Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

БИЧУРИН Н. Я. [ИАКИНФ]

ПРОГУЛКА ЗА БАЙКАЛ

а) Первая половина сей статьи помещена была в Северныхе Цветах на 1832 год. Изд.

В двенадцать часов утра, оставя Чертовку, я отправился в дальний путь. Дорога чрез станцию [560] Кабанскую и Таракановскую лежит долиною, пересекаемою небольшими возвышениями и перелескамв. Впереди с трех сторон синелись горы, покрытые темным хвойником. Селенга извивается около подошвы их, протекая в талинной тени. Прелести юной весны только что начинали развертываться по нежной зелени лугов.

За десять верст до Ильинской станции лежит на берегу Селенги Троицкий заштатный Монастырь. Церковь в нем каменная, недавно построенная старанием нынешнего настоятеля; ограда ветхая деревянная, с такими же башенками по углам. Это остаток тех острожных зданий, в коих некогда козаки укреплялись, при покорении сих земель Российской державе. Отселе до Ильинской дорога лежит ровным лугом.

В шесть часов утра оставя Ильинскую станцию, я проехал девять верст ровным же лугом до переправы на правой берег Селенги. Отселе вверх до самой границы с Монголиею сия река усеяна островами, которые, по рыхлости берегов почвы, образует и уничтожает по своему произволению. Недавно в сих окрестностях смыло водою остров, под которым лежало большое плоскодонное судно.

По переправе чрез Селенгу дорога поворачивает в горную долину на С. В. вверх по речке Итанце. По берегам ее лежат небольшие, но частые селения, по близости коих паслись стада, а за [561] паствами пестрелись тучные луга. По горным отлогостям зеленелись полосы бархатных озимей, а подле них желтели ряды прошлогодней соломы на корню или чернелись отдыхающие залежи. (Пашни оставленные на несколько лет для отдыха земли)

Такая пестрота за-Байкальского земледелия есть необходимое последствие климата и обстоятельств. Сия страна состоит более из гор и долин. До завоевания оной обитали здесь Монголы, которые по удобности для скотоводства более кочевали по близости к воде. По сей причине берега Селенги и речек, впадающих в нее, представляют собою голые степи, а горы доселе остаются покрыты дремучим лесом. Русские поселенцы первые начали здесь заниматься земледелием, и по собственным опытам узнали, что в горных долинах весною сильные ветры выдувают посеянные зерна, а летом ранние инеи побивают хлеб еще не дозревший: по сей причине стали избирать под хлебопашество места возвышенные. Каждый вновь поселяемый сам для себя разчищает землю; и как почва здесь вообще рыхла и не требует навоза, то каждый делит свое поле на две части, из коих одну засевает, смотря по доброте почвы от двух до пяти лет сряду, а потом оставляет на несколько лет для отдыха и засевает другую: вот почему здесь не возможно ввести трехпольного разделения полей. [562]

Переезды Корымский и Турулевский еще недавно населены и во всех сельских занятиях видна юность домоводства. От Турулевки далее дорога лежит дремучим лесом, склоняясь по отлогости хребтов на С. З. до реки Хаима, на левом берегу коей построен почтовый двор в тридцати верстах от впадения сей реки в Байкал. Таков же точно и переезд Гремячинский, склоняющийся на С. З. до самого Байкала, по берегу коего еще четыре версты до станции Гремячинской, также состоящей из одного почтового двора. Дорога на сих двух переездах имеет большую покатость от подошвы Хаимских гольцев (В Восточной Сибири гольцами называются высочайшие горы, коих вершины состоят из каменных громад, не имеющих ни травы, ни дерева) до Байкала; почему и реки, выходящие из сих гольцев, текут с чрезвычайною стремительностию. Следующий переезд весь лежит по самому берегу Байкала до реки Турки. Переправясь чрез сию реку при самом ее устье, вступите в Туркинское селение, состоящее из одного почтового и шести обывательских дворов; отселе останется девять верст до горячих вод, названных по речке Туркинскими.

Пространство от Турулевки до Турки представляет пустыню, в которой одна только дорога показывает следы труда человеческого , а все прочее напоминает первобытных времен дикость. Употребите усилие достигнуть со мною вершин Хаима и с высоты его окиньте взором окрестность [563] во все четыре стороны. Вам представятся горы за горами, одне других выше, одне других темнее, одетые дремучими непрерывными лесами. Отдаленные гольцы кое-где прерывают сие единообразие, белея на мрачных покатах, образуемых вершинами дерев. Сия безпредельная пустота, сие повсеместное безмолвие, нечувствительно увлекают воображение до первых времен мира; и после кратковременного мечтания погружают душу в какое-то самозабвение. Здесь природа как будто сохранила первобытную свою девственность. Но я должен был расстаться с любимою детскою мыслию увидеть огромные древния деревья, современные возрождению нашего мира. Кедр и сосна, лиственница и ель, находятся под общими законами природы. Дерева также имеют юность и возмужалость, старость и кончину. Отжившие свой век на высоких местах, пред смертию начинают сохнуть с вершин. Растущие на низких местах чахлы, маловетвисты; мох высасывает из них соки и они умирают преждевременно. Здесь на отвесных покатостях высочайших каменных громад лежат миллионы кедров и елей, упавших с обрушившимися скалами или опровернутых ураганами; подле них уже начинают возникать новые поколения. После ураганов лесные пожары составляют второй бичь для лесов. На земляной почве огонь съедает только сухую траву и хворост, не вредя деревьям; а на каменном грунте, где корни лесин расстилаются по поверхности, он истребляет обширные леса. Дерево с обгоревшим корнем [564] лишается органов к принятию влаги и засыхает.

Прежде узкая тропа, проложенная зверями по направлению горных падей чрез болота и пески, составляла единственный проход чрез сию пустыню. Сколько трудностей переносили путешественники, сколько скота погибало под тяжестию вьюков! Г. Трескин первый устроил нынешнюю большую дорогу, сократив ее почти на 80 верст против прежней. На устроение сей дороги употреблено было два лета; весь край за-Байкальский участвовал в трудах и издержках. В сие время Трескин был предметом всеобщей ненависти; а теперь благословляют его память те самые, кои тогда осыпали его проклятиями, стоя с топором на горе или с заступом в болоте. Вот урок, как должно поступать в тех случаях, где общая польза требует общих усилий! От теплиц далее к Баргузину еще нет тележной дороги, а ездят верхом такими тропами, по которым и пешему ходить трудно. Сказывают, что уже начертано было предположение провесть большую дорогу до самого Баргузина: но по отбытии Г. Трескина скоро нашлись причины, воспрепятствовавшия приведению оного в исполнение. Не принимая на себя выдавать за истину все слышанное мною по сему предмету, думаю, что для умножения народонаселения в сей стране, помянутое предположение со временем должно привести в исполнение, потому что Баргузинский край все потребности жизненные [565] (кроме рыбы) получает из Верхнеудинска сухим путем. Теперь я хочу познакомить вас с местностию.

Туркинские горячие воды находятся в полуторах верстах от Байкала на восток в логу посреди обширной долины. Строение, известное под названием теплиц, лежит на южном возвышении сего лога и состоит из длинного корпуса с шестью нумерами для пребывания пользующихся водами. В каждом нумере по две кровати, а по нужде могут поместиться и шесть человек. Вдоль всего здания теплый коридор, на западном конце коего особо пристроены комнаты для доктора, а на восточном отхожия места. Из сего коридора идет пространный крытый сход в отделение с купальнями, которое построено в самом логу из лиственного (негниючего ) дерева. В нем устроены четыре купальни четвероугольные, пространством в три с половиною аршина и в один глубиною, каждая с продушиной в кровле для выпуска испарений. При каждой купальне теплая комната с двумя кроватями. Против сего корпуса на юг к западному его концу находится здание для надзирателя, к восточному другое для лекарского помощника; а подле сего строения кухня. Коридоры и комнаты в теплицах содержатся в отличной чистоте, для соблюдения которой и посетители подчиняются некоторым правилам. Саженей чрез сто пониже купален, построено в 1831 году особливое здание для казенных, людей и черни. Ныне Кяхтинское купечество пожертвовало до 7,000 рублей, чтобы по северную [566] сторону лога построить новый корпус для помещения посетителей. Когда их желание будет исполнено, то сие новое здание, обращенное лицем к полудню, а с севера окруженное опушкою леса, по высоте своего местоположения, будет составлять прекрасный вид. Лог от вершины холодных ключей до самых теплиц хотя обнесен сельскою загородою, но относительно чистоты оставлен в пренебрежении. В течении трех лет, при самых малых трудах, можноб превратить покатые уступы в приятное гульбище.

Для безопасности и порядка находится при теплицах казачий караул: для услуг и присмотра за больными определено шесть человек служителей, коих обязанность состоит в отапливании комнат и приготовлений ванн. Сии служители избираются из ссыльно-каторжных: но ведут себя так хорошо, что живущие в нумерах, уходя в купальни или прогуливаться, по большой части оставляют свои комнаты незапертыми, и никогда не бывает пропаж.

Главный ключь серных минеральных вод находится в 130 саженях выше теплиц. Он углублен около аршина в серный камень, из которого бьет несколькими отверстиями, и покрыт небольшою деревянною беседкою. Вода к купальням проведена крытым деревянным жолобом. Она содержит зимою 41°, а летом 42° по Реом.; почему для умерения оной подведена к купальням холодная вода из ключей, лежащих в том же логу с горячими. Главный ключь [567] холодной воды выходит несколькими саженями выше горячего ; отселе вниз почти по всему правому берегу проседают холодные ключи. В самом же логу, так как и в купальнях, со дна, покрытого толстым слоем песка, прорываются ключи горячей воды: из чего заключают, что масса серной печенки лежит во всю длину сего лога; но сверху покрыта толстым слоем шины, по которой перебирается вода холодных ключей. Далее по дороге к Баргузину в нескольких местах еще находятся горячие ключи.

О врачебной силе Туркинских минеральных серных вод, о внутреннем и наружном употреблении оных, равным образом и о способах употребления, обстоятельно изложено в книжке, изданной в 1830 году. Инспектором по Медицинской части Восточной Сибири, Коллежским Советником Эрнстом, под заглавием: Инструкция или Руководство, для Врачей, находящихся при Туркинских Минеральных Водах. В сей же книжке помещено и химическое разложение сих вод, учиненное Доктором Гессе.

Туркинская горячеводская долина, так как и окрестные горы, были покрыты дремучим лесом: но в 1838 году лесной пожар опустошил сию долину с частию окрестньгх гор. Теперь она вся завалена обгоревшими лесинами и глухо обросла кустарными растениями. Здешние леса состоят из сосны, кедра, лиственницы, ели, пихты, березы и осины. Из кустарных растений много багульника, ракитника, ольхи, [568] кизильника, таволги, бузины, шиповника, боярышника, розмарина и жимолости с темноголубыми ягодами. Из ягод растут рябина, черемуха, смородина, черника, голубица, брусника, шикша, морошка, княженица и земляника. Также родятся все грибы, свойственные хвойным лесам. В тайгах (Тайгою к Сибири называют дремучий и непроходимый хвойный лес, растущий на низменном месте) и по каменным вершинам гор водятся лоси, зубри, медведи, олени и белки. Лисиц и соболей мало. По берегам Байкала и речкам впадающих в него ловят множество налимов, сигов, омулей; изредка попадаются таймени и осетры. Здешние налимы считаются лучшими по всему Байкалу; а омули попадаются весом от трех до двадцати фунтов и вкусом превосходят сигов. Для прогулки больных находится несколько тропинок на юг и на восток к горам и одна на север, составляющая большую дорогу в Баргузин, которая впрочем корниста и болотиста. С вершин высоких гор представляются величественные виды во все стороны: но всход на оные по причине топкости места и густоты кустарников чрезвычайно труден. Лучшая и обыкновенная прогулка по большой дороге к берегу Байкала, с которого представляются взорам поразительнейшие картины. В сорока верстах от берега на северозапад расстилается сумрачный Олькон (Остров, который содержит 70 верст длины и от 5 до 10 ширины), как огромное морское [569] животное, поднявшееся на поверхность вод. Высочайшие утесы его, как будто пред вашими глазами опускаются в море. Но более всего поразителен ужасный Онгорен, на вершинах коего вечные снеги издали представляют группу облаков, как будто покоющихся на высочайшем престоле, взгроможденном из мрачных гранитных скал. Сей картины, отстоящей слишком на сто верст от берега на северозапад, не возможно изобразишь во всем ее величестве.

Судя по малолюдности местечка и отдаленности его от других селений, содержание здесь очень не дорого. От местных жителей можно получать лица, молоко и коровье масло; а кур, баранов и телят покупают не ближе, как за полтораста верст отселе. Только препровождение времени сопряжено с некоторою скукой, особенно осенью и зимою, когда очень мало бывает посетителей. Большая дорога из Иркутска в Баргузин лежит подле ворот Туркинских теплиц; и хотя предписано от начальства, чтобы почта, следующая из Иркутска в Баргузин и обратно, останавливалась у теплиц для раздачи и приема писем и посылок; но это редко случается. Обыкновенно почтовой ямщик едет прямо в Баргузин, а оттуда уже посылки и письма обратно отправляются в теплицы, иногда по прошествии месяца или более. С такою же исправностию поступают и с теми письмами, которые смотритель теплиц принимает на почту от посетителей. Ленивый ямщик кладет пакет за образа до попутного слу [570] чая и забывает об нем. По сей причине здесь никогда не получают ни ведомостей, ни журналов. Ныне посетители платят за комнату по двадцати пяти рублей в месяц с особы. Можно бы надбавишь еще рублей по пяти и на сию сумму выписывать ведомости и журналы для общей пользы посетителей. Нет сомнения, что все будут довольны сим учреждением.

По южную сторону теплиц находится небольшое селение, в котором в течений последних двадцати лет построено до двенадцати домиков. Живущие в них крестьяне и служители имеют изрядное скотоводство: но по малолюдству и недостатку сил еще не успели развести хороших огородов, хотя здесь капуста, свекла, редька, морковь и особенно картофель хорошо родятся. Даже не имеют сенокосов, не смотря на то, что по берегу Байкала от теплиц до Турки находятся превосходные луга, требующие только небольшой очистки от валежника. Говорят, что заводили здесь землепашество, но опыты посевов не были удачны. Это последнее вероятно; ибо с трех сторон горы, покрытые дремучими лесами, а с четвертой Байкал, долго поддерживают стужу. Снеги лежат до Николина дня, а инеи начинают падать с Ильина дня. Но относительно опытов земледелия что-то сомнительно; ибо в окрестностях вовсе не приметно, чтобы начинали когда нибудь распахивать землю. Здешние жители получают достаточное содержание от рыбных и звериных промыслов. Осенью во время рекостава каждый дом добывают в реки [571] Турке от тридцати до пятидесяти пудов налимов, которых продают в Верхнеудинске, а он селе берут хлеб и другия вещи нужные в домашнем быту. Сверх того промышляют белку, соболей, лисиц; также сохатых (Так в Восточной Сибири называют лосей), оленей и козуль, коих мясо употребляют в пищу. Все сии выгоды достаточно заменяют хлебопашество, и поддерживают кочевую беспечность, свойственную большей части Сибиряков. Даже летом у себя не занимаются они рыбным промыслом, а предоставляют это Бурятам, приезжающим сюда с острова Ольхона. Впрочем и свежая рыба здесь так дешева, что сиг в два и три фунта весом стоит не более пятнадцати копеек. Почему Буряты, разрезывая сырую, крупную рыбу, сушат на солнце, а мелкую варят и, очистив от костей, также сушат. Первую называют они юколою, а последнюю порсою. Оба сорта довольно вкусны; только приготовляются без соли.

И. Б.

Текст воспроизведен по изданию: Прогулка за Байкал // Телескоп, № 4. 1833

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.