Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СЫМА ЦЯНЬ

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

Глава 112. ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ЧЖУФУ ЯНЯ

Чжуфу Янь — уроженец уезда Линьцзы 1 в Ци. Изучал военное и дипломатическое искусство периода Чжань-го, а в последние годы жизни «И-цзин», «Чунь-цю» и учения различных философов. Скитался в Ци от одного ученого к другому, но [ни у кого] не находил сочувствия 2. Все ученые-конфуцианцы в Ци затирали его и не предоставляли места [для службы] в Ци. Семья [Чжуфу Яня] была бедна, попытки взять [что-нибудь) взаймы ни к чему не привели, а поэтому он уехал на север [во владении] Янь, Чжао и Чжуншань 3, но и там нигде не встретил теплого отношения и как приезжий крайне бедствовал.

В 1-м году эры правления Юань-гуан, установленной императором Сяо-у (134 г. до н. э.) [Чжуфу Янь], полагая, что не имеет смысла ездить [в поисках службы] к чжухоу, направился на запад на застану [Ханьгугуань] и явился к военачальнику Вэй [Цину].

Военачальник Вэй несколько раз докладывал императору [о Чжуфу Яне], но император не вызывал его. [Чжуфу Янь], располагая скудными средствами, надолго задержался [в столице], большинство ученых, [прибывших к императору], пренебрегали им, и тогда он представил по дворец доклад. Доклад бил подан императору утром, а вечером [Чжуфу Яня] уже пригласили на аудиенцию. В докладе, содержавшем девять пунктов, восемь относились к [государственным] законам, а один предостерегал от нападения на сюнну. В нем говорилось: «Я слышал, что мудрый государь не гнушается настойчивых увещеваний, обладая широким кругозором, в то время как преданный слуга не боится тяжкого наказания, а поэтому бесстрашно увещевает государя; именно это уберегает политику от просчетов, а слава о заслугах [государя] живет в веках. Не смея нарушить долг преданности и не боясь смерти, я представляю свой неразумный план и надеюсь, что Ваше Величество, великодушно простив меня, мельком ознакомится с ним.

В трактате Сыма 4 говорится: «Пусть государство велико, оно непременно погибнет, если возобладает склонность к войнам; пусть в Поднебесной мир, ей непременно будет угрожать опасность, если забыть о войне». [Поэтому], когда в Поднебесной мир и царит спокойствие. Сын Неба громко поет победные песни и занимается весенней и осенней охотами, а чжухоу весной наводят порядок в своих войсках, а осенью обучают воинов, благодаря этому не забывается о войне.

В то же время гнев — враг добродетели, оружие — инструмент зла, война — последнее из занятий. В древности, когда [112] правители впадали в гнев, земля всегда устилалась трупами и заливалась кровью, а поэтому совершенные государи не торопились начинать войну. Ведь все, кто жаждал военных побед и всецело посвящал себя военным делим, [неизбежно] раскаивались в этом.

В прошлом император династии Цинь, полагаясь на свою непобедимость в сражениях, постепенно, словно шелковичный червь, поедающий лист, захватил Поднебесную, поглотил враждующие владения, объединил все в пределах четырех морей в одно целое и сравнялся своими подвигами с тремя династиями 5. Не прекращая стремиться к победам, он хотел напасть на сюнну, но Ли Сы 6 увещевал его: «Нельзя [этого делать]. Сюнну не имеют для жительства городов, обнесенных внешними и внутренними стенами, у них нет запасов, чтобы защищать их; они кочуют с места на место, поднимаясь [легко] словно птицы, а поэтому их трудно прибрать к рукам и управлять ими. Если в их земли глубоко вторгнутся легковооруженные войска, им неизбежно будет не хватать продовольствия, а если войска прихватят с собой зерно, то обремененные грузом будут [везде] опаздывать. Приобретение принадлежащих им земель не принесет нам пользы, а присоединение народа не создаст возможности подчинить его и удержать под контролем. Если же, одержав победу, истребить их, то Вы не будете отцом и матерью для народа. [Война] утомит лишь Срединное государство и принесет радость сюнну, а это не дальновидный план».

Император Цинь, не послушав [совета Ли Сы], послал против хусцев войска по главе с Мэн Тянем, который расширил территорию {государства] на тысячу ли и провел границу по Хуанхэ. [Приобретенные] земли состояли из озер и солончаков, не производили пяти видов злака 7, но тем не менее из Поднебесной в дальнейшем посылали рекрутов для обороны Бэйхэ 8. Более десяти лет солнце палило воинов, а роса увлажняла войска, погибло неисчислимое множество солдат, которым так и не удалось достичь северного берега Хуанхэ. Разве для этого не хватало людей или не было достаточного количества оружия и доспехов? [Нет], не позволяли условия местности.

Кроме того, Поднебесной было приказано срочно посылать солому и тянуть [телеги и лодки с] зерном, которые переводились в [район] Бэйхэ, начиная от [уездов] Хуан и Чуй и [округа] Ланъе 9, прилегающих к морю, причем, как правило, из каждых 30 чжунов зерна [до места] доходил лишь один дань. Хотя мужчины старательно обрабатывали поля, провианта [для войск] не хватало, и хотя женщины пряли, [полотна] для палаток недоставало. Народ утомился, сироты и одинокие, старики и дети были не в состоянии содержать друг друга, на дорогах повсюду валялись трупы и, видимо, поэтому Поднебесная восстала против [династии] Цинь.

Затем император Гао-ди, установив спокойствие в [113] Поднебесной, стал занимать пограничные земли, когда он узнал, что сюнну собрались в горных ущельях [в округе] Дай, он хотел напасть на них. Цензор Чэн Цзинь увещевал его: «Нельзя [этого делать]. Сюнну, по своей природе, скапливаются [в стаи] как звери и рассеиваются как птицы, гоняться за ними — все равно что ловить свою тень. Ныне если напасть на сюнну, то я опасаюсь, что Вы, несмотря на высокие добродетели, окажетесь в опасном положении».

Гао-ди, не вняв совету, двинулся на север, достиг горных ущелий [в округе] Дай и в самом деле попал в окружение в IIинчэне. Испытывая, по-видимому, чувство глубокого раскаяния, Гао-ди послал Лю Цзина заключить договор о мире, основанном на родстве, после этого Поднебесная забыла о войнах.

В древнем трактате о военном искусстве сказано: «Чтобы содержать стотысячное войско, необходимо тратить в день тысячу [цзиней] золота» 10. Тем не менее [династия] Цинь постоянно имела огромные войска, держала под [палящим] солнцем несколько сот тысяч воинов, и хотя ей удалось опрокинуть войска [противника], перебить [неприятельских] военачальников и взять в плен шаньюя, этого хватило лишь на то, чтобы посеять вражду и углубить ненависть, но было недостаточно, чтобы покрыть издержки Поднебесной. Опустошать же [государственные] кладовые и утомлять народ, всецело посвящая себя делам, связанным с другим владением, не есть совершенное действие.

Сюнну трудно прибрать к рукам и управлять ими, и такое положение существует уже не одно поколение. Грабеж, набеги, угон скота и пленных — вот их занятия, ибо таковы их врожденные свойства. В глубине веков, при [династиях] Юй, Ся, Инь и Чжоу их [ни к чему] не обязывали и [никак] не контролировали, к ним относились как к диким птицам и зверям, не считая за людей. [Ныне] не обращают внимания на методы управления, применявшиеся в древности при [династиях] Юй, Ся, Инь и Чжоу, а повторяют ошибки, допускавшиеся в недавнем прошлом, что вызывает во мне огромное беспокойство и причиняет острые страдания народу.

Ко всему прочему длительная война порождает восстания, а тяжелая служба портит настроение. Если население пограничных земель будет утомлено и безрадостно, оно отшатнется [от Вас], а военачальники и командиры станут подозревать друг друга и начнут вступать в сделку с врагом. Именно война позволила воеводе То 11 и Чжан Ханю 12 осуществить свои корыстные устремления. Распоряжения [династии] Цинь перестали выполняться из-за того, что она поделила власть между ними, и этот пример [показывает, приносит ли война] выгоду или убытки. Поэтому в «Чжоу-шу» 13 и говорится: «Спокойствие или смута [в стране] зависят от издаваемых распоряжений, а существование или гибель {государства] зависят от использования [чиновников], состоящих на службе». [114]

Прошу Ваше Величество тщательно рассмотреть доклад, уделить толику внимания и хорошо поразмыслить над ним».

В это же время Сюй Яо, уроженец Чжао, и Янь Ань, уроженец Ци, также подали доклады, в которых обсуждали современное положение дел в стране 14.

Когда доклады были представлены Сыну Неба, Сын Неба вызвал всех троих во дворец и обратился к ним: «Где вы находились? Почему мы встретились так поздно!» И тогда император назначил Чжуфу Яня, Сюй Яо и Янь Аня на должности телохранителей. [Чжуфу] Янь несколько раз являлся к императору и представлял доклады, в связи с этим император приказал перевести его на должность эчжэ, а затем повысил в должность [сначала] телохранителя охранной стражи 15, [а затем] дворцового советника. Так, в течение одного года [Чжуфу] Яня четыре раза повышали в должности.

[Чжуфу] Янь сказал императору: «В древности площадь земли, принадлежавшая [одному] чжухоу, не превышала 100 ли, поэтому было легко контролировать усиление одних и ослабление других. Ныне же некоторые из чжухоу имеют десятки тянущихся рядами городов и владеют землями в тысячу квадратных ли. Если отнестись к ним мягко, они проникнутся высокомерием и расточительностью, что легко ведет к разврату и блуду, если же обойтись с ними строго, они в надежде на свою силу будут объединяться в союзы, чтобы [сообща] выступать против столицы. Если же урезать их [владения] по закону, это может вызвать с их стороны нарушение долга верности [императору], как уже случалось в прошлом при Чао Цо 16.

Сейчас у некоторых чжухоу более десяти сыновей и младших братьев, но наследует лишь старший сын от главной жены, а остальные, хотя и являются кровными родственниками, не получают ни фута земли, что в принципе не способствует распространению человеколюбия и почтения к родителям. Прошу Ваше Величество издать чжухоу указ о том, что они могут проявлять милость путем раздела [имущества] между сыновьями и младшими братьями, предоставляя им землю и титулы хоу. Каждый из них будет рад получить желаемое, а Вы под предлогом распространения добродетели фактически разделите владения чжухоу и тем самым постепенно ослабите их, не урезая [их владения]». Император согласился с предложенным планом.

В другой раз [Чжуфу Янь] сказал императору: «Только что построена усыпальница Маолин 17, появилась возможность переселить в Маолин все влиятельные фамилии Поднебесной, богатые семьи и лиц, смущающих народ. Таким путем Вы увеличите в центре [Поднебесной] население столицы, а вне ее ослабите коварных и лукавых, другими словами, искорените зло, не прибегая к наказанию». Император снова последовал его совету.

[Чжуфу] Янь имел [также] заслуги в возведении Вэй Цзы-фу [115] в титул императрицы и в разоблачении тайных дел [Лю] Дин-го, носившего титул Ян-вана 18.

Все сановники опасались языка [Чжуфу Яня], а поэтому посылали ему взятки, выражавшиеся в тысячах цзиней золота. Некто, упрекая за это [Чжуфу] Яня, сказал: «Вы слишком своевольничаете», на что Чжуфу [Янь] ответил: «С тех пор как я начал связывать волосы в пучок, мне пришлось более сорока лет учиться на чужбине, но [нигде] я не мог преуспеть по службе, [а поэтому] родители не признавали меня за сына, братья не пускали к себе, а советники-ученые при дворе отворачивались от меня. Долго я жил в крайней нужде. А ведь мужчине, достойному этого имени, предназначено или питаться яствами, приготовленными в пяти треножниках, или умереть сваренным в таких же треножниках 19. Сейчас я, как путник, которого застиг вечер, а дорога еще далека, поэтому я поступаю против [нравственных] правил и тороплюсь сделать это» 20.

[Чжуфу] Янь тратил красноречие, доказывая, что земли в Шофан тучны и плодородны, снаружи защищены Хуанхэ и опоясаны стеной, возведенной Мэн Тянем, для защиты от сюнну. [Эти земли] позволят сократить перевозки зерна и солдат из внутренних районов страны, расширят территорию Срединного государства и послужат базой для уничтожения хусцев.

Император, ознакомившись с этим предложением, передал его на обсуждение сановников, но они все отозвались о нем как о нецелесообразном. Гунсунь Хун сказал: «В прошлом [династия] Цинь отправила триста тысяч солдат и построила стену по берегу Бэйхэ, но, несмотря на это, не смогла добиться успехов и вскоре забросила эти земли».

Чжуфу Янь красноречиво доказывал выгоды сделанного предложения, и император в конце концов, приняв его план, учредил округ Шофан 21.

Во 2-м году эры правления Юань-шо (127 г. до н. э.) Чжуфу [Янь] сообщил [императору], что Ци-ван ведет у себя во дворце разгульный и непристойный образ жизни, в связи с этим император назначил Чжуфу [Яня] на должность главноначальствующего в Ци. По прибытии в Ци [Чжуфу Янь] вызвал всех братьев и ученых-советников, роздал им 500 цзиней золота и с упреком сказал: «В прошлом, когда я был беден, братья не давали мне ни одежды, ни пищи, а ученые-советники не подпускали меня к воротам своих домов; сейчас же, когда я назначен главноначальствующим в Ци, все вы встречаете меня, и некоторые даже выслали для этого за тысячу ли. Я порываю с вами отношения и не переступайте больше порог моего дома!» После этого он послал человека припугнуть вана его преступной связью со старшей сестрой. Ван, думая, что ему не избежать наказания, и опасаясь, что его подобно Ян-вану приговорят к смертной казни, покончил жизнь самоубийством, о чем чиновники доложили императору.

В бытность Чжуфу [Яня] простолюдином, он скитался во [116] владениях Янь и Чжао, а впоследствии, добившись высокого положения, разоблачил [тайные] дела, творившиеся в Янь. Правитель владения Чжао, опасаясь, что [Чжуфу Янь] причинит бедствия и его владению, хотел подать императору доклад о темных делах [Чжуфу Яня], но, пока тот находился во дворце, не решался не это. Однако, когда [Чжуфу Янь] получил должность главноначальствующего в Ци и выехал за заставу [Ханьгугуань], он послал гонца с письмом, в котором обвинял Чжуфу Яня во взимании золота с чжухоу, благодаря этому многие сыновья чжухоу получили пожалования.

Через некоторое время императору сообщили и о самоубийстве Ци-вана, поэтому крайне разгневанный император, убежденный, что ван покончил жизнь самоубийством из-за Чжуфу [Яня], вызвал его [в столицу] и отдал в распоряжение чиновников для определения наказания.

Чжуфу [Янь] признал, что получал золото от чжухоу, но отрицал, что вынудил Ци-вана покончить жизнь самоубийством. Император не хотел казнить [Чжуфу Яня], но Гунсунь Хун, в то время главный цензор, сказал: «Ци-ван, покончивший жизнь самоубийством, не оставил наследников, по этой причине его владение упразднили, образовав на его месте округ и включили последний в состав земель, принадлежащих [дому] Хань Главным виновником этого преступления является Чжуфу Янь, и если Вы, Ваше Величество, не казните Чжуфу Яня, Вам не будет оправдания черед Поднебесной». После этого Чжуфу Яня казнили вместе с его родом.

Когда Чжуфу [Янь] занимал высокое положение и пользовался благосклонностью императора, в его дом стекались тысячи гостей, но когда его казнили вместе с его родом, никто не взглянул на его труп. Лишь одни Кун Чэ, уроженец [уезда] Сяо 23 подобрал труп и похоронил его. Позднее, услышав об этом, император стал считать Кун Чэ человеком, достойным уважения.


Комментарии

1. Линьцзы — столица бывшего владения Ци (см перевод, гл. 110. прим. 28), находившаяся на месте современного уездного города Линьцзы в Шаньдуне. При династии Хань Линьцзы был объявлен уездным городом и в нем располагалось управление округом Ци, созданном на землях бывшего одноименного владения.

2. «Ю Ци чжу-шэн цзянь» *** *** *** — «скитался в Ци от одного ученого к другому». В аналогичном тексте «Хань-шу» (гл. 64а, л. 16б) вместо иероглифа шэн *** (ученый), стоит иероглиф цзы ***, означающий, по толкованию Янь Ши-гу, сыновей знати, т. е. представителей правящего класса. Версия «Хань-шу» более правильна, ибо она лучше увязывается как с последующим текстом, так и с исторической действительностью рассматриваемого периода, когда по стране разъезжали ученые, предлагавшие отдельным правителям свои услуги в качестве советников.

3. Чжуншань — название владения, существовавшего в период Чунь-цю. Занимало территорию современного уезда Динсянь в провинции Хэбэй. Граничило с владением Чжао и было уничтожено его правителем Улин-ваном. В 154 г. до н. э. император Сяо-цзин вновь создал владение Чжуншань, пожаловав его своему сыну по имени Шэн (ШЦ, гл. 11, л. 2б).

4. «Трактат Сыма» — военный трактат, входящий в собрание семи классических сочинений по военному искусству, объединяемых под общим названием. «Семикнижие» или «Семь классических трактатов по военному искусству». В «Суй-шу» (гл. 34, л. 12а), «Цзю Тан-шу» (гл. 47, л. 6б) и «Синь Тан-шу» (гл. 59, л. 14б) авторство этого трактата приписывается Сыма Жан-цзюю, занимавшему должность военачальника при цинском правителе Цзин-гуне (548-490 г. до н. э.). Однако в «Исторических записках» (гл. 64. л. 3а) Сыма Цянь указывает, что уже после смерти Сыма Жан-цзюя правитель Ци, Вэй-гун (373-343 гг. до н. э.), приказал сановникам изложить содержание древних военных трактатов. Составленный труд, поскольку в него вошло сочинение Сына Жан-цзюя, был назван «Военный трактат Сыма Жан-цзюя», или «Трактат Сыма». Согласно версии Сыма Цяня, авторам трактата является не Сыма Жан-цзюй, а циские сановники, жившие в период Чжань-го.

К настоящему времени от «Трактата Сима» сохранилась лишь одна глава. Кроме того, многочисленные отрывки из трактата приводятся на страницах различных источников, как это делается в данном случае.

5. Под тремя династиями (саньдай) имеются в виду династии Ся, Инь и Чжоу, первые правители которых идеализировались учеными-конфуцианцами.

6. Ли Сы (?-210 г. до н. э.) — уроженец владения Чу. Занимал должность мелкого чиновника в Чу, но затем, наблюдая за быстром расцветом владения Цинь, решил переехать туда в надежде на быструю карьеру. В Цинь Ли Сы действительно удалось дослужиться до высшей должности — помощника императора. С именем Ли Сы связан ряд крупных политических мероприятий, направленных на укрепление центральной власти. В частности, по его предложению и настоянию была отменена система предоставления сыновьям императора самостоятельных земельных владений. Вместо этого вся страна была разделена на тридцать шесть округов, подчинявшихся непосредственно центру. В 213 г. до н. э. по инициативе Ли Сы были уничтожены классические книги, служившие противникам императора Ши-хуана идеологическим оружием. Он же принимал деятельное участие в составлении единой общегосударственной письменности, унификации мер длины, веса и объема.

После смерти Ши-хуана Ли Сы помог евнуху Чжао Гао возвести на престол под именем Эр-ши хуан-ди младшего сына покойного императора. Однако в дальнейшем Чжао Гао оклеветал Ли Сы, который был казнен на базарной площади в Сяньяне (ШЦ, гл. 87).

7. Пять видов злаков — по толкованию ханьского комментатора Чжэн Сюаня в «Чжоу-ли», имеются в виду: конопля, клейкое просо, просо, пшеница и бобы (ЧЛЧШ. гл 5. стр. 169).

8. Бэйхэ (букв. Северная река) — подразумевается отрезок Хуанхэ, протекающий по северной границе Ордоса в направлении с запада на восток, примерно по линии Уюань — Баотоу — Токто.

9. Хуан — уезд, учрежденный во времена династии Хань. Входил в округ Дунлай и находился в 65 ли к юго-западу от современного уездного города Пэнлай в провинции Шаньдун (ЧГДМДЦД. стр. 1090).

Чжуй — уезд, созданный при династии Хань Находился на берегу Бохайского залива в 70 ли к западу от современного уездного города Вэньдэн в провинции Шаньдун и входил и состав округа Дунлай (ЧГДМДЦД, стр. 781).

Ланье — округ, образованный при династии Цинь и продолжавший существовать при династии Хань. Занимал юго-восточную часть современной провинции Шаньдун. Управление округом находилось в Дунъу (современный уездный город Чжучэн).

10. Цитата, заимствованная из военного трактата Сунь-цзы (см. Сунь-цзы, — ЧЦЦЧ, т. 6, стр. 23).

11. Воевода То — имеется в виду Чжао То (?-137 г. до н. э.), уроженец уезда Чжэньдин (современный уезд Чжэндин в Хэбэе). В правление циньского императора Ши-хуана занимал должность начальника уезда Лунчуань в округе Наньхай. После смерти Ши-хуана, когда в стране воцарилась смута, занял пост воеводы округа Наньхай, захватил соседние округа Гуйлинь и Сянцзюнь, создав государство Наньюэ и объявил себя его правителем, приняв титул У-вана.

После свержения династии Цинь вначале ханьский император Гао-цзу не имел достаточно сил для пресечения самовольных действий Чжао То, поэтому отправил к нему в 196 г. до н. э. посла Лу Цзя, официально пожаловав Чжао То право на управление владением Наньюэ.

После смерти Гао-цзу императрица Люй запретила вывозить в Наньюэ изделия из железа. В связи с этим Чжао То поднял восстание, объявил себя императором и напал на соседний округ Чанша. Императрица Люй выслала против мятежника войска, но они из-за жары не смогли дойти до места назначения. Действия Чжао То оказались успешными, ему удалось покорить владения Миньюэ и Сиоуяо. Принадлежавшие ему земли протянулись с востока на запад более чем на 10 тыс. ли

Следующий ханьский император Сяо-вэнь предпринял шаги к восстановлению дружественных отношений с Чжао То, направив снова к нему Лу Цзя. В итоге переговоров Чжао То согласился признать себя вассалом династии Хань и в отношениях с ней именовать себя ваном, однако в пределах своего владения по-прежнему титуловался императором.

Созданное Чжао То государство Наньюэ просуществовало девяносто три года. Оно было уничтожено ханьским императором У-ди в 111 г. до н. э (см. ШЦ, гл. 113. Повествование о владении Наньюэ).

12. Чжан Хань (?-205 г. до н. э.) — занимал в период правления циньского императора Эр-ши должность начальника приказа императорской казны. Затем по приказу Эр-ши бил назначен военачальником и во главе ссыльных, работавших над сооружением гробницы для Ши-хуана на горе Лишань, выступил на восток против повстанческих отрядов. Чжан Ханю удалось разбить в разное время войска Чжоу Чжана, Чэнь Шэна и Сян Ляна, переправиться через Хуанхэ и вторгнуться во владение Чжао, правитель которого укрылся в городе Цзюйлу. На помощь Чжао подошли войска под командованием Сян Юя. Потерпев несколько поражений, Чжан Хань встретился с Сян Юем на месте бывшей столицы династии Инь, широко известной в настоящее время по найденным здесь надписям на костях, и перешел на сторону повстанцев. За это после свержения династии Цинь Сянь Юй, разделивший основные циньские земли на три части (см. приложение 2, прим. 9), передал в управление Чжан Ханю часть, лежавшую к западу от Сяньяна, и пожаловал ему титул Юн-вана.

В 205 г. до н. э. Лю Бан, будущий основатель династии Хань, напал на столицу Чжан Ханя город Фэйцю и затопил его водой. Чжан Хань покончил жизнь самоубийством (ШЦ, гл. 6-8).

13. «Чжоу-шу» — «Книга о доме Чжоу», так названо сочинение, более известное под названием «И Чжоу-шу» («Пропущенная книга о доме Чжоу»), или «Цзи-чжун Чжоу-шу» («Книга о доме Чжоу из могилы в округе Цзи»). Название «Пропущенная» обусловлено тем, что якобы Конфуций при составлении «Шан-шу» упустил из виду имевшуюся книгу «Чжоу-шу» (СШ, гл. 33, л. 6а, прим.). Второе название происходит от того, что во 2-м году эры правления Тай-кан (281 г. до н. э) уроженец округа Цзи Бу Чжунь раскопал находившуюся на территории округа могилу вэйского правителя не то Сян-вана, не то Аньли-вана и нашел в ней написанную на бамбуковых дощечках книгу (ЦШ, гл. 51, л. 15б).

По содержанию «Чжоу-шу» представляет собой сборник указов, клятв и распоряжений правителей династии Чжоу.

Приведенная Чжуфу Янем цитата заимствована именно из этого сочинения с небольшими иероглифическими изменениями, а именно, вместо «ань вэй цзай чу-мин» *** *** *** («спокойствие или смута [в стране] зависят от издаваемых распоряжений») в «И Чжоу-шу» написано «лихэ цзай чу-мин» *** *** *** , т.е.«расхождение и единение [государя с подданными] зависят от издаваемых распоряжении» (ИЧШ, гл. 9, гл. 6б, серия «Сыбу Бэйяо», Шанхай. 1936), что не меняет смысла.

14. Далее в тексте «Исторических записок» приводится доклад Сюй Яо, оставленный без перевода, так как он почти не касается истории сюнну.

15. «Телохранитель охранной стражи» отсутствует в тексте «Исторических записок», вставлен в перевод на основании «Хань-шу» (гл. 64а, л. 19а). Версия «Хань-шу» наиболее правдоподобна, поскольку ниже говорится, что Чжуфу Янь в течение одного года четыре раза повышался в должностях (телохранитель, эчжэ, телохранитель охранной стражи, дворцовый советник)

16. Чао Цо (?-154 г. до н. э.) — крупный политический деятель времен ханьских императоров Вэнь-ди и Цзин-ди. Прилагал значительные усилия к укреплению центральной власти. Представил императору Вэнь-ди доклад из тридцати разделов, предлагая пересмотреть существовавшие законы для ослабления чжухоу и сокращения принадлежавших им владений. Вэнь-ди не утвердил его предложения, но император Цзин-ди приступил к проведению их в жизнь. В частности, он отобрал у Чжао-вана округ Чаншань, у Цзяоси-вана шесть уездов, а у Чу-вана округ Дунхай.

Действия императора вызвали недовольство среди чжухоу, которое вылилось в 154 г. до н. э. в открытый мятеж, вошедший в историю под названием «мятежа семи владений» (см. перевод, гл. 110, прим. 163). Цель мятежа, по заявлению восставших, заключалась в убийстве Чао Цо. Напуганный Цзин-ди, стремясь как-то успокоить восставших, казнил Чао Цо на плошали в Чанани, но мятеж продолжался и был усмирен только с помощью военной силы.

17. Маолин — усыпальница императора У-ди, построенная еще при его жизни. Находилась к северо-востоку от современного уездного города Синнин в Шэньси.

18. Лю Дин-го, носивший титул Янь-вана, обвинялся в незаконной связи с наложницей своего отца, в том, что отнял жену у младшего брата, сделав ее своей наложницей, и в убийстве начальника уезда Фэйжу. По единодушному мнению сановников, Лю Дин-го заслуживал смертной казни. Поэтому он поспешил покончить жизнь самоубийством (ЦЧТЦ, гл. 18, стр. 608).

19. «Яства, приготовленные в пяти треножниках» — блюда из говядины, баранины, свинины, рыбы и мяса оленя, служившие пищей чжухоу. Кроме того, в треножниках заживо варили лиц, совершивших преступления.

20. «Застиг вечер, а дорога еще далека» — выражение, употреблявшееся в переносном смысле в отношении лиц преклонною возраста, еще не добившихся своей цели, что заставляет их спешить и действовать против существующих правил.

21. Настойчивые предложения Чжуфу Яня захватить округ Шофан расходятся с его первым докладом, в котором он категорически возражал против войны с сюнну. По-видимому, такое резкое изменение взглядов связано с желанием угодить императору У-ди, стороннику решительных военных действий против сюнну.

22. Сяо — уезд, главный город которого находился в 50 ли к югу от современного уездного города Линби в провинции Аньхуй (ЧГДМДЦД. стр. 571).

(пер. В. С. Таскина)
Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории сюнну (по китайским источникам). Вып. 1. М. Наука. 1968

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.