Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

БИЧУРИН Н. Я. [ИАКИНФ]

КИТАЙ, ЕГО ЖИТЕЛИ, НРАВЫ, ОБЫЧАИ, ПРОСВЕЩЕНИЕ

IV.

ОБЩЕСТВЕННАЯ И ЧАСТНАЯ ЖИЗНЬ КИТАЙЦЕВ.

XVII. ОБЩИЕ БРАЧНЫЕ ОБРЯДЫ.

В Китае брак, сколь ни важен по его отношениям к общественной жизни, не имеет связи с религиею; а процесс брачного соединения двух полов утвержден только гражданскими постановлениями.

Два дома однофамильные, т. е. имеющие одно прозвание, не могут вступать в брачные связи, хотя бы они выше ста колен не имели никакого родства между собою. Касательно родства с женской стороны нет никакого ограничения; два родные брата могут жениться на двух родных сестрах; даже по смерти жены можно жениться на родной,ея сестре. Маньчжуру и Монгольцу ни жениться на Китаянках, ни дочерей своих выдавать за Китайцев не дозволяется. Но существенные обряды при браках — сватовство и сочетальная чаша — одинаковы как дял Китайца, так и для Маньчжура, и для Монгола в Пекине; только есть разность в видах [199] по отношению к лицам. Браки при двор, женитьба князей и выдача княжен, от начала сватовства до сочетальной чаши, совершаются по цермониалу, в котором количество и качество даров со стороны жениха и угощение при сговоре и бракосочетании предписаны законами соответственно достоинству лиц. Это суть чистые политические браки, в которых действует одна воля Государя, а не допускаются ни взаимное согласие жениха и невесты, ни частные мелочные обычаи. Брачные обряды между лицами из Китайцев также ограничены гражданскими постановлениями по отношению к достоинству лиц мужеского пола, но в видах несколько многосложнее и сверх того допускаются частные мелочные обычаи до безконечности различнеие по отношению к странам.

Родители имеют полную власть утверждать брачную связь, не разбирая возраста, даже иногда по дружеским связям условливаются в этом до рождения жениха и невесты. Что касается до сватовства между возрастными, для сего употребляют сватов, и чаще своих родственников и друзей. Посредством сих людей, две фамилии могут вступить в переговоры, взаимно вызнать о качествах жениха и невесты, и как скоро обе стороны согласны на брак, то следуют уже предписанному порядку.

Со стороны жениха отец его объясняет в письме, за кого именно сватает он девушку, и просит уведомить его о годе, месяце и дне (и [200] часе) ее рождения (Китайцы вымыслили десять пней небесных и двенадцать ветвей земных. Каждый пень имеет собственное название, соответствующее какому-либо цвету краски; каждая ветвь также имеет собственное название, соответствующее названию какого-либо зверя, домашнего животного, или пресмыкающегося. Они соединяют одно с другим названия пней и ветвей, начиная с первых их букв цзя и цзы и продолжают до-тех-пор, пока помянутые две буквы опять сойдутся вместе, что происходит по окончании числа 60. Сими спаренными названиями считают годы, месяцы и дни)), что называется бпа-цзы, восемь букв; при сем же случае в особливой при письме записочке уведомляет о годе, месяце, дне и часе женихова рождения, а между тем предварительно посылает сваху отобрать решительное мнение в невестном доме. По получении из дома невестина согласия на брак, отец женихов назначает одного из младших своих родственников поверенным для переговоров с домом невесты. Поверенный является к нему в приличном одеянии. Он также выходит к поверенному в приличном одеянии и отдает ему изготовленное письмо, стоя лицом к западу; а потом обязан делать ему двукратный поклон; но поверенный, как младший, приняв письмо не допускает его до поклонов.

Когда поверенный войдет в дом невестин, то отец ее принимает его в зале, стоя на восточной стороне, а посланный подает ему письмо, стоя на западной стороне; сопровождающие раскладывают принесенные дары в зале. Отец невесты [201] обращаясь к северу, делает двукратное поклонение и принимает письмо. Гость уклоняется от принятия поклона. Отец невесты объявляет сие письмо в домашнем храме своим предкам (Чиновники от 1-го до 14-го класса имеют в доме храмы, в которых покланяются своим предкам. Чиновники от 15-го класса и ниже, солдаты и разночинцы не могут иметь храмов: почему табели с именами предков ставят в моленной комнате, или посреди зала у северной стены — против самого входа со-вне). После этого он пишет письмо в ответ, и при сем письме прилагает записочку о происхождении, также о годе, месяце и две (и часе) рождения своей дочери. Вторично пригласив поверенного в зал, отец невесты, став на восточной стороне, отдает ему письмо и делает двукратное поклонение. Посланный, приняв письмо, удерживает его от поклонения и потом отдает письмо сопровождающему. После сего, отец невесты угощает поверенного вином. Стол с закусками становится посреди зала. Поверенный, как гость, садится на восточной, а отец невесты на западной стороне. После троекратного питья гость встает и откланивается. Отец невесты ответствует поклоном и провожает его за дверь по церемониалу (Для обращения между собою есть особливый церемониал, объемлющий все случаи свидания между равными, высшими и низшими, начальствующими и подчиненными). По возвращении поверенного, отец женихов принимает от него письмо на церемониалу принятия писем и угощает его как своего домашнего человека. Письмо со стороны [202] жениховой называется сговорным, а со стороны невестиной — ответным.

В след за сим, из дома женихова отправляют в дом невестин свадебные дары при письме. Количество сих даров определено законами. Гун (князь пятой степени из Китайцев) посылает золотую головную повязку, четыре золотые головные булавки, одни золотые серги, четыре платья атласные и три атласные одеяла с постелями. Хэу и Бо (князья 6 и 7 степени) посылают три золотые головные булавки, прочее как и Гун. Чиновники 1-го и 2-го класса посылают три атласные платья, прочее как Хэу и Бо. Чиновники 3-го и 4-го классов посылают два платья и два одеяла с постелями атласные, прочее как чиновники 1-го и 2-го классов. Чиновники 5-го и 6-го классов посылают две золотые головные булавки, прочее как чиновники 3-го и 4-го классов. Чиновники 7-го и 8-го классов не имеют золотых булавок, а посылают одно платье и одно одеяло с постелью атласные; ожерелье и серги по достатку. Чиновники от 9-го класса и ниже — таким же образом. В день отправления свадебных даров, в дом жениховом приготовляется пир, на которой Гун употребляет 9 скотин (Под скотиною разумеется свинья, потому что Китайцы телят и баранов не употребляют), Хэу и Бо восемь, чиновники 1-го и 2-го класса шесть, 3-го и 4-го класса четыре, 5-го и 6-го три; от 7-го и ниже только гуся и вино. Свадебными дарами совершенно утверждается [203] сговор; но расстояние от сговора до свадьбы не ограничено временем, и зависит более от взаимного согласия обеих сторон. Обыкновенно делается это следующим образом: из дома женихова посылают нарочного в дом невестин просить о назначении времени брака. Отец невесты из учтивости отказывается от этой чести. После сего посланный подает ему письмо с назначением времени. Отец невесты с поклоном принимает письмо и написав ответ, отдает гостю, а гость возвращается с ответом к своему господину. Все сие производится по церемониалу отсылки даров. Чиновники от 15-го класса и ниже посылают свах просить о назначении времени.

За день до бракосочетания отправляют из дома невестина в дом зятя приданое, состоящее в одежде, головных уборах и мебели; а в день бракосочетания приготовляют в жениховом доме пир. Поставляют столы на восточной и западной половине зала — одни против других. У окон, на длинном столе ставят кувшинчик (ненюфор, лотос), четыре нефритовые чарки и две сочетальные чары, сделанные из двух половинок разрезанной и высушенной тыквы. Пред залом на восточной стороне поставляют кубок. В сумерки жених становится пред залом внизу, а отец в приличном одеянии выходит из зала совершить возлияние за него и становится по восточную сторону зала лицом к западу. Жених всходит на крыльцо западною стороною и делает два поклона, [204] после чего служитель подает ему жертвенный кубок; Жених с коленопреклонением принимает кубок и, опорожнив, возвращает служителю, а отец указывает принять. По совершении сей церемонии жених сходит вниз, садится на верховую лошадь и отправляется за невестою. Поезжане едут впереди имея пред собою два фонаря. За ними несут пару диких гусей, а за гусями носилки для невесты, и на коих оболочка увязана цветными шелковыми тканями, с кистями по углам. У чиновников от 10-го класса и выше по два висячие пера на каждом углу носилок, у чиновников от 11-го до 14-го класса по одному перу, а от 15-го и ниже только по две распущенные тафтицы.

В этот день, в невестином доме объявляют в храм предкам, а у чиновников от 15-го класса и ниже в моленной предкам. По окончании сего совершают возлияние за дочь во внутренних комнатах. Отец ее становится на восточной, мать на западной сторон. Невеста, уже наряженная, выходит с мамкою, становится пред отцом и матерью, лицом к северу, и делает пред ними двукратное поклонение. Прислужник наливает вино и мать делает возлияние за дочь по церемониалу, как отец совершает возлияние за сына. Отец дает наставления дочери, а мать, поправляя на ней наряды, повторяет его наставления.

В это время приезжает жених. Тесть, встретив его за воротами, просит войти в комнаты, и жених, держа в руках диких гусей, следует [205] за ним. Тесть всходит по восточной стороне крыльца, обращая лице к западу, а зять по западной стороне держа лице к северу; потом, остановившись, подносит тестю гусей и делает двукратное поклонение. Тесть не кланяется, Мамка выводит невесту под покрывалом. Жених, сделав ей учтивый поклон, сходит вниз; невеста следует за ним, а отец остается в зале. Мамка сажает невесту в носилки. Пред носилками несут два фонаря; а зять на верховой лошади едет впереди. Невеста, по вступлении в дом женихов, выходит из носилок и жених ведет ее по западной стороне крыльца. Как скоро невеста войдет в комнаты (в опочивальню жениха), то ее служанка ставит для жениха стол на восточной, а служанка женихова ставит стол для невесты на западной стороне. Как скоро жених с невестою взаимно раскланяются, то мамка снимает покрывало с невесты. Жених учтиво просит невесту сесть за стол. Подают кушанье. По окончании стола, невестина горничная берет чашу, наполняет вином и подчивает жениха. Служанка женихова дома берет другую чашу, наполняет вином и подчивает невесту. Сим образом троекратно они пьют сочетальную чашу.

В этот день, в доме жениховом бывает пир; который должен состоять у Гун из 20, у Хэу из 18, у Бо из 17, у чиновников 1-го и 2-го класса из 15, у чиновников 3 и 4-го класса из 13, у чиновников 5 и 6-го класса из 8, у [206] чиновников 7 и 8 го класса из 6, у чиновников 9 и 10-го класса из пяти столов. Чиновники от 11-го класса и ниже употребляют только трех скотин.

По окончании пира горничная, приготовив постелю, уносит свечи, а жених с невестою остается в спальне.

В южных странах Китая, жених отправляется за невестою в носилках, и с собою берет цветные носилки, головной убор, кафтан и пояс для невесты. Когда он приедет за невестою, то просят его в зал и сажают на первое место, а церемониальная сваха, приехавшая с ним, садится с боку. Спустя несколько, подают чай, что оканчивается троекратным поднесением. Между тем, невеста умывается душистыми водами, убирает голову, и надевает кафтан с поясом. После сего просят жениха войти в комнату к невесте. Они делают друг другу приветствие и жених накрывает невесту платком; потом все выходят из комнаты. Жених садится в большие носилки, невеста в цветные. По прибытии в дом женихов, жених и невеста вместе входят в спальню и садятся на стулья, что называется «сидеть за занавесом». В сие время они пьют сочетальную чару вина и троекратно откушивают чай, едят ягоды и пр.; на севере вместо плодов подают перьмени, называемые потомственными перьменями. После сего набирают в спальне стол, за которым новобрачные садятся друг против друга. Это называется первым столом, по окончании которого [207] зажигают свечи и ставят банку с цветами горных пионов. Новобрачные поклоняются к постели, потом друг к другу и сим оканчивают обряд сочетальной чаши. После того набирают столы для угощения родственников, а после стола все расходятся. Ввечеру жених с невестою приходят к своему отцу и матери, пожелать им покойного сна, и возвращаются в спальню.

На другой день молодая угощает свекра с свекровью, на третий представляется в храм предкам, а у низших чиновников в моленной предкам. Здесь учреждается пир. Стол для женихова отца становится на восточной стороне у крыльца, а назади его стол для сына. Стол для невестина отца становится у крыльца на западной сторон, а позади его стол для дочери. Каждый, садясь за стол, делает двукратное поклонение. После сего хозяин (женихов отец) входит в храм, зажигает благовония (длинные курительные свечи), возливает вино и читает молитву; но окончании сего, повергается ниц на землю и отходит на восточную сторону. Потом молодая становится у крыльца посредине, лицом к храму, и, сделав двукратное поклонение, возвращается ка прежнее место. Свекор также возвращается на прежнее место. После сего тесть и прочие делают двукратное поклонение и расходятся.

На другой после сего день, зять едет с подарками к тестю и теще. Тесть встречает его за дверями и, поклонившись, просит в комнаты. [208]

Зять на входе в зал представляет дары и, обратясь к северу, делает двукратное поклонение. Тесть, обратясь к западу, ответствует ему поклоном и просит увидеть тещу. Теща становится в дверях, а зять, став за дверью, делает пред нею двукратное поклонение, на что теща отвечает ему поклоном. Зять выходит и тесть просит его вином.

Ученые, еще не имеющие чинов, поступают по церемониалу, предписанному для чиновников 15-го класса и ниже Чиновник, вступая в брак до получения первого чина, одеяние заимствует от чина своего отца; например, сын чиновника от 6-го класса и выше может употребить одеяние чиновника 13-го класса; сын чиновника 10-го класса и ниже может употребить. одеяние чиновника 15-го класса. Солдаты и разночинцы отсылают дары с свахами. Если дорога далека, то в дом невесты приготовляют обед. Свадебные дары их должны состоять из одного платья и одного одеяла с постелью. Пир приготовляется из одной скотины.

В день бракосочетания отец молится о сыне в восточном флигеле. Невесту несут в носилках с оболочкою без украшений. На свадебный пир употребляют двух скотин.

Перенос сговорных и свадебных даров и приданого, также и поезд за невестою, производятся с торжественною церемониею, с музыкою и Фонарями. Людей для сих процессий с приличным одеянием, носилками и прочею посудою для поклажи даров и приданого, берут из [209] магазинов за договорную, смотря по пышности вещей, цену; почему и на сии случаи сделаны законные постановления. Чиновники вообще при свадебных церемониях могут употреблять музыкантов не более 12-ти, фонарей также не более 12-ти, а распорядителей (церемониймейстеров) из домашних людей. Ученые, неимеющие чинов, студенты, солдаты и разночинцы не имеют права употреблять распорядителей. Музыкантов они могут брать не более 8-ми, в дар относить шелковых тканей не более четырех кусков, ставцев с плодами не более четырех же. Чиновникам и разночинцам запрещается посылать в дар золото и серебро. Женам и дочерям разночинцев не дозволяется употреблять головных покрывал, присвоенных чиновникам, ни одеяния с нашивками, ни больших носилок.

XVIII. ОБРЯДЫ ПРИ РОДИНАХ.

В Китае, где все почти движения человека подведены под законные формы, нет законом постановленных обрядов для родин. При сем обстоятельстве руководствуются одними обычаями.

Пред разрешением от бремени обыкновенно приглашают повивальную бабку, которая, при рождении младенца, исправляет все нужное около родильницы. Матери бедных семейств наиболее кормят дитя собственною грудью, а богатые берут кормилиц. [210]

На третий день по рождении младенца, собираются в дом родильницы родственники, и этот случай называется тридневным омовением. По прошествии месяца, вторично собираются, что называется исполнением месяца. В этот день родильница в первый раз выходит из спальни. Сто дней от рождения называется столетием, по прошествии которого родственники опять собираются, и это почитают настоящим поздравлением. При каждом посещении учтивость требует приносить небольшие детские подарки, которые от тестя и тещи бывают всегда значительнее прочих. Если родится сын, то приносят они мужское платье, шляпу, сапоги и проч. Если родится дочь, то приносят женское платье, головные уборы и проч., также шелковые ткани, бумажный холст, съестное. Обряды одинаковы бывают при рождении сына и дочери. Круглый год называется днем перворождения. В это время берут писчую кисть, чернильную плитку, тушь, бумагу, цветы, румяна, притиранья, разные игрушки и показывают младенцу, чтобы он сам взял что-нибудь, и по сему судят о будущих его склонностях. Это называется вынимать год. Сын или дочь родится, родственники и друзья поздравляют одинаковым образом. Но рождение сына предпочитается рождению дочери, потому что сын необходим для продолжения рода, а дочь считается членом совершенно посторонним для того семейства, в котором она родилась.

Примеч. Родившие трех близнецов мужеского [211] пола получают награду от правительства; но если в числе трех близнецов будет одна девочка, то нет награды. Умерщвление младенцев в Китае, будто бы дозволенное законами, есть совершенная ложь, выдуманная миссионерами и без всякого основания повторяемая близоумными путешественниками.

XIX. ПОХОРОННЫЕ ОБРЯДЫ.

Похоронные обряды, и обычаями введенные, и гражданскими постановлениями утвержденные, имеют равную силу. Разность состоит в том, что в первых можно кое-что маловажное отменить, а в последних выполнит в малом размере.

Пред кончиною покойника сожигают деньги, лошадь и мост, сделанные из бумаги. Как скоро пресечется дыхание, то полагают его вверх лицом, которое накрывают белою бумагою, называемою лицепокровною; пред головою ставят курильницу и ночник, называемые путевыми.

Одевают покойника в тот же или на другой день; в отношении же к богатству одежд и украшению гроба, каждый сообразуется с собственным достатком. Платье вообще должно быть бесподкладное; а которое на подкладке, то считается за два. Когда наступит время одевания, призванный портной снимает с покойника все платье, в котором он умер, и натуго обвертывает его шелком или хлопчатою бумагою, что называется малым одеванием. Если умрет женщина, то при малом одевании [212] употребляют женщин, а портного уже при большом одевании. Окончив малое одевание, обвертывают покойника в большое одеяло и обвязывают холщевою тесьмою, что называется большим одеванием.

По окончании большого одевания, кладут покойника в гроб, лицом кверху, и накрывают одеялом. Боковые в гробе промежутки наполняют мягкою писчею или хлопчатою бумагою, а сверху накрывают красною шелковою материею, которая называется гробовым покрывалом. Гробовую крышку прибивают деревянными гвоздями, а пазы замазывают лаковою замазкою, что называется замазывать пазы. Под гробом ставят опрокинутую лоханку, а под нею кантарную гирю, которая называется гнетом, в том смысле, что она придавляет искушения.

После сего гроб ставят среди зала головою к дверям; впереди гроба столик, на котором 49 суток горит ночник или лампа. На сем же столике ставят чашечки с чаем и вином, палочки (употребляемые в Китае вместо вилок), длинные курительные свечи (из древесной коры), и проч., а пред сими вещами впереди поставляют дощечку, на которой с левой стороны написано, в каком году и месяце, в какой день и час родился; с правой написано, в котором году и месяце, в какой день и час умер; равным образом прописывают, где именно умер, на какой горе и в какую обратясь сторону. В зале [213] развешивают белого холста занавес, из-за которого виден только верхний конец гроба.

По закрытии гроба приглашают даоса, который, держа в руке душепризывный значок (флюгор) читает над покойником молитву, что называется призыванием души. Обыкновенно думают,, что если по смерти человека не призвать души его, то умерший еще подобен спящему; почему непременно надобно призвать душу, чтоб увериться, что он действительно умер. Даос, по окончании молитвы, ставит душепризывный значек пред покойником. На одной стороне значка проведены семь черт наговоренных (волшебных), а на другой написано имя умершего, год, месяц, день и час его рождения и смерти. Так вообще умерших одевают в южных странах Китая.

В северных странах надевают на умирающего нижнее платье, постилают на кровать постель; потом, подняв больного, надевают на него верхнее платье, все тело накрывают белою тафтою, дабы ни пыль, ни насекомые не могли прикоснуться к нему. Случается, что иные после одевания выздоравливают, а другие до сего еще умирают: но вообще при кончине отраднее сердцу, если умирают уже совершенно-одетые. Платье обыкновенно надевают стеганое на вате, а после одевания вторично уже не тревожат покойного. При одевании насыпают в гроб золы, и ставят в нем скамейку с семью отверстиями. Гроб снаружи оклеивают шелковою тканию, потом кладут в него [214] покойника и накрывают его покрывалом; а пустое место по бокам наполняют известкою и золою. Это делается для того, чтобы известка и зола вбирали в себя влажность в гроб; и когда гробовое дерево истлеет в земле, то коренья и насекомые не могли-бы проникнуть к телу, потому-что помянутые вещества не содержат в себе растительной силы. Итак северные обряды при наполнении и закрытии гроба несколько отличны от южных.

Что касается до обрядов при смерти родителей, то сын в приготовлении одежд и гроба всегда поступает соответственно своему достатку, дабы в сих обрядах совершенно выполнит долг сыновний. Коль скоро отец или мать скончаются, то сын и жена его надевают на себя глубокий траур. Семью семь, т. е. сорок-девять дней он не должен брить волос, не знать супружеского ложа; но денно и ночно неотлучно быть при гробе, что называется стережением праха. Его дней не должен он выходить из дома. Если родственники и друзья приходят к нему для утешения; то, не разбирая, равные ли они ему или младшие, при каждом должен проливать слезы, повергшись ниц на соломенном матрасе по левую сторону гроба, а женщины и девицы должны рыдать за траурною занавесою, что называется оплакивать кончину. По уходе утешающих, плачь женский прекращается, а сын остается сидеть на соломенном матрасе, подогнув ноги под себя. [215]

По прошествии ста дней сын снимает с себя глубокий траур; а до окончания 27-ми месяцев употребляет одеяние белого цвета, шляпу без кисти. Если нужно выйти из дома, то употребляет на шляп черную кисть, кафтан белого, а курму черного холста пеньковые. Зимою носят теплую шляпу из черного холста без кисти, курму и кафтан черного же холста; иные носят курму белой мерлушки на выворот. В продолжении траура, и надписи и двустишия (заменяющие у Китайцев картины) в комнате должны быть только на черной или на синей бумаге, и уже по окончании траура сии цвета переменяются. Родственники и друзья, приходящие для утешения, обязаны приносить вырезанные из бумаги деньги, курительные свечи и другие вещи, потребные при возлиянии.

В каждом доме, где есть покойник, пред воротами на улиц и внутри двора пред главным корпусом, разбивают траурный балаган, сделанный из связанных жердин, и обитый соломенными рогожами. Пред воротами налепляют описание всех деяний покойника, что называют лэй-вынь (краткий панигирик). Это делают родственники и друзья в похвалу умершему.

В третий или пятый день по смерти покойника, отворяют в доме ворота, дабы родственники и друзья приходили для оплакивания его. Каждому из таких посетителей при входе в дом дают траурный колпак из шелковой ткани. Из родственников и друзей и равные и младшие кланяются [216] покойному, став на колени; старшие же делают только четыре поклона. При сем сыновья, как выше сказано было, повергшись на землю по левую сторону гроба, должны вместе кланяться, а внуки то же самое делают по правую сторону гроба.

Вынос покойников производится с церемониею, для которой одр с покровом, музыкантов, носильщиков, людей для похоронного кортежа с приличным одеянием и вещами берут из тех магазинов, из которых берут людей и вещи для свадебных церемоний. Церемониальный кортеж обыкновенно предшествует гробу. Впереди идут музыканты; за ними по два в ряд в известном пара от пары расстоянии — несут различные щиты с надписями, знамена, флюгера и любимые покойником вещи. Если покойник был чиновник из военного состояния, то пред кортежем несут еще похоронный флаг на вехе и ведут оседланных лошадей за повода; мущины, провожающие покойника, идут за его гробом пешком, а женщины едут в колясочках, покрытых оболочкою белого холста. Иногда, при сей процессии бывают ламы, хошапы и даосы, монахи трех сект или религий. Они идут тремя отделениями, в известном друг от друга расстоянии, и каждое отделение, в своем богослужебном одеянии, поет свои священные песни. Это делают не по уставу религий, а для пышности выноса. Впрочем, церемониальным образом хоронят только возрастных. Дети, недостигшие семи лет, как еще не усовершившие [217] нравственных способностей души, не имеют церемониальных похорон.

Покойников погребают в течение седьми седьмиц или ста дней. Но если в продолжение сего времени не найдут удобного места для похорон; то строят на избранном месте хижину, и в ней ставят гроб. Это называется на время поставлять. Можно на время ставить и на возвышенных и на ровных местах: но приобретение оставшемуся семейству счастия и навлечение бедствий, подобно как в отношении к погребальному месту, не менее и здесь зависит от местоположения и воды. Еще и восемь букв покойника соображают с видом горы, дабы не было противоположности между ними. В противном случае не ставят гроба в предположенном месте.

Иногда сыновья, не желая скоро растаться с прахом родителей, по исполнении седьми седьмиц еще ставят гроб вне зала, и ограждают стенками. Ежедневно здесь утром и вечером предлагают им пищу и чай; а если случится третной праздник, то возливают вино и производят плачь. Когда же исполнится трехгодичный траур, то избирают место для погребения. Если после погребения случится какое либо несчастие в доме, то некоторые переносят гроб на другое место, и снова похороняют.

Кто умер на чужой стороне, родственники в то же время препровождают гроб на родину для погребения; а если не в состоянии сделать сего, то [218] умершего на время хоронят на месте кончины, а над могилою ставят камень с подписанием прозвания, имени и месторождения покойного — в ожидании, чтобы родственники приехали и увезли гроб на родину. Но если родственники не в состоянии сделать сего по отдаленности пути, то просушивают на воздухе вынутые из гроба изсохшие кости, завертывают каждую в бумагу, и, положив в ящик, увозят домой. По прибытии в дом, раскладывают кости в новом гробе на подобие остава и погребают. Иные же сожигают кости в пепел, кладут в холщевом мешечке в ларчик и в платяном сундуке увозят домой. Безродный навсегда остается погребенным в чужой земле. Приведите на память Евреев в Египте,

Мелочные обряды при похоронах хотя невезд одинаковы, но в главных статьях довольно между собою сходны. Что касается до существенных главных обрядов, они общи для всех; но в своих видах, качестве и количестве вещей силою гражданских постановлений постепенно изменяются соответственно достоинству лиц. Сии изменения суть:

1) В одевании покойников.

На чиновников от 1 до 6-го класса надевают три одежды с подбоем и две без подбоя; на чиновников от 1 до 10-го класса две одежды с подбоем и одну без подбоя; на чиновников от [219] 12 класса и ниже одну с подбоем и одну без подбоя. Все одежды должны быть шелковые.

2) В покрывале на гробе при выносе.

Покрывало на гроб должно быть у чиновников от 1 до 6-го класса пурпурового цвета; 7 и 8-го кл. темного цвета; 9 и 10-го кл. черного цвета; 11 и 12-го кл. красного цвета; 13 и 14-го кл. дымчатого цвета; тесьмы из белой шелковой ткани. Церемониальное одеяние (на покойнике) должно быть соответственно достоинству.

3) В лакировании гроба.

Гроб покрывается лаком до погребения: у чиновников от 1 до 6-го кл. ежемесячно по три раза, от 1 до 10-го кл. по два раза, от 11 до 14-го кл. однажды в месяц.

4) В мере похоронного флага у чиновников из военного состояния.

Флаг должен быть лимонного цвета, длиною у чиновников от 1 до 6-го класса — в 9 футов; от 1 до 10-го кл. — в 8 футов, от 11 до 16-го кл. — в 7 футов, 17 и 18-го кл. также у имеющих классные шарики — в 5 футов.

5) В цвете одра.

Одр у чиновников от 1 до 10-го класса, должен быть покрыт киноварью, от 11 до 18-го класса — красною охрою; у солдат и разночинцев с обоих концов должен быть покрыт черною, а по средине красною охрою. [220]

6) В кладбищах.

Кладбище (могила) должно быть обнесено стеною, окружностию — у князей из китайцев в 80 шагов (Шаг есть линейная мера, содержащая пять футов, китайский фут = 1 1/24 англ. фута), с четырьмя семействами для охранения; у чиновников от 1 до 4го класса — в 70 шагов, с двумя семействами для охранения; у чиновников от 5 до 10-го кл. в 60 шагов с одним семейством для охранения; у прочих чиновников в 24, у разночинцев в 16 шагов; для смотрения не более двух человек.

7) В могилах.

Могила должна иметь у чиновников 1 и 2-го класса в окружности 90, в вышину 16 футов; у чиновников 3 и 4-го класса в 80, в вышину 14 футов; у чиновников 5 и 6-го класса — 70, в вышину 12 футов; у чиновников 7 и 8 класса 60, в вышину 8 футов; у чиновников 11 и 12-го класса 40, у чиновников 13 и 14-го класса 20, в вышину по 6 футов.

8) В мраморных зверях.

Мраморных зверей должно быть у чиновников от 1 до 6-го класса по 6; у чиновников от 10-го класса и ниже по четыре. Сии звери из белого мрамора и поставляются по обеим сторонам дороги пред могилою. [221]

9) В каменных памятниках.

Чиновникам дозволяется ставить при могиле каменный с надписью памятник. Этот памятник у чиновников 1 и 2-го класса с изсъченными на верху драконами, 3 и 4го класса — с изсеченным на верху баснословным зверем цилинь; 5 и 6-го класса с просто изсеченным верхом; от 1 до 10-го класса с округленным верхом. Сии памятники отвесно утверждаются на черепахе с головою комолого дракона; чиновникам 11-го класса и ниже предоставлено ставить камень с округленною вершиною, отвесно утвержденный на каменной плите. Разночинцам дозволяется занимать под могилу 9 футов и ставить простые камни с надгробною надписью. Чиновники, исключая наемного одра с покровом, прочее, как-то: оседланных лошадей и ящики с одеждою должны употреблять по положению; а если достаток не дозволяет, то могут сократить; употребление искуственных домиков запрещается. Равным образом при жертвоприношении в начале весны (в цин мин) не дозволяется втыкать цветы на могиле.

XX. ТРAУР.

Траурное одеяние вообще белого цвета и разделяется на пять разрядов 1) Чжань-цуй, необрубленное одеяние. 2) Ци-цуй, обрубленное одеяние. 3) Да-гун, большой труд. 4) Сяо-гун, малый труд. 5) Сы-ма, посконина. [222]

Все сии разряды траурного одеяния имеют степени в качестве материи и в продолжении времени относительно к степеням родства, учрежденным гражданскими постановлениями.

Необрубленное траурное одеяние шьется из самого грубого посконного холста с полами и подолом необрубленными. При сем одеянии колпак употребляется посконный, башмаки травяные, посох бамбуковый. Сей траур называют трехгодичным, разумея под тремя годами 27 действительных месяцев, но с исключением високосного месяца. Носят его:

1) Сын по родителях и жена его.

2) Сын по мачихе, по воспитательнице и по матери воздоившей; также и жена его.

3) Побочный сын по законной матери (Сыновья от наложницы обязаны считать матерью законную жену отца) и по матери родившей его; также и жена его.

4) Усыновленный приемыш по своих воспитателях; также и жена его.

5) Невыданная дочь по своих родителях, также и выданная, но возвратившаяся в отцовский дом.

6) Законный внук (по кончине своего отца) ставший преемником рода.

7) Приемыш, ставший преемником рода.

8) Жена по муже.

9) Наложница по хозяйке.

Обрубленное одеяние шьется из грубоватого посконного холста с подолом и полами [223] полуобрубленными. При нем употребляется колпак посконный, башмаки травяные. Сей траур продолжается круглый год и разделяется на носимый с кленовым посохом и без посоха. Обрубленное одеяние с посохом носят:

1) Законный сын по побочной матери, также и жена его.

2) Сын по матери, вышедшей замуж и по матери разведенной.

Муж по жен.

Обрубленное одеяние без посоха носят:

1) Дед по законном внуке.

2) Родители по законном сыне, по жене старшего законного сына, по дочери невыданной за мужа, по сыне, отданном в приемыши.

3) Мачиха по старшем и других сыновьях.

4) Сын по мачихе, вышедшей замуж.

5) Приведенный сын по дяде с отцовой стороны и тетке невыданной, по родном брат и сестре невыданной, по племянниках от родных братьев и по племянницах, невыданных в замужство.

6) Внук и внука по дед и бабке; побочный внук по родном деде и бабке; также внук от матери воздоившей и воспитавшей.

7) Выданная дочь по отце и матери.

8) Приемыш по отце и матери, родивших его.

Да-гун шьется из грубого холста; при нем такой же колпак, а башмаки оторочены сырцовой [224] тканью. Сей траур продолжается 9 месяцев. Носят его:

1) Дед по внуке и внучке еще невыданной.

2) Бабка по законном и других внуках, также по внук еще невыданной.

3) Родная бабка по побочном внуке; также бабка по внуке воздоенном и воспитанном.

4) Родители по сыновниной жене, по дочери, выданной в замужство; мать воздоившая и воспитавшая по жене воспитанника своего.

5) Дядя и тетка по жене племянника и по племяннице, выданной в замужство.

6) Приемыш по родном брате, тетке и сестр еще невыданной.

7) Жена приемыша по родном мужнином отце и матери, по своем двоюродном брате и сестре еще невыданной, по тетке и сестре выданных, по племяннике от брата, отданном в приемыши.

8) Выданная девушка по дяде и тетке с отцовой стороны, по родном брате и племяннике от него, по родной тетке, сестре и невыданной племяннице от брата.

9) Жена по дяде и бабке мужниных, по мужнином дяде и тетке по отце.

Сяо-гун шьется из грубоватого холста; при нем такой же колпак и башмаки, отороченные сырцовою материею. Сей траур продолжается пять месяцев. Носят его:

1) Законный и прочие внуки по побочной бабке.

2) По двоюродном дяде и тетке по отце. [225]

3) По двоюродной сестре, вышедшей в замужство.

4) По троюродном брате и троюродной сестре еще невыданной.

5) По двоюродном племянник и племяннице невыданной.

6) По двоюродной тетке по отце, еще невыданной.

7) По родной невестке.

8) Дед по жене законного внука, по внуке своего брата и внучке его еще невыданной.

9) По деде и бабке с матерней стороны.

10) По дяде и тетке с матерней стороны.

11) По племяннике от сестры и племяннице еще невыданной.

12) Отданный в приемыши по родном своем деде и бабке с матерней стороны, по тетке с отцовой стороны и по своей сестре, выданной в замужство.

13) Жена по тетке своего мужа и сестре его, и выданной и невыданной, по девере и жене его, по племяннике от двоюродного брата своего мужа, по племяннице еще невыданной.

14) Девица, не вышедшая в замужство, по сестре из своего рода, вышедшей в замужство, по двоюродном брате и по двоюродной сестре еще невыданной.

15) Наложница, имеющая сыновей, по деде и бабки своего хозяина. [226]

Сы-ма шьется из ровного выделанного холста с таким же поясом и темными башмаками без узоров. Сей траур продолжается 3 месяца. Носят его:

1) Дед по жене внука.

2) Прадед и прабабка по правнуку и правнуке.

3) Прапрадед и прабабка по праправнуку и праправнуке.

4) Бабка по жене законного и прочих внуков.

5) По кормилице.

6) Вообще по дальних родственниках и родственницах — в восходящей и низходящей линии.

В 21 месячном трауре, обыкновенно называемом трехгодичным, сто дней не бреют головы. Во все продолжение сего траура не пьют вина, не едят мяса, не выходят из дома, не знают супружеского ложа, не бывают на пиршествах.

И гражданский и военный чиновник из Китайцев, по кончине отца или матери, обязаны немедленно сложить должность с себя и удалиться на родину, что называется: находиться в трауре по родителях, и уже по истечении 21 месяцев, за исключением высокосного, снова определяются к таким же должностям, при каких прежде служили. Это называется возстановлением. Подобный долг простирается, как видели выше, на приемыша, внука и правнука, когда они остаются преемниками рода в качестве сына или внука родных.

Гражданские и военные чиновники из Маньчжурок или Монголов, служащие в столице, по [227] кончине отца или матери, также обязаны сложить должность с себя. По прошествии ста дней траура принимают на себя временную должность: но быть в собраниях при Дворе и при жертвоприношениях не дозволяется им. Служащие же в губерниях, по наложении траура на себя, обязаны возвратиться в столицу к своим Знаменам (корпусам), где, по прошествии ста дней траура, могут исправлять временные должности в тех присутственных местах, в которых служили до отправления своего в губернии, с запрещением быть в собраниях при Дворе и при жертвоприношениях.

В годовом трауре два месяца не бреют головы, во все продолжение траура не совершают браков.

В девятимесячном и пятимесячном траурах, один месяц не бреют головы.

В трехмесячном трауре 10 дней не бреют головы.

Вообще, в продолжение всех трауров, носящему траур не дозволяется участвовать в пиршествах и слушать музыку.

XXI. НАРОДНЫЕ ПРАЗДНИКИ.

В Китае два рода праздников: народные и религиозные. Народные праздники суть общие по всему государству и совершаются в одно время, только не везде с одинаковыми обрядами. Религиозные праздники суть дни, которые монастырь [228] какой-либо однажды в году празднует по религиозным причинам. Последние праздники суть местные; потому-что исправляются только в окрестностях монастыря.

Народные праздники в Китае по большой части суть только случаи, коими пользуясь достаточный человек, может на время отложить свои дела и провести несколько часов с приятным отдыхом в семейственном кругу. Да и самое число праздников весьма ограничено, что увидим ниже при описания их.

I. Новый год. — Новый год есть главный и почти единственный, общий в целом Китае «праздник», если взять это слово в европейском о нем понятии, т. е. в праздно-заботливом препровождении времени, которое, по приговору обычаев, определено для исполнения взаимных обязанностей в отношении к вежливости.

Год начинается с нарождения месяца, который соответствует февральскому новолунию. В самую полночь на первое число Государь с князьями и вельможами одного маньчжуского племени совершает шаманское поклонение пред духами во дворце Кхунь-нин-гун (Государыни); потом отправляется в шаманское капище, по китайски называемое Тхан-цзы, где при поклонении Небу в круглом храме совершает три коленопреклонения с девятью земными поклонами. По возвращении принимает поздравление от князей и чинов в тронной [229] Тхай-хо-дянь, и от Государыни с побочными царицами во дворце Цянь-цин-гун.

В народе сей праздник начинается также с полуночи первого дня. Во всех домах, включая лавки, магазины и гостинницы, расставляют на столе зазженные красные свечи, куренья и жертвенные вещи; и как скоро минет 12ть часов ночи, то все домашние совершают поклонение, став на колени лицом к растворенным дверям. Это называется приносить жертву Духам неба и земли. Потом, обратясь внутрь к столу с жертвенными вещами, опять став ка колени поклоняются домашним духам и предкам своего рода. Сей обряд поклонения одинаков и в северных и в южных странах Китая. По окончании поклонения, начинают дети совершать поклонение пред родителями, младшие пред старшими, стоя на коленях; равные с равными кланяются в пояс. На юге, после поклонения в честь небу, земле, домашним духам и предкам, ставят на стол различные плоды и яства. В северном Китае, напротив, подают вино и вареные перьмени, которыми встречают новый год. Ими же подчивают каждого приходящего для поздравления с новым годом.

По исполнении домашних обрядов, вообще, спешат посещать родственников и друзей, и эти посещения стараются кончить в продолжение первых пяти дней, по прошествии которых честь посещения не уважается. Дальние родственники и [230] приятели при посещении не входят в дом хозяина, выезжающего для подобных же посещении; но кладут визитные билеты в бумажный мешечек, совне прилепленный к воротному столбу. Ввечеру хозяин пересматривает сии билеты, ц тем же платит своим посетителям.

В продолжение первых пяти дней, купцы не производят торгов, мастеровые не занимаются работами, и сии пять дней составляют единственный в году отдых для всех сословий. За десять дней до нового года закрывают в судебных местах судейскую печать, которая употребляется для скрепления бумаг вместо подписи, и открывают ее уже около 20-х чисел первого месяца. Это есть прекращение делопроизводства и считается вакациею для присутственных мест. Для важных дел, могущих случиться сверх чаяния, оставляют бланки, к которым печать приложена.

В Европе первую минуту нового года встречают выстрелами шампанского, а в Китае громом нанизанных на нитку ракеток, которые последовательным своим разрывом производят сильный треск, но не взлетают вверх. На рассвете этот гром умолкает. Днем в городе чрезвычайная тишина, исключая мест, служащих общими гульбищами; но и здесь увидите более прогуливающихся в детьми, и тьму разных детских игрушек, как будто бы новый год был детский праздник. В продолжение праздника встретить пьяного на улице есть необыкновенная редкость. [231] Делать большие собрания в домах по случаю праздника также не в обыкновении. Коренную сему причину надобно полагать в тесноте жилищ. Но вместо этого ввечеру все гостинницы чрезвычайно наполнены людьми разных сословий, исключая чиновников, которым народные зрелища исключительно запрещены. Им предоставлены одне семейственные удовольствия в кругу небольшого числа родственников и друзей. Равно и богатые люди по большой части ограничиваются забавами в кругу домашних.

II. Шань-юань, иначе 15-е число первого месяца. При династии Хань, около времен Р. X., в 15-е число первого месяца Двор приносил жертву божеству Тхай-и в загородном дворце Гань-цюань (В то время столица была в Чан-ань, что ныне Си-ань-фу, глав. город в губернии Шань-си. Гань-цюань лежал в 70 ли. от столицы на северозапад). Церемония жертвоприношения начиналась в сумерки и оканчивалась с рассветом. С сего случая в последствии ввели в обычай ночь на 15-е число проводить в смотре на фонари. Ныне уже вошло в обыкновение смотреть фонари с 13-го до 15-го числа. В Пекине в сие время богатые купцы, ежедневно по захождении солнца, наружную сторону лавок и гостинниц украшают множеством разноцветных, по большой части роговых фонарей, в несколько рядов один над другим повешенных, а внутри развешивают флеровые фонари с изображением различных видов. В [232] средственных лавках делают то же самое, сообразуясь впрочем с достатком своим. Но это по большой части происходит на больших улицах, где в то же время бывают разные потешные огни. Эти зрелища привлекают такое множество гуляющих., что и на улицах и в гостинницах бывает чрезвычайная теснота далее полуночи; только гуляющих женщин здесь вовсе не видно, кроме малого числа проезжающих в экипажах. Во время сего праздника и торг и работы ежедневно продолжаются, как и в обыкновенные дни.

III. Лунь-тхай-тхэу. — Второе число второго месяца празнуется под названием: хуа чжао; а обыкновенно сей праздник называется лунь-тхай-тхэу, что значит: дракон поднимает голову. Ученые в этот ден делают между собою дружеские собрания, на которых забавляются импровизациею стихов. Детям, достигшим восьмилетнего возраста, по большой части с сего дня позволяют ростит и заплетать в косу волосы, которые до того времени обыкновенно завязываются в один или два пучка по бокам маковки. Впрочем это есть частное обыкновение, праздник домашний, а не народный.

IV. Шан-сы. — Задолго до времен Р. X. в удельном княжестве Чжен было обыкновение, для отвращения несчастий срывать на воде цветы, называемые лань хуа (Magnolia japonica). Во времена династии Хань, при [233] Государе Чжан ли, жена селянина Сюй-шао родила прежде двух дочерей, а потом еще одну, которые все в продолжение двух дней померли. Жители того селения почли это дивом, и в день шан-сы начали, для отвращения несчастий, молиться рекам, текущим на восток и купаться в них. Впрочем это принадлежит к местным более обыкновениям, а не к общим народным праздникам.

V. Дуань-ву.— Цэюэ-пьхин, славный стихотворец удела Чу, в пятое число пятого месяца, бросился в реку И-ло цзян с камнем на шее и потонул. Это случилось в 299 году до Р. X. Жители сего удела, сожалея о нем, стали приносить ему жертву, бросая в реку бамбуковую трубочку с кашею из риса, заткнутую листьями и обвитую разноцветными шелками, дабы рыбы не могли похитить каши. В последствии мало-по-малу ввели сие обыкновение и в прочих странах, так, что ныне день этот сделался общим народным праздником под названием Дуань-ву. В сей день в каждом доме (в южном Китае) вешают на дверях наговоры с палочником и полынью. Родственники и друзья при взаимном поздравлении посылают друг другу вино, плоды и разное съестное; но первое между подарками место занимают небольшие треугольники из густосваренного риса в палочниковом листе, называемые цзунь-цзы. Люди всех сословий празднуют этот день, но работ и торговли не прекращают. К сему празднику торгующие вообще стараются очищать долговые счеты [234] за прошедшую треть. Вероятно, что последнее обстоятельство в совокупности с событием составляет важность настоящего праздника.

VI. Ци-си.— Ци-си в переводе значит седьмой вечер; иначе сей праздник называется цяо-чжи, что значит искуство. В это время сближаются две звезды: ню-лан и чжи-нюй; почему в этот вечер женщины и девицы продевают в семь игол нити, и ставят в жертву помянутым двум звездам разные плоды и овощи, что называется просить об искусстве". Еще в этот же вечер придворные девицы кладут в маленький ставец паука и, раскрывши на другой день, смотрят на паутину. Если она часта, то заключают о приращении искусства их в шитье; а если редка, то напротив. В простом народе женский пол также подражает сему обычаю. Впрочем, и это не есть народный праздник, а только обыкновение введенное для забавы девиц.

VII. Юйлан-хой. — Неизвестно, с которого времени введено в обыкновение в 15й ден седьмого месяца выметать кладьбище и приносить жертву предкам. Хошаны (Хошан есть китайское название монахов древней буддийской религии. Ныне тибетские и монгольские ламы, хотя туже религию исповедуют, но в обрядах богослужения и правилах жизни следуют другим уставам) к этому обычаю присовокупили священную процессию, называемую юй-лан-хой, что значит “процессия цветка магнолии." Делают [235] на площади из жердей террассу, обитую снаружи соломенными рогожами; на этой террассе целый день совершают богослужение, по окончании которого к вечеру спускают воздушные фонари и сожигают большие из бумаги сделанные лодки, для переправы, как говорят, душам умерших. И это не есть народный праздник, а священный обряд фоистов, для которого торг и работы в сей день не прекращаются; притом же этот обряд существует только в Северном Китае, где фоизм господствует.

VIII. Чжун-цю.— Чжун-цю в переводе значит: средний осенний месяц, соответствующий сентябрскому новолунию. Восьмой месяц в день полнолуния бывает самый круглый и ясный — по причин чистоты в атмосфере, почему в простом народе издревле вошло в обычай в вечеру 15-го числа ставить в жертву луне плоды и овощи. В этот день друзья и родственники взаимно поздравляют друг друга с праздником и посылают в подарок вино с плодами, между которыми первое место занимают сдобные, начиненые сахарным песком круглые хлебцы, называемые юе бин, что значит “лунные хлебцы". И старые и молодые всех сословий проводят сей вечер под открытым небом в саду или на дворе за полными столами с вином и плодами, и уже довольно поздно расходятся; а дети с самого вечера до рассвета гуляют и играют. Этот праздник в народе более известен под названием: пятнадцатое число [236] восьмой луны, и наравне с пятым числом пятого месяца есть праздник народный, в который-торг хотя во весь день не прекращается, но мастеровые и работники работают только до полудня. И к сему празднику стараются очищать долговые счеты за прошедшие четыре месяца, т. е. за майскую треть; а долги за сентябрскую треть очищают к новому году; посему новый год, пятое число пятого меся ца и 15-е число восьмого месяца носят общее название трех праздников, по-китайски сан-цзе; а собственно последния два слова значат: “три коленца." Это в прямом смысле суть три общенародные праздника, в которые в каждом доме совершают поклонение домашним божествам; потому-что в Китае нет общественного богослужения, ни особливых храмов для поклонения. Не смею объяснять произхождения последних двух праздников по моим мнениям: но, по видимому, в пятом месяц празднуют окончание весенних работ, а в восьмом уборку плодов и хлеба.

IX. Чун-ян. — Во время династии Хань (около времен Р. X) некто Хэ-чан сказал приятелю своему Цуань-цзин: “В девятое число девятого месяца случится несчастие в твоем доме. Вели домашним сшить мешок, наполнить его съестным, взойди на возвышенное место и там откушай вина с кризантиею..... Сим-образом может избегнуть несчастия." С сего случая ввели в обыкновение, чтобы в девятый день девятого месяца с пищею и питием ходить на возвышенные места и там [237] веселитъся с друзьями. Сам государь часто следует этому обычаю. Чунъян собственно называется чун-цзю, а в простом народ более известен под названием дынь-гао, что значит, всходить на высоту." Ныне сие обыкновение хотя сделалось общим, но только между богатыми, которые имеют способы провесть этот день на возвышенном месте в саду или в поле; но в народ торг и работы продолжаются, как и в обыкновенные дни.

X. Ла-бпа. — Неизвестно, с которого времени и по какому случаю вошло в обыкновение в 8 день 12-го месяца варить густую кашицу из смеси разных круп, Фасолей и сухих плодов с медом. Эта кашица от — слова — в — слово называется ла бпа-чжу. Хошаны в этот день совершают священные ходы, варят помянутую кашицу и разносят ее по домам вкладчиков, от помощи которых имеют пропитание. Это также не есть народный праздник, а частное обыкновение, вероятно от фоистов заимствованное.

XI. Цзы цзао. Цзи цзао значит жертвоприношение (божеству) Цзао. Жертву сию приносят ввечеру в 23е число 12-го месяца. Простой народ верит, что Цзао отходит в сей день от земли к Небу (Богу), чтобы донесть ему о добрых и злых деяниях человеческих целого года. Еще почитают Цзао божеством печек под названием Цзао-шень: почему в сей день во всех гостинницах, лавках и домах не готовят кушанья, а [238] починивают печки. И это есть только обыкновение, для которого ни торг, ни работы не прекращаются. В древности почитали Цзао-шень божеством многочадства, и в жертву ему приносили диких коз.

XII. Чу-си.— Чу-си значит последний вечер, а собственно есть предпоследняя ночь, в которую с сумерек до рассвета не спят, а веселятся и пьют, что называется стережением года. Пред сим вечером в каждом доме на воротах налепляют разные картинки, а на дверных и воротных вереях разные надписи на красной бумаге и разные фигуры вырезанные из красной же бумаги, так что улицы делаются пестрыми. Сверх сего пускают (сожигают) ракеты. Около полуночи отворяют ворота и снова пускают ракеты. Это есть предпразднество нового года. К последнему дню пред новым годом стараются очистить как долги за прошлую треть, так и недоимки за прежния две трети: почему у некоторых вместо веселия, последние дни пред новым годом до самой полуночи на первое число проходят в величайших хлопотах и ссорах.

XXII. ПРАВИЛА УЧТИВОСТИ.

Китайские церемонии, называемые у нас формами учтивости, по своей странности вошли в Европе даже в пословицы и поговорки; но, правду сказать, мы твердим только одне слова, а сущность [239] дела мало знаем. Это произошло от того, что Европейские путешественники писали о разных Китайских обрядах, большею частию в смешном виде и в своих издевочных описаниях иное еще преувеличивали. Но если будем смотреть на физиогномию Китайцев и на их движения со вниманием и без предубеждения; то ничего странного неувидим. Неверность взгляда много зависит от того, что мы наиболее судим о иностранном по сравнению с своим, которое обыкновенно по привычке кажется нам естественнее, и ближе к человеку, нежели к обезьяне.

В Европейских государствах известные учтивые приемы, употребляемые при свиданиях, вводятся обыкновениями, и со временем изменяются, или совершенно заменяются новыми. Одне только свидания между военными чинами по должности имеют предписанный образ действий. В Китае напротив формы свидания вообще для всех сословий предписаны Правительством, и включены в число законных постановлений, неизменяемых в продолжение целой династии. Таковы формы относительно встреч, приема и провожания. Оне единообразны по существу, но изменяются в оттенках по отношению к достоинству и чину гостя и хозяина, по отношению к сословиям, по отношению к обстоятельствам свидания; и если что кажется несколько сбивчивым, то это есть старшинство левой стороны пред правою. Китайцы почитают левую сторону старшею в отношении к востоку, который [240] составляет главную страну света, и начало четырех годовых времен — весну. Для сего храмы, дворцы и главные здания в домах лицевою стороною обращены на юг; вход во внутренность главного здания делается в центре лицевой стороны, а гостинный диван ставится в приемном зале у северной стены прямо против входа. При свидании нескольких лиц одни, по самому расположению здания, должны быть на восточной, другие на западной стороне. Первенствующее лице, напр. истуканы в храмах, Государь в тронной и проч. всегда занимают средину, имея лице обращенное на полдень. Сим образом левая сторона всегда означает восточную, а восток — левую сторону; правая сторона на оборот. Это объяснение довольно понятно.

Церемониальные постановления, касательно взаимного свидания, имеют четыре главные подразделения, которые состоят:

а) В обрядах свидании между Пекинскими и заграничными Князьями.

Церемониалы свидания между Князьями имеют изменение соответственно отношению одного лица к другому по степени достоинства. Пекинский Князь при свидании с монгольским Князем, равным ему по степени, удерживает старшинство пред ним. Когда Монгольский Князь 1 степени посещает Пекинского 1-й же степени, то последний встречает его у крыльца (пред гостинным залом) и заняв левую сторону входит с ним в зал среднею дверью. Хозяин [241] становится лицем к западу (Т. е. хозяин занимает старшую сторону), а гость лицем к востоку, делают друг другу два коленопреклонения с шестью до земли поклонами, и потом садятся. Чиновники сопровождающие гостя, выстроившись у крыльца пред залом, делают два коленопреклонения с шестью до земли поклонами, и, вошед в зал западною дверью, садятся позади гостя. Подают чай. Гость, приняв чашку, кланяется; хозяин ответствует только учтивым подчиванием. После чаю сопровождающие чиновники идут к дверным колоннам, и сделав поклон выходят из зала. Гость, встав c места, делает коленопреклонение с тремя поклонами; хозяин тем же ответствует гостю, и провожает его с крыльца до земли (т. е. до того же места, на котором встретил его), а чиновники его штата провожают гостя за большие ворота — Пекинский Князь 1-й степени принимая заграничного Князя 2-й степени не сходит с крыльца. Гость, по входе в зал, делает два коленопреклонения с шестью до земли поклонами, а хозяин ответствует ему половиною. — Гость при прощании кланяется с коленопреклонением; хозяин ответствует одним коленопреклонением без поклонов., Остальное сходствует с высшим. — При свидании с заграничным Князем 3-й степени встречает его в зале, встав с места. Гость входит в зал западною дверью и делает два коленопреклонения [242] с шестью до земли поклонами. Хозяин принимает его учтивость стоя, приподняв сложенные руки против лица, Князь садится по средине, а гость на западной стороне боком к нему. Гость, прощаясь, кланяется с коленопреклонением; хозяин как и прежде стоя принимает учтивость его, и прощается в зале. Остальное сходствует с высшим. При свидании с заграничным Князем 4 и 5-й степ. чиновники его штата вводят князей в зал, где они делают два коленопреклонения с шестью земными поклонами. Хозяин сидя принимает их учтивость, приподняв сложенные руки. При прощании гость кланяется с коленопреклонением; а хозяин по прежнему сидя принимает его учтивость. Остальное сходствует с высшим. — Пекинский Князь 2-й степ. при свидании с заграничным Князем 1-й степени встречает его в больших воротах; на крыльцо всходят хозяин восточною, а гость западною стороною. При прощании кланяются друг другу с одним коленопреклонением при поклоне. Остальное сходствует с церемониалом Князя 1-й степ. При свидании с заграничным князем 2-й степени поступает по церемониалу свидания Князей го ст. Пекинского и заграничного. Вообще при свидании Пекинских Князей с заграничными первые имеют старшинство пред последними одною степенью, и эти старшинства составляют оттенку разности в приемах. Князья высших пяти степеней в каждом из пяти Знамен, после нового года один раз [243] угощают заграничных Князей столом. При сем пире каждому заграничному Князю 1, 2, 3, 4 и 5-й ст., также каждому царскому зятю особливый стол, из Тайцзи и Табунанов каждым двум особливый стол, а из чиновников их каждым десяти особливый стол. На каждые два стола употребляется один барашек, на три стола один кувшин вина; сверх сего три большие барана. Хозяином пиршества бывает один Князь 1 или 2-й степени. Прочие Князья высших пяти степеней в сем Знамени сопиршествуют. Стол хозяина лицем к западу; стол гостей лицем к востоку, а все несколько к северу. Сопровождающие чиновники угощаются под кровельным свесом (на крыльце), или на возвышении под открытым небом.

б) В обрядах представления к старшим чиновникам в столице.

Церемониал свидания между чиновниками по должности разделяется:

1) На представление офицеров к своим Князьям в столице.

В столице Начальник дивизии и прочие офицеры до ротного начальника, при поздравлении Князя III степ. в своем Знамени в день его рождения и новый год, делают пред ним два коленопреклонения с шестью до земли поклонами; при поздравлении Князя 2-й ст. в день его рождения и в новый год чиновники его штата делают два коленопреклонения с шестью до земли поклонами, а [244] пред Князем 3-й ст. одно коленопреклонение с тремя земными поклонами. Все это делается по возгласам церемонийместера при игрании музыки.

2) На представление подчиненных чиновников к своим начальникам в столице.

В столице во всех Присутственных местах подчиненный, являясь в первый раз к должности, приходит в парадном одеянии. Один из низших чиновников подводить его к залу и подает билет с прописанием должности и имени (Маньчжуры и Монголы на билетах надписывают должность и имя; в разговорах же первый слог в их именах составляет прозвание в Китайской форме; Например: Фумин, Сулынга в разговорах прозываются Фу,— Су. Китайцы подписывают должность и прозвание с именем). По входе в зал он подходит к старшему Члену сидящему за столом., и делает пред ним три поклона в пояс; старший член, встав с места, тем же ему отвечает. После сего представлявшийся уходит. Если же подчиненный делает посещение старшему члену, то выходит из носилок или сходит с лошади (В столице только высшие гражданские чиновники имеют право употреблять носилки, а в губерниях все чиновники без исключения. Военные не имеют права сего; почему выезжают на верховых лошадях, что и Гражданским чиновникам невоспрещено) за большими воротами, подает билет с своим именем, и получив приглашение входит во двор, Старший встречает его у крыльца и просит войти в зал. Младший [245] по входе в зал делает три поклона в пояс, и потом оба занимают места: старший на левой стороне лицем к западу, а младший на правой — линем к северовостоку. Младший садясь кланяется старшему в пояс. При подаче чая опять поклон в пояс. По окончании переговора младший делает три поклона в пояс и выходит. Старший на каждый поклон тем же ответствует, и провожает его за вторые вороты. Младший по выходе за большие ворота, несколько поодаль садится в носилки или на верховую лошадь. Если же младший докладывает о деле в Присутственном месте, то старший сидит, а младший стоит пред ним, не преклоняя колена. Если случится много дел, то младший расстилает на полу подушку и садится.

3) На представление офицеров к своим начальникам в столице.

Знаменные, (Знаменными называются служащие в осьми Знаменах, или корпусах, состоящих из Маньчжуров, Монголов и Китайцев пришедших из Маньчжурии) начиная с Полковника и выше, доносят о делах Дивизионному начальнику или его помощнику в канцелярии стоя на ногах, прочие офицеры, начиная с ротного начальника, доносят с преклонением одного колена. — Низшие офицеры доносят Полковнику приклоняя одно колено, а ротному начальнику стоя на ногах. Таким же образом поступает офицер, докладывая о делах старшему офицеру другого Знамени. Пред [246] Князьями осьми долей, (Князьями осьми долей называются Князья происходящие от Княжеских родов имеющих некоторые личные преимущества пред обыкновенными Княжескими родами) если они управляют делами в Канцелярии, офицеры от Полковника и ниже делают коленопреклонение. Таким же образом поступают пред ними гражданские чиновники низших судебных мест. Желтопоясные, служащие в Знаменах, докладывают дивизионным начальникам о делах, стоя на ногах.

4) На представление низших чиновников к начальникам в губерниях.

В губерниях вообще подчиненный, представляясь начальнику в первый раз, подает билет (Из уважения к лицу — вместо словесного доклада о приезде чьем либо подается билет с прописанием должности и прозвания с именем) с прописанием должности и имени; потом является в Присутственное место в парадном одеянии. Председатели (В каждой губернии два председателя: в Казенной Палате 4-го класса, в Уголовной Палате 5-го класса. Классы чинов изложены по Русскому чиноразделению. —) и Прокуроры представляясь к Генерал Губернатору (в 3 кл) пли Губернатору (в 4 кл), выходят из носилок за большими воротами, во внутренний двор входят восточною дверью вторых ворот. Генерал-Губернатор или Губернатор встречает их на дворе у щита и в зал идет впереди; председатель или Прокурор следует за ним; а по входе в зал делает три поклона в пояс. Хозяин садится по средине, а [247] Председатель или Прокурор садится на восточной стороне боком к нему; а если проездом посещают, то садятся лицем друг к другу. При подаче чая делают поклон в пояс, а при прощании делают три поклона в пояс. Хозяин ответствует им тем же и провожает за церемониальные ворота. Председатель или Прокурор делает три поклона в пояс, и выждав пока хозяин войдет в ворота, еще делает три поклона в пояс; потом выходит за большие ворота и садится в носилки. На другой день Генерал-Губернатор или Губернатор ответствует визитом с малым билетом. (Подъехав к воротам отдает визитный билет, а лично не видится) Ежели являются по казенному делу, то бывают в обыкновенном одеянии, подают большой визитный билет, и после трех поклонов в пояс занимают место. Прочее по высшему церемониалу. Ежели областный (в 8 кл) или окружный (управляющий) Правитель в 9 кл. являются; то Генерал-Губернатор или Губернатор не встречают и не провожают. Прочее по высшему церемониалу. Когда же они являются к Председателям и Прокурорам, то Председатель встречает под свесом гостинного зала и провожает также; а Прокурор встречает за внутренними воротами и провожает также. Порядок сидения в зале есть следующий: Областный Правитель и прочие садятся на восточной стороне лицем к западу, а Председатель и Прокурор на югозападной стороне, [248] лицем к северовостоку. (Т. е. занимает высшее место) Прочее по церемониалу представления к Генерал-Губернатору и Губернатору. Председатель и Прокурор ответствуют визитом с малым билетом. Прочие гражданские чиновники в губерниях, представляясь к Генерал-Губернатору или Губернатору, по вход в зал становятся лицем к северу, делают двукратное поклонение до земли, а при выходе три поклона в пояс. Генерал-Губернатор и Губернатор стоя принимают их учтивость. Если Помощник областного Правителя (в 9 кл) представляется к Председателю или Прокурору, то последние не выходят встречать? Председатель провожает их с крыльца до низу, а Прокурор до ворот за щитом. Прочее по церемониалу Областного Правителя. Областный Правитель встречает его заворотами за щитом и провожает также. Далее церемониал свидания старших с младшими сходствует; т. е. старшие удерживают первенство. Ежели приезжает новый Генерал-Губернатор или Губернатор; то Председатели и Прокуроры посылают служителей встретить их на границе. Правители областные, окружные и уездные (в 11 кл) лично встречают, когда те проезжают не далее пяти ли от их местопребывания: а если далее, то не встречают. Если новый Председатель или Прокурор приезжают, то подчиненные чиновники таким же образом поступают. [249]

5) На представление военных чиновников к своим начальникам в губерниях.

Военные чиновники, представляясь к своему начальнику в первый раз, подают билет с прописанием должности и имени и развертывают вид на должность. Если Фу-цзян (в 4 кл) является к Тьхи-ду (во 2 кл), то сходит с лошади за палисадными воротами (на улице) получает увольнение от развертывания вида, надевает паратное платье с саблею при бедре, входит восточными воротами, по входе в зал становится лицем к северу, сказывает свою должность и имя; по окончании сего делает три поклона в пояс. Тьхи-ду стоя на правой стороне ответствует одним поклоном и садится посреди зала, а Фу-цзян на стороне. После чая прощается по прежнему тремя поклонами в пояс. Тьхи-ду провожает его с крыльца. Если запросто приезжает, то является только с саблею при бедре, подает большой визитный билет, но освобождается от развертывания вида на должность. Если он является к Цзун-бин (в 3 кл) по своей инспекции, то последний встречает его на дворе у щита, а провожает за щит. По окончании приветствия Фу-цзян садится на восточной стороне лицем к западу, а Цзун-бин на югозападной лицем к северовостоку. Прочее по церемониалу представления к Тьхи-ду. Когда Цань-цзян (в 5 кл) и Ю-цзи (в 6 кл) являются к Тьхи-ду, то в зале делают одно коленопреклонение с тремя земными поклонами; [250] после сего еще делают три поклона в пояс, и садятся. При прощании кланяются в пояс по прежнему. Тьхи-ду стоя ответствует поклоном в пояс, но не провожает. Прочее по церемониалу Фу-цзян. Пред начальником своей инспекции таким же образом поступают: но пред начальником посторонней инспекции поступают как Фу-цзян пред Тьхи-ду. Ду-сы (в 1 кл) и Шеу-бэй (в 8 кл) представляясь к Тьхи-ду в первый раз развертывают вид; становятся пред ним на колена, лицем к северу; объявляют свою должность и имя; потом делают три земных поклона. Если Тьхи-ду прикажет сесть, то садятся на полу на подушке — лицем к западу. Чаю не подают. При прощании делают три поклона и выходят. Тьхи-ду не встает. Когда являются по казенному делу, то бывают в обыкновенном одеянии с саблею при бедре, и не объявляют своей должности и имени. Прочее по церемониалу. Представляясь к Цзун-бин, садятся подле на стороне; подают чай. Прочее по церемониалу представления прочих низших офицеров к Тьхи-ду и другим старшим офицерам. Офицеры маньчжуских Гарнизонов в губерниях являются к старшим по церемониалу для осьми Знамен в Пекин.

6) На представление прочих чиновников к своим начальникам.

Чиновники и гражданские и военные, служащие при Главноначальствующих путей водяного [251] сообщения и хлебного сплава, оба (во 2 кл) представляются к старшим по церемониалу подчиненных чиновников в отношении к их начальникам. Пристава соляной развозки и соляные Прокуроры (оба в 1 кл) представляются к Главному соляному приставу также, как Областные Правители к Генерал-Губернатору. Учители представляются к Попечителю училищ как к Генерал-Губернатору и Губернатору. Попечитель училищ стоя принимает их учтивость.

7) На свидание гражданских чиновников взаимно не подчиненных.

Тьхи-ду, посещая Генерал-Губернатора, въезжает во двор средним проходом, и сходит с лошади. Генерал-Губернатор садится по средине, а Тьхи-ду на стороне. Когда Цзун-бин представляется к Генерал-Губернатору, то последний встречает его на крыльце (T. e. у самого входа в зал), и провожает также. Прочее по церемониалу представления Председателей и Прокуроров. Генерал-Губернатор, ответствуя ему визитом, выходит из носилок под кровельным свесом. Цзун-бин встречает его за церемониальными воротами, и провожает также. Когда Генерал-Губернатор осматривает губернские войска, то Цзун-бин поступает по церемониалу, как Председатели и Прокуроры в первый раз являются к Генерал-Губернатору. Пред его прибытием Цзун-бин выезжает для встречи за город, и на [252] дороге разбивает ставку для подчивания чаем. По прибытии на учебное поле Цзун-бин ожидает, как Генерал-Губернатор сядет; потом, обратясь лицем к северу, делает ему донесение, а после сего три поклона в пояс. Генерал-Губернатор встав с места отвечает ему поклоном. Цзун-бин садится на стороне (У каждого свой стол). По окончании дела Генерал-Губернатор садится в носилки. Цзун-бин провожает его до того места, где встретил, и опять в ставке подчивает чаем. Фу-цзян, представляясь к Генерал-Губернатору, сходит с лошади за большими воротами, и входит в зал восточною дверью. Генерал-Губернатор увольняет его от развертывания вида на должность. При первом свидании Фу-цзян бывает в парадном одеянии с саблею при бедре; при обыкновенном же представлении только с саблею, и всегда делает три поклона обратясь к северу; при прощании делает три поклона в пояс и выходит. При первом представлении к Губернатору он также увольняется от развертывания вида; обряд донесения исполняет в зале, и после сего делает три поклона в пояс. Губернатор провожает его до ворот у щита. Когда Цань-цзян, или Ю-цзи представляются к Губернатору, то последний встречает их под кровельным свесом и провожает до сего же места. Прочее сходствует с высшим. Низшие офицеры представляются к [253] Генерал-Губернатору и Губернатору по церемониалу подчиненных чиновников.

8) На представление инородческих чиновников к китайским начальникам.

Туркистанские Беки, Торготы и Тангуты из Цзинь-чуань, являясь к местным китайским Коммендантам в Присутственное место в 1 и 15-е числа каждого месяца, делают одно коленопреклонение, а при частном свидании по каким либо делам не делают сего.

9) На представление гражданских чиновников к военным начальникам.

Председатель, Прокурор и Пристав соляной развозки представляясь к Тьхи-ду выходят из носилок у церемониальных ворот. Тьхи-ду встречает их под кровельным свесом и провожает до тогож места Он садится прямо, а те на стороне. Тьхи-ду, ответствуя визитом сходит с лошади у церемониальных ворот, где и встречают его; провожают до этого же места. Областный Правитель и помощники его, представляясь к Тьхи-ду, выходят из носилок или сходят с лошадей за большими воротами и входят средним проходом. Тьхи-ду встречает их под кровельным свесом, и провожает до этого же места. В зале садится он прямо, а те на стороне. Когда они представляются к Цзун-бин, то выходят из носилок или сходят с лошадей за вторыми воротами. Цзун-бин встречает их на крыльце и [254] провожает до этого же места. Прочее сходствует с представлением Председателей и Прокуроров к Тьхи-ду. Окружные и уездные Правители, представляясь к Тьхи-ду и Цзун-бин, выходят из носилок или сходят с лошадей за большими воротами. К Тьхи-ду входят восточною дверью; их не встречают и не провожают; а Цзун-бин встречает их под кровельным свесом, и провожает до этого же места. Тьхи-ду и Цзун-бин садятся на старшем месте, а те на стороне.

10) На представление гражданских чиновников к посторонним высшим чиновникам.

Председатели, Прокуроры и другие чиновники губернии Чжи-ли представляются к Главноначальствующим путей водяного сообщения и хлебного сплава по церемониалу представления к Генерал-Губернатору и Губернатору. К попечителю училищ, если он 5-го класса и выше, таким же образом представляются Областные и независимые Окружные Правители, также Помощники Областного Правителя входят в ворота средним проходом и не докладывают о себе. Встречают их за щитом, и провожают до этого же места. Прочее по церемониалу представления Председателей и Прокуроров к Генерал-Губернатору и Губернатору. попечитель училищ ответствует визитом с малым билетом. Окружные и уездные Правители совершают обряд представления в зале. Попечитель училищ, встав с места, ответствует им поклоном в пояс, и провожает их до ворот у щита. [255] Прочее сходствует с представлением к начальнику губернии. Низшие гражданские чиновники представляются к нему как к начальнику губернии. Председатели, Прокуроры и прочие чиновники к Главному соляному Приставу, и к отправленному Государем чиновнику представляются как к Попечителю училищ, ежели он и выше 5 кл.

в) В обрядах принятия гостей.

Церемониал принятия гостей разделяется

1) На свидание лиц равных между собою в столице:

При свидании столичных чиновников равных по чину как скоро гость приедет к воротам, то слуга сказывает привратнику, а привратник докладывает хозяину, который в приличном одеяний встречает гостя в больших воротах. После взаимного поклона в пояс входят во двор. Хозяин при каждых воротах уступает гостю перед; пред крыльцом просит его идти на верх, дошед до дверей просит войти. По входе и гость и хозяин делают двукратное поклонение к северу. После сего хозяин ставит для гостя стул лицем к западу. Гость благодаря за учтивость кланястся в пояс. Хозяин ответствует таким же поклоном. Гость и хозяин садятся. Слуга подает чай. Гость, приняв чай, кланяется в пояс; хозяин тем же ответствует. Пьют чай и продолжают разговор. Гость, прощаясь кланяется в пояс; хозяин тем же ответствует. По сходе с [256] крыльца гость прощается; хозяин настоятельно желает проводить его, и провожает за большие ворота; и когда гость сядет в носилки или на лошадь, то хозяин возвращается.

2) На свидание высших чиновников между собою в столице.

Президенты Палат и Члены Прокурорского Приказа (все во 2 кл) обращаются с Министрами (в 1 кл) как равные. Если гость выше одним чином, то хозяин поспешает поставить стул для гостя. Гость благодарит и поспешает поставить стул для хозяина. Хозяин благодарит. Прочее сходствует с высшим.

3) На свидание низших чиновников с высшими в столице.

Члены Присутственных мест от 3 кл. и ниже, когда представляются Министру; последний встречает их внутри церемониальных ворот; провожает за большие ворота; только не смотрит, как гость садится в носилки или на лошадь. Таким же образом Члены Контор (в 9 кл) и Прокуроры представляются к Членам Прокурорского Приказа и к Президентам Палат. Когда чиновники от 9 по 14 класса представляются Министру, то последний встречает их у крыльца. Гость всходит восточным сходом в след за хозяином. По входе в зал гость делает поклонение — обратясь к северу, а после приветствия делает три поклона в пояс. Хозяин, обратясь к востоку [257] ответствует поклоном же. Гость поспешает, поставить стул для «хозяина; хозяин отклоняет учтивость». Гость настоит и ставит стул, и обратясь в лево делает поклон в пояс. Хозяин ответствует таким же поклоном. Гость садится лицем к западу,: а хозяин к северовостоку. При прощании гость по прежнему делает три поклона в пояс. Хозяин провожает его за церемониальные же ворота. Прочее сходствует с высшим. Члены Приказа ученых и Наследничьего Правления, также Члены Контор когда являются к чиновникам от 3 до 6 класса, принимаются как гость одним классом ниже хозяина, а при свидании с чиновниками от 1 до 10-го класса обращаются как равные.

4) На свидание гражданских и военных чиновников в губернии Чжи-ли.

В губернии Чжи-ли при свидании гражданских и военных чиновников равных между собою, когда гость подъедет к воротам Присутственного места, то слуга сказывает его имя; привратники отворяют ворота и гость въезжает средним проходом. Слуги остаются за церемониальными воротами. Хозяин выходит для встречи, между тем гость подъезжает к гостинному залу, и под кровельным свесом выходит из носилок или сходит с лошади. Хозяин просит войти в зал — по церемониалу столичных чиновников. При прощании провожает под кровельный свес, и [258] смотрит, пока гость сядет в носилки или на лошадь Генерал-Губернатор. Главноначальствующие путей водяного сообщения и хлебного сплава, при свидании с Губернатором, Генерал-Губернатор и Губернатор при свидании с Главными Соляными Приставами, Директоры казенных мануфактур при свидании с чиновниками посланными от Государя с поручениями, Тьхи-ду при свидании с Цзун-бин, Тьхи-ду и Цзун-бин при свидании с Губернатором, Тьхи-ду с княжеским достоинством при свидании с Генерал-Губернатором, в Чжи-ли Корпусный Начальник и Помощник его при свидании с Генерал-Губернатором и Тьхи-ду, Цзун-бин при свидании с Фу-цзян — неподчиненным ему, Помощник Корпусного начальника и Цзун-бин при свидании с Председателями и Прокурорами — одним словом, гражданские и военные чиновники не подчиненные друг другу, смотря по чинам, при взаимном свидании сообразуются с вышеизложенным церемониалом. Ежели Генерал-Губернатор или Губернатор губернии Чжи-ли принимает иностранного Короля (зависимого), то по прибытии гостя к палисадным воротам, сопровождающие чиновники сказывают об нем; управляющие чиновники докладывают далее. Гость в носилках подъезжает к гостинному залу. Генерал-Губернатор или Губернатор ведет гостя в зал. Гость лицем к западу, а хозяин к востоку. Гость делает одно коленопреклонение с тремя земными поклонами. Хозяин [259] отвечает ему поклонением. Всходят на крыльцо — гость восточною, хозяин западною стороною, и подходят к местам, где должно сесть. Сопровождающие чиновники у крыльца — обратясь на северозапад делают одно коленопреклонение с тремя земными поклонами. Распоряжающие чиновники подносят чай. Гость, приняв чай, делает поклон в пояс; хозяин ответствует таким же поклоном. После чая хозяин чрез переводчика изъявляет учтивость. По окончании сего сопровождающие чиновники у крыльца делают земной поклон с коленопреклонением, и прежде выходят. Гость встав с места делает поклон и прощается. Хозяин ответствует ему; сошед с крыльца провожает гостя до носилок и возвращается. Председатели и Прокуроры принимают его как гостя.

г. В обрядах представления учеников к учителю.

Церемониал представления учеников к учителю имеет отличие от высших церемониалов. Учащийся, являясь в первый раз в училище, бывает в ученической Форме, и употребляет малый билет. Управитель вводит ученика в зал восточным крыльцом; ученик по входе, обратясь лицем на север, делает три поклона в пояс; учитель стоя принимает его учтивость. Ученик становится на левой стороне. При выходе еще делает три поклона в пояс. Ежели посещает учителя в доме; то пока докладывают об нем, [260] дожидается в воротах, и по приглашении учителя входит. Учитель встречает на крыльце; ученик поднявшись на крыльцо, делает поклон в пояс, и вслед за учителем идет в зал. По вход двукратно кланяется до земли обратясь лицем к северу; учитель лицем к западу отвечает ему поклоном в пояс. Ученик ставит стул для учителя. Учитель указывает ему место, и ученик лицем к северу делает поклон в пояс. Учитель садится лицем на северовосток, а ученик лицем к западу. Ежели ученик проездом видится с учителем, то садятся оба лицем друг к другу, а при вопросах ученик кланяется в пояс. При подаче чая кланяется в пояс-же. При выходе делает — лицем на север — три поклона в пояс. Учитель тем же отвечает, и провожая ученика идет впереди, а ученик следует за ним. По выходе за вторые ворота, ученик делает три поклона в пояс, и ожидает, пока учитель обратно уйдет. Таким же образом учащиеся поступают при свидании с учителями и во всех других местах. Вообще низшие пред высшими, младшие пред старшими обязаны поступать, как ученики поступают пред учителями. Высшие и старшие не провожают. Если же высший или старший делает посещение, то провожают их за большие ворота.

Для князей 12-ти степеней пространно изложено, каким образом они должны поступать между [261] собою, когда встретятся на дороге или в воротах, т. е. кто должен посторониться, остановиться, или даже сойти с лошади.

XXII. ПИЩА КИТАЙЦЕВ.

Народы разных стран и климатов в употреблении снедных вещей наиболее руководствуются привычкою; а привычка приобретается изобилием оных на месте долговременного их пребывания. Азиатские народы теплых стран питаются более рисом; народы жарких стран плодами пальм; в северной Европе хлеб ржаный, в южной пшеничный составляют коренную пищу; кочевые питаются мясом и молоком животных, не разбирая породы их. Это мы говорим о коренной пище народов. Гастрономия усвоила себе снедное различных климатов, даже часто противоположных друг другу: но здесь также много действует привычка, которой подчиняются даже и прихоти вкуса. Только нужда и голод на время изменяют нашу привычку, и приневоливают иногда употреблять такие снеди, к которым мы от самого рождения имеем отвращение. Истины сии столь очевидны повсюду, что не требуют ни объяснений ни доказательств.

В северном Китае хорошо родится просо и пшеница; рис сеется в небольшом количестве: почему и коренная пища северных Китайцев состоит в каш из разных прос. В Пекин и других городах употребляют для сего и рис, [262] но более доставляемый из южных стран; в южном Китае на оборот. В приправу для вкуса бедные обыкновенно употребляют шаткованную редьку или другой какой либо овощь и зелень соленые. Очень не многие и то изредка лакомятся жареным или жареным мясом. Напротив достаточные употребляют говядину, свинину, баранину, поросят, куриц, уток и разную рыбу, к которой причисляются черепахи, снедные лягушки, речные раки, круглые раки (морские пауки), мясо речных раковин и улиток; из дичины: кабанов, оленей, козуль, зайцев, Фазанов, куропаток» рябчиков, перепелок, овсянок, воробьев, турпанов. Крестец оленя считается чрезвычайно лакомым кушаньем и стоит дороже самого оленя. Все упомянутое принадлежит к разряду чистых снедей. В губернии Фу-цзянь и в некоторых других местах, жирный щенок собачий, а в губернии Гуан-дун мясо полоза (большого змея сероватого) составляют лучшее блюдо в этикетном столе. Мясо домашних гусей считают грубым; и потому неупотребляют их в пищу. Беднейший класс, при полном недостатке всех средств к пропитанию, ест все без разбора, верблюжину, коневину, ослятину, собак, кошек, жесткокрылых насекомых, разных зверков и птиц нечистых, даже самоиздохших. При неурожае хлеба едят лист с разных дерев и коренья полевых трав отваренные в воде. Но в съестных трактирах, [263] особенно в больших городах, ничего нечистого в приготовляемых кушаньях неупотребляют.

Из пшеницы делают одну крупитчатую муку часто с примесью бобовой; лучшая мука из риса. Из муки приготовляют сдобные хлебцы и пирожное в многоразличных видах; а также квашеные булки. Крахмал из корней лотоса и сараны употребляют в виде киселька больные и на завтраках. Из муки просяной, гороховой, ржаной и гречневой пекут булки для рабочего народа, но в самом малом количестве. Рож родится только по северной границ, и более идет на винокурении и в корм скоту.

Для приправы кушаньев употребляют ласточкины гнезда, перья аккулы, черных морских червей (хай шень) (Принадл. к роду холотуриев; морских кубышек), голубиные яица, разные свежие и сушеные грибы, корневые ростки бамбука, морскую капусту, оленьи и воловьи жилы, уксус, горосчатый перец, свежий инбирь, развертывающиеся росточки пахучего ясеня, разную огородную зелень, как-то: петрушку, пастарнак, шпинат, капусту, салат, портулак, чеснок, разные виды лука, молодые стрелки чеснока, малороссийскую лебеду и белую и красную; из овощей: различные виды тыкв, огурцы, морковь, репу, паровую редьку, бредовку, брюкву, горчичный корень, китайский картофель. Но китайцы в приправу вовсе не употребляют ни корицы, ни гвоздики, ни мушкатного [264] цвета. Неболышой отзыв сими вещами производит в Китайце позыв на тошноту. Господствующий вкус требует, чтобы менее было соли в кушанье: почему солят разную зелень и овощь для употребления вместо соли, которой неподают на стол.

В домашнем столе щей и супов почти небывает; место их занимает пряженое мелко изрубленное мясо. Для сдобливания и пряжения употребляют только кунжутное масло, и вытопленное почечное свиное сало. В Китае нет скотоводства. Говядину, масло коровье и баранов доставляют из Монголии: почему из Китайцев только живущие по северной границе, также Маньчжуры и Монголы, переселившиеся в Китай, могут употреблять говядину, баранину, коровье масло и молоко. Южные китайцы брезгуют этими вещами также, как в Европе брезгуют падалью и всякою нечистою пищею, даже торг ими исключительно предоставлен окитаившимся Туркистанцам., которые очень многочисленны в северной половине Китая. В их только лавках можно найти молоко и кушанье из баранины.

Общий вкус Китайцев в приправе кушанья близок к Европейскому. Небольшая пряность и кислота необходимы. Для первой употребляют свежий инбирь и горосчатый перец, а для второй вид красного теста из гороховой муки, выкиснувшего с солью. В соузные подливки вместо пшеничной муки кладут крахмал из индийской чечевицы. [265]

Пищу приготовляют не на очагах, не в печах и не на плитах, Вместо этого складывают из кирпича низенькие печки лу-цзы в виде жаровни — с двумя небольшими отверстиями, из коих одно в низу с боку, а другое сверху посредине. Эти отверстия имеют от 3 до 4 дюймов в поперечнике. Чрез верхнее отверстие кладут каменный уголь в жаровую тушу, где он ложится на железные поперечинки; а огонь разводится:и поддерживается чрез нижнее отверстие с боку. Над огнем верхнего отверстия варят кашу в глиняных котелках, соусы и жаркие готовят в чугунных чашах и железных ковшах. Медной посуды не имеют, исключая нелуженых чайников для согревания воды на чай. Хлебцы и пирожное пекут в чугунных чашах и на противнях с крышкою; или в деревянных обечайках с решетчатым дном, которые — одна над другою в несколько рядов — ставятся в чугунную чашу над паром кипячей воды, и сверху плотно накрываются. Последним способом вообще подогревают все холодные кушанья. Есть печи с жаровою тушею — цзао, складываемые в виде наших каминов, но без дымового отверстия, которое как у русских печей делается снаружи. В сих печках — не закрывая дымового отверстия — жарят уток, поросят, баранов и свиней — вешая их на крючья в печи, а жар сгребают в устье печки. От сего огня кожа на жарком без пригори так прожаривается, что рассыпается в роту, и чрезвычайно бывает [266] вкусна. Жарятся иногда цельные штуки или части и на вертеле — над прогоревшими углями.

Китайцы не употребляют ни ножей ни вилок при столе, а всякую пищу, исключая жидких, берут двумя палочками, имеющими от 8 до 10 дюймов длины: почему мясо и проч., для удобности брать палочками, приготовляется изрезанное в кусочки. Жареное целыми штуками или большими частями подается на стол разрезанное на кусочи, а в похлебках целые штуки или части увариваются до такой мягкости, что и палочками очень легко отделять от них небольшие кусочки. Употреблять похлебки ложками — не в обыкновении: почему и ложек, если нужно, подают на стол не более двух для нескольких человек. Ложки у них фаянсовые или фарфоровые маленькие.

Китайцы обыкновенно едят по три раза в день. В пять и шесть часов утра подают завтрак дянь-синь; в 9 и 10 часов — обед цзао-фань; между 5 и 9 часом пополудни ужин ван-фан. При завтраке употребляют различные хлебцы с чаем, пирожное паром печеное в виде подовых пирожков, лапшу в бульоне, просяную кашицу — иногда с мелко-изрубленной солониной, кисельки из лотосовой или саранной муки, и горячую воду с солью и выпускным яицом. Здобные хлебцы, перенятые у Европейцев, хороши на вкус; собственные же их, замешанные на сале, и начиняемые иногда салом и сахаром песчаным, очень невкусны. Для употребляющих молоко делается мучной чай, [267] который густо разводят мукою с подбавкою молока и сахара.

Для домашнего обеденного стола нет правил в приборе и подаче кушанья; что назначают, то и приготовляется. Напротив стол, приготовляемый для гостей, обыкновенно состоит из пяти блюд с холодными и жаркими, и четырех чашек или мис с разными похлебками. Иногда прибавляют к ним четыре тарелочки с мелкоискрошенными жаркими. ?дят все кушанья без хлеба — прикусывая для вкуса солеными овощами. Вместо хлеба уже при конце стола подают каждому по чашке вареного риса, из которого отвар сцежен, лапшу без бульона и перьмени (Китайские перьмени делаются трех видов: маленькие круглые Хун-тхунь, маленькие плоские Бян-ши, большие ухообразные Чжуб-бо. Первые варятся в воде, а подаются на стол в крепком бульоне; последние оба варятся в воде, по сцежении которой подаются на стол горячие и употребляются с уксусом или соею и толченым чесноком; начинка во всех перьменях из свинины. В Пекине в новый год каждого гостя подчивают перьменями чжу-бо-бо). В продолжение обеденного стола пьют ликеры, водку и хлебное вино — все подогретое, что придает спиртным напиткам большую крепость и приятность. Пьют вообще весьма мало: почему и чарочки для крепких напитков делаются не много более Русского наперстка. Вечерний стол для гостей называется цзю-цай, что значит винная закуска. Обыкновенно [268] подаются при сем столе четыре тарелочки с свежими, если находятся, и четыре с сушеными плодами, четыре тарелочки с обсахаренными или сухими ядрами, в числе которых занимают место сухия арбузные и тыквенные семена и огородные бобы поджареные; четыре тарелочки с копчеными мясами и т. п., четыре тарелочки с разными жаркими, четыре с пирожным, и нередко четыре чашечки с соусами. Каждое из сих отделений подается одно за другим в изложенном мною порядке, и опорожненные тарелочки не снимаются до тех пор, пока не придет время подавать на стол летом утку и поросенка жареных в печи, а зимою самовар, в котором набраны различные мяса и приправы в бульоне. Фазан, жулудочки домашней птицы, цыплята, почки и Филейное мясо свиные, белая утка, карп, белой угорь и бамбуковые ростки считаются самыми лакомыми яствами. Вечерний стол заключается также как и обеденный, лапшею, перьменями, или вареным рисом, что иногда приправляется подливками из под жарких. Вечерний стол начинается винами, только не спиртными, а квашеными из риса. Сии вина суть шао-син и му-гуа. Первое идет из области Шао-син-фу и называется шао-син-цзю; второе делается из айвы му-гуа, от чего и называется му-гуа-цзю. Вина подаются подогретые, от чего оне теряют свойственную им крепость во вкусе. — В продолжение стола занимаются разговорами или импровизациею стихов, [269] пением песен или игрою Ламорра (Италианское слово), в которой проигравший пьет чарку или полчарки вина. Чарочки для квашеных вин вдвое более чарочек спиртных. По окончании стола обыкновенно берут ивовые зубочистки — точно такие, какие подаются к столу в Португалии, закуривают трубки, пьют по чашке крепкого чая, который способствует к переварению жирных яств, жуют арек и расходятся.

Столы вообще четвероугольные в 1 1/4 и в вышину и в ширину. Когда гостей много, то не сплочивают столов, а отдельно сажают за каждый стол по четыре, в случае же нужды но шести человек. Столов не накрывают скатерьтями, а с лицевой стороны одевают красным сукном. За стол садятся в креслах с перекинутым чрез спинку красным сукном; на стульях и табуретах, за просто на скамейках. Салфетку каждый гость должен иметь собственную. Для каждого ставится на стол прибор состоящий из пары палочек и тарелочки с соей или уксусом, которой до конца стола не переменяют. Как вообще мало кладут соли в кушанья, то как при обеденном, так и при вечернем угощении прежде о всего подают на стол несколько тарелок с пикули и разным соленым овощем; здесь почетное занимают место порей и чеснок сырые.

Гости берут палочками любое кушанье и обмакивая в уксус употребляют, закусывая в тоже время солеными прикусками. По окончаний стола каждый [270] берет свои палочки обеими руками за концы и приподнимает пред собою горизонтально — в одно время с прочими. Это знак вставания из за стола.

Таковы суть общие правила угощения китайского обеденным и вечерним столом; но должно заметить, что нет правил без исключения, особенно в гостинницах, где кушанья готовятся по назначению гостей. В Китае обычаи по сему предмету очень разнообразны. Этикетные столы при Дворе и у высших чиновников в образе приготовления кушанья мало разнятся от общих способов: но в церемониале подчивания со всем другие приемы употребляются.

В Китае найдено и обыкновением упрочено средство получать вспоможение в нужде самым простым и легким образом. Это средство называется Фынь-цзы, что значит доля, пай; просьбу о таком вспоможении выражают словами: цин-фынь-цзы, что значит: просить вынести долю. Это с первого взгляда кажется сколько непонятным, столько же и странным; но дело вот в чем состоит: имеющий нужду в деньгах по какому либо случаю в доме; напр. на женитьбу сына и проч. делает обед, к которому приглашает своих родственников и друзей по билетам, и каждому из них дает еще по нескольку лишних билетов для приглашения посторонних, желающих провести несколько часов в приятном отдыхе. В сем случае дозволяется приглашать людей вовсе [271] незнакомых хозяину. В назначенное время гости съезжаются, и каждый стоящему при вход человеку отдает свой билет со вложением серебра. Хозяин приветливо встречает гостей и просит каждого к столу, за которым пожелает сесть; а в сем случае всегда избирают собеседников знакомых гостю. Угощение исправляют в доме или гостиннице. В первом месте оно ограничивается одним обедом, а в гостиннице продолжается с осьми часов утра до вечера, и состоит из завтрака, обеда и ужина, в продолжение которых беспрерывно играют актеры на сцене. Подобные угощения в домах вельмож исправляются по церемониалу. Цена обеда назначается, смотря по приготовлению. Каждый из приглашенных обязан приложить не менее условленной цены, а родственники и друзья прикладывают по давнему с хозяином соглашению. Принимающий билеты записывает каждого гостя с показанием его приноса. В последствии и хозяин, если кто нибудь из бывших у него гостей просит его на подобный же обед, обязан отнести каждому столько же, сколько получил от него. Это есть средство взаимного вспоможения, сопряженное с удовольствием дружеского препровождения времени в большом кругу знакомых и незнакомых. Посторонние, приходящие по приглашению, не ищут взаимосоответствия: почему чем более приглашенных побочным образом, тем выгоднее для хозяина. Совершенно в другом виде это происходит, когда начальник [272] приглашает своих подчиненных. Последние не смеют искать взаимосоответствия; а приложение при их билетах должно быть тем значительнее, чем выше достоинство приглашающего лица. Так по большой части Китайцы празднуют день рождения, а в последствии исподоволь уплачивают, что принесено было гостями по пригласительным билетам. Но многие делают подобные угощения и без нужды в деньгах, а только для продолжения дружеских связей между собою. Такое обыкновение несколько походит на Русские складчины, но в отношении к цели имеет другое назначение. Европейцы привыкли насмешливым образом описывать те иностранные обычаи, которые не имеют сходства с их отечественными обычаями.

XXIII. ОДЕЯНИЕ КИТАЙЦЕВ.

В Китае — от самого основания Империи — правительство имело влияние как на покрой одеяния, так и на самые цвета тканей; и сие делалось не для отличения состояний одного от другого, но даже для отличения чиновников одного класса от другого. Каждая династия китайская — касательно сего предмета — делала свои постановления; а иностранные династии, царствовавшие в Китае, предписывали Китайцам употреблять одеяние победителей. Таким образом в царствование династии Юань-вэй; Ляо и Юань Китайцы одевались по монгольски, а при династии Гинь по Тунгусски. Ныне [273] царствующая династия Цин снова облекла Китай в тунгусское одеяние. Но сей закон на покрой и цвета одеяния — при иностранных династиях — не простирался на женский пол. И ныне маньчжурка и китаянка являются ко Двору — каждая в народном своем костюме.

Одеяние в каждом народе — соответственно полам и возрасту — делится на мужское, женское и детское. Это есть видовое разделение: но каждый вид из них еще имеет свои подразделения, определяемые законами, временами года и обычаями. Я принял на себя обязанность описать только мужское китайское одеяние — с того целию, чтоб подать понятие о самом характере одеяния. После сего описание одеяния женского и детского считаю ненужным. Мужское одеяние разделяется на форменное, частное или домашнее и народное. Форменным, называется такое одеяние, коего покрой и образцы утверждены законами. Частное делается с небольшим изменением форменных образцов; народное есть употребляемое крестьянами и чернорабочими.

Полное форменное одеяние заключает в себе: курму, кафтан, шубу и шляпу. Рубахи верхняя и нижняя, фуфайка, портки и шальвары на вате, воротник и пояс со всеми его принадлежностями, сапоги и чулки суть общие и для форменного и для частного одеяния.

Курма Гуа-цзы есть верхний полукафтан, [274] названный так с маньчжуского слова Курумэ (Из нынешнего одеяния в Китае только одна курма есть чисто маньчжуского покроя, кафтан и все прочее есть китайское более или менее измененное: почему и названия всех вещей прибавленные мною суть китайские); он походит на греческую рясу, однобортный, с пятью пуговицами, просторный, с широкими рукавами; шьется из четырех прямых полотнищ с небольшими клиньями, с тремя разрезами по бокам и назади — от подола почти до пояса, длиною за колено. Есть еще короткая курма, называемая конною ма-гуа-цзы, длиною до безъимянной кости на бедре. Кафтан пхао-цзы шьется из четырех же прямых полотнищ, с большими клиньями в боках, длиною до закоблучьев; рукава у него длинные, узкие, с овальными обшлагами; спереди и сзади по самой средине разрезы от подола к верху до трех четвертей. Сей же кафтан, подбитый мехом, называется шубою пхиао. Верхняя рубаха шань-цзы отличается от кафтана только широкими рукавами и небольшими разрезами по бокам, а по средине не имеет их; в длину полуфутом короче кафтана. Фуфайка ао и нижняя рубаха хань-тьхань-цзы одного покроя с верхнею рубахой, но в длину короче оной в 3/4 аршина и рукава имеет поуже у всех поименованных одежд, исключая курмы, левая пола на верху; от пуговок шейной и плечной она изгибается около плеча под правую пазуху, и потом идет вниз прямою чертою — застегиваемая тремя пуговками. Воротник линь-цзы шьется [275] особливо, шириною в вершок, с застежкою спереди. К нему пришивается небольшая круглая манишка, придерживающая воротник. Шляпа мао-цзы бывает летняя лянь-мао, осенняя цю-мао и зимняя пьхи-мао. Летняя шляпа имееть вид полушара внутри пустого, без полей; плетется из тростинных лычек; сверху прикрепляется красная кисть из волос тангутского яка; для чиновников же шляпа шьется из белой шелковой материи с красною кистью из сученого теневого шелка. Внутри шляпы вместо тульи пришивается тростинный обручик обтянутый красным крепом, со снурком, который обгибая подбородок прикрепляет шляпу к голове. Осенняя шляпа имеет форму овальную с поднятыми вверх полями, которые представляют вид околыша, и бывают черного бархата или плиса; верх вишневого атласа на картоне или на вате. Зимняя шляпа имеет одинаковую форму с осеннею; но околыш ее из соболей или куниц подчерненных, или из черной бухарской мерлушки и лапок черных лисиц.

Сапоги сюе-цзы сходны с Европейскими сапогами, и шьются из атласа или китайки черного цвета, с белыми подошвами толщиною в дюйм и более. Подошвы набираются из толстой бумаги или ветошек; кожа снизу пришивается не смоленой дратвой: бока подошв простеганы и выбелены; каблуков нет, а швы поголовке и голенище проложены выпускным зеленым ремешком. Чулки ва-цзы шьются из шелковой материи, а более из [276] китайки, с простеганными подошвами. Зимою подпоясываются сверх кафтана кушаком да-бао из черного травчатого крепа, а у рабочих из черной китайки, а летом плетеным или вязаным шелковым поясом дай-цзы с пряжкою. К кушаку и поясу привешивают на правом боку нож в ножнах, карманные часы в футляре и сферические кошельки с ареком и серебром, на левом кошельки же, платок, а летом еще веерник с веером.

Господствующий и неизменяемый цвет для курм есть черный, для кафтанов голубой. Впрочем для кафтанов избирают и другие цвета, исключая алого и зеленого, предоставленных женскому полу. Верхняя рубашка осенью и зимою цвета голубого и лимонного, а весною и летом белого. Фуфайка и платье исподнее бывают шелковые, а у бедных китайчатые,— воротник употребляется при кафтане и курме; но летом при бесподкладном платье и газовом одеянии не носят его.

В холодное время курма и шуба подбиты долгошерстными мехами. У шубы обшлага из соболя, из хвоста камчатского бобра или из котика. Шляпа с куньим или собольим околышем, воротник из хребтика или хвоста камчатского бобра. При переходе от холодного времени к умеренному курма и шуба подбиваются мелкошерстными мехами; шляпа и воротник из мелкошерстных же шкурок; а после сего курма и кафтан на вате или суконные, прочее все на подкладке без ваты, [277] шляпа осенняя. Меха для шуб употребляются из тигровых, рысьих и лисьих черевок, долгошерстных тибетских мерлушек, разной русской мерлушки и белки. Меха для курм шьются из камчатских бобров, красных и других лисиц, кошки, белки, лисьих и собольих лапок. Курмы более надеваются шерстью наружу: и потому меха для них подбираются с отличным вкусом и искуством. При переходе от умеренного времени к теплому местное начальство обнародывает повеление переменить осеннюю шляпу на летнюю хуан-цзи, что зн. переменить время. С этого времени начинают употреблять курму и кафтан на подкладе, потом бесподкладное; при переходе от теплого времени к жаркому курма и кафтан из плотного, а потом из редкого газа; прочее платье из легких шелковых материй, или легкого холста, тканого из упругих волокнистых растений. В сие время дозволяется чиновникам выезжать без курм. Далее при переход от теплого времени к умеренному опять переменяют время, т. е. оставляют летнюю и начинают носить осеннюю шляпу и т. д.

Чиновники и должностные люди должны носить форменное одеяние по обязанности, а частные люди по произволению. Солдаты и присяжные по должности могут носить и частное одеяние, но при форменной шляпе. В частном одеянии шуба и кафтан не имеют ни разрезов спереди и сзади, ни обшлагов на рукавах; вместо курмы можно сверх кафтана надевать фуфайку, вместо шляп осенью и [278] зимою носить валяную или шитую на вате шапочку; летом феску или соломенную шляпу с кистью, или вязаным шелковым шариком на верху: но в сильные жары по большой части носят одну верхнюю рубашку и ходят с открытою головою с веером в руке. В ненастное время надевают короткую камлотовую курму. Чиновники могут так одеваться только дома.

Бедные люди, работники, крестьяне и ремесленники, для удобности, летом носят одну рубашку и исподнее платье, а зимою фуфайку и штаны на толстой вате; для нарядных выходов употребляют фуфайку или рубаху длиною до колен, и всегда подпоясываются, исключая жарких дней. В зимнюю дальную дорогу надевают нагольные и крытые тулупы овчинные. Летом носят соломенные шляпы, а зимою меховые шапки с ушами или валяные колпаки. — Башмаки у них с тонкими прошивными подошвами. Законом предписано простолюдинам все одеяние носить китайчатое: но не смотря на запрещение, богатые по большой части одеваются в шелковое платье.

Хотя покрой форменного одеяния одинаков для всех сословий: но для чиновников находятся некоторые исключительные преимущества. Они одни имеют право носить курмы вишневого цвета и собольи; пришивать к ним на груди и на спин нашивки с изображением птиц и зверей; носить на шляп сверх кисти шарик, на персях четки. Роды птиц и зверей, цвета шариков и форма в [279] расположении четочных зерен назначены соответственно роду службы и классам чинов. Сверх обыкновенного форменного одеяния еще находится одеяние церемониальное употребляемое ими при торжественных случаях.

Мущины разных низших сословий летом ходят или работают, как выше было уже сказано, без рубах. В торговых лавках, трактирах и театрах очень не редко случается видеть хороших людей с легким вместо рубахи нагрудником над животом. Женщины в бедных домах таким-же образом пользуются прохладою в знойные летние жары: для сего починивающий кровлю или дворовую стену в своем доме обязан до прихода работников известить соседей, дабы женщины заблаговременно распорядились к избежанию неудовольствия потеть целый день в душной комнате. Для сей же причины запрещено в продолжение лета ходить по городской стене подле внутреннего парапета, особенно смотреть с стены в город.

Зимою, скольбы холодно ни было, не употребляют ни рукавац, ни перчаток. Мущины согревают руки, втягивая пальцы в рукава, довольно для сей цели длинные и узкие. Женское зимнее одеяние не очень выгодно для рук во время выездов со двора.

Вышивание в настилку и по канве в большом употреблении: но сии работы более относятся к женским нарядам. Мущины употребляют только золотом и шелками шитые веерники, кошельки и [280] платочки поясные, круглые веера и летние нагрудники. Кружева и вязание посредством иголок совершенно еще неизвестны в Китае.

Как у нас мущины очень занимаются головою, что видим в ежедневном изменении бакенбард, а особенно хохолков волосных; то надобно сказать слова два три о прическе волос у Китайцев, которую не прилично было-бы отделять от нарядов. Здесь в обыкновение введено отпускать усы в 30, а бороду в 40 лет; впрочем несчитается предосудительным до старости не отпускать ни усов ни бороды. Голову бреют, оставляя волосы только на теме, а заплетают их с подкоском, дабы коса сплетенная простиралась ниже крестца. Это придает косе большую красу. Усов не подстригают и не закручивают в сторону, а стараются отращивать их вниз для закрытия губ. Вместо полной, окладистой бороды оставляют клочек волос над ямкою под нижнею губою, и другой — несколько поболее — на подбородке; прочее все выбривают. Излишество волос на голове и лице тягостны в летние жары. Китайцы обривают волосы в носу, в ушах и даже в глазах.

Обыкновенное женское платье одинакового покроя для всех сословий: но в покрои и даже цвете форменного верхнего одеяния знатные Китаянки отличаются от Маньчжурок и Монголок живущих в Китае. Форменное одеяние китаянок есть пунцовое, а цвет и покрой форменного одеяния для Маньчжурок и Монголок предписан законами. Что [281] касается до плебеянок, хотя обыкновением предоставлены им цвета зеленый и красный: но хороший вкус более требует цветов голубого и белого; а первые два цвета ныне уважаются только деревенскими красавицами. Жалею, что время не дозволило мне приложить к сей статье несколько картинок с образцами женских нарядов.

Текст воспроизведен по изданию: Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение. Сочинение монаха Иакинфа. СПб. 1840

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.