Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

БИЧУРИН Н. Я. [ИАКИНФ]

СОБРАНИЕ СВЕДЕНИЙ О НАРОДАХ,

ОБИТАВШИХ В СРЕДНЕЙ АЗИИ

В ДРЕВНИЕ ВРЕМЕНА

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

[МАНЧЖУРИЯ, КОРЕЯ И ЯПОНИЯ]

ОТДЕЛЕНИЕ VII

ПОВЕСТВОВАНИЯ О ВОСТОЧНЫХ ИНОЗЕМЦАХ

Сие отделение извлечено из истории династии Тхан.

[Таншу, гл. 219]

I. Гаоли. Дом Гаоли собственно есть отдельная отрасль Дома Фуюй. Владения его на восток простираются чрез море до Синьло, на юг также чрез море простираются до Бо-цзи, на северо-запад за рекою Ляо-шуй смежны с Ин-чжеу; на севере с Мохэ. Гаолиский государь живет в городе Пьхин-сян, иначе называемом Чан-ань-чен. Сия страна при [старшей] династии Хань [206 — 24 до н. э.] составляла округ Лэ-лан. Пьхин-сян от столицы лежит в 5.000 ли; изгибаясь по направлению горы, составляет предместье; на юге прилегает к реке Пхэй-шуй; на правом ее берегу владетель построил /124/ дворец. Еще есть Го-нэй-чен и Хань-чен, отдельно называемые резиденциями. Из рек есть Да-ляо и Сяо-ляо. 1 Да-ляо выходит из юго-западных гор в Мохэ, и протекает на юг мимо Аньши. Сяо-ляо выходит по западную сторону гор Ляо-шань, и также течет на юг; с нею сливается Лян-шуй, которая приходит из-за границы и протекает на запад. Есть река Ма-цзы-шуй, вытекающая в Мохэ из Белых гор. Цвет воды подобен цвету утиной головы; почему и река называется Я-лу-шуй. 2 Пройдя западною стороною города Го-пэй-чен, сливается с рекою Янь-нань-шуй, далее на юго-запад, дошед до Ани, вливается в море. Пьхин-сян построен от р. Я-лу на юго-восток для отражения приплывших на кораблях; и для сего обведен водяным рвом. Чиновники [99] разделяются на двенадцать степеней, как-то: Дадуйлу, иначе Туцзу, Юйчже; заведывающие бумагами называются Тхай-фу; низшие называются Цзиньи-тхэу да-хюн. Цзиньи зн. прежние люди. 3 Они занимаются исправлением государственных дел и через три года сменяются; а если хорошо служат, то не сменяются. В день смены если который-либо воспротивится, то дело доходит до драки. Владетель, затворившись во дворце, ожидает победителя, и дозволяет ему вступить в должность. Далее следуют: Да-шичже, Да-хюнь, Шан-вэшди-чже, 4 Чжу-хюн, Сяошичже, Гаоцзе, Сяньжинь, Гуцзэу и Да-гя. Округов и уездов считается шестьдесят. В каждом большом городе поставлен Жуса, равный главноуправляющему; 5 в прочих городах поставлены Чулюйц /125/ зиньчжы, иначе Даошы называемые. Они равны областному правителю. 6 Есть еще Саньцзо Фыньгань и Дамода, равные начальнику военного округа, и Мокхэ, равные полковнику. Войска 7 разделены на пять корпусов, как-то: Нэй-бу внутренний корпус; это при династии Хань корпус Чжулэ; иначе называется Желтый корпус Хуан-бу. Далее: Бэй-бу северный корпус; это корпус отдаленных невольников, Цзюе-ну-бу; иначе называется задним корпусом Хэу-бу. Далее восточный корпус Дун-бу. Это корпус покорных невольников, Шунь-ну-бу, иначе левым корпусом называемый. Далее южный корпус Нань-бу; это корпус поливальщиков — невольников, Гуань-ну-бу, иначе называемый передним корпусом Цянь-бу. Пятый есть западный корпус Си-бу; это корпус рабочих невольников, Сяо-ну-бу. 8 Владетель носит разноцветное одеяние; шляпу из белого ло, кожаный обложенный золотом пояс. Вельможи носят шляпы темного ло, а далее темно-красного ло с птичьими перьями по сторонам, обложенные золотом и серебром. Кафтан с широкими рукавами, шальвары с большим отверстием, пояс белой кожи, башмаки желтой кожи. Простолюдины одеваются в шерстяное платье, носят колпаки. Девицы накрываются платком. Любят играть в шашки, метание в куфчинчик, метание меча. Для пищи имеют посуду. Живут по горным долинам. Хижины покрываются травою. Только государев дворец, [100] присутственные места и храмы покрыты черепицею. Простолюдины в средине зимы делают длинные нары, отапливаемые для теплоты. Законы строги; и потому мало /126/ мятежников. Их жарят на огне, и потом отрубают им головы; а семейства их описывают в казну. Потерявшим сражение, покорившимся неприятелю, убийцам и грабителям отрубают голову; за покражу взыскивается в десять раз. Укравший быка или лошадь берется в невольники: и потому на Дороге оброненного никто не поднимет. На женитьбу не тратят денег. Кто возьмет калым, того стыдят. Траур по родителях, носят три года, а по братьях через месяц снимают. Много идолопоклоннических храмов. Приносят жертвы духам звезд, солнца и Ци-цзы-хана. 9 По восточную сторону резиденции есть большая пещера, называемая Проходом Духов Шень-суй. Ежегодно в десятой луне государь сам приносит жертву в ней. Имеющие охоту к учению, даже из самых бедных хижин, соревнуют друг другу, и на улице теснятся к зданию, что называется стучаться, т.е. проситься в зало. Юноши, еще не женатые, собираются читать священные 10 книги, стрелять из лука. — В конце династии Суй владетель Гао-юань умер. Гянь-ву, младший брат от [618] другой матери, наследовал престол. В первое лето правления Ву-дэ, 618, дважды прислал посланника к Двору. Гао-цзу [618 — 626] заключил с ним мирный договор, по которому гаолисцы, находившиеся в Срединном государстве, препровождены обратно, а жителей Срединного государства, находившихся в Гаоли, приказал возвратить. Почему Гянь-ву предписал сыскать всех беглецов и возвратить пограничному начальству. Таковых нашлось около 10.000 человек. 11 /127/ По прошествии трех лет отправил посланника, и получил почетные титулы. 12 Император приказал Даосам отправиться в Гаоли с идолами и уставом для преподания учения мудреца Лао-цзы. Гянь-ву чрезвычайно был доволен и купно с вельможами слушал учение — иногда в нескольких тысячах человек. Император, обратясь к своим окружающим, сказал: «надобно, чтобы название соответствовало вещи. Гао-ли хотя числится вассалом, но в конце династии Суй восстал против Ян-ди. Это ли долг вассала? Я пекусь успокоить людей. К чему мне принимать [101] вассальство его?» Но вельможи Пхэй Гюй и Вынь Янь-бо подали ему следующий совет: «Ляо-дун собственно есть царство князя Ци-цзы. Еще при династии Вэй [220 — 265] 13 и Цзинь [265 — 420] он [владетель] облечен в достоинство. Нельзя не принять вассальства. Срединное государство в отношении к иноземным народам, как солнце в отношении к звездам. Не возможно не подчинить». [619] И так государь остановился. В следующем году, 619, Синьло и Бо-цзи донесли, что Гянь-ву запер дорогу, и посланники их не могут пройти, чтоб явиться к Двору, и что он несколько раз производил нападение на них. Указано придворному сановнику 14 Чжу Цзы-ше с бунчуком отправиться для примирения их. Гянь-ву извинился, и просил дозволить ему примириться с обоими владениями. Тхай-цзун уже взял тукюеского Хйели. Гянь-ву отправил посланника с поздравлением и при сем представил карту своего государства. Император указом отправил военного сановника 15 Чжань Сунь-шы похоронить трупы воинов, павших на сражениях при династии /128/ Суй, 16 и разрушить памятники, сооруженные паолисцами. Гянь-ву пришел в страх и построил (сбил) из земли долгую стену на протяжении 1.000 ли. Сия стена начиналась на северо-востоке в Фуюй и оканчивалась на юго-западе у моря. По прошествии довольного времени отправил своего наследника Хуань-кюань к Двору с представлением местных произведений. Император щедро наградил его, и указал послу Чень Да-дэ с бунчуком отправиться поблагодарить, и сверх сего обратить внимание на несогласия. Да-дэ, по прибытии в государство, щедро одарил караульных чиновников и получил от них все нужные для него сведения. Увидя жителей Срединного государства здесь, сообщил им, кто из их родственников жив, и кто умер, и каждый из них обливался слезами: почему, куда он ни приезжал, и мужчины и женщины, смотрели на него, стоя по обеим сторонам дороги.

Историческое дополнение. Сие происшествие в Ганму помещено под 641 годом в следующих словах: Да-дэ, при первом вступлении в пределы гаолиские, хотел узнать положение гор и рек, народные обычаи и поверья. В проезжаемых городах и селениях он дарил начальников шелковыми тканями, и посему получал позволение прогуливаться. Жители Срединного государства, оставшиеся в Гаоли [102] по военным обстоятельствам в конце династии Суй, при встрече с ним спрашивали о своих родственниках. Да-дэ говорил им, что все здоровы. Они слышанное со слезами рассказывали друг другу. По прошествии нескольких дней, подданные Дома Суй и в городе и за городом, смотря на него плакали. Да-дэ по возвращении донес государю. Государь сказал: Гаоли состоит из четырех областей, и мне с несколькими /129/ десятками тысяч войска не трудно завоевать его, но убыль в людях от заразы в Шань-дун еще не вознаграждена; и я не желаю изнурять сию страну. «Историк Фань-шы пишет: Да-дэ, отправленный посланником в отдаленный край, должен был прославлять доброты и разливать милости — для привлечения отдаленных жителей. Куда бы ни достигли внушения его, везде бы помышляли о покорности; а он напротив употреблял подкупы и лукавства, шпионствуя в иностранном государстве. Он поступил вопреки должности посланника, и чрез то постыдил правительство».

Гянь-ву пышно выстроил войска для встречи посланника. Да-дэ по возвращении донес императору, и император доволен был. Да-дэ еще говорил: по получении известия о падении государства Гао-чан, Да Дуй-лу три раза приходил в подворье и сверх сего приносил подарки. Император сказал: гаолиские владения состоят только из четырех областей. Если я пошлю несколько десятков тысяч войска для нападения на Ляо-дун, то прочие города не преминут помогать. Тогда я отправлю из Дун-лай морем флот прямо на Пьхин-сян. Но поднебесная еще недавно успокоена, и я не желаю изнурять людей. Был некто Гайсувынь, иначе Гайгинь, 17 по прозванию Цюань. Для обольщения народа говорил о себе, что он родился в воде. Он был человек жестокий и безжалостный. Когда отец его, занимавший место Да Дуйлу в восточной области, умер, то Гайсувынь должен был наследовать его место. Вельможи ненавидели его, и он не мог получить места. Гайсувынь с повинною головою извинился пред собранием и просил определить его правящим должность, /130/ и в этом отказано ему. Хотя он был отвергнут, но не сожалел. Наконец собрание сжалилось, и он наследовал место отца. Тогда он начал поступать как злодей, и вельможи советовались с государем, как бы истребить его. Гайсувынь проведал это. Он собрал разные корпуса под предлогом [103] произвести большой смотр войскам, расставил столы с кушаньем и пригласил вельмож посмотреть. Когда гости собрались, то Гайсувынь всех предал смерти — числом более ста человек; потом с сотнею конников ворвавшись во дворец, убил государя Гянь-ву, изуродовал труп его и бросил в канал; а на престол возвел государева племянника Цзан; себя объявил в достоинстве полновластного Моличжы; а должность Моличжы равна должности президента военной палаты или президента верховного совета при династии Тхан. Величественный вид, борода и усы прекрасные; шляпа и одеяние в золоте, по бокам пять кинжалов. Окружающие не смели прямо смотреть на него; садясь на верховую лошадь, он становился на спину припавшего к земле вельможи. Выезжал окруженный солдатами, которые кричали народу: берегитесь. Прохожие со страха прятались, а другие бросались в ямы и ущелья.

Историческое дополнение. Сие происшествие в Ганму под 642 годом так описано: в восточной гаолиской стороне был вельможа Цюань Гайсувынь, человек злой и жестокий. Государь советовался с прочими вельможами казнить его. Гайсувынь узнал это. Он собрал войско и убил всех вельмож; потом быстро вторгнулся во дворец и собственною рукою убил государя; на престол возвел младшего государева родственника Цзан, а себя объявил в достоинстве Моличжы. Должность Моличжы равняется должности президента палаты чинов в /131/ Срединном государстве. Гайсувынь был дороден, осанист, умен; ходил вооруженный пятью кинжалами. Приближенные не смели смотреть на него. Пхэй Сы-чжуан, правитель области Бо-чжеу, в представлении просил государя объявить Гаоли войну. Государь сказал на это: Гаоли неупустительно представляет дань. Мятежный вельможа убил государя. Я сожалею, но по расстроенному состоянию страны Шань-дун не могу и думать о войне. В примечании сказано: Гайсувынь, иначе Гайгинь, для обольщения народа говорил о себе, что он родился в воде; и потому прозвался Цюань. 18

Император, получив известие, что Гянь-ву убит своими подданными, сожалел об нем, и отправил посла с бунчуком утешить и жертву принесть. Некоторые советовали императору наказать убийцу — оружием, но император, по причине траура, не хотел наказывать преступления, напротив дал новому государю почетные титулы. 19 Император сказал: [104] Гайсувынь убил государя, поглотил государство; не трудно мне победить его, но я не желаю изнурять людей сим образом. Фан Хюань-лин, президент строительной палаты, сказал ему: Государь! войска твои мужественны, и силы слишком достаточны; и при этом сложить оружие без употребления значит, что оставить брань считаем мужеством. Чан-сунь Ву-цзи сказал: из Гаоли ни один человек не донес о трудных обстоятельствах; надлежит послать успокоительную грамоту, скрыть их бедствия, обласкать оставшихся. Они долгом сочтут повиноваться повелению. Хорошо, сказал император.

/132/ Историческое дополнение. Сие происшествие в Ганму под 643 годом так описано: Государь сказал: Гайсувынь убил государя и начал самовластно управлять государственными делами. Поистине невозможно перенести это, и при настоящих военных силах не трудно взять его. Но я не хочу изнурять народ; а думаю употребить киданьские и мохэские войска. Как вы полагаете? Чан-сунь Ву-цзи сказал на это: Гайсувынь и сам знает великость своей вины, и непременно предпримет большие меры осторожности. Советую Ваше Величество пока внутренно [про себя] перенесть, чтоб успокоить его; и когда он опять сделается высокомерен и беспечен, то и тогда не поздно объявить ему войну. Хорошо, сказал государь, почему и отправил посланника с бунчуком — вручить Гао-Цзан грамоту на достоинство владетеля в области Ляо-дун.

Случилось, что Синьло 20 прислал посланника с донесением, что Гаоли и Бо-цзи заключили мир, и он ожидает карательной войны, почему и прибегает к Сыну Неба. Каким же образом устранить это? спросил император. Нет никаких средств, отвечал посланник. Единственно просим тебя, государь, сжалиться над нами. Император сказал: я с частию моих войск, соединившись с кидань-цами и мохэсцами, вступлю в Ляо-дун, и царство еще продлиться может один год; вот первый план. Я пошлю в ваше государство несколько тысяч красных кафтанов, и красных знамен, и когда они покажутся, то два владетеля, видя их, подумают, что мое войско пришло, и непременно уйдут. Вот второй план. Бо-цзи полагается на море, и не думает об исправлении оружия. Я внезапно нападу с несколькими десятками тысяч морского ополчения. /133/ Два соседа презирают твоего государя; я женю его на княжне из моего рода, и ваше государство, полагаясь на это, в [105] состоянии защищаться собственными силами. Вот третий план. Размысли, г. посланник, который из них лучше принять? Посланник не мог дать ответа, почему император отправил сановника Ли Хюань-гян, с грамотою за большою государственною печатью сделать выговор гаолискому государю и сообщить повеление прекратить войну. Посланник еще не возвратился, а Гайсувынь уже взял два города в Синьло. — Хюань-гян объявил указ императора. В ответ ему сказали: в минувшую войну Дома Суй в Гаоли синьлосцы, пользуясь нашим несчастием, отняли у нас 500 ли земли; и пока обратно не получим эту землю, не прекратим войны. Ссылаться на минувшее не следует, сказал Хюань-гян. Ляо-дун прежде принадлежал Срединному государству. Сын Неба не взял сей страны, как же Гаоли может не повиноваться указу? Хюань-гян по возвращении донес императору. Император сказал: Моличжы убил своего государя, бесчеловечно поступает с своими подчиненными, как с попавшими в звериную яму. Дороги исполнены ропота и негодования. Неужели без причины открою войну? Сановник 21 Чже Суй-лян сказал ему: государь! Если твои войска перейдут чрез Ляо и победят, то без сомнения хорошо. Паче чаяния в одном чем-либо не будет успеха, то еще нужно будет войско, и еще войско; тогда не возможно будет определить опасностей. Напротив, сказал Ли-цзы, президент военной палаты, в прошлое время, когда сйеяньтосцы напали на границы, /134/ ты, государь, хотел преследовать их. Вэй Чжен отсоветывал, и ты остановился. Но если б погнались за ними, то ни одна лошадь не возвратилась бы живою. Впоследствии они опять отложились, и до сего времени сожалеем о том. Император сказал: точно так. Если в одном каком-либо мнении будет важная ошибка, то впоследствии кто будет расчислять за меня? Синьлосцы несколько раз просили о вспоможении: почему предписано изготовить 400 судов для перевозки хлеба через море, а главноуправляющему в Ин-чжеу Чжан-гянь послан указ двинуть войска областей Ин-чжеу и Ю-чжеу, киданьские, хиские и мохэские — для наказания Гаоли. Но случилось, что река Ляо разлилась, и войско возвратилось. Моличжы пришел в страх и отправил посланника с предложением золота. 22 Император не принял его. Посланник представил, что Моличжы прислал 50 офицеров [106] в службу при Дворе. Император разгневался, и, укоряя посланника, сказал: вы высоко ставите свою храбрость, а не умираете за правду; напротив, стоите за мятежника. Нет вам прощения. После сего всех приказал предать суду. Император решился лично отправиться в поход. Он собрал стариков в Чан-ань и, утешая их, сказал: «Ляо-дун есть древняя земля Срединного государства. Моличжы разбойнически убил своего государя. Я лично предпринимаю поход против него: почему нужно мне условиться с вами. Если ваши сыновья и внуки последуют за мною, я похвалю 23 их. Не сожалейте о них». После сего щедро наградил стариков /135/ холстами и просом. Чины вообще не советовали императору отправляться в поход. Император сказал им: знаю; оставя пень для получения дерева взяться за вершину, с высоты обратиться к низу, оставить ближнее для достижения отдаленного — сии три вещи не предвещают добра. Такова есть война с Гаоли: но Гайсувынь убил своего государя, погубил вельмож. Жители целого государства, протянув шеи, ожидают помощи. Совет не противоречил. И так повезли просо на севере в Ин-чжеу; на востоке в старый город Да-жинь-чен. Император предпринял путешествие в Ло-ян; назначил Чжан Лян главнокомандующим действующей армии по дороге в Пьхин-сян, Чан Хэ и Цзо Нань помощниками; Жань Жень-дэ, Лю Ин-хин, Чжан Вынь-гань, Пхан Хяо-тхай и Чен Мин-чжень корпусными начальниками; указал набрать 40.000 войска, изготовить 500 судов для переезда морем в Пьхин-сян. Ли Цзи, назначен главнокомандующим действующей армии по дороге в Ляо-дун, князь 24 Дао-цзун помощником его. Под ними были начальники корпусов: Чжан Шы-гуй, Чжан Гянь, Чжиши Шили, Киби Хэли, Атина Мише, Цян Дэбэнь, Цюй Чжи-шен, Ву Хэй-да. Они пошли в Ляо-дун с 60.000 конницы. Император в указе писал: «в пройденных мною лагерях и гарнизонах не было порядка; в съестных припасах был недостаток; на путевых реках не было переправ и мостов; в дальних округах и уездах не было приказаний воспитанникам и старикам встречать меня. В прошлое время, когда я поднял оружие для устранения смятений, съестных запасов и /136/ на месяц не было; но куда ни шел, все мгновенно родилось. Ныне, по счастию, каждый дом достаточно снабдил для одного человека; опасаюсь только остановки в доставлении съестных припасов и потому я предписал согнать быков и баранов для [107] продовольствия войск. Я имею пять обстоятельств, обещающих мне победу: мы при многочисленности идем на малочисленных; с покорными идем наказать бунтовщиков; при спокойствии застанем возмутившихся; отдохнувшие противостанем утружденным; с веселием идем на ропщущих; и можно ли не победить? Сверх сего войска киданьские, хиские, из Синьло и Бо-цзи вполне собрались». В девятнадцатое лето, 645, во вторый месяц, император по выезде из Ло-ян остановился в Дин-чжеу, и в разговоре с окружающими сказал: теперь совершенно утверждено спокойствие в Империи. Только Ляо-дун не гостеприимен. Преемник получил сильное войско; умные советники ведут войну. Гибельные смятения только что начались; почему я решился сам искоренить их, не оставляя забот потомкам. При выступлении войск император сидел у городских ворот; каждого ратника обласкал, каждого больного сам смотрел и предписал местным начальникам пользовать их. Войска были в восторге. Чан-сунь Ву-цзи доложил, что вся поднебесная единомысленна; а во дворце только десять чиновников осталось; в поднебесной считают это пренебрежением к священной утвари. 25 Император сказал ему на это: сто тысяч войск переправились чрез Ляо, и все они оставили семейства в домах. При мне только десять /137/ человек, и стыжусь, что и этого много. Перестань, государь мой, не говори более. Император при седле своем имел торока с двумя влагалицами. В четвертой луне Ли Цзи переправился чрез Ляо-шуй. Гаолисцы укрепились в городах. Император угостил войска на южной стороне в Ю-чжеу, и приказал Чан-сунь Ву-цзи написать воззвание к войску. После сего пошли далее на восток. Ли Цзи приступом взял Гай-мэу-чен, 26 в котором нашел 20.000 семейств и 100.000 мешков хлеба; и это место превращено в округ Гай-чжеу. Чен Мин-чень осадил город Шаби 27 и ночью вступил в западную часть. Около восьми тысяч рассеявшихся неприятельских ратников бродили при Я-лу. После сего Ли-цзи осадил Ляо-дун-чен. 28 Император расположился при Ляо-цзэ и указал похоронить кости воинов, павших здесь в битвах при династии Суй. Гаолисцы выслали из Нового города и Гонэйчен 40.000 конницы для вспоможения городу Ляо-дун. [108] Князь Дао-цзун с Чжан Гюнь-и выступил против них. Гюнь-и подался назад. Дао-цзун подоспел с конницею, оттеснил неприятелей, отнял у них переправу и собрал рассеянных ратников. Потом он поднялся на возвышенное место, и увидел, что гаолисцы с шумом выстраиваются; немедленно ударил на них и разбил; убил до 1.000 человек и, казнив Чжан Гюнь-и, вывесил голову его напоказ. Император, переправившись чрез Ляо-шуй, снял мост и тем несколько успокоил волнение в войсках. Он поставил лагерь на горе /138/ Ма-шеу-шань, а сам поехал к городской стене. Видя, что ратники, засыпая ров, носили вещи на себе, он подвозил тяжелые на своей лошади. Офицеры трепетали, и наперерыв один пред другим приносили глыбы земли. В городе находился храм Чжумына, а в храме хранились литые латы и трезубец, который ниспослан был, как баснословили, небом еще во времена царства Янь [1122 — 222 гг. до н. э.] . Когда облежание теснее становилось, то нарядили прекрасную девушку в супруги Духу Чжумына, и пророчествовали, что это приятно Чжумыну, и город непременно будет спасен. Ли Цзи расставил камнеметные машины, из коих начали бросать огромные каменья чрез триста шагов, и все, что ни противопоставляли им, рассыпалось. Неприятели из натасканного леса поставили башенки, веревками связанные. И башни не могли устоять. Начали бить в парапет стенобитными орудиями. Когда начали рассыпаться домы, то жители из Бо-цзи поднесли императору латы, украшенные золотом, и гору червонного золота. За ними следовала свита в разноцветных латах. Император съехался с Ли Цзи. Блеск от лат затмевал солнце. В сие время подул сильный южный ветер. Ратники пустили огонь, и по юго-западу распространился пламень. Здания в городе почти все превратились в пепел. Около 10.000 жителей погибло в огне. Неприятели, выступившие на стену, сражались, прикрывшись щитами. Их поражали длинными копьями. Каменья сыпались подобно дождю. После сего город рассеялся. В плен взято около 10.000 строевого войска и до 40.000 семейств. Получено до 500.000 мешков хлеба. Сия страна обращена в округ Ляо-чжеу.

Историческое дополнение. Из Ганму 645 года: Ли Ши-цзи подошел к /139/ Ляо-дун-чен. Корейцы с 40.000 пехоты и конницы пришли для вспоможения городу. Князь 29 Дао-цзун выступил против них с 4.000 конницы. В корпусе все говорили, что при малочисленности должно укрепиться высоким [109] валом и глубоким рвом и ожидать прибытия императора. Дао-цзун сказал: мы составляем передовой корпус, и — в ожидании императора должны очистить дорогу ему, а не оставлять государя и отца неприятелю. Вступили в сражение: но сначала не имели выгоды. Дао-цзун с возвышенного места усмотрел замешательство в гаолиском строю, и с несколькими десятками конников ударил на неприятеля; Ли Ши-цзи поддержал его, и гаолисцы были совершенно разбиты. Император прибыл к озеру Ляо-цзэ. Здесь представились топи на 200 слишком ли. Насыпали земляную гать и перешли, л как скоро переправились, то разорили ее, чтобы утвердить ратников в мыслях. Император подъехал к городу. Видя, что ратники на себе носят землю, чтоб засыпать ров, самые тяжелые ноши подвозил на своей лошади. Офицеры с большим рвением носили землю к городу. В это время Ли Ши-цзи уже двенадцать дней осаждал город. Император присоединился к нему с отборными войсками, и обложил город в несколько сот рядов. Пущенный огонь взошел на стены. Гаолисцы упорно дрались, но не могли устоять, и город взят. Убито до 10.000 человек, в плен взяли до 10.000 строевого войска идо 40.000 жителей обоего пола.

Прежде император, от местопребывания наследника на станциях учредил по одному вестовому маяку 30 и положил условие, чтоб, когда в Ляо-дун зажгут вестовой маяк, в тот же день передать этот огонь в границу и немедленно осадить Бай-яй-чен. Сей город /140/ прилегал к горному утесу, при глубоком крутояре. Неприятельский начальник Сунь Фа-инь тайно предложил о покорности; но в городе не было единомыслия. Император подарил ему флаг и сказал: в случае покорности — в знак удостоверения — поставьте его в отверстие парапета. Внезапно поднят был этот флаг, и городские жители, полагая что войска Дома Тхан вступили на стену, все покорились. Вначале Сунь Фа-инь раскаялся было. Император рассердился и полагал пленных неприятелей раздарить военным начальникам. Ли Цзи сказал на это: ратники, усугубляя рвение, прежде имели это в виду, и неприятель взят. Теперь город близок к падению, не для чего склоняться на сдачу, чтоб не охолодить жар в ратниках. Твоя правда, сказал император в ответ, но позволить ратникам убийство и брать семейства в плен, я не могу согласиться на это. Ежели кто из служащих под твоими знаменами отличился, могу наградить [110] того вещами из государственного казначейства. Таким образом я выкуплю у тебя один город.

Историческое дополнение. Из Ганму под 645 годом. Подошли под Бай-яй-чен. Ли Сымо был ранен стрелою из самострела. Император сам высасывал кровь из раны. Все предводители и ратники были тронуты. Киби Хэли ударил на вспомогательное гаолиское войско и один устремился на неприятельский строй. Его ранили копьем в поясницу. Сйе Вань-бэй 31 один поскакал на помощь, взял Хэли из среды неприятелей и возвратился. Хэли более воспламенился, и, израненный, продолжал сражаться, и таким образом разбил гаолисцев. Бай-яй-чен изъявил готовность сдаться, но /14/ тотчас переменил мысли. Государь, разгневанный непостоянством его, начал осаду и приказал, чтоб по взятии города и жителей и имущество раздать в награду сражавшимся войскам. В шестой луне, в июле, город опять изъявил готовность сдаться. Император хотел принять. Ли Ши-цзи сказал ему: ратники охотно подвергаются стрелам и каменьям, не думая о жизни, единственно для получения добычи. Теперь город почти взят: для чего же соглашаться на принятие сдачи и охлаждать ревность в сражающихся войсках? Государь сошел с лошади и, извиняясь, сказал: твоя правда; но позволить войскам убийство и брать в плен жен с семействами — я не могу перенести это; а отличившихся из твоего корпуса я награжу вещами из государственного казначейства, и таким образом выкуплю у тебя один город. Ли Ши-цзи отступил, а государь принял город. Рана у Хэли сделалась опасною. Государь сам прикладывал лекарства. Он сыскал ранившего Хэли и позволил последнему убить пленника. Хэли сказал: он сражался за своего государя. Это верный и храбрый воин. Я прощаю его.

В плен взято 2.000 ратников и до 10.000 семейств.

Сия страна превращена в округ Янь-чжеу, и Сунь Фань-инь поставлен правителем. Моличжы поставил в Гаймэу гарнизон из семисот гяшыских жителей. Когда Ли Цзи взял их в плен, они просили принять их в службу. Император сказал: если Дом Гяшы будет сражаться за нас, то истребят вас до единого. Истребить целый род, чтоб воспользоваться силою одного человека, это невозможно. Почему снабдил их хлебом, и отпустил. Расположились [111] под Аньшы. После сего из гаолиской северной части Жуса 32 Гао /142/ Янь-шеу, из южной части Жуса Гао Хой-чжень и мохэсцы привели 50 т. вспомогательных войск. Император сказал: если они вступят в сообщение с Аньшы и окопаются по высоким горам, хлеб будут получать из города, а мохэсцев пустят грабить у нас быков и лошадей, то падение с нашей стороны безуспешно будет. Это лучший план их. В ночи взять город — есть средний план. А если вступят в сражение с нами, то взяты будут. Один из Да-дуйлу подал Гао Янь-шеу следующую мысль: «я слышал, что открылось возмущение в Срединном государстве. Сильные домы совокупно восстали. Князь Цинь-ван 33 есть муж гениальный и воин. Никто не мог ни противостать ему, ни в сражении устоять. Сим образом он утвердил поднебесную; сел лицом к полудню и начал единовластвовать. Все кочевые севера и западные Жуны признали себя вассалами. Ныне пришел сюда с большими силами. Государственные советники и лучшие полководцы — при нем. Натиску его невозможно противостать. Нам остается только укрепиться и стоять на одном месте; а между тем послать скрытые отряды пресечь им пути к подвозу хлеба. Не пройдет и месяца, как у них хлеба не будет. Они пожелают сражения, но не улучат, а путь к возвращению будет отрезан. Тогда они в наших руках». Гао Янь-шеу не послушал его. Он повел войско и расположился в 40 ли от Аньшы. Император сказал: неприятели попали в наш план. Почему приказал полководцу 34 Ашине Шени с 1.000 тукюеской конницы сделать попытку. 35 Неприятели всегда впереди ставили /143/ лучшую мохэскую конницу. Шени сошелся с ними и уклонился на север Гао Янь-шеу сказал: с китайцами не трудно управиться. Он подался вперед на один переход и выстроился у лесистого подгорья. Император послал сказать Гао Янь-шеу: у вас есть сильный вельможа — мятежник, убивший своего государя. Я пришел судить его, а сражаться не имел в мысли. Правда, сказал Гао Янь-шеу, и ожидал, имея войско под оружием. Император в ночи призвал полководцев к себе и приказал, чтоб Ли Цзи с 15.000 пехоты и конницы выстроился на западных горах против мятежников, Чан-сунь Ву-цзи и Ню Цзинь-да с 10.000 отборной конницы зашло в узкую [112] долину в тыл неприятелю; сам с 4.000 конницы, свернув знамена, пошел на горы по северную сторону неприятеля, а полководцам приказал: как скоро услышат бой в литавру, распустить знамя у царской ставки — с надписью: завтра в полдень на сем месте приму сдачу неприятеля. В эту ночь падающие звезды спустились над лагерем Гао Янь-шеу. На восходе солнца неприятели увидели, что Ли Цзи мало имел войска, вступили в сражение. Император издали усмотрел, что над корпусом Чан-сунь Ву-цзи пыль поднялась, приказал бить в литавры и трубить в рога. Со всех сторон показались войска и знамена. Неприятели пришли в замешательство, и хотели разделить войско, чтоб противостать. Ратники уже закричали. Ли Цзи напал на них с пехотными копейщиками, и разбил их; Чан-сунь Ву-цзи ударил в тыл им; император быстро спустился с гор. Неприятели пришли в большое замешательство. Они потеряли 20.000 человек убитыми. Гао Янь-шеу, собрав остальные войска, укрепился у гор. /144/ Чан-сунь Ву-цзи и Ли Цзи окружили его, разломали мост через реку, и таким образом отрезали ему возвратный путь. Император, остановя лошадь, рассматривал неприятельские окопы и сказал: Гаоли пришли с силами всего государства, и в мгновение разбиты. Небо вспомоществовало мне. Он сошел с лошади и учинив два поклонения, принес благодарение Небу. Гао Янь-шеу, находя себя не в силах, покорился со всем войском. По вступлении в ворота лагеря, он полз на коленях, и, преклонив голову, просил определения. Император сказал ему: после осмелишься ли ты сражаться с Сыном Неба! Гао Янь-шеу в смущении не мог найти ответа. Император, отчислив 2.500 старшин, дал всем чины и обещал переселить в Китай; 30.000 войска обратно отпустил в домы; казнил 3.000 мохэсцев; в добычу получил 100.000 голов лошадей и быков, 10.000 блестящих лат. Гаоли пришли в трепет. После потери двух городов Инь-чен и Хуан-чен, на нескольких стах ли не видно было дыма из жилищ. И так император по почте послал известие к наследнику престола, а вельмож удостоил грамотою, в которой писал: «так я кончил предпринятый мною поход». Почему горы, на которых расположился, назвал чертежей горных царских стоянок и видами победоносных сражений; вырезал на каменном памятнике подвиги похода; дал Гао Янь-шеу и Гао Хой-чжень чины. 36 Конные объезды поймали соглядатаев. Император приказал развязать их. Они сказали, что три дни были без пищи. [113] Император приказал накормить их, подарил им пеньковые башмаки и, отпуская /145/ сказал: по возвращении скажите Моличжы, что если нужно на войне отступить или вперед идти, то пусть пошлет людей посмотреть мой лагерь. Император, стоя в лагере, не делал ни рвов, ни окопов, а только строго смотрел за отводными караулами, и хотя бы одни конные препровождали доставляемый хлеб, неприятели не смели грабить. Император, рассуждая с Ли-цзи о плане нападения, сказал: я слышал, что город Аньшы есть крепкое место, войска отважные, и нам невозможно разбить Моличжы. Надобно обратиться на Гянь-ань, несмотря на горные утесы его. Здесь хлеба много, а войск мало; и если напасть неожиданно, то они не могут взаимно помочь друг другу. По взятии Гянь-ань, Аньшы будет уже в наших руках. Нет, сказал Ли Цзи, запасши хлеб в Ляо-дун, если бы мы пошли на запад брать Гянь-ань, неприятели могли бы загородить нам возвратный путь. Лучше прежде напасть на Аньшы. Правда, сказал император: почему и произвели нападение, но не могли взять. Гао Янь-шеу и Гао Хой-чжень, советуясь между собою, говорили: в городе Угу Жуса уже застоялся; рано или поздно город будет взят. А как скоро Угу будет взят, то и Пьхин-сян не удержится. Совет за лучшее полагал вызвать корпус военачальника Чжан Лян из Ша-чен; и когда по взятии Угу переправятся через Я-лу, то очутились бы в центре их. Чан-сунь Ву-цзи сказал: Сын Неба ведет войну не по произволу счастия; в тылу нашем в Аньшы стоит сто тысяч войска, лучше прежде взять Аньшы; а потом безопасно можно идти на юг. Таким образом остановились. Из города усмотрели императорские знамена, вступили на стены и начали кричать. Император прогневался. Ли Цзи предложил ему, /146/ чтоб по взятии города в тот же день всех мужчин предать смерти. Неприятели узнали это и потому отчаянно сражались. Князь Дао-цзун сбил большую стену для осады с юго-восточной стороны. Неприятели защищались, возвысив городскую стену. Ли Цзи осаждал город с западной стороны, и что ни разрушал стенобитными машинами, тотчас загораживали клетками из бревен. Император, услышав в городе крик куриц и свиней, сказал: в продолжение осады не видно было черного дыма; а теперь слышан крик куриц и свиней. Без сомнения колют их для угощения ратников, и неприятель в ночи намерен выступить: почему указал строго смотреть за войсками. В ночи несколько сот неприятелей по веревке спустились со стены, и все были переловлены. Дао-цзун приказал в нескольких саженях от городской [114] стены сделать высокую стену из глыб земли, обвернутых древесными ветвями. Предводителю Фу Фу-ай вверено было смотрение. С высоты били в городскую стену, и она по частям обрушивалась. Фу-ай самовольно отошел к своим товарищам. Неприятели в это время вышли из города чрез обрушившиеся места, овладели городским рвом, и за щитами, обвитыми зажженными травяными веревками, крепко защищались. Император прогневался; казнил Фу-ай, и приказал полководцам произвести общее нападение. Три дня дрались, и не могли одержать победы. Император приказал прекратить сражение, 37 забрать жителей в округах ЛЯо-чжеу и Гай-чжеу и вступить в обратный путь. Войска проходили под городскою /147/ стеною. В городе все замолкло, и знамена были свернуты. Старейшины взошли на городскую стену, и учинили пред императором двукратное поклонение. Император похвалил твердость их в обороне и подарил им сто кусков шелковых тканей.

Историческое дополнение. В Ганму 645 год. Государь, по взятии города Бай-яй, разговаривая с Ли Ши-цзи, сказал: город Аньшы крепок и снабжен отборными войсками. В Гянь-ань войска слабые и съестных запасов мало; и если неожиданно напасть на сей город, то легко можно овладеть им; а по взятии города Гянь-ань, Аньшы будет в наших руках. Это по правилам военной науки значит взять город без осады. Ли Ши-чжи сказал на это: Гянь-ань лежит в юге, Аньшы на севере, а хлеб для наших войск в Ляо-дуне. Если мы осадим Гянь-ань, а неприятели преградят нам возвратный путь, тогда что будем делать? Государь послушал его. И так Ли Ши-цзи начал осаждать Аньшы, но не мог взять. Государь прогневался. Ли Ши-цзи предложил ему, чтоб по взятии города до единого мужчины предать смерти. Жители города Аньшы узнали это и начали упорнее защищаться. Осада длилась, а город не сдавался. Гао Янь-шеу и Га о Хой-чжень предложили императору следующий план: начальник города Угу очень стар, и не в состоянии твердо защищаться. Надобно туда перевести войско; оно поутру придет, а к вечеру возьмем город; а прочие небольшие города по первому слуху не преминут рассеяться. После сего, забрав хлебные запасы, идти прямо вперед, и Пьхин-сян не может устоять. Чины также просили государя призвать Чжан Лян, чтоб он по взятии Угу [115] переправился через Ялу и прямо пошел на Пьхин-сян. Император расположен был согласиться. Чан-сунь Ву-цзи сказал: Сын Неба, лично находясь на войне, должен действовать отлично от полководцев. Он не может /148/ подвергаться опасностям в надежде на счастье. Ежели пойдем на Угу, то неприятели из Гянь-ань и Синь-чен не преминут следовать за нами по пятам. Лучше прежде взять Аньшы, и Гянь-ань, а потом идти вперед. И так остановились. Князь Дао-цзун с своим корпусом сбил земляную гору, чтоб приблизиться к городской стене. В городе также подняли городскую стену, чтобы противостать ему. Ратники почти беспрерывно дрались; в продолжение дня делали по шести и семи стычек. Стенобитными машинами и балистами 38 разрушали стену; в городе застанавливали бреши палисадом из бревен. Сим образом шестьдесят дней сражались денно и ночно. 500.000 работников было употреблено. Осевшая гора упала на городскую стену, и стена обрушилась. Но случилось, что охранявший стену (осадную) Фу Фу-ай частно отлучился от своего отряда. Неприятели [негласно] произвели чрез брешь вылазку и вступили в сражение. Они владели земляною горою и рвом. Государь прогневался и казнил Фу-ай — в пример прочим. Он приказал полководцам продолжать осаду. Дрались три дни и не могли взять города. От реки Ляо на восток настала засуха и морозы; травы посохли; реки замерзли; давно не стало корма для лошадей, да и хлебные запасы почти вышли. Государь приказал предпринять обратный путь.

В Ляо-чжеу еще оставалось 100.000 мешков хлеба. Ратники не могли все взять с собою. Император, по прибытии к реке Боцо, встретил болотистые места, на 80 ли простиравшиеся. Ни конница, ни обозы не могли пройти чрез них. Чан-сунь Ву-цзи и Ян Шы-дао с 10.000 человек начали готовить фашинник и прокладывать им дорогу, а мосты делали из сплоченных /149/ телег. Император сам помогал работающим, подвозя фашинник на лошади. В десятой луне войска кончили переправу. Пошел сильный снег. Указано зажечь, пока переправятся, светочи. Первоначально в поход выступило 100.000 войск, 10.000 лошадей. Пред возвращением убыль в людях состояла не с большим в тысяче человек. Лошадей погибло восемь из десяти. В морском ополчении было 70.000 человек; убыло также несколько сот человек. Указано собрать [116] тела убитых на сражениях, и похоронить в Лю-чен. Император принес великую жертву 39 и в конце прослезился. Сопутствовавшие сановники все плакали. Император пустил летучую конницу в Линь-юй-гуань. Наследник престола встретил его, став по левую сторону дороги. Император при прощании с наследником надел суконный кафтан и сказал: я переменю кафтан при свидании с тобою. В продолжении двух третей 40 он не переменял кафтана. Когда подъехал к крепостным воротам, вельможи просили его переменить одеяние. Император сказал: ратники все в ветхой одежде; могу ли я надеть новое одеяние? Когда же наследник поднес ему чистую одежду, то он надел. Сдавшиеся в Ляо-чжеу 14.000 человек должны были поступить в неволю. Прежде собравшихся в Ю-чжеу хотели разделить в награду солдатам. Как надлежало разлучить отцов с сыновьями и мужей с женами, то император приказал правительству выкупить на шелковые и бумажные ткани и первоначально включить в число народа. Три дня без умолку продолжались [646] празднества. 41 Гао Янь-шеу после сдачи умер /150/ с печали. Один Гао 646 Хой-чжень дошел до Чан-ань. В следующем году, 646, весною Цан [корейский государь, поставленный Моличжы Гайсувэнь] отправил посланника поднести местные произведения; сверх сего, извиняясь в поступках, представил двух красавиц. Император приказал возвратить их, а посланнику сказал: красоту вообще уважают, но жаль, что они по разлучении с родными предадутся тоске; и потому не могу принять их. Пред возвращением армии император подарил Гайсувыню сайдак, Гайсувынь принял, и не отправил посланника принесть благодарность: почему император отменил приезд к [647] Двору с данью. В следующем году, 647, в третьей луне, опять назначил полководца Ню Цзинь-да главнокомандующим походных войск по дороге в Цин-кю, полководца Ли Хай-яй помощником его. Они должны были из Лай-чжеу переправиться морем. Еще назначил Ли Цзи главнокомандующим походных войск по дороге в Ляо-дун, полководцев Сунь Ни-лан 42 и Чжен Жень-тхай 43 помощниками. Им предписано с войсками из Ин-чжеу идти по дороге в Синь-чен и остановиться при Нань-су и Му-ди. [117]

Историческое дополнение. Государь предпринял опять воевать Гаоли. Государственные чины представили: в Гаоли горы служат вместо городских стен, и потому не возможно скоро брать города. В прошлое время, как государь сам ходил воевать, подданные не могли заниматься земледелием, и две трети народа терпели недостаток в хлебе. Ныне, если послать большие отряды, попеременно обеспокоивать границы, то гаолисцы изнурены будут переходами и, оставя соху, запрутся в окопах. Сим образом в продолжение нескольких /151/ месяцев большое пространство опустеет, а жители охладеют. Тогда без сражений можно овладеть землями от Я-лу на север. Император принял сие мнение и послал войска в Гаоли и сухим путем и морем.

Неприятели вступили в сражение, но не имели успеха. Ли Цзи сожег предместий. В седьмой луне Ню Цзинь-да взял Ши-чен, и потом осадил Цзи-ли-чен, порубил несколько тысяч человек, и потом все пошли в обратный путь. Цан прислал сына Моличжы Гао Жень-ву к Двору с [648] извинением. В двадцать второе лето, 648, император назначил полководца 44 Сйе Вань-че главнокомандующим по дороге в Цин-кю, полководца 45 Пхэй Хин-фан помощником ему. Им предписано идти морем. Дивизионный начальник Гу Шеньган вступил с неприятелями в сражение у гор Го-шань. Неприятели рассеялись; потом они, пользуясь темнотою ночи, нечаянно напали на наш флот, но были разбиты засадными войсками. Сйе Вань-че перешел через Ялу, расположился в 40 ли не доходя до города Бочжо, и поставил бивуаки. Неприятели от страха бросили город, ушли к главному старейшине Фусуню и выступили сражаться; Сйе Вань-че порубил их, обложил город, разбил тридцатитысячный корпус, пришедший на подкрепление, и пошел в обратный путь. Император с Чан-сунь Ву-цзи, соображая военные обстоятельства, сказал: Гаоли нашествием наших войск приведены в тесное положение. Жители разбежались; поля лежат невозделанными. Гайсувынь строит новые городские стены, возвышает старые. Народ с голода умирает в кандалах и рвах; не в состоянии переносить изнурения. В следующем году я намереваюсь послать 300.000 войск, чтоб в один поход уничтожить государство. И так предписано изготовить в Гян-нань [провинция на нижнем течении реки Янцзы, где ныне город Нанкин] большое количество судов. Жители страны Шу [118] пожелали доставлять лесные материалы. В Гян-нань полагали построить корабли, и на каждый корабль взять 1.200 кусков шелковых тканей. Но в Ба и Шу [владения в провинции Сычуань] открылось, в 648 году, большое волнение. Лао взбунтовались в трех округах: в Цюн-чжеу, Мэй-чжеу и Я-чжеу. 20.000 войск, посланных из Лун-ю, усмирили их.

Историческое дополнение. В Ганму под 648 годом: предписано выслать народ к постройке флота. Сия повинность пала и на горных Лао; почему Лао трех областей взбунтовались. Послано 20.000 войск из Лун-ю для усмирения их. Постройка флота была разорительна для жителей страны Шу [Сычуань] . Местные начальства принуждали их с большою строгостью. Продавали свои домы, земли, заложили детей, и со всем тем не в состоянии были вполне доставить требуемое. Цены на хлеб вдруг поднялись. 46

Тогда император решился уничтожить неприятелей; почему предписал Сунь Фу-ча, правителю в Шань-чжеу, и Ли Дао-юй, правителю в Лай-чжеу [в провинции Шань-дун], заготовить хлеб и оружие в заливе Сань-шань-фу на острове Вуху-дао, а главноначальствующему в Юе-чжеу изготовить большие сплоченные суда. В это самое время император преставился, и все было прекращено. Цан [корейский государь] прислал посланника с утешением. В пятое лето [654] правления Юн-вэй, 654, Цан с мохэским войском напал на киданей, вырубил Синь-чен, но по причине бури и недостатка в стрелах возвратился. Кидани остановили /153/ его и были совершенно разбиты; пустив палы, они снова вступили в сражение. Поле сражения устлано было трупами, которые собраны и похоронены. Цан отправил посланника с донесением о победе, [655] которое Гао-цзун [с 650 г.] обнародовал при Дворе. В шестое лето, 655, синьлосцы принесли жалобу, что Гаоли и Мохэ отняли у них тридцать шесть городов, и они единственно от Сына Неба ожидают помощи. Указано главноначальствующему в Ин-чжеу Чен Мин-чжень и военачальнику 47 Су Дин-фан идти для усмирения Гаоли. По прибытии в Синь-чен они разбили гаолиское войско, выжгли предместия и селения и пошли в обратный путь. В третье лето правления Хянь-цин, [658] 658, еще посланы Чен Мин-чжень и Сйе Жень-гуй: но они не имели успехов. По прошествии [660] двух лет, 660, Сын Неба покорил Бо-цзи. [119]

Историческое дополнение. По Ганму под 660 годом. Бо-цзи, полагаясь на помощь от Гаоли, несколько раз нападали на Синьло. Синьлоский владетель в представлении просил помощи. Указано Су Дин-фан с прочими идти с 100.000 войска и сухим и водяным путем. Су Дин-фан от Чен-шань переплыл через море и прямо подошел к резиденции в Бо-цзи. Владетель Ицы со всеми силами выступил дать сражение, и, быв совершенно разбит, покорился. Владение Бо-цзи прежде состояло из пяти частей, разделенных на 37 областей, в которых находилось 200 городов, 760.000 семейств (около 5 мил. душ обоего пола). Указано вновь разделить на пять военных начальств, Ду-ду-фу.

После сего он предписал военачальникам Киби Хэли, 48 Су Дин-фан 49 и Лю Бо-ин 50 идти с /154/ войсками чрез Пхэй-гян на Ляо-дун и Пьхин-сян для усмирения. В первое лето правления [661] Лун-шо, 661, произведен большой набор войск, и назначены военачальники. Сын Неба хотел лично предпринять поход. Ли Гюнь-кю, правитель округа Юй-чжеу, подал следующее представление: «гаолисцы суть низкие подлецы, незаслуживающие, чтобы тревожить для них целое государство. Для уничтожения государства, подобного Гаоли, надобно выставить большую армию. Если выставить мало войск, то они не будут страшны; если выставить много, то произойдет беспокойствие между жителями. Поднебесная будет истощена доставлением одних гарнизонов. По моему мнению, выгоднее не воевать, нежели воевать, выгоднее не уничтожать, нежели уничтожить». Случилось, что императрица Ву-хэу усильно удерживала императора, и он остановился. В восьмой луне Су Дин-фан разбил неприятельское войско при реке Пхэй-гян и занял гору Ма-и-шань; после сего обложил Пьхин-сян. В следующем году, 662, Пхан Хяо-тхай с [662] войсками из Лин-нань окопался при реке Ше-шуй. Гайсувынь напал на него, и весь корпус погиб. Су Дин-фан принужден был снять осаду и пошел в обратный путь. В правление Кянь-фын, [666] 666, Цан отправил сына Нань-фу, который сопутствовал Сыну Неба для поклонения горе Тхай-шань, и возвратился. Но Гайсувынь уже умер. Сын его Нань-шен наследовал место Моличжы. Он был во вражде с младшими своими братьями, Нань-гянь и Нань-чань. Нань-шен овладел городом Го-нэй-чен и отправил сына к Двору с [120] уверением в своей искренности и просьбою о помощи. Гай-сувынев младший брат спорил о земле, и также просил отделить ему участок. И так Киби Хэли назначен главным правителем в Ляо-дун, военачальники Пхан Тхун-шань 51 и Гао Кхань 52 главнокомандующими походных войск, а военачальники Сйе Жень-гуй 53 и Ли Цзинь хин 54 начальниками заднего корпуса. В девятой луне Пхан Тхун-шань разбил гаолиское войско. Нань-шен присоединился к нему с своим войском. Пхан Тхун-шань повышен титулами 55 и сверх сего получил княжеское достоинство; 56 Ли Цзи назначен главнокомандующим походных войск в Ляо-дун и купно главным правителем. Ему предписано действовать в связи с Киби Хэли и Пхан Тхун-шань. Указано Дугуциньюнь по дороге к Ялу, Го Дай-фын по дороге в Цзили, Лю Жень-гуй по дороге в Биле, Гинь Ши-вынь по дороге в Хайгу принять начальство над походными войсками и быть под распоряжениями Ли Цзи, хлеб получать из Чжао [Шаньси] и Янь [ныне Хэбэй], а фураж в Ляо-дун.

Историческое дополнение. Гаолиский Цюань Гайсувынь умер. Старший его сын Наньшен заступил место Моличжы, и отправился для обозрения городов, а младшим своим братьям Наньгянь и Наньчань поручил управление делами. Двум братьям сказали, что Наньшен ненавидит их, и хочет истребить, а брату Наньшену сказали, что два брата не хотят принять его. Наньшен отправил людей высмотреть обстоятельства; два брата открыли сих людей, и Наньшена вызывали именем государя. Наньшен пришел в страх и не смел возвратиться. Наньгянь объявил себя в достоинстве Моличжы и выступил с войском. Наньшен укрепился в одном городе и послал сына своего Сяньчена /156/ просить у [Китайского] Двора помощи. Указано Киби Хэлию и Пхан Тхун-шань отправиться с войсками, а Синь-чена употребить вожаком. В девятой луне Пхан Тхун-шань одержал над гаолисцами полную победу. В конце года Ли-Цзи назначен главнокомандующим в Ляо-дун.

[667] В следующем году, 667, в первый месяц, Ли Цзи расположился под Синь-чен, и в совете с прочими [121] полководцами сказал: Синь-чен составляет западную границу неприятелей, и если не взять сей город прежде, то не легко будет брать прочие города. Почему и окопались на юго-западных горах поблизости города. Городские жители, связав своих начальников, вышли из города и покорились. Ли Цзи взял 16 городов. 57 Го Дай-фын с флотом переплыл море и пошел на Пьхин-[668] сян. В третье лето, 668, во второй луне, Ли Цзи и Сйе Жень-гуй приступом взяли город Фуюй. Тридцать прочих городов добровольно покорились. Пхан Тхун-шань и Гао Кхань охраняли Синь-чен. Наньгянь нечаянно напал на них. Сйе Жень-гуй пришел на помощь к Гао Кхань, дал сражение при горе Гинь-шань, но не имел успеха. Гаоли открыто пошли вперед — с необыкновенным жаром. Сйе Жень-гуй ударил на них с бока и одержал совершенную победу. Гаоли лишились 50.000 человек убитыми. Сйе Жень-гуй приступом взял города Нань-су, Му-ди и Цан-янь и, пошед далее занимать земли, соединился с Ли Цзи. Сановник Гя Янь-чжун возвратился из армии с отчетом по делам. Император спросил его, что говорят в армии? Непременно победят, отвечал Янь-чжун; покойный /157/ государь предпринял поход для наказания виновных; и не успел в своем предприятии, потому что тогда неприятели не имели несогласия между собою. В войне без обдуманной цели, с половины пути воротился. Ныне Наньшен с своими братьями в сильной ссоре и служит вожаком для нас. Неприятели лукавы; я очень хорошо знаю их; и потому я сказал: непременно победим. Сверх сего в Гаоли в тайных записках сказано: не доходя до девятисот лет, восьмидесятилетний полководец уничтожит. Дом Гао [окончательно с 37 г. до н. э.] еще при династии Хань получил престол; тому ныне минуло девятьсот лет. Ли Цзи имеет 80 лет отроду. Впрочем, у неприятелей теперь неурожай. Люди хватают друг друга и продают. Земля расседается от землетрясения. Волки и лисицы входят в города. Кроты роют норы в воротах. Люди пугаются чего-то.[58] Этот поход более не повторится. Нань-гянь с 50.000 войска неожиданно напал на Фуюй. Ли Цзи разбил его при реке Сахэ; порубил 5.000 и 30.000 взял в плен; в добычу получил соразмерное сему количество оружия, быков и лошадей; потом приступом взял город Да-хин-чен. Лю Жень-юань должен был соединиться с Ли Цзи, но [122] опоздал; почему вызван был и приговорен к смерти, но прощен и сослан в Яо-чжеу. Киби Хэли соединился с корпусом Ли Цзи при Ялу. Они приступом взяли город Жу-и-чен, и со всеми силами облегли Пьхин-сян. В девятой луне Цан отправил Наньчаня с сотнею высших офицеров выставить простой флаг и покориться; сверх сего просил дозволения явиться к Двору. Ли Цзи церемониально принял его. Но Наньгянь еще твердо защищался; несколько раз делал вылазки. Главнокомандующий /158/ буддайский монах Син-чен прислал шпиона условиться о внутреннем соответствии. Чрез пять дней отворили ворота; войска с криком вошли в город. Зажгли городские ворота, и густой дым распространился во все стороны. Наньгянь при последней крайности закололся, но не смертельно. Цан и Наньгянь взяты были. От них принято пять поколений, сто семьдесят шесть городов, шестьсот девяносто тысяч семейств. Указано Ли Цзи боковыми дорогами представить пленных, на кладбище Чжао-лин, и с торжеством возвратиться. В двенадцатый месяц император принял Ли Цзи и прочих в тронной Хань-юань-дянь. Ему представили пленных. Как Цан не по собственной воле управлял, то был прощен, и оставлен при княжеском достоинстве. 59 Наньчан оставлен в гражданском чине. 60 Наньгянь сослан в Цянь-чжеу; Фуюй, владетель из Бо-цзи, послан за горы, и за искренность его оставлен в чине Сы-вэй-цин. Синь-чен получил гражданский чин, 61 Наньшен чин военачальника в гвардии. 62 Киби Хэли получил чин; 63 Цзи получил чин с титулом; 64 Жень-гуй получил чин с титулом. 65 Владения разделены на девять главных начальств, сорок два округа, сто уездов. 66 Сверх сего учреждено наместническое правление, Ань-дун Ду-хо-фу. Избраны старейшины, отличившиеся заслугами, и поставлены с властью наравне с китайцами. Женьгуй определен наместником и начальником всех войск в Гаоли. В сем году, при жертвоприношении в /159/ предградиях, принесено благодарственное моление Небу за покорение [669] Гаоли. Во второе лето правления Цзун-чжан, 669, тридцать тысяч гаолиского народа переселено за горы при реках Гян и Хуай [реки в [123] Центральном Китае] . Главный старейшина Кянь-мэуцэнь с народом возмутился и поставил Ань-Шуня, Цанова внука по дочери, государем. Указано военачальникам Гао Кхань и Ли Гинь-хин принять начальство над походными войсками, первому по дороге в Дун-чжеу, второму по дороге в Янь-шань, и идти для усмирения. Отправлен сановник 67 Бо Ян-фан успокоить остальных беглецов. Шунь убил Мэуцэня, и ушел в Синьло. Гао Кхань перенес наместническое правление в Ляо-Дун-чжеу, разбил войско мятежников при Аньшы, еще одержал верх над ними при горе Цюань-шань, в плен взял 2.000 синьлосцев, шедших на помощь. Ли Гинь-хин разбил мятежников при реке Фалу; при втором сражении отрезал у пленных до 10.000 ушей. После сего истерзанный Пьхин-сян не мог сосредоточить войск; жители один за другим бежали в Синьло: и уже по прошествии четырех лет возмущение укрощено. В начале Ли Гинь-хин остановил свою жену Лю охранять город Фану. Неприятели осадили ее. Лю надела на себя латы и выстроила войско. Неприятели ушли. Император похвалил ее и дал ей титул Янь-гюнь [677] Фу-жинь. Во второе лето правления И-фын, 677, Цан поставлен главноначальствующим в Ляо-дун, пожалован князем в Чаосянь, и отпущен в Ляо-дун для успокоения народа. Когда образовали внутренние округи, то все желали перевести правление восточного наместника, Ань-дун Ду-хо-фу, в Синь-чен. Цан с мохэсцами /160/ умыслил взбунтоваться, и не в продолжительном времени восстал. Указано возвратить его и сослать в Цин-чжеу; его служители посланы в Хэ-нань и Лун-ю, а слабые и бедные оставлены в Ань-дун. Цан в первое лето правления Юн-шунь, [682] 682, умер; по 682 смерти дан ему чин Вэй-юй-цин; погребен подле могилы Хйели-хана; поставлен каменный памятник. В старые города начали отовсюду сходиться синьлосцы, бежавшие к тукюесцам и мохэсцам. После сего царственный Дом Гао пресекся. Цанов внук Бао-вань получил княжеское достоинство, 68 а в прежние владения не возвратился. В следующем году, [683] 683, Цанов сын Дэву поставлен главноначальствующим в Ань-дун; впоследствии он основал царство [Бохай в Маньчжурии с 712 г.] . В конце правления Юань-хо [Юань-хэ, 806 — 820, годы правления танского императора 820 Сянь-цзун] он прислал с посланником труппу музыкантов.

II. Бо-цзи. Дом Бо-цзи составлял особливую отрасль Дома Фуюй; 69 лежал слишком в шести тысячах ли от столицы [124] [Чан-ань (Си-ань-фу)] на восток, на южном берегу моря. На западе граничил с Юе-чжеу, на юге с Япониею, на север с Гаоли; и дорога в Бо-цзи отовсюду лежала морем; от Бо-цзи на востоке лежало Синьло. Государь жил в двух городах: восточном и западном. Из чинов находились: Нэйчень-цзопин, обнародывающий царские повеления, Нэйтхэу-цзопин, управляющий государственными. С сборами, Нейфа-цзопин, заведывающий обрядами, Вэй-шы Цзопин, управляющий столичными войсками, придворный Цзопин, заведывающий уголовными делами; Бин-гуань Цзопин, начальствующий над внешними войсками. Имел 60.000 войска; /161/ делился на десять частей. Больших домов 70 считалось восемь: Ша, Ян, Хяй, Цзе, Фу, Го, Му, Жи. По их законам бунтовщикам смертная казнь и опись семейств в казну; убийца откупался от наказания представлением трех невольниц. За взятки и кражу платили втрое и заточались на всю жизнь. Обыкновения одинаковы с гаолискими. Находится три острова, на которых родится желтый лак. В шестой луне, надрезав кору, точат лак. Он блестит, как золото. Государь носил пурпуровый кафтан с широкими рукавами, шальвары темной шелковой ткани, пояс простой кожи, башмаки черной кожи, шляпу черного ло, украшенную золотыми цветками. Чиновники носили темномалиновое одеяние, шляпы украшали серебряными цветками. Народу запрещено было носить одеяние цветов темномалинового и пурпурового. Были книги, в которых замечали времена [621] года и месяцы, подобно как в Китае. В четвертое лето правления Ву-дэ, 621, государь Фу-юй Чжан первый прислал посланника представить малорослых лошадей. 71 С сего времени часто представлял Двору дань. Гао-цзу [618 — 626], грамотою дал ему титулы. 72 По прошествии пяти [626] лет, 626, представил блестящие латы, сверх сего жаловался, что гаолисцы заперли ему дорогу для представления дани. Тхай-цзун [627 — 649] в первое лето правления Чжен-гуань, [627] 627, приказал гаолискому посланнику примирить их. Как Бо-цзи всегда враждовало с Синьло, и несколько раз нападали друг на друга, то император послал ему грамоту за большою государственною печатью, следующего содержания: /162/ «Синьло есть соседнее царство моего вассала-государя. Я слышал, что вы несколько раз с жестокостью нападали друг на друга. Я уже предписал Гаоли и Синьло совершенно [125] примириться. Государь также должен забыть прошедшие оскорбления, и поступить сообразно моим мыслям». Фуюй Чжан докладом благодарил: но война, несмотря на это, не прекращалась. Он вторично отправил посланника к Двору, и представил стальные латы и резной бердыш. Император щедро отблагодарил, и подарил [641] три тысячи кусков шелковых тканей. В пятнадцатое лето, 641, Фуюй Чжан умер. Посланник в темном одеянии, представляя поздравительный доклад, сказал: заграничный вассал-государь в Бо-цзи Фуюй Чжан скончался. Император изъявил сожаление на вратах Хюань-ву-мынь; дал ему посмертный чин, 73 сделал самое богатое вспоможение на похороны; приказал сановнику Чжен Вынь-биао дать сыну его Ицы грамоту на титулы: Чжу-го, Шао-ван. 74 Ицы был почтителен к родителям, дружелюбен с братьями. В то время называли его послушным сыном на востоке моря. [642] В следующем году, 642, он заключил мир 75 с Гаоли и пошел войною на Синьло. Они взяли более 40 городов и заняли их своими гарнизонами. Еще предполагали взять город Тан-сян и отрезать дорогу для представления дани. Синьло донес о своей крайности. Император отправил сановника 76 Ли Хюань-гян с указною грамотою, которою требовал объяснить, что в бытность императора в Гаоли по случаю войны взято было у Синьло семь городов; а по /163/ прошествии некоторого времени еще отторгнуто более десяти городов; и потому синьлосцы не могут представлять дани Двору. По вступлении Гао-цзун на престол, 650, отправил посланника к Двору. Император в указе к Ицы писал: «Три царства на востоке моря уже давно основаны. Страна укреплена горными зубцами. 77 В прошлое время не проходило ни одного года без ссор, споров и взаимных нападений. Крепкие города и важные крепости в Синьло, взятые тобою, все мне принадлежат. Прошу государя возвратить землю. В древности Хуань, владетель удела Ци, был только старшим удельным князем; но он защищал погибающие царства. Кольми паче я, повелитель бесчисленных стран, могу ли не пещись о них в опасности. Государь должен возвратить взятые города; а Синьло обязан возвратить пленников. Если государь не поступит согласно указу, то я решусь казнить тебя. [126] Я двину войска киданьские и других владений, перейду Ляо и глубоко проникну в недра твоих владений. Пусть государь поразмыслит об этом, чтобы после не раская-655 ваться». В шестое лето правления Юн-вэй, 655, Синьло принес жалобу, что Бо-цзи, Гаоли и Мохэ взяли тридцать городов на северных его пределах. В пятое лето [660] правления Хян — цин, 660, император назначил военачальника 78 Су Дин-фан главнокомандующим походных войск по дороге в Шень-кю, под ним военачальников Лю Бо-ин, 79 Пхын Шы-гуй 80 и Пьхин Хяо-тхай, 81 и предписал им идти, соединясь /164/ с синьлоскими войсками для усмирения. Они от Чен-шань переправились чрез море. Гарнизон из Бо-цзи охранял Хюн-цзинь-кхэу. 82 Су Дин-фан стремительно ударил, и неприятели были совершенно разбиты. Императорский флот, пользуясь приливом, на парусах пошел прямо к столице, и остановился на один переход. 83 Неприятели со всеми силами противостали, и опять были разбиты — с потерею 10 т. человек убитыми. Город приступом взят. Ицы с наследником Лун бежал на северную границу. Су Дин-фан окружил его. Второй сын Тхай объявил себя государем, и с войском упорно защищался. Ваньсы, внук государя Ицы, сказал ему: государь и его наследник еще живы; а ты объявил себя государем. Но если войска Дома Тхан снимут осаду, тогда что будет наш отец с сыном? И так он с приближенными спустился со стены городской; народ последовал за ним. Тхай не остановился. Су Дин-фан приказал ратникам перелезть чрез парапет и водрузить знамя. Тхай отворил городские ворота и покорился. Су Дин-фан взял Ицы, сына его Лун, малого государя Хяо-янь и пятьдесят восемь старейшин, и всех препроводил в столицу. 84 Он покорил все пять частей государства, 85 тридцать семь областей, двести городов, 760 т. семейств; учредил пять главных начальств пяти частей: Хюн-цзинь, Махань, Дунмин, Гиньлянь и Дэань, и выбрал главных старейшин для управления. Поставил военачальника 86 Лю-жень-юань охранять город Бо-цзи, 87 а [127] военачальника 88 Ван Вынь-ду главноначальствующим /165/ в Хюн-цзинь. В девятой луне Су Дин-фан представил пленников императору. Указано освободить их от казни. Ицы умер от болезни. Ему дан посмертный титул, 89 и позволено прежним вельможам проводить его. Указано похоронить в Сунь-хао по левую сторону могилы Баб, младшего дяди Дома Чень. Лун получил титул Сы-гя-кин. Ван Вынь-ду по переходе чрез море скончался. Лю Жень-гуй 90 заступил его место. Фусинь, племянник Чжанов, некогда начальствовавший над войсками, соединился с буддайским монахом Даотанем. Заняв город Чжеулю, они взбунтовались, и царевича Фуюй-фын, жившего в Японии, объявили государем. Западная часть приняла их сторону, и они с войском [661] обложили Лю Жень-юань. В первое лето правления Лун-шо, 661, Лю Жень-гюй двинул синьлоские войска. Фусинь пошел на помощь Даотаню. Они построили два окопа при реке Хюн-цзинь-гян. Лю Жень-гуй с синьлоскими войсками напал на них с двух сторон. Они побежали в окопы, и сперлись на мосту, причем до 10.000 человек потонуло в реке. Синьлоские войска обратно ушли. Даотань заперся в городе Женьхяо, и объявил себя главнокомандующим; Фусинь также объявил себя шуанценьским военачальником. Они послали сказать Лю Жень-гуй, что, по слухам, Дом Тхан сделал условие с синьлосцами, чтоб по взятии Бо-цзи умертвить до единого человека, и старых и малых, и отдать царство; и потому они решились лучше сражаться, нежели умереть. Лю Жень-гуй отправил нарочного с письменным ответом. Даотань принял весьма гордый вид и посланному с презрением отвечал: /166/ посланный чином мал; а наше владение есть великая держава: по обрядам нельзя принять его, по-пустому посылаете. Лю Жень-гуй, по недостатку войск, принял оборонительное положение и испрашивал дозволение действовать в соединении с синьлосцами. Фусинь сверх чаяния убил Даотаня, и войско его присоединил к [662] своему. Фын не мог управлять им. Во второе лето, 662, в седьмой луне, Лю Жень-юань разбил его при реке Хюн-цзинь, и приступом взял город Чжыло; в ночи подошел к Чжихяню, а на рассвете вступил в него и порубил до восьми сот человек. Сим образом он открыл дорогу для подвоза хлеба из Синьло. Лю Жень-юань просил о присылке войск. Указано назначить военачальника 91 Сунь Жень-шы [128] главнокомандующим походных войск по дороге в Хюн-цзинь и отправить с 7.000 войск из Ци [северо-восточный Китай] . Фу-синь, полновластвуя в государстве, умыслил убить Фына; но Фын с своими приверженцами убил Фусиня и заключил мир с Гаоли и Япониею. Лю Жен-юань, получив вспоможение из Ци, стал довольно силен. Он, соединившись с синьлоским государем Гиньгюеминем, выступил с пехотою и конницею, а Лю Жень-гуй с флотом из Хюн-цзинь, и в одно время пошли к городу Чжеулю. Фын с войском стоял при Бай-гян-кхэу. На всех пунктах 92 одержали верх и сожгли 400 судов. Фын бежал, неизвестно куда. Ложные царевичи Фуюй Чжуншен и Фуюй Чжун-чжы с остатками народа и японцев отдались на волю победителей. Города все обратно взяты. Лю Жень-юань выстроил войско и пошел в обратный путь; Лю Жень-гуй /167/ остался на его месте главноуправляющим. Император определил Фу-Юй-лун главноуправляющим в Хюн-цзинь; чтоб он по возвращении в отечество [665] успокоил Синьло, и собрал рассеявшийся народ. Во второе лето правления Линь-дэ, 665, Лю Жень-гуй увиделся 93 с синьлоским государем в городе Хюн-цзинь, и, заколов белую лошадь, заключил клятву. Лю Жень-гуй в клятве для него написал: «В прошлое время покойные государи, не взирая ни на приязнь, ни на соседство, ни на сословие и приверженность, с Гаоли и Япониею общими силами нападали на Синьло, разоряли селения, вырубали города. Сын Неба, сжалившись над безвинно страдавшим народом, приказал путешественникам 94 восстановить дружбу. Покойные государи, полагаясь на крепость местоположения, надеясь на дальность пути, пренебрегали, не уважали. 95 Император вострепетал гневом, определил воевать, определил истребить, но восстановляет погибших, продолжает род пресекшихся на царских правах: почему поставил прежнего наследника престола Лун главноначальствующим в Хюн-цзинь, чтоб сохранил жертвоприношение своему роду. Преклоняя оружие пред Синьло, навсегда с сим царством заключаю дружбу, забываю неудовольствия, уважая повеления Сына Неба, вечно буду покорным вассалом. Лю Жень-юань, военачальник 96 и князь 97 лично присутствующий при сей клятве! если забудем сии милости, возобнови [129] войну, подвигни народ. Светлые духи, взирая на это; да ниспошлют тысячи несчастий, да /168/ прекратят потомство, да ниспровергнут храм Ше и Цзи. Из рода в род не осмелимся восставать». И так написали сию клятву на железном листе золотыми буквами, и положили в синьлоском храме. Лю Жень-юань предпринял обратный путь. Лун, страшась народа, взял кое-кого с собою и также возвратился в столицу. 98 В правление И-фын, 676 — 678, он получил княжеское достоинство 99 и отпущен в свое владение. В сие время Синьло сделался сильным, и Лун не смел возвратиться в прежние свои владения. Он умер в Гаоли. Императрица Ву-хэу [685 — 705] внука его Гин поставила государем: но земли его уже разделены были между Синьло, Бохай и Мохэ, и существование королевства Бо-цзи пресеклось.

III. Синьло. Синьло суть потомки Дома Бяньхань. Они живут в стране, при династии Хань [в 108 г. до н. э.], названной Лэ-лан, на пространстве в 1.000 ли в поперечнике 100 и в 3.000 ли в длину. Владения их на востоке простираются до Чан-жинь; на юго-востоке Япония, на западе Бо-цзи; на юге море, на севере Гаоли. Государь живет в Гинь-чен, имеющий восемь ли окружности. Охранного войска 3.000 человек. В Синьло городская стена называется Циньмэулэ; город, обведенный стеною, называется Чжопин, без стены называется Илэ. Чжопинов считается шесть, Илэ пятьдесят два. Придворное одеяние белого цвета. Усердно приносят жертвы духам гор. В полнолуние восьмой луны дают великой пир, при котором чиновники стреляют из лука. На высшие места преимущественно определяются родственники. 101 Чиновники разделяются на первую кость /169/ и вторую кость, и тем различаются между собою. Братья могут брать за себя племянниц, теток и по отце и по матери двоюродных сестер. Род государев считается первою костью. Родственники его по жене также все считаются первою костью. Они не женятся на дочерях второй кости, а обыкновенно берут их в наложницы. Из чиновников есть министр, смотритель дворца, попечитель земледелия, председатель главного правления; всего семнадцать степеней. Чиновники второй кости при исполнении дел непременно должны основываться на единогласном мнении и потом докладывать. При разномыслии [130] одного человека дело остановляется. В доме министра жалование не пресекается. 102 Молодых невольников 103 3.000. Латников, волов и лошадей такое же число. Скота пасут на морских островах. Если нужна скотина для стола, то застреливают ее из лука. Просо и рис заимствуют у других. Не заплативший долга отдается в неволю. Государь прозывается Гинь; вельможи прозываются Бу. Народ не имеет прозваний, а только имена. Пищу употребляют в чаше наподобие полукруглой черепицы. 104 В новый год поздравляют друг друга. В этот день поклоняются Духам солнца и луны. Мужчины носят шерстяные шальвары, женщины — длинные платья. При свидании с людьми приклоняют колено, и уважением считается протянуть руки до земли. Не белятся и не сурьмятся; убирают волосы, обвивают ими голову и украшают жемчужного повязкою. Мужчины стригут волосы, смазывают водою сваренога риса, и накрывают черным /170/ платком. На рынках только женщины и девушки торгуют. Зимою делают печи посреди комнаты. Летом пищу держат на льду. Овец нет, ослов мало, а много лошадей. Лошади их хотя рослы, но хорошего бега не имеют. Высокорослые люди, 105 Чан-жинь, принадлежат к породе человека. Рост их в 30 футов; зубы как у пилы, лапы крюком; тело обросшее черною шерстью. Пищи не готовят на огне, а пожирают птиц и зверей, иногда и людей употребляют в пищу. Берут жен, чтоб шили платье. В их владении сплошные горы на несколько десятков ли. Есть ущелье, укрепленное железными воротами, которые называют крепостными воротами. Синьлосцы всегда содержат здесь тысячу человек с тугими самострелами для охранения. Когда Бо-цзи воевали с Гаоли, последние просили вспоможения. 106 Синьло пошел со всеми войсками и разбил. С того времени война между ними не прекращалась. Впоследствии они в плен взяли государя из Бо-цзи и убили. Вражда усугубилась. В четвертое лето [621] правления Ву-дэ, 621, государь Чженьпин отправил посланника к Двору. Гао-цзу[618 — 626] указал придворному сановнику 107 Юй Вынь-су отправиться с бунчуком — отблагодарить. По [624] прошествии трех лет, 624, пожаловал государя титулами. 108 В пятое лето правления [131] [631] Чжен-гуань, 631, владетель представил две труппы женской музыки. Тхай-цзун [627 — 649] сказал: из города Билинь поднесли мне попугаев. В словах их, казалось, что просили возвратить их на родину. Кольми паче люди. Он поручил посланнику обратно взять их. В этом году Чженьпин умер — /171/ бездетным. 109 Поставили дочь Шань-дэ государынею. Вельможа Ицьзи усилился в государстве. Указано дать Чженьпину посмертный титул 110 и на погребение послать 200 кусков [635] шелковых тканей. В десятое лето, 635, император отправил посланника с грамотою, которою утвердил Шань-дэ наследственною по отце государынею. Вельможи дали ей наименование [643] Шен-цзу Хуан-гу. В семнадцатое лето, 643, Гаоли и Бо-цзи произвели нападение. Приехавший посланник просил войск. Случилось, что император лично пошел воевать Гаоли. Указано вести войска, чтоб сокрушить силы неприятеля. Шань-дэ выставила 50.000, которые, вступив в южные пределы гаолиские, взяли город Шуй-кхэу, и Шань-дэ донесла императору. В двадцать первое [647] лето, 647, Шань-дэ умерла. Ей дан посмертный титул Гуан-лу Да-фу, 111 и младшая ее сестра [648] Чжень-дэ наследовала престол. В следующем году, 648, она отправила к Двору сына Вынь-ван и Чунь-цю, племянника от младшего своего брата И-цзань. Вынь-ван и Чунь-цю получили высшие военные чины при Дворе 112 и по сему случаю они приняли одеяние Срединного государства. Им подарены дорогие придворные одеяния Еще дозволено им посмотреть в государственном училище 113 возлияние вина 114 и изъяснение классических книг. Император подарил им сочиненную им Историю династии Цзинь. Когда они простились с Двором, император приказал высшим чинам — от шестого до первого класса — угостить их за городом. Когда /172/ [650] Гао-цзун, в первое лето правления Юн-вэй, 650, разбил Бо-цзи, Чжень-дэ отправила к Двору Фа-минь, сына Чунь-цю, поднести вытканную на шелковой материи оду на китайском языке. Император похвалил содержание оды и сделал Фа-минь членом великого правления. В пятое лето, [654] 654, Чжень-дэ умерла. Император изъявил сожаление; дал посмертный титул: Кхай-фун и Тхун Сань-сы; 115 на погребение послал [132] 300 кусков шелковых тканей; назначил гражданского сановника 116 Чжан Вынь-шеу отправиться с бунчуком для утешения и жертвоприношения; [655] утвердил Чунь-цю преемником престола. В следующем году, 655, Бо-цзи, Гаоли и Мохэ соединенными силами напали на Синьло и взяли 30 городов. Приехал посланник просить о помощи. Император назначил Су Дин-фан для усмирения, а Чунь-цю командующим походных войск по [661] дороге в Юй-и. После сего покорили Бо-цзи. В первое лето правления Лун-шо, 661, Чун-цю умер, и Фа-минь наследовал престол. Государство переименовано великим начальством в Фи-линь-чжеу. Фа-минь определен главноначальствующим. В пятое лето правления Хянь-хын, [677] 674, он принял войско гао-лиских мятежников и завоевал часть земель в Бо-цзи. Император рассердился, лишил его чинов и достоинства, а младшего брата его князя Жень-вынь 117 поставил синь-лоским государем, и из столицы отпустил в свое владение; назначил Лю Жень-гюй главнокомандующим по дороге в Ги-линь, военачальников Ли Би 118 и Ли Гинь-хинь 119 помощниками его. Им предписано выступить в поход и /173/ совершенно усмирить. Во второе [675] лето правления Шан-юань, 675, во второй луне, Лю Жень-гуй разбил неприятелей под городом Ци-чжун; побил и в плен взял множество мохэсцев, которые, переплыв чрез море, напали на южные пределы. Ли Гинь-хин определен главноуправляющим с пребыванием в городке Май-сяо. Он дал три сражения, и неприятели обратились в бегство. Фа-минь отправил посланника к Двору с извинением и великим множеством корзин с данью. Жень-вынь возвратился, и отказался от престола. Император указал возвратить Фа-минь и чины и достоинство. Впрочем, он много взял земель в Бо-цзи и распространил свои владения до южных гаолиских пределов. Он учредил девять округов; Шэн-чжеу, Лян-чжеу, Кхан-чжеу, Хюн-чжеу, Цюань-чжеу, Ву-чжеу, Хань-чжеу, Шо-чжеу, Дянь-чжеу. В каждом округе поставлен главноуправляющий, заведывающий десятью или двадцатью областями. В области поставлен областной начальник, в уезде — уездный начальник. [681] В первое лето правления Кхай-ио, 681, Фа-минь умер. Сын Чжен-мин наследовал престол. Он отправил к Двору посланника, чрез которого просил обряды Дома Тхан и разные другие сочинения. Императрица Ву-хэу [685 — 705] пожаловала [133] радостные и печальные обряды и 50 глав ученых сочинений.

Историческое дополнение. В нынешнем уложении обрядовой палаты обряды разделены на пять отделений: обряды религиозные, радостные, военные, гостеприимные, печальные. К религиозным обрядам относятся многоразличные жертвоприношения, моления, приношения, возлияния, совершаемые государем и чиновниками по должности и проч. Всего таких обрядов считается 122. К радостным обрядам принадлежат 74 придворных церемониала /174/ на разные случаи. Напр, на восшествие на престол, на царские браки, на жалование княжеских достоинств и пр. К военным обрядам принадлежат 18 военных церемониалов, как-то: большой смотр войскам, производимый императором, выезд его к армии и пр., в числе 18 военных обрядов 16-й и 17-й относятся до избавления солнца и луны от затмения. К гостеприимным обрядам принадлежат 20 церемониалов, как-то: возведение иностранных государей на престол, взаимное свидание между князьями и между чиновниками и пр. К печальному обряду принадлежат 15 церемониалов, как-то: траур при Дворе, у князей, у чиновников и разночинцев и пр. Всех церемониалов считается 249. В сем числе некоторые имеют небольшие подразделения.

По смерти Чжен-мин сын Ли-хун наследовал престол. По смерти его младший брат Хин-гуан наследовал престол. При государе Хюань-цзун [712 — 755] в правление Кхай-юань, 713 — 741, несколько раз приезжали к Двору; поднесли шелковые ткани и тюленьи кожи; еще представили двух девиц. Император сказал: девицы суть близкие родственницы государя. Разлучать родных противно отечественным обычаям. Мне прискорбно оставить их. И так щедро наградил их, и отпустил обратно. Еще государь послал молодых людей в государственное училище для изучения классических книг. Император подарил государю разные шелковые ткани, "ло" пяти цветов, пурпуровый вышитый кафтан, золотые и серебряные изделия превосходной работы. Хин-гуан также представил императору отличных собак и лошадей, золото и прекрасные изделия из волос. В прошлое время, когда Бо-хай и Мохэ опустошали Дын-чжеу, Хин-гуан отразил их. /175/ Император дал ему важный военный чин, 120 и велел объявить войну Мохэ. В двадцать пятое лето, [737] 737, Хин-гуан умер. Император [134] очень сожалел; дал ему посмертный титул Тхай-цзы Тхай-бао 121 и отправил Хин Дао для утешения и жертвоприношения. Сын Чен-кин наследовал престол. Император сказал Хин Дао: «Синьло слывет государством просвещенным; знают древнюю историю и стихотворения. 122 Как ты из числа ученейших мужей, то назначаю тебя отправиться с бунчуком. Тебе надлежит изложить смысл священных книг, чтоб они видели, на какой степени находится просвещение в нашем государстве. Еще там придворные чиновники искусны в шахматной игре, я назначил в помощники тебе двух офицеров Сань Гюнь-ян и Цзи Ин. При нашем Дворе лучше их никто не играет». 123 Почему они богато снабжены были золотом и дорогими вещами. Супруге послана грамота на титул государыни. 124 По смерти Чен-кин отправлен посланник для утешения; а Хянь-ин, младший брат покойного, поставлен государем. Император находился в Шу [провинции Сычуань] . Посланник отправлен вверх по реке Гян [Янцзыцзян] в [766] Чен-ду, и в новый год представлен Двору. В первое лето правления Дали, 766, Хянь-ин умер. Сын Кянь-юнь возведен на престол, — только что вышедший из детства. Он отправил Гинь Иньгюй к Двору ожидать повеления. 125 Указано сановнику 126 Гуй Чун-гин отправиться для /176/ утешения, с ним послана грамота на достоинство, а матери его Гинь на титул вдовствующей государыни. 127 Случилось, что один из министров начал спорить о власти. Началось междоусобие, и в государстве открылось великое смятение, которое прекратилось уже по прошествии трех лет. После сего ежегодно представлял Двору приношения. В четвертое лето правления Гянь-чжун, [783] 783, умер, не оставив сыновей по себе. Вельможи с общего согласия возвели министра Гинь [785] Лян-сян. В первое лето правления Чжен-юань, 785, отправлен сановник 128 Гай-юань с бунчуком для вручения грамоты. Новый государь в этом же году умер. Родственник его Гин-синь [798] наследовал престол. В четырнадцатое лето, 798, умер, не оставив сыновей по себе. [799] Поставлен законный внук Цзунь-юн. [135] В следующем году, 799, послан сановник 129 Вэй-дань с грамотою: но еще 799 до его приезда Цзунь-юн умер, и Вэй-дань возвратился. Сын [805] Чжун-хин поставлен. В первое лето правления Юн-чжен, 805, сановник 130 Юань Цзи-фан послан с утвердительною грамотою. По прошествии трех лет посланник Гинь Ли-ки приехал благодарить; сверх сего представил, что в прошлом году покойный владетель Цзунь-юн грамотою был пожалован титулом государя, мать его Шень вдовствующею государынею, а супруга государынею. Цзунь-юн отошел в другой мир, а грамота осталась в государственном кабинете. Почему просил выдать ее для доставления. Еще министры его Гинь Янь-шен и Гинь Чжун-гун, государевы младшие братья Су-гинь и /177/ Тьхянь-мин просили иметь ворота из трезубцев. Император дозволил и то и другое. Всего дважды приезжали к Двору с данью. В седьмое лето, [811] 811, государь умер. Поставлен Гинь Янь-шен. Приехали с донесением о потере. Указано сановнику Цуй Тьхянь отправиться для утешения, и сверх сего дать нового государя супруге Чжен титул государыни. В продолжение правлений Чан-цин и Бао-ли, 821 — 826, дважды присылали посланника к Двору, и оба оставлены в корпусе телохранителей. Гинь Янь-шен умер. Сын [831] Цзин-вэй поставлен. В пятое лето правления Тхай-хо, 831, сановник Дэ Юань-цзи с грамотою [836] исполнил утешение по церемониалу. В начале правления Кхай-чен, 836, отправил сына И-цзун принесть благодарение, и желал оставить его в корпусе телохранителей, что и сделано по его [840] желанию. В следующем году, 837, отправлен. В пятое лето, 840, сын, бывший заложником, и сто пять воспитанников, кончивших образование, возвратились. Были Чжан Бао-гао и Чжен Нянь, оба искусные в воинских упражнениях. Они владели копьем. Чжан Нянь еще мог ходить в море под водою до 50 ли, не показав темя; но в храбрости и крепости не мог сравниться с Бао-гао, которого посему и называл старшим братом. Бао-гао годами был моложе, но в искусстве превосходнее, и таким образом они равнялись. По прибытии из Синьло в Китай они поступили в службу и были низшими офицерами. После Бао-гао возвратился в Синьло и, явившись к государю, сказал: во всем Срединном государстве Синьлосцев содержат невольниками. Я желаю получить начальство над гарнизоном, чтоб морские разбойники более не могли похищать людей, /178/ отправляющихся на запад. Цин-хай есть важное место на [136] пути. Государь дал Бао-гао 10.000 гарнизона для охранения. Со времени правления Тхай-хо, с 827 года, на море не остановляли синьлосцев. Когда Бао-гао возвратился в отечество, Нянь терпел и холод и голод. В один день, разговаривая с начальником гарнизона, Пхын Юань-гуй сказал: я хочу возвратиться на восток, и просить пищи у Чжан Бао-гао. Юань-гуй сказал: ну если ты не поладишь с ним? для чего тебе искать смерти от его руки? Приятнее умереть, сказал Нянь, от оружия, нежели от холода и голода; кольми паче умереть от старого земляка. И так Нянь отправился и явился к Бао-гао. Они начали пить и чрезвычайно веселиться, но еще не кончили пить, как получили известие, что вельможи убили государя; столица без государя и в волнении. Бао-гао, отделив 5.000 человек, отдал Нянь и, со слезами обнимая его, сказал: кроме тебя никто не может прекратить бедственных смятений. Нянь по прибытии в столицу казнил бунтовщиков, поставил государя и донес императору. После сего государь призвал Бао-гао и сделал министром, а Нянь оставлен начальником в Цин-хай. С [841] правления Хой-чан, с 841 года, более не приезжали к Двору.

Прибавление о царстве Бо-хай. Основатель царства Бо-хай, по истории династии Тхан, был сунмоский мохэец, гаолиский ленный владетель, по прозванию Да, иначе Да-шы, по имени [668] Цицик Чжунсян. По падении Дома Гаоли, в 668 году, он с своим народом занял от Илэу на [696] восток хребет Мэу-шань. В правление Вань-суй-тхун-тьхянь, 696, когда киданьский Цзиньчжун учинил нашествие на северные /179/ пределы Китая, Цицик Чжунсян переправился через Ляо-шуй (с севера на юг) занял северо-восточную сторону хребта Тхай-бо-шань и укрепился при реке Оло. Китайский Двор признал его государем в достоинстве Чжень-го-гун. Сын его Цзоюн основал царство и принял титул Чжень-го Ван. Владения его простирались на 5.000 ли. Под его державою находились Фуюй, Воцзюй, Бяньхань, Чао-сянь и разные владения на севере моря. В правление Сянь-тьхянь китайский Двор дал ему титул Бо-хай-гюнь Ван, с управлением всею областью Хурхань, иначе Хурхань-чжеу. См. Хурхань-чжеу. С сего времени Цзоюн оставил титул Мохэ, и начал называться Бо-хай-гюнь Ван. Сын его Уачжи Да Ту-юй самовольно принял название своему правлению. В конце правления Тьхянь-бао он перенес свой Двор в Бо-хай Ван-чен, в 300 ли от прежней резиденции. Бо-хай Ван-чен лежал на правом берегу Хурхи, в 60 ли от Нингуты на юг. В 30-ти от него на юго-запад находился город Сушень, [137] столица древнего царства Сушень. Дом Гинь, по ниспровержении Дома Ляо, в 1138, основал столицу близ Бо-хай Ван-чен: почему в истории династии Гинь сказано: Дом Гинь утвердил столицу в Бо-хай Ван-чен, и назвал ее Шан-гин, а по переносе столицы в Пекин в 1154 году назвал ее Хой-нин-фу. Дом Да-шы царствовал около 235 лет, но с того времени, как Да Туюй объявил себя независимым государем, китайская история перестала писать о государстве Бо-хай. Политическое разделение государства сего помещено в Статистическом описании Китайской империи. См. т. II, стр. 254 и сл. [сочинения Иакинфа Бичурина]

КОНЕЦ ВТОРОЙ ЧАСТИ

Комментарии

1 Да — больший, сяо — малый.

2 Я-лу шуй, кит. слова: утиной зелени река.

3 Т.е. столповые дворяне или аристократы.

4 Шап-вэй первостепенный].

5 В Китае.

6 В Китае.

7 При Дворе.

8 Названия корпусов все суть китайские.

9 Ци-цзы, князь китайский, принесший в Корею законы в 1121 г. до Р. X.

10 Т.е. китайские классические.

11 О сем размене бродяг в Ганму помещено под 624 годом.

12 Шан-чжу-го, Ляо-дун-гюнь Ван, Гао-ли-Ван.

13 Цао-Вэй.

14 Сань-ци шы-лан.

15 Гуан-чжеу Сы-ма.

16 По Ганму сей посланник отправлен был в сентябре 631 года.

17 В Корее. [Да-Дуйлу, упоминаемый выше, есть название высшего чина.]

18 Цюань есть кит. слово; значит: источник, родник.

19 Ляо-дун-гюнь Ван, Гао-ли Ван.

20 В том же 643 году.

21 Цзянь-и Да-фу.

22 По Ганму: серебро Бай-гинь. В подлиннике гинь золото, означает вообще благородный металл; напр. Хуан-гинь желтый металл, золото; Бай-гинь белый металл, серебро.

23 Потреплю.

24 Гян-хя Ван.

25 Император оставил столицу без прикрытия.

26 Гай-мэу-чен взят в мае 645 года.

27 Шаби взят в июне с моря.

28 Вслед за Шаби взят Ляо-дун-чен под предводительством самого императора.

29 Ган-хя-ван.

30 Это древний китайский телеграф.

31 Чиновник, заведывающий царскими вещами, на кит. Шан-нянь-фын-юй.

32 Жуса почину тоже, чтоб Китае Ду-ду, т.е. главнокомандующий.

33 Это был титул императора Тай-цзуна до вступления на престол.

34 Цзо-вэй Да-гян-гюнь.

35 Обозрений.

36 Первому Хун-лу-кин, второму Сы-нун-кин.

37 По Ганму: осада производилась в октябре 645 года. Таким образом, война продолжалась не более полугода.

38 Каменья, бросаемые баллистами, весили 17 фунтов; перелет их простирался до 300 шагов, или до 1.500 футов.

39 На кит. Тхай-лао, состоящую из быка, барана и свиньи.

40 Т.е. восьми месяцев.

41 По Ганму: радостные клики.

42 Ю-ву-вэй Гян-гюнь.

43 Ю-тхунь-вэй Да-гян-гюнь.

44 Ю-ву-вэй Да-гян-гюнь.

45 Ю-вэй Гян-гюнь.

46 Лао принадлежит к тангутским родам, обитающим в губ. Сычуань под общим кит. названием.Фань.

47 Цзо-вэй Чжун-лан-гян.

48 Цзо-кяо-вэй Да-гян-гюнь.

49 Ю-ву-вэй Да-гян-гюнь.

50 Цзо-кяо-вэй Гян-гюнь.

51 Цзо-гинь-ву-вэй Гян-гюнь.

52 Ин-чжеу Ду-ду.

53 Цзо-ву-вэй Гян-гюнь.

54 Цзо-гянь-мынь Гян-гюнь.

55 Дэ-цзинь Ляо-дун Да Ду-ду Пьхин-жан-дао Ань-фу Да-шы.

56 Хюань-пху-гюнь Гун.

57 По Ганму 17 городов, вероятно, полагая и Синь-чен в сем же числе.

58 Очень важное указание на землетрясения, которые раньше в Корее были частыми.]

59 Сы-пьхин Тхай-чан-бо.

60 Сы-лао-шао-цин.

61 Инь-цин Гуан-лу Да-фу.

62 Ю-вэй Да гян-гюнь.

63 Цзо-вэй Да гян-гюнь.

64 Тхай-цзы Тхан-шы.

65 Вэй-вэй Да гян-гюнь.

66 Сто уездов заключают в себе все земли.

67 Сы пьхин Тхай-чан.

68 Чаосянь-гюнь Ван.

69 Почему Дом Бо-цзи еще прозывался Фуюй.

70 Т.е. знаменитых фамилий.

71 Го-хя-ма. См. отд. III, стр. 30.

72 Дай-фан-гюнь Ван, Боцзи Ван.

73 Гуан-лу Да-фу.

74 Кит. слова: подпора престола, наследственный государь.

75 Миром назван военный союз.

76 Сы-нун Чен-сян.

77 В подлиннике: собачьими клыками.

78 Цзо-вэй Да-гян-гюнь.

79 Цзо-вэй Гян-гюнь.

80 Ю-ву-вэй Гян-гюнь.

81 Цзо-кяо-вэй Гян-гюнь.

82 Устье реки Хюн-цзинь-шуй.

83 За 30 ли; за 15 с небольшим верст.

84 Китайскую.

85 Т.е. все королевство, разделенное на пять частей.

86 Лан-гян.

87 Т.е. столицу.

88 Лан-гян.

89 Цзо-вэй Лан-гян.

90 Вэй-юй-кин.

91 Ю-вэй-вэй Гян-гюнь.

92 Китайцы.

93 Лю Жень-гуй.

94 Т.е. посланникам или поверенным.

95 Предписаний императора.

96 Ю-вей-вэй Гян-гюнь.

97 Лу-чен-хянь-гун.

98 Китайскую.

99 Дай-фан-гюнь Ван.

100 Т.е. от севера к югу.

101 Т.е. из царского рода.

102 Т.е. эта должность наследственна.

103 Пажей.

104 Свернутой в полутрубку.

105 Баснословное предание о великанах.

106 У китайского Двора.

107 Тхун-чжи Сянь-ки Шы-лан.

108 Чжу-го, Лэ-лан гюнь Ван, Синь-ло Ван.

109 Т.е. не оставил сыновей.

110 Цзо-гуан-лу Да-фу.

111 Мужской титул 1-й степени.

112 Первый: Цзо-ву-вэй Гян-гюнь; второй: Дэ-цзинь.

113 Го хио, так назывался тогда педагогический институт.

114 Жертвенный обряд.

115 Титул чина 1-й степени.

116 Тхай-чан-чен.

117 Ю-кяо-вэй юань-вай Да-гян-гюнь.

118 Вэй-юй-цин.

119 Ю-лин-гюнь Да-гян-гюнь.

120 Нин-хай-гюнь Да-шы.

121 Кит. титул чина 2-й степени.

122 Кит. классические книги: Шу-гин и Шы-гин.

123 Т.е. в шахматную игру.

124 На кит. Фэй; это есть титул побочной кит. императора супруги 3-й ст.; но здесь сие слово взято в значении государыни.

125 Т.е. утверждения.

126 Цан-бу Лан-чжун.

127 На кит. Тхай-фэй.

128 Ху-бу Лан-чжун.

129 Сы-фын Лан-чжун.

130 [У Бичурина сноска пропущена]

Текст воспроизведен по изданию: Н. Я. Бичурин [Иакинф]. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена.  М-Л. АН СССР, Институт этнографии им. Миклухо-Маклая. 1950

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.