Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

БИЧУРИН Н. Я.

КИТАЙ В ГРАЖДАНСКОМ И НРАВСТВЕННОМ СОСТОЯНИИ

Часть IV

Отделение II

Народные обычаи

XV. БРАЧНЫЕ ОБРЯДЫ

В Китае брак, сколь ни важен по его отношениям к общественной жизни, не имеет связи с религией, а обряд брачного соединения двух полов утвержден только гражданскими постановлениями. Коренной закон, наблюдаемый при заключении браков, в том только заключается, что два дома однофамильные, то есть имеющие одно прозвание, не могут вступать в брачные связи, хотя бы они выше ста колен не имели никакого родства между собой. Маньчжуру, также и монгольцу, живущему внутри Китая, ни жениться на китаянках, ни дочерей своих выдавать за китайцев не дозволяется; но существенные обряды при браках — сватовство и сочетальная чара одинаковы и для китайца, и для маньчжура, и для монгола в Пекине; только есть разность в видах по отношению к лицам. Выше мы видели уже, что браки при дворе, женитьба князей и выдача княжон, от начала сватовства до сочетальной чаши, совершаются по церемониалам, в которых количество и качество даров со стороны жениха и угощение при сговоре и бракосочетании предписаны законами соответственно достоинству лиц. Это суть политические браки, в которых действует одна воля государя, а не допускаются ни взаимное согласие жениха и невесты, ни частные мелочные обычаи. Что касается до брачных обрядов между лицами из китайцев, они также ограничены гражданскими постановлениями по отношению к достоинству лиц мужеского пола, но в видах несколько многосложнее, и, сверх того, допускаются частные мелочные обычаи, до бесконечности различные по отношению к странам.

Родители имеют полную власть утверждать брачную связь, не разбирая возраста; даже иногда по дружеским связям условливаются в этом до рождения жениха и невесты. Что касается до сватовства между возрастными, для сего употребляют сватов, и чаще своих родственников и друзей. Посредством сих людей две фамилии могут вступить в переговоры, взаимно вызнать о качествах жениха и невесты. Наиболее стараются узнать, не от побочной ли жены рожден кто-нибудь из [338] них, не приемыш ли, взятый из другого рода, не имеет ли какой болезни и проч. Как скоро обе стороны согласятся на брак, то следуют уже предписанному порядку.

Со стороны жениха отец его объясняет в письме, за кого именно сватает он девушку, и просит уведомить его о годе, месяце, дне и часе ее рождения (Китайцы вымыслили десять пней небесных и двенадцать ветвей земных. Каждый пень имеет собственное название, соответствующее какому-либо цвету краски; каждая ветвь также имеет собственное название, соответствующее названию какого-либо зверя, домашнего животного или пресмыкающегося. Они соединяют одно с другим названия пней и ветвей, начиная с первых их букв цзя и цзы, и продолжают до тех пор, пока помянутые две буквы опять сойдутся вместе, что происходит при числе 60. Сими спаренными названиями считают годы, месяцы и дни), что называется ба-цзы восемь букв. При сем же случае в особливой при письме записочке уведомляет о годе, месяце, дне и часе женихова рождения, а между тем предварительно посылает сваху отобрать решительное мнение в невестином доме. По получении из дома невестина согласия на брак отец жениха назначает одного из младших своих родственников поверенным для переговоров с домом невесты. Поверенный является к отцу ее в приличном одеянии, а сей также выходит к поверенному в приличном одеянии и отдает ему изготовленное письмо, стоя лицом к западу, а потом обязан сделать ему двукратный поклон; но поверенный, как младший, приняв письмо, удерживает его от поклонов.

Когда поверенный войдет в дом невестин, то отец ее принимает его в зале, стоя на восточной стороне, а посланный подает ему письмо, стоя на западной стороне; сопровождающие раскладывают принесенные дары в зале. Отец невесты, обратясь к северу, делает двукратное поклонение и принимает письмо. Гость уклоняется от принятия поклона. Отец невесты объявляет сие письмо в домашнем храме своим предкам (Чиновники от 1-го до 14-го класса имеют храмы, в которых поклоняются своим предкам, чиновники от 15-го класса и ниже, солдаты и разночинцы не могут иметь храмов, почему табели с именами предков ставят в моленной комнате или посреди зала у северной стены, против самого входа со вне). После этого он пишет письмо в ответ и при сем письме прилагает записочку о происхождении, также о годе, месяце, дне и часе рождения своей дочери. Вторично пригласив поверенного в залу, отец невесты, став на восточной стороне, отдает ему письмо и делает двукратное поклонение. Посланный, приняв письмо, удерживает его от поклонения и потом отдает письмо со [339] провождающему. После сего отец невесты угощает поверенного вином. Стол с закусками становится посреди залы. Поверенный, как гость, садится на восточной, а отец невесты на западной стороне. После троекратного питья гость встает и откланивается. Отец невесты ответствует поклоном и провожает его за дверь по церемониалу (Для обращения между собою есть особливый церемониал, объемлющий все случаи свидания между равными, высшими и низшими, начальствующими и подчиненными, что ниже увидим). По возвращении поверенного отец женихов принимает от него письмо по церемониалу принятия писем и угощает его как своего домашнего человека. Письмо со стороны жениховой называется сговорным, а со стороны невестиной — ответным (Сии письма составляют брачный договор).

Вслед за сим из дома женихова отправляют в дом невестин свадебные дары при письме. Количество сих даров определено законами. Гун, князь пятой степени из китайцев, посылает золотую головную повязку, четыре золотые головные булавки, одни золотые серьги, четыре платья атласные и три атласные одеяла с постелями. Хэу и бо, китайские же князья 6-й и 7-й степеней, посылают три золотые головные булавки, прочее как у гун. Чиновники 1-го и 2-го класса посылают три атласные платья, прочее как князья хэу и бо. Чиновники 3-го и 4-го классов посылают два платья и два одеяла с постелями, атласные, прочее как чиновники 1-го и 2-го классов. Чиновники 5-го и 6-го классов посылают две золотые головные булавки, прочее как чиновники 3-го и 4-го классов. Чиновники 7-го и 8-го классов не имеют золотых булавок, а посылают одно платье и одно одеяло с постелью, атласные; ожерелье и серьги по достатку. Чиновники от 9-го класса и ниже — таким же образом. В день отправления свадебных даров в доме жениховом приготовляется пир, на который гун употребляет девять скотин (Под скотиною разумеется свинья, потому что китайцы телят и баранов не употребляют), хэу и бо — восемь, чиновники 1-го и 2-го класса — шесть, 3-го и 4-го класса — четыре, 5-го и 6-го — три; от 7 и ниже — только гуся и вино. Свадебными дарами совершенно утверждается сговор; но расстояние от сговора до свадьбы не ограничено временем и зависит более от взаимного согласия обеих сторон. Обыкновенно делается это следующим образом: из дома женихова посылают нарочного в дом невестин просить о назначении времени брака. Отец невесты из учтивости отказывается от этой чести. После сего посланный [340] подает ему письмо с назначением времени. Отец невесты с поклоном принимает письмо и, написав ответ, отдает гостю, а гость возвращается с ответом к своему господину. Чиновники от 15-го класса и ниже посылают свах просить о назначении времени.

За день до бракосочетания отправляют из дома невестина в дом жениха приданое, состоящее в одежде, головных уборах и мебели; а в день бракосочетания приготовляют в жениховом доме пир. Поставляют столы на восточной и западной половине залы одни против других. У окон, на длинном столе, ставят банку с лотосом, четыре нефритовые чарки и две сочетальные чары, сделанные из двух половинок разрезанной и высушенной горлянки. Перед залою на восточной стороне поставляют кубок. В сумерки жених ставится перед залою внизу, а отец, в приличном одеянии, выходит из зала совершить возлияние за него и становится по восточную сторону зала лицом к западу. Жених всходит на крыльцо западною стороною и делает два поклона, после чего служитель подает ему жертвенный кубок. Жених с коленопреклонением принимает кубок и, опорожнив, возвращает служителю, а отец указывает принять. По совершении сей церемонии жених сходит вниз, садится на верховую лошадь и отправляется за невестою. Поезжане едут впереди, имея перед собою два фонаря. За ними несут пару диких гусей, а за гусями — носилки для невесты, на коих оболочка увязана цветными шелковыми тканями с кистями по углам. У чиновников от 10-го класса и выше по два красных висячих пера на каждом углу носилок, у чиновников от 11-го до 14-го класса — по одному перу, а от 15-го и ниже — только по две распущенные тафтицы.

В этот день в невестином доме совершают поклонение в храме предкам, называемое объявлением, а у чиновников от 15-го класса и ниже это делается в моленной предкам. По окончании сего совершают возлияние за дочь во внутренних комнатах. Отец ее становится на восточной, мать — на западной стороне. Невеста, уже наряженная, выходит с нянею, становится перед отцом и матерью, лицом к северу, и делает перед ними двукратное поклонение. Прислужник наливает вино, и мать делает возлияние за дочь по церемониалу, как отец совершает возлияние за сына. Отец дает наставление дочери, а мать, поправляя на ней наряды, повторяет его наставления.

В этот промежуток времени приезжает жених. Тесть, встретив его за воротами, просит войти в комнаты, и жених, держа в руках диких гусей, следует за ним. Тесть всходит по восточной стороне крыльца, обращая лицо к западу, а зять — по западной стороне, держа лицо к [341] северу; потом, остановившись, подносит тестю гусей и делает двукратное поклонение. Тесть не кланяется. Нянька выводит невесту под покрывалом. Жених, сделав ей учтивый поклон, сходит вниз; невеста следует за ним, а отец остается в зале. Няня сажает невесту в носилки. Перед носилками несут два фонаря, а зять на верховой лошади едет впереди. Невеста по вступлении в дом женихов выходит из носилок, и жених ведет ее по западной стороне крыльца. Как скоро невеста войдет в комнаты, то есть в опочивальню жениха, то ее служанка ставит для жениха стол на восточной, а служанка женихова ставит стол для невесты на западной стороне. Как скоро жених с невестою взаимно раскланяются, то няня снимает покрывало с невесты. Жених учтиво просит невесту сесть за стол. Подают кушанье. По окончании стола невестина горничная берет чару, наполняет вином и подчивает жениха. Служанка женихова дома берет другую чару, наполняет вином и подчивает невесту. Сим образом троекратно они пьют сочетальную чашу. Вслед за сочетальным обрядом открывается пир, который должен состоять у гун из 20, у хэу из 8, у бо из 17, у чиновников 1-го и 2-го класса из 15, у чиновников 3-го и 4-го класса из 13, у чиновников 5-го и 6-го класса из 8, у чиновников 7-го и 8-го класса из 6, у чиновников 9-го и 10-го класса из 5 столов. Чиновники от 11-го класса и ниже употребляют только трех скотин. По окончании пира горничная, приготовив постель, уносит свечи, а жених с невестою остаются в спальне.

В южных странах Китая жених отправляется за невестою в носилках и с собою берет цветные носилки, головной убор, кафтан и пояс для невесты (В Южном Китае женщины носят одеяние прежнего покроя, который был употребляем при династии Мин). Когда он приедет за невестою, то просят его в зал и сажают на первое место, а церемониальная сваха, приехавшая с ними, садится сбоку. Спустя несколько времени подают чай, что оканчивается троекратным поднесением. Между тем невеста умывается душистыми водами, убирает голову и надевает кафтан с поясом. После сего просят жениха войти в комнату к невесте. Они делают друг другу приветствие, и жених накрывает невесту платком; потом все выходят из комнаты. Жених садится в большие носилки, невеста в цветные. По прибытии в дом женихов жених и невеста вместе входят в спальню и садятся на стулья, что называется сидеть за занавесом. В это время они пьют сочетальную чару вина и троекратно откушивают чай, едят плоды и проч.; на севере вместо плодов подают пельмени, [342] называемые потомственными. После сего набирают в спальне стол, за которым новобрачные садятся друг против друга. Это называется первым столом, по окончании которого зажигают свечи и ставят банку с цветами горных пионов. Новобрачные покланяются к постели, потом друг к другу и сим оканчивают обряд сочетальной чаши. Вслед за этим набирают столы для угощения родственников, а после стола все расходятся. Ввечеру жених с невестою приходят к своему отцу и матери пожелать им покойного сна и возвращаются в спальню.

На другой день молодая угощает свекра со свекровью, на третий представляется в храм предкам, а у низших чиновников — в моленной предкам. Здесь учреждается пир. Стол для женихова отца становится на восточной стороне у крыльца, а позади его стол для сына. Стол для невестина отца становится у крыльца на западной стороне, а позади его — для дочери. Каждый, садясь за стол, делает двукратное поклонение. После сего хозяин, то есть женихов отец, входит в храм, зажигает длинные курительные свечи, возливает вино и читает молитву, по окончании которой повергается ниц на землю и отходит на восточную сторону. Потом молодая становится у крыльца посредине, лицом к храму, и, сделав двукратное поклонение, возвращается на прежнее место. Свекор также возвращается на прежнее место. После сего тесть и прочие делают двукратное поклонение и расходятся.

В четвертый день зять едет с подарками к тестю и теще. Тесть встречает его за дверями и, поклонившись, просит в комнаты. Зять, по входе в залу, представляет дары и, обратясь к северу, делает двукратное поклонение. Тесть, обратясь к западу, ответствует ему поклонами и просит увидеть тещу. Теща становится в дверях своей комнаты, а зять, став перед дверью, делает перед нею двукратное поклонение, на что теща отвечает ему поклоном. Зять выходит, и тесть просит его вином.

Ученые, еще не имеющие чинов, поступают по церемониалу, предписанному для чиновников 15-го класса и ниже. Чиновник, вступая в брак до получения первого чина, одеяние заимствует от чина своего отца; например, сын чиновника от 6-го класса и выше может употребить одеяние чиновника 13-го класса; сын чиновника 10-го класса и ниже может употребить одеяние чиновника 15-го класса. Солдаты и разночинцы отсылают дары со свахами. Если дорога далека, то в доме невесты приготовляют обед. Свадебные дары их должны состоять из одного платья и одного одеяла с постелью. Пир приготовляется из одной скотины. В день бракосочетания отец молится о сыне в восточном флигеле. Невесту несут в носилках с оболочкою без украшений. На свадебный пир употребляют двух скотин. [343]

Перенос сговорных и свадебных даров и приданого, также и поезд за невестою производятся с торжественною церемониею, с музыкою и фонарями. Людей для сих процессий, с приличным одеянием, носилками и прочею посудою для поклажи даров и приданого, берут из гробовых лавок за договорную, смотря по пышности вещей, цену; почему и на сии случаи сделаны законные постановления. Чиновники вообще при свадебных церемониях могут употреблять музыкантов не более 12, фонарей также не более 12, а распорядителей, то есть церемониймейстеров, — из домашних людей. Ученые, не имеющие чинов, студенты, солдаты и разночинцы не имеют права употреблять распорядителей; музыкантов они могут брать не более 8; в дар относить шелковых тканей не более четырех кусков, ставцев с плодами не более четырех же. Чиновникам и разночинцам запрещается посылать в дар золото и серебро. Женам и дочерям разночинцев не дозволяется употреблять головных покрывал, присвоенных женам чиновников, ни одеяния с нашивками, ни больших носилок.

Из описания брачных обрядов открывается, что закон, ясно определив количество и даже виды приданого и свадебных даров, обряд свадебных поездов и степень пиршественных угощений, тем самым совершенно удалил повод к расточительности, не соответствующей состоянию. С сею же целью узаконено иметь дома, содержать экипажи и носить одеяние соответственно сословию и месту, занимаемому на поприще государственной службы.

XVI. РАЗВОД И ПРАВО НАСЛЕДОВАНИЯ

Гражданские законы допускают и развод и расторжение брака. Повод к разводу заключается в личных качествах жены; причины к расторжению брака происходят из противозаконности брачного союза.

Муж, требуя развода с женою, должен доказать, что она: 1 ) не родит сыновей, 2) сладострастна, 3) не почитает свекра и свекровь, 4) вздорлива, 5) имеет страсть к воровству, 6) имеет злое сердце, 7) имеет прилипчивую болезнь. Но при сих благовидных причинах закон не дозволяет мужу развестись с женою, ежели она: 1) носила с ним трехгодичный траур; ежели он: 2) получил чины и составил состояние после женитьбы на ней; если: 3) в то время, когда ее выдавали за него, отец и ближние по отце родственники ее живы были, а при разводе уже нет их в живых. Но развод дозволяется, когда муж и жена, по несходству в правах и склонностях, добровольно желают развестись. Мужу, уличившему свою жену в прелюбодеянии, [344] предоставляется на волю продать ее или оставить у себя по-прежнему. Но ежели муж более трех лет находится в бегах, то и жена имеет право испросить у местного начальства дозволение вступить во второй брак.

Расторжение брака бывает в таких случаях, когда: 1) при сговоре был употреблен обман со стороны женина дома; 2) когда муж под каким-либо предлогом уступил жену свою другому; 3) когда муж при живой жене взял за себя другую (В сем случае расторгается брак со второю женою); 4) если кто женился или невесту взял в продолжение траура по родителям; 5) если кто женился на девушке однофамильной, на сведенной своей сестре, на двоюродной сестре от родного дяди по матери или от родной тетки по отце; 6) ежели кто женился на женщине или девке беглой (То есть преступнице, преследуемой законами); 7) если чиновник женился на распутной девке; 8) ежели невольник женился на благородной девице. Во всех сих случаях сверх расторжения брака виновные лица еще предаются суду и подвергаются наказанию соразмерно преступлению. Но кто женится на наложнице, оставшейся после деда или отца, или на своей тетке — жене родного дяди по отце, тот присуждается к неотлагаемому отсечению головы; а женившийся на жене после родного своего брата приговаривается к удавлению.

Наложница считается побочною женою и в семействе имеет права вполовину против законной жены. Если от законной жены, достигшей 50 лет, нет сына, то муж имеет право для продолжения рода назначить преемником по себе сына от наложницы. Если и от наложницы нет сыновей, в таком случае закон дозволяет усыновить старшего из ближних однофамильных родственников. Но если у кого нет и родственника, способного по законам к усыновлению, то дозволяется усыновить незаконнорожденного сына, то есть рожденного от служанки, и сделать его полным наследником по себе.

Если по смерти чьей-либо осталось движимое и недвижимое имение, то сыновья, не разбирая, от законной или побочной жены родились, при разделе оного получают равные части, а незаконнорожденным дают половинные. Ежели преемником для продолжения рода останется усыновленный родственник, то он разделяет наследственное имение с незаконнорожденным сыном по равной части. Если кто умрет, не оставив преемника по себе, то имущество его переходит к дочери; а если и дочерей нет, то оно считается выморочным и поступает в казну (Вот почему в Китае тяжбы о наследстве весьма редки). [345]

Что касается до наложниц, число их определено законом. Государь имеет четырех побочных жен, которые считаются степенью ниже императрицы. Князю первой степени дозволяется иметь четырех же, его преемнику и князю второй степени — по три, преемнику последнего — двух, прочим князьям, равно и чиновникам — по одной наложнице. У князей наложницы жалуются названием побочных супруг, по-китайски це-фу-цзинь; но сим названием жалуются те только наложницы, которые через рождение сына или дочери получили право на вступление в княжеский род. Простолюдин может иметь одну наложницу и взять ее в таком только случае, когда от законной жены, переступившей за 40 лет, не будет иметь сына для продолжения рода.

XVII. ОБРЯДЫ ПРИ РОДИНАХ

Странно, что в Китае, где все почти движения человека подведены под законные формы, нет законом постановленных обрядов при родинах. При сем обстоятельстве руководствуются одними обычаями.

Перед разрешением от бремени обыкновенно приглашают повивальную бабку, которая при рождении младенца исправляет все нужное около родильницы. Матери бедных семейств наиболее кормят дитя собственной грудью, а богатые берут кормилиц.

На третий день по рождении младенца собираются в доме родильницы родственники, и этот случай называется тридневным омовением. По прошествии месяца вторично собираются, что называется исполнением месяца. В этот день родильница в первый раз выходит из спальни. Сто дней от рождения называется столетием, по прошествии которого родственники опять собираются, и это почитают настоящим поздравлением. При каждом посещении учтивость требует приносить небольшие детские подарки, которые от тестя и тещи бывают всегда значительнее прочих. Если родится сын, то они приносят мужское платье, шляпу, сапоги и проч. Если родится дочь, то приносят женское платье, головные уборы и проч.; также шелковые ткани, бумажный холст, съестное. Обряды одинаковы бывают при рождении и сына и дочери. Круглый год называется днем перворождения. В это время берут писчую кисть, чернильную плитку, тушь, бумагу, цветы, румяна, притирания, разные игрушки и показывают младенцу, чтоб он сам взял что-нибудь, и по сему судят о будущих его склонностях. Это называется вынимать год. Сын или дочь родится, родственники и друзья поздравляют одинаковым образом. Но рождение [346] сына предпочитается рождению дочери, потому что сын необходим для продолжения рода, а дочь считается членом совершенно посторонним для того семейства, в котором родилась, потому что по выходе замуж она принадлежит к мужнину роду.

XVIII. ОБРЯДЫ ПРИ ПОХОРОНАХ

Похоронные обряды, и обычаями введенные, и гражданскими постановлениями утвержденные, имеют равную силу. Разность состоит в том, что в первых можно кое-что маловажное отменить, а в последних выполнить в малом размере.

Перед кончиною покойника сжигают деньги, лошадь и мост, вырезанные из бумаги. Как скоро пресечется дыхание, то полагают его вверх лицом, которое накрывают белою бумагою, называемою лице-покровною; перед головою ставят курильницу и ночник, называемые путевыми.

Одевают покойника в тот же или на другой день; в отношении же к богатству одежд и украшению гроба каждый сообразуется с собственным достатком. Платье вообще должно быть бесподкладное; а которое на подкладке, то считается за два. Когда наступает время одевания, призванный портной снимает с покойника все платье, в котором он умер, и натуго обвертывает его шелком или хлопчатою бумагою, что называется малым одеванием. Если умрет женщина, то при малом одевании употребляют женщин, а портного уже при большом одевании. Окончив малое одевание, обвертывают покойника в большое одеяло и обвязывают холщовою тесьмою, что называется большим одеванием.

По окончании большого одевания кладут покойника в гроб лицом кверху и накрывают одеялом. Боковые в гробе промежутки наполняют мягкою писчею или хлопчатою бумагою, а сверху накрывают красною шелковою материею, которая называется гробовым покрывалом. Гробовую крышку прибивают деревянными гвоздями, а пазы замазывают лаковою замазкою, что называется замазывать пазы. Перед гробом ставят опрокинутую лоханку, а под нею кантарную гирю, которая называется гнетом, в том смысле, что она придавляет, то есть уничтожает искушения (Как то: умерший не может вставать и проч).

После сего гроб ставят среди залы головою к дверям; впереди гроба столик, на котором 49 суток горит ночник или лампа. На сем же [347] столике ставят чашечки с чаем и вином, палочки, употребляемые в Китае вместо вилок, длинные курительные свечи из древесной коры и проч., а перед сими вещами впереди поставляют дощечку, на которой с левой стороны написано, в каком году и месяце, в какой день и час родился; с правой написано, в котором году и месяце, в какой день и час умер; равным образом прописывают, где именно умер, на какой горе и в какую обратясь сторону. В зале развешивают белого холста занавес, из-за которого виден только верхний конец гроба.

По закрытии гроба приглашают даоса, который, держа в руке душепризывный значок (флюгер), читает над покойником молитву, что называется призыванием души. Обыкновенно думают, что если по смерти человека не призвать души его, то умерший еще подобен спящему; почему непременно надобно призвать душу, чтобы увериться, что он действительно умер. Даос по окончании молитвы ставит душепризывный значок перед покойником. На одной стороне значка проведены семь черт наговоренных, то есть волшебных, а на другой написано имя умершего, год, месяц, день и час его рождения и смерти. Так вообще умерших одевают в южных странах Китая.

В северных странах надевают на умирающего нижнее платье, постилают на кровать постель; потом, подняв больного, надевают на него верхнее платье, все тело накрывают белою тафтою, дабы ни пыль, ни насекомые не могли прикоснуться к нему. Случается, что иные после одевания выздоравливают, а другие до сего еще умирают; но вообще при кончине отраднее сердцу, если умирают уже совершенно одетые. Платье обыкновенно надевают стеганное на вате, а после надевания вторично уже не тревожат покойного. При одевании насыпают в гроб золы и ставят в нем скамейку с семью отверстиями. Гроб снаружи оклеивают шелковою тканью, потом кладут в него покойника и покрывают его покрывалом; а пустое место по бокам наполняют известкою и золою. Это делается для того, чтобы известка и зола вбирали в себя влажность в гробе, и когда гробовое дерево истлеет в земле, то коренья и насекомые не могли бы проникать к телу, потому что помянутые вещества не содержат в себе растительной силы. И так северные обряды при наполнении и закрытии гроба несколько отличны от южных.

Что касается до обрядов при смерти родителей, то сын в приготовлении одежд и гроба всегда поступает соответственно своему достатку, дабы в сих обрядах совершенно выполнить долг сыновний. Коль скоро отец или мать скончаются, то и сын и жена его [348] надевают на себя глубокий траур. Семью семь, то есть сорок девять дней он не должен брить волос, не знать супружеского ложа, но денно и нощно неотлучно быть при гробе, что называется опережением праха. Сто дней не должен он выходить из дома. Если родственники и друзья приходят к нему для утешения, то, не разбирая, равные ли они ему или младшие, при каждом должен проливать слезы, повергшись ниц на соломенном матраце по левую сторону гроба, а женщины и девицы должны рыдать за траурною занавесью, что называется оплакивать кончину. По уходе утешающих плач женский прекращается, а сын остается сидеть на соломенном матраце, подогнув ноги под себя.

По прошествии ста дней сын снимает с себя глубокий траур, а до окончания 27 месяцев употребляет одеяние белого цвета, шляпу без кисти. Если нужно выйти из дома, то употребляет на шляпе черную кисть, кафтан белого, а курму черного холста, пеньковые. Зимою носят теплую шляпу из черного холста без кисти, курму и кафтан черного же холста; иные носят курму белой мерлушки навыворот. В продолжение траура и надписи и двустишия, заменяющие у китайцев картины в комнате, должны быть только на черной или на синей бумаге, и уже по окончании траура сии цвета переменяются. Родственники и друзья, приходящие для утешения, обязаны приносить вырезанные из бумаги деньги, курительные свечи и другие вещи, потребные при возлиянии.

В каждом доме, где есть покойник, перед воротами на улице и внутри двора перед главным корпусом разбивают траурный балаган, сделанный из связанных жердин и обитый соломенными рогожами. Перед воротами налепляют описание всех деяний покойника, что называют лэй вынь краткий панегирик. Это делают родственники и друзья в похвалу умершему.

В третий или пятый день по смерти покойника отворяют в доме ворота, дабы родственники и друзья приходили для оплакивания его. Каждому из таких посетителей при входе в дом дают траурный колпак из шелковой ткани. Из родственников и друзей и равные и младшие кланяются покойному, став на колена; старшие же делают только четыре поклона. При сем сыновья, как выше сказано было, повергшись на землю по левую сторону гроба, должны вместе кланяться, а внуки то же самое делают по правую сторону гроба.

Вынос покойников производится с церемониею, для которой одр с покровом, музыкантов, носильщиков, людей для похоронного кортежа с приличным одеянием и вещами берут из [349] гробовых лавок, тех же самых, из которых берут людей и вещи для свадебных церемоний. Церемониальный кортеж обыкновенно предшествует гробу. Впереди идут музыканты; за ними по два в ряд, в известном пара от пары расстоянии, несут различные щиты с надписями, знамена, флюгера и любимые покойником вещи. Если покойник был чиновник из военного состояния, то перед кортежем несут еще похоронный флаг на вехе и ведут оседланных лошадей за повода; мужчины, провожающие покойника, идут за его гробом пешком, а женщины едут в колясочках, покрытых оболочкою белого холста. Иногда при сей процессии бывают ламы, хошаны и даосы — монахи трех сект или религий. Они идут тремя отделениями, в известном друг от друга расстоянии, и каждое отделение в своем богослужебном одеянии поет свои священные песни. Это делают не по уставу религии, а для пышности выноса. Впрочем, церемониальным образом хоронят только возрастных. Дети, не достигшие семи лет, как еще не усовершившие нравственных способностей души, не имеют церемониальных похорон.

Покойников погребают в течение седьми седьмиц, или ста дней. Но если в продолжение сего времени не найдут удобного места для похорон, то строят в избранном месте хижину и в ней ставят гроб. Это называется ни время поставлять. Можно на время ставить и на возвышенных и на ровных местах; но приобретение оставшемуся семейству счастья и навлечение бедствий, подобно как в отношении к погребальному месту, не менее и здесь зависит от местоположения и воды. Еще и восемь букв покойника соображают с видом горы, дабы не было противоположности между ними. В противном случае не ставят гроба в предположенном месте.

Иногда сыновья, не желая скоро расстаться с прахом родителей, по исполнении седьми седьмиц еще ставят гроб вне залы и ограждают стенками. Ежедневно здесь утром и вечером предлагают им пищу и чай; а если случится третный праздник, то возливают вино и производят плач. Когда же исполнится трехгодичный траур, то избирают место для погребения. Если после погребения случится какое-либо несчастье в доме, то некоторые переносят гроб на другое место и снова похороняют.

Кто умер на чужой стороне, родственники в то же время препровождают гроб на родину для погребения; а если не в состоянии сделать сего, то умершего на время хоронят на месте кончины, а над могилою ставят камень с надписанием прозвания, имени и [350] месторождения покойного в ожидании, чтобы родственники приехали и увезли гроб на родину. Но если родственники не в состоянии сделать сего по отдаленности пути, то просушивают на воздухе вынутые из гроба иссохшие кости, завертывают каждую в бумагу и, положив в ящик, увозят домой. По прибытии в дом раскладывают кости в новом гробе наподобие остова и погребают. Иные же сожигают кости в пепел, кладут в холщовом мешочке в ларчик и в платяном сундуке увозят домой. Безродный навсегда остается погребенным в чужой земле.

Мелочные обряды при похоронах хотя не везде одинаковы, но в главных статьях довольно между собою сходны. Что касается до существенных главных обрядов, они общи для всех; но в своих видах, качестве и количестве вещей для пресечения расточительности силою гражданских постановлений постепенно изменяются соответственно достоинству лиц. Сии изменения суть:

1. В одеянии покойников.

На чиновников от 1-го до 6-го класса надевают три одежды с подбоем и две без подбоя; на чиновников от 7-го до 10-го класса две одежды с подбоем и одну без подбоя; на чиновников от 12-го класса и ниже одну с подбоем и одну без подбоя. Все одежды должны быть шелковые.

2. В покрывале на гробе при выносе.

Покрывало на гробе должно быть у чиновников от 1-го до 6-го класса — пурпурового цвета; 7-го и 8-го класса — темно-кофейного цвета; 9-го и 10-го класса — черного цвета; 11-го и 12-го класса — красного цвета; 13-го и 14-го класса — дымчатого цвета; тесьма из белой шелковой ткани. Церемониальное одеяние на покойнике должно быть соответственно достоинству.

3. В лакировании гроба.

Гроб покрывается лаком до погребения: у чиновников от 1-го до 6-го класса ежемесячно по три раза, от 7-го до 10-го класса — по два раза, от 11-го до 14-го класса — однажды в месяц.

4. ? мере похоронного флага у чиновников из военного состояния. Флаг должен быть лимонного цвета, длиною у чиновников от 1-го до 6-го класса в 9 футов; от 7-го до 10-го класса — в 8 футов, от 11-го до 16-го класса — в 7 футов, 17-го и 18-го класса также у имеющих классные шарики в 5 футов.

5. В цвете одра.

Одр у чиновников от 1-го до 10-го класса должен быть покрыт киноварью, от 11-го до 18-го класса — красною охрою; у солдат и [351] разночинцев с обоих концов должен быть покрыт черною, а посредине красною охрою.

6. В кладбищах.

Кладбище должно быть обнесено стеною, окружностью у князей из китайцев в 80 шагов (Здесь шаг есть линейная мера, содержащая пять футов), с четырьмя семействами для охранения; у чиновников от 1-го до 4-го класса в 70 шагов, с двумя семействами для охранения; у чиновников от 5-го до 10-го класса — в 60 шагов с одним семейством для охранения; у прочих чиновников — в 24, у разночинцев — в 16 шагов для смотрения не более двух человек.

7. В могилах.

Могила должна иметь у чиновников 1-го и 2-го класса в окружности 90, в вышину 16 футов; у чиновников 3-го и 4-го класса — в 80, в вышину 14 футов; у чиновников 5-го и 6-го класса — 70, в вышину 12 футов; у чиновников 7-го и 8-го класса — 60, в вышину 8 футов; у чиновников 11-го и 12-го класса — 40, у чиновников 13-го и 14-го класса — 20, в вышину по 6 футов.

8. В мраморных зверях.

Мраморных зверей должно быть у чиновников от 1-го до 6-го класса по 6; у чиновников от 10 класса и ниже по четыре. Сии звери из белого мрамора, а поставляются по обеим сторонам дороги перед могилою.

9. В каменных памятниках.

Чиновникам дозволяется ставить при могиле каменный с надписью памятник. Этот памятник у чиновников 1-го и 2-го класса с иссеченными наверху драконами, 3-го и 4-го — с иссеченным наверху баснословным зверем цилинь; 5-го и 6-го — с просто иссеченным верхом; от 7-го до 10-го класса — с округленным верхом. Сии памятники отвесно утверждаются по черепахе с головою комолого дракона; чиновникам 11-го класса и ниже предоставлено ставить камень с округленною вершиною, отвесно утвержденный на каменной плите. Разночинцам дозволяется занимать под могилу 9 футов и ставить простые камни с надгробною надписью. Чиновники, исключая наемного одра с покровом, прочее, как то: оседланных лошадей и ящики с одеждою — должны употреблять по положению; а если достаток не дозволяет, то могут сократить; употребление искусственных домиков запрещается. Равным образом при жертвоприношении в начале весны, в перемену под названием ясность, не дозволяется втыкать цветов на могиле. [352]

XIX. ТРАУР

Траурное одеяние вообще белого цвета и разделяется на пять разрядов: 1) жан-цуй необрубленное одеяние; 2) и-цуй обрубленное одеяние; 3) да-гун большой труд; 4) сяо-гун малый труд; 5) сы-ма посконина. Все сии разряды траурного одеяния имеют степени в качестве материи и в продолжении времени относительно к степеням родства, утвержденным гражданскими постановлениями.

Необрубленное траурное одеяние шьется из самого грубого посконного холста с полами и подолом необрубленными. При сем одеянии колпак употребляется посконный, башмаки травяные, посох бамбуковый. Сей траур называют трехгодичный, разумея под годами 27 действительных месяцев, но с исключением високосного месяца. Носят его:

1) сын по родителям и жена его;

2) сын по мачехе, по воспитательнице, по матери воздоившей; также и жена его;

3) побочный сын по законной матери и по матери, родившей его; также и жена его;

4) усыновленный приемыш по своих воспитателях; также и жена его;

5) невыданная дочь по своих родителях, также и выданная, но возвратившаяся в отцовский дом;

6) законный внук, по кончине своего отца ставший преемником рода;

7) приемыш, ставший преемником рода;

8) жена по муже;

9) наложница по хозяине.

Обрубленное одеяние шьется из грубоватого посконного холста с подолом и полами полуобрубленными. При нем употребляется колпак посконный, башмаки травяные. Сей траур продолжается круглый год и разделяется на носимый с кленовым посохом и без посоха. Обрубленное одеяние с посохом носят:

1) законный сын по побочной матери, также и жена его;

2) сын по матери, вышедшей замуж, и по матери разведенной;

3) муж по жене.

Обрубленное одеяние без посоха носят:

1) дед по законному внуку;

2) родители по законном сыне, по жене старшего законного сына, по дочери, не выданной замуж, по сыне, отданном в приемыши; [353]

3) мачеха по старших и других сыновьях;

4) сын по мачехе, вышедшей замуж;

5) приведенный сын по дяде с отцовой стороны и тетке, по родному брате и сестре невыданной, по племянниках от родных братьев и по племянницах, не выданных в замужество;

6) внук и внучка по деде и бабке; побочный внук по родном деде и бабке; также внук от матери воздоившей и воспитавшей;

7) выданная дочь по отце и матери;

8) приемыш по отце и матери, родивших его.

Да-гун шьется из грубого холста; при нем такой же колпак, а башмаки оторочены сырцовой тканью. Сей траур продолжается 9 месяцев. Носят его:

1) дед по внуке и внучке, еще не выданной;

2) бабка по законном и других внуках, также по внучке, еще не выданной;

3) родная бабка по побочном внуке; также бабка по внуке воздоенном и воспитанном;

4) родители по сыновниной жене, по дочери, выданной в замужество; мать воздоившая и воспитавшая по жене воспитанника своего;

5) дядя и тетка по жене племянника и по племяннице, выданной в замужество;

6) приемыш по родном брате, тетке и сестре, еще не выданной;

7) жена приемыша по родном мужнином отце и матери, по своем двоюродном брате и сестре, еще не выданной, по тетке и сестре выданным, по племяннике от брата, отданном в приемыши;

8) выданная девушка по дяде и тетке с отцовой стороны, по родном брате и племяннике от него, по родной тетке, сестре и невыданной племяннице от брата;

9) жена по дяде и бабке мужниных, по мужнином дяде и тетке по отце.

Сяо-гун шьется из грубоватого холста; при нем такой же колпак и башмаки, отороченные сырцовою материею. Сей траур продолжается пять месяцев. Носят его:

1) законный и прочие внуки по побочной бабке;

2) по двоюродном дяде и тетке по отце;

3) по двоюродной сестре, вышедшей в замужество;

4) по троюродном брате и троюродной сестре, еще не выданной;

5) по двоюродном племяннике и племяннице невыданной;

6) по двоюродной тетке по отце, еще не выданной;

7) по родной невестке; [354]

8) дед по жене законного внука, по внуке своего брата и внучке его, еще не выданной;

9) по деде и бабке с матерней стороны;

10) по дяде и тетке с матерней стороны;

11) по племяннике от сестры и племяннице, еще не выданной;

12) отданный в приемыши по родном своем дяде и бабке с матерней стороны, по тетке с отцовой стороны и по своей сестре, выданной в замужество;

13) жена по тетке своего мужа и сестре его, и выданной и невы-данной, по девере и жене его, по племяннике от двоюродного брата своего мужа, по племяннице, еще не выданной;

14) девица, не вышедшая в замужество, по сестре из своего рода, вышедшей в замужество, по двоюродном брате и по двоюродной сестре, еще не выданной;

15) наложница, имеющая сыновей, по деде и бабке своего хозяина. Сы-ма шьется из ровного выделанного холста с таким же поясом и темными башмаками без узоров. Сей траур продолжается три месяца. Носят его:

1) дед по жене внука;

2) прадед и прабабка по правнуку и правнучке;

3) прапрадед и [пра]прабабка по праправнуку и праправнучке;

4) бабка по жене законного и прочих внуков;

5) по кормилице;

6) вообще по дальних родственниках и родственницах в восходящей и нисходящей линии.

В 27-месячном трауре, обыкновенно называемом трехгодичным, сто дней не бреют головы. Во все продолжение сего траура не пьют вина, не едят мяса, не выходят из дома, не знают супружеского ложа, не бывают на пиршествах.

И гражданский и военный чиновник из китайцев по кончине отца или матери обязан немедленно сложить должность с себя и удалиться на родину, что называется: находиться в трауре по родителям, и уже по истечении 27 месяцев, за исключением високосного, снова определяются к таким же должностям, при каких прежде служили. Это называется восстановлением. Подобный долг простирается, как видели выше, на приемыша, внука и правнука, когда они остаются преемниками рода в качестве сына или внука родных.

Гражданские и военные чиновники из маньчжуров или монголов, служащие в столице по кончине отца или матери, также обязаны сложить должность с себя. По прошествии ста дней траура дают им [355] временную должность; но быть в собраниях при дворе и при жертвоприношениях не дозволяется. Служащие же в губерниях по наложении траура на себя обязаны возвратиться в столицу к своим знаменам, где по прошествии ста дней траура могут исправлять временные должности в тех присутственных местах, в которых служили до отправления своего в губернии, с запрещением быть в собраниях при дворе и при жертвоприношениях.

В годовом трауре два месяца не бреют головы, во все продолжение траура не совершают браков.

В девятимесячном и пятимесячном траурах один месяц не бреют головы.

В трехмесячном трауре 10 дней не бреют головы.

Вообще, в продолжение всех трауров носящему траур не дозволяется участвовать в пиршествах и слушать музыку.

XX. ОБЩИЕ НАРОДНЫЕ ПРАЗДНИКИ

В Китае два рода праздников: народные и религиозные. Народные праздники суть общие по всему государству и совершаются в одно время, только не везде с одинаковыми обрядами. Религиозные праздники суть дни, которые монастырь какой-либо однажды в году празднует по религиозным причинам. Последние праздники суть местные, потому что исправляются только в окрестностях монастыря. Празднование придворных торжественных дней не введено в народе, и потому день вступления государева на престол, равно и день его рождения празднуются только при дворе.

Народные праздники в Китае по большей части суть только случаи, коими пользуясь, достаточный человек может на время отложить свои дела и провести несколько часов с приятным отдыхом в семейном кругу. Да и самое число праздников весьма ограниченно, что увидим ниже при описании их.

I. Новый год. Новый год есть главный и почти единственный общий в целом Китае праздник, если взять это слово в европейском о нем понятии, то есть праздно-заботливом препровождении времени, которое по приговору обычаев определено для исполнения взаимных обязанностей в отношении к вежливости.

Год начинается с нарождения месяца, который соответствует февральскому новолунию. В самую полночь на первое число государь с князьями и вельможами одного маньчжурского племени совершает шаманское поклонение перед духами во дворце Кхунь-нин-гун; [356] потом отправляется в шаманское капище, где при поклонении Небу в круглом храме совершает три коленопреклонения с девятью земными поклонами. По возвращении, он принимает поздравление от князей и чинов в тронной Тхай-хо-дянь и от государыни с побочными царицами во дворце Цянь-цин-гун.

В народе сей праздник начинается также с полуночи первого дня. Во всех домах, включая лавки, магазины и гостиницы, расставляют на столе красные свечи, курения и жертвенные вещи; и как скоро минет 12 часов ночи, то все домашние совершают поклонение, став на колена лицом к растворенным дверям. Это называется приносить жертву духам Неба и Земли. Потом, обратясь внутрь к столу с жертвенными вещами, опять становятся на колена и поклоняются домашним духам и предкам своего рода. Сей обряд поклонения одинаков и в северных и в южных странах Китая. По окончании поклонения дети начинают совершать поклонение перед родителями, младшие перед старшими, становясь на оба колена; равные с равными кланяются в пояс. На юге после поклонения Небу, Земле, домашним духам и предкам ставят на стол различные плоды и яства. В Северном Китае, напротив, подают вино и вареные пельмени, которыми встречают Новый год. Или же подчивают каждого приходящего для поздравления с Новым годом.

По исполнении домашних обрядов спешат посещать родственников и друзей, и эти посещения стараются кончить в продолжение первых пяти дней, по прошествии которых честь посещения не уважается. Дальние родственники и приятели при посещении не входят в дом хозяина, выезжающего для подобных же посещений, но кладут визитные билеты в бумажный мешочек, со вне прилепленный к воротному столбу. Ввечеру хозяин пересматривает сии билеты и тем же платит своим посетителям.

В продолжение первых пяти дней купцы не производят торгов, мастеровые не занимаются работами, и сии пять дней составляют единственный в году отдых для всех сословий. За десять дней до нового года закрывают в судебных местах судейскую печать, которая употребляется для скрепления бумаг вместо подписи, и открывают ее уже 20-го числа первого месяца. Это есть прекращение делопроизводства и считается вакациею для присутственных мест. Для важных дел, могущих случиться сверх чаяния, оставляют бланки, к которым печать приложена.

В Европе первую минуту Нового года встречают выстрелами шампанского, а в Китае громом нанизанных на нитку ракеток, которые последовательным своим разрывом производят сильный треск, [357] иногда раскатывающийся подобно грому, но вверх не взлетают. На рассвете этот гром умолкает. Днем в городе чрезвычайная тишина, исключая мест, служащих общими гульбищами; но и здесь увидите более прогуливающихся с детьми и тьму разных детских игрушек, как будто бы Новый год был детский праздник. В продолжение праздника встретить пьяного на улице есть необыкновенная редкость. Делать большие собрания в домах по случаю праздника также не в обыкновении. Коренную сему причину надобно полагать в тесноте жилищ. Но вместо этого ввечеру все чайные трактиры чрезвычайно наполнены людьми разных сословий, исключая чиновников, которым народные зрелища исключительно запрещены. Им предоставлены одне семейственные удовольствия в кругу небольшого числа родственников и друзей. Равно и богатые люди по большей части ограничиваются забавами в кругу домашних.

Но последний день перед Новым годом кроме приготовлений к празднику сопровождается большими неудовольствиями. В Китае люди бедного и среднего состояния нужное для дома наиболее покупают в долг и расплачиваются по третям; как то к пятому числу пятой луны, к пятнадцатому восьмой луны и к Новому году. Даже сами торгующие кредитуются между собою на подобном же основании. Первые две трети допускают неполную уплату, почему и требования производятся не со всею настоятельностью. К Новому году все сделки должны кончиться полным очищением долгов и недоимок. Заимодавцы, будучи обеспокоиваемы своими верителями, употребляют все меры к собранию долгов; и чем ближе к концу трети, тем настоятельнее становятся требования. Над благородными употребляют пристыжение ожиданием выхода их у ворот или преследованием по улице; над низкими — ругательства у их домов, личные грубости и побои, от чего случаются и смертоубийства. Накануне нового года в городах повсюду шум; но в полночь с первым знаком, данным от правительства к начатию нового года, все прекращается. Ссорящиеся при нечаянном свидании поздравляют друг друга и извиняются; по окончании праздника приступают к мирным сделкам и дело оканчивают продолжением или прекращением кредита.

II. Шан-юань, иначе 15-е число первого месяца. При династии Хань, около времен Р. X., в 15-е число первого месяца двор приносил жертву божеству Тхай-и в загородном дворце Гань-цюань (В то время столица была в Чан-ань, что ныне Си-ань-фу, главный город в губернии Шань-си. Гань-цюань лежал в 70 ли от столицы на северо-запад). [358] Церемония жертвоприношения начиналась в сумерки, оканчивалась с рассветом. С сего случая впоследствии ввели в обычай ночь на 15-е число проводить в смотре на фонари. Ныне уже вошло в обыкновение смотреть фонари с 13-го до 15-го числа. В Пекине в сие время богатые купцы ежедневно по захождении солнца наружную сторону лавок и гостиниц украшают множеством разноцветных, по большей части роговых фонарей, в несколько рядов один над другим повешенных, а внутри развешивают флеровые фонари с изображением различных видов. В средственных лавках делают то же самое, сообразуясь, впрочем, с достатком своим. Но это большей части происходит на больших улицах, и в гостиницах бывает чрезвычайная теснота далее полуночи; только гуляющих женщин здесь вовсе не видно, кроме весьма малого числа проезжающих в экипажах. Во время сего праздника и торг и работа ежедневно продолжаются, как и в обыкновенные дни.

III. Лун-тхай-тхэу. Второе число второго месяца празднуется под названием Хуа-чжао; а обыкновенно сей праздник называется Лун-тхай-тхэу, что значит: дракон поднимает голову. Ученые в этот день делают между собою дружеские собрания, на которых забавляются импровизациею стихов. Детям, достигшим восьмилетнего возраста, по большей части с сего дня позволяют растить и заплетать в косу волосы, которые до времени обыкновенно завязываются в один или два пучка по бокам маковки. Впрочем, это есть частное обыкновение, праздник домашний, а не народный.

IV. Шан-сы. Задолго до времен Р. X. в удельном княжестве Чжен было обыкновение для отвращения несчастий срывать на воде цветы, называемые лань-хуа. Во время династии Хань, при государе Чжан-ди, жена селянина Сюй-шуа родила прежде двух дочерей, а потом еще одну, которые все в продолжение двух суток померли. Жители того селения почли это дивом и в день под названием Шансы, начали для отвращения несчастий молиться рекам, текущим на востоке, и купаться в них. Впрочем, это принадлежит к местным более обыкновениям, а не к общим народным праздникам.

V. Дуань-ву. Цзюэ-пьхин, славный стихотворец удела Чу, в пятое число пятого месяца бросился в реку И-ло-цзян с камнем на шее и потонул; это случилось в 299 году до Р. X. Жители сего удела, сожалея о нем, стали приносить ему жертву, бросая в реку бамбуковую трубочку с кашею из риса, заткнутую листьями и обвитую [359] разноцветными шелками, дабы рыбы не могли похитить каши. Впоследствии мало-помалу ввели сие в обыкновение и в прочих странах, так что ныне день этот сделался общим народным праздником под названием Дуань-ву. В сей день родственники и друзья при взаимном поздравлении посылают друг другу вино, плоды и разное съестное, но первое между подарками место занимают небольшие треугольники из густо сваренного риса в палочниковом листе, называемые цзун-цзы. Люди всех сословий празднуют этот день, но работ и торговли не прекращают. К сему празднику торгующие вообще стараются очистить долговые счеты за прошедшую треть. Вероятно, что последнее обстоятельство в совокупности с событием составляет важность настоящего праздника.

VI. Ци-си. Ци-си в переводе значит седьмой вечер; иначе сей праздник называется чяо-чжи, что значит искусство. В это время сближаются две звезды: ню-хан и чжи-нюй; почему в этот вечер женщины и девицы продевают в семь игол нити и ставят в жертву помянутым двум звездам разные плоды и овощи, что называется просить об искусстве. Еще в этот же вечер придворные девицы кладут в маленький ставец паука и, раскрывши на другой день, смотрят на паутину: если она часта, то заключают о приращении искусства их в шитье; а если редка, то напротив. В простом народе женский пол также подражает сему обычаю. Впрочем, и это не есть народный праздник, а только обыкновение, введенное для забавы девиц.

VII. Юй-лань-хой (Юй-лань — магнолия). Неизвестно, с которого времени введено в обыкновение в 15-й день седьмого месяца выметать кладбище и приносить жертву предкам. Хошаны к этому обычаю присовокупили священную процессию, называемую юй-лань-хой, что значит процессия цветки магнолии. Делают на площади из жердей террасу, обитую снаружи соломенными рогожами; на этой террасе целый день совершают богослужение, по окончании которого к вечеру спускают воздушные фонари и сожигают большие, из бумаги сделанные лодки для переправы, как говорят, душам умерших. И это не есть народный праздник, а священный обряд фоистов, для которого торг и работы в сей день не прекращаются; притом же этот обряд существует только в Северном Китае, где фоизм господствует. [360]

VIII. Чжун-цю. Чжун-цю в переводе значит: средний осенний месяц, соответствующий сентябрьскому новолунию. В этом месяце луна в день полнолуния бывает совершенно круглая и ясная по причине чистоты в атмосфере; почему в простом народе издревле вошло в обычай в вечер 15-го числа ставить в жертву луне плоды и овощи. В этот день друзья и родственники взаимно поздравляют друг друга с праздником и посылают в подарок вино с плодами, между которыми первое место занимают сдобные, начиненные сахарным песком круглые хлебцы, называемые юе бин, что значит лунные хлебцы, И старые и молодые всех сословий проводят сей вечер под открытым небом в саду или на дворе, за полными столами с вином и плодами и уже довольно поздно расходятся; а дети с самого вечера до рассвета гуляют и играют. Этот праздник в народе более известен под названием пятнадцатое число восьмой луны Ба-юе-ши-ву и наравне с пятым числом пятого месяца есть праздник народный, в который торг хотя во весь день не прекращается, но мастеровые и работники работают только до полудня. И к сему празднику стараются очищать долговые счета за прошедшие четыре месяца, то есть за майскую треть; а долги за сентябрьскую треть очищают к Новому году; посему Новый год, пятое число пятого месяца и 15-е число восьмого месяца носят общее название трех праздников, по-китайски сань-цзе; а собственно последние два слова значат: три коленца. Это в прямом смысле суть три общенародные праздника, в которые в каждом доме совершают поклонение домашним божествам, потому что в Китае нет общественного богослужения, ни особливых храмов для поклонения. Не смею объяснить происхождения последних двух праздников по моим мнениям: но, по-видимому, в пятом месяце празднуют окончание весенних работ, а в восьмом — уборку плодов и хлеба.

IX. Чун-ян. Во время династии Хань, около времен Р. X., некто Хэ-чан сказал приятелю своему Цуань-цзинь: В девятое число девятого месяца случится несчастье в твоем доме. Вели домашним сшить мешок, наполнить его съестным, взойди на возвышенное место и там откушай вина с кризантиею (Chrysanthemum indicum). Сим образом можешь избегнуть несчастья. С сего времени мало-помалу ввели в обыкновение, чтобы в девятый день девятого месяца с пищею и питьем ходить на возвышенные места и там веселиться с друзьями. [361] Даже государь следует этому обычаю. Чун-ян собственно называется Чун-цзю, а в простом народе более известен под названием Дын-гао, что значит: всходить ни высоту. Ныне сие обыкновение хотя и сделалось общим, но только между богатыми, которые имеют способы провесть этот день на возвышенном месте, в саду или в поле; но в народе торг и работы продолжаются, как и в обыкновенные дни.

X. Ла-ба. Неизвестно, с которого времени и по какому случаю вошло в обыкновение в 8-й день 12-го месяца варить густую кашицу из смеси разных круп, фасолей и сухих плодов с медом. Эта кашица от слова в слово называется ла-ба-чжу кашица 8-го числа 12-й луны. Хошаны в этот день совершают священные ходы, варят помянутую кашицу и разносят ее по домам вкладчиков, от помощи которых имеют пропитание. Это также не есть народный праздник, а частное обыкновение, по-видимому фоистами введенное.

XI. Цзи-цзао. Цзи-цзао значит: жертвоприношение божеству Цзао. Жертву сию приносят ввечеру в 23-е число 12-го месяца. Простой народ верит, что Цзао отходит в сей день от земли к Небу, Богу, чтобы донесть ему о добрых и злых делах человеческих целого года. Еще почитают Цзао божеством печек под названием Цзао-шень, почему в сей день во всех гостиницах, лавках и домах не готовят кушанья, а починивают печки. И это есть только обыкновение, для которого ни торг, ни работы не прекращаются. В древности почитали Цзао-шень божеством многочадства и в жертву ему приносили диких коз.

XII. Чу-си. Чу-си значит: последний вечер, а собственно есть предпоследняя ночь, в которую с сумерек до рассвета не спят, а веселятся и пьют, что называется стережением (То есть провожанием) года.

Перед сим вечером в каждом доме на воротах налепляют разные картинки, а на дверных и воротных вереях разные надписи на красной бумаге и разные фигуры, вырезанные из красной же бумаги, так что улицы делаются пестрыми. Сверх сего, сожигают низанки из ракеток. Около полуночи растворяют ворота и снова жгут низанки с ракетами. Это есть предпразднество Нового года. К последнему дню перед Новым годом стараются очистить как долги за прошлую треть, так и недоимки за прежние две трети; почему у некоторых вместо веселия последние дни перед Новым годом до самой полуночи на первое число, как сказали мы выше, проходят в величайших хлопотах. См. выше: Новый год.

Текст воспроизведен по изданию: Н. Я. Бичурин. Китай в гражданском и нравственном состоянии. М. Восточный дом. 2002

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.