Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

И. В. КЮНЕР

КИТАЙСКИЕ ИЗВЕСТИЯ О НАРОДАХ

ЮЖНОЙ СИБИРИ, ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

ГЛАВА II

ДУН-И В СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

В IV отделении «Собрания сведений...» И. Бичурин ограничился переводом текстов из «Наньши». Между тем среди династийных историй имеются еще две — «Саньгочжи» и «Вэйшу», которые содержат материал, хронологически подходящий к IV отделению II части. Это особенно относится к «Саньгочжи». Приводим переводы из упомянутых двух династийных историй.

«Саньгочжи», «Вэйчжи», гл. 30, стр. 1—26.

«Саньгочжи» — история Троецарствия (220—280). Ее первая часть известна под наименованием «Вэйчжи» (или «Вэйшу», «История царства Вэй»). В гл. 30 описаны ухуань, сяньби и дун-и [восточные иноземцы]. Ниже переведен текст из раздела о восточных иноземцах [дун-и]. Некоторые данные о них встречаются и в общем введении к гл. 30.

В «Шуцзине» записано, что иноземцы беспокоили Китай, «Шицзин» восславил, что сяньюнь издавна сильно свирепствовали, были бедствием Китая. Начиная с [династий] Цинь и Хань сюнну составляют пограничное зло. Сяо-у[-ди] за пределами страны имел дела с четырьмя иноземцами [сы-и], на востоке замирил двух Юе и Чаосянь, на западе покорил Эрши и Даюань [Давань], открыл дорогу в Цюн, Цзо и йелан, однако все они находились за отдаленными окраинами и не имели значения для Срединного царства, а [куда более близкие] сюнну чрезвычайно теснили Китай. Если хуские наездники вторгались на юг, то три границы терпели от врага. Поэтому неоднократно посылали войска Вэй [Цина] и Хо [Цюй-бина] глубоко [в степь] пройти северным походом, до конца преследовать шаньюя, захватить его плодородные и обильные земли. Позже они охраняли Великую стену, назывались вассалами. С веками вследствие ослабления в годы правления Цзяньянь (196—220) именовались кухонным источником.

Шаньюй явился ко двору, затем остался служить в Китае, послал правого мудрого князя [И. Б.: Чжуки-князь] управлять [226] своей страной, и уже давно сюнну стали уступчивыми и перешли на сторону [династии] Хань. Ухуань и сяньби постепенно снова усилились, а вследствие пресечения Ханьской династии восстали. Срединное царство имело много дел, не имело досуга для внешних заграничных походов. Поэтому [сяньби] завладели землями на юг от [р.] Хань, грабили и неистовствовали в городах и селениях, убивали и пленили население. Северная граница [империи] по-прежнему терпела от их притеснений.

В это время Юань Шао воссоединил [земли на] север от [Желтой] реки (Хэбэй), покорил три области и овладел ими. Ухуани любили его, звали князем и собирали для него отборную конницу.

После этого Шан и Си бежали к Татуню. Татунь был также храбрецом. Пограничные начальники и старшины сравнивали его с Маодунем, надеялись, что, опираясь на [более] далеких [иноземцев], посмеет принять беглых, чтобы защитить всех иноземцев.

Тайцзу тайно двинул войска в северный поход, неожиданно выступил и одним сражением победил их.

Восточные и северные иноземцы в трепете подчинились. Слава [Тай-цзу] потрясла северные пограничные земли. Затем, видя народ ухуань покоренным, предпринял победоносный поход, и пограничные жители могли пользоваться спокойствием.

Затем сяньбийский вельможа Кэбинын снова управлял всеми кочевыми северными иноземцами и целиком занял старые земли сюнну. От Юньчжуна и Уюаня на восток до реки Ляо (Ляошуй) все сделалось вотчиной сяньби. [Они] неоднократно нарушали [Великую] стену, грабили границу. Ю[чжоу] и Бин[чжоу] страдали, Тянь Юй был осажден в Мачэне, Би Гуй потерпел поражение в Цзинбэй.

В годы правления Цинлун император послушался [совета] Ван Сюна послать лазутчика-убийцу убить [Кэбинына]. Потом племена рассеялись, взаимно воевали, сильные бежали далеко, слабые просили [дозволения] подчиниться.

Вследствие этого пограничная служба стала спокойной. На юг от [реки] Хань было мало дел. Хотя временами [иноземцы] довольно много грабили, но не могли снова совместно разжечь движение.

Ухуань и сяньби в древности называли дунху. Их обычаи и прежние дела, внесенные в «Ханьские записи», уже переписаны и вошли в историю. Поэтому представляем только [сведения] конца Хань и начала [Цао] Вэй, чтобы приготовить сполна [изложение] изменений [в положении] четырех иноземцев [сы]и. [227]

«Введение» к третьему разделу гл. 30 «Вэйчжи».

Восточные иноземцы 1. История возглашает: на востоке [они] продвинулись до моря, на западе простерлись до текучих песков 2. После этого можно было бы получить [сведения] и говорить об управлении девятью вассальными владениями 3; однако, хотя переводчики с чужих языков и достигли стран, лежащих за отдаленными окраинами, все же следов деятельности [тех стран] было недостаточно, а люди, до которых дошли колеи [телег переводчиков], не знали обычаев тех стран и разных их приемов. От [императора] Юя (Яо) до [династии] Чжоу западные жуны делали приношения из белых колец. От восточных иноземцев давали дань сушэнь. Самые отдаленные из них прибывали [в Китай] в течение долгих веков. Так дело дошло до дома Хань, когда он направил Чжан Цяня послом в Западный край исследовать истоки [Желтой] реки, пройти через все страны, а затем установил наместников, чтобы управлять.

Впоследствии дела Западного края все хранились, старые историки могли подробно о них записать. Когда поднялась [династия] Вэй, то, хотя Западный край не мог целиком прибыть, его большие владения: Гуйцы, Юйтянь, Кангюй, Усунь, Сулэ, Юечжи, Шаньшань, Чэши как подвластные страны ежегодно подносили дань в общем так же, как по-старому при доме Хань. А Гунсунь Юань по-прежнему в течение трех поколений при отце и дяде держал Ляодун. Сын неба считал эту область отдаленным краем и поручил ему заморские дела. Затем, будучи разделенными, восточные иноземцы не могли сноситься с Китаем.

В годы правления Цзинчу (237—239) император, подняв большую армию, казнил (Гунсунь) Юаня. Подвинувшийся далее корпус переплыл море, вернул области Лелан и Дайфан, и после за морем было спокойно. Однако восточные иноземцы нарушили покорность. За ними восстали Гаогюйли. [Император] послал вспомогательное войско [пянь-ши], прибыв, [войско] покорило [врага], преследовало крайне далеко, перевалило через ухуаньский гуду, прошло через Воцзюй; вступило в границы Сушэнь. На востоке подошло к большому морю. Старики рассказывали, что по другую сторону [моря] имеются люди; недавно [они] прибывали оттуда. Затем осмотрели все страны вокруг, собрали их обычаи и законы, малые и большие [племенные] подразделения [цюй-бйе]. Каждое имело название [мин-хао], обо всех можно получить подробные записи. [228]

Хотя государство — варваров, однако посуда сохраняет утраченные формы Срединного царства. Когда разузнаешь четырех иноземцев, еще веришь [свидетельствам о нашей] старине. [Надо] выбрать и расположить в порядке различия этих стран (ци-го), их сходство и несходство, чтобы получить еще не имеющееся, еще не приготовленное в прежней истории.

ФУЮЙ

«Вэйчжи», гл. 30. стр. 105—125;

«Собрание сведений...», т. II, стр. 21—23.

Фуюй находится на север от Великой стены. Отстоит от Сюаньту на 1000 ли. На юге смежно с Гаогюйли, на востоке — с Илоу, на западе — с Сяньби, на севере имеет р. Жошуй. В квадрате [имеет, кажется], 2000 ли. Семей — 80 000. Его жители оседлы, имеют дворцы и дома, амбары, тюрьмы. Много гор и холмов, обширных озер (болот). В стране восточных иноземцев это наиболее ровная и открытая [местность]. Почва пригодна для пяти злаков, не родит пяти фруктов. Его жители приветливы, мужественны и осторожны, не грабят и не совершают набегов [на Китай]. В государстве имеются правители 4. Чиновников называют по шести видам скота. Имеются лошадь-цзя, бык-цзя, боров-цзя, собака-цзя, собака-ши. Имелось название чина ши: великий-ши и [просто] ши. Города и селения носят имена сильных людей. Низшие семьи все являются слугами 5. Каждый цзя управляет 4 выходящими [за рубеж] дорогами. Большие из них заведуют несколькими тысячами семей, малые — несколькими сотнями семей.

В пище и на пиру все употребляют посуду и сосуды. На собраниях кланяются кубку. Выпив кубок, учтиво потчуют, обходя сверху вниз [всех присутствующих]. В первую луну приносят жертвы небу. На большом собрании в столице несколько дней сряду пьют и едят, поют и пляшут. Это называется встречать барабан (бубен). В это время решают дела, отпускают заключенных [узников и ссыльных]. В государстве предпочтительна [одежда] из белого [полотна], кафтаны — с большими рукавами, штаны, обувают кожаные башмаки 6. При выезде из столицы предпочитают иметь вышитые парчовые ткани, роскошные ковры. Именитые лица добавляют шубу из меха лисы, обезьяны, белого и черного соболя. Золотом и серебром украшают шапки. Переводчики, передавая слова, все преклоняют колени и руками держатся земли, говорят тихонько. Наказания строгие. Убийцу умерщвляют (сы) и его [229] домочадцев отдают в неволю. Укравший платит двенадцатикратную пеню. Если мужчина и женщина совершают прелюбодеяние и муж заревнует, то обоих убивают. Ревнивец, особенно возненавидевший [жену], убивает ее. Труп кладут на горе на юг от столицы; когда [он] разложится, то, если семья умершей пожелает получить [останки], вносит [государству] еще корову и лошадь, и тогда [останки] отдают ей.

Когда умирает старший брат, то женятся на невестке.

Обычаи одинаковы с хуннами. Ведут войну луками, стрелами, мечами и копьями. Все семьи имеют у себя вооружение и панцири.

Старцы государства сами говорят, что древние умершие люди построят ограду города. Все ограды круглые, имеют похожие на тюрьму выходы.

Утром и вечером старые и молодые, сильные и слабые все поют. Целый день голоса не смолкают. Когда случается война, также приносят жертвы небу, убивают корову, смотрят на копыта, чтобы предсказать удачу и неудачу. Копыто раздвоенное дает неудачу, соединенное составляет удачу. Если имеется приставание [нападение], все «-цзя» сражаются лично, низшее население носит на коромыслах провиант, чтобы они ели и пили. Что касается мертвых, то в летнем месяце всех (складывают на льду). Убивают людей для посмертного сопровождения. Наибольшее число [убиваемых] несколько сот. Пышно хоронят, имеется внешний гроб, нет внутреннего гроба 7.

Фуюй первоначально принадлежало к [округу] Сюань. В конце Хань Гунсунь [Юань] переправился через море Сюнчжан, на востоке устрашил и подчинил внешних иноземцев. Фуюйский государь успокоил враждебного сановника и снова подчинился Ляодуну. В это время цзюйли и сяньби были на их границах. Так как Фуюй находился посреди двух варваров, то женился на дочери сановника и успокоил враждебного сановника. После смерти его Цзянь Вэйцзюй воцарился, не имел сына от законной жены, имел детей от наложницы, сына Маюй. Когда Вэйцзюй умер, все «-цзя» сообща возвели на престол Маюя. Старший сын быка-цзя по имени Вэйцзюй сделался большим ши, он пренебрегал богатством, любил [230] благотворить. Население подчинилось ему. Из года в год отправлял послов в столицу [Китая] для представления дани. В годы Чжэнши ючжоуский цыши Гуаньцю Цзянь совершил карательный поход на Цзюйли, отправил сюаньтуского тайшоу Ван Циня посетить Фуюй, Вэйцзюй послал великого цзя встретить [его] за предместьем, поднести военный провиант: бык-цзя Лифу был двоедушен. Вэйцзюй убил Лифу и сына Лифу, конфисковал имущество, отправил посланника Боцянь проводить чиновников. В старину Фуюй обычно терпел наводнения и засухи беспорядочно. Если пять хлебов не вызревали, то вину возлагали на правителя. Одни говорили, что надо переменить [его], другие, что надо убить. Когда Маюй умер, его сыну Илюй было шесть лет; его возвели на престол вана. В ханьское время при погребении фуюйского вана употребляли яшмовый [гранитный] ящик. Всегда заблаговременно отправляли его в округ Сюаньту [из Китая]. После смерти вана отправлялись взять [его] для погребения. Когда Гунсунь Юань подвергся казни, то в кладовой Сюаньту еще находился яшмовый ящик наготове. Ныне в кладовой Фуюй были [найдены] яшмовые печати и скипетр, вещи несколько поколений [или веков, династий], передававшиеся из поколения в поколение в качестве драгоценностей. Старцы говорили, что это пожалование прежних династий 8.

В государстве есть старинный город (чэн), по имени Вэйчэн. Ибо это земля Вэймо, и Фуюй-ван в ней называется беглецом. Надо думать, что это правдоподобно 9.

ГАОГЮЙЛИ (ГЮЙЛИ, ГАОЛИ)

«Собрание сведений...», т. II, стр. 24—28, стр. 37—41, стр. 50—62; «Вэйчжи», гл. 30, стр. 12б—15б

Гаогюйли находится на восток от Ляодуна в 1000 ли; на юге оно смежно с Чаосянь и Вэймо, на востоке — с Воцзюй, на [231]севере — с Фуюй. Столица — у подножия Хуаньду. В квадрате, [надо полагать], 2000 ли, семейств 30 000, много больших гор и глубоких долин. Нет равнин и болот-озер. Следуют по горам и долинам, по которым обитают. Питаются водой из горных потоков, нет хороших полей. Хотя старательно обрабатывают [поля], [их] недостаточно для наполнения желудков населения. Их обычай — умеренность в пище; любят строить дома и дворцы. Направо и налево от мест обитания устанавливается большое здание, в котором чествуют духов. Также поклоняются Линсину и Шэцзи. Эти люди при всем том злы и вспыльчивы. Склонны к набегам и грабежам. В их столице имеется правитель. Что касается чиновников, то имеются сян-цзя, дуйлу, пэйчжэ, гуцзоу-цзя, чжу-бо, ютайчэншичжэ, цзаои-сяньжзнь. Знатные и низшие — все имеют степени.

По старому преданию восточных иноземцев [их] считают особым племенем фуюй. Язык и дела во многом сходны с фуюйскими, но их привычки и одежда имеют различия.

Собственно имеется пять племен (родов): сяонубу, цзюэнубу, шуньнубу, гуйлоубу, гуаньнубу. Первоначально Сяонубу было господствующим, но немного ослабело, и ныне Гуйлоубу сменило его. Во время Ханьской династии [им] пожаловали музыкантов, игравших на духовых инструментах и барабанах. Всегда подчинялись округу Сюаньту, получают придворные одеяния и шапки. Гаогюйлийский правитель, так как его имя было зарегистрировано, несколько возгордился, стал своевольным и более не являлся в округ.

На восточной границе построил небольшую крепость, положил придворное платье и шапку в нее. По временам приезжал и брал их. Ныне как будто еще называют этот город Цзэгоулоу. Гоулоу же есть знаменитый город Гюйли. Что касается назначения чиновников, то, если есть дуйлу, не назначают пэйчжэ, если есть пэйчжэ, не назначают дуйлу.

Род вана является царствующим. Что касается больших чиновников, то все называются гуцзоуцзя. Род [группа] сяонубу первоначально был господином государства [го-чжу]. Ныне [правитель рода], хотя и не является ваном, властвует и объединяет сановников и может называться гуцзоуцзя, также может строить родовой храм и приносить жертвы Линсину и Шэцзи. Цзюэнубу, наследственно заключив брачный союз с ваном, прибавляет наименование гуцзоу. Все большие цзя также называют себя шичжэ. Цзаои-сяньжэнь [относятся к той же категории] приближенных вана. Если члены семей [232] сановников собираются вместе, то садиться и вставать не могут вместе с домом вана. Шичжэ и цзаои сяньжэнь [поступают] по тому же правилу. В этой стране большие семьи (дацзя, — знатные дома) не обрабатывают землю, тех же, что садятся есть, свыше 10000 ртов. Низшие семьи издалека приносят рис и прочее зерно, рыбу, соль и подносят их.

Этот народ любит петь и плясать, в этой стране в городах и селениях вечером и ночью мужчины и женщины собираются и, встречаясь между собой, поют и играют.

Нет больших амбаров. Каждая семья сама имеет небольшой амбар, который называется «фуцзин».

Эти люди чистоплотны, сами любят скрытно взбраживать вино. Приседая, кланяются, протягивая одну ногу. Это отлично от Фуюй. Когда идут пешком, то все бегут. В 10-ю луну приносят жертву небу. В столице бывает большое собрание, называется «дунмэн». На этом официальном собрании все одежды шелковые, вышитые золотом и серебром, для украшения себя. Великие цзя и чжубо на головы надевают шапки, подобно китайским цзэ, но без задка. Что касается малых цзя, то [они] надевают чжэфын, по форме — как колпак.. На востоке этой страны имеется большая пещера, называется Суйсюэ. В 10-ю луну в стране бывает большое собрание «гочжун». Встречают и следуют [за] духом, который возвращается на восток страны. Приносят жертву, кладут дерево, которое следует за седалищем духа.

Нет тюрем [лаоюй]. Преступников «цзя», обсудив [их дело], тотчас убивают. Отдают жену и сыновей (детей) в рабство. По их обычаю, при совершении брака, после того как принято уже решение, семья невесты строит небольшой дом позади большого дома. [Его] называют: дом зятя. Зять вечером приходит в дом невесты, за дверью себя называет, преклонив колена, кланяется, просит позволения приблизиться к двери и переночевать. Так бывает дважды и трижды. Тогда отец и мать невесты, выслушав жениха, разрешают войти в маленький дом ночевать. Сбоку [зять] оставляет деньги и ткани. Когда ребенок уже вырастет, то [зять], взяв жену, возвращается домой. Их обычаи развратны. Мужчины и женщины, когда женятся, то постепенно заготовляют похоронные одеяния. Пышно хоронят: золото, серебро, деньги уничтожаются при проводах мертвых. Собрав камни, устраивают насыпь, рядами сажают сосны и кипарисы. Их лошади все малы, легко поднимаются в горы. Жители обладают энергией, привычны сражаться. Воцзюй и восточный Вэй оба подвластны [им].

Еще имеется небольшая река Мо. Цзюйли 10 основали государство на Большой реке, где и поселились. На запад от [233] Ляодуна, на север от Аньпинсянь имеется Малая река, текущая на юг и впадающая в море. Особые племена цзюйли на Малой реке основали государство, отсюда назвали [их] малореченскими мо. Производят хорошие луки, это и есть так называемые луки мо. Когда Ван Ман вначале отправил войско Гаогюйли, чтобы напасть на ху [хуннов], то [они] не желали перейти границу. Посланные все бежали. Выйдя за стену, совершили набеги и грабежи. Ляосийский даинь Тянь Тань [И. Б.: Тянь И] преследовал [их] и был убит. Из-за убитого чжоу цзинь и сянь приписали вину князю Гайогюйли. Тао Янь-ю донес: «Нарушение закона — вина людей мо, не лежит на мне [смерть] Тао. Кроме того, ныне надлежит утешить за великую вину много пострадавших. Боюсь, что они последуют за восставшими против Ван Мана и не повинуются повелению. Чем более бить их, тем более затягивать время».

Тао прибыл и казнил его [князя Гюйли], послал его голову в Чанъань. Ван Ман очень обрадовался и объявил, что [Китайская] империя изменяет имя Гаогюйли на Сягюйли 11. и сделало это государство уделом [в ранге] «хоу»... В 8 г. Ханьского Гуан-уди ван Гаогюйли отправил посла поднести дань. Впервые видно, что [он] называется опять ваном. При преждевременно умершем Аньди ван Гюйли Гун неоднократно совершал набеги на Ляодун и снова подчинил Сюаньту. Ляодунский тайшоу Цай Фын и сюаньтуский тайшоу Яо Гуан, ввиду того что Гун причинил вред двум округам, собрали войско и напали на него. Гун обманом заявил о [своем] подчинении, просил мира. [Войска] обоих округов не двигались вперед. Гун тайно послал войско напасть на Сюаньту, сжег предместья 12, вступил в Ляо[дун], затем убил чиновников и население. Позже Гун снова напал на Ляодун. Ляоские военачальники и низшие чиновники Цай Фына преследовали и наказали его, войско было разбито и погибло, Гун умер. [Его] сын Бо Гу вступил на престол. В годы Шуньсюань (132) [Бо Гу] снова пошел на Ляодун, разграбил Синьань и Цзюйсян, напал на Ровные стены на дороге. Убил дайфынского линлио, захватил жену и детей; леланского тайшоу.

Во 2 г. правления Цзяньнин [императора] Линди (168) сюаньтуский тайшоу Чи Линь покорил его, отрубил головы нескольким стам пленным; Бо Гу смирился и подчинился Ляодуну. В годы Цзяпин Бо Гу просил подчинить ведомству Сюаньту известного воина (отважного сокола) Гунсунь Ду. Бо Гу отправил великого цзя Юцзюй, чжубо Жаньжэнь и других помочь [Гуньсунь] Ду ударить на фушаньских разбойников и [234] разбить их. Бо Гу умер. [Он] имел двух сыновей: старшего Ба Ци, младшего Иимо. Ба Ци был непутевый. Поэтому население сообща поставило ваном Иимо, [который] со времен Бо Гу неоднократно грабил Ляодун, еще принял 500 с лишком семей беглых ху[ннов]. В годы Цзяньань (195—220) Гунсунь Кан вывел войско, ударил по Иимо и разбил его страну, сжег города. Ба Ци, разгневанный тем, что, хотя был старшим братом, не получил престола, вместе с Сяо Цзя-ну, ведя и [свой] род свыше 30 000 человек, явился к [Гунсунь] Кану и подчинился. Вернувшись, поселился на реке Фулюшуй. Подчинившиеся ху также восстали против Иимо. Иимо, тогда изменив имя, основал новое государство. Это ныне существующее [государство]. Ба Ци затем отправился в Ляодун. Он имел сына которого оставил в государстве Цзюйли (Гюйли). Это нынешнее Гуцзоуцзя Цзяовэйцзюй.

После этого [Иимо] снова напал на Сюаньту. [Округа] Сюаньту и Ляодун совместно ударили и сильно разбили [его]. Иимо не имел сына, но от незаконной связи с Гуаньнубу родил сына по имени Вэй Гун. Иимо умер, поставили его ваном. Это нынешний ван Цзюйли (Гюйли) Гун. Его предок, по имени Гун, при рождении мог открыть глаза и смотреть. Его подданные не любили его. Когда вырос он, то был очень смел и жесток. Неоднократно нападал и грабил, государство было разрушено.

Нынешний ван так же сразу от рождения мог открывать глаза и видеть людей. Цзюйли (Гюйли), говоря между собою, считали, что Вэй походит на своего предка. Поэтому прозвали его Вэй Гун.

Вэй Гун обладал силой и храбростью, ловко седлал лошадь, любил охотиться. Во 2 г. Цзинчу (238 г. н. э.) тайвэй Сыма, Сюань-ван, ведя войско, покорил [разбил] Гунсунь Юаня. [Вэй-Гун] отправил чжубо и великих «цзя» вместе с несколькими тысячами человек помочь китайскому войску. В 3 г. Чжэньши (242) Гун напал на Сианьпин. В 5 г. (244) был разбит ючжоуским цы-ши Му Цю-цянем. Подробный [рассказ] помещен в биографии Цю-цяня.

ВОЦЗЮЙ

«Собрание сведений…», т. II, стр. 28—30.

«Вэйчжи», гл. 30, стр. 15б—18а

Восточное Воцзюй находится на востоке от гаогюйлийских больших гор Гайма. [Воцзюй] живут на побережье большого моря. Их земли по форме с востока на запад узки, а с севера на юг [имеют] длину около 1000 ли. На севере смежны с Илоу [235] и Фуюй, на юге с Вэймо. Семей [дворов] — 5000. Нет великого правителя 13, из поколения в поколение каждое селение имеет старшин — предводителей. Их язык во многом сходен с Цзюйли 14. Временами небольшая разница. В начале Ханьской династии, когда беглый уроженец Янь[ского удела] Вэй Мань правил Чаосянь, Воцзюй целиком подчинялось ему. При ханьском Уди во 2 г. правления Юаньфын (109 г. до н. э.) предприняли поход на Чаосянь, убили внука Вэй Маня Юцзюя, разделили его земли на четыре округа 15. Из города Воцзюй сделал [столицу, главный город] Сюаньту. Позднее он был захвачен имо (варварами — мо), столица была переведена на северо-запад. Это почти [и есть] так называемый старый город Сюаньту. Воцзюй еще раз был подчинен Лелан. Ханьская династия, так как территория [Воцзюй] была обширна и далеко находилась на восток от большого Даньдань, выделила управление Дунбудувэй и управление в Буначэне; последние отдельно заведуют 7 уездами Линдуна. В то время Воцзюй также весь составлял уезды. При ханьском Гуан-уди, в 6 г. правления (30 г. н. э.), должность дувэй шэнбяньцзюня с этого времени была отменена. После начальников этих уездов сделали уездными хоу [маркизами]. Уезды Бунай, Хуали, Воцзюй все сделались маркизатами. Иноземцы снова взаимно нападали и сражались. Только бунайский вэйский хоу сохранился поныне. Еще учредили чжубо [ведомство] гунцао. Все цао назначались из уроженцев Вэй. Начальники 16 поселений Воцзюй все называли себя саньлао [три старца], подражая установлениям [положениям] старых уездных владений. Владения небольшие, стеснены между большими государствами. Потом [они] подчинились Цзюйли. Цзюйли снова учредил в них сановников, которые назывались шисян и чжулин. Еще назначались великие цзя для производства взыскания с них оброка в виде морского полотна, рыбы, соли, морских пищевых продуктов. За 1000 ли они несли их, [чтобы] доставить. Также посылали своих красивых девушек для того, чтобы делать их наложницами или, если случится, применить в качестве служанок (нупу, — рабы и слуги).

Их земля тучна и красива, обращена спиной к горе, лицом к морю. Пригодна для пяти хлебов, хороша для полевых посевов.

Люди по природе честны и прямодушны, стойки и мужественны. [236]

Мало коров, лошадей. Искусно действуют копьем, и пешими хорошо умеют сражаться. Пища и питье, жилища, одеяние, церемонии и обряды имеют одинаковые с Цзюйли (Гюйли).

В «Вэйлио» говорится: «Что касается их способа брака, то когда девушке 10 лет, уже взаимно договариваются. Семья зятя встречает ее и воспитывает, чтобы сделать из нее жену. Когда сделается взрослой, снова возвращается в свою семью. Семья жены требует денег. Когда с деньгами покончено, то она снова возвращается к мужу».

Что касается их погребения, то делают большой деревянный гроб длиной 10 с лишком чжан, открывают один конец, делают дверь. Недавно умерших всех временно погребают. Когда материя опрокинет (изменит) форму, кожа и мясо исчезнут, то берут кости и помещают в гроб. Целая семья вся сообща [хоронится] в одном гробу, вырезывают из дерева фигуру покойника, чтобы подсчитывать мертвецов. Еще имеются черепичные глиняные тревожные котлы «вали». Помещают в них рис, вешают их около двери гроба.

Му Цю-цянь покорил Гаогюйли. Ван Гаогюйли Гун бежал в Воцзюй. Затем наступавшее войско ударило вместе на Воцзюй и все разбило. Казнили и захватили 3000 с лишком человек. Гун бежал в северный Воцзюй. Северный Воцзюй — по-другому именовался Чжигоулоу — отстоит от южного Воцзюй на 800 с лишком ли. Что касается обычаев, то на севере и юге почти все одинаково. [Северный Воцзюй] смежен с Илоу. Илоу любят ездить на судах и грабят.

Северный Воцзюй их боится. В летние месяцы для защиты постоянно находятся в глубоких пещерах в горах. В зимние месяцы, когда лед окрепнет и судоходные пути непроходимы, то спускаются жить в деревни. Ван Цинь отдельно отправил прогнать и покорить. Гун достиг восточной границы [Северного Воцзюй], расспросил здесь стариков. На восток у моря снова имеются ли люди? Но старики говорили: некогда местные [наши] жители сели на лодку ловить рыбу. Встретили ветер и носились несколько десятков дней. На востоке прибыли на остров, где были люди, языки были взаимно непонятны. По их обычаю, всегда в 7-ю луну берут мальчика и девочку и бросают в море. Еще рассказывают. Имеется одно государство, также находящееся в море. Живут там только женщины, нет мужчин. Еще говорят, что нашли одно полотняное платье, приплывшее с моря. Его туловище подобно платью китайца, его оба рукава длиной в 3 сажени. Еще нашли разбитое судно, приплывшее на волнах к морскому берегу. На нем был человек, на шее его было еще лицо, которое выросло у него. Слова друг друга нельзя было понять. Он не ел и умер. Эти страны все находятся на восток от Воцзюй на море. [237]

ХАНЬ (ЮЖНАЯ КОРЕЯ)

«Собрание сведений...», т. II, стр. 32—34;

«Вэйчжи», гл. 30, стр. 19б—23б

Хань находится на юг от Дайфан, на востоке и западе ограничено морем, на юге смежно с Японией 17. Окружность — 4000 ли. Имеется три племени. Одно называется махань, второе чэньхань, третье бяньхань. Что касается чэньхань, то это в древности [было] владение Чэнь. Махань находится на западе. Его население оседло, сажает деревья, знает шелковицу, изготовляет шелковое полотно.

Каждое племя имеет вождя (чжан-шуай; буквально значит: старшина-предводитель). Наибольший себя именует чэньчжи; следующий за ним: ицзйе. Маханьцы рассеянно живут между горами и морем. Не имеют городов. Имеются владения: Юаньсян, Моушуй, Санвай, Малое Шисо, Большое Шисо, Юсюмоучжо, Чэньфэньхо, Боцзи, Сулубусы, Жихуа, Гуданьчжэ, Гули, Нулань, Юечжи, Цзылимоулу, Вэйцянь, Гуюань, Молу, Бэйли, Чжаньлибэй, Чэньсинь, Чжицинь, Гоулу, Бэйми, Ланьцибэйли, Гупу, Чжилицзюй, Жаньлу, Эррлинь, Сылу, Нэйбэйли (Нэй — «внутренний», см. выше: Бэйли), Сяньци, Бибайли, Босыняодань, Или, Буми, Чжибань, Гоусу, Цзйелу, Моулубэйли, Чэньту, Молу, Гула, Линьсубань, Чэньюньсинь, Жулайбэйли, Чушаньтубэйли, Инань, Гоуци, Буюнь, Бусыфэньсйе, Юаньчи, Цяньма, Чули, всего 50 с чем-то владений.

Большие владения — 10 000 с чем-то семей, малые владения — в несколько тысяч семей, всего [населения Хань] более 100 000 дворов. Чэньский князь правил в Юечжи. Чэнь Чжи, некоторые называют его Чэнь Юнь, отправил Чжи донести об успокоении Сйе. Медленно двигаясь, сын Чжи — Фэньчжи Були захватил Сйе. Если исследовать титулы (ци-хао), то их чиновники имеют звания: Вэйшуай-шань-и-цзюнь, гуйихоу, чжунлан-цзян, дуюй, бочжан. Хоу (маркиз) Хуай, присвоив титул, назвался князем (ван), но был атакован и лишен [престола] беглецом из удела Янь Вэй Манем.

В «Вэйлио» говорится: «в древности потомок Цзи-цзы чаосяньский хоу видел, что Чжоу падает, а Янь сам себя величает [титулом] вана и желает на востоке захватить земли. Чаосяньский хоу также назвал себя ваном. Он желал начать войну и напасть на Янь, чтобы почтить дом Чжоу. Его министр (дафу) Ли увещевал его. Тогда он перестал [наступать] и послал Ли на запад предупредить Янь. [Князь] Янь остановился и не напал. Впоследствии сыновья и внуки (цзы-сунь) чаосяньского вана постепенно стали дерзкими и насильничали. [238] Янь тогда послало полководца Цинь Кая напасть на их западную сторону, он взял земель свыше 2000 ли; дойдя до Маньпаньхань, сделал здесь границу. Чаосянь после этого ослабело.

Когда Цинь объединила Поднебесную, то послали Мэн Тяня построить Длинную стену (чан-чэн) вплоть до Ляодуна. В то время чаосяньский ван Фоу вступил на престол. Опасаясь захватов от нападения Цинь, он подчинился Цинь, но не согласился представиться государю.

Фоу умер, его сын Чжунь поставлен.

Через 20 с лишком лет, когда [Чэнь] Шэ (или Шэн) и Сан [Янь] подняли в Поднебесной восстание, народ царств Янь, Ци и Чжао, удрученный положением, бежал к Чжуню. Чжунь тогда поселил их на западной стороне [Чаосянь].

При Ханьской династии Люй Гуань был сделан князем Янь. Чаосянь с Янь граничило по реке Цзюйе. Когда [Люй] Гуань восстал и ушел к сюнну, уроженец Янь Вэй Мань бежал и был пленен ху. На востоке он перешел р. Цзйе, явился к Чжуню, [чтобы] подчиниться, и сказал Чжуню, что просит разрешения поселиться на западной границе. Поэтому беженец из Срединного царства был сделан в Чаосяни пограничным щитом (офицером, защищающим границы).

Чжунь верил [ему] и покровительствовал ему, назначил боши (ученым), наградил жезлом, пожаловал уделом в 100 ли, приказал охранять западную границу.

[Вэй] Мань заманивал беглецов. [Его] шайка постепенно умножалась. Тогда обманом послал людей сказать Чжуню, что ханьское войско прибыло по 10 дорогам, просил разрешениям войти ночевать в охранную зону. Затем, повернув, напал на Чжуня, Чжунь сразился с [Вэй] Манем, [но] не справился [с ним]».

Хуай (иначе Чжунь), взяв свиту и дворцовых людей 18, отправился морем и поселился на землях Хань [в Южной Корее]. Наименовал себя князем Хань.

 

В «Вэйлио» говорится: «То, что его, [Чжуня], сын Цзи остался на родине, это потому, что ложно принял фамилию: дом Хань. Князь Чжунь в море не разрешал взаимные сношения с Чаосянь».

Его потомки полностью вымерли, однако среди нынешних жителей Хань еще имеются чествующие их посмертными жертвами. Во время [правления династии] Хань [в Китае они] подчинялись области Лёлан. В четыре сезона являлись с визитом ко двору.

 

В «Вэйлио» говорится: «вначале, когда Ю Кюй еще не был разбит, министр Чаосянь Ли Ци-цин увещевая Ю Кюя не [239] служить в восточном владении Чэнь». В то время жителей, последовательно выселившихся, было свыше 2 тысяч дворов. Также с далекого Чаосянь взаимно не ездили. В годы правления Дихуан Ван Мана Лянь Сы-чи сделался предводителем у чэньханьского Ю Кюя. Услышав, что земли Лёлана хороши, население зажиточно и довольно, Лянь Сы-чи бежал, желая подчиниться [Лёлану]. Выйдя из своего города, он увидел среди поля одного мужчину, гнавшего мелких птиц. Его речь была не [такой, как] у ханьских (южнокорейских) уроженцев. На вопрос [Лянь Сы-чи] мужчина сказал: «Мы — ханьцы 19 (китайцы), мое имя Ху-лай. Всех прибывших, подобных мне, 1500 человек. Когда мы рубили строительный лес, то подверглись нападению и были взяты в плен Хань (Южной Кореей). Всем обрезали волосы и всех сделали рабами. Уже прошло три года». [Лянь Сы-]чи сказал: «Я должен поддаться [правителю] ханьского (китайского) Лёлана. Ты желаешь пойти со мной, Ху-лай?»

Тот сказал: «Можно».

Чэньский [Лянь Сы-]чи пришел с семьею и, придя, сразу отправился в уезд Ханьцзя. Уезд сообщил в область и немедленно сделали [Лянь Сы-]чи переводчиком. Среди болотистых трав он сел на большое судно и вступил в Чэньхань. Восстав против своего владетеля, взял семью и явился поддаться [Китаю]. Сопровождавшая партия его имела 1000 человек. 500 человек из нее по дороге умерло.

Узнав об этом, [Лянь Сы-]чи сказал правителю Чэньхань: «Ты верни 500 человек. Если этого не будет, то из Лёлана будет отправлено 10 000 солдат, посажено на суда и явится напасть на тебя». Правитель Чэньхань сказал: «500 человек уже умерло. Я должен дать выкуп и только». Тогда же выдали 15 тысяч человек чэньханьцев, 15 000 кусков моуханьского полотна. [Лянь Сы-]чи, приняв выкуп, вернулся в область. [Область] доложила о заслуге [Лянь Сы-]чи. Его наградили шляпой, землей и домом, с тем, чтобы пользовались потомки. К 4 г. правления Яньгуан [императора] Аньди (125 г. н. э.) поэтому получили вновь должность».

В конце правления Хуань[ди] и Лин[ди] (147—188) могущество [владений] Хань и Вэй расцвело; [установленные китайцами] области и уезды не могли обуздать их, много жителей бежало в Хань [Южную Корею]. В годы правления Цзяньань (196—220) Гунсунь Кан выделил уезд Тунью. Из южных пустующих земель сделал область Дайфан, послал Гунсунь Мо, Чжан Ди и прочих собрать оставшихся жителей, поднять [240] войско и напасть на Хань и Вэй. Старые жители немного оправились. После этого Во (Япония) и Хань (Южная Корея) последовательно подчинились Дайфуну.

В годы правления Цзинчу (237—239) император Минди тайно послал дайфанского тайшоу (правителя) Лю Синя и лёланского тайшоу (правителя) Сянь Юй-сы, переплыв море, покорить чэньчжи (титул местных правителей всех южнокорейских) владений обеих областей. Пожаловали вождей городов печатями с кистями. Следующим за ними [по рангу] дали звания старшин городов (и-чжан).

По их обычаю любят платья и шапки. Бедняки, когда являются в область с визитом, занимают платья и шапки в долг.

Имеющих печати с кистями, свои платья и шапки тысяча с чем-то человек. Подчиненные служили в Улинь.

Так как Лёлан первоначально управлял владениями Ханьго, то отделили восемь владений Чэньхань, чтобы так же передать Лёлан. [Лёлан] послал переводчика, [дабы] разрешить существующие разногласия: Чэньчжи (наименование местного правителя, см. выше), подстрекая Хань (Южная Корея), напал на лагерь Цили в области Дайфан. В то время тайцоу Гун Цзунь, лёланский тайшоу Лю Мао, подняв войска, напали на него [чэньчжи]. [Гун] Цзунь погиб в сражении. Обе области затем уничтожили Хань.

В их обычаях мало принципов управления. Хотя удельное владение имеет предводителя, в селениях живут смешанно, не могут хорошо друг другом управлять, нет церемонии коленопреклоненного приветствия. Для жилья делаются травяные шалаши и земляные дома. По форме [они] подобны насыпи. Вход в них находится наверху. Вся семья вместе живет внутри. Нет различий между старшими и младшими, мужчинами и женщинами.

Для похорон имеются внутренние гробы, нет внешних гробов [ко]. Не знают, как ездить на рогатом скоте и лошадях. Рогатый скот и лошадей убивают для проводов умерших. Жемчуг считают ценным сокровищем, либо нашивают на платье, либо надевают на шею и привешивают к уху. Золото и серебро, шелковые ткани и вышивки не считают ценными. Их нрав твердый и мужественный. Завязывают волосы в пучок на темени, открывая лоб. Надевают полотняные халаты, на ногах носят соломенные (пеньковые, — лицяо) или кожаные башмаки. В их стране всюду, куда достигает сила власти, велят строить города. Мужественной и крепкой молодежи прокалывают кожу на спине, чтобы продеть толстую веревку, к ней подвешивают полено в сажень с лишком. Весь день кричат, чтобы он крепился. Если он, несмотря на боль, выдержит, считают крепким. [241]

Обыкновенно в 5-ю луну по окончании посевов приносят жертвы духам; толпами пляшут и поют, пьют вино, днем и ночью не отдыхая. Плясать начинают вместе несколько десятков человек, притоптывают [ногами по] земле, руками и ногами двигают в такт, вниз и вверх. Ритм музыки похож на [китайскую] пляску под колокольчик с деревянным языком.

В 10-ю луну по окончании земледельческих работ так же снова поступают подобным образом (собираются на праздник).

Верят в духов (гуй-шэнь).

В каждом удельном владении ставили одного человека заведовать жертвоприношениями небесному духу. Его называют небесным правителем 20.

Кроме того, во всех уделах имеется особое селение, называют его Суту. Ставят большое дерево, на которое вешают барабан с бубенцами, оно служит духам. Бежавших сюда (в Суту) не возвращают (не выдают).

Любят грабить, поэтому [и] устроили Суту. Имеет сходство с Фоуту [буддийская пагода]. Но совершаемые добро и зло имеют отличие. Близкие к его северной стороне области и владения посылают узнать [у Хань] церемонии и обычаи. В их отдаленных местах вместе собираются ссыльные и рабы.

Не имеется особых драгоценностей, [так как] животные и растения одинаковы с Китаем. Растет крупный каштан, величиной точно груша. Еще разводят тонкохвостых кур, их хвосты длиною в 5 с лишком футов. Их мужчины обычно [или часто] имеют татуированное тело.

Еще имеется Чжоуху, которое находится на большом острове в море на запад от Махань. Его жители в отличие [от Хань] малорослы. Речь не одинакова с ханьской [южнокорейской]. Все стригут волосы на голове, как сяньбийцы; одежда только кожаная; любят разводить коров и свиней. Имеют верхнюю одежду, не имеют нижней, надевают на голое тело.

На судах ездят торговать с Китаем и южной Кореей.

Чэньхань находится на востоке от Махань. Их старики из поколения в поколение сами говорят, что в древности беглецы от службы у Цинь прибыли в страну Хань [Хань-го]; Махань возделала земли на своей восточной границе и передала им.

Чэньханьцы имеют города с оградою. Их речь не одинакова с Махань. Называют страну [го] — бан (царство); называют лук [гун]ху (деревянный лук); разбойника (цзэй) называют гоу (разбойник), подавать вино (син-цзю) называют подносить шан (чарку). Друг друга называют ту (товарищ, [242] спутник). Имеют сходство в языке с Цинь [цинь-жэнь]. В Янь и Ци называют лёланцев Ацинь. Уроженцы восточной страны вместо «я» говорят «а».

Лёланцы — люди, оставшиеся от [циньских беглецов]. Ныне название для них Цинь-ханьцы.

Сначала было шесть владений; постепенно разделяясь, они составили 12 владений.

Бяньчэнь также имеет 12 владений. Кроме того, имеются малые отдельные уделы. Каждый имеет предводителя (цзюй-шуай). Наибольших предводителей называют чэньчжи, следующих за ними именуют цзяньцэ, за ними фаньвэй, за ними шаси (И. Б.: Ша-Хи), за ними имеются цзйеи. Имеются владения собственно Чэньхань: Бусы, Бяньчэнмилимидун, Бяньчэньцзйету, Цзиньци, Наньмилимидун, Бяньчэньгуцзымидун, Бяньчэньгушуньши, Жаньхи, Бяньчэньбаньлу, Бяньлэну, Цзюньми, Бяньцзюньми, Баньчэньмиусйема, Жучжань, Бяньчэньганьлу, Хулу, Чжоусянь, Маянь, Баньчэньгоусйе, Бяньчэньцзоуцаома, Бяньчэньаньсйе, Бяньчэньдулу, Сылу, Ючжун.

Бяньчэньхань соединяет 24 владения. В больших владениях — 5000 семей, в малых владениях — 600—700 семей. Всего 40—50 тысяч дворов. Из этих владений 12 принадлежит чэньскому князю. Чэньский князь постоянно использует маханьских жителей на своей службе.

Из поколения в поколение наследуя друг другу, ваны Чэнь не могли поставить себя в качестве королей 21.

Почва в Чэньхань плодородна, пригодна для посева пяти хлебов и риса. Чэньханьцы знают шелководство (тутовое: цань-сан) и изготовляют шелковую ткань [из двойной нити] и холст. Ездят в повозках на коровах и лошадях. Церемонии и обычаи для женитьбы и замужества мужчины и женщины различные.

Провожая покойников, [несут] большие птичьи перья; смысл этого в том, что желают заставить умерших взлететь 22.

Страна производит железо: Хань [Южная Корея], Вэй [Вэймо] и Япония [Во] все берут его. На рынке, когда покупают, все употребляют железо, как в Срединном царстве употребляют деньги [цянь]. Также дают железо, чтобы снабжать две области [цзюнь].

По обычаю любят петь и плясать. Пьют вино, имеют гусли [25-струнные, — шэ]. Их форма походит на 5-струнные гусли, играют с помощью щипка. Также имеют мелодии. [243]

Когда рождается мальчик, то сейчас же камнем придавливают голову, желая ее уменьшить [сузить].

Ныне чэньханьские жители все узкоголовые.

Мужчины и женщины близки к японцам [Во], так же татуируют тело для удобства [на случай] сношений и сражений.

Военное оружие одинаково с Махань. По их обычаю прохожие, когда встречаются, останавливаются и уступают дорогу друг другу.

Бяньчэнь вместе с Чэньхань смешанно живут, имеют города. Одежда и жилища одинаковы с Чэньхань. Речь, законы и обычаи сходны, моления и жертвоприношения духам различны. Сооружают очаг в западной части дома. Дулу имеет смежную границу с Японией (Во). 12 владений также имеют правителей. Тела жителей велики. Одежда опрятна, носят длинные волосы на голове, также делают широкие полотнища из тонкого холста. Законы и обычаи особенно строги и величественны.

ЯПОНИЯ [Во]

«Собрание сведений...», т. II, стр. 34—36, 44—46, 94—97;

«Вэйчжи», гл. 30, стр. 23б—28б

Японцы находятся на юго-восток от [области] Дайфан, среди Большого моря, по гористым островам, образуют уделы. В старину более ста владений в ханьское время было представлено являвшимися ко двору. Ныне 30 владений имеют сообщения через послов-переводчиков. Из областей [Китая] достигают Японии вдоль морского побережья. Плывя водой, проходя через Ханьго [Южную Корею] то на юг, то на восток, достигают на северном побережье [Японии владений] Гоусйе, Ханьго, через 7000 с лишком ли.

Сперва пройдешь одно море, 1000 с лишком ли, и дойдешь до Дуймаго (владения Дуйма, в японском чтении Цусима). Его большой чиновник зовется би-гоу, помощник — би-ну-у-ли.

Населяют отдельный остров площадью более 400 ли.

Почва — горная и недоступная, много глухих лесов, дороги — точно звериные и оленьи тропы. Имеется 1000 с лишком дворов. Нет хороших полей, их продовольствие — морские продукты. Садясь на суда, закупают зерно на рынках на юге и севере.

Еще на юге переплывают одно море в 1000 с лишком ли, называют его Ханьхай 23. [244]

Прибывают в одно большое владение. Чиновник также называется би-гоу; помощник называется би-ну-у-ли. Площадью около 300 ли. Много бамбуковых деревьев (чжу-му), густые рощи. Имеется 3000 с чем-то семей.

В отличие [от вышеуказанных] имеют поля; хотя пашут поля, все же пищи недостаточно. Также на южных и северных рынках покупают зерно.

Еще переплывают одно море в 1000 с лишком ли, достигают владения Молу. Имеет 4000 с лишком дворов; живут рядом с горами и морем, травы и деревья пышно растут; когда идут, то не видно впереди идущего.

Умеют ловить рыбу и раковины. Вода не глубока, и на мелких местах все погружаются и берут их (раковины, рыбу).

На юго-восток, если пройти сушей 500 ли, прибываешь во владение Иду. Чиновник называется эрр-чжи, помощник — и[сйе]-мо-гу, бин-цюй-гу 24. Имеют 1000 с лишком дворов.

Имеют наследственного князя. Все объединены и подвластны стране государя-женщины (Нюй-ван-го)...

На юго-востоке прибывают в Нуго (Рабское владение) через 100 ли. Чиновник называется сы-ма-гу 25. Помощник называется би-ну-у-ли. Имеет более 20000 дворов. Если ехать на восток, то прибывают в Бумиго, иногда через 100 ли. Чиновник называется до-мо; помощник называется би-ну-у-ли. Имеют 1000 с лишком семей.

На юг достигают Тоумаго; водою ехать 20 дней. Чиновник называется ми-ми, помощник называется мими-нали. Более 50 000 дворов.

На юг достигаешь страны Йематай, где находится резиденция государя-женщины (Нюй-ван). Водою ехать 10 дней, сушей ехать один месяц.

Имеются чиновники: ичжима, следующий называется мима-шэн, следующий называется мимаючжи, следующий называется нуцзяти. Более 70 000 дворов.

К северу от страны государя-женщины численность дворов и расстояние можно описать лишь кратко. Что касается остальных соседних стран, то вследствие дальности и отрезанности нельзя получить подробностей. Следующей является страна Сымо[го], следующей является Ибочжиго, следующей является Исйега, следующей является Дучжиго, следующей является Минуго, следующей является Нугудуго, следующей является Бухуго, следующей является Цзунуго, следующей является Дуйсуго, следующей является Сунуго, следующей [245] является Хуиго, следующей является Хуанусунуго, следующей является Гуйго, следующей является Вэйуго, следующей является Гуйнуго, следующей является Сйемаго, следующей является Цюнчэньго, следующей является Балиго, следующей является Чживэйго, следующей является Унуго, следующей является Нуго (Рабские владения; см. выше) 26.

Этим заканчивается страна государя-женщины [Нюй-ван].

На юг отсюда находится страна Гоуну[го]. Мужчина является государем. Его чиновником является гоу-гу чжи-би. Гоу-ну[го] не подвластно государю-женщине.

От области до страны государя-женщины 12 000 с лишком ли. Мужчины, безразлично взрослые — большие, или юные — малые, все с татуированным лицом и разрисованным телом.

От древности и поныне их послы являлись в Срединное царство и все себя называли грандами 27. Сын Сяхоу Шаокан пожалован уделом в Хуйцзи. Обрезали волосы и разрисовывали тело, чтобы избегнуть вреда от цзяо-луна 28.

Ныне японские пловцы любят, нырнув, ловить рыб и устриц. Разрисовка тела служила для отпугивания больших рыб и водных животных, потом постепенно стали считать ее украшением.

Разрисовка тела в разных владениях различается, то левая, то правая, то крупная, то мелкая. Почетные и низкие также имеют различия.

Счет расстояний их [владений] должен идти на восток от Хуйцзи.

Их обычаи и нравы не распутны. Мужчины все оставляют пучок волос на голове. С помощью древесного или растительного хлопка [му-мянь] 29 украшают голову.

Они надевают поперечные полотнища. Только связывают совмещаемый ряд, но не сшивают.

Женщины, распустив волосы, сгибают их в пучок на голове, одежду делают как простое покрывало. Его надевают, просовывая голову в отверстие посредине.

Сеют просо, рис, коноплю, тутового шелкопряда, расчесывают и треплют, изготовляют тонкую пеньку и крученый шелк.

В их земле нет коров и лошадей, тигров, барсов, баранов, сорок. [246]

Как оружие употребляют копье, щит, большой лук, деревянный лук [короткий книзу, длинный наверху], бамбуковые стрелы либо с железным наконечником, либо с костяным, что у них неодинаково с Даньэрр и Чжуяй.

Японская земля тепла, зимой и летом едят свежие овощи.

Все ходят босиком. Имеют дома. Отец и мать, старший и младший брат лежат и отдыхают в разных местах. Киноварью натирают свое тело, подобно тому как в Срединном царстве употребляют белила.

Пьют и едят из деревянной и бамбуковой посуды, едят руками.

Для умерших делают внутренний гроб, не делают наружного гроба. Опустив в землю, делают насыпь. После смерти прекращают траур через 10 с лишком дней. В это время не едят мяса. Когда глава, [распоряжающийся] трауром, проливает слезы, остальные тотчас поют и пляшут, пьют вино. После погребения всей семьей идут в воду и омываются, как бы упражняются в мытье.

Что касается их разъездов и переправ через море при посещении Срединного царства, то всегда велят одному человеку не чесать головы, не удалять гнид и вшей, одеваться неопрятно, не есть мяса, не приближаться к женщинам.

О соблюдающем такой обряд говорят, что он постится. Если путешествие счастливо, то совместно заботятся о его семье и имуществе; если будет болезнь или встретят жестокий вред, то сразу хотят убить его за то, что он не был усерден в посте.

Добывают жемчуг, черную яшму, их горы содержат киноварь. Из числа деревьев они имеют дерево жань, дерево чу (род корявого дуба), огромное камфарное дерево, дерево тоу (род дуба), опадающее долговечное дерево цзян, платан, у-хао. Ароматизируют свои стрелы из бамбуковых ветвей персиковыми ветвями. Имеются имбирь, апельсины, перец, род имбиря, неизвестно, каков на вкус.

Имеются обезьяна, черный фазан.

Их обычаи: когда начинают дело, уезжают или приезжают, имеют что-нибудь сказанное и сделанное, тотчас обжигают кость, чтобы гадать о счастье и несчастье. Сперва говорят, о чем гадают. Их слова точно приказывают образцу [панцирю] черепахи, затем, посмотрев трещины от огня, предсказывают.

Когда совместно сидят и встают, то отец и дети, мужчины и женщины не различаются; по нравам своим любят вино.

В «Вэйлио» говорится: «По их обычаю не знают правильного года, четырех времен года». Записи ведут только по весенней пахоте и осенней жатве. [247]

При виде вельможи в качестве почтения только хватают руки, чтобы должным образом коленопреклоненно приветствовать.

Их жители долголетни — до 100, либо 80—90 лет.

По их обычаю, государственные вельможи все имеют 4— 5 жен, бедные дворы — 2—3 жен. Женщины не похотливы, не ревнивы и не подозрительны. Не воруют, мало споров. Что касается нарушителей закона, то у легких преступников берут в казну их жен и детей; у тяжких преступников уничтожают всю семью и близкий род 30.

Старшие и младшие имеют различный ранг. Вторые целиком подчиняются первым.

Собираются подати и налоги.

Во всех владениях имеются рынки, есть ли, нет ли торговли, велят контролировать Даво («крупнейшее владение», в японском чтении — Ямато).

К северу от владения государя-женщины специально установлен один великий предводитель для надзора за вассальными владениями. Вассальные владения страшатся его. Постоянно пребывает во владении Иду[го]. В этом владении имеется государь, который становится как бы губернатором 31. Он посылает послов в столицу и область Дайфан.

Посланники в Японии от владений Хань [чжу-хань-го] и областей все, прибыв к переправе и стремясь заявить о себе, пересылают письма и подарки, чтобы явиться к государю-женщине. В таком случае не может быть ошибки [относительно статуса посла].

Простой народ, встретившись на дороге с вельможей, уклоняется в нерешительности и уходит в траву скрываться.

Говоря о деле, некоторые сидят на корточках, другие преклоняют колени. Обеими руками хватаются за землю в знак глубокого уважения. Отвечая, громко произносят: «Ах!». Сближаются и таким образом [приходят к] соглашению.

В этой стране первоначально мужчину сделали государем; он прожил 70—80 лет. Япония пришла в смятение, сражались друг с другом годами. Затем совместно поставили одну девицу 32 государем. Она звалась Бимиху, служила учению духов 33, могла вводить в заблуждение народ 34. Летами она была уже взрослая, мужа не имела. Был мужчина (мужчина — брат) 35, он помогал управлять страною. [248]

С тех пор как она стала государем, мало было видевших ее. Ее обслуживали тысячи прислужниц. Был только один мужчина 36, он давал ей пить и есть, передавал ее слова, выходил [из дворца] и входил [в него].

Дворец, где она пребывала, с башнями и павильонами; стены и палисады были строго устроены. Постоянно были вооруженные люди, несшие караул.

На восток от страны государя-женщины по переправе через море на 1000 с лишком ли, снова находится владение, также японского племени 37.

Еще имеется страна карликов, помещающаяся на юг от них. Люди ростом в 3—4 фута. Отстоит эта страна от [страны] государя-женщины в 4000 с лишком ли. Еще имеются страны нагих, чернозубых, в свою очередь лежащие на юго-восток от них. Если ехать на судне, то можно прибыть в один год, посетить и расспросить.

Страна Япония находится в море, на островах. Некоторые отделены, другие смежны. Окружность около 5000 с лишком ли.

Во 2 г. правления Цзинчу (Вэйского Минди, 238), в 6-ю луну японский государь-женщина прислала гранда Наньшэнми и других посетить область [Дайфан] с просьбой разрешить явиться к сыну неба и представить дань.

Тайшоу Лю-ся отправил чиновника сопровождать [посла] прибыть в столицу.

В том же году в 12-ю луну повелено письменно сообщить японскому государю-женщине следующее:

«Повелевается любящему Вэйскую династию японскому государю Бимиху.

Дайфанский тайшоу Лю-ся прислал посла проводить твоего гранда Наньшэнми, второго посла Души Нюли. Мы приняли поднесенных тобою мужчин-рабов 38 четырех человек и женщин-рабынь 39 шесть человек, различного цвета холста два куска длиной в две сажени. Твое государство находится вдалеке. Поэтому присылка посольства и представление дани выражает твою преданность и почтительность. Я очень растроган.

Ныне вследствие того, что ты являешься любящим Вэйскую династию японским государем, жалуем тебе золотую печать с фиолетовой кистью. В упаковке и за печатью передадим дайфанскому [тай-шоу] для вручения тебе.

Что касается умиротворения соплеменников и старания быть почтительным и послушным, прибывшие от тебя послы [249] Наньшэнми и Нюли прошли далекий путь и понесли труды. Теперь назначаем Наньшэнми шуай-шань-чжун-ланом и Нюли шуай-шань-сяо-вэем, награждаем их серебряными печатями с темными кистями. За представление на аудиенции награждаем и отправляем обратно. Вместе с красной землею 40 передано 5 кусков парчи с изображением дракона.

Я, Сун-чжи, считаю, что вместо «земля» (ди) следует писать «шелковая ткань» (та). Ханьский [император] Вэньди, надевая черное платье (цзао-ти), назвал его и-ти (черный плащ) 41. Так оно и есть, этот иероглиф не существен. Если это не ошибка времен Вэйской династии, то оплошность переписчиков.

Из красной толстой шелковой ткани и морщинистой шелковой материи зернистых ковров 10 штук, светло-красных 50 штук, сине-зеленых 50 штук. Так отвечаю тебе за представленную дань. Специально жалую тебе сине-шелковой со значками и линиями парчи 3 штуки, тонких разноцветных пышных ковров 5 штук, белого шелка 50 штук, золота 8 лян, 5-футовых мечей 2 штуки, медных зеркал 100 штук, жемчуга и свинцовых пилюль по 50 гинов [китайских фунтов]. Все в упаковке и за печатью передадим Наньшэнми и Нюли при возвращении с копией [списка].

Все это полностью может показать твоей стране, и посредникам позволит знать, что [наше] правительство сочувствует тебе. Потому, что серьезно, ценим тебя, дарим тебе хорошие вещи».

В первый год правления Чжэнши (принца Ци-ван Чао-фан Вэйской династии, 240) тайшоу Гун-цзунь отправил цзянь-чжун-сяо-вэя Ти Цзюна и прочих, приняв письмо с повелением и печати с кистями, прибыть в Японию, приветствовать и поднести его японскому государю и вместе с тем перевезти пожалованные по повелению золото и ткани, парчу и ковры, мечи и зеркала и разноцветные вещи.

Японский государь вследствие этого отправил поднести доклад и в ответ благодарить за повеление и милость.

В 4 г. того же правления (243) японский государь снова отправил посла гранда Ишэнци, Исйегоу и других восемь человек поднести рабов, японскую парчу, красно-зеленую ткань, шелковое и бумажное платье и ткани, из красного дерева охотничьи, для короткого лука, стрелы.

Исйегоу и прочие одинаково пожалованы шуай-шань-чжун-лан-цзянами и печатями с кистями. [250]

В 6 г. того же правления (245) повелено наградить японского Наньшэнми желтым знаменем, передать в область для вручения.

В 8 г. того же правления (247) тайшоу Ван Ци прибыл в управление.

Японский государь-женщина Бимиху вместе с государем-мужчиной страны Гоуну Бимигун Хусу не были в мире. Она послала японского цзюй-сы Уюе и других явиться в область и договориться о совместном нападении. Он [областной тайшоу] послал сай-цао юй-ши Чжан Чжэн-дэна, чтобы вместе с перевозкой пожалованного по повелению желтого знамени для награждения Наньшэнми известить о согласии [Китая].

Вследствие кончины Бимиху соорудили большую насыпь из 100 с лишком шагов в поперечнике, в могиле совместно погребенных рабов было сто с лишком человек.

Снова поставили государя-мужчину. В стране не подчинились, опять друг друга убивали, в то время убили тысячу с лишком человек. Снова поставили государем побочную дочь 42 Бими Июй 13 лет. В стране затем все пришло в порядок.

Чжан Чжэн-дэн посредством посла известил [о прежних делах] Июй. Июй послала японского гранда шуай-шань-чжун-лян-цзян Исйегоу и прочих 20 человек сопровождать Чжэн-дэна при возвращении.

Вследствие посещения [Чжан Чжэн-дэна] И[юй] поднесла мужских и женских рабов 30 человек, в виде дани дала белого жемчуга 5000, просверленных зеленых больших круглых жемчужин две штуки, смешанной парчи с отличным рисунком 20 штук.

«ЦЗИНЬШУ», гл. 97

Непосредственное отношение к теме данной части имеет раздел «Восточные иноземцы» (стр. 1б—6б), распадающийся на подразделы: страна Фуюй (стр. 1б— 2б), Махань (стр. 2б—3б), Чэньхань (стр. 3б—4а), дом сушэнь (стр. 4а—5а), японцы (стр. 5а—6б), Бэйли и прочие 10 владений (стр. 6б).

Фуюй

Страна Фуюй находится на север от Сюаньту за 1000 с лишком ли. На юге смежна с Сяньби. На севере имеет [реку] Жошуй. Площадь страны 2000 ли. Дворов 80 000. Имеет города и селения, дворцы и дома. Почва годится для пяти хлебов.

Жители крепки и мужественны, обряд совместного вежливого приветствия имеет сходство с китайским. [251]

Ее послы одевают пышную шерстяную материю, золотом и серебром украшают пояс.

По их закону убийца подлежит смерти. Отдают в казну его семью. Укравший за одно штрафуется двенадцатикратно. Мужчины и женщины за распутство, жена за ревность — все предаются казни. Перед войной убивают корову и приносят в жертву небу: при помощи ее копыт гадают о счастье и несчастье; если копыто раздвоено, то считают [предзнаменованием] несчастья, когда соединенное, считают [предзнаменованием] счастья.

С умершими хоронятся живые люди. Для погребения имеют наружный гроб, нет внутреннего гроба. Что касается пребывающих в трауре мужчин и женщин, то все носят чистую белую [одежду], жены надевают платье с холщовой наружной стороной, удаляют яшмовые подвески.

Страна производит хороших лошадей и соболей и тюленей 43, красивый жемчуг, крупный, как кислый жужуб.

Изобилие и богатство этой страны от прежних поколений и поныне ни разу не подвергалось разорению.

Надпись на печати ее короля сообщает: «Печать короля Вэй[-вана]». В стране имеется древний город; это город Вэймо.

Во время цзиньского Уди (265—290) многократно являлись приносить дань ко двору.

В 6 г. правления Тайкан цзиньского императора Уди (285 г. н. э.) страна [Фуюй] подверглась нападению и была сокрушена Муюн Вэем. Ее государь И-люй убил себя. Сын и брат (или дети: цзы-ди) бежали под охрану в Воцзюй.

Император издал повеление, в котором сказал: «Король Фуюй в течение поколений соблюдал верность и сыновнюю почтительность, был уничтожен дурными варварами. Очень соболезную и помню о нем. Если оставшиеся после него подобны ему и достойны того, чтобы восстановить страну, составлю планы, чтобы они могли сохранить престол».

Ю-сы доложил, что Защищающий восточных иноземцев сяо-вэй Сяньюй Ин не спас Фуюй, ошибся в стратегии; повелено освободить [Сяньюй] Ина от должности и заместить его Хэ Канем.

В следующем году последний фуюйский государь И-ло послал посетить [Хэ] Каня, просил руководить послами, восстановить старую страну и по-прежнему просил помощи [Хэ] Каня. Верхний совет послал командующего столицы Цзя Чэнь с войском сопровождать его. [252]

[Муюн] Вэй окружил его в дороге. [Цзя] Чэнь принял участие в сражении и нанес ему сильное поражение. Войско [Муюн] Вэя отступило.

[И]-ло получил восстановленную страну. После этого всякий раз, как бывал ограблен [Муюн] Вэем, его соплеменников продавали в Срединное царство. Император жалел их, издавал повеления да казенные средства выкупать и возвращать их, поселяя в двух областях [Сы и Цзи] 44, запретили торговать фуюйскими рабами.

Махань

Племен (чжун) Хань [Южная Корея] имеется три: первое называется махань, второе чэньхань, третье бяньхань.

Чэньхань находится на юге от Дайфана, на западе и востоке ограничивается морем.

Махань находится между горами и морем. Нет городов. Вообще имеет небольшие владения числом 56. Крупные имеют 10000 дворов, малые — несколько тысяч семей; каждое имеет вождя.

В обычае мало основных принципов, нет церемонии коленопреклоненных приветствий. Для проживания делают земляные дома по виду точно насыпь. Их вход обращен вверх. Вся семья находится внутри его: нет разделения на взрослых и юных, мужчин и женщин. Не знают, как ездить на коровах и лошадях. Разводят их только для жертвоприношения при похоронах.

По обычаю не ценят золото и серебро, парчу и ковры, но дорожат кистями и жемчугом. Употребляют его, чтобы нашивать на платье или украшать волосы и вешать на уши.

Их мужчины делают узлы на голове и обнажают [голову]. Одевают холщовый кафтан, ходят в травяных сандалиях.

По натуре мужественны и непреклонны. Когда в стране ведутся работы и приступают к постройке городов и рвов, то более мужественным и крепким из молодежи прокалывают кожу на спине и продевают толстую веревку; с помощью палки вращают или оттягивают веревку. Весь день убеждают криком: трудись изо всех сил, не считай это болью (страданием).

Умели пользоваться луком, щитом, копьем, строить стрелковую башню (лу значит также весло или кормовое весло). Хотя имеют [между собой] ссоры и бои, все же любят друг другу подчиняться.

Обычно верят в духов. Постоянно в 5-ю луну, по [253] окончании пахоты и посева, собираются толпой, поют и пляшут, чтобы чествовать духов. В 10-ю луну, по окончании земледельческих работ, поступают таким же образом.

Каждое селение ставит одного человека заведовать жертвоприношением небесному духу; называют его небесным правителем; еще устраивают особое селение, называемое суту. Ставят большое дерево, вешают на него барабан с бубенцами. Смысл этого суту — в сходстве с буддийской пагодой Западного края. Но совершаемые добро и зло различны.

В 1 и 2 гг. правления Дакан (надо: Тайкан) императора Уди [Цзиньской династии, 280—281] их правитель неоднократно посылал представлять в дань местные произведения. В 7 г., 8 г., 10 г. (286, 287 и 289) также неоднократно приезжали.

В 1 г. правления Тайси (того же Цзиньского императора Уди, 290), в 1-ю и 4-ю луны Цзиньский двор посетил сяо-вэй восточных иноземцев Хэ Кан вместо подношения. В 3 г. правления Сяньнин (императора Цзиньского Уди, 277 г. н. э.) снова пришли и также просили подчиниться Китаю.

Чэньхань

Чэньхань находится на восток от Махань. Сами говорят, что они беглецы из Цинь (т. е. Китая времен Циньской династии); уклоняясь от повинности, вступили в Хань. Хань (Южная Корея) отрезала им восточную область, чтобы поселить их.

Поставили город и палисады. Язык их имеет сходство с циньскими людьми (китайцами Циньской династии или уроженцами прежнего княжества Цинь). Поэтому, может быть, их называют Циньхань.

В начале [эта страна] имела шесть владений, потом они постепенно разделились на 12 [владений]. Еще была [страна] Бяньчэнь, также 12 владений. Вместе 40 или 50 тысяч дворов. Каждое владение имело вождя. Все подвластны Чэньхань.

В Чэньхань постоянно использовали маханьского уроженца в качестве правителя. Хотя из поколения в поколение [чэньханьские правители] наследовали, все же не могли поставить себя [государями-ванами]. Ясно, что они были переселенцами, потому-то и контролировались махань.

Почва пригодна для пяти хлебов, по обычаю богата шелководством. Чэньхань умеют делать шелковые ткани. Усмиряют рогатый скот, ездят на лошадях.

Их обычаи сходны с маханьскими. Военное оружие также одинаково.

Когда рождают мальчиков, то камнем придавливают головы, делают их плоскими. [254]

Любят плясать, умеют ударять по струнам гуслей (тань-шэ, — 25-струнные). Гусли по форме походят на пятиструнные гусли.

В первый год правления Тайкан [император Цзиньской династии Уди, 280 г. н. э.] их король [ван] отправил посла представить образцы местного производства. Во 2 г. (281) снова явились представить дань. В 7 г. (286) также приходили.

ДОМ СУШЭНЬ (СУШЭНЬ-ШИ)

Дом сушэнь, иначе называется илоу. Находится на север от горы Бусяньшань. Отстоит от Фуюй на 60 дней пути, на востоке примыкает к Большому морю. На западе смешаны со страной Цзао [?] Маханьго. Ее крайний предел — река Жошуй, страна протяжением в ширину (с востока на запад) и длину [с севера на юг] несколько тысяч ли.

Люди живут в глубоких горах и узких долинах. Их дороги круты и затруднены, телеги и лошади не проходят.

Летом живут в гнездах, зимой — в дуплах. Отцы и сыновья 45 веками являются правителями 46. Не имеют письменности и туши, договор заключают на словах.

Имеют лошадей, но не ездят, только считают их имуществом, не более. Не имеют коров и баранов, много разводят свиней, едят их мясо, надевают их шкуры. Сучат волос, чтобы делать ткань. Имеют дерево, называемое лочан. Когда его сажают, то это дерево родит кору, которую можно надевать. Как в Срединном царстве, имеют священного императора.

Нет колодцев, очагов; делают глиняный сосуд — большой горшок 47, вмещает 4—5 шэн. Чтобы есть, садятся на корточки, ногою жмут мясо и едят. Когда получают холодное мясо, то садятся на него сверху и согревают.

В почве нет соли, железа, поэтому жгут дерево и делают пепел. Намочив его, берут сок и едят.

По обычаю все плетут волосы на голове в косы. Из холста делают передник в три фута с лишком, чтобы прикрыться спереди и сзади.

Желающий вступить в брак мужчина берет перья и втыкает в голову (волосы) женщины; если женщина согласна, то удерживает их, а мужчина возвращается к себе; потом выполняет церемонии и обручается с ней. Жены честны, но девушки распутны, ценят сильных, но недостойных.

Когда старик умирает, то в тот же день хоронят его в поле. [255] Связывая доски, делают малый гроб. Убивают свинью, кладут сверху гроба, чтобы было продовольствие для умершего.

По натуре [эти люди] свирепы и жестоки, так что [у них] нет соболезнования и взаимного уважения.

Когда отец и мать умирают, мужчины не плачут. Плачущих называют немужественными.

Ворующих и грабящих много ли, мало ли всех убивают. Поэтому хотя бы и в пустынном месте, все же не совершают преступлений [друг против друга].

Имеют каменные самострелы (ши-ну) 48, кожаные и костяные панцири, луки из так называемого красного дерева 49 в3 фута 5 дюймов, стрелы из дерева длиной в 1 фут с лишком. В их стране на северо-востоке имеется гора, производящая камень. Его острие проникает в железо, желающие взять его непременно сперва молятся духу.

Во время чжоуского У-вана (1122—1116) [они] представили их стрелы из дерева «ку» и каменные наконечники стрел. Когда Чжоу-гун помогал Чэн-вану, то [они] снова отправили посла для поздравлений. Потом, более чем через 1000 лет, Цинь и Хань, хотя процветали, такого [почета] не добились, Когда Вэньди был министром у династии [Цао]вэй, то в конце годов правления Цзинъюань (260—264) [сушэни] явились принести в дань стрелы из дерева «ку», каменные наконечники, луки, панцири, соболиные шкуры и пр.

Вэйский император повелел им вернуться в Сяньфу, пожаловал их королю Чэнь-цзи парчу, шерстяные ткани, хлопчатобумажные ткани.

В начале годов правления Юанькан (291—299) императора Уди 50 [сушэнь] снова пришли принести дань. Во время восстановления престола императора Юаньди (317—322) снова явились на юг от реки Янцзы и принесли в дань свои каменные наконечники стрел.

Во время [императора] Чэнди (326—342) открыли даннические сношения с Ши Цзи-луном. Спросили его. Он ответил: «То, что в каждый сезон быки и лошади, обращаясь к юго-западу, спали, так было уже три года. На самом деле знали, что там имеется Великая страна. Поэтому они [сушэнь] пришли». [256]

Японцы (во-жэнь)

Японцы находятся на юго-восток от Дайфан, среди Большого моря. Обитая на горах и островах, образуют страну. На их земле много гор и лесов, нет хороших полей; едят морские продукты.

В старину имели свыше 100 малых владений. С наступлением времени [Цао]вэй имелось 30 владений, состоявших в хороших отношениях. Дворов имели 70 тысяч. Мужчины, большие и малые, все татуировали лица, разрисовывали тела. Называли себя потомками Тай-бо.

Говорили, что в глубокой древности [их] послы посещали Срединное царство; они себя называли дафу [И. Б.: гранды]. В старину сын Ся Шао-кана получил удел в Хуйцзи.

Обрезают волосы, разрисовывают тело, чтобы избежать вреда от рыбы-дракона. Теперь японцы любят нырять, ловить рыбу. Также разрисовывают тело, чтобы отвратить морских животных.

Считать свои расстояния они должны на восток от восточной резиденции (управления, — дун-чжи) Хуйцзи.

Их мужчины одеваются в поперечные полотнища, которые только связывают полами, а не сшивают вместе. Женская одежда — вроде простого покрывала, с отверстием посредине, куда просовывают голову и надевают на себя. Все распускают волосы, ходят босиком.

Их земля тепла. По обычаю сеют просо, рис, коноплю, разводят шелковицу и сучат и ткут шелк.

В этой стране нет быков и лошадей. Имеются мечи и щиты, луки, стрелы; из железа делают наконечники. Имеются дома.

Отец, мать, старший и младший братья спят в разных местах.

Едят и пьют из деревянных сосудов.

При сватовстве не применяют деньги и ткани, сватов встречают платьем.

Для умерших имеют [внутренний] гроб, внешнего нет. Из земли делают могильную насыпь. В начале траура плачут, не едят мясного. После погребения вся семья входит в воду, обмывается и очищает себя, чтобы отстранить несчастье.

Когда начинают большое дело, то сразу прижигают кость, чтобы погадать, счастлив или неблагополучен будет исход.

Не знают правильного года, четырех сезонов. Только исчисляют время осеннего урожая, чтобы считать порядок лет. Среди жителей много долголетних, по 100 лет или 80—90 лет.

В стране много женщин и девушек, они не развратны и не ревнивы. [257]

Нет споров. У совершивших легкий проступок берут в казну его жену и детей. У преступников, совершивших тяжелый проступок, уничтожают весь его род.

В старину делали правителем мужчину. В конце Ханьской династии японцы возмутились, беспрерывно нападали друг на друга. Тогда поставили государем девушку. Она называлась Бимиху. Она была из дома внука Пин-гуна 51. Эта государь-девица направила посла в Дайфан, чтобы представиться двору. После этого представление в Китай дани и даров не прерывалось.

С наступлением [правления] Вэньди (императора Ханьской династии, 179—157) они появлялись еще неоднократно. В начале годов правления Тайши (цзиньского императора Уди, 265—275) прислали посла в качестве переводчика и представили дань.

Бэйли 52 и прочие 10 владений

Владение Бэйли[го] находится на северо-запад от Сушэнь. Проехать на лошади можно за 200 дней. Контролируемых дворов 53 20 000. Владение Янъюнь[го] отстоит от Бэйли, если ехать на лошади, еще на 50 дней. Контролируемых дворов 20 000. Владение Коумохань[го] отстоит от Янъюнь[го] еще на 100 дней езды. Контролируемых дворов 50 000 с лишком. Владение Ицюнь[го] отстоит от Коумохань еще на 150 дней. По подсчету отстоит от Сушэнь на 50 000 с лишком ли.

Их обычаи и земли еще неизвестны.

В 3 г. правления Тайши (императора Уди Цзиньской династии, 267 г. н. э.) каждое владение послало небольшую партию представить свои местные произведения.

В начале годов правления Тайси (290 г. н. э.) снова были [с посольствами] владения Моуну[го] — предводитель Ичжи, владения Вэйлимолу[го] — предводитель Шачжичэньчжи, владения Юйливэйли[го] — вождь Цзямоучэньчжи, владения Пуду[го] — вождь Иньмо, владения Шэнюй[го] — предводитель Малу, владения Шалуй[го] — вождь Шаньцзя, каждый в посольство отправил главного и второго посланников явиться к губернатору Восточных иноземцев [дун-и] сяо-вэй Хэ Куну, дабы обратиться к просвещению.

Комментарии

1. Дун-и.

2. Лю-ша.

3. Цзю-фу.

4. Цзюнь-ван.

5. Ну-пу.

6. Гэ-та

7. В «Вэйлио» говорится: «По их обычаям прекращают траур через пять месяцев. Далее [этого срока] считают честью [для покойного] жертвоприношения, чем дольше, тем почетнее. Что касается жертв для умерших, то бывают сырые [шэн] и жареные [шу]. Если глава, [распоряжающийся] трауром, не желает спешить [с его окончанием, то] остальные следуют за ним. Всегда спорят о претендентах [на роль главы траура], чтобы это (траур) сделать правильно. Находящиеся в трауре мужчины и женщины [носят] все совсем белое. Женщины надевают платье с полотняными покрышками, удаляют кольца и серьги. Вообще походит на Китай».

8. В «Вэйлио» говорится: «Это государство обильно и богато. Со времени прежних династий ни разу не было разбито. Надпись на той печати: ”Печать вана Вэй”».

9. В «Вэйлио» говорится: «в старинных описаниях говорится, что в древности в северной стране еще имелось государство Гаоли. У этого вана прислужница забеременела. Ван хотел ее убить. Служанка сказала: ”Было облако подобно куриному яйцу, спустившееся [в меня], поэтому я забеременела”. После родила сына.

Ван хотел бросить его в свиной хлев. Свиньи рылом дышали на него, тогда [его] перенесли и положили в конюшню. Лошади дышали на него, и он не умер. Ван заподозрил, что это, [вероятно], сын неба (Тяньцзы). Поэтому велел его матери дать ему имя скота и назвать Дунмин. Всегда приказывая ему пасти лошадей. Дунмин любил стрелять. Ван, боясь, что он похитит у него государство, хотел убить его. Дунмин бежал на юг, достиг реки Шиань. Луком ударил по воде. Рыбы и черепахи всплыли и образовали мост. Дунмин переправился. Рыбы и черепахи тогда рассеялись, а преследовавшие [Дунмина] войска не смогли переправиться. Поэтому Дунмин правит землей Фуюй».

10. Гюйли.

11. Гао — высокий, ся — низкий. — Н. К.

12. Хоучэн.

13. Дацзюньван.

14. Гюйли.

15. Цзюнь.

16. Цзюйшуай.

17. Во.

18. Цзо-ю, гунжэнь.

19. Другой иероглиф, соответствующий имени Ханьской династии; отсюда и само название китайцев — ханьжэнь.

20. Следует отметить, что такой же порядок заведования жертвоприношениями и возложения соответствующих функций на особое лицо существует у малайских горцев Тайваня, как видно из специальной работы пишущего эти строки — «Горное племя Атаял». — Н. К.

21. В «Вэйлио» говорится: «Ясно, что они были бродячие люди. Поэтому контролировались Маханью».

22. В «Вэйлио» говорится: «В этой стране при постройке дома поперечно связывают деревья и делают дом. Это имеет сходство с хлевом и темницей».

23. Океан-море, или северное море; это же название прилагается к пустыне Гоби. — Н. К.

24. Эти два чина, с добавлением третьего — сы-ма-гу, как чины восточных варваров, указаны в словаре Палладия и Попова (Китайско-русский словарь, т. I, стр. 104).

25. Там же.

26. Может быть, «ну» — это айны, или айну. — Н. К.

27. Так Бичурин передает китайский термин да-фу, который был почетным титулом для гражданских и военных чинов в Китае. — Н. К.

28. Род дракона; по определению американского ученого Вильямса, — большая саламандра. См. Палладий и Попов, Китайско-русский словарь, т. II, стр. 292.

29. Этот термин упоминается в начале VI столетия. См.: Палладий и Попов, Китайско-русский словарь, т. I, стр. 439.

30. Цинь-цзу.

31. Цы-ши.

32. Нюй-цзы.

33. Гуй-дао.

34. Хо-чжун.

35. Нань-ди.

36. Нань-цзы.

37. Во-чжун.

38. Нань-шэн-коу.

39. Нюй-шэн-коу.

40. Цзян-ди.

41. Так переводится этот термин в кн.: Палладий и Попов, Китайско-русский словарь, т. 1, стр. 240.

42. Цзун-нюй.

43. Дяо-на — знаменитые меха [из Фуюй]; (см. Палладий и Попов, Китайско-русский словарь, т. I, стр. 436).

44. Цзи — одна из 9 областей древнего Китая, занимавшая нынешние провинции Шаньси и часть Жэхэ, Сы — в Хэнани.

45. Фу-цзы.

46. Цзюнь-чжан.

47. Ва-ли.

48. Ну — самострел, в ключе: лук.

49. Красное дерево [от черной березы] широко распространено в Корее и Приморье, из него выделывались луки в Северо-Восточном Китае (см. Палладий и Попов, Китайско-русский словарь, т. I, стр. 625).

50. Эти годы правления принадлежали уже цзиньскому Хуэйди, тогда как Уди был его предшественником и его годы правления назывались Тайкан. — Н. К.

51. Императора ханьской династии Сюаньди (73—49). — Н. К.

52. «Бэй» в тексте «Цзиньшу» пишется с ключом «ши» (№ 113), но встречается и с ключом «и» (№ 145), и читать надо «бэй».— Н. К.

53. Лин-ху.

 

Текст воспроизведен по изданию: Кюнер И. В. Китайские известия о народах южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. М. Издательство восточной литературы. 1961

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.