Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ХАНЬ ФЭЙ

ХАНЬ ФЭЙ-ЦЗЫ

ИЗБРАННЫЕ ГЛАВЫ

ИЗ КНИГИ «ХАНЬ ФЭЙ-ЦЗЫ»

Хань Фэй, чье имя носит трактат «Хань Фэй-цзы», был главным систематизатором и, пожалуй, самым талантливым представителем школы законников, или легистов. Известно, что его казнили в 233 году до н. э., когда ему было около пятидесяти лет или, может быть, несколько больше. Во всяком случае, зрелая пора его жизни приходится на середину III века до н. э.

Хань Фэй-цзы — один из очень немногих, если не единственный ученый той эпохи, который был выходцем из среды высшей знати: он имел титул принца царства Хань — одного из самых слабых государств в центральных областях тогдашнего «китайского мира». Экономическая и военная слабость Хань усугублялась внутренними усобицами и недальновидной политикой его правителей, которые, по словам современника, «брали людей на службу, не соображая, кто из них достойный человек, а кто никчемный».

По каким-то причинам — скорее всего, желая набраться мудрости, чтобы быть полезным своей родине, — Хань Фэй-цзы покинул ханьскую столицу и много лет провел в знаменитой академии Цзися в восточном царстве Ци. В ту пору там находился цвет учености со всего Китая. Его учителем был виднейший конфуцианский ученый того времени Сюнь-цзы, а близким товарищем по школе — ученый Ли Сы, прославившийся впоследствии на посту советника правителя царства Цинь и объединителя Китая — Цинь Шихуанди. Хань Фэй был верным сыном своего времени — времени, когда власть имущие в условиях жестокой борьбы за выживание крайне нуждались в профессиональных администраторах, дипломатах и стратегах, набиравшихся из среды свободных ученых. Он мечтал стать спасителем своего отечества, а может быть, и всего мира. Как верный сын своего времени он совершенно разуверился в религии, морали, даже учености и уповал только на силу и трезвый расчет. Но Хань Фэй был также и самым чутким сыном той эпохи — эпохи становления деспотической империи, которой предстояло покончить с прослойкой независимых ученых вместе с их «школами» и «академиями». В ученых книжниках и знатоках церемоний Хань Фэй видит только паразитов, смутьянов и лицемеров. Его интересует лишь одно: как обеспечить наибольшую эффективность безграничной власти государя. Во имя этой власти можно и нужно пожертвовать решительно всем — нравственностью, обычаями, личными чувствами, даже удовольствиями.

Хань Фэй написал книгу о том, как добиться абсолютной власти и удержать ее в своих руках. Книга предназначалась, очевидно, для правителя Хань, но не нашла [127] применения на родине ее автора. Зато она очень понравилась правителю царства Цинь, главному врагу Хань. Циньский царь заявил, что не пожалеет жизни для того, чтобы иметь в своем окружении столь блестящий ум. С помощью Ли Сы его желание исполнилось: Хань Фэй без колебаний принял предложение служить Цинь Шихуанди. Но дружба ученого и тирана, как и следовало предположить, закончилась смертельным исходом для первого. Спустя некоторое время тот же Ли Сы решил избавиться от своего талантливого конкурента и сумел убедить патрона в том, что Хань Фэй непременно будет шпионить в пользу Хань и его лучше убрать. Правитель Цинь поступил в полном соответствии с рекомендациями самого Хань Фэя: он приказал бросить чужеземного советника в тюрьму и казнить. В тюрьме услужливый Ли Сы поднес старому другу яд, уговорив его покончить с собой, чтобы избежать пыток и позорной казни. По преданию, в ту же ночь государь решил освободить Хань Фэя и послал в тюрьму гонца с этим известием, но было уже поздно.

Трактат «Хань Фэй-цзы» состоит из 55 глав, что, по-видимому, соответствует их первоначальному количеству. Он написан простым и ясным, почти лишенным стилистических красот языком. Хань Фэй-цзы не слишком утруждает себя доказательствами: эпоха интеллектуальных исканий была уже позади, все аргументы о путях и способах познания истины исчерпаны: наступало время «наведения порядка». Любимый прием Хань Фэя — ссылка на какой-нибудь исторический пример, к которому прилагается назидательный, часто откровенно циничный вывод. Если бы не претензия на роль серьезного государственного мужа, Хань Фэй-цзы можно было бы счесть рассказчиком скандальных анекдотов. В любом случае главный теоретик легизма слишком разочарован и слишком презирает людей, чтобы любоваться собой и тем более другими. Но он гордится безжалостной трезвостью своего ума и преподносит миру свою жестокую истину не терпящим возражений тоном, не допуская мысли о том, что его взгляды могут быть предвзятыми и противоречивыми. Тем более не думает он о том, какого демона призывает в мир. Его книга отменяет силу убеждений, предоставляя свободу убеждению силой. Из философов прежних времен он почитает только основоположников легизма Шан Яна и Шэнь Бухая (что вполне естественно), а также даосского патриарха Лао-цзы (что уже кажется странным). В трактате «Хань Фэй-цзы» две главы посвящены толкованию изречений из «Дао-Дэ цзина». Их философское содержание заметно отличается от большинства других глав книги, и собственно легистские принципы автора предстают в них в явно смягченном виде. Это обстоятельство логично объяснить, разумеется, особенностями заданной в них темы. Американский исследователь Ч. Хэнсен видит в них плод раннего творчества Хань Фэй-цзы. Китайский ученый Чэнь Цисянь, напротив, считает их позднейшей вставкой, написанной авторами даосско-легистского толка.

В вопросе о подлинности отдельных глав трактата мнения исследователей, как мы только что видели, нередко сильно расходятся между собой. Тем не менее публикуемые ниже главы причисляются современной научной критикой к категории наиболее аутентичных и показательных для характеристики легизма. Правда, некоторые пассажи глав «Путь правителя» и «Почитание власти» лексически и стилистически очень близки главе «Внутреннее делание» из трактата «Гуан-цзы», которая посвящена принципам даосской духовной практики. Нет, однако, никаких оснований считать подобное сходство свидетельством неаутентичности соответствующих фрагментов «Хань Фэй-цзы». То же [128] относится и к главе «Великая цельность», в которой тоже сильны даосские мотивы. Остается фактом, что создатели легистской школы приспособили даосскую терминологию для своих целей.

Современные издания и переводы «Хань Фэй-Цзы»

Фу Угуан, Лай Яньу. Синьи Хань Фэй-цзы (Новое истолкование «Хань Фэй-цзы»). Тайбэй, 1997.

Хань Фэй-цзы цзицзе («Хань Фэй-цзы» со сводом толкований) / Сост. Ван Сяньшэнь // Сер. «Синьбянь чжуцзы цзичэн». Пекин, 1998.

Чэнь Цисянь. Хань Фэй-цзы даоду (Руководство по чтению «Хань Фэй-цзы»). Чэнду, 1990.

Basic Writings of Mo Tzu, Hsun Tzu and Han Fei Tzu / Tr. By Burton Watson. New York: Columbia University Press, 1963.

Хань Фэй-цзы. Избранные главы/ Пер. И. С. Лисевича // Древнекитайская философия. Т. 2. М., 1973.

Исследования

Ван Бонсюн. Хань Фэй-цзы ды чжэсюэ (Философия Хань Фэй-цзы). Тайбэй, 1977.

Яо Чжэньминь. Хань Фэй-цзы тунлунь (Полное рассуждение о Хань Фэй-цзы). Тайбэй, 1978.

Hsiao-po Wang, Leo S. Chang. The Philosophical Foundations of Han Fei's Political Theory. Honolulu: University of Hawaii press, 1986.

Текст воспроизведен по изданию: Искусство управления. М. Аст. 2003

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.