Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

БАНЬ ГУ

ИСТОРИЯ РАННЕЙ ДИНАСТИИ ХАНЬ

ЦЯНЬ ХАНЬ ШУ

Глава 94а. ПОВЕСТВОВАНИЕ О СЮННУ 1

Вначале, после вступления на престол (101 г. до н. э.), шаньюй Цзюйди-хоу, опасаясь неожиданного нападения Хань, возвратил [на родину] всех ханьских послов, не согласившихся перейти на сторону сюнну, в том числе Лу Чун-го 2 и других. При этом Шаньюй говорил: «Я ребенок. Как я могу смотреть на ханьского Сына неба [как на равного]? Ханьский Сын неба в отношении меня почтенный старец».

[В связи с этим] император Хань послал к шаньюю занимавшего должность начальника охранной стражи телохранителей Су У 3 с богатыми подарками. Однако шаньюй вел себя еще более гордо [по сравнению с прежними шаньюями] и держался крайне невежливо вопреки ожиданию Хань.

На следующий год (100 г. до н. э.) По-ну, имевший титул Чжое-хоу 4, сумел бежать и вернуться в Хань.

На следующий год (99 г. до н. э.) император Хань послал [против сюнну] Эршиского военачальника, который выступил из округа Цзюцюань во главе 30 тыс. всадников, напал на правого сянь-вана у горы Тяньшань, убил и взял в плен более десяти тысяч человек, а затем повернул обратно. Сюнну крупными силами окружили Эршиского военачальника, и ему с трудом удалось спастись. Из каждого десятка воинов ханьские войска потеряли убитыми шесть-семь человек.

Император Хань снова послал [против сюнну] Иньюйского военачальника, который, выступив из округа Сихэ, соединился с воеводой стрелков, вооруженных тугими самострелами, у горы Чжоешань, но не захватил никакой добычи. Посланный воевода охранной стражи Ли Лин 5 от [озера] Цзюйянь прошел с пятью тысячами пехотинцев свыше 1000 ли, встретился с шаньюем и вступил с ним в бой. Ли Лин нанес [19] противнику потери, более десяти тысяч убитыми и ранеными, но, израсходовав боевые припасы и продукты питания, хотел возвратиться обратно. Шаньюй окружил [Ли] Лина, и [Ли] Лин сдался сюнну. Только 400 его воинов спаслись и вернулись в Хань. Шаньюй отнесся к Ли Лину с уважением и отдал ему в жены свою дочь.

Через два года (97 г. до н. э.) император Хань послал [против сюнну] Эршиского военачальника, который выступил из округа Шофан во главе 60 тыс. всадников и 70 тыс. пехотинцев. Лу Бо-дэ, воевода стрелков, вооруженных тугими самострелами, возглавив более десяти тысяч всадников, присоединился к Эршискому военачальнику. Военачальник летучих войск [Хань] Юэ во главе 30 тыс. пехотинцев выступил из округа Уюань. [Гунсунь] Ао, занимавший должность Иньюйского военачальника, с 10 тыс. пехотинцев и 30 тыс. всадников выступил из [округа] Яньмынь.

Услышав об этом, сюнну отправили свои семьи и имущество далеко на север от реки Юйушуй, а сам шаньюй стал ожидать противника по главе 100 тыс. всадников к югу от реки, где началось сражение с Эршиским военачальником. Эршиский военачальник после непрерывных боев с шаньюем, длившихся более десяти дней, разделил войска и повернул назад.

Военачальник летучих войск не захватил никакой добычи; Иньюйский военачальник вступил в сражение с левым сянь-ваном, но оно сложилось для него неудачно, и он отвел свои войска.

На следующий год шаньюй Цзюйди-хоу умер, пробыл на престоле пять лет. На престол под именем шаньюя Хулугу вступил его старший сын, занимавший пост левого сянь-вана. Это произошло на 1-м году эры правления Тай-ши (96 г. до н. э.).

Следует сказать, что у Цзюйди-хоу было два сына, из которых старший был левым сянь-ваном, а младший — левым дацзяном. Находясь при смерти, [Цзюйди-хоу] повелел, чтобы на престол возвели левого сянь-вана, но левый сянь-ван не приехал [в ставку]. Высокопоставленные липа, подумав, что он болен, вместо него возвели на престол шаньюя левого дацзяна. Узнав об этом, левый сянь-ван побоялся явиться, но левый дацзян послал за ним гонца и стал предлагать ему престол. Левый сянь-ван отказывался [от престола], ссылаясь на болезнь, однако левый дацзян, не слушая возражений, сказал: «Если, к несчастью, ты умрешь, то престол перейдет ко мне». Согласившись с этим, левый сянь-ван вступил на престол под именем шаньюя Хулугу.

Заняв престол, шаньюй Хулугу объявил левого дацзяна левым сянь-ваном. Несколько лет спустя [левый дацзян] заболел и умер. Его сын Сяньсяньчань не мог быть [20] [преемником престола] вместо отца, а поэтому был объявлен князем Жичжу 6. По своему положению князь Жичжу считался ниже левого сянь-вана, на пост которого шаньюй назначил собственного сына.

Через шесть лет после вступления шаньюя на престол (91 г. до н. э.) сюнну вторглись в округа Шангу и Уюань, перебили и угнали в плен чиновников и народ.

В этом же году 7 сюнну снова вторглись в округа Уюань и Цзюцюань и убили двух окружных воевод.

В связи с этими набегами император Хань направил [против сюнну] Эршиского военачальника из округа Уюань во главе 70 тыс. человек, главного цензора Шанцю Чэна из округа Сихэ во главе более 30 тыс. воинов 8 и Ман Туна, носившего титул Чунхэ-хоу, из округа Цзюцюань во главе 10 тыс. всадников, [который углубился в земли сюнну] более чем на 1000 ли.

Шаньюй, узнав, что крупные силы ханьских войск выступили в поход, отправил все обозы к северу от города Чжаосинь на берега р. Чжицзюй, в то время как левый сянь-ван, принудив свой народ переправиться через р. Юйу, отошел от нее на расстояние 600-700 ли и расположился у горы Доусяньшань. Шаньюй, возглавив отборные войска, оставил слева [реку] Аньхоу и переправился через р. Гуцзюй.

Войска главного цензора дошли до Чжуйсецзина 9, но никого не встретили и повернули назад. [Тогда] сюнну послали дацзяна и Ли Лина 10 для преследования ханьских войск во главе более 30 тыс. всадников, которые настигли их у горы Цзюньцзишань, и там девять дней не прекращались бои. Ханьские войска ворвались в ряды противника и отогнали его, убив и ранив при этом много варваров. Когда они, [отходя на юг}, достигли р. Пуну, варвары, для которых бои окончились неудачей, возвратились обратно.

Войска Чунхэ-хоу достигли гор Тяньшянь. Сюнну выслали дацзяна Яньцзюя, а также правого и левого хучжи-ванов и более 20 тыс. всадников преградить путь ханьским войскам, но посланные, увидев силы ханьских войск, отошли назад, и, таким образом, Чунхэ-хоу ничего не добился, но ничего и не потерял.

Одновременно [император] Хань, опасаясь, что воины [владения] Чэши преградят путь Чунхэ-хоу, послал войска во главе с Кайлин-хоу, которые окружили владение Чэши, захватили его правителя вместе со всем народом и возвратились обратно 11.

Перед выступлением Эршиского военачальника за укрепленную линию сюнну послали правого главного дувэя Вэй Люя и пять тысяч всадников преградить путь ханьским войскам в узком проходе через горы Гоушань в Фуяне. Эршиский военачальник направил против них две тысячи хуских [21] всадников из зависимых владений. В сражении войска варваров были разбиты, рассеяны и потеряли несколько сот человек убитыми и ранеными. После победы ханьские войска преследовали разбитого противника до города Фаньфужэнь 12. Сюнну поспешно бежали, боясь оказать сопротивление.

В это время жена и сыновья Эршиского военачальника были заключены в тюрьму по обвинению в занятии наговорами; услышав об этом, он опечалился и встревожился 13. Ху Я-фу, чиновник его ставки, принимавший участие в походе, чтобы избежать наказания за совершенное преступление, стал убеждать Эршиского военачальника: «Ваша жена и все родственники попали в руки чиновников, и если по возвращении вы придетесь не по душе императору, то отправитесь к ним на свидание в тюрьму, а тогда разве вам представится еще случай увидеть земли к северу от р. Чжицзюй?» 14

Эршиского военачальника охватили сомнения; он решил вторгнуться в земли сюнну и добиться успехов в войне, а поэтому двинулся на север и подошел к р. Чжицзюй. Однако варвары уже ушли оттуда, тогда Эршиский военачальник, приказал хуцзюню во главе 20 тыс. всадников переправиться через р. Чжицзюй.

Однажды [хуцзюнь] встретился с левым сянь-ваном и левым дацзяном, имевшими 20 тыс. всадников, которые начали с ханьскими войсками сражение, продолжавшееся весь день. Ханьские войска убили дацзяна, и варвары потеряли очень много убитыми и ранеными.

Старший делопроизводитель ставки, беседуя с Хуйцзюй-хоу, занимавшим должность цзюэсуй дувэя 15, сказал: «Военачальник замыслил измену, [а пока], стремясь добиться успеха, подвергает войска опасности, боюсь, ему не миновать поражения». Затем они сговорились взять Эршиского военачальника под стражу.

Узнав об этом, Эршиский военачальник отрубил старшему делопроизводителю голову, а потом отвел войска назад к горе Яньжань в Сусеу 16. Шаньюй, зная, что ханьские войска утомлены, во главе 50 тыс. всадников преградил путь Эршискому военачальнику и напал на него. Обе стороны понесли очень большие потери убитыми и ранеными. Ночью [сюнну] выкопали перед ханьскими войсками ров глубиною о несколько чи и внезапно напали на них с тыла. Ханьские войска, пришедшие в полный беспорядок, потерпели поражение, а Эршиский военачальник сдался. Шаньюю давно было известно, что он крупный ханьский военачальник и знатный сановник. Поэтому [он] дал ему в жены свою дочь и относился к нему с большим уважением и благоволением, чем к Вэй Люю.

На следующий год (89 г. до н. э.) шаньюй направил к [императору] Хань посла с письмом, в котором говорилось: [22] «На юге есть великая Хань, а на севере могущественные хусцы, хусцы — любимые Сыны неба, [поэтому] отбросим мелкие правила приличия 17. Ныне я хочу открыть вместе с Хань большие заставы [для торговли], взять в жены дочь из дома Хань, чтобы мне ежегодно посылали 10 тыс. даней рисового вина, 5 тыс. ху проса, 10 тыс. кусков различных шелковых тканей, а также все остальное согласно прежнему договору, в этом случае на границах не будет взаимных грабежей».

[Император] Хань отправил посла с ответом. Так как шаньюй велел приближенным поставить ханьского посла в затруднительное положение, они сказали: «Хань — государство, соблюдающее правила приличия и повеления. Однако Эршиский военачальник рассказал, что бывший наследник престола поднял войска и устроил мятеж 18. Почему бы это?»

Посол ответил: «Правильно, главный помощник императора вел тайную борьбу против наследника престола, поэтому наследник престола поднял войска, чтобы убить главного помощника. Главный помощник оклеветал наследника престола и за это был казнен. Таким образом сын лишь самовольно использовал войска отца, что является небольшим проступком, за него положено лишь наказание батогами. Сравним наследника престола с шаньюем Маодунем, своей рукой убившего отца, занявшего его место и женившегося на мачехах; чьи же поступки более присущи диким птицам и зверям?». Шаньюй задержал посла, и тот смог вернуться обратно только через три года.

После пребывания Эршиского военачальника у сюнну более года Вэй Люю удалось лишить его благосклонности [шаньюя]. Случилось так, что заболела яньчжи — мать шаньюя. По приказу Вэй Люя хуский шаман сказал: «Покойный шаньюй в гневе говорил: «Давно еще хусцы во время жертвоприношения перед походом обещали, что если они захватят Эршиского военачальника, то принесут его в жертву духу земли. Почему же нынче его не приносят в жертву?» После этого Эршиский военачальник был схвачен. Рассерженный Эршиский военачальник крикнул: «После смерти я непременно уничтожу сюнну»». Потом его закололи и принесли в жертву.

В это время начался снегопад, длившийся несколько месяцев подряд, скот падал, среди населения начались болезни, хлеба не вызрели 19; напуганный шаньюй построил молельню для жертвоприношений Эршискому военачальнику.

С гибелью войск под командованием Эршиского военачальника [император] Хань лишился старшего военачальника и нескольких десятков тысяч воинов, а поэтому не посылал больше войск в поход [против сюнну] 20.

Через три года [император] У-ди скончался 21. Перед этим более 20 лет подряд ханьские войска совершали дальние [23] походы, не давая покоя сюнну, из-за чего приплод скота у сюнну погибал еще до рождения, а сами они были крайне утомлены от этих вторжений. Все, начиная от шаньюя, желали заключения договора о мире, основанного на родстве.

По прошествии трех лет шаньюй хотел просить о заключении договора о мире, основанного на родстве, но в это время он заболел и умер.

Следует заметить, что у шаньюя был младший брат от другой матери, занимавший пост левого старшего дувэя. Он обладал мудростью, поэтому сердца народа были устремлены к нему. Яньчжи, мать сына шаньюя, боясь, что шаньюй поставит на престол не сына, а левого старшего дувэя, тайно велела убить последнего. Старший единоутробный брат [убитого] левого старшего дувэя затаил злобу и отказался ездить на собрания в ставку шаньюя.

Заболев и чувствуя приближенно смерти, шаньюй сказал высокопоставленным лицам: «Мой сын [очень] молод и не может править государством, возведите на престол моего младшего брата — правого лули-вана». Однако после смерти шаньюя Вэй Люй и другие в сговоре с чжуаньцзюй яньчжи 22 скрыли его смерть и якобы по приказу шаньюя самовольно заключили с высокопоставленными лицами скрепленную вином клятву: после этого они возвели на престол под именем шаньюя Хуяньти сына покойного, занимавшего пост левого лули-вана. Это произошло на втором году эры правления Ши-юань (85 г. до н. э.). Вступив на престол, шаньюй Хуяньти намекнул в беседе с ханьским послом о желании заключить договор о мире, основанный на родстве.

Левый сянь-ван и правый лули-ван, обманутые в своих надеждах занять престол, стали роптать и хотели увести народ на юг, чтобы затем перейти на сторону Хань. Опасаясь, что одним им не под силу осуществить это, они решили принудить князя Луту перейти одновременно на западе к усуням и договориться с ними о нападении на сюнну.

Князь Луту донес об этом шаньюю; но, когда последний послал людей для расследования, правый лули-ван 23 не только не признал себя виновным, а, наоборот, обвинил в преступлении, которое он хотел совершить, князя Луту; все население страны сочло его несправедливо обиженным.

После случившегося оба вана уехали в свои земли, отказавшись приезжать на собрания в Лунчэне.

Через два года, осенью, сюнну вторглись в округ Дай и убили окружного воеводу.

Шаньюй, недавно вступивший на престол, был [очень] молод, яньчжи — его мать — не отличалась безупречным поведением, в государстве начались распри: поэтому [сюнну] все время ожидали нападения ханьских войск. В связи с этим Вэй Люй посоветовал шаньюю: «Выкопайте колодцы, [24] постройте окруженные стенами города, воздвигните для хранения зерна башни и обороняйте города совместно с циньцами 24; если и придут ханьские войска, они ничего не смогут поделать». Когда было выкопано несколько сот колодцев и срублено несколько тысяч деревьев, кто-то сказал: «Хусцы не могут оборонять города, и мы только подарим зерно Хань». Тогда Вэй Люй прекратил [постройку городов].

Затем [Вэй Люй] посоветовал [шаньюю] вернуть [на родину] Су У, Ма Хуна и других ханьских послов, отказавшихся перейти на сторону сюнну. О Ма Хуне следует сказать, что в прошлом он в качестве помощника сопровождал дворцового советника Ван Чжуна, отправленного послом в западные владения. Сюнну преградили им путь, [Ван] Чжун был убит в сражении, а Ма Хун взят в плен, но так же, [как и Су У], не согласился перейти на сторону сюнну. Сюнну, возвращая этих двух человек, хотели показать свои добрые намерения.

К этому времени шаньюй находился на престоле уже три года.

На следующий год (80 г. до н. э.) сюнну направили из левых и правых земель четыре отряда в 25 тыс. всадников, которые одновременно вторглись в пограничные районы с целью грабежа. Ханьские войска, преследуя их, убили и взяли в плен девять тысяч человек, а также захватили оуто-вана, но [сама] Хань никакого ущерба не понесла. Сюнну, узнав о пленении оуто-вана [воинами] Хань, испугались, думая, что он может указать пути для нападения на них, а поэтому ушли далеко на северо-запад, не смея [больше] искать [для скота] траву и воду на юге, и отправили народ стать лагерем в оуто.

В следующем году (79 г. до н. э.) сюнну снова послали девять тысяч всадников стать лагерем в Шоусянчэне для обороны против Хань, а на севере построили мост через реку Юйу на случай бегства. В это время Вэй Люй уже умер. При жизни Вэй Люй часто говорил о выгодах договора о мире, основанного на родстве, но сюнну не верили ему; после его смерти их войскам несколько раз угрожала опасность, а государство все более беднело.

Младший брат шаньюя, левый лули-ван, вспомнил о словах Вэй Люя, [и шаньюй] хотел заключить договор о мире, основанный на родстве; но, опасаясь, что [император] Хань не даст своего согласия, не решался говорить об этом первым, однако постоянно приказывал своим приближенным намекать об этом ханьским послам. В связи с этим он стал реже совершать грабительские набеги и старался еще лучше принимать ханьских послов, желая постепенно добиться договора о мире, основанного на родстве. [Император] Хань также стремился склонить его к согласию. Через некоторое время левый лули-ван умер. [25]

На следующий год (78 г. до н. э.) шаньюй послал князя Лиу узнать положение на границе, и тот сказал, что [ханьские] гарнизоны в округах Цзюань и Чжанъе очень слабые; если отправить войска и напасть на них, можно надеяться на возвращение этих земель.

В это время ханьцы выведали у перебежчиков о планах сюнну, и Сын неба приказал пограничным властям принять меры предосторожности. Вскоре левый сянь-ван и князь Лиу во главе трех отрядов из четырех тысяч всадников вторглись в уезды Жилэ, Улань и Паньхэ 25. Правитель округа Чжанъе и воевода зависимых владений выслали против сюнну войска, которые нанесли им сильное поражение; лишь несколько сот человек спаслись бегством.

[В связи с победой] император пожаловал Ицзюй-вану — тысячнику зависимых владений, конники которого застрелили из лука князя Лиу, 200 цзиней золота, 200 лошадей и титул князя Лиу, а воевода зависимых владений Го Чжун получил титул Чэнань-хоу. После этого сюнну не осмеливались вторгаться в округ Чжанъе.

На следующий год (73 г. до н. э.) более трех тысяч сюннуских всадников вторглись в округ Уюань, убили и угнали в плен несколько тысяч человек.

Однажды несколько десятков тысяч сюннуских всадников охотились на юге около границы и одновременно нападали на наблюдательные вышки и крепостцы за укрепленной линией и угоняли в плен чиновников и население. Но в это время в ханьских пограничных округах тщательно следили за сигнальными огнями, и нападения на пограничные земли приносили сюнну мало пользы, поэтому они редко нарушали границы.

Новые сюннуские перебежчики в Хань сообщили, что ухуани раскопали могилу покойного шаньюя, и рассерженные сюнну отправили 20 тыс. всадников для нападения на ухуаней.

Старший военачальник Хо Гуан хотел выслать войско, чтобы перехватить сюнну, но, когда он спросил мнение хуцзюнь дувэя Чжао Чун-го, тот нашел, что в последнее время ухуани несколько раз нарушали границы, а поэтому нынешнее нападение сюнну выгодно для Хань. Кроме того, [он считал, что] сюнну стали редко совершать грабительские набеги, на северных границах, к счастью, все спокойно; и теперь, когда варвары нападают друг на друга, высылать войска против сюнну значит вызвать грабителей на ссору [с Хань], а в этом нет необходимости.

Затем Хо Гуан обратился за советом к Фань Мин-ю, занимавшему должность начальника охранной стражи телохранителей. [Фань] Мин-ю сказал, что [на сюнну] следует напасть; его назначили на должность Дуляоского [26] военачальника 26, и он выступил в поход из округа Ляодун во главе 20 тыс. всадников.

Сюнну, узнав о приближении ханьских войск, повернули назад. Кстати говоря, Хо Гуан предупредил Фань Мин-ю о том, чтобы войска не ходили в поход напрасно, если они не успеют перехватить сюнну, то должны напасть на ухуаней. Ухуани в это время только что пострадали от войск сюнну, и [Фань] Мин-ю, не успевший перехватить сюнну, воспользовавшись усталостью ухуаней, напал на них, порубил более шести тысяч человек, обезглавил трех князей к возвратился обратно. [За победу] он получил титул Пинлин-хоу.

После этого напуганные сюнну не осмеливались посылать войска в поход. Давно еще они отправили к усуням посла с требованием выдать им ханьскую принцессу, напали на усуней и захватили местность Чэяньуши. Принцесса, отданная замуж за правителя усуней, прислала [императору Хань] письмо, которое он передал сановникам для обсуждения вопроса об оказании [ей] помощи, но решение так и не было принято.

Когда император Чжао-ди скончался и на престол вступил император Сюань-ди, усуньский гуньми 27 снова прислал императору письмо, в котором говорилось: «Постоянно страдая от нападений и захватов со стороны сюнну, я, гуньми, выражаю желание выставить половину имеющегося в стране войска — 50 тыс. отборных конных воинов — и всеми силами напасть на сюнну, если только Сын неба из жалости вышлет войска для спасения принцессы».

Во 2-м году эры правлении Бэнь-ши (72 г. до н. э.) император Хань набрал в районе Гуандун большое количество отборных легковооруженных воинов, а также зачислил на военную службу из округов и владений чиновников, получавших жалованье 300 даней зерна, которые отличались здоровьем и были искусны в верховой езде и стрельбе из лука.

В поход были посланы: главный цензор Тянь Гуан-мин, назначенный на должность Циляньского военачальника, во главе более 40 тыс. всадников из округа Сихэ; Дуляоский военачальник Фань Мин-ю во главе более 30 тыс. всадников из округа Чжанъе; военачальник передовых войск Хань Цзэн во главе более 30 тыс. всадников из округа Юньчжун; военачальник арьергарда Чжао Чун-го, назначенный на должность Пулэнского военачальника, во главе более 30 тыс. всадников из округа Цзюцюань; Тянь Шунь, начальник округа Юньчжун, назначенный на должность военачальника, «имеющего зубы тигра», во главе более 30 тыс. всадников из округа Уюань. Все пять военачальников имели свыше 100 тыс. всадников и должны были отойти от укрепленной линии более чем на 2000 ли.

Полковник Чан Хуй 28 был послан следить за [27] выступлением войск усуней из Западного края. Гуньми, лично возглавивший войска численностью свыше 50 тыс. всадников, от сихоу 29 и ниже, вторгся [в земли] сюнну с запада; таким образом, вместе с войсками пяти военачальников общая численность войск. [напавших на сюнну], превышала 200 тыс.

Услышав, что ханьские войска выступили в поход крупными силами, сюнну, старые и малые, бежали, угнав далеко скот; поэтому пять военачальников захватили мало добычи.

Дуляоский военачальник, удалившийся от укрепленном линии более чем на 1200 ли, дошел до р. Пулихоу, где порубил и взял в плен свыше 700 человек и захватил более 10 тыс. голов лошадей, крупного рогатого скота и овец.

Военачальник передовых войск, удалившийся от укрепленной линии более чем на 1200 ли, достиг Уюаньи, порубил и взял в плен у горы Хоушань свыше 100 человек и захватил более 2 тыс. голов лошадей, крупного рогатого скота и овен.

Войска Пулэйского военачальника должны были вместе с усунями напасть на сюнну у озера Пулэй, но усуни, прибившие раньше назначенного срока, ушли и поэтому ханьские войска не смогли соединиться с ними. Пулэйский военачальник, удалившийся от укрепленной липки более чем на 1800 ли, направился на запад к горе Хоушань, убивая и захватывая в плен противника. Он захватил свыше 300 человек, в том числе князя Пуиня, исполнявшего обязанности посла шаньюя, а также свыше 7 тыс. голов лошадей, крупного рогатого скота и овец.

Услышав, что варвары уже отошли, все [военачальники] возвратились назад ранее назначенного срока. Сын неба снисходительно отнесся к их проступку, проявил великодушие и не подверг их наказанию.

Циляньский военачальник, удалившийся от укрепленной линии на 1600 ли, подошел к горе Цзисюй, где порубил и взял в плен 19 человек и захватил свыше 100 голов крупного рогатого скота, лошадей и овец. [Там же] он встретился с ханьскими послами Жань Хуном и другими, возвращавшимися от сюнну, которые сказали, что к западу от горы Цзисюй расположились войска варваров. Циляньский военачальник велел Жань Хуну сказать, что варваров нет, [так как он] хотел вернуться с войсками обратно. Гунсунь И-шоу — мелкий чиновник при цензоре — стал убеждать его, что так поступать нельзя, но Циляньский военачальник не послушался и повел войска назад.

Военачальник, «имеющий зубы тигра», удалившись от укрепленной линии более чем на 800 ли, достиг берегов реки Даньюйу, разместил там войска и дальше не пошел. Он порубил и взял в плен более 1900 человек, захватил свыше 10 тыс. голов лошадей, крупного рогатого скота и овец, а затем повел войска обратно. [28]

Поскольку военачальник, «имеющий зубы тигра», вернулся раньше намеченного срока и преувеличил количество захваченной добычи, а Циляньский военачальник, знавший, что впереди варвары, остановился и не пошел вперед, император отдал обоих в распоряжение чиновников, и они покончили жизнь самоубийством.

Гунсунь И-шоу повысили в должности, [его назначили] цензором-окольничим 30.

Полковник Чан Хуй дошел вместе с войсками усуней до ставки правого лули-вана, взял в плен более 39 тыс. человек, в том числе тестя шаньюя, старшую невестку, цзюйцы 31, знаменитых князей, дувэя князя Лиюя, тысячников и военачальников, а также захватил свыше 700 тыс. голов лошадей, крупного рогатого скота, овец, ослов, мулов и верблюдов 32. [Император] Хань пожаловал Чан Хую титул Чанло-хоу. Количество сюннусцев, которые бежали и понесли потери убитыми и ранеными, а также скота, павшего в результате дальних перегонов, невозможно было даже сосчитать; после этого сюнну ослабли и были злы на усуней.

Зимой этого же года шаньюй лично во главе 10 тыс. всадников напал на усуней, захватил большое количество старых и малых и хотел уже возвращаться обратно. В это время пошел сильный снег, причем высота снежного покрова, выпавшего за день, превысила 1 чжан. Люди и скот замерзали от холода, из каждого десятка назад возвратился один человек и уцелела одна голова скота. Пользуясь слабостью сюнну, динлины напали на них с севера, ухуани вторглись в их земли с востока, а усуни — с запада. Эти три владения всего уничтожили десятки тысяч человек, [захватили] несколько десятков тысяч лошадей и очень много рогатого скота и овец. Кроме того, от голода у сюнну умерло из каждого десятка три человека, а из каждого десятка скота пало пять голов. Сюнну совсем обессилели, все зависимые от них владения отложились, и они уже не в состоянии были совершать грабительские набеги.

Тогда [император] Хань отправил более трех тысяч всадников, которые одновременно вторглись в земли сюнну с трех сторон, взяли в плен несколько тысяч человек и возвратились обратно. Однако сюнну не осмеливались отплатить тем же, они еще сильнее, чем прежде, жаждали договора о мире, основанного на родстве, а поэтому на границах происходило мало столкновений.

Шаньюй Хуяньти умер, пробыв на престоле 17 лет. На престол под именем шаньюя Сюйлюйцюаньцзюй вступил его младший брат, занимавший пост левого сянь-вана. Это произошло на 2-м году эры правления Ди-цзе (68 г. до н. э.).

Вступив на престол, шаньюй Сюйлюйцюаньцзюй объявил дочь левого дацзяна старшей яньчжи, а чжуаньцзюй яньчжи, [29] пользовавшуюся благосклонностью прежнего шаньюя. отстранил, чем вызвал недовольство ее отца, занимавшего должность левого старшего цзюйцзюя.

Так как в это время сюнну были не в состоянии совершать набеги на пограничные земли, [император] Хань, чтобы дать отдых народу, убрал гарнизоны из городов, расположенных за укрепленной линией 33. Услышав об этом, шаньюй обрадовался, вызвал высокопоставленных лиц и стал советоваться с ними, как заключить с Хань договор о мире, основанный на родстве.

Левый старший цзюйцзюй, втайне желавший сорвать это дело, сказал: «В прошлом, когда приезжали ханьские послы, за ними следовали войска. Ныне по примеру династии Хань нам также следует выслать войска, отправив перед этим послов»; затем он попросил разрешить ему и князю Хулуцзы с 10 тыс. всадников у каждого поохотиться на юге вблизи укрепленной линии, а затем соединиться и вторгнуться [в ханьские земли].

Они еще не достигли [укрепленной линии], как три всадника перебежали на сторону Хань и рассказали, что сюнну готовятся к набегу. В связи с этим Сын неба приказал выслать пограничную конницу и расположить ее в стратегически важных пунктах, а четырем лицам, в том числе Чжи-чжуну, инспектору войск старшего военачальника, выступить с тремя отрядами из пяти тысяч всадников за укрепленную линию. Каждый из них прошел несколько сот ли. захватил в плен несколько десятков варваров и возвратился обратно.

Сюнну после бегства трех всадников побоялись вторгнуться [в Хань] и ушли обратно.

В том году в землях сюнну был голод, от него из каждого десятка населения умерло шесть-семь человек, а из каждого десятка скота пало шесть-семь голов. Учитывая бедственное положение, они в качестве меры предосторожности против Хань дополнительно выставили два лагеря по 10 тыс. всадников в каждом.

В том же году, осенью, покоренное в прошлом сюнну и жившее на левых землях [племя] сижу, насчитывавшее несколько тысяч человек, во главе с вождем во время перегонки скота ввязалось в сражение с оуто, понесло очень большие потери убитыми и ранеными, затем направилось на юг и изъявило покорность Хань.

В следующем году (67 г. до н. э.) города Западного края напали соединенными силами на сюнну, заняли владение Чэши, захватили в плен его правителя и народ, после чего ушли обратно. Шаньюй поставил правителем [владения] Чэши Доумо — брата [плененного] правителя Чэши, который собрал оставшийся народ и переселился на восток, опасаясь [30] оставаться на прежних землях; между тем [император] Хань отправил дополнительно пахотных поселенцев для обработки чэшиских земель с целью их заселения.

На следующий год (66 г. до н. э.) сюнну, обиженные на различные владения за то, что они соединенными силами напали на Чэши, желая оказать давление на усуней и [владения] Западного края, послали левого и правого дацзянов и с каждым более десяти тысяч всадников, чтобы они стали гарнизонами и занимались обработкой нолей в правых землях.

Через два года сюнну послали левого и правого юйцзяня во главе шести тысяч всадников каждого, которые совместно с левым дацзяном два раза нападали на ханьцев, живших в городе Чэшичэн и занимавшихся обработкой полей, но не смогли взять города 34.

В следующем году (61 г. до н. э.) в связи с тем что в течение последних трех лет динлины совершали набеги на сюнну, во время которых убили и захватили в плен несколько тысяч человек и угнали лошадей, сюнну отправили против них более 10 тыс. всадников, но ничего не добились.

На следующий год (60 г. до н. э.) шаньюй со 100 тыс. всадников охотился вблизи укрепленной линии и хотел вторгнуться в пограничные земли для грабежа. Он еще не достиг [границы], как один человек из его народа по имени Тичу-цзюйтан перебежал на сторону Хань и сообщил о намерениях [шаньюя]. [Император] Хань пожаловал ему титул Яньбин лусилу-хоу и приказал Чжао Чун-го, занимавшему должность военачальника арьергарда, взять более 10 тыс. всадников и расположиться в девяти пограничных округах 35 на случай вторжения варваров.

Прошло более месяца, и шаньюй заболел кровохарканьем. Не осмеливаясь вторгаться [в ханьские земли], он возвратился обратно; после этого [ханьские] войска были отозваны назад.

Затем [шаньюй] отправил в Хань Дулихуцы, носившего титул ти-вана, и других просить договора о мире, основанного на родстве, но еще до получения ответа шаньюй умер. Это произошло на 2-м году эры правления Шэньцзюе.

Шаньюй Сюйлюйцюаньцзюй умер, пробыв на престоле девять лет. После того как он занял престол и отстранил чжуаньцзюй яньчжи, она иступила в тайную связь с правым сянь-ваном. Когда правый сянь-ван, присутствовавший на собрании в Лунчэне, уезжал, чжуаньцзюй яньчжи сказала, что шаньюй опасно болен и ему не следует уезжать далеко. Через несколько дней шаньюй умер. Синвэйян, носивший титул князя Хэсу, разослал гонцов собрать князей, но они еще не явились, как чжуаньцзюй яньчжи, сговорившись со своим младшим братом Дулунци, занимавшим пост левого старшего [31] цзюйцзюя, возвела на престол под именем шаньюя Уяньцзюйди правого сянь-вана, носившего имя Тучитан.

Шаньюй Уяньцзюйди получил пост правого сянь-вана по наследству от своего отца и был правнуком шаньюя Увэя.

После вступления на престол шаньюй Уяньцзюйди также стремился возобновить договор о мире, основанный на родстве, а поэтому отправил с дарами к [императору] Хань своего младшего брата Шэнчжи, носившего титул князя Инь-цюжо 36.

Вступив на престол, шаньюй вел себя жестоко и зло. Он убил всех знатных лиц, стоявших у власти при шаньюе Сюйлюйцюаньцзюе, в том числе Синвэняна, назначив ведать делами Дулунци — младшего брата чжуньцзюй яньчжи. Кроме того, он отстранил всех сыновей, младших братьев и близких родственников шаньюя Сюйлюйцюаньцзюя, поставив на их место своих сыновей и младших братьев.

Цзихоусянь — сын шаньюя Сюйлюйцюаньцзюя, не сумевший занять престол, бежал к Учаньму, отцу его жены.

Учаньму первоначально [был правителем] небольшого владения, лежавшего между [землями] усуней и [владением] Канцзюй. Ом. неоднократно подвергался нападениям и притеснениям [соседей], а поэтому во главе своего народа, нескольких тысяч человек, перешел на сторону сюнну. Шаньюй Хулугу дал ему в жены старшую сестру сына своего младшего брата, носившего титул жичжу-вана, приказал [по-прежнему] управлять его народом и жить на западных землях.

Жичжу-ван носил имя Сяньсяньшань. Его отец, занимавший пост левого сянь-вана, должен был стать шаньюем, но уступил престол шаньюю Хулугу, а шаньюй Хулугу обещал возвести его на престол [после своей смерти]. В связи с этим все жители страны говорили, что жичжу-ван должен стать шаньюем.

Жичжу-ван давно враждовал с шаньюем Уяньцзюйди, а поэтому во главе своего войска в несколько десятков тысяч всадников перешел на сторону Хань. [Император] Хань пожаловал жичжу-вану титул Гуйдэ-хоу, после чего шаньюй поставил на место жичжу-вана своего старшего двоюродного брата Босюнтана.

На следующий год (59 г. до н. э.) шаньюй убил двух младших братьев Сяньсяньшаня. Учаньму просил за них, но шаньюй не послушался и тем вызвал в нем злобу. После этого умер левый князь [племени] юйцзянь. Шаньюй сам назначил на место князя [племени] юйцзянь своего малолетнего сына, оставив его в своей ставке. Знатные лица [племени] юйцзянь с общего согласия поставили князем сына покойного князя юйцзянь и вместе с ним переселились на восток. Шаньюй отправил против них правого чэнсяна 37, с 10 тыс. [32] всадников, но он, потеряв несколько тысяч человек, не добился победы.

В течение двух лет шаньюй находился на престоле и творил насилия и убийства, в связи с этим в государстве возникло недовольство. Когда же наследник престола, левый сянь-ван, несколько раз оклеветал знатных лиц левых земель, все знатные лица левых земель возроптали.

В следующем году (58 г. до н. э.) ухуани напали на [владения] князя Гуси, расположенного на восточных окраинах сюннуских земель, и захватили много народа, что разгневало шаньюя. Напуганный князь Гуси вместе с Учаньму и знатными лицами левых земель возвел на престол под именем шаньюя Хуханье Цзихоусяня, а затем отправил из восточных земель 40 или 50 тыс. воинов, которые выступили на запад и напали на шаньюя Уяньцзюйди и дошли до местности к северу от реки Гуцзюйшуй.

Еще до начала сражения войска шаньюя Уяньцзяюйди обратились в бегство, в связи с этим он послал гонца к своему младшему брату, занимавшему пост правого сянь-вана, сказать: «Сюнну, объединившись, напали на меня, не согласишься ли ты прислать мне на помощь войска?». Правый сянь-ван ответил: «Ты не любил людей, убивал братьев и знатных, так умри [теперь] сам [там], где находишься, а меня не впутывай в грязное дело». Разгневанный шаньюй покончил жизнь самоубийством.

Левый старший цзюйцзюй Дулунци бежал к правому сянь-вану, а его народ весь перешел на сторону шаньюя Хуханье. Это произошло на 4-м году эры правления Шэнь-цзюе (58 г. до н. э.).

Шаньюй Уяньцзюйди погиб на 3-м году правления.

Комментарии

1. Как уже отмечалось в первом выпуски «Материалов по истории «сюнну» (см. перевод: Сыма Цянь. Исторические записки, прим. 209), знаменитый труд Сыма Цяня заканчивается правлением Тай-чу (104-101 гг. до н. э.) и описание более поздних событий, связанных с историей сюнну, сделано другими авторами, допустившими значительное количество фактических ошибок. Эти ошибки исправлены Бань Гу, поэтому перевод материалов из «Хань-шу» начинается со 101 г. до н. э., когда на престол сюннуской державы вступил шаньюй Цзюйди-хоу.

2. Лу Чун-го (1) (Цифра в скобках означает порядковый номер в указателе иероглифов.). См.: «Материалы...», стр. 58.

3. Су У (2). См. приложение I: «Жизнеописание Су Цзяня» в настоящем издании.

4. По-ну (3). См.: «Материалы...», стр. 59.

5. Ли Лин (4). См. приложение II: «Жизнеописание Ли Лина» в настоящем издании.

6. Князь Жичжу (5) — скорее всего транскрипция сюннуского слова, но китайский историк Ху Сань-син, исходя из значения иероглифов жи — солнце и чжу — догонять, преследовать, предлагает значение — князь, догоняемым солнцем. Это значение он объясняет несколько искусственно: земли князя Жичжу находились на западе и солнце, восходящее на востоке, в своем движении на запад, как бы догоняло жившего там князя (ЦЧТЦ, гл. 22. стр. 722).

7. Судя по 6-й главе. «Хань-шу» («Записи о деяниях императора У-ди»), сюнну вторглись в округа Уюань и Цзюцюань не в 91, а в 90 г. до н. э. (ХШ. гл. 6. л. 30а). Это дало комментаторам возможность утверждать, что в данном тексте допущена ошибка и вместо иероглифов цинянь (6) — в этом же году, должно быть циминнянь (7) — в следующем году (ХШБЧ. стр. 5339; ХШКГ, стр. 585).

8. В 6-й главе «Хань-шу» численность войск Шанцю Чана определяется в 20 тыс. (ХШ, гл. 6. л. 30б).

9. Иероглифы Чжуйсецзин (8) в этой фразе (9) имеют различные толкования. Янь Ши-гу приравнивает знаки сецзин (10) к цзидао (11) — «ближайший путь», «кратчайшая дорога», а чжуй (12) берет в обычном значении — «догонять, преследовать» (ХШ, гл. 94а, л. 28б, прим.). Если принять это толкование, перевод должен быть — «войска главного цензора дошли, преследовали [противника] по кратчайшим дорогам, но, никого не встретив, повернули назад».

Более удачно толкование Ван Нянь-суня, который принимает знаки Чжуйсецзин за название места. Это подтверждается тем, что конструкция рассматриваемой фразы аналогична конструкции следующего абзаца, посвященного действиям Чунхэ-хоу: «Чунхэ-хоу цзюнь чжи Тяньшань» (13) — «Войска Чунхэ-хоу дошли до гор Тяньшань». Поэтому знаки Чжуйсецзин, так же как и иероглифы Тяньшань, должны обозначать название места. Кроме того, трудно представить, чтобы историк мог в нарушение твердо выработанного стиля написать просто «дошли» без указания достигнутого пункта (ХШБЧ, стр. 5340). Точка зрения Ван Нянь-суня поддерживается Ли Цзы-мином (ЛГЧХ, стр. 201, прим. 107).

10. Перевод главы «Жизнеописание Ли Лина» дается в приложении II. В ней нет указаний на то, что Ли Лин командовал войсками сюнну, сражавшимися против династии Хань. В связи с этим Ли Цзы-мин высказывает предположение о возможной ошибке в данном тексте (ЛГЧХ, стр.201, прим. 108).

11. Кайлин-хоу (14) — титул, который император У-ди пожаловал в 99 г. до н. э. перешедшему на его сторону сюннускому князю Цзехэ-вану (15). Как указано в кратком «Повествовании о владении Чэши», войска Ман Туна двигались по дороге, проходившей к северу от владения Чэши, враждебного Хань. В связи с этим У-ди приказал Кайлин-хоу в походе против Чэши возглавить войска шести владений Западного края, в том числе Лоулань (16), Вэйли (17) и Вэйсюй (18). В результате нападения правитель владения Чэши признал зависимость от династии Хань (ХШ, гл. 96б, л. 18а), что передано в данном тексте иероглифом дэ (19) приобрел.

12. Фаньфужэнь (20) — букв. «город супруги Фаня». По объяснению Ин Шао был достроен ханьским военачальником Фанем. После смерти Фаня городом управляла его супруга, отчего он и получил такое название (XIII. гл. 94а. л. 29а, прим.). Как утверждает Шэнь Цинь-хань (21), ссылаясь на сочинение Итунчжи (22), город находился на территории Халхи (ЛГЧХ, стр. 202. прим. 110).

13. Перед выступлением Эршиского военачальника в поход главный помощник императора Лю Цюй-мао совершил вместе с ним жертвоприношение, молясь об успехе предстоящих военных действий. Эршиский военачальник просил также Лю Цюй-мао помочь объявить Чанъи-вана (23) наследником престола. Чанъи-ван был сыном императорской наложницы Ли Фу-жэнь (24), младшей сестры Эршиского военачальника. Поскольку дочь последнего была замужем за сыном Лю Цюй-мао, они сумели быстро найти общий язык.

Вскоре мосле того как Эршиский военачальник выступил в поход, вспыхнула смута, известная в истории под названием «смуты, вызванной шаманскими наговорами». См. перевод: Сыма Цянь, Исторические записки, гл. 111, прим. 45, — в кн.: «Материалы...».

Воспользовавшись общим замешательством, Го Жан (25), мелкий чиновник в приказе императорской казны, донес на Лю Цюй-мао и его жену, что они занимались наговорами с целью извести императора. Вместе с Эршиским военачальником Го Жан совершил жертвоприношение и просил о даровании престола Чанъи-вану. По доносу Лю Цюй-мао был казнен вместе с семьей, а жена и дети Эршиского военачальника брошены в тюрьму (ХШ, гл. 66, лл. 5а, 5б).

14. По объяснению Жу Чуня, Ху Я-фу намекал, что по возвращении из похода Эршиского военачальника ожидает .казнь и ему уже не представится случай сдаться сюнну (ХШ, гл. 94а, л.29а, прим.).

15. Хуйцзюй-хоу (26) — титул, который император У-ди пожаловал сюннускому перебежчику полковнику Пумину (27) за участие в походах Хо Цюй-бина. После смерти Пумина титул перешел по наследству к его сыну Лэйдяню (28), о котором и идет речь в данном тексте (ХШ, гл. 17, л. 4б).

Цзюэсуй дувэй (29) — термин, отсутствующий в китайской номенклатуре чипов. Цзинь Шао принимает его за название должности у сюнну ('ХШ, гл. 94а, л.29а).

В Таблице заслуженных чиновников упоминается, что Лэйдянь занимал должность воеводы зависимых владений в округе Уюань (30) (XIII, гл. 17. л. 4б). Возможно, цзюэсуй дувэй является комбинацией китайского слова дувэй — воевода и сюннуского слова, переданного транскрипцией, цзюэсуй. Реальность такого словообразования подтверждается, например, термином туци-ван, составленного из сюннуского слова туци — мудрый и китайского ван — князь.

16. Яньжань (31), по-видимому, одна из гор Хангайского нагорья в центральной части Монгольской Народной Республики. Неоднократно упоминается в источниках. В 89 г., в правление Поздней династии Хань, военачальник Доу Синь выступил в поход против северных сюнну из округа Шофан. Проделав более 3 тыс. ли, он поднялся на эту гору и установил на ее вершине каменный памятник с надписью, восхвалявшей величие и добродетели ханьской династии (ХХШ, гл. 23, л. 22а).

В 429 г. северовэйский император Тай-у во время войны с жоужуанями остановился на р. Туюаньшуй (32), находившейся на расстоянии 3700 ли от Пинчэна (33) (вблизи совр. города Датун в пров. Шаньси). Отсюда он разослал в разные концы войска, которые на востоке дотла до Ханьхая, на запале — до р. Чжанъешуй, на севере перешли горы Яньжань (ВШ, гл. 103. л. 7а).

17. Письмо шаньюя Хулугу, содержание которого, по выражению современного китайского исследователя Цзи Юна, является «сплошным вымогательством» (ХДФЧ. стр. 42), резко отличается по тону и форме от писем, прежде посылаемых шаньюями ханьским императорам. Раньше письма начинались словами: «Небом и землей рожденный, солнцем и луной поставленный великий шаньюй сюнну почтительно спрашивает о здоровье ханьского императора», затем шло перечисление отправляемых подарков и излагалось содержание письма (см. перевод: Сыма Цянь. Исторические записки, гл. 110. — в кн.: «Материалы...», стр. 45). Теперь Хулугу полностью пренебрег принятой формой дипломатической переписки. Уничтожение китайской армии позволило ему отказаться от «мелких правил приличия» и без лишних слов диктовать свои условия, содержавшие требование увеличить количество подарков и открыть пограничные пропускные пункты для торговли.

18. См. перевод: Сыма Цянь, Исторические записки, гл. 111, прим. 45, — в кн.: «Материалы...».

19. Янь Ши-гу счел нужным обратить внимание на слова «хлеба не вызрели» и отметить, что хотя на севере рано наступают морозы, тем не менее и там сеяли различные виды проса (ХШ. гл. 94а, л. 30б).

В источниках неоднократно упоминается о существования земледелия у сюнну. Например, в 119 г. до н. э. ханьский полководец Вэй Цин захватал в г. Чжаосиньчэн запасы зерна, которыми накормил войско. Зерна оказалось так много, что перед выступлением в обратный путь Вэй Цин сжег «имевшиеся в городе остатки зерна» (см. перевод: Сыма Цянь, Исторические записки, гл. «Жизнеописание Вэй Цина». — в кн.: «Материалы...», стр. 91).

Вэй Люй для более успешной борьбы с династией Хань советовал шаньюю: «Выкопайте колодцы, постройте окруженные стенами города, воздвигните для хранения зерна башни и обороняйте города совместно с циньцами (см. перевод: Бань Гу, История династии Хань, гл. 94а, — в кн.: «Материалы...»).

По свидетельству легочников, наличие земледелия у сюнну бесспорно, однако отсутствуют данные о том, кто занимался обработкой полей — сами сюнну или захваченные в плен китайцы.

20. См. приложение III в настоящем издании.

21. У-ди умер на втором году эры правления Хоу-юань (87 г. до н. э.), т. е. через два года после последней даты, упоминавшейся выше в тексте. Отсюда срок в три года исчислен Бань Гу с момента капитуляции Эршиского военачальника в 90 г. до н. э. (ХШБЧ. стр. 5342).

22. Чжуаньцзюй яньчжи (34). Ху Сань-син считает, что так называли главную жену шаньюя, стоявшую по положению выше старшей жены (35) (ЦЧТЦ,стр.807).

23. В «Хань-шу» явная описка, вместо правого лули-вана, не сумевшего занять престол, указан левый лули-ван, незаконно ставший шаньюем.

24. Циньцами, по названию династии Цинь, сюнну обозначали живших среди них китайцев. Неоднократно встречается в источниках эпохи Хань. Свидетельством тому является, в частности. донесение, полученное императором У-ди и ошибочно истолкованное сановниками. В донесении говорилось: «Сюнну связывают передние и задние ноги лошадям, кладут их у [Великой] стены, подскакивают на коне и кричат: «Циньцы, я дарю вам лошадь»» КХШ. гл. 96б, л. 11б). В источнике содержится и такой эпизод. В 102 г. до н. э. Ли Гуанли осадил столицу владения Давань. Вскоре осада была снята, потому что он услышал: «Находящиеся в городе недавно приобретенные циньцы умеют рыть колодцы» (ШЦ, гл. 123, л. 19б). Сыма Гуан, описывая это же событие, заменяет «циньцев» на «ханьцев» (ЦЧТЦ, т. 2, стр. 706).

Однако вопреки достаточно достоверным свидетельствам источников о значения термина «циньцы» Л. Н. Гумилев подразумевает под этим термином либо римлян, либо греков и делает далеко идущие выводы о столкновении Эллады и Китая (Л. Н. Гумилев, Хунну, стр. 131).

25. Жилэ (36), Улань (37) и Паньхэ (38) — названия уездов, учрежденных при династии Хань, на территории округа Чжанъе. Главные города этих уездов находились: в Жилэ — к юго-востоку от уездного города Шаньлэнь (39) в пров. Ганьсу (ЧЛДЦ. стр. 413): в Улань — к северо-западу от городя Шаньдань (там же, стр. 282); в Паньхэ — к западу от совр. уездного города Юнчан (40) в пров. Ганьсу (там же, стр. 677).

26. Дуляоский военачальник (41) — название образовано двумя понятиями, означавшими «переправиться через реку Ляошуй» (42) (ХШ, гл. 7. л. 7б. прим.).

27. Гуньми (43) — титул правителя усуней.

28. Полковник Чан Хуй — см. приложение IV настоящего издания.

29. Сихоу (44) — название должности у усуней.

30. Цензор-окольничий (45) — подчинялся главному цензору. Цензоров-окольничих насчитывалось 15, их обязанность заключались в приеме докладов от сановников, рекомендации или отклонении официальных документов (ХШ, гл. 19а, л. 4а).

31. Цзюйци (46) — сюннуское слово, означающее, по объяснению комментаторов, «принцесса». В. А. Попов отождествляет его с тюркским «кыз» или «кыс» — девица, дочь — и считает, что это слово наиболее характерно для языка сюнну (КИНСА, стр. 7-20).

32. Японский учений Эгами Намио на основании количества трофеев сделал попытку определить количество скота у сюнну на душу населения. Он обратил внимание на соотношение между количеством пленных и количеством скота, захваченных ханьскими военачальниками, а именно: Фань Мин-ю — 10 000: 700 = 15; Хань Цзэн — 2000 : 100 = 20; Чжао Чун-го — 7000 : 300 = 23; Тянь Гуан-лин-100 : 19 = 5; Тянь Шунь — 70 000 : 1900 = 36; Чан Хуй — 700 000: 30 000 = 18. Эгами Намио отбрасывает две величины: 35, поскольку о Тянь Шуне в Хань-шу сказано, что он «преувеличил количество захваченной добычи», и вторую, 5, как не показательную, а полученную на основе небольших чисел. Остаются четыре величины — 23, 20, 18 и 15, дающие в среднем на душу населения 10 голов скота.

Для сравнения Эгами Намио приводит статистические данные по различным районам Монголии, относящиеся к новейшему времени. Судя по материалам И. Майского, в 1918 г. в Монголии на душу населения приходилось 17,3 головы всех видов домашнего скота. (При цитировании И. .Майского Эгами Намио допускает ошибку, которая нами исправлена.) Обследование, произведенное штабом японской армии в Уланцабском сейме в период антияпонской войны, дало на душу 14,65 головы, а по шести хошунам Чахара — 19,6 головы.

Из расчетов следует вывод, что кочевники, жившие на просторах Монголии две тысячи лет назад, были обеспечены скотом приблизительно так же, как и в новейшее время. Однако, по-видимому, прав И. Майский, сделавший замечание: «Я не решаюсь высказать вполне категорического мнения, ибо в подтверждение его невозможно привести какие-либо достоверные статистические данные, но общее впечатление мое таково, что при системе первобытного скотоводства Автономная Монголия не в состоянии прокормить количество скота, значительно превышающее его теперешнее число. Быть может, при строгой экономии ее травяных ресурсов хватило бы для полуторного против нынешнего количества скота, но не больше» (И. Майский, Современная Монголия, стр. 134).

33. Имеются в виду города-крепости, построенные китайцами за Великой стеной, например Шоусянчэн (47), Чжэлучжан (48) и др. (ХШ. гл. 94а. л. 36а, прим. о Янь Ши-гу).

34. Из-за набегов сюнну на пахотных поселенцев владения Чэши император Сюань-ди хотел направить против них войска, но затем отказался от этого намерения, о чем говорится в «Жизнеописании Вэй Сяна»:

«В эру правления Юань-кан (65-62 г. до н. э.) сюнну направили войска против ханьских пахотных поселенцев в Чэши, но они не смогли ваять города. Император стал совещаться с военачальником арьергарда Чжао Чун-го и другими, которые хотели, пользуясь слабостью сюнну, выслать войска для нападения на их правые земли, чтобы сюнну не смели больше тревожить Западный край.

[Вэй] Сян представил доклад, в котором убеждал императора не делать этого: “Я слышал, когда подавляются смуты и истребляются неистовствующие, это называется справедливой войной, и тот, кто сражается во имя справедливости, становится ваном; когда противник нападает на вас и вынуждает взяться за оружие, это называется ответной войной, и тот, кто ведет ответную войну, побеждает; когда спорят из-за пустяков, соревнуясь в гневе, и не могут сдержать ярости, это называется войной, вызванной гневом, и тот, кто начинает войну, вызванную гневом, терпит неудачу; когда ищут выгоду в богатствах чужой земли, это называется войной, вызванной алчностью, и тот, кто сражается во имя алчности, терпит поражение; когда, полагаясь на обширность государства и преувеличивая численность своего народа, хотят показать противнику свою мощь, это называется войной, вызванной гордостью, и тот, кто сражается во имя гордости, погибает.

Эти пять видов войн не только связаны с поступками людей, но и определены законами Неба.

В последнее время сюнну проявляли добрые намерения, они возвратили обратно захваченных ханьцев, не нападали на пограничные районы, и то, что они оспаривают пахотные поселения в Чэши, не заслуживает внимания.

Ныне я слышал, что все военачальники хотят двинуть войска и вторгнуться в эти земли, но я, по своему глупому разумению, не знаю, как назвать эту войну. Ныне [люди] пограничных округов изнурены и устали, отцы и дети носят там одну и ту же шубу из собачины или овчины, едят семена сорных трав, живут в постоянном страхе за свою жизнь, и военные действия явятся для них бедствием.

Когда говорят: «после войны всегда бывают неурожайные годы», имеют в виду, что народ чувством печали нарушает гармонию между положительным и отрицательным началами в природе. Даже если выступившие в поход войска и одержат победу, впереди нас ждет печаль, поэтому я опасаюсь, что с этого похода начнутся перемены, сулящие бедствия.

Сейчас очень часто начальники округов и правители во владениях выбираются на должности ненадлежащим путем, нравы сильно понизились, постоянно происходят наводнения и засухи. Согласно отчета за этот год, оказалось, что произошло 222 случая, когда сыновья или младшие братья убивали отцов или старших братьев, а жены убивали мужей, что, по моему глупому разумению, нельзя считать мелкими происшествиями. Однако это не печалит ваших приближенных, которые хотят отправить войска, чтобы отмстить далеким варварам за вспышку гнева у вас, и таким образом складывается положение, о котором Конфуций сказал: «Я боюсь, что заботы Цзи-суня вызваны не владением Чжуаньюй, а связаны с положением при его дворе». Прошу Ваше Величество подробно обсудить этот вопрос с Пинчан-хоу, Лэчан-хоу, Пинэнь-хоу и другими сведущими лицами и после этого принять решение".

Император, последовав совету [Вэй] Сяна, отменил поход» (ХШ. гл. 74. лл. 3а. 4а).

35. Имеются в виду девять пограничных округов: Уюань, Шофан, Юньчжун, Дайцзюнь, Яньмынь, Динсян, Бэйпин, Шангу и Юйян (ХШ, гл. 69. л. 1б).

36. В «Записях о деяниях императора Сюань-ди» сказало, что Шэнчжи носил титул князя Хулюжо (49).

37. Чэнсян (50) — название должности в Китае, означавшей главного помощника императора. Применительно к сюнну встречается всего лишь один раз в данном тексте.

Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории сюнну (по китайским источникам). Вып. 2. М. Наука. 1973

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.