стран, лежащих к югу от него», см. в русском переводе: Ши цзин. М., 1957, с. 9-34.

19. «Песни царства Бэй» (III), «Песни царства Юн» (IV), «Песни царства Вэй» (V) — из той же первой части «Нравы царств» (Го фэн) «Книги песен и гимнов» (в русском издании Ши цзин, с. 35-82). Княжества Бэй и Юн были основаны еще У-ваном и позднее вошли в княжество Вэй.

20. Считалось, что первый правитель владения Вэй (брат У-вана) Кан-шу и позднее У-гун (812-758) являлись образцами достойных правителей.

21. «Песни царской столицы» (Ван чэн пу — пятый раздел «Нравов царств», с. 83-93); в тексте гл. 31 были названы просто «Песни дома вана». Поскольку содержание песен, включенных в этот раздел, не связано непосредственно с деятельностью вана, нами использовано заглавие раздела из Ши цзин.

22. «Песни царства Чжэн» в Ши цзин отражают разные стороны реальной жизни того времени, но больше всего в них воспевается любовь, много грусти о разлуке с любимым, поэтому, видимо, и оцениваются они древним моралистом невысоко (русский перевод их в Ши цзин, с. 94-116).

23. Тай-гун [Шан] — основатель царства Ци, учитель Вэнь-вана и У-вана. «Песни царства Ци» в существующем ныне варианте Ши цзин (русский текст с. 117-128), действительно отличаются известной широтой (например, песни «Южные горы велики», «Сколь видом величав ты» и др.), но в целом их тематика не выходит за пределы бытописания.

24. Бинь — район расселения чжоусцев в начале консолидации этих племен; находился в совр. уезде Сюньи на западе пров. Шэньси. «Песни царства Бинь» в ныне существующем тексте Ши цзин завершают раздел Го фын и стоят на 15-м месте (с. 183-193); в них отражены сцены из полевых работ («Песня о седьмой луне») и походы чжоусцев на восток.

25. «Песни царства Цинь» (XI) в Ши цзин (с. 152-163) в основном посвящены ратным делам усиливающегося на западе царства — будущего объединителя Китая и создателя первой в истории страны империи. Ду Юй считает, что введение сяской музыки в Цинь и отказ от варварских песен связаны с именем Цинь-чжуна, а занятие прежних чжоуских земель в Шэньси циньцами произошло при Сян-гуне (777-766), когда чжоуский Пин-ван перебазировался на восток. Хотя Накаи Сэкитоку законно ставит вопрос, почему из всех 15 царств, которые стремились следовать образцам сяской музыки, т. е. древним песням и гимнам, выделено одно Цинь (ХЧКЧ, т. 5, с. 2074).

26. Повтор фэн фэн *** *** в китайских лексиконах объясняется через чжун юн — «середина и постоянство, гармония». По Цянь Да-синю, это вариант слова фань *** — «колыхаться, разливаться, поверхностный». Нами взято значение «гармония», как у Легга (Legge, т. 8, с. 550).

В тексте гл. 31 встречаются отдельные подмены слов в заимствованных цитатах, что нередко меняет смысл. Так, вместо сянь *** — «опасный» в Цзо чжуань стоит цзянь *** — «скромный»; вместо мин *** — «мудрый [правитель]» стоит мэн *** — «союз [князей]». В таких случаях мы исходили из текста «Исторических записок».

«Песни царства Вэй» (IX в.) в Ши цзин (с. 129-138) содержат песни о социальном неравенстве («Удары звучат далеки, далеки» и «Большая мышь»).

27. Вновь разночтение с Цзо чжуань. В последнем написано и минь *** *** — «народ, оставленный нам [Тао-таном]», а в Ши цзии фын *** *** — «нравы, завещанные нам…».

Тао-тан — легендарный император Яо. «Песни царства Тан» (X в) в Ши цзин (с. 139-151) действительно содержат немало грустных мотивов.

28. «Песни царства Чэнь» (XII в.) в Ши цзин (с. 164-173) посвящены в основном бытовым мотивам.

29. «Песни царства Гуй» см. Ши цзин, с. 174-177, «Песни царства Цао» см. Ши цзин, с. 178-182. Сяо-я («Малые оды») составляют большой раздел «Книги песен и гимнов» (в переводе на русский язык с. 197-325), их тематика очень широка: прославляют, в частности, мудрых царей («Славословие царю», «Царская охота», «Ода царю»), войны и походы, обличают клеветников и неправых советников, смуту в стране, несправедливость, рассказывают о тяжелой судьбе воинов и т. д.

30. Да-я («Большие оды», или «Великие оды») — следующий большой раздел «Книги песен и гимнов» (с. 329-409) — посвящены первым вождям, легендарным и историческим правителям чжоуских племен (Хоу-цзи, Лю, Шэнь-хоу), первым чжоуским царям (Вэнь-вану, У-вану), советникам славным и бесчестным и др. Сун — «Гимны» — четвертый большой раздел «Книги песен и гимнов» (см. Ши цзин, с. 413-465).

31. Существуют различные объяснения этих названий танцев. По Ду Юю, Сян сяо — танец военный (еще со времен У-вана), под игру на свирели, Нань-юэ — танец гражданский, под игру на флейте. По-видимому, это близко к истине. Чжэн Сюань в комментарии к Ши цзин также подчеркивает военный характер танца Сян-сяо.

32. Если принять современное написание гань ***, то это означает «быть растроганным». Но в Цзо чжуань стоит знак *** хань, меняющий смысл — «вызвать чувство сожаления». Китайские комментаторы добавляют, что сожаление проистекало из незавершенности дела У-вана по успокоению страны. Но в данном контексте едва ли есть смысл в столь расширительном толковании.

33. Танец Да-у («Великого У-вана»), по Цзя Кую, создан Чжоу-гуном на музыку У-вана (ШЦ, т. 4, с. 1457), хотя это, очевидно, не больше чем традиция.

34. Танец Шао-ху, по преданию, считается исполняемым на музыку иньского Чэн-тана. Однако следует помнить, что Чэн-тан в древней традиции занимал не столь высокое место, как Яо и Шунь, поскольку ему довелось вести войну с «законной» династией Ся и свергнуть ее.

35. Музыка танца Да-ся («Великое Ся»), по преданию, приписывалась сяскому Юю.

36. Музыка танца Чжао-сяо, по преданию, приписывалась Шуню. Таким образом, Цзи-чжао шел как бы в обратном направлении: от Чжоу к Инь, Ся и, наконец, к легендарному Шуню. Это был своеобразный предел традиции, поэтому слушать далее он отказался.

37. Краткое жизнеописание Янь Пин-чжуна, или Янь-цзы, дано в гл. 62 «Исторических записок» (ШЦ, т. 5, с. 2134-2137).

38. О всех перипетиях борьбы с Луань Ши и Гао Цяном рассказывается в Цзо чжуань под 10-м годом Чжао-гуна (532 г.) (ШСЦ, т. 31, гл. 45, с. 1821-1822).

39. Су — название древнего царства, располагавшегося в совр. уезде Дунпин пров. Шаньдун. Однако в аналогичном тексте Цзо чжуань стоит название места ночлега Ци, что находилось на крайнем юге пров. Хэбэй в уезде Дамин. Ци находилось на территории Вэй и входило в число пожалований Сунь Вэнь-цзы (см. комментарий к Цзо чжуань). Если это так, то текст Цзо чжуань более предпочтителен.

40. На месте слова пань *** — «бунтовать» в Цзо чжуань стоит лэ *** — «радоваться». Большинство комментаторов считают, что в тексте Сыма Цяня ошибка. Еще Оуян Сю делал попытку как-то объяснить такое расхождение смысла. Путь толкований оказался, однако, слишком сложным и, пожалуй, искусственным: пань *** объяснялось сходством с другим пань ***, а последнее с *** пань — «предаваться удовольствиям» [см. ЛЮШ, кн. 8, гл. 17, с. 4; ХЧКЧ, т. 5, с. 2079, мнение Хун И-сюаня (1765-1837), Цуй Ши и др.]. Вместе с тем Го Сун-тао высказывает предположение, что данная замена иероглифа произведена историком сознательно (Ши цзи чжа цзи. Шанхай, 1957, с. 168).

По мнению Цзя Куя, под словом «учитель» подразумевается Сунь Вэнь-цзы, который прогнал Сянь-гуна, бежавшего в Ци. Он вместе с братом у власти в Вэй поставил Шан-гуна, Цю, а последний пожаловал Сунь Вэнь-цзы упомянутое в тексте владение Су (см. ШЦ, гл. 37, с. 1596-1597).

41. Как верно заметил еще Фу Цянь, вначале речь шла о звуках барабана, а здесь уже фигурирует лютня. Явное противоречие.

42. Княжество Цзинь в 453 г. до н. э. действительно было разделено между домами Чжао, Хань и Вэй, с представителями которых разговаривал Цзи-чжа. Однако между датой поездок Цзи-чжа, начавшихся в 544 г., когда княжество Цзинь было еще сильным, и годом раздела Цзинь лежал почти век, что еще раз свидетельствует о придуманности всех приведенных диалогов и пророчеств.

43. Весь этот большой отрывок почти дословно (за исключением некоторых иероглифов и сокращений) заимствован Сыма Цянем из текста Цзо чжуань под 29-м годом Сян-гуна (ШСЦ, т. 30, с. 1563-1576). В связи с содержанием приведенных сентенций Цзи-чжа комментатор Цуй Ши (1852-1924) замечает, что эти рассуждения не могут быть отнесены к периоду деятельности Цзи-чжа, т. е. к 554 г. до н. э. Основной довод таков.

В суждениях Цзи-чжа последовательно названы все части книги Ши цзин, тогда еще не созданной в окончательном виде. Это подтверждается следующим высказыванием Конфуция в Лунь-юй: «Только после моего возвращения из Вэй в Лу была выправлена музыка, оды и гимны заняли положенное им место» (ШСЦ, т. 36, с. 205). Если верить этим словам, упорядочение од и гимнов относится к периоду после 484 г. до н. э. — после возвращения Конфуция в Лу. Поэтому, по-видимому, прав Цуй Ши, относящий создание приписанных Цзи-чжа рассуждений к более позднему времени — к V-IV вв. до н. э., когда писался Цзо чжуань (Цуй Ши. Ши цзи тань юань. Пекин, 1924, гл. 5, с. 1).

44. Сюй — небольшое царство, находившееся на территории совр. уезда Сысянь пров. Аньхой.

45. Шанго — так в древности назывались ведущие срединные княжества в отличие от более удаленных, часто еще полуварварских владений, к которым в то время относилось и царство (княжество) У.

46. В Чунь-цю события развиваются по несколько иной схеме: о княжестве Чу сообщается, что на 13-м году правления Чжао-гуна (529 г.) княжич Би в Чу убил правителя Цяня (Лин-вана) в Ганьси, а Ци-цзи, в свою очередь, убил княжича Би. Затем, встав у власти, Ци-цзи сменил имя на Сюн-цзюй и стал Пин-ваном. В Хронологических таблицах (ШЦ, т. 2, гл. 14, с. 653) Сыма Цянь писал о самоубийстве Лин-вана. Что касается княжества (или царства) У, то разница еще более разительная: под 29-м годом правления Сян-гуна (544 г.) сообщается, что «Хунь убил уского князя Юй-цзи» на 4-м году его правления. Следовательно, убийства в Чу происходили на 15-м году правления Юй-мэня (см. ХЧКЧ, т. 5, с. 2082; Цуй Ши, гл. 5, с. 2). Картина довольно запутанная.

Упомянутые в этом абзаце пункты локализуются следующим образом: о Чжуфан см. примеч. 16; Юйлоу находилось недалеко от совр. г. Шанчэна, на юге пров. Хэнань; Ганьси находился в юго-восточной части совр. уезда Босянь пров. Аньхой.

47. В Гунъян чжуань Ляо назван побочным сыном прежнего уского правителя Шоу-мэна, однако это маловероятно, так как эти события разделены 30-40 годами.

48. Частично эти события в княжестве У отражены в Гунъян чжуань (ШСЦ, т. 34, гл. 21, с. 630-633).

49. Цзюйчао — название города, находившегося в 5 ли к северо-востоку от совр. уездного г. Чаосяня пров. Аньхой (см. «Исторические записки», т. 2, гл. 7, с. 381, примеч. 31). Чжунли находился на территории совр. уезда Фэнъян пров. Аньхой (ШЦ, т. 2, гл. 14, с. 576).

50. В гл. 40 Чу ши цзя Билян названо пограничным поселением в У, а Чжунли — пограничным поселением в Чу. Спор из-за тутовника там вели дети, а не девушки, в результате подвергаются уничтожению оба селения (ШЦ, т. 4, с. 1714). Однако впервые эта история о том, как столкновение двух девушек на границе привело к конфликту двух княжеств, рассказана в Люй-ши чунь-цю (ЧЦЦЧ, т. 6, гл. 16, с. 192), причем она ближе к версии гл. 31, и, вероятно, Сыма Цянь и взял ее оттуда. Почему вариант гл. 40 отличен, неясно.

51. Силача, найденного У Юанем (Цзы-сюем), в Цзо чжуань называют Чжуань Шэ-чжу (20-й год правления Чжао-гуна). Позднее этот силач (как наемный убийца) убил вана Ляо.

52. Здесь с Хронологическими таблицами явное расхождение; в таблицах нет 13-го года правления Ляо, так как на 12-м году (515 г.) сообщается о его убийстве (ШЦ, т. 2, с. 660). Смерть чуского Пин-вана, судя по Цзо чжуань, также произошла раньше, на 26-м году правления луского Чжао-вана и на 11-м году правления Ляо, т. е. в 516 г. В гл. 31 очевидная ошибка. Еще большая неточность обнаруживается в гл. 86 при описании этих же событий, где смерть чуского Пин-вана отнесена к 9-му году правления Ляо (ШЦ, т. 5, с. 2517).

53. Лю — город, находившийся в 30 ли к северу от совр. уездного центра Люаня пров. Аньхой. Цянь — город в 30 ли к северо-востоку от совр. уездного г. Хошаня пров. Аньхой. Оба города были расположены в западной части провинции на расстоянии около 50 км друг от друга.

Гай-юй и Чжу-юн — по Цзя Кую, это младшие братья вана Ляо. В Чунь-цю первого из братьев именуют Янь-юй. В литературе встречаются и другие разночтения.

54. Фраза «мать стара, сын малолетен», в согласии с мнением Ван Су (195-256), мы относим к семье вана (ХЧКЧ, т. 5, с. 2086). Однако в тексте Цзо чжуань (27-й год правления луского Чжао-гуна), где описывается весь этот эпизод, добавлена еще одна фраза: «как им быть, если не будет меня», и тогда получается, что наемник-убийца печется о своей матери и сыне. Но в контексте Сыма Цяня, и это отметил еще Шаванн (МИС, т. 4, с. 20), такая интерпретация исключается.

55. Как в гл. 31, так и в гл. 86 (ШЦ, т. 4, с. 2518) указан день бин-цзы четвертой луны. Однако в Чунь-цю и в Цзо чжуань названа лишь четвертая луна (Чжао-гун, 27-й год, ШСЦ, т. 32, с. 2108, 2111). Уже Сыма Чжэнь не знал, откуда появилось это уточнение (ШЦ, т. 4, с. 1464).

56. Мы добавили слова «и у ворот домов» на основании текста в Цзо чжуань, где сказано: «Послал латников сесть вдоль дороги и у ворот домов; у ворот, на ступеньках дома [Гуана], у дверей и пологов [в зале] — везде находились близкие [люди] вана» (ШСЦ, т. 32, с. 2111-2112).

57. Шаванн отмечает, что сцена убийства Ляо была воспроизведена во II в. н. э. на известных каменных барельефах (см.: La sculpture sur pierre en Chine on temps de deux dynasties Han. Р., 1893). Следовательно, история убийства вошла в фольклорную традицию. Само название кинжала, скрытого в рыбе (юй би), стало нарицательным и означало «поражать изменников».

58. Хэ-лу, чаще известный под именем Хэ-люй (см. гл. 14), — уский ван, правивший 19 лет и разбитый войсками юэского вана Гоу-цзяня.

59. Изложение последующих событий в Цзо чжуань иное: после смерти Ляо княжич Янь-юй (он же Гай-юй) бежал во владение Сюй, а княжич Чжу-юн бежал во владение Чжунъу; чуские же войска, узнав о смуте в У, вернулись обратно (ШСЦ, т. 32, с. 2112, гл. 52). Позднее, на 3-м году правления Хэ-лу, когда уский ван попробовал захватить княжичей, они бежали в Чу, где им были даны во владение Чэнфу и Хутянь (там же, с. 2158-2159). О пожаловании в Шу (совр. уезд Шучэн в пров. Аньхой) там ничего не сказано.

60. Эта колоритная сцена отмщения, когда плетьми хлесталась могила или извлеченные из нее останки врага и насильника, отсутствует в Цзо чжуань, но отражает реально существовавший в те века обычай. Юнь находилось на территории совр. уезда Аньлу пров. Хубэй. Суй — царство на территории совр. уезда Суйсянь пров. Хэбэй.

61. Подробнее см. Цзо чжуань под 4-6-м годами луского Дин-гуна. Упомянутые выше пункты находятся: столица Чу — г. Ин — на территории совр. уезда Цзянлин пров. Хубэй; Юйчжан — на территории совр. пров. Цзянси в районе г. Наньчана; Танси (по Ко ди Чжи) — на территории совр. уезда Суйпин пров. Хэнань; новая столица княжества Чу — г. Жо — на территории совр. уезда Ичэн пров. Хубэй. Пань — по Шаванну, уезд Поян в пров. Цзянси.

62. В Цзо чжуань говорится о преступниках, но едва ли от них можно было ожидать такого самопожертвования. Цзиньский Ван Жо-сюй (IV в.) считает, что в Цзо чжуань упоминаются как бесстрашные смертники *** ***, так и преступники *** ***, т. е. две категории посланных людей (ХЧКЧ, т. 5, с. 2093), а Сыма Цянь смешал эти два понятия вместе.

63. Цзуйли был расположен на территории совр. уезда Цзясин, на севере пров. Чжэцзян; Гусу — на территории совр. уезда Усянь пров. Цзянсу (недалеко от Сучжоу). Они находились приблизительно в 100 км друг от друга. Так как в Цзо чжуань Гусу не названо, минский Чэнь Жэнь-си считал два иероглифа, составляющих название Гусу в гл. 31, излишними. Шаванн высказал следующую мысль: коль скоро битва происходила при Цзуйли, а не Гусу, надо, согласно тексту Цзо чжуань, на место Гусу поставить имя человека, ранившего Хэ-лу, — [Лин] Гу-фу, которое якобы искажено, и тогда перевод будет таким: «[Ван] Юэ напал на [войска] У и разбил их. [Лин] Гу-фу ранил уского вана Хэ-лу...» (МИС, т. 4, с. 25, примеч. 3). Предположение весьма привлекательное, однако в следующем абзаце Сыма Цянь упоминает битву при Гусу, что не позволяет принять версию французского ученого.

64. Фуцзяо — местность близ одноименных гор в совр. уезде Усянь пров. Цзянсу; однако эта местность была на территории У, а не Юэ, и поэтому ее упоминание вызывает известные сомнения. Гуйцзи — гора в совр. уезде Шаосин пров. Чжэцзян.

Три знака *** *** *** вэй чэнь це (вся фраза отсутствует в Цзо чжуань) Шаванн перевел в широком смысле — «все мужчины княжества станут подданными, а женщины — служанками [короля У]» (МИС, т. 4, с. 26). Думается, что юэский ван отдавал не все население, а только себя и свою жену временно в услужение ускому вану, не больше. Это согласуется и с японским переводом Отаке (ГГС, раздел Ши цзя, кн. 1, с. 14).

65. По традиции считалось, что упомянутые в этой притче из легендарной эпохи Ся владения древних родов находились на территории совр. пров. Шаньдун. Лунь находился на территории совр. уезда Юйчэн пров. Хэнань.

66. Фраза о том, что правитель Ююй желал восстановить добродетели дома Ся, вызывает определенные сомнения. В первичном по отношению к «Историческим запискам» тексте Цзо чжуань, где эта легенда изложена также подробно, сказано: «[Шао-кан] бежал во владение рода Ююй и стал там главным поваром правителя, чтобы избежать таким образом опасностей. Правитель Юй Сы тогда отдал ему в жены...» (ШСЦ, т. 32, гл. 57, с. 2306). Следовательно, слово «думать» — сы *** выступает в Цзо чжуань как имя правителя, а слов «добродетели Ся» вообще нет в тексте. Лян Юй-шэн обоснованно полагает, что они излишни (ЛЮШ, кн. 8, гл. 17, с. 8).

67. Чэн *** — мера площади земли, равна 10 кв. ли.

68. Под этим годом в Цзо чжуань ничего не говорится о походе Фу-ча на княжество Ци (нет этого и в гл. 14). О битве под Айлином, о предостережении У Цзы-сюя рассказывается через четыре года, под 11-м годом правления Ай-гуна (ШСЦ, т. 32, с. 2365). На смещение событий во времени указывал и Лян Юй-шэн (ЛЮШ, кн. 8, гл. 17, с. 9). Айлин (Илин) находился на стыке совр. уездов Тайань и Бошань пров. Шаньдун (см. также примеч. 25 к гл. 36).

69. Цзэн, или Цзэншань, — гора на территории совр. уезда Линьи, на юге пров. Шаньдун. Если это верно, то Фу-ча после сражения у Айлина отошел на юг Шаньдуна, где был расположен Цзэн, но скорее всего, как говорилось выше, битва у Айлина произошла позже.

Согласно чжоуским установлениям, ван принимал от князей 12 лао скота (от гунов — 9, от хоу и бо — 7, от цзы и нань — 5 лао скота) [см. комментарий Цзя Куя в книге Ши цзи пин линь («Лес суждений к «Историческим запискам»»). Тайбэй, 1968, т. 3, гл. 31, с. 10; в дальнейшем — «Лес суждений..»]. Таким образом, цифра 100 лао скота (300 голов) явно превышала традиционно установленные нормы.

70. В ныне существующем тексте Шан шу эта мысль выражена полнее в форме угрозы Пань-гэна непокорным: «Если найдутся среди вас дурные и лишенные принципов люди, кто нарушит и преступит [приказы] и не будет почитать их, кто вдруг по невежеству станет предателем и изменником, тому я отрежу нос или совсем изничтожу, я не оставлю в живых никого из их детей..» (ШСЦ, т. 3, с. 316). В гл. 31 использовано лишь четыре знака из всей тирады Пань-гэна. Кроме того, Сыма Цянь опустил заключительные слова У Цзы-сюя, приведенные в Цзо чжуань: «Ныне Вы, правитель, изменили этот [порядок], и разве не трудно Вам будет добиться величия [княжества] ?»

71. Завещание У Цзы-сюя встречаются в Го юй, Люй-ши чунь-цю, Чжуан-цзы и Чу цы; очевидно, это стало фольклорно-исторической традицией.

72. Тогао находилось на территории совр. уезда Чаосянь пров. Аньхой; Хуанчи — на территории совр. уезда Фынцю пров. Хэнань, севернее р. Хуанхэ.

73. Как отметил Шаванн, три дня — и-ю, бин-сюй и дин-хай — шли один за другим.

74. Ранее, в гл. 5, Сыма Цянь утверждал, что старшим был признан уский ван, («Исторические записки», т. 2, с. 36), об этом же говорится в гл. 39 и 43. Таким образом, существуют, очевидно, две версии старшинства.

75. Лицзэ — одна из рек, вытекающих из оз. Тайху в пров. Цзянсу, на современной карте река называется Усунцзян (другие названия — Сунцзян, Уцзян, Сучжоухэ).

76. В Цзо чжуань под 19-м годом правления луского Ай-гуна, что соответствовало 20-му году правления Фу-ча, упоминается лишь о военном столкновении войск княжеств Юэ и Чу (ШСЦ, т. 32, с. 2429). В Со-инь приводится мнение цзиньского Ду Юя о том, что нападение на У в этот год не имело места (ШЦ, т. 4, с. 1475) и запись об этом ошибочна.

77. Юндун — на территории совр. уезда Динхай пров. Чжэцзян (на островах Чжоушаньского архипелага).

78. Комментаторы давно обратили внимание на то, что в Цзо чжуань под 24-м годом правления Ай-гуна (471 г.) вновь упоминается имя Бо-пэя как живого действующего лица на службе у юэского вана (ШСЦ, т. 32, гл. 60, с. 2435). Следовательно, факт его казни как бы опровергается. Сунский Лю Шу (1032-1078) в своем труде Тун-цзянь вэй-цзи тоже сомневался в факте казни (см. ссылку на него в ЛЮШ, кн. 8, гл. 17, с. 11). Однако в гл. 9 Люй-ши чунь-цю ясно сказано о казни уского советника (ЧЦЦЧ, т. 4, гл. 9, с. 88). Сыма Цянь присоединил свое мнение к этой версии, которая кажется нам более правдоподобной.

79. Это начальные слова главы «Тай-бо» в Лунь юй (ЧЦЦЧ, т. 1, гл. с. 154).

80. Под старым текстом Чунь-цю, на который ссылается Сыма Цянь, в эпилоге главы скорее всего подразумевается Цзо чжуань. Сошлемся на мнение Ван Го-вэя, который доказывает, что во времена Сыма Цяня древние тексты, написанные стилем Чжоу вэнь, *** *** *** ***, еще имели хождение и именовались гу-вэнь — «древние тексты». В данном конкретном случае (в гл. 31) под «древним текстом Чунь-цю» Ван Го-вэй предлагает понимать древний текст Чунь-цю Цзо-ши чжуань, т. е. Цзо чжуань [см.: Гуань-тан цзи-линь (Собрание сочинений Ван Го-вэя в 4-х книгах). Пекин, 1959 г., кн. 2, гл. 7, с. 309]. С ним солидаризовался Цзинь Дэ-цзянь [см.: Цзинь Дэ-цзянь. Сыма Цянь соцзянь шу као (Исследование о книгах, которые читал Сыма Цянь). Шанхай, 1963, с. 106]. По сравнению, с содержанием многих историй, рассказанных в гл. 31, с аналогичными местами в Цзо чжуань их доводы выглядят достаточно убедительно.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.