Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ФИЛОСОФЫ ИЗ ХУАЙНАНИ

ХУАЙНАНЬЦЗЫ

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

ИСКУССТВО ВЛАДЫЧЕСТВОВАТЬ

Пребывать в недеянии, наставлять без речей-в этом заключается искусство владык. Чистый и спокойный, он недвижим, соразмеряется с единой мерой и не колеблется, придерживается «следования» 1 и служит низшим, исполняет должное и не трудит себя напрасно. Сердцу его известна колея, и наставники и советники ведут по ней: уста способны к речам, и придворные его красноречивы, он способен к движению, и министры его выступают с инициативой; уши его способны слышать, и политики выступают с советами. Поэтому все обдумано так, что не бывает упущений, предусмотрено так, что не бывает ошибок. Речи его искусны, поступки-образец для Поднебесной. Во всяком своем предприятии он соразмеряется со временем, в движении и покое следует [внутреннему] закону вещей. Не делит на прекрасное и безобразное, любимое и ненавистное, не награждает, не карает, не выказывает ни радости, ни гнева. Каждое называет его именем, каждого причисляет к его роду. Дела предоставляет их естественному ходу, ни в чем никогда не исходя от себя.

Поэтому в древности цари носили головной убор с подвесками, закрывающими глаза, с желтыми шариками на нитях, закрывающими уши,-чтобы притупить зрение, притушить слух. Сын Неба был отделен экраном 32; Хоуцзи расчищал земли, распахивал новь ради того, чтобы народ (бай син) мог заниматься земледелием, однако не мог заставить хлеба колоситься зимой. Разве недостаточно старались? Их силы было недостаточно для этого. Когда пускают в ход силу, заведомо не способную осуществить то, на что она направлена, и не считаются с природным законом [внутреннего соответствия], определяемым дао, то даже святые мудрецы не [151] могли бы таким образом установить свой подвиг, тем паче нынешние правители! Если на тощего коня нагрузить тяжелый воз, то и сам Цзаофу не уедет далеко. Когда же повозка легка и добрый конь впряжен, то и средний умелец быстро покатит. Таким образом, мудрец, принимаясь за дело, никак не может пренебречь природным законом [внутреннего соответствия], определяемым дао, обойти естество, сделать кривое- прямым, согнутое-вытянутым. Он всегда сообразуется с характером вещи и в соответствии с ним ее использует. Благодаря этому то, что предпринимается соединенными усилиями, непобедимо; что решается умом многих,-успешно свершается. Глухого можно попросить произнести заздравный тост, но не заставишь его слышать; немого можно поставить стеречь хлеб, но нельзя заставить говорить. Как форма имеет свои недостатки, так и в способностях бывает изъян. Поэтому обладающий этой формой занимает это место; обладающий теми способностями исполняет то дело. Когда сила превосходит вес ноши, поднимающий не испытывает тяжести; когда дело под силу, то исполняющий его не знает трудностей.

Когда нет ни малого, ни большого, ни длинного, ни короткого, а каждое обретает соответствующее себе, тогда Поднебесная объединяется в одно и никто не стремится превзойти другого. Мудрец соединяет разные способности и использует их. Поэтому нет отвергнутых талантов. Властитель ценит прямоту и высоко ставит верность. Когда верность и прямота занимают высокое место и когда вершат дела, держась прямоты, нет повода для распространения клеветы и порока. Это подобно тому, как круглое и квадратное не покрывают друг друга, а прямое и кривое не совпадают. Так, птицы и звери не могут быть в одной стае-из-за принадлежности к разным родам. Тигры и олени не ходят вместе-из-за того, что не равносильны. Поэтому когда мудрец достигает желаемого и занимает высокое место, то клевета, лесть, лукавство и порок, готовые обрушиться на властителя, становятся подобны воробью, завидевшему ястреба, или мыши, наткнувшейся на лису,-тут уж им не жить.

За что бы ни принимался властитель, он не может не быть осторожен. Когда обязанности возложены на подходящих людей-государство в порядке; высшие и низшие в гармонии, масса слуг близки как родственники, народ (бай син) покорен. Если же обязанности возложены не на подходящих людей, то государство на краю гибели. Высшие и низшие лукавят друг с другом, слуги преисполнены злобы, народ (бай син) в смуте: когда [152] что-то одно свершается недолжным образом, то страдает все целое. Обрести или потерять -это зависит от правителя. Так, отвес устанавливается вверху, и столб подравнивается внизу-не по какой-то иной причине, а благодаря соответствию одного другому. Поэтому когда властитель искренне держится прямого, то вершат дела прямодушные советники, а злодеи покорно смиряются. Если правитель отступает от прямого, то неправедные добиваются желаемого, а преданные поселяются в уединении. Причина того, почему властитель не хватается за нефрит, а берется за тыкву-горлянку, в том, что если и не будет у него нефрита,-в этом нет преступления. Если властитель держится прямого, придерживается ровного, определяя высокое и низкое как по отвесу и уровню, то те слуги, что пришли к нему с недобрыми помыслами, уподобятся яйцу, разбиваемому о камни, огню, заливаемому водой.

[Чуский] Лин-ван любил красавиц с тонкими талиями, и в народе все воздерживались от пищи и добровольно голодали. Юэский ван [Гoy Цзянь] был храбр, и при нем все подвергали себя опасности и соперничали в храбрости, рискуя жизнью. Отсюда видно, что жезл власти способен изменять нравы, менять обычаи. Яо, пока был простым крестьянином, не мог воспитать в духе милосердия и одно селение. А Цзе, заняв престол, смог рассылать приказы, устанавливать запреты. Отсюда ясно, что для управления недостаточно мудрости и достоинств, а сила и власть способны менять обычаи. В «Преданиях» говорится: «Что для меня будет праздником, то и для всего народа послужит опорой» 58 тянуть сзади вола за хвост, скорее хвост оборвется, чем вол сдвинется с места, потому что тянут против движения. А если продернуть ему через нос веточку шелкопряда, то и мальчик всего в пять чи ростом потянет его за собой хоть по всей Поднебесной, потому что это «следование». Так, и весло в семь чи в руках лодочников полезно благодаря воде.

Сын Неба издает приказы, рассылает распоряжения, устанавливает запреты-они сильны своим множеством. Чтобы остановить то, что вредно народу, чтобы дать простор тому, что выгодно народу, он пускает в ход авторитет, уподобляя его силе прорванной плотины, размытой дамбы. Плывя по течению, легко добираешься до места; мчась с попутным ветром, легко покрываешь расстояния. Хуань-гун, взойдя на престол, отказался от питающихся мясом животных, кормящихся зерном птиц, уничтожил сети для животных и птиц-только благодаря этим трем деяниям заслужил благосклонность народа. Чжоу Синь убил Би Ганя 82.

Занятия земледелием изнурительны, ткачество-утомительно. Хотя эти занятия утомительны и изнурительны, люди не бросают их, потому что знают, что они их [170] одевают и кормят. Человеческая природа такова, что не может человек обходиться без одежды и пищи, а основа этого-в земледелии и ткачестве. Известно, что занятия земледелием и ткачеством поначалу трудны, но в конце концов приносят выгоду. Масса глупцов умеет очень мало, а дел, требующих управления, очень много. То, с чем может справиться глупец, незначительно, вот почему глупец является причиной многих несчастий. Умный же все, что необходимо сделать, делает исчерпывающе, с чем необходимо управляться, делает до конца, и потому он является причиной лишь единичных несчастий. Умный сначала противится, а затем соглашается. А глупый сначала наслаждается, а в результате страдает. Что нужно для сегодняшнего успеха? Что нужно для осуществления справедливости завтра? Об этом легко говорить, но трудно действительно знать- что же нужно для осуществления справедливости сегодня и успеха дела назавтра. Спроси слепого музыканта: «На что похоже белое?» Ответит: «На белый шелк». «А черное?» «На тутовую ягоду». А возьмет в руки белое и черное, посмотрит-и не знает где что. Люди распознают белое и черное глазами, рассуждают о них устами. Слепец на словах рассуждает о белом и черном, но не может их знать. Поэтому говорит о них так же, как все, а вот различить как все не может.

Дома проявляем почтительность к родичам, вне дома-преданность господину. Глупые и умные, добродетельные и непочтительные-все знают, что это долг. Но таких, кто бы мог описать, что есть преданность и почтительность, и знать, откуда они возникли, мало. Все сначала обдумывают, можно ли поступить так или иначе, но разница между умным и глупым состоит в том, что один решает правильно, а другой нет. В природе каждого ценить более всего милосердие, считать необходимым ум. Милосердие-основа всего, ум необходим для действия. Эти две вещи составляют корень жизни. Если к ним прибавить такие черты, как храбрость, красноречие, живость нрава, трудолюбие, сметка, бескорыстие, разумность, основательность, то это довершит все множество добродетелей. Если природные данные несовершенны, то они могут быть дополнены искусством (воспитанием), но если нет костяка в виде милосердия и ума, то сколько прекрасных вещей ни добавляй, они только подчеркнут ущербность. Вот почему не знающий, что есть милосердие, а обладающий смелостью и решительностью, чуть что как безумный хватается за меч; если нет ума, а красноречив, как софист, то его несет, как вырвавшегося на свободу скакуна. Хотя и обладает [171] способностями, да они прилагаются не к месту, а только годятся на то, чтобы помогать всякой лжи, приукрашивать неправду. Обилие всякого рода умений в таком случае хуже их отсутствия.

Тому, у кого грубое сердце, не поможет внешняя благоприятная обстановка. Кто от природы глуп, тому бесполезны любые блага. Так, рыба наслаждается, плавая в воде. Когда же прорывается плотина и вода уходит, она становится добычей муравьев. Когда же выстроят дамбу, заделают течь, то рыба снова обретает необходимое дал жизни. Государство также имеет то, благодаря чему существует; люди имеют то, благодаря чему живут. То, благодаря чему существует государство,-это милосердие и долг (справедливость); то, благодаря чему живут люди,-это доброе поведение. Государство, в котором не соблюдается долг (справедливость), хотя и велико, погибнет; человек, поступившийся добром, пусть храбр, непременно будет сокрушен. В государстве, которое управляется хорошо, высшие правят, не дожидаясь подсказки. Ведь родителей почитают, старшего брата и его жену уважают, заслуживают доверия друзей-не дожидаясь приказов. Освободить себя от того, что должен исполнять, и осуждать других за неисполнение-это противоречие.

Ученый муж поселяется в глухом уединении. Желая продвинуться, он прежде всего обращается к себе самому. В продвижении есть свой закон-если не приобретешь доброго имени, не сможешь и продвинуться. В приобретении доброго имени есть свой закон-не пользуешься доверием друзей, не сможешь и продвинуться. В завоевании доверия друзей есть свой закон-в служении родичам не чувствуешь радости, не завоюешь и доверия друзей. В служении родичам есть свой закон-в самосовершенствовании неискренен, не можешь служить и родичам. В искренности есть свой закон-сердце не умеет сосредоточиваться на одном, не сможешь быть и искренним. Закон увидеть легко, да трудно им овладеть, эффективность его налицо, да достичь-то ее нелегко,- потому и не достигают.

Комментарии

1. Т е не нарушает естественного хода событий, не идет против их течения, а только вслед ему.

2. Экран, или щит, сооружался перед воротами дома и, по поверьям, должен был охранять хозяина от злых духов. В царском дворце он стоял у ворот с внешней стороны, в то время как у домов знати-с внутренней стороны, во дворе. Здесь этот обычай толкуется иначе: этим способом государь якобы ограждал себя от суеты.

3. Т. е. в пустоту, в бесформенное.

4. Автор хочет сказать, что в то время все сезоны были уравновешены и в природе царствовала гармония.

5. Страна Спящих ногами вместе (Цзяо чжи)-так древние китайцы называли племена мань, у которых, по преданию, был обычай спать ногами вместе, а головами – врозь. Темная столица (Ю ду)-крайний север. Солнечная долина (Ян гу)-место, откуда восходит солнце.

6. Согласно комментатору-цитата из ханьского списка «Песен».

7. Надо помнить, что всякая абстракция в данном тексте мыслится предметно, так что и дух-это тончайшие частицы шэнь, в которые при определенных условиях могут превращаться частицы цзин, ответственные за сферу ощущений и чувств.

8. Многие категории и просто предметы и вещи возводятся здесь, как некогда в мифологии, к своему родоначальнику, который теперь предстает в виде идеальной родовой сущности, существующей отдельно, но, как показывает и данный фрагмент, управляя сферой своего влияния и контролируя ее.

9. Суньшу Ао-министр в царстве Чу. Ин-столица царства Чу.

10. И Ляо-чусец по прозванию Сюн (Медведь), известный силач. Однажды к нему обратился сын убитого наследника чуского престола Шэн с просьбой помочь убить человека, помешавшего ему отомстить за отца. Но этим человеком был Цзы Си -первый министр соседнего царства У. Вмешательство И Ляо могло повлечь за собой смуту в царстве Чу. Поэтому И Ляо отказался. Когда же ему пригрозили мечом, он не двинулся с места и спокойно играл шариком, катая его на ладони. Ни одно из двух семейств-ни Шэн, ни Цзы Си-не преследовало И Ляо за его отказ.

11. Цзыгун-ученик Конфуция.

12. Цзяньцзы-министр в царстве Цзинь в VI в. до н. э. Гао Яо (ниже)-советник Шуня, создатель закона, учредитель тюрем.

13. Цуй Шу, сановник в царстве Ци в VI в. до н.э., поднял мятеж против гуна Чжуана и убил его.

14. Цин Сян-чуский ван в III в. до н. э., Чжао Ци-чуский сановник.

15. Сюньчан-мера длины, «двойной сюнь», а каждый сюнь равен восьми чи (0,32 м в современном измерении).

16. Юн Цици (Учитель долголетия Юн)-даосский отшельник. О встрече с ним Конфуция рассказывается в «Лецзы» (6; Атеисты…, с. 47). Л. Д. Позднеева перевела это имя-прозвище как «Юн, Открывающий Сроки».

17. Об этом персонаже ничего не известно.

18. Согласно комментатору Ван И, Нин Ци родился в Вэй, будучи простым торговцем, отличался высокой добродетелью. Ночевал как-то вместе с купцами за восточными воротами царства Ци. Циский гун Хуань вышел ночью на прогулку и услышал песню, которую пел Нин Ци. По ней он понял, что Нин Ци-человек необыкновенный, и призвал его к себе на службу.

19. Мастер Сян, согласно комментарию, был главой музыкального ведомства в царстве Лу, на родине Конфуция.

20. Яньлинский Цзицзы, или Яньлинский Учитель Цзи,-младший сын уского вана Юй Мэя (VI в. до н. э.). Отказавшись от престола, стал правителем удела Яньлин. Отсюда его прозвище.

21. Тан-основатель династии Шан (XVIII в. до н. э.). В священной Роще шелковиц Тан молил небеса о ниспослании дождя, говоря: «Если я один совершил преступление, не карай весь народ. Если народ совершил преступление, покарай меня одного».

22. Т. е. были бесстрастны и нелицеприятны.

23. Имеется в виду следование дао.

24. Мо Се-жена знаменитого оружейника Гань Цзяна. Однажды, когда Гань Цзян по приказу правителя царства У принялся за выделку мечей, он никак не мог расплавить металл в печи. В отчаянии он вспомнил, что древние в этих случаях приносили богу огня в жертву женщину. Мо Се решила пожертвовать собой и уже кинулась к печи, как вдруг металл пошел. Таким образом были отлиты, по легенде, два знаменитых в древности меча, названные именами Гань Цзяна и Мо Се. Здесь эта легенда приведена в подтверждение мысли о том, что человеческая воля всесильна. Инь-Ян здесь выступают в несколько мифологизированном виде. Они представлены «разбойниками», вероятно, на основании имеющихся в поэтическом арсенале картин их противоборства и яростной борьбы, следствием которых являются стихийные бедствия. В барабан фугу били при поимке разбойников. Поэтому времена, когда его не было слышно, считались временами мира и спокойствия. Все же смысл фрагмента остается неясным. К сожалению, не помогает его уяснению и вариант этого фрагмента в «Чжуанцзы» (150, Атеисты…, с. 257).

25. Цинь и Чу-два древних китайских царства, соперничавшие в могуществе.

26. Минтяо и Цзяомэн-места последних сражений племени Ся против победивших их шанцев.

27. Гнедой и Луэр- прославленные кони легендарного чжоуского правителя My (Прекрасного), см. также ниже, прим. 34.

28. К сословию ши относились чиновники невысоких рангов, писцы, странствующие учителя мудрости, ораторы и пр.

29. Культ звезды Линсин был установлен Ханями как продолжение древнего культа бога земледелия Хоуцзи. Покойник -главное действующее лицо в обряде жертвоприношений предку («покойнику»), он был живым олицетворением предка на пиру в его честь.

30. Кольцеобразное, круговое вращение есть в «Хуайнаньцзы» синоним вечного движения. См. прим. 13 к гл. 1.

31. Знаменитый в древности силач.

32. См. прим. 7 к гл. 3.

33. …для меня, т. е. для государства; цитата из речи чжоуского Му-вана. См. Книга преданий, гл. «Приказ Люю о наказаниях» // Хрестоматия по истории Древнего Востока. М., 1963. С. 437 (перевод наст. издания незначительно отредактирован).

34. Ци и Цзи-два из восьми легендарных коней чжоуского Му-вана (X в. до н. э.), прославленного своими «кругосветными» путешествиями. В III в. в раскопе был обнаружен текст на бамбуковых планках, на основе которого возникло произведение неизвестного автора того же времени «Жизнеописание Сына Неба My» (известное и под другими названиями), содержащее своеобразный дневник путешествия Му-вана по разным частям страны, к инородцам, к богине запада Сиванму и пр. Частое упоминание этого сюжета в древних источниках говорит о популярности легенд этого цикла.

35. Юй Жан-родом из царства Цзинь, служил родам Чжунхан и Фань, известен как персонаж этого исторического эпизода. Сыма Цянь использовал данный сюжет в главе «Жизнеописания удальцов» (Сыма Цянь. Указ. соч., гл. 86), откуда мы и узнаем подробности. В рассказе Сыма Цяня есть некоторые нюансы-Юй Жан не был в достаточной степени оценен прежними своими патронами и только Чжи-бо сумел увидеть его достоинства. Поэтому он мстил, по Сыма Цяню, не просто за смерть хозяина, а за смерть человека, отнесшегося к нему с уважением. Чжунхан Вэньцзы-цзиньский дафу по имени Сюнь Инь, сын Чжунхан Муцзы (V в. до н. э.).

36. Чжао Сянцзы, т. е. Сянцзы из Чжао,-один из троих (наряду с ханьским Канцзы и вэйским Хуаньцзы) участников борьбы с Чжи-бо (сер. V в. до н. э.). Цзиньян-место южнее нынешнего города Тайюань, пров. Шаньси.

37. Этот момент также изменен: у Сыма Цяня Юй Жан, поднимая руку на победителя, сам шел на смерть. Он изменил внешность для того, говорит Сыма Цянь, чтобы не быть узнанным и спасти своих родных от казни в случае, если бы его имя стало известным.

38. Подробнее о ханьской концепции взаимной благодарности см.: Кроль Ю.Л. Сыма Цянь – историк. М., 1971.

39. Горные пики, расположенные на восточных, западных, северных и южных границах Поднебесной и в его центре, которые непременно объезжали ваны, принося жертвы.

40. Жертвенники, где возносились жертвы главным божествам земледельческих племен-Земле и Зерну. Здесь речь идет о том, что Яо считал своим долгом перед Небом сохранять мир в Поднебесной, как берегут алтари.

41. Т. е. силу берут несправедливость и неправда.

42. Ср. фрагмент из «Изречений» Конфуция: «Цзыгун сказал: «Ошибки правителя видны всем подобно затмению солнца или луны-ведь когда с солнцем или луной что-то происходит, все обращают к ним взоры»» (XIX, 21), то же см. в «Мэнцзы» (Гунсунь Чоу, ч. 2, § 9).

43. Т. е. аконита.

44. …у внутренних ворот, т. е. через женские покои, поскольку они помещались за «внутренними воротами», ..меж западными и восточными углами – т. е. в закоулках коридоров.

45. Звуки «чистые» и «мутные»- модификации тональностей в китайском пентатоническом ряду музыкальных звуков, связанные с двумя первыми членами ряда. «Чистые» звуки отождествлялись с высокими, нежными и мягкими, «мутные»-с низкими, глубокими и грубыми.

46. Самое острие колоска (ср. прим. 176 к гл 3)-это мера длины, десять таких мер образовывали один фэнь (в современном измерении 3,2 мм), цунь состоял из десяти фэней. Форма здесь представляет собой нечто самостоятельно существующее и дающее жизнь всему разнообразию форм, в том числе и солнцу, сама форма может явиться только тогда, когда есть свет, благодаря которому она становится видима, но свет рождается из тьмы. Поскольку тень является частью тьмы, постольку здесь и говорится, что «форма рождается от тени».

47. Эта идея общественного договора будет использована в дальнейшем деятелями китайского Возрождения. См., в частности, отзвуки этой полемики у Лю Цзунъюаня (VIII в.) в его эссе «Слово о Небе» (см. Слово о Небе / Пер. В. Федорука // Проблемы восточной филологии. М., 1979) и «Рассуждение о Небе» // Лю Хэдун цзи. Шанхай, 1958.

48. Цитата из «Изречений» Конфуция (XIII, 6).

49. Гуань Чжун, Янь Ин- прославленные первые министры в царстве Ци. Благодаря мудрости Гуань Чжуна царство Ци достигло подъема в царствование Хуань-гуна (VII в. до н. э.), Янь Ин жил на сто с лишним лет позже и также прославился как мудрый советник царства Ци (VI в. до н. э.). Разбойник Чжи- известный разбойник времен Конфуция (VI-V вв. до н.э.), Чжуан Цяо-полководец чуского Вэй-вана (IV в. до н. э.), отличавшийся разбойным нравом.

50. Цзан Хо-лусец, о котором известно только, что он был плохим возничим.

51. См. прим. 40 к гл. 7.

52. Циньский Му-гун (VII в. до н.э) известен своими походами на запад- к племенам жунов, которых называли также племенами ху (а затем сюнну). Упоминаемый здесь эпизод, по-видимому, относится ко времени этих походов.

53. Цзылу-ученик Конфуция.

54. Шесть искусств-во времена Хань (III в. до н. э.-III в. н. э) название Шестикнижия, или конфуцианского канона «Книга перемен», «Книга обрядов», «Книга музыки», «Книга песен», «Книга преданий», «Весны и осени»,- составлявшего главный образовательный комплекс.

55. Рассказывают, что чуский Чжуан-ван (613-591 до н. э) отправил послов в царство Ци, не спросив разрешения на проход у царства Сун, через которое пролегал их путь. Вэнь Бесстрашный, который был в составе, а может быть, и во главе посольства, заметил вану, что сунцы могут их убить. Чуский ван, однако, успокоил его, сказав, что в таком случае он нападет на Сун. Сунцы действительно, увидев чужих послов на своей земле, восприняли это как пренебрежение к ним и убили Вэня Бесстрашного. Тогда чуский ван немедленно выступил походом на царство Сун.

56. По-видимому, такой наряд считался нарушением придворного этикета.

57. Бэйгунцзы-известный в V-Ш вв. до н. э. храбрец, Куай Гуй прославился в царстве Чжао мастерским владением мечом.

58. Как и упомянутый ранее (на с. 150 наст изд.) У Хо, знаменитый в древности силач.

59. Би Гань-старший дядя (по другой версии-брат) иньского Чжоу, посмевший выразить ему порицание. В ответ Чжоу якобы сказал: «Я слышал, что в сердце мудреца семь отверстий»-и велел вскрыть сердце Би Ганя.

60. Т. е. девять раз был ими признан как глава.

61. Т. е. расставляли утварь для празднества.

62. Т. е. гонги каменные барабаны, дудки и гусли.

63. См. прим. 62 к гл. 3 и прим. 32 к гл. 5.

64. Ши-мера веса. Тридцать цзиней (ок. 600 граммов) составляли цзюнь, а четыре цзюня равнялись одному ши. Ши -также и мера объема для сыпучих тел. My -мера площади, в III в. до н. э так называлось поле в 240 шагов.

65. Здесь в очередной раз можно видеть, что с небом соединялась в сознании авторов функция гармонизации, а с землей-функция обеспечения жизни.

66. См. прим. 71 к гл. 4.

67. Далее упоминаются народные приметы. Считалось, что шакал в десятую луну убивает какого-нибудь зверя и раскладывает его куски по четырем странам света-как бы приносит жертву и что то же самое делает выдра с рыбой в первую луну весны, раскладывая ее около воды.

68. Созвездие Натянутый лук и другие, упомянутые далее, расположены на небесной сфере соответственно в южном, восточном, северном и западном секторах. Они достигают своей кульминации соответственно в третью, четвертую, восьмую и девятую луны. Подробнее см. гл. 3.

69. Ср. нижеследующие характеристики типов личности с характеристиками, данными в конце гл. 5.

70. Гуны-ближайшие родственники царя в царствах Чжоу, цины-высшие сановники царств.

71. В 18-й гл эти слова приписываются Яо (7, 305).

72. Цитата из «Книги песен» (III 1, 2), пер. А.А. Штукина.

73. Царь Воинственный раскрыл царские житницы, чтобы накормить народ. Оленья башня была якобы протяженностью в три китайские мили и высотой более трех тысяч метров, в ней иньский Чжоу хранил свои сокровища. Шан Юн-согласно комментатору, учитель Лаоцзы, живший якобы во времена иньской династии (XVI-XII вв. до н. э.). Лаоцзы, как известно, жил в VI в. до н. э. Возведение его «генеалогии» к Шан Юну связано, по-видимому, с процессом сложения в ханьское время житий первоучителей философских школ. В 10-й гл. прямо говорится: «Лаоцзы учился у Шан Юна: глядя на его язык, понял, что следует беречь мягкое» (наст изд., с. 184). Поясняя это место, комментатор говорит, что Шан Юн показал язык Лаоцзы, и тот понял различие между мягким (язык) и твердым (зубами). В этом рассказе учитель представлен в виде юродивого мудреца, что также типично для даосского жития. Упоминая здесь Шан Юна, автор, конечно, намеренно связывает имя царя Воинственного (конфуцианская традиция) с основателем даосизма Лаоцзы. Цзицзы, согласно комментатору,-сводный брат иньского Чжоу, обращенный им в рабство. По другой версии-его дядя.

74. Знаменитый регент при малолетнем Чэн-ване.

75. О Светлом зале см. подробнее гл. 5 и прим. 9 к с. 87. Светлый зал в представлении древних ассоциировался с определенным образом правления, связываемым со священными именами древнейшей китайской истории (Яо, например), а также с временем правления основателей династии Чжоу (XI-III вв. до н. э.). Из текста следует, что этот храмовый комплекс служил также хранилищем государственных документов.

76. Чэн и Кан-ваны (цари) раннего периода династии Чжоу. Согласно традиции, правили в 827-782 и 781-771 гг. до н. э.

77. Чан Хун-чжоуский дафу, служил Цзин-вану (VI-V вв. до н. э), оказался замешанным в заговоре и был убит Цзин-ваном, стал затем персонажем житийных сказаний, имел прозвище Познавший Великое дао, Конфуций у него учился музыке. Цзяо-маленький город в царстве Цзинь во времена Конфуция. Ту -маленький город в Лу. Вероятно, автор хочет сказать, что Конфуций, сам будучи родом из Лу, бывал в разных царствах и в самых маленьких уголках этих царств.

78. Составление и редакция этой летописи приписываются Конфуцию. Впоследствии она была включена в конфуцианский канон «Пятикнижие», в ханьское время уже воспринималась как назидание Конфуция потомкам. Сыма Цянь (II-I вв. до н. э), в частности, писал: «Действительно, канон «Чуньцю» на первом месте ставит-осветить путь истинных трех древних государей, а на втором-судить историю людей и действий их; указал он (Конфуций – Л. П.) на то, что ему неприемлемо и одиозно, объяснил, где лежит правда и неправда…» (см. Китайская классическая проза.., с 99).

79. В «Изречениях» Конфуций в этом эпизоде говорит: «Царь Просвещенный умер, но разве не я должен продолжить его дело? Если бы Небо желало положить конец просвещению, то разве вручило бы его мне, живущему после? Если же Небо не хочет губить просвещение, то что мне могут сделать куанцы?» (IX, 5).

80. У Ци и Чжан И-известные политические деятели IV в. до н. э. По свидетельству Сыма Цяня, У Ци был заколот копьями в царстве Чу, а Чжан И умер своей смертью в Вэй (Сыма Цянь. Избранное / Пер. В Панасюка. М., 1963. С. 79, 142). Владеющий десятью тысячами колесниц-Сын Неба.

81. Шесть противоречивых вещей-перечисленные основания успеха.

82. Весь пассаж пафосом своим имеет примирение двух правовых норм: судить по совести или по закону. Конфуцианством утверждалось обычное право, легисты стояли за закон, равный для всех. Эта тема была предметом дискуссий на протяжении нескольких столетий в древнем Китае.

 

Текст воспроизведен по изданию: Философы из Хуайнани. Хуайнаньцзы. М. Мысль. 2004

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.