Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

БИЧУРИН Н. Я.

КИТАЙ В ГРАЖДАНСКОМ И НРАВСТВЕННОМ СОСТОЯНИИ

Часть II

Отделение II

Судопроизводство и следствие

VIII. СУДОПРОИЗВОДСТВО

84. При производстве суда надлежит:

1. Производить допросы на основании жалобы, то есть надлежит спрашивать о том, что в жалобе прописано, а не примешивать сюда посторонних обстоятельств для прикрытия обвиняемого. Ежели же вследствие жалобы по законам следует взять обвиняемых или произвести обыск, а при обыске откроется преступление, подлежащее суду, это не считается прикрытием.

2. Наказывать и штрафовать по закону. Если судья вместо малой планки накажет большою, такое наказание считается незаконным.

3. Решать дела на основании показаний. Судья, допросив подсудимого, приказывает письмоводителю переписать показание в подьяческой, потом прочитать оное в присутствии при доносителе, и если показание переписанное согласно с черновым, то приказывает преступнику подписать беловое, а судья должен своею рукою скрепить черновое показание, дабы приказные не могли самовольно прибавить или убавить что-нибудь. А если в показании, отданном судьею письмоводителю, будет что-либо прибавлено, выпущено или переменено, то обиженному дозволяется принести жалобу о том, и следователи, с государева разрешения, предаются суду, а письмоводители, получившие взятки, судятся как нарушители законов. Ежели преступник действительно не умеет писать, то дозволяется кому-либо в суде, неприкосновенному к делу, подписаться вместо него; но если приказный подпишется, то, хотя бы преступление не было ни увеличено и ни уменьшено, судится он за сопротивление указам. Не дозволяется самовольно переправлять первоначальное. Если следователь с намерением переиначить показание, чтобы увеличить или уменьшить меру наказания, или, по невниманию и без доказательств от свидетелей обвинит подсудимого, в обоих случаях лишается чинов.

85. При законном увеличении или уменьшении меры вины надлежит вникать, с намерением или по незнанию, то есть без намерения, учинено преступление. [170]

86. Надлежит быть осторожну в защищении подсудимого. В деле, исследованном и решенном окружным или уездным начальниками, если откроется, что показания согласны, только приговор несколько легок и законы подведены не совершенно приличные, то, вникнув, что это учинено не по пристрастию и преступление не заслуживает ссылки в гарнизон или в работу, должно освободить судью от суда, и суд высшей степени, не освобождая преступника, должен только истребовать дело для перевершения. Кто по пристрастию нарушил закон, представив правду и ложь в превращенном виде, с намерением превысил или уменьшил меру наказания, и злоупотребление совершенно явно — например, за смертное преступление приговорил к ссылке в гарнизон или работу, а вместо ссылки приговорил к смертной казни, — на таковых доносить государю с изложением преступления.

87. Один только лестный начальник, то есть правитель округа или уезда, имеет право принимать прошение от народа. Полицейским чиновникам, кроме наблюдения за важными делами по смертоубийству, воровству и разглашению нелепых слухов, запрещается принимать прошения от солдат и разночинцев. Высшим военным начальникам (от 2-го до 4-го класса) дозволяется принимать доносы по тайным делам в измене и бунте и исследывать оныя вместе с местными гражданскими начальниками. Что касается до тяжебных дел, ссор, драк и смертоубийств, принятие доносов по сим делам исключительно предоставлено гражданским местным начальникам. Но если случатся доносы по смертоубийству и воровству, то низшие чиновники обязаны принимать оные и препровождать к окружному или уездному правителю.

88. Местный начальник имеет власть окончательно решать маловажные дела (Следственные дела по преступлениям, заслуживающим наказания от 10 до 100 ударов планкою, решать предоставлено уездным и областным правлениям; приговоры к ссылке начальник губернии утверждает, а приговоры к смерти он предоставляет государю). Дела по преступлениям, заслуживающим временную ссылку и более, обязан представлять на рассмотрение высшего начальства Если из дел, предоставленных его власти, решит что-нибудь несправедливо, то обиженный может обратиться с просьбою в высшее судебное место, которое обязано немедленно пересмотреть его дело и поправить.

89. Касательно дел по смертоубийству и воровству, местный начальник обязан по получении известия учинить на месте освидетельствование и исследование дела и подробно донесть высшему начальству. [171]

90. Следственное дело, совершенное окружным или уездным правителем, представляется на рассмотрение областного правления. Но если чиновники, рассматривающие дело, встретят что-нибудь сомнительное или показание преступника будет двусмысленное, то, вытребовав свидетелей, препоручают соседнему чиновнику снова произвести переспросы, и потом дело представляется в уголовный суд.

91. Если следственное дело по существу своему следует к представлению государю, то начальник губернии по получении дела требует доставить людей в губернский город, где обще с председателями и прокурором сам производит допросы и потом представляет государю; а от государя дело поступает в Уголовную Палату для пересмотра

92. Следственные дела маньчжуров, составляющих гарнизоны по губерниям, производятся гражданскими судьями, а государю представляются военными начальниками. Если дело произошло между маньчжуром и разночинцем, то генерал-губернатор или губернатор обще с корпусным начальником рассматривает оное и представляет государю.

IX. СЛЕДСТВИЕ ПО СМЕРТОУБИЙСТВУ

93. Случающееся в уголовных делах смертоубийство разделяется на 8 видов, как то:

1. Умышленное, то есть обдуманное смертоубийство, мэу-ша. Один ли кто умышлял учинить убийство или с другим, в обоих случаях подавший мысль считается зачинщиком. Из сообщников же некоторые участвуют, другие не участвуют в действии; иной ранил человека смертельно, другой был в действии, но никого не ранил. Каждый из них судится по существу дела, и хотя бы составленный умысел не был произведен в действие, но подавший мысль почитается зачинщиком, а сообщник наказывается одною степенью легче против сообщников, исполнивших умысел.

2. Намеренное смертоубийство, гу-ша. Скрытно питать намерение убить кого-либо и убить его при встретившемся удобном к тому случае считается намеренным убийством. Кто в ссоре возьмет огнестрельное или духовое ружье и убьет человека, судится за намеренное убийство.

3. Смертоубийство в ссоре и драке, дэу-эу-ша. Дракою называется, когда двое дерутся между собою; сообщниками в драке считаются как соумышлявшие, так и соучаствовавшие в драке. Подавший мысль к драке, не разбирая, были ли сообщники или нет, почитается [172] виновником замысла, а неучаствовавшие ни в замысле, ни в причинении смерти считаются посторонними. Кто в ссоре и драке убил человека, то, не разбирая, рукою или ногою, вещию ли какою или острым орудием убил, одинаково судится. Из товарищей, исключая участвовавших в действии, приговариваемых к удавлению, кто действительно принадлежал к подавшим мысль, присуждается как виновник умысла к вечной ссылке в работу. Участвовавшие в умысле, но не подавшие первой мысли, легче наказываются. Из участвовавших в драке те, коих удары окажутся смертельными, в случае убийства присуждаются к смерти.

4. Смертоубийство в шутке, си-ша. Кто случай, могущий причинить смерть, считая шуткою, действительно причинит через то смерть человеку, судится за смертоубийство в ссоре. Это случается в кулачном и палочном бою. Кто, зная, что брод глубок или тина топка, что мост гнил, перевозная лодка течет, в шутках скажет наоборот, чтоб при переходе подвергнуть кого-нибудь опасности, тот подлежит наказанию за смертоубийство в шутках. Кто поднесет к уху или носу такую вещь, которая может причинить вред; кто в морозное время снимет платье с кого, или во время голода отнимет пищу, или у влезающего на высоту отнимет лестницу, у севшего на лошадь снимет узду и через то изувечит человека, тот наказывается 100 ударами планкою и вечною ссылкою, и, сверх того, половина его имения отдается изувеченному; а если изувеченный умрет, то виновный присуждается к удавлению по заточении.

5. Смертоубийство по ошибке или безнамеренное, ву-ша. Безнамеренным убийством называется, когда один, целя убить кого-либо, или двое в драке между собою убьют постороннего человека, неприкосновенного к ним. Убивший безнамеренно постороннего в драке с кем-либо подлежит наказанию, определенному за убийство в ссоре. Кто в шутках ошибкою убьет кого-либо, судится за убийство в шутке. Кто, умыслив и предположив убить кого-либо, ошибкою убьет постороннего, подлежит наказанию за намеренное убийство. Ежели участвовавший ошибкою убьет постороннего, подлежит наказанию, равному с подавшим мысль к убийству. Наказание за безнамеренное убийство на Осеннем суде понижается на вечную ссылку. Из сего положения исключается убиение старших и ближних родственников.

6. Смертоубийство самовольное, гиань-ша. Кто, без причины зашед ночью в дом чей-либо и выждав время, убьет человека, а другой самовольно убьет убийцу, уже пойманного, то последний наказывается двумя степенями легче против смертоубийства в ссоре. Если [173] убийца уже пойман или убежит, не сопротивляясь поимщикам, и самовольно будет убит, то убийца его судится за смертоубийство в ссоре. Если самовольно убитый был преступник, осужденный к смерти, то убийца его наказывается 100 ударами планкою. Если погнавшиеся за ворами, будучи не в силах взять их и представить в суд, выждав время, убьют их врасплох, то, не разбирая, удалились ли воры от места кражи или нет, сколько было поимщиков и успели ли воры или не успели взять что-нибудь, убийцы осуждаются к полной временной ссылке. Если воры бросили покражу или еще не взяли оной и будут в погоне прибиты до смерти, или, уже пойманные, биты, или погнавшиеся в большем числе против воров убьют их, во всех сих случаях убийцы наказываются за смертоубийство в ссоре.

7. Смертоубийство случайное, го-ши-ша. Кто в уединенном месте стрелял птиц и зверей, или, сверху бросая кирпич и черепицу, сверх чаяния убьет человека, или, поскользнувшись с высокой стремнины, увлечет другого с собою; или лодкою, несомою сильным ветром, или испугавшеюся лошадью в телеге под гору, где невозможно остановиться, или поднимаемою тяжелою вещию и опущенною по недостатку сил убьет человека, не имея в мысли погубить кого-либо, — во всех сих случаях судится за смертоубийство в ссоре с дозволением откупиться; и, сверх сего, он должен дать 10 лан серебра на погребение умершего, а изувеченному — на покупку лекарств. Звероловец, который в горах или в степи выкопает ямы для зверей или поставит капканы и не означит вехами, а через это изувечит кого-нибудь, наказывается двумя степенями легче против нанесения ран в ссоре; а если убьет, то наказывается полною временною ссылкою.

8. Смертоубийство, внушенное справедливостью (долгом), и-ша. Если преступник с оружием в руках воспротивится поимщику и сей убьет его; если муж убьет прелюбодея или жену свою во время их прелюбодеяния; если дед или бабка, отец или мать убиты кем-либо, а внук или сын в то же самое время умертвит их убийцу, все сии освобождаются от суда.

94. При исследовании дела по смертоубийству должно: 1. Спросить свидетелей. Если при допросе обвиняемого свидетели не покажут истины на тот конец, чтобы совершенно обвинить его, то преступление обвиняемого уменьшается двумя степенями, хотя бы они увеличили или уменьшили вину его. Свидетели, не показывающие истины при ябедническом доносе, предаются суду. Кто, не быв свидетелем происшествия, силою хочет быть свидетелем при суде, тот подлежит наказанию, определенному за ложный донос. [174]

2. Освидетельствовать повреждения на мертвом теле. Случается, что иные сами себя увечат или предают смерти; другие от болезни умирают, а об них доносят, что умерли сомнительною смертью, имея в виду получить что-либо через клевету, почему судья по доносу о смертоубийстве обязан произвести освидетельствование и через то раскрыть обман. Если случится свидетельствовать мертвое тело действительно в ссоре с намерением или умышленно убитого, то в столице член отделения из Уголовной Палаты с членами гражданской полиции и уездным правителем, а в губерниях окружной или уездный правитель самолично должны произвести освидетельствование мертвого тела. На сей конец должны взять с собою полицейского лекаря (ву-цзо), письмоводителя, двух сторожей, слуг и лошадей, которых обязаны содержать собственным иждивением, и строго запретить письмоводителю и сторожам требовать что-либо. Перед свидетельствованием прежде должно обстоятельно допросить родственников убитого, свидетелей и убийцу и требовать от последнего, чтобы он по сущей справедливости показал, каким орудием и в каком месте убил его, и сим положить начало следствию; потом самолично отправиться к месту, где лежит мертвое тело. Полицейский лекарь, производя свидетельство по правилам, обязан определить опасные и смертельные места, с точностью осмотреть круглоту, длину, прямизну, косоватость и объем повреждений и по сему сделать заключение, в самой ли вещи причинены те повреждения показанным орудием.

95. При исследовании запрещается:

1. Производить всклепывание (То есть объявлять подозрение на кого-либо в убийстве). Кто по трупу мертвого производит всклепывание, как то: дед или старший в доме, с намерением убив сына, внука, невольника или невольницу, или сын по трупу отцову, внук по трупу дедову, невольник или невольница по трупу господина, старший родственник по трупу младшего и, наоборот, по трупу постороннему — все таковые клеветники судятся по законам. Подавшие донос в суд судятся как ябедники по мере всклепываемой вины. Находятся и такие негодяи, которые в деле по самоубийству признают умершего своим родственником (Говорится об убитом, коего родина неизвестна), шумят и дерутся, разбивают гроб и, унесши труп, производят всклепывание. Таковые предаются строгому суду.

2. Частно мириться. Родственники убитого, частно помирившись в деле по убийству, если получили с убийцы договоренную сумму за [175] ходатайство, подлежат наказанию за взятки с нарушением законов. Исключаются из них неполучившие условленной суммы, которые судятся по положительным законам. Наказание определяется, например, если примирятся с убийцею на деньгах сын за убитого отца, внук за деда; то, не разбирая, сколько они получили, присуждать их к полной вечной ссылке. Если примирятся с убийцею на деньгах отец за убитого сына, дед за внука, то присуждаются к наказанию 100 ударами планкою.

X. СЛЕДСТВИЕ ПО ССОРАМ И ДРАКАМ

96. В ссоре и драках надлежит различать повреждения на теле. Ссорою дэу называется спор между собою; дракою эу — взаимное битие друг друга. Вспухшее багровое место на теле называется легким повреждением (зашибом). Внутреннее повреждение с кровотечением из носу, вышиб одного зуба и перелом одного пальца, искошение одного глаза, оторвание уха и разбитие носа, ожог кипятком или раскаленным железом и медью, вырывание волос, вышиб двух зубов и перелом двух пальцев, перелом ребер и искошение обоих глаз, выкинутие младенца, повреждение одной части тела, ослепление одного глаза с изувечением, повреждение двух членов, ослепление обоих глаз с неизлечимою болезнью, отрезание языка, отрезание тайного члена — все поименованные повреждения считаются тяжелыми. За неизлечимые повреждения, причиненные в драке, виновный присуждается отдать изувеченному половину имения для пропитания. Вообще, повреждения, наносимые рукою, считаются легкими, наносимые какими-либо вещами — тяжелее; самыми тяжелыми считаются повреждения, наносимые каким-либо металлическим острым орудием. За повреждения, причиненные неупотребительным в домашнем быту орудием, ссылаются в гарнизон. Мера наказания определяется по опасности повреждений. Кто после начал бить, того вина смягчается двумя степенями. Например: а и б дрались между собою. У а вышибен глаз, у б — зуб. У а повреждение тяжелее: следовательно, должно присудить дать б сто ударов планкою и сослать на три года. Повреждение у б легче: следовательно, должно присудить дать только сто ударов планкою; но как а начал драку, то б наказывается двумя степенями легче и присуждается только к наказанию 80 ударов планкою и ссылке на два года; ежели же повреждение смертельно, то наказание не смягчается. В драке младших родственников со старшими, низших с высшими, подчиненных с начальниками, учеников с учителями [176] первые строже наказываются. Ежели сын будет драться с отцом, внук с дедом, невольник с господином, то подлежат наказанию за преступления первых десяти степеней. Кто, связав, человека будет мучить и причинит внутреннее повреждение, тот наказывается двумя степенями тяжелее; а кто прикажет другому бить человека и причинит смертельные повреждения, в сем случае приказавший считается зачинщиком, а бивший — сообщником. Кто приказал нескольким человекам бить одного, то сообщником считается тот, от чьей руки повреждение тяжелее, а прочие — соучастниками.

97. В повреждениях назначается срок ручательства за жизнь. Получившему в драке повреждение от рук и вещей каких-либо назначается 20 дней; от острого орудия, кипятка и огня — 30 дней; в повреждении членов, размозжении кости и вывихнутии, не разбирая, руками, ногами или вещию какою, полагается 50 дней. Если острым орудием пересечена жила, то также 50 дней. В прочих повреждениях, чем бы ни были они причинены, полагается 10 дней; в повреждении члена, размозжении или вывихнутии кости — 20 дней. Ежели изувеченный умрет в продолжение положенного срока, то причинивший повреждение присуждается к смерти. Но ежели повреждение будет не очень опасно и притом не на смертельном месте, а изувеченный умрет через несколько дней от простуды, то бивший освобождается от смертной казни, а вместо сего осуждается на вечную ссылку. Ежели изувеченный будет совершенно вылечен в продолжение срока ручательства за жизнь, то наказание смягчается двумя степенями. Но ежели излечившийся останется увечным, то причинивший повреждение судится за увечье. Изувеченного побоями до того, что не может ходить, не должно носить для свидетельствования, но следователь должен отправиться к нему, самолично освидетельствовать и определить срок ручательства за жизнь; с одной стороны, отрядить лекаря для лечения, а с другой — взять точное показание и представить виновных, принадлежащих к делу.

XI. СЛЕДСТВИЕ ПО ВОРОВСТВУ

98. В следственных делах по воровству встречаются: 1) воровство, 2) грабеж, 3) кража-мошенничество.

Похищение, в малом числе людей и без оружия производимое в ночи, называется воровством; похищение, производимое на дороге днем, даже в сумерки и в ночи, считается грабежом; а [177] насильственное похищение вещей, производимое множеством и притом вооруженных людей, считается разбоем. Похищение имущества во время пожара и на судне, севшем во время бури на мель, также считается грабежом. Кража-мошенничество есть тайное похищение вещей: но если при содеянии такой кражи будет употреблено насилие, то виновные подлежат наказанию, положенному за грабеж.

99. Во всех вышепоименованных преступлениях различаются зачинщики от сообщников; а зачинщиком в сем случае считается тот, кто первый подал мысль и собрал шайку; прочие считаются сообщниками.

100. Похищение считается совершённым, когда украденные вещи уже перенесены с места кражи. Лес, каменья и другие тяжелые вещи, взятые с своего места, но еще не положенные на воза, не считаются украденными. Рогатый скот, лошади, лошаки и ослы, выведенные с двора, собаки и ястребы, взятые в руки, считаются покраденными. Хотя воровство еще не совершено, но когда есть явные следы и свидетели преступления, то воры судятся как учинившие воровство, но не получившие вещей. Грабители, получившие имущество, не разбирая ни зачинщиков, ни сообщников, все присуждаются к отсечению головы; не получившим имущества определяется 100 ударов планкою и полная вечная ссылка.

101. Смертоубийство, зажигательство, насилование женщин и девиц, разбитие тюрьмы, казначейства или хлебного магазина, нападение на главное судебное место, произведенное в числе ста человек, — каждое из сих шести преступлений, не разбирая, получено или не получено имущество, наказывается необлагаемым отсечением головы с выставкою напоказ.

102. Коновные разбойники и те из их товарищей, которые собирали шайки, с огнем и оружием и с вымаранными лицами входили в домы, помогали в обыске и задержании хозяев или в суде оговаривали добрых, вообще изъяты от прощения. Одни только те, которые силою приневолены были следовать, содержали вне караул, принимали пограбленное и еще в первый раз вышли на разбой, имеют некоторое право на снисхождение. Убийцы, зажигатели и прочие злодеи шести высших статей, также конные и пешие морские и речные разбойники и воры из Лаоса приговариваются к смерти без различия прощаемых от непрощаемых.

103. Как скоро подано будет объявление о разбое, начальствующий чиновник обязан: [178]

1. Собрать воинскую команду и произвести обозрение, то есть освидетельствовать положение прихода и ухода разбойников и хозяин не имеет ли каких-либо повреждений на теле от вязания; взять показания от соседей и караульных солдат, составить чертеж и написать подробное донесение.

2. Поверить пограбленное. Хозяин после объявления о грабеже должен представить опись пограбленному; а если, по множеству вещей, не может вдруг припомнить всего, дозволяется по мелочам объявлять в продолжение пяти дней. После сего следователь призывает оценщиков для оценки вещей и опечатывает имущество пойманных грабителей. Ежели пограбленное уже истрачено, то для уплаты берутся пограбленные вещи, коих хозяева неизвестны; а если и этого недостанет, то имущество преступников продается с оценки. В деле по грабежу, если преступники пойманы и пограбленное не найдено, за имущество, простирающееся до ста лан серебром, местные чиновники обязаны заплатить; а если похищение простирается от нескольких сот до тысячи лан серебром, то местные чиновники платят 1/10 и 2/10. Сей закон не простирается на обыкновенные кражи. Люди разных состояний, принявшие в заклад или купившие покраденные вещи по незнанию, не подлежат суду, а преступник присуждается заплатить за оные хозяину.

3. Разыскать о пристанодержателе их. Разбойничий пристанодержатель, подавший мысль, хотя бы лично не был в разбое, но участвовал в дележе, присуждается к отсечению головы. Подводчики, которые обыкновенно сказывают, кого можно ограбить, и показывают дорогу туда, также участники в дележе, хотя бы они и не участвовали в действии, подлежат равному с зачинщиком наказанию. Те, которые знали и не доносили или, быв силою приневолены к разбою, перед самым действием бежали, а после действия разбойники дали ему часть, чтобы заставить его молчать, также и те, которых разбойники принудили показывать дорогу к дому, предположенному ими ограбить, судятся каждый по своим законам, а не по одному с зачинщиками. У разбойников, приведенных в суд, должно подробно спросить, сколько было товарищей. Если зачинщик, подавший мысль, бежал, а кто-нибудь из товарищей скажет о месте его пребывания и зачинщик в продолжение года будет пойман, то товарищ, показавший место, освобождается от смертной казни, а вместо сего ссылается в неволю.

104. Предписывается строю соблюдать меры предосторожности, положенные законами, против воров и [для] поимки сих. [179] Жительства (То есть и города, и слободы, и деревни) вообще разделены на десятки, сотни и волости, в коих поставлены десятники, сотники и волостные управители, избираемые из людей умных, опытных и расторопных. По первому открытию о ворах они обязаны по сущей справедливости доносить начальству, за что определяются им награды. Но если будут таить, то наказываются: сотник одною степенью ниже десятника, а волостной управитель одною степенью ниже сотника. Если десятник донес сотнику и управителю, а сии не донесли выше, то десятник прощается, а сотник и управитель предаются суду. Домы азартных игр составляют главное пристанище воров: почему управителям и сотникам предписывается обще разведывать об них и доносить. Сверх сего, в селениях находятся роды, простирающиеся до 100 человек и более. Управители и сотники не в состоянии смотреть за ними; почему в каждом роде избирается благонадежный человек и поставляется родовым старшиною. Если сей старшина будет укрывать негодяев в своем роде, то подвергается таковому же наказанию, какому волостной управитель и сотник. Содержатели гостиниц и начальники монастырей обязываются от местных начальств подпискою, чтобы не держали у себя людей, им неизвестных. Домохозяева должны пускать жильцов с поручительством известных людей. Что касается до поимки воров, срок начинается со дня открытия. Если в продолжение месяца не поймают воров, то поимщики и караульные солдаты получают по 20 ударов; если в продолжение двух месяцев не поймают, то по 30; если в продолжение трех месяцев не поймают, то по 40 ударов планкою, а офицеры поимщиков штрафуются вычетом жалованья за два месяца За непоимку воров в продолжение месяца солдаты и служители получают по 10, за два месяца — по 20, за три месяца — по 30 ударов планкою, а офицеры поимщиков штрафуются вычетом жалованья за месяц. Но если хозяин пропажи подал объявление по прошествии 20 дней, то срок для поимки не назначается. Окружные и уездные правители при открытии случившегося разбоя немедленно должны отрядить способных людей для поимки и в то же время донести в областное правление и обвестить смежные уезды о принятии мер. Областной правитель обязан с своей стороны сделать нужные для поимки распоряжения с обещанием наград. Смежные областные правители по получении сведения о разбое то же обязаны учинить и с своей стороны. Начальник губернии по получении донесения о случившемся разбое обязан сообщить начальникам смежных губерний о содействии. [180]

105. Грабители-воры обвиняются по цене покраж. За насильственное отнятие вещей днем определяется 100 ударов планкою и ссылка на три года. Если покража значительна, то наказание увеличивается двумя степенями против наказания за воровство. За 120 лан серебра и выше присуждаются к удавлению по заточении. Если при совершении воровства не получили вещей, наказываются 50 ударами планкою; а если получили, то обвиняются за воровство в сложности покражи и наказываются легче одною степенью. Полное наказание простирается до 90 ударов.

106. Строже против прочих наказываются:

1. Воры, сопротивлявшиеся поимщикам во время поимки их и при сем ранившие людей. Напротив, если поимщики убьют вора, сопротивляющегося им с оружием в руках или в побеге из-под караула, то не подлежат суду.

2. Несколько раз повторившие преступление. Учинившие дневной грабеж до трех раз приговариваются к неотлагаемому удавлению. За грабеж и воровство менее трех раз освобождаются от приговора в сложности за воровство, до трех раз повторенное. Если покражи простираются выше 50 лан серебром, определяется удавление по заточении, а за троекратное воровство от 50 до 30 лан определяется ссылка в Сычуань в заразительные места. За троекратное воровство от 30 до 10 лан ссылаются на отдаленную границу в гарнизон; за троекратное воровство до 10 лан ссылаются за 3000 ли. Приговор делается по количеству суммы одной третьей покражи; а первые две покражи, за которые преступник уже наказан, не считаются. Наказание за повторение воровства состоит в пяти степенях большою планкою с прибавлением ношения шейной колодки от 20 до 40 дней, то есть повышая каждый раз пятью днями.

3. Похитители вещей в государевых дворцах. За похищение сосудов, употребляемых при жертвоприношении духам Неба и Земли, занавес, предлагаемых в жертву дорогих тканей, жертвенного скота и съестного, учиненное на месте жертвоприношения, за покражу наказа и царских печатей, учиненную в каком бы то ни было дворце, также за порубку дерев на царских кладбищах — присуждаются к неотлагаемому отсечению головы. За похищение казенной печати в присутственном месте и ключей от городских ворот, казенных вещей и запрещенного в народе оружия также наказываются строже против обыкновенного воровства. [181]

XII. СОДЕРЖАНИЕ ПРЕСТУПНИКОВ ПОД СТРАЖЕЮ

107. Для содержания преступников под стражею находятся три тюрьмы: внутренняя, внешняя и женская (В сем месте описывается одна пекинская тюрьма; но на подобном же основании, хотя и не в столь большом размере, находятся тюрьмы во всех больших и малых городах). Во внутренней тюрьме содержатся разбойники и важные преступники, приговоренные к отсечению головы и удавлению; в внешней тюрьме содержатся преступники, присуждаемые к ссылке и другим легким наказаниям. Тюрьмы обведены высокими стенами. Внешняя стена покрыта прутьями колючих кустарников. В женской тюрьме содержатся женщины по прелюбодеянию или по уголовным делам; по прочим преступлениям они поручаются надзору мужей, а безмужние отдаются под надзор родственников или соседей; в суд же являются по востребованию. Преступники под стражею содержатся смотря по преступлениям: иные в цепях, другие на свободе вне тюрьмы.

108. Каждому содержащемуся под стражею ежедневно выдается по гарнцу сарачинского пшена, а для зимы — одно платье на вате. Цепи и колодки на них чистятся; для постелей выдают им циновки и матрацы. Зимою в комнатах делаются теплые нары; летом дают холодное питье (То есть воду со льдом); по ночам дают ночники с маслом. Сумма на сии расходы требуется от местных начальств, то есть из уездов, из коих преступники присланы. Важные преступники, осужденные на смерть или приговоренные в ссылку, как в тюрьмах, так и на пути в ссылку носят красное одеяние.

109. Тюремные лекари пользуют арестантов в обеих мужских тюрьмах. Правительство выдает лекарства и определяет для сего двух младших лекарей. Не важные преступники по освидетельствовании чиновниками отдаются местному начальству на поруки до выздоровления, а по выздоровлении опять препровождаются в тюрьму. Арестанты из губернии, не имеющие поручителей, содержатся до излечения вне тюрьмы. Начальники губерний, донося о смерти преступников, умерших в тюрьмах, должны показать и преступления и болезнь каждого и то, что преступник был содержан человеколюбиво.

110. При содержании преступников в тюрьмах соблюдаются строгие меры предосторожности. Разбойники, важные преступники десяти статей и учинившие убийство умышленно и с намерением [182] содержатся в тройных железных цепях (Шейная цепь куется из железа, длиною в семь футов, весом в пять гинов), в тройных кандалах и на руках, и на ногах (Кандалы куются из железа. Цепь весит один чин). Преступники, учинившие убийство в драке, также приговоренные в ссылку, содержатся в цепях. Преступники, приговоренные к наказанию планкою, содержатся на одной цепи. Уездные правители, принимая преступников в тюрьму, должны в присутствии обыскать их, не имеют ли при себе металлических острых орудий. Пропуск вина в тюрьмы строго воспрещается. Сторожам и слугам чиновников не дозволяется самовольно ходить в тюрьмы. Родственникам дозволяется дважды в месяц видеться с арестантами, и притом на самое короткое время. Принесенную арестанту пищу кем-либо тюремный надзиратель сам должен осмотреть. Семейству заключенного запрещается вход в тюрьму. Важным преступникам дозволяется однажды обрить голову во время Осеннего суда, осужденным в ссылку — однажды в три месяца, но с тем, чтобы оставляли чуб на теме.

111. Чиновник или письмоводитель, который по недоброжелательству посадит в тюрьму человека без всякой причины или хотя прикосновенного к каким-либо делам, но безвинного, или уморит его в тюрьме, судится по мере преступления.

XIII. ПОБЕГ ПРЕСТУПНИКОВ

112. Преступнику, бежавшему из тюрьмы, усиливается следующее ему наказание двумя степенями; а если уведет с собою другого важного преступника, то наказывается одинаково с последним. Если разбойник перелезет через тюремную стену, то первый приговор к отсечению головы усиливается выставкою оной на площади; первый приговор — вместо смертной казни послать в ссылку — переменяется в казнь неотлагаемого отсечения головы.

113. За побег, учиненный преступником с дороги в ссылку или из ссылки, прежнее наказание усиливается одною степенью. Например, сосланный в ближний гарнизон наказывается за первый побег месячным ношением шейной колодки и переводом в гарнизон на ближнюю границу. Разбойник, вместо смертной казни сосланный на работу, за свыше пятидневный побег присуждается к смертной казни.

114. Ежели преступник убежит из тюрьмы и побег произойдет от слабого надзора, то караульные присуждаются к наказанию двумя степенями ниже того, которому подлежал самый важный из [183] бежавших преступников; но ежели преступник будет пойман в продолжение стодневного срока, то караульные освобождаются от наказания. Ежели преступник, приговоренный к отсечению головы или удавлению, убежит от послабления оков на нем и после поимки откроется, что караульный был подкуплен, то последний присуждается к наказанию, которому подлежал отпущенный им преступник. Например, если преступник приговорен был к неотлагаемому отсечению головы, то и караульный той же казни подвергается. Ежели преступник из подобострастия скроет это, то караульный таким же образом наказывается, но в приговоре к смерти наказание смягчается одною степенью. Ежели важный преступник убежит с дороги, то караульный подвергается равному с ним наказанию. Ежели сосланный в гарнизон убежит из ссылки, то дается срок поимки; и если в продолжение срока будет пойман, то надзиратель и волостной управитель отрешаются от должностей; а если один не будет пойман, дают им по 80 ударов планкою; далее за каждого надбавляется по 10 ударов. Если же отпустили преступника за деньги, то судятся за взятки с нарушением законов и наказываются по количеству суммы. Ежели же сосланный бежит с дороги от слабого надзора и в продолжение срока пойман будет, то наказание упустившему смягчается двумя степенями.

XIV. МЕРЫ ДЛЯ ПОИМКИ ПРЕСТУПНИКОВ

115. При поимке преступников надлежит:

1. Строго наблюдать за поимщиками. Если казенные поимщики, отряженные для поимки, не поедут под каким-либо предлогом или, зная, где находятся преступники, не поспешат поимкою, то наказываются одною степенью ниже против преступников. Ежели в продолжение 30 дней поймают более половины или хотя менее половины, но самых важных преступников, то освобождаются от наказания. Ежели откроется, что преступники отпущены через подкуп, то поимщикам не дают срока, а подвергают наказанию, которому подлежал самый важный из бежавших преступников. Если подкупная сумма значительнее, то строго судятся за взятки с нарушением законов. Ежели поимщики не были подкуплены, но имели сведение о бежавших, то судятся наравне с упущением. Если сосланные в гарнизон или в работу убегут на родину, то местный начальник по получении сообщения о том немедленно должен призвать родственников преступника и родового старшину и каждого порознь допросить о местопребывании беглого. Ежели преступник действительно не возвратился на [184] родину, то, взяв подписки с них, сообщить в палату и в губернию, из которой ссыльный бежал, а волостному управителю предписать, чтобы он чаще разведывал и, как скоро беглый возвратится, немедленно донес бы. Но если скроют и не донесут, то и управитель и хозяин дома предаются суду. Из родственников, исключая деда, отца, сына, внука, мужа и невольников, прочие все предаются суду. Местные чиновники также предаются суду за слабое смотрение.

2. Брить предосторожности при отправлении поимщиков. Для обширного розыска о бежавшем преступнике в уездах не должно давать простые приказы на поимку, но прописывать в них возраст, облик и дела преступника, облик и родину сыщика, также и число отряженных сыщиков. С одной стороны, дают знать начальникам смежных губерний, а с другой — выдают поимщикам виды, по коим они в случае отыскания следов могут требовать от местных начальств содействия к поимке беглых. Если не отыщут следов, то берут для доказательства свидетельства от местных начальств. Но если приказы выданы без осмотрительности и отраженные наймут вместо себя других, которые под сим предлогом будут делать только притеснения народу, то подвергаются законному наказанию, а чиновники предаются строгому суду.

3. Производить повсеместный обыск. Если в уезде убежит важный преступник, то с обстоятельным прописанием его возраста, облика и родины сообщают во все смежные места о поимке. Местные начальники по получении сообщения в тот же день должны отрядить сыщиков для поимки и, сверх того, рассылать приказы за своими печатями к волостным управителям о повсеместном разведывании; и если при таком разведывании не откроют следов, то в конце года взять расписки с них и представить в Палату, а им предписать о продолжении поисков. Начальники губерний по получении сообщения немедленно предписывают отрядить сыщиков для поимки и поименно донести об них, а между тем препоручают прокурорам и областным правителям безвременно разведывать, и кто из них не окажет должной деятельности, на тех доносят государю о предании суду. По прошествии 40 лет повсеместного поиска разведывание прекращается, и сыск преступника оканчивается.

4. Содействовать в поимке. Если уголовный преступник, приговоренный к резанию в куски, или к отсечению головы, или к удавлению, убежит через тюремную стену, то тюремный надзиратель по отрешении от должности призывается к суду. Ежели преступник будет пойман в продолжение четырех месяцев, то [185] надзиратель освобождается от суда; в противном случае оставляется в том месте для содействия в поимке. Если преступник в продолжение пяти лет не будет пойман и отпущен был подкупленными тюремными сторожами, то надзиратель ссылается на военную почтовую станцию в работу. Если же в продолжение пяти лет преступник будет пойман, то представляют государю о возвращении надзирателю прежней должности.

XV. СРОКИ И ВРЕМЯ ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЛ

116. Для производства следственных дел определены сроки. Для производства следственных дел по обыкновенному убийству определен шестимесячный срок. Для производства следствий по важным уголовным делам, как то: разбою, грабежу и гробокопательству — определяется четырехмесячный срок. Из шестимесячного срока назначаются три месяца местному начальнику для представления дела в областное правление, месяц областному правлению для представления дела в уголовный суд, месяц уголовному суду для представления дела начальнику губернии, месяц начальнику губернии для представления дела в Уголовную Палату и государю. Из четырехмесячного срока назначаются два месяца уездному правителю для представления дела в областное правление; 20 дней областному правлению, 20 дней уголовному суду и 20 дней начальнику губернии. Если за непоимкою главного преступника и неявкою нужных свидетелей невозможно привести дела в ясность, то представляют государю о продолжении срока, то есть о назначении второго срока с различными подразделениями.

117. Высшее начальство ревизует дела, исправляемые в судах первой степени. Уездные правления вносят в книгу, одно за другим, все входящие дела с отметкою, как они решены, и в конце каждого месяца составляют ведомости для представления в областное правление, к прокурору, в казенную палату, в уголовный суд и к начальнику губернии. Если в высших судах заметят какую-либо несправедливость, то по маловажным делам делают уездному правителю замечание, а по важным доносят государю на него. Сверх сего, в уездных правлениях отдельно составляется роспись нерешенных дел, в которую вносят дела за целый месяц с отметкою, по каким причинам остались нерешенными, также и те дела, которые требуют продолжения срока или вторичного исследования. Сию роспись в конце каждого месяца препровождают в областное правление. Если по сей росписи усмотрят [186] медленность или упущение, представляют государю (Силе этого закона должно приписать, что в судах первой степени не бывает запущенных дел, кольми паче в высших). Местный прокурор при объезде требует в уездных правлениях настольный реестр и по оному производит обзор дел. Если откроется, что поступившие дела еще не внесены в настольный реестр и это произошло от упущения, то, наказав письмоводителей, об уездном правителе доносит начальнику губернии, а сей представляет государю. Но если усмотрит, что конченные дела вершены несправедливее требует подлинники для пересмотра и переследования. Прошения, поступающие от народа по маловажным делам, уездный правитель препоручает волостным управителям для рассмотрения, окончательно же сам должен решить, а не препоручать управителям.

118. В страдовое время прекращается производство дел. С 1-го числа 4-го месяца до исхода седьмого месяца (В 1835 году 1-е число 4-го месяца было 17 апреля, последний день 7-го месяца случился 9 сентября) продолжается страдовое время, в которое прекращается суд по всем делам, исключая важных, как то: измены, смертоубийства, воровства и лихоимства с нарушением законов, также по злоупотреблениям маклеров и мошенническому грабежу товаров у гостей. Споры по пашенным водопроводам могут производить остановку в земледелии: почему уездным правителям в обязанность поставляется отправляться лично на спорное место и в самоскорейшем времени решить дело, а крестьян не призывать в город. Что касается до производства прочих дел, не соединенных с препятствиями к земледелию, они продолжаются обыкновенным порядком, и уездным правителям не позволяется замедлять их течение под предлогом прекращения суда. Прокуроры обязаны строго смотреть за сим и доносить по начальству, а начальник губернии — представлять государю.

119. Запрещается делать притеснение народу:

1. По содержанию виновных под арестом. Если подсудимые, препровождаемые под надзор местного начальства, должны быть в цепях и с колодкою на руках, а вместо сего будут на свободе, или вместо цепей будут только с колодкою на руках, или, напротив, вместо колодки — в цепях, то виновных по сему чиновников предавать суду.

2. По освобождении на поручительство. Исключая важных преступников, которых по законам следует содержать в заточении, маловажных преступников и прикосновенных к делу должно отпускать на [187] поруки и потом производить дело. Ежели дело по жалобе совершенно обнаружено и ответчик сознался в вине, то истец немедленно освобождается, и далее задерживать его запрещается.

3. По вызову к суду. Если при допросе виновного потребуются для очных ставок люди другого ведомства, то требуются через свое начальство, несмотря на степени чинов. Для очных ставок призывают маловажных преступников к важным. Если вина их равная, то малое число преступников препровождается к большему. Если число равномерно, то после открытые препровождаются к прежде открытым преступникам. Если человек, потребный для очных ставок, имеет жительство в другой губернии, то производится письменное сношение с начальником губернии и в то же время посылается нарочный для принятия требуемого человека от тамошнего начальства. Таким же образом берут людей в губернии, но принадлежащих к разным ведомствам. Что касается до дел по проведанному воровству и проч., то, несмотря на разность ведомств и губерний, посылаются сыщики с приказом для взятия виновных и в то же время сообщают о том их начальству. По взятии виновных сыщики обращаются к местному начальству с донесением и просят о содействии в препровождении.

XVI. ИСКУП

120. Три находятся положения откупаться от наказания:

1) внос искупа, на-шу,

2) принятие искупа, шеу-шу,

3) искупление от вины, шу-цзуй.

Каждое из сих положений разделяется на степени.

121. Внос искупа положен для военных и разночинцев по винам по службе, для студентов и выше — по винам маловажным, а по важным не дозволяется. Достаточные могут вносить искуп, а недостаточные должны идти в ссылку. Впрочем, допускается разделение недостаточных и малодостаточных. Достаточные за каждые 10 ударов малою планкою вносят 2 1/2 чина серебра. Таким образом, за 50 ударов вносят 1 1/4 лана серебра, за 60 ударов определено 3 лана серебра, а далее за каждые 10 ударов надбавляется по пяти чинов. За 100 ударов вносят 5 лан, за один год ссылки 7 1/2 лана серебра; выше сего за каждые полгода надбавляется по 2 1/2 лана серебра. Откуп за три года ссылки составляет 17 1/2 лана; за четыре года сложной ссылки — 20, за пять лет заменительной [188] ссылки (В сложной ссылке искуп надбавляется за целый год, а в заменительной ссылке надбавляется еще за два года) — 25 лан. Малодостаточные за десять ударов малою планкою вносят по положению заработной месячной платы 3 чина серебра; далее за каждые десять ударов надбавляется 15 дней работы, за которую вычитается 1 1/2 чина; за 50 ударов составится 9 чинов серебра. За 60 ударов вносят 1 2/10 лана; далее за каждые 10 ударов надбавляется по 1 1/2 чина; за 100 ударов составится 1 8/10 лана. За один год ссылки 3 6/10 лана; далее за каждые полгода надбавляется по 1 8/10; за три года ссылки составится 10 8/10 лана, за четыре года сложной ссылки 14 4/10, за пять заменительной ссылки 18 лан серебра. При взносе искупа хлебом мешок проса принимается за полмешка рису, а мешок рису поставляется в пять чинов серебра. Духовным, чиновникам и служащим по части жертвоприносительной (от 16-го до 18-го класса) дозволяется вносить искуп только по оговору и упущениям по должности. Магистры, кандидаты и студенты и вообще имеющие шарики за маловажные вины, заслуживающие наказание планкою, вносят по уложению исков; по вине, заслуживающей 100 ударов планкою, представляют государю об исключении их из списков; по винам, заслуживающим временную и вечную ссылку, ссылаются. Гражданские и военные чиновники по винам, заслуживающим наказания планкою, наказываются вычетом жалованья и понижением в чинах; по вине, заслуживающей 100 ударов, лишаются чинов. Когда чиновник по своему делу уже лишен чинов, то по прочим маловажным винам, заслуживающим наказание планкою, уже не нркно вносить искуп. Если по лишении чинов еще учинит преступление, заслуживающее наказание планкою, то дозволяется вносить искуп по уложению; а из ссылок ни от одной не освобождается.

122. Принятие искупи дозволяется от престарелых, малолетних, увечных и студентов Астрономического Института; также от женщин за вины, не подлежащие смертной казни. Искупа от 10 ударов планкою положено 7 1/2 чоха (Около 1 3/4 копейки серебром); по стольку же надбавляется за каждые десять ударов. За сто ударов составится 75 чохов, или 75/1000 лана серебра (18 3/4 копейки серебром); за год ссылки вдвое, то есть 1 1/2 чина серебра; потом до пяти степеней за каждую надбавляется 1 1/2 чина, но с вычетом половины; за три года ссылки всего три чина; за ссылку за 2000 ли еще надбавляет [189] ся 75 чохов, но с вычетом половины. Таким образом, искуп от ссылки за 3000 ли простирается до 4 1/2 чина серебра. За искуп от смертной казни еще надбавляется 75 чохов, что составит 525 чохов. Воспитаннику Астрономического Института вместо ссылки, и временной и вечной, дается 100 ударов планкою; за остальную вину принимается искуп по вышеписанному положению. Женщине, исключая прелюбодеяния, воровства и неповиновения родителям, от всех прочих вин дозволяется откупаться, не разбирая, имеет или не имеет достатка.

123. Искуп от вины дозволен только благородным женам, подвергающимся неминуемому по законам телесному наказанию. Искуп от десяти ударов планкою составляет чин серебра; далее за каждую степень надбавляется один же чин; за 100 ударов вносится один лан. Искуп от ссылки, и временной и вечной, производится по положению о заменении ссылки наказанием планкою. Исключая одного лана серебра, следующего на искуп от ста ударов положительного наказания, искуп от надбавочного наказания имеет другие положения; например, вместо ссылки на год дается 120 ударов планкою. Сто ударов составляют положительное наказание, за искуп от коего вносится один лан серебра; за надбавочные 20 ударов вносится 75 чохов. За каждую степень временной ссылки надбавляется 3 75/100 лана. Взамен вечной ссылки за 2000 ли определено 220 ударов планкою. Исключая одного лана искупа от положительного наказания, за искуп от надбавочных 120 ударов вносится 3 гина серебра; далее за каждую степень вечной ссылки надбавляется по 3 75/100 лана искупа. По смертоубийству, исключая одного лана за положительное наказание, за искуп от надбавочного наказания вносится 4 1/2 чина серебра. Женам вельможеским и законным женам чиновников дозволяется от вины, заслуживающей наказание большою планкою, но неминуемое по законам, откупаться по положению о принятии искупа; а от вины, заслуживающей неминуемое телесное наказание (То есть малою планкою), по расчислению искупаемой вины.

124. От вины по случайному убийству и повреждениям также дозволяется откупаться. В случайном убийстве, за которое приговариваются к удавлению, определенному за смертоубийство в ссоре и драке, заменяется сие наказание принятием искупа 12 84/100 лана серебра. Полная вечная ссылка, положенная за случайные повреждения с тяжкою болезнью, заменяется взносом 10 645/1000 лана серебра. Полная временная ссылка, определенная за повреждения с увечьем, заменяется вносом 7 27/100 лана; за вину, заслуживающую [190] двухгодичную ссылку, вносится 5 322/1000 лана; за вину, заслуживающую ссылку на год, — 3 5478/1000 лана; за вину, заслуживающую 100 ударов планкою, — 1 774/1000 лана; за 80 ударов — 1 429/2000 лана, за 50 ударов — 8 87/100 чина, за 40 ударов — 7 9/100 чина, за 30 ударов — 5 32/100 чина, за 20 ударов — 3 54/100 чина. Сверх сего, виновный платит за лекарства для излечения от повреждений.

125. Устаревшим и заболевшим в продолжение временной ссылки также дозволяется откупаться. 69-летнему и моложе, сосланному в работу на три года, ежели он до истечения срока вступит на 70-й год, также пришедшему в ссылку здоровым, ежели в продолжение срока сделается неизлечимо больным, дозволяется принятие искупа. В сем случае искуп платится с вычетом понесенного преступником телесного наказания и времени, проведенного в ссылке, то есть он вносит только за то время, которое по приговору остается ему провести в ссылке.

126. Палатам и начальникам губерний предоставлено представлять государю о дозволении чиновникам откупаться от наказаний, но только по таким преступлениям, которые подведены под закон прощения.

127. Чиновникам дозволено откупаться от наказаний пожертвованиями. За вину, заслуживающую отсечение головы и удавление, вносят пожертвование серебром, как то:

чиновники от 1-го до 6-го класса — 12 000 лан

чиновники 7-го и 8-го классов — 5 000 лан

чиновники от 9-го до 12-го класса — 4 000 лан

чиновники от 13-го до 18-го класса, магистры и кандидаты — 2 500 лан

студенты Педагогического Института — 2 000 лан

чиновники внеклассные — 1 200 лан

За вину, заслуживающую вечную ссылку и ссылку в гарнизон, каждый вносит искупа 6/10; за вину, заслуживающую временную ссылку, за освобождение от ношения шейной колодки и наказания большою планкою — 4/10 против вышеизложенного пожертвования за откуп от смертной казни. Отрешение от должности исключено из правил искупления (То есть они не могут остаться при должности). Что касается до искупа от наказания планкою, то дозволяется откупаться, но также смотря по [191] обстоятельствам преступления. Последний искуп дозволяется вносить просом или серебром, как то:

 

за наказание большою планкою

за наказание малою планкою

мешки

ланы

мешки

ланы

чиновники от 1-го до 6-го класса

2500

1200

1200

600

чиновники 7-го и 8-го классов

2000

1000

1000

500

чиновники от 9-го до 12-го класса

1600

800

800

400

чиновники от 13-го класса и ниже, магистры и кандидаты

1200

600

600

300

студенты

400

200

200

100

внеклассные

200

100

100

50

Примечание. Прошения о принятии пожертвования подаются в Уголовную Палату. В столице срок для вноса ограничен одним месяцем, в губерниях — двумя месяцами, считая со дня получения бумаги в уездном правлении. Впрочем, задержание виновного не связывается помянутыми сроками. Кто ранее внесет пожертвование, тот ранее освобождается и отпускается на родину.

128. Преступник, имеющий престарелых или больных родителей, прощается для пропитания их. Смертного преступника, у коего отец или дед выше 70 лет или тяжко больные и увечные, требующие услуги, а в семействе нет возрастного по нем, имеющего выше 15 лет, дозволяется освободить от наказания — с утверждения государева; и если он будет оставлен для пропитания, то наказывается только двухмесячным ношением шейной колодки и 40 ударами планкою; а по смертоубийству в ссоре еще платит 20 лан серебра на пропитание семейству убитого. Преступник, освобожденный от смерти и вечной ссылки, наказывается только двухмесячным, от ссылки в гарнизон — сорокадневным, от временной ссылки — месячным ношением шейной колодки с присовокуплением наказания большою планкою. Если два родные брата приговорены к смертной казни, то один из них оставляется для пропитания родителей. Если один из них приговорен к смерти, а другой — к ссылке в работу, то оставляется последний.

129. Таким же образом оставляется сын целомудренной женщины. Единственного сына у вдовы, сохраняющей целомудрие более 20 лет, если он учинит преступление, заслуживающее ссылку временную, вечную или в гарнизон, или смертоубийство в шутках и [192] случайно — дозволяется оставлять для пропитания. Но если он учинит убийство с злодейским намерением или в ссоре убьет мать чью-либо, то, хотя бы мать его более 20 лет сохраняла вдовство и имела выше 50 лет от роду, не может быть оставлен для пропитания.

XVII. СОСТРАДАНИЕ, ОКАЗЫВАЕМОЕ ПРЕСТУПНИКАМ В НАКАЗАНИИ

130. Есть определенное время, в которое оказывается сострадание к наказываемым преступникам. Положения сего сострадания к ним заключаются в следующем:

1. В отсрочивании смертной казни. Ежегодно в месяцах первом, шестом и десятом, в первые семь дней нового года, в 15, 16 и 17-е числа первого месяца, в пятый день пятого месяца, в седьмой день седьмого месяца, в девятый день девятого месяца, в семидневное торжество рождения государева, в дни очищения и жертвоприношения в жертвенниках и Великом храме, и в дни кончины царских лиц, также в продолжение закрытия печати, в 8-й день четвертого месяца, в 1 -й и 2-й день каждого месяца — во все сии дни не совершают смертной казни. Если исполнение смертного приговора случится за 10 дней до зимнего и за 5 дней до летнего поворота, то остановляется, и казнь совершается через семь дней после зимнего и через три после летнего поворота. Начальники губерний, получив предписание уголовной палаты о совершении смертной казни, в тайне хранят оное в уголовных судах и потом, по расчислению дней и переговоров, наскоро рассылают каждый по своей губернии с предписанием исполнять смертные приговоры в тот же день по получении палатского предписания. Из сего положения исключаются разбойники и государственные преступники, которых казнят в свое время и потом доносят Палате, не придерживаясь положения об остановлении казни. В столице еще остановляется совершение смертной казни в продолжение засухи.

2. В уменьшении наказания. В продолжение времени с 10-го дня после налива до начала осени (В 1835 году перемена налив была 11 мая в 4 часа 24 минуты пополуночи, а перемена начало осени — 24 июля в 4 часа 22 минуты пополудни) за день наказание преступникам, приговоренным к наказанию большою планкою, смягчается одною степенью, а от наказания малою планкою освобождаются. Из сего [193] положения исключаются преступники, осужденные в ссылку, воры и в драке поранившие людей. Ношение шейной колодки откладывается до начала осени с освобождением преступника на поруки, а после сего исполняется с уменьшением одною степенью. Даже если случится совершение наказания такому преступнику, который подпал суду до показанного времени, наказание также смягчается степенью или прощается. Но если за преступление, учиненное в продолжение летнего суда, наказание воспоследует по окончании оного времени, то ни смягчения, ни прощения не бывает. Тюремным надзирателям поставлено в обязанность оказывать в продолжение летнего суда снисхождение к важным преступникам, содержащимся в тюрьмах; а маловажных освобождают на поруки до осени; и где сие положение не будет исполняемо, чиновники и служители предаются строгому суду.

3. В остановлении отправки в ссылку. Преступники, приговоренные в ссылку в гарнизон или в работу и на Новую линию или с Новой линии переводимые во внутренность Китая, если до десятого месяца не отправлены в дорогу, то в продолжение четырех месяцев, то есть 10, 11, 12 и 1-го (То есть в продолжение лун ноябрьской, декабрьской, январской и февральской), также в 6-м месяце отправка их в ссылку остановляется, и уже со второго месяца следующего года начинают продолжать путь. Таким же образом остановляются на пути и в шестом месяце. Но если это случится недалеко от места ссылки, и притом в юго-восточной губернии, то дозволяется следовать, когда сам преступник пожелает, но показание преступника о его желании должно быть представлено в Палату. Только ссылаемые в губернию Юнь-нань, где ни сильных морозов, ни больших жаров не бывает, по вступлении их в пределы сей губернии безостановочно следуют к месту ссылки. Если отправленный преступник сделается в продолжение дороги болен, то местный начальник должен остановить его до выздоровления и пользовать на счет казны, а между тем доносить начальнику губернии, а сей обязан доносить Палате. Вообще, местные начальники обязаны через каждые три месяца доносить начальнику губернии о ссыльных, заболевших в дороге, а начальник губернии препровождает ведомость об них в Палату.

4. В остановлении отмечания к смертной казни. В тот год, в который государь остановляет отмечание к смертной казни, следственные дела Осеннего суда отлагаются до следующего года. Из сего положения исключаются важные преступники, как то: составляющие [194] вредные общества, отбивающие преступников с поранением караульных, обольщающие народ неосновательными разглашениями, бесчеловечные убийцы, чиновники, похищающие казенное имущество или разоряющие народ, о которых делают государю особливое представление.

5. В уменьшении степеней наказания. Казнь некоторых преступников, приговоренных к смерти на Осеннем и Дворцовом суде, ежегодно отлагается, и как скоро с продолжением годов увеличится число таковых преступников, то государь приказывает Палате пересмотреть все те дела, по которым казнь была отсрочена более трех раз. При сем пересмотре обыкновенно определяется уменьшение наказания, и преступники вместо смертной казни осуждаются в ссылку. Случается, что государь оказывает милость по тем делам, коих обстоятельства представляют хотя малейший повод к оказанию снисхождения и смягчения. Еще бывает в столице, что по случаю сильных дождей, чрезмерных жаров объявляется смягчение наказания преступникам, приговоренным в ссылку, причем маловажные преступники получают освобождение, а осужденные к вечному заточению или ношению шейной колодки — прощаются. Государь во время своего путешествия по империи приказывает в каждой проезжаемой им губернии пересмотреть следственные дела и смягчить наказания осужденных в ссылку и проч. Об уголовных преступниках из чиновников, коих казнь отсрочена на Осеннем суде, министры делают особливое рассмотрение и представляют государю свои заключения о смягчении смертных приговоров им.

131. По случаю всеобщего прощения обнародывается манифест, в силу которого министры в общем собрании составляют свои замечания о преступлениях на основании законов. По случаю какого-либо радостного события при дворе объявляется манифестом общее прощение, коего положения бывают различны, смотря по качествам преступлений. Исключая временной ссылки, наказания планкою и других маловажных вин, кои совершенно прощаются, вины, заслуживающие отсечение головы, удавление, ссылку в гарнизон или в работу, по обстоятельствам преступления иные прощаются, иные смягчаются. Положения манифестов обыкновенно составляются на основании прежних таковых же положений. Содержание милостивого манифеста, изданного в 1769 году, было одинаково с содержанием милостивого же манифеста 1739 года. По сим манифестам десять важных преступлений: [195] смертоубийство, похищение имущества, воровство с насилием, зажигательство, гробокопательство, принятие взяток с нарушением и без нарушения законов, подлоги, прелюбодеяние, хитрое завлечение людей в худые общества, смертоубийство, произведенное наветами, намеренное увеличение или уменьшение вины, попущение преступления зазнаемо, дозволение производить лихоимство и перевод денег (в ходатайстве по преступлениям) — одним словом, все действительные преступления изъяты от прощения. Напротив, убийство случайное и ошибкою, обвинение в чем-либо по оговору, преступления чиновников и канцелярских служителей по должности — подведены под статьи прощаемые. Но сими положениями не ограничены вины, поименно прощаемые или смягчаемые в манифесте. Вины, по законам наказываемые отсечением головы, удавлением, ссылкою в гарнизон или в работу, если по обстоятельствам дела заслуживают снисхождение или прощение, то, по пересмотре следствий, подают государю представление об них. Что касается до преступников из чиновников, дела их пересматриваются без различия прощаемых от непрощаемых. Преступление чиновника и канцелярского служителя по взяткам, хотя по взятым с них ясным допросам заслуживает смягчение или прощение, со всем тем они исключаются из службы. Дела по государственным податям, бракам и землям по случаю милостивого манифеста основательно пересматриваются, и денежное взыскание или другое удовлетворение приводятся в исполнение в полной силе. Преступники, осужденные в ссылку, в гарнизон или в работу, если милостивый манифест застигнет их в дороге, прощаются, а если на месте ссылки, то не освобождаются; если придут на место ссылки до истечения срока, назначенного к следованию, то освобождаются. Сосланных на время, хотя бы манифест застал их на месте ссылки, дозволяется освобождать. Если в манифесте сказано будет, что смягчение простирается на преступления открытые и неоткрытые, то вины по делам, поступившим в суд после манифеста, но учиненным до состояния оного, дозволяется смягчать и прощать. Кто, узнав, что состоится милостивый манифест, с намерением учинить преступление, чтоб воспользоваться случаем избавиться от наказания, тот наказывается одною степенью выше против общего закона и милостивым манифестом не прощается. Кто, воспользовавшись прощением по манифесту, снова будет своевольствовать и противозаконно поступать, тот наказывается также одною степенью выше против общего закона. [196]

XVIII. ПРАВИЛА ОСТОРОЖНОСТИ ПРИ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

132. При приеме прошений должно наблюдать следующие правила:

1) смотреть, чтобы не подавали прошений, минуя свое начальство, см. § 133;

2) рассматривать, не ложно ли кто доносит, см. § 134;

3) вникать, не осужден ли кто безвинно, см. § 135;

4) доносящих с нарушением справедливости предавать суду (То есть когда младший родственник доносит на старшего или невольник на господина), см. § 136;

5) подучающих других к подаче жалоб и сочиняющих жалобы другим предавать суду, см. § 137 и 138;

6) подбрасывающих безымянные доносы предавать суду, см. § 139.

133. Военные и простолюдины должны подавать доносы и жалобы в судебные места первой степени, то есть в окружные и уездные правления. Но, если по какому-либо обстоятельству нельзя обратиться к своему начальству или дело решено оным несправедливо, в таком случае дозволяется подать прошение в высшее присутственное место с прописанием всего, что было учинено по сему делу в низшем судебном месте. Но, если кто в высших судебных местах не получит удовлетворения, в сем случае дозволяется перенести дело в столицу. Если дело, перенесенное в столицу, перешло все судебные места в губернии, то производится по оному рассматривание; а если не перешло или еще не было решено, в обоих случаях истец, приехавший в столицу, берется в Палату для допроса и прежде судится за обойдение начальства; потом он препровождается в свою губернию, а начальнику губернии предписывается беспристрастно пересмотреть дело и представить в Палату со своим мнением. Если истец после сего еще обратится в столицу с жалобою, то препоручается Палате поверить его прошение с губернским, и если прописанное в прошении разнится от последнего, то дело, какое бы ни было, оставляется без уважения, а перенесший оное в высшее место судится по законам. Если же при сличении прописанного в прошении с вытребованным из губернии ответом откроется несходство, а дело само по себе довольно важное, то истец препровождается в Палату под стражу; а из губернии вытребываются в столицу все бумаги, принадлежащие к делу; или представляют государю отправить в губернию высшего чиновника для переследования дела. По делам о браках, [197] землях, долгах, ссорах и драках, азартных играх и по другим подобным сему маловажным делам иски производятся в том месте, где преступник имеет пребывание, а не в том округе или уезде, где истец имеет пребывание. В губернии, кто с желтою (свернутою) пеленою за спиною и с желтым знаком, воткнутым на голове, войдет в присутственное место и в прошении жаловаться будет (как бы перед лицом государя) на чиновников и письмоводителей, то местное начальство обязано взять его и допросить; и если он по личному его делу и притом безвинно страждет, решить дело на законном основании; в противном же случае приговорить его в ссылку в гарнизон на ближнюю границу. Кто подаст государю прошение на пути куда-либо, или вслед в дворцовую крепость закричит, что он безвинно угнетается, или, перед воротами дворцовой крепости став на колена, ударит в каменного льва и закричит, что он безвинно осужден, — таковые берутся полициею и предаются суду.

134. В тяжебном деле дозволяется быть одному просителю, подлинному преступнику и подлинному свидетелю. В прошении дозволяется только прописывать дело, а опутывать безвинных или замешивать одного за другим людей, не поименованных в прошении, запрещается. Ежели истец скроется бегством или без болезни и без всякой другой причины не явится к суду в продолжение двух месяцев, то как ответчик, так и свидетель отпускаются; дело оставляется без производства, а истец берется под стражу и судится как клеветник. Кто подаст ложный донос, не дозволяется обратно выдавать ему оный. От военных и простолюдинов дозволяется принимать прошения только по собственным их делам. Если офицеры выдают солдатам не полное жалованье, то солдатам дозволяется подать общее прошение. Если делают незаконные поборы, то дозволяется старшинам с крестьянами подать общее прошение. Но если донос от общества делается не по общественному делу, то считается ябедою. Кто по злобе будет чернить кого-либо сочиняемыми пасквилями или наносить такие обиды, которыми вынудит его к самоубийству, таковой предается строгому суду. Если оклеветываемый кем-либо подлежал наказанию малою планкою, то клеветник наказывается двумя степенями тяжелее против обнесенного. Если обнесенный подлежал вечной или временной ссылке или наказанию большою планкою, то обнесший наказывается тремя степенями тяжелее. Наказание за ложный донос ограничивается полною вечною ссылкою, но не простирается до смертной казни. Если обнесенный послан в ссылку, то возвращается из оной, а дорожные издержки доправляются с оклеветавшего. Если из доносов по разным делам важнейший справедлив, а маловажные ложны или [198] один который-либо справедлив, то доносчик освобождается от суда за прочие ложные доносы. Напротив, если из разных доносов справедлив один по маловажному делу, а доносы по важным делам ложны или маловажное дело поставлено важным, в сем случае доносчик предается суду. Если оклеветанный казнен, то и доносчик присуждается [к] смертной казни; если же оклеветанный еще не казнен, то доносчик также присуждается к смертной казни.

135. Суд, которому преступник предъявит о своей безвиновности, должен вникнуть в обстоятельства его обвинения; и если преступник по оным заслуживает снисхождение, то, несмотря на то, что дело его уже решено, обязан сообщить о том членам трех присутственных мест для рассуждения; и если будут доказательства безвинности, то представляют государю об отправлении чиновника для открытия истины. Оклеветанный оправдывается по законам, а вина преступления, взнесенного на него, падает на доносителя и чиновников, производивших следствие. Если преступник, приведенный на торговую площадь для казни, всенародно объявляет, что он безвинно осужден, то представляют государю о переследовании дела; и если при вторичном исследовании откроется его безвинность, то немедленно оправдывается; а на чиновников, первоначально судивших, доносят государю. Если же преступник вымыслит это для отдаления казни, то казнь увеличивается одною степенью. Начальники губерний, председатели и прокуроры по жалобам о безвинном осуждении, смотря по качеству преступления, должны сами пересмотреть дело, а не препоручать другим чиновникам. Если же дело сопряжено со свидетельствованием, то возложить это на смежного честного чиновника, а чиновников, прежде следовавших, устранить. Надзирателям тюрем препоручается доносить выше, если узнают, что кто-либо из арестантов действительно безвинно судится.

136. Если сын доносит на отца или мать, внук на деда или бабку, жена и наложница на мужа, также на мужнина деда и бабку, свекра и свекровь, младшие на старших родственников — все сии доносители предаются суду, хотя бы их доносы и справедливы были, а обвиняемые освобождаются от суда, подобно как бы доносили сами на себя. Сей закон простирается на невольников и невольниц, когда они доносят на своих господ.

137. Кто, сочиняя жалобы другим, представляет дело в ложном виде, то есть или увеличивает, или уменьшает оное, тот судится за ябеду. Если же истец вовсе не думал подавать жалобы, а ябедник подал мысль и побудил его к тому, то последний считается зачинщиком, а [199] истец — сообщником. Если истец сам вознамерился подать жалобу, а ябедник со стороны подстрекнул его к тому, то последний судится одинаково с преступником; и если преступник приговорен к смерти, то ябедник наказывается одною степенью ниже его. Кто со стороны судил только о существе дела, а не научал подавать жалобы, то судится легче ябедника Подкупленный подать ложный донос судится, как бы сам ложно доносил, и будучи приговорен к смерти, не освобождается от сей казни, а подкупивший судится как нарушитель законов.

138. Местным начальствам поставлено в обязанность по испытании избирать в народе верных и правдивых людей, знающих грамоту, и возлагать на них сочинение жалоб для просителей. Желающие производить иск должны относиться к сим писарям, которые обязаны писать прошение со слов просителя, а внизу прошения подписывать свое прозвание и имя, без чего запрещается судебным местам принимать прошения. Если внизу прошения не подписано прозвание и имя писавшего оное, то строго исследовать, кто писал; и если откроется, что ябедник представил дело в ложном виде, то предается законному суду. Преступник, находясь в тюрьме, не может доносить о других делах; но дозволяется ему жаловаться, если тюремный надзиратель и сторожа бесчеловечно поступают с ним. Достигшим 80 и не достигшим 10 лет, одержимым тяжкою болезнию и женщинам дозволяется поручать родственникам подавать прошения вместо них по всем делам, исключая возмущения, измены и неповиновения от сына или внука, о чем они должны лично доносить начальству. Если донос окажется ложным, то подавший вместо них прошение подвергается суду.

139. Подкинувший безымянный донос на кого-либо присуждается к удавлению по заточении, хотя бы донос его и справедлив был, а обвиняемый им освобождается от суда Кто поймает подкинувшего безымянный донос во время самого действия сего и представит начальству, тот получает от правительства десять лан серебра в награду. Кто на подкинутом доносе подпишет чужое прозвание и имя, желая сим образом скрытно погубить его, такому же наказанию подвергается. За безымянные пасквили и ругательные письма, хотя бы подкидываемы были без подписи прозвания и имени, легче наказываются. Напротив, за возмутительные сочинения, составляемые людьми, не сведущими в государственных делах, и подкидываемые без подписи, присуждаются к не-отлагаемому удавлению. За безнравственные сочинения, хотя бы они и не касались государственного управления, приговариваются к удавлению. Гарнизонные маньчжуры (в губерниях), по связям с негодяями предпринявшие писать и подкидывать безымянные доносы для [200] погубления простолюдинов, присркдаются к немедленному удавлению. Негодный чиновник, научающий буянов налеплять пасквили на стенах или разбрасывать оные по улицам, наказывается как преступник.

XIX. ОБЯЗАННОСТИ ПОЛИЦИИ В ОТНОШЕНИИ К НАРОДНОЙ НРАВСТВЕННОСТИ

140. Местной полиции в обязанность поставляется брать и предавать суду каждого из тех разночинцев, которые:

1. Делают подлоги.

Например, кто составит подложные наказы и бумаги палат, приказов и судебных мест, воровски прикладывает к ним печати тех мест и сквозь бумагу подписывает оныя; распространяет подложные именные указы или приказы высших начальств; вырезывает с рисунков разные казенные печати; под ложным именем принимает солдатское жалованье; выдает себя чиновником или составляет подложные виды на чины другим; выдавая себя посланным от государя, обманывает чиновников и возмущает народ; или, выдавая себя родственником знаменитого человека, утесняет своих земляков; имея связь с судебными местами, принимает на себя ходатайство по делам; берет на подряд сбор податей; выдает себя сторожем присутственного места и, имея при себе подложный билет, обыскивает купеческие суда и делает им разные притязания; частно отливает монету, переливает или обрезывает указную монету или отливает и продает монету, подделываемую под монету прежних династий; из состава олова с свинцом делает подложное серебро; или, высверлив серебряный слиток, вливает туда медь или свинец; или отлитые из свинца и меди слитки обвертывает серебряною накладкою и обманом пускает в обращение за серебряные слитки; обманом делает добрых людей невольниками и невольницами или, открывая непотребные домы, обманом покупает мальчиков и девушек и тайно их продает; или перепродает через других, или посредством приманки уводит малолетних детей.

2. Кто производит разные буйства.

Например, кто, полагаясь на свое богатство и силу, делает другим обиды и притеснения и через то производит, что добрые люди, нигде не находя себе защиты, наконец сами себя предают смерти; кто хитрым образом обманывает и чиновников и простолюдинов или налепляет безымянные доносы на местных начальников; или по уговору с кем-либо всклепывает долги на других и силою принуждает их писать на самих себя заемные письма; кто из негодяев, пользуясь неуро [201] жаем, возбуждает других к грабежам и разоряет селения; или по причине медленного возвращения долгов производит шум в присутственном месте и приводит начальника в затруднение; или, по личным неудовольствиям, скопом прекращает торг и поносит чиновников; кто из ссыльных губернии Сы-чуань шайками производит грабежи на многолюдных торжках или в поле.

3. Кто посевает разврат.

Например, кто для обольщения народа распространяет вредные сочинения или гадательные книжки; или, сочиняя повести и книги на временные какие-либо обстоятельства, поет на улицах, или печатает и всенародно продает; или, проведав в присутственном месте о чем-либо, повсюду разглашает о том письменно.

4. Кто совершает разные злодеяния.

Например, молодые люди разных фамилий, составляя общества, торжественно клятвою обязуются быть братьями; или мочные жители, буяны, сторожа и солдаты, составив братство, установляют тайные знаки, разоряют деревенских жителей, утесняют сирот и слабых, иногда с орудием в руках противятся посланным от правительства для поимки их; выкапывают из чужих могил гробы; открывая гробы, смотрят покойников; пробивая отверстия в домы, уносят платья и головные уборы; похищают необолоченных или непогребенных покойников; разбивая гробы, бросают трупы; или, слепо следуя внушениям местогадателей, тайно закрывают чужие скелеты, делают насыпь и ложно называют таинственными могилами; или насильственно занимают чужое кладбище; или, открывая скелеты отца или матери или старших родственников в пяти траурах, гадают по оным о счастии и несчастии.

5. Кто бродяжничает.

Например, обманщики-празднолюбцы, которые не пекутся о своем состоянии, а пропитываются шарлатанством, шатаясь по улицам. Строго запрещается держать таких людей в гостиницах и монастырях; напротив, предписывается местным начальствам брать их, предавая суду, и по пересылке препровождать на родину.

Домашние слуги, учители и писари, живущие при окружных и уездных правителях, если, в надежде на своего начальника, производя разные самовольства, замешают его, то судятся одною степенью строже против своего начальника и пересылаются на родину. Если знаменный или простолюдин на собственные деньги откроет игровой дом, в котором по нескольку месяцев будут собираться негодные люди, то судить их с различием, в первый или второй раз они делают [202] это. Равным образом судятся и хозяин дома, и игроки. Имущество, найденное в игровом доме, также и дом берутся в казну. Кто из игроков сам донесет, освобождается от суда; половина взятого имущества отдается в награду, а половина поступает в казну. Делатели карт и игральных костей (зернь), равно и продавцы сих вещей предаются суду, с различием зачинщиков от сообщников. Рисовальщики карт подлежат такому же наказанию, какому делатели и продавцы. Соседям, донесшим на них, выдается награда, определенная законом. Кто же, будучи подкуплен, не донесет на них, строго судится как нарушитель законов. Хозяин дома, зазнаемо отдавший им квартиры за двойную цену и державший их более года, судится как зачинщик; державший менее года судится как сообщник делателя; державший менее полугода судится как сообщник продавца. Если чиновник взят будет в игровом доме, то, не разбирая, на деньги ли играл или на пищу, приговаривается по лишении чинов к ношению шейной колодки и наказанию большою планкою; не дозволяется принимать от него искуп от наказания и предписывается впредь его ни к каким должностям не определять. Таким же образом судится начальник, который будет играть в карты или в зернь с подчиненными ему чиновниками или будет прикрывать подчиненных чиновников, занимающихся играми. Кто откроет дом для игры в банк или откроет круг для спускания перепелов, яму для драки петухов или таз для спускания земляных сверчков (Перепелов и земляных сверчков из самцов для драки особенно воспитывают и перед спусканием взвешивают их. Спускают равных по тяжести. Игроки держат большие заклады. Перепела и сверчки, приготовленные к драке, очень ценны. Перепел и сверчок, один раз побитый, не годится для спускания во второй раз, а победивший смелее делается), тот судится как содержатель игрового дома. Запрещается на рынках или улицах ставить подвижные сцены и при свете фонарей играть комедии. Равным образом запрещается актерам представлять лица государей и государынь прежних династий, древних святых и мудрецов, верных вельможей; дозволяется им только представлять духов, мужчин, целомудренных женщин, послушных сыновей и покорных внуков как примеры, поощряющие к благонравию. [203]

Прибавление

I. О КНЯЗЬЯХ ИМПЕРАТОРСКОГО ДОМА

1. Князья императорского дома совершенно изъяты из общих законов, а подсудны Княжескому Правлению, в котором присутствует президент, два старших и два младших советника — все из князей.

2. Князья императорского дома разделяются на ближних и дальних. Ближними считаются те, кои происходят от потомков государя Сюань-ди, родоначальника ныне царствующего в Китае дома; дальними — кои происходят от его дядей и братьев. В народе ближние более известны под названием желтопоясных, а дальние — под названием краснопоясных, ибо закон различия между ними заключается в цвете поясов. Но помянутые названия собственно принадлежат князьям, не имеющим наследственных княжеских достоинств, иначе называемых внеклассными.

3. Князья за дурные поступки подвергаются суду. Князь, не имеющий посторонней должности, за личные преступления, смотря по важности их, лишается своего личного достоинства, понижается несколькими степенями или подвергается вычету жалованья.

4. Князей, исправляющих должности гражданские, Княжеское Правление судит вместе с членами Палаты Чинов, а военных — вместе с членами Военной Палаты (То есть члены Княжеского Правления приглашают членов Палаты явиться в Правление к ним); и если князь присуждается к вычету жалованья, то вычет производится только из жалованья, получаемого по должности. Если же присуждается к понижению степенями, то вместо понижения одною степенью штрафуется вычетом двухгодичного жалованья. Когда по одному с князем делу будет присуждаться кто-либо из вельмож к понижению с переводом, то князь наказывается вдвое, то есть вместо понижения одною степенью штрафуется вычетом четырехгодичного жалованья.

5. Суд над желтопоясными и краснопоясными, состоящими в военной службе, Княжеское Правление производит обще с членами Военной Палаты. [204]

6. Царских и княжеских зятьев, не имеющих посторонних должностей, судит одно Княжеское Правление; а имеющих должности судит Правление с Палатами Чинов или Военной.

7. Тяжбы желтопоясных по владению людьми или землями решаются Княжеским Правлением с Палатою Финансов, а краснопоясных решает Палата Финансов обще с членами Княжеского Правления. Желтопоясных, замешанных в драке или убийстве, Княжеское Правление судит обще с Уголовною Палатою, а краснопоясных судит Уголовная Палата обще с Княжеским Правлением. Б тех случаях, когда с князя 1-й или 2-й степени потребуется взять показание, посылаются к ним вопросные пункты. Но если нужно призвать их к суду лично, то испрашивают разрешения у государя. Прочих князей всех лично призывают для допроса.

8. Если кто из внеклассных желтопоясных или краснопоясных учинит преступление, за которое должен быть наказан планкою, то взамен сего наказания штрафуются вычетом кормового серебра (Желтопоясные и краснопоясные, не имеющие должностей по гражданской или военной службе, не имеют и жалованья, а получают по четыре лана кормового серебра на месяц). Вместо 20 ударов вычитают серебро за один месяц, вместо 50 — за четыре месяца, вместо 60 — за полгода, вместо 90 — за девять, а вместо ста ударов — за целый год.

9. Внеклассные желтопоясные или краснопоясные, подлежащие за сделанное ими преступление ношению колодки, временной ссылке и ссылке в отдаленные места или вечной ссылке в гарнизон, наказываются планкою (Желтопоясных наказывают в Княжеском Правлении легким прикосновением планки к одеянию) и заточением в крепость (Это тюрьма для заточения князей; по-китайски называется Гао-чен высокий город и Тао-цян высокая стена). Исполнителем наказания бывает битэши (чиновник из маньчжуров). Оно производится в присутствии членов Княжеского Правления; после чего преступников запирают в крепость. Число ударов и время заточения соразмеряется с виною. Вместо ношения шейной колодки положено 20 ударов, и сколько дней присужден носит колодку, столько же дней должен просидеть в крепости. Вместо годичной и двухгодичной временной ссылки — получение 25 ударов и заключение в крепость на три месяца; вместо ссылки за 2000 ли положено 30 ударов и заключение в крепость на год и два месяца. Желтопоясные и краснопоясные, посаженные в крепость за преступление, лишаются чинов. [205]

II. О ПОБЕГАХ ЗНАМЕННЫХ СОЛДАТ

10. Об убежавшем солдате из Восьми Знамен, по уложению, канцелярия должна сообщить в Палату, а с другой стороны, послать объявление с означением времени со дня побега в главную полицию, в областное правление и в пять частей Пекина о содействии в поимках. Уголовная Палата, получив из канцелярии сведение о беглом, с своей стороны извещает все судебные места, обязанные заниматься поимкою беглых.

11. В столице знаменному за первый побег — после поимки — дают сто ударов плетью; за второй побег полагают ношение шейной колодки и сто ударов плетью; за третий побег — ссылка на Амур в работу, но избавляется от клеймения. Арендаторы князей и Палаты Финансов и огородники комитета Хун-лу-сы также избавлены от клеймения; но прочие мужины из их семейств подлежат общему закону. Кто вытравит штемпелевые буквы — по наказании месячным ношением шейной колодки и плетью снова налагаются штемпелевые буквы. Таким же образом судятся за побег знаменные, живущие в гарнизонах в Маньчжурии и по губерниям Невольнику-знаменному за первый побег клеймят на левой щеке слово беглый на маньчжурском и китайском языках и дают сто ударов плетью; за второй побег клеймят то же слово на правой щеке; после месячного ношения шейной колодки дают 100 ударов плетью и возвращают прежнему владельцу. За третий побег клеймят на правой щеке место ссылки и препровождают в Военную Палату, чтобы сослать на Амур и отдать рядовому солдату в неволю.

12. Ежели беглый будет пойман в продолжение первых десяти дней, то получает сто ударов, но освобождается от клеймения лица. В сем случае число побегов не поставляется на вид. Пойманный по прошествии десяти дней судится по общим законам. Беглый, имеющий выше 60 и ниже 15 лет, освобождается от наказания. Бежавший с уводом скота или со сносом вещей после поимки даже в продолжение десяти дней присуждается к двухмесячному ношению шейной колодки и 100 ударам плетью; а невольник судится по цене покражи. Из покраденного доправляется только то, что прописано в объявлении.

13. Беглому, добровольно возвратившемуся, смягчается наказание по числу продолжения побегов. Если знаменный в первый побег возвратился в продолжение года, освобождается от наказания; если возвратится по прошествии года, получает 60 ударов плетью. Во второй побег, если возвратится в течение полугода, освобождается от наказания; а если по прошествии полугода, получает 80 ударов плетью. В третий побег, ежели возвратится в продолжение трех месяцев, освобождается от наказания; а если по прошествии трех месяцев, получает сто ударов плетью. Если же [206] учинит четвертый побег, то, несмотря на то что добровольно возвратится, и не определяя времени ею нахождения в бегах, получает, как за первый побег, сто ударов плетью и отдается в Знамя под строгий надзор. Кто в бегах учинит какое-либо преступление, судится по другим законам.

14. Если дед или бабка сами донесут о бежавшем внуке, отец или мать — о сыне, сын — об отце, внук — о деде, то их донесение принимается, как бы бежавший сам донес на себя или добровольно возвратился из побега.

15. Солдаты Восьми Знамен и вообще знаменные, если имеют нужду ехать в какую-либо губернию или за границу (в Маньчжурию или Монголию), то должны подать своему начальнику прошение с прописанием, по какому делу, в какое место и на сколько времени просят они увольнения в отпуск. Вследствие сего выдается им подорожный вид за казенною печатью. Кто просрочит или по возвращении обратно не отдаст вида подорожного, получает 50 ударов плетью. Об офицерах доносят государю.

16. Знаменный, в бегах учинивший преступление, строже судится. За воровство, заслуживающее ношение колодки и наказание большою планкою, исключается из военного звания и причисляется к податному состоянию. За воровство, заслуживающее ссылку в работу, по исключении из военного звания ссылается на отдаленные границы в Юнь-нань, Гуй-чжеу, Гуан-дун и Гуан-си.

17. Если бежавший дед уведет внука с собою, отец — сына или дочь, дядя по отцу — племянника, муж — жену, сын — мать, старший брат — младшего или сестру, то судится уведший других, а уведенные, не определяя числа побегов, освобождаются от наказания.

18. Знаменные и разночинцы за укрывательство беглых судятся по уложению об укрывательстве преступников. Если земские старшины или знаменные унтер-офицеры, зная о беглых, не донесут, то первым дают 80 ударов планкою, а последним — 80 ударов плетью. Чиновники за укрывательство беглых также судятся по законам. 70-летним и недостигшим 16 лет, тяжко больным и увечным дозволяется откупаться от наказания за укрывательство беглых. За жену мрк судится; а если нет мужа, то жена присуждается к искупу от наказания. Кто незнаемо купит беглого и откроется, то и поручители и продавший судятся за укрывательство. Если беглый сам продаст себя, то он и поручители одинаково судятся.

19. Если беглый попеременно жил в нескольких домах, то после поимки только последний дом судится за укрывательство; хозяева прочих домов, где он укрывался, земские старшины и местные чиновники — все судятся по законам. Ежели укрывающий беглого сам представит о том начальству, избавляется от суда.

Текст воспроизведен по изданию: Н. Я. Бичурин. Китай в гражданском и нравственном состоянии. М. Восточный дом. 2002

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.