Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

БИЧУРИН Н. Я. [ИАКИНФ]

КИТАЙ, ЕГО ЖИТЕЛИ, НРАВЫ, ОБЫЧАИ, ПРОСВЕЩЕНИЕ

XI.

ИЗЛОЖЕНИЕ СИСТЕМЫ МИРОБЫТИЯ

Рано открылись в Китае первые порывы философствующего ума. Еще Государь Фуси изложил свои мысли о Боге и природе (Китайцы под природою разумеют свойства вещей и в физическом и в нравственном отношении) вещей — двумя чертами — цельною и ломаною, которые чрез утроение представлены в осьми видах, названных гуа, а сии восемь гуа чрез перестановку тех же черт разделены на 64 гуа, и каждая черта в них заключала в себе полную мысль какую либо. [399] Следовавший за ним Государь Ань-ди, проименованный Шень-нун-ши, сделал перемены в системе его положений на гуа. Государь Вынь-ван сочинил новые положения и новые изъяснения на те-же гуа; сын его Чжеу-гун написал новые положения на самые черты, а Кхун-цзы присоединил к ним свои толкования. Сие сочинение названо И-цзин, что значит: Книга Перемен liber vicissitudinum.

Из помянутых трех систем Книги перемен первые две совершенно погибли при известном созжении книг в Китае, и не возможно дать суждение о них. Что касается до последней, то она не по одной древности, но и по своему содержанию всегда считалась первою в числ 13 книг, признанных священными в Китай (Священная книга на Кит. языке называется Цзинь, или гкин. Священными считаются только книги написанные Святыми Мужами. О значении слова Святый будет сказано ниже). В сей книге содержатся понятия о Боге и природе т. е. о законах физического, и нравственного мира; и хотя изложенные в ней мысли не составляют систематической философии: но не смотря на то приняты были главным основанием новой системы миробытия, сочиненной ученым Чжеу-дунь-и в половине XI столетия. Сия система с самого начала принята была всеми учеными, а потом и правительством, и ныне как мысли так и самые выражения ее [400] сделались классическими в Китайской словесности. Она представлена в чертеже под названием Тхай-цзи-mхy что значит: чертеж Первого начала. Вот изложение сего чертежа, с изъяснениями самого Чжеу дунь-и и других знаменитых ученых.

ЧЕРТЕЖ ПЕРВОГО НАЧАЛА.

Круг под числом I изображает то, что мы называем Безначальным и Первым началом. Это есть собственное существо теплорода произшедшего от движения, и водорода (Теплород по Кит. называется ян, водород — инь; это суть две силы действующие в нашем мире. Чертеж первого начала приложен в начале книги) произшедшего от покоя (Движение есть продолжающееся действие,— бытия тварей; покой есть бездействие смерть, разрушение тварей. В нравств. смысле движение есть время деятельности, покой есть отсутствие оной). Первого начала — впрочем так, что Первое начало не отделилось от теплорода и водорода, а составляет собственное существо последних.

Круг под числом II представляет, что от движения Первого начала произошел теплород, от его покоя — водород; кружок в средоточии круга представляет собственное существо их.

Белая половина круга под буквою а означает движение теплорода, которым открылось действование Первого начала; черная половина круга под буквою б означает покой водорода, постановивший существо Первого начала. Покой водорода есть корень [401] движение теплорода; движение теплорода есть корень покоя водорода.

Чертеж под числом III представляет, каким образом из превращений (Под превращением Китайцы разумеют процесс перехода из небытия в бытие, т. е. рождение тварей) теплорода и соединений с ними, водорода произошли пять стихий: вода, огонь, дерево, металл, земля. Правая черта, соединяющая огонь, землю и металл, представляет превращения теплорода; левая черта, соединяющая воду с деревом представляет соединение водорода. Соединение огня с металлом чрез землю есть превращение производимое теплородом; соединение воды с деревом есть соединение производимое водородом. Вода есть преизбыток водорода; и посему занимает правую сторону. Огонь есть преизбыток водорода; и по сему занимает левую, т. е. преимущественную сторону. Дерево есть огустение теплорода; и по сему следует за огнем. Металл есть огустение водорода; и по сему следует за водою. Земля, как вместилище (губка) воздуха, занимает средоточие.

Соединение верхней части чертежа с кругом под числом II. представляет, что водород произошел из теплорода, а теплород из водорода; из воды произошло дерево, из дерева огонь, из огня земля, из земли металл; металл опять превращается в воду (жидкость). Сим образом стихии подобно кольцу не имеют начала; но с началом их пять воздухов распространились; четыре времени года образовались. [402]

Круги под числами I и II с чертежем под числом III представляют, что пять стихий суть одно с теплородом и водородом, и в совокупности они составляют две подлинности (фонд) в пяти разных видах — без излишества и недостатка, т. е. в соразмерном содержании. Теплород и водород суть единое с Первым началом, и между ними нет разности ни в тонкости ни в грубости, ни по началу, ни концу. Первое начало собственно есть Безначальное. Действия Верховного Неба ни слышимы ни обоняемы (На Кит. языке: не имеют ни гласа, ни запаха). Каждая из пяти стихий при рождении получила свою природу; неодинаков воздух их, различное вещество; каждая имеет свое Первое начало — без заимствования от других.

Нижний кружок в чертеже под числом III, связывающийся с высшим двумя чертами, представляет непостижимое соединение и неразделимость Первого начала, теплорода, водорода и пяти стихий.

При круге под числом IV слова: Небо — муж, Земля жена (Небо — цянь; Земля — кхунь разумеются духовные, имеющие творящую силу) сказаны в отношении к рождению из воздуха, т. е. к первоначальному рождению человека в двух полах. Муж и жена, каждый имеют свою природу: но оба суть одно Первое начало.

При круге под числом V слова : рождение тварей сказаны в отношении к вещественному их рождению. Каждое существо в мире имеет свою природу: но все суть одно Первое начало. [403]

Примеч. До сего места продолжалось изъяснение чертежа представляющего Первое начало в образовании законов физического мира; далее следует развитие нравственного мира.

Один только человек получивший тончайшее пред прочими (существами), есть разумнейшее существо, и в сем самом заключается его Первое начало. Впрочем образ, т. е. телесное существо его, есть произведение покоя (осадки) водорода, а дух, или душа, есть действие движения теплорода. Пять свойств его (Свойства, составляющие природу человека, суть: человеколюбие, справедливость, благоприличие, иначе обряд, знание и верность; под верностию разумеется неизменное постоянство в словах, предприятиях и делах. Сии свойства или добродетели составляют нравственный его закон) суть качества пяти стихий: огня дерева, воды, металла и земли. Добро и зло составляют различие между мужчиною и женщиною. Дела человеческие суть изображения вещей т. е. суть тоже в нравственном мире, что вещи в мире физическом. Отсюда в подлунном мире происходит то разнообразное смешение движений, которое производит между людьми счастие и несчастие, раскаяние и сожаление (о прошедших поступках). Один только Святый (Святым или Премудрым Китайцы называют такого человека, который, по счастливому совокуплению всех свойств в высшем совершенстве, от рождения не может погрешать ни в суждениях ни в делах: но допускают достижение такого совершенства чрез образование в науках и постоянное улучшение нравственности) человек, получивший чистое и [404] единое, т. е. беспримесное из тончайшего, имеет во всем совершенстве существо и употребление (В сем выражении под существом — тьхи разумеется практическое знание нравственных правил. Приложение сих правил к поведению в разных обстоятельствах жизни называется употреблением — юня. В отношении к Первому началу под существом разумеются свойства его, под употреблением — действие) Первого начала, (т. е. столько же совершен, как Первое начало). По сей причине и в движении и в покое всегда стоит он на высшей точке совершенства, и посреди безмолвия и недвижимости всегда чувствует и внутренно видит все происходящее в поднебесной. Ибо средина, человеколюбие и созерцание (внутреннее) суть движение теплорода, открывшее действия Первого начала. Прямота, справедливость и безмолвие суть покой водорода, постановивший существо Первого начала. Средина, прямота, человеколюбие и справедливость составляют в нем целое и совершенное существо ; покой всегда служит им основанием. Как скоро Первое начало (человека) составилось из помянутых добродетелей; то Первое начало, движение теплорода, покой водорода, произшедшие из сего пять стихий, небо и земля, солнце, луна, четыре времени годовых, духи (Духи в веществе Шень и духи освободившиеся от вещества Гуй в существе своем суть один и тот же первобытный воздух, получивший два названия от его действий в двух видах) в веществ и духи освободившиеся от вещества не могут разнодействовать с ним. Благородный [405] человек (Цзюнь цзы) с опасением и страхом сохраняя добродетели, составляет счастие для себя. Низкий человек по рассеянности и распутству вопреки им действует, и чрез то составляет несчастие для себя (Китайцы все и нравственные и физические несчастия приписывают действию нравственных законов на мир физический). Закон Неба, закон Земли и закон человека имеют единое Первое начало. Теплород, твердость и благость суть движение теплорода, начало тварей. Водород, повиновение (Твердость Ган в теплороде есть неизменяемость его в своем существе от влияния посторонней силы. Повиновение Шунь есть восприемлемость видоизменения от влияния посторонней силы) и справедливость суть покой водорода, конец тварей (смерть, разрушение). В Книг Перемен это названо постановлением закона трех начал сан-цзи-дао; а в самой вещи есть одно Первое начало. Почему сказано: в Книге Перемен Первое начало есть движение теплорода и покой водорода.

Изъяснение изложенной системы миробытия.

Безначальное и Первое начало.

Действия Верховного Неба не имеют ни гласа ни запаха: но в самой вещи суть первая вина творения, корень всех существ в мире: и по сему названо Безначальным и Первым началом: а кроме Первого начала нет другого Безначального. [406]

Чжу-цзы (Он же Чжу-си, Чжу-цзы-ян, необыкновенный из писателей XIII века) пишет: чертеж Первого начала есть единый подлинный порядок (естественный), имеющий основанием единство. — Еще пишет: Безначальное так названо потому, что оно ни местопребывания ни образа не имеет. Оно было до бытия вещей, и по разрушении вещей вечно будет. Существуя отдельно от теплорода и водорода, оно беспрерывно действует в них, и, проницая все существо их, все нанолняет собою. По сему только можно сказать, что оно вначале не имело ни гласа ни запаха, не давало ни тени, ни звука. — Еще пишет: Первоначальным источником названо потому, что оно есть корень и начало всего. Святый человек (В Китае искони до ныне Святыми признаны Фу-си Яо, Шунь, Юй — древние Государи; Чен-тхан, основатель династии Шан ; Вын-ван и сын его Ву-ван, основатели древней династии Чжеу; Чжеу-гун, брат последнего, Кхун-фу-цзы, Цзэн-цзы, Цзы-сы и Мын-цзы. — Здесь под Святым разумеется Фу-си, изобретатель Гуа составляющих основание Книги перемен. Прочие из обоготворяемых ученых носят название Мудрых) назвал Первым началом, дабы показать, что оно есть корень всех вещей в мире. Чжеу-цзы (Чжеу-цзы он же Чжеу-дунь-и, Чжеу-лянь-ци, сочинитель сей системы миробытия) последовал ему, и присовокупил слово: Безначальное, чтобы выразить сим непостижимость его существа.

«От движения Первого начала произошел теплород; когда же движение достигло крайней своей [407] точки, то последовал покой. Из покоя произошел водород; когда же движение опять достигло крайней своей точки, то снова последовал покой. Движение и покой взаимно произвели друг друга. Отделение теплорода от водорода произвело два вида, т. е. две действующие силы в природе».

Движение и покой Первого начала есть вседействие повеления Неба, т. е. необходимое следствие вечных законов мира (Под повелением Неба разумеют физические и нравственные законы мира, заключающиеся в свойствах Первого начала). Это самое называется законом теплорода и водорода. Истина (Истина, чем, в понятии Китайцев, есть действительность вещи или предмета. Сим определением истины они доказывают бытие Бога со всеми свойствами ему приписываемыми) есть корень (сущность) Святого человека, начало и конец вещей, закон повеления. Движение есть действие истины, есть сообщаемое добро, чрез которое все существа (в мире) приемлют начало. Покой есть отсутствие истины, усовершенная природа. Отсюда все вещи заимствуют свою природу. Когда движение достигнет крайней своей точки, следует покой. Когда покой достигнет крайней своей точки, опять следует движение. Движение и покой взаимно производят друг друга, и сим образом вседействие повеления Неба беспрерывно совершается в мире. От движения произошел теплород, от покоя водород. Чрез отделение теплорода от водорода прияли бытие два вида, которые по разделении [408] постоянно пребывают: ибо Первое начало есть Самобытная, непостижимая сила; движение и покой суть пр ужины ее. Первое начало приемля образы остается верхосным законом; теплород и водород приемли образы составляют вещественное существо мира. По сему если рассматривать это в видимых явлениях, то движение и покой не могут быть в одно и тоже время, теплород и водород не могут быть в одном и том же месте ; между тем как Первое начало повсюду находится. Ежели рассматривать это со стороны таинственной; то даже в точке, непостижимой глазу, вполне заключается порядок движения теплорода и покоя водорода. При всем том, углубляясь в минувшее, невозможно дойти до соединения начала т. е. к началу вечности; простираясь в будущее невозможно дойти до точки конца. По сей причине Чен-цзы сказал: движение и покой не имеют начала.

Чжу-цзы пишет: Первое начало произвело теплород и водород; порядок (Порядок есть образ действий, произходящих в вещах соответственно природе каждой) произвел воздух (Под воздухом Ци разумеется душа мира, неподлежащая чувствам, хотя и материальная. Души живущих существ суть излияние или частицы сей души мира. Из сгущения сего же воздуха и вещество образовалось). Когда теплород и водород прияли бытие: то Первое начало уже находилось в них, а порядок в воздухе. — Еще он пишет: природа (человека) есть как бы Первое начало; душа есть как бы [409] теплород и водород. Первое начало пребывает только в теплород и водороде, и не может отделиться от них: но если судить о Первом начал в самом тесном смысл, то оно само по себе есть Первое начало, теплород и водород сами по себе суть теплород и водород. Природа и душа человека таким же образом! по сему то сказано: одно составляет два, два составляют одно. — Еще пишет: от движения Первого начала произошел теплород, от покоя водород. Сии слова не так должно разуметь., будто бы теплород произошел после движения, но самое движение относится к теплороду, а покой к водороду. — Еще пишет: до движения Первого начала был только водород; в покое водорода заключался корень теплорода, а в движении теплорода — корень водорода Движение непременно должно перейти в покой; потому что происходит от водорода; покой непременно должен перейти в движение; потому что происходит от теплорода.

Ву-шы-чен пишет: Первое начало не имеет ни движения ни покоя. Движение и покой суть пружины воздуха (Разумеется зачатие тварей); как скоро будет тронута пружина воздуха; то и Первое начало приходит в движение; как скоро пружина воздуха приходит в покой, то и Первое начало приходит в покой. По сей то причине Чжу-цзы, изъясняя чертеж [410] Первого начала, говорит: движение и покой Первого начала есть вседействие повеления Неба (Это значит, что сила, управляющая всеми движениями в мире, необходимо действует по вечным законам мира).

«От превращений теплорода и соединений водорода произошли вода, огонь, дерево, металл и земля. Распространились пять воздухов, установились четыре времени годовые. (Верность, т. е. постоянство в предприятиях, служит к утверждению в подвигах при усовершении добродетелей, или вообще доброй нравственности приобретаемой навыками)

От движения и покоя Первого начала разделились два вида: теплород и водород. От превращений теплорода и соединений (с ним) водорода произошли пять стихий: но сии пять стихий по веществу находятся в земле, а по воздуху действуют в небе. Если о рождении пяти стихий судить по отношению к их веществу, то следует поставить оные в следующем порядке: вода, огонь, дерево, металл, земля. Вода и дерево будут теплород, огонь и металл — водород. Если судить о их действии в отношении к воздуху, то должно поставить в следующем порядке: дерево, огонь, земля, металл и вода. Дерево и огонь будут теплород, металл и вода водород. Если судить о них в совокупности; то воздух будет теплород, вещество водород. Если судить смешанно, то движение будет теплород, покой — водород: ибо хотя превращения пяти стихий неисчислимы: но все без изъятия совершается по законам теплорода и [411] водорода. Что касается до двух последних, то повсюду действует в них Первое начало. Чжу-цзы пишет: от превращений теплорода и соединений (с ним) водорода в начале произошли вода и огонь. Вода и огонь были нечто иное как воздух волнующийся и мерцающий. Существо их еще было простое (безвещественное), и не имело определенного образа; потом когда произошли дерево и металл, оно получило определенный образ. Вода и огонь вначале сами собою произошли, а дерево и металл от примеси с землею. — Еще пишет: вещество воды принадлежит к водороду, а свойство ее к теплороду. Вещество огня принадлежит к теплороду, а свойство его к водороду. Вода снаружи темна, а внутри прозрачна; потому что происходит от теплорода. Огонь снаружи блестящ, а внутри темен; потому что происходит от водорода. Это на чертеже Первого начала означено в движении теплорода темнотою, а в покое водорода белизною. На сем то основании Хын-цюй сказал, что сущность теплорода и водорода взаимно сокрыта в них. — Чжу-цзы пишет еще: металл, дерево, вода и огонь порознь принадлежат к весне, лету, осени и зиме; одна земля действует во все четыре времена года, но в 18 день последнего летнего месяца воздух ее неимоверно сильно действует. — Хуан-шы-гань пишет; если о последовании стихий судить по вещественному их происхождению; то вода собственно есть влажный воздух теплорода: но, быв при первом ее движении осаждена водородом, лишилась [412] текучести: и по сей причине содержит в себе более водорода. Огонь собственно есть сухий воздух водорода: но, быв при первом его движении сжат теплородом, лишился проницаемости: по сей причине огонь содержит в себе более теплорода. Дерево более получило влажного воздуха теплорода, и, быв проникнуто водородом, распустилось. Оно имеет тело мягкое, свойства теплого. Металл более получил сухого воздуха водорода, и, быв проникнут теплородом, сжался. Он имеет тело твердое, свойства холодного. Земля в изобилии получила воздух и теплорода и водорода, и, сгустившись от взаимного их притяжения и оттолкновления, (Взаимопритяжение на Кит. сянь-цзяо, взаимо-оттолкновение Сян-бо) сделалась веществом. Если судит о них по действию воздуха, то теплород и водород попеременно один за другим действуют в них. Дерево, огонь, металл и вода все входят в их действия, и различаются молодостию и устарением; последование же простирается от молодости к устарению. Одна земля действует во все четыре времена года, и занимает место в средоточии. Если судить о стихиях смешанно, как об орудиях рождения и существования тварей: то оне в совокупности действуют без взаимного противодействия друг другу.

Хотя Чжу-цзы по теплороду и водороду разделяет последование вещества и воздуха: но в самой вещи теплород и водород имеют одно [413] существо; воздух и вещество совокупно возвращаются, каждое к своему началу. Почему так? Небо есть единица, есть теплород. Если к единице придать 5 (число стихий), то будет шесть — водород земли. Земля есть двойца, есть водород. Если к двум придать 5 (число стихий), то будет 7 — теплород неба. Тоже самое произведут 3 + 8, 4 + 9. Сим образом теплород и водород соединяются в одно существо. На сем основании если судить о них по отношению к воздуху (стихий); то можно принять, что зима и весна принадлежат к теплороду, а лето и осень к водороду: ибо воздух теплорода принимает начало в зимний поворот и до высшей степени силы доходит весною. Равным образом можно принять, что весна и лето принадлежат к теплороду, а осень и зима к водороду: потому что действие теплорода открывается весною и до высшей степени силы доходит летом; действие водорода начинается осенью, оканчивается зимою. Если судить по отношению к веществу стихий; то можно принять, что вода и дерево принадлежат к теплороду, а огонь и металл к водороду. Вода имеет свойство увлажать; и по сему может производить дерево, а это есть разширение теплорода. Огонь имеет свойство сушить и горячить, и по сему может производить металл, а это есть сжимаемость водорода. Равным образом можно отнести дерево и и огонь к теплороду. Дерево тепло, огонь горяч, а сей воздух (теплота) сообщается теплородом. Металл остывает, вода мерзнет, а сей воздух [414] (холод) сообщается водородом. Если судить о стихиях вообще; то теплород начинается в воде, усиливается в дереве, доходит до высшей степени в огне, оканчивается в металле; водород начинается в огне, усиливается в металле, доходит до высшей степени в воде, оканчивается в дереве. Таким же образом действуют свойства времен и порядок вещей — без различия по отношению к воздуху и веществу.

«Пять стихий суд одно с теплородом и водородом; теплород и водород суть одно с Первым началом. Первое начало подлинно безначальное. Каждая из пяти стихий при рождении получила свою природу.

С рождением пяти стихий открылось все, что только потребно было к сотворению и бытию (существ в мир). Отселе восходя далее к началу, открываем, что цельное и единое существо стихий есть сущность Безначального; а сия сущность Безначального всегда находится в каждой вещи: ибо хотя отличен состав каждой стихии, отличен воздух четырех годовых времен: но все они не могут существовать вне теплорода и водорода. Теплород и водород имеют различное положение; движение и покой имеют различное время: но все они не могут отделиться от Первого начала. Что ж касается до определения Первого начала, то можно только сказать, что оно вначале не имело ни гласа [415] ни запаха. Оно есть подлинное существо природы (Определение сего слова см. выше в сей же статье), и так в поднебесной может ли что либо существовать вне природы? Свойства, влиянные стихиям при их рождении соответственно воздуху и веществу каждой, неодинаковы: и по сему то сказано, что каждая имеет свою природу. Если же каждая стихия имеет свою природу, то в каждой вещи находится полное существо Первого начала; а отсюда можно видеть, что природа повсеместно находится.

Чжу-цзы пишет: пять стихий сут одно с теплородом и водородом, теплород и водород суть одно с Первым началом: следовательно нельзя принять , что теплород и водород и пять стихий прияли начало после Первого начала, и что Первое начало существовало до теплорода и водорода и пяти стихий. Первое начало собственно есть Безначальное: следовательно не должно полагать, чтобы Первое начало произошло после Безначального, а Безначальное существовало до Первого начала. Безначальное есть Первое начало, и невозможно опровергать, что в Безначальном все образы вещей искони существовали.

«Действительность Безначального и чистота двух воздухов (теплорода и водорода) и пяти стихий после непостижимого их соединения огустели. После сего Закон Неба образовал мужа, Закон Земли образовал жену. Два воздуха (двух полов), взаимосоединяясь, произвели существа наполняющие мир. [416] Сии существа взаимно производят друг друга, и сим образом превращение и изменение (рождение и смерть) безконечно продолжаются.

В мире нет ни одной вещи вне природы, и природа повсюду находится. Сим самым Безначальное, два начала и пять стихий слиты в одно целое, и не имеют промежутка. Таковое слияние называем непостижимым соединением. Подлинность взята в отношении к порядку; значит: неложность. Чистота взята в отношении к воздуху; значит недвойственность, беспримесность. Огустеть значит сжаться в одно место. Воздух огустел и составил образы (т. е. образовал тела или формы вещей). Ибо природа есть управляющее; а теплород с водородом и пять стихий суть основа вещей. Каждое из них, огустевая соответственно роду вещей, составило образы. Теплород по своей твердости образовал мущину — закон отца; водород по своему повиновению образовал жену — закон матери. Сим образом в начале мира люди и прочие твари родились в свет от изменений воздуха. Как скоро воздух, скопляясь, составит образы, то сии образы снова совокупляются, воздух трогается в них; сим образом люди и прочие существа раждаются в свет чрез изменение видов, и таковые превращения и и изменения безконечны. Если рассматривать это со стороны мущины и женщины, то каждый из них получил свою природу: но оба имеют одно Первое начало. Если рассматривать со стороны всех существ в мире; то каждое из них получило [417] свою природу: но все вообще суть одно с Первым началом. Если судить в совокупности, то весь мир есть одно с Первым началом; если же судить о каждой вещи отдельно, то каждая вещь заключает в себе Первое начало. Отсюда ясно видно, что в поднебесной нет вещи вне природы, и природа повсеместно находится.

Чен-шы-дянь пишет. Под изменением воздуха разуметь должно первоначальное рождение существ от соединения воздухов теплорода и водорода. Под изменением видов или образов разуметь должно рождение существ от телесного совокупления мужеского пола с женским. Это относится и к человеку и к прочим существам. Чжань-шы-дэ-сю пишет: каждая вещь в мире имеет свой порядок, и сие неизобразимое множество порядков проистекает из единого источника; а источник безчисленных порядков есть Первое начало. Первое начало есть название общему вместилищу всех порядков. Где есть порядок, там есть и воздух, который если разделить на два, то будет теплород и водород; а если разделить на пять, то будут пять стихий. Отсюда произошли все дела, все вещи. Полученное человеком и тварями называется природою; а сия природа есть Первое начало. Человеколюбие, справедливость, благоприличие, знание и верность суть пять стихий. Каждая вещь заключает в себе свой порядок: следовательно каждая вещь заключает в себе Первое начало. Все порядки [418] проистекли из единого источника: следовательно весь мир в сложности есть одно Первое начало.

Действительность Безначального имеет одно значение с словом истина. — Два нижние круга в чертеже Первого начала имеют вид одинаковый с верхним кругом. Из сего можно видеть, что человек получил природу одинаковую с природою Неба и Земли, совершенно слиянные так, что ничего ни прибавить ни уменьшить невозможно.

«Один только человек получил чистейшее, и по сему считается разумнейшим. Как скоро образ его утвердился и в душе откроется знание, то пять свойств трогаются впечатлениями, отделяется добро от зла; безчисленные дела проистекают.

Здесь говорится о том, что люди, содержа в себе порядок движения и покоя, всегда погрешают при движении. Люди и прочие существа вообще все имеют закон (Под словом Закон дао Китайцы разумеют направление, по которому каждая вещь необходимо действует в следствие физического ее состава и членосоставления. Таким же образом нравственно человек действует по направлению добродетелей или свойств его) Первого начала. Но воздух и вещество двух видов и пяти стихий перемешаны (в телах) не в одинаковом содержании, и один только человек получил чистейшее из них; почему он имеет разумную душу, и в состоянии сохранить свою природу неповрежденною. Сие то называется душею Неба и Земли, и высочайшим совершенством человека. Но как образ его есть [419] произведение водорода, дух есть излияние теплорода; то природа пяти добродетелей трогается впечатлениями предметов, при чем теплород (дух) наклоняет к добру, водород (тело) клонит ко злу. Если же пять свойств взять порознь; то они разливаются на безчисленные дела. Два воздуха (теплород и водород) и пять стихий производят все вещи в мире. Таким же образом действуют они и в человеке. Только Святый человек, заключающий в себе полное Первое начало (непорочное или неповрежденное состояние души), в состоянии утвердиться в нравственности ; в прочих пожелания мятутся, чувствования (страсти) преобладают, польза со вредом взаимосражается. Первое начало не может утвердиться в них, и они становятся близки к безсмысленным животным.

Чжу-цзы пишет: один воздух теплорода и водорода и пяти стихий кипит в мире. Чистейший и деятельнейший из него находится в человек, мутный и грубый в прочих существах; тончайший из чистейшего находится в Святых и Мудрых, грубый из чистейшего в глупых и беспутных. — Может быть спросят: где находится разумность, в душе или в природе человека? Разумность в душе, а не в природе человека; природа есть только порядок. — Еще пишет он природа человеколюбия, справедливости, благоприличия, знания и верности есть порядок воды, огня, дерева, металла и земли. Дерево — человеколюбие, металл — справедливость, огонь — [420] благоприличие, вода — знание. Каждая из сих стихий имеет свое место; одна земля не имеет оного, и составляет подлинность (существо) четырех прочих стихий. Сим образом верность также не имеет места, и составляет подлинность четырех прочих добродетелей.

«Святый человек утверждаясь на средине, прямоте, человеколюбии и справедливости, и пребывая в покое, постановил (в себе) совершенство человека».

Закон Святого человека составляют только человеколюбие, справедливость, средина и прямота. Святый чужд пожеланий: и потому всегда спокоен.

«По сей причине Святый человек по добродетелям согласуется с Небом и Землею; солнце и луна соединяются с ним в свете, четыре времена годовые согласуются в своем последовании; духи в веществе и духи освободившиеся от вещества согласуются с ним в счастии и несчастии (В сих выражениях главная мысль, что Святый муж, имея единое (т. е. неповрежденное) естество с Первым началом, непогрешительно видит все в мире происходящее по вечным законам).

Здесь говорится, что возможность в Святом человеке сохранить движение и покой проистекает всегда из покоя. Человек при рождении получает из теплорода и водорода и пяти стихий чистейший воздух, а Святый человек при рождении [421] получает чистейшее из чистейшего: по сей причине он в поступках соблюдает средину, в распоряжениях прямоту, в предприятиях человеколюбие, в решениях справедливость. И при движении и в покое он в совершенной целости сохраняет закон Первого начала без малейшего ущерба (т. е. неповрежденным нравственно). По сей то причине не могут в нем, как выше было сказано, ни пожелания волноваться, ни страсти брать верх, ни пользы со вредом взаимосражаться (В сих выражениях главная мысль есть: родившийся Святым, или чрез улучшение нравственности и образование в науках достигший высочайшей Святости не могут грешить, т. е. погрешать в суждениях и делах). Впрочем покой есть отсутствие истины и подлинность природы; и если б не душа совершенно чуждая пожеланий и всегда спокойная; то каким образом Святый человек мог бы соответствовать превращениям дел и вещей, и иметь единство с движениями в поднебесной. Пооей то причине Святый человек сохраняет средину, прямоту, человеколюбие и справедливость, Его движение и покой всеместны, и самые движения имеют основание в покое. Сим образом он утвердился на средине; Небо и Земля, солнце и луна, четыре времена годовые и Духи не разнствуют с ним. Надобно, прежде утвердить существо, (Здесь разумеется полное существо, т. е Высочайшенравственное совершенство человека — неповрежденное состояние души) а после сего возможно производить и употребление. [422]

Хуан-янь-сунь пишет: Небо и Земля, солнце и луна, четыре времена годовые и, Духи не могут быть вне порядка Первого начала, теплорода и водорода и пяти стихий. Святый человек один заключает в себе все сии порядки. По добродетелям он соединяется с Небом и Землею; природа его добродетелей столь же чиста и совершенна. Это есть целость Первого начала. В светлости соединяется с солнцем и луною; его знание все освещает; это свет теплорода и водорода. В последовании соединяется с четырьмя временами года; его истина действует и перестает действовать; это есть распространение пяти стихий. С Духами в веществе соединяется в счастии и несчастии (Т. е. предузнает счастие и несчастие по физическим предзнаменованиям, которыми Духи располагают); сохраняя дух (не рассеваясь) провидит изменения; эти суть превращения и изменения четырех годовых времен, сжатие и разширение пяти стихий,

«Благородный человек усовершает, и от того счастлив; низкий человек противодействует, и от того несчастлив».

Святый Человек есть цельное (неповрежденное) существо Первого начала. И при движении и в покое он всегда пребывает на самой высшей точке средины, прямоты, человеколюбия и справедливости. Он неусовершает себя, а от рождения таким образом действует. Недостигший сей степени нравственного совершенства должен усовершать себя; сим образом благородный человек составляет счастие для себя. Незнающий сего противное делает и сим образом низкий человек составляет несчастие для себя. Усовершение заключается только в опасении, противодействие в своеволии. Кто опасается, в том мало пожеланий, и порядок светел для него. Кто, обуздывая пожелания (Китайцы под словом пожелание разумеют волю, которую совершенно подчиняют естественному закону), достигнет той степени, что не будет оных; тогда покой его будет прост (Прост на Кит. языке пуст, т. е. нет никаких беспокоящих мыслей, или колебаний в мыслях), движения прямы. Таковый может сделаться Святым (Святые определили, что цель нашего бытия есть совершенство: ибо что человек получил неповрежденным, неповрежденным же и возвратить должен. Средство к достижению совершенства есть естественный закон, совершающийся в пяти добродетелях).

«По сему сказано: Закон Неба заключается в теплороде и водороде; Закон земли заключается «в твердости и повиновении; Закон человека заключается в человеколюбии и справедливости. — Еще сказано: восходя к началу и нисходя к концу можно узнать, что такое есть жизнь и смерть». [423]

Как скоро теплород и водород приняли видимый образ, то чрез сие составили закон Неба. Как скоро твердость и повиновение осуществились (в вещах); то чрез сие составили закон Земли. Это Физические законы мира. Как скоро человеколюбие и справедливость стали быть добродетелями, то чрез сие составился закон для человека. Один закон в мире; но открывается соответственно месту. Отсюда произошло различие трех деятелей в сем мире, и каждый из них имеет свойственное ему существо и употребление. В самой же вещи все они суть одно Первое начало. Теплород, твердость и благость суть начало вещей. Водород, повиновение и справедливость суть конец вещей. Кто может, восходя к началу, узнать образ своего рождения; тот, низходя к концу, узнает образ своей смерти. В сем самом заключается непостижимая тайна творения, искони до ныне продолжающегося. Святый человек (Фуси), сочиняя Книгу перемен не мог идти далее сей мысли.

Чжу-цзы пишет: теплород имеет свойство распространяться, водород сжиматься; теплород — увеличиваться, водород — уменьшаться. Что разширяется и увеличивается, то имеет сильный (упругий) воздух. Что сжимается и уменьшается, то имеет слабый воздух. Отсюда происходит твердость теплорода и повиновение водорода. Теплород тверд, тепл, силен; занимает место на юго-востоке; господствует весною и летом, и действует на произращение. Водород склонен к повиновению и смерзается; занимает место на северо-западе; господствует осенью и зимою; действует на укрытие. [425] Действие на произращение состоит в рождении; действие на укрытие состоит в умерщвлении. Посему-то твердость есть человеколюбие, а повиновение — справедливость.

Прибавление ученого Чжуцзы о Первом начале.

Движение и покой не имеют промежутка; теплород и водород не имеют начала. Таков есть закон Неба. Получить начало от теплорода, тело от водорода, из покоя перейти в движение — это есть закон человека, Впрочем движение опять происходит из покоя, покой опять происходит из движения. Движение и покой не имеют промежутка; теплород и водород не имеют начала. Следовательно человек никогда не отделялся от Неба; Небо никогда не отделялось от человека.

Начальное и истинное (Сии слова взяты из книги перемен) суть действие истины, суть — движение; полезное и правое суть отсутствие истины, суть — покой. Начальное есть зачало движения; оно происходит из покоя. Правое есть существо покоя; оно проявляется из движения. Движение и покой взаимоследуют друг за другом безконечно. Сим образом истина полагает конец бытию существ и дает им начало. По сей причине хотя человек не может быть без движения: но постановляющий совершенство человека непременно пикой имеет основанием. Имеющий основанием покой, когда проявляется в движении все у него [426] согласно с законом, и при том не лишается он естественного покоя.

Покой постановил природу; движение приводит в действие повеления Неба (законы мира). Но в самом деле покой есть не что иное как отдых движения: почему и движение и покой суть действование повеления (Неба), а производимое в движении и покое есть подлинность природы: но сей причин сказано: повеление неба называется природою.

Чувствования еще не открывшиеся суть природа, и это их состояние есть средина,— великий корень в поднебесной. Открывшаяся природа есть чувствование. Сообразность открывшихся чувствований с срединою есть согласие, всеобщий закон в поднебесной. (Китайцы страсти называют чувствованиями врожденными человеку Сим образом вместо семи страстей они говорят семь чувствований) Все сие свойственно небесному порядку. Душа есть таинственное вместилище чувствований природы: и по сей причин достигший средины и согласия, постановивший великий корень и шествующий по всеобщему закону есть властитель небесного порядка. (Это святый человек, по Кит. шень-жень, на Инд. Будда, на Момг. Борхан).

Текст воспроизведен по изданию: Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение. Сочинение монаха Иакинфа. СПб. 1840

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.