Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Япония и переговоры России с Китаем

Февраль 1906 г.

Поражение в русско-японской войне 1904-1905 гг. значительно ослабило позиции России на Дальнем Востоке. Согласно Портсмутскому мирному договору, Петербург уступал Токио арендные права на Ляодунский полуостров с городами Порт-Артур (Люйшунь) и Дальний (Далянь). Под японский контроль передавалась южная ветка КВЖД вплоть до ст. Куаньченцзы (Чанчунь). Кроме того, южная половина о. Сахалин становилась частью Японской империи. Русские войска, находившиеся в Маньчжурии после подавления боксерского восстания в 1900-1901 гг., должны были быть выведены из ее пределов в течение 18 месяцев.

Следует отметить, что оккупация Маньчжурии крайне обострила отношения России и Китая, и решение об эвакуации войск ставило российские интересы на Дальнем Востоке под угрозу — официальный Пекин демонстрировал решимость восстановить контроль над своими северо-восточными провинциями. Перед российским правительством встала задача удержать свои позиции в регионе. В этой связи было решено вступить в переговоры с китайским кабинетом относительно определения и юридического оформления концессионных и других прав России на северо-востоке Китая с учетом новой обстановки. Российскую делегацию на переговорах возглавил посланник в Пекине Д. Д. Покотилов.

Первое заседание совместной комиссии с участием представителей обеих сторон состоялось 23 января 1906 г. Переговоры проходили крайне напряженно. Китайские делегаты крайне неохотно шли на уступки, отказываясь признавать за Россией привилегии, полученные после боксерского восстания, мотивируя это тем, что Пекин был вынужден предоставить их под силовым давлением в условиях оккупации Маньчжурии русскими войсками. Позиция пекинского кабинета находила полную поддержку в правящих кругах Японии. Японские дипломаты поддерживали тесные контакты с цинским правительством по данному вопросу и получали от китайских официальных лиц информацию о ходе и содержании русско-китайских консультаций.

Токио уже в декабре 1905 г. завершил переговоры с Пекином относительно статуса и условий аренды Ляодунского полуострова и южной ветки КВЖД, добившись некоторых новых привилегий на северо-востоке Китая. На этом фоне русско-японские отношения на рубеже 1905-1906 гг. переживали серьезный кризис, связанный с неразрешенностью вопроса о Корее. На февраль — март 1906 г. пришелся пик конфронтации между российским и японским внешнеполитическими ведомствами по поводу корейской проблемы (Подробнее см.: Шулатов Я. А. Корейский вопрос в российско-японских отношениях в 1905-1907 гг. // Восточный архив. 2004. № 11-12. С. 132-142.), в этих условиях Япония не просто уделяла повышенное внимание дипломатической активности Петербурга в регионе, но и активно стремилась оказать влияние на ход русско-китайских переговоров, будучи незаинтересованной в стабилизации отношений между Китаем и Россией, равно как и в укреплении позиций последней. Кроме того, японское [212] правительство уже фактически приступило к эксплуатации ряда концессий, принадлежавших до войны российскому капиталу, и потому не могло позволить, чтобы они вернулись к прежним владельцам. Прежде всего, это относилось к Фушуньским угольным копям, имевшим стратегическое значение.

В итоге Петербургу не удалось добиться существенной компенсации за полученные в период оккупации северо-востока Китая концессии, которые были утрачены в ходе русско-японской войны. Хотя город Харбин и северная часть Маньчжурии по-прежнему оставались под российским контролем, цинское правительство не оставляло попыток восстановить свою власть в северных провинциях. Таким образом, общее положение России на Дальнем Востоке в это время нельзя назвать стабильным. Становилось ясно, что ключ к сохранности азиатских границ империи, равно как и российских интересов в регионе, находится не в Пекине, а в Токио. Как следствие, в Петербурге решили урегулировать отношения с Японией путем некоторых уступок. Это нашло отклик в японских правящих кругах. В результате русско-японского соглашения 1907 г. обе империи фактически поделили между собой Дальний Восток, включая Маньчжурию и другие части Китая, на русскую и японскую сферы влияния.

В Архиве внешней политики Японии (г. Токио) хранится отдельная папка, содержащая материалы о переговорах России и Китая относительно Маньчжурии после русско-японской войны. В настоящую публикацию включен один из имеющихся в ней документов, в котором посланник Японии в Пекине Утида Ясуя докладывает министру иностранных дел Като Такааки о своих контактах с китайскими высшими должностными лицами. Согласно ему, чиновники дипломатического, ведомства Цинской империи, включая его главу, тайно информировали японское правительство о ходе и содержании переговоров с Россией и фактически координировали свои действия с Токио.

Публикацию подготовил и перевел документ с японского языка кандидат исторических наук Я. А. ШУЛАТОВ.


Телеграмма посланника Японии в Пекине Утида Ясуя министру иностранных дел Като Такааки

[О встрече с] Цин Цинь[ваном] по поводу передачи японской стороне в неофициальном порядке содержания русско-китайских переговоров

(Заголовок документа)

г. Пекин

19 февраля 1906 г.

Секретно

Копии документа отправлены премьер-министру, военному и морскому министру, маркизу Ито 1 и маркизу Ямагата 2.

Сегодня я встречался с Цин Цинь-ваном 3, передал ему суть телеграммы, ранее отправленной Вам, и попросил его сообщать мне в неофициальном порядке сведения, касающиеся русско-китайского соглашения, на что тот охотно согласился. Вслед за этим я спросил его о [213] ходе [русско-китайских переговоров], и [его слова] в основном соответствовали содержанию беседы с Цюй Хун-цзы 4, о которой я ранее сообщал [Вам] в телеграмме. Как и прежде, я выразил пожелание, чтобы русско-китайские консультации ограничивались только Маньчжурией, и ни в коем случае не касались других вопросов, то есть Монголии и т.д. В ответ [Цин Цинь-ван] заявил, что они ни в коем случае не собираются признавать требования России даже в Маньчжурии, [предъявленные] после боксерского восстания, и тем более [претензии] относительно Монголии. (На документе имеются неразборчивые рукописные пометки)

Архив внешней политики Японии (Токио). Ф. 1.2.1.22. Материалы о переговорах России и Китая относительно Маньчжурии после русско-японской войны. Подлинник. Рукопись. Пер. с яп.


Комментарии

1. Ито Хиробуми (1841-1909) — один из ключевых политических и государственных деятелей Японии конца XIX — начала XX вв., оказывавший огромное влияние на внутреннюю и внешнюю политику страны. Во время русско-японской войны — председатель Тайного совета. В конце 1905 г. был назначен первым Главным резидентом Кореи, занимался главным образом укреплением японского влияния на Корейском полуострове, однако по-прежнему оставался причастным к принятию важнейших внешнеполитических решений.

2. Ямагата Аритомо ((1838-1922) — японский военный, политический и государственный деятель, фактический создатель и главный идеолог японской армии. Во время русско-японской войны был начальником Генерального штаба, в конце 1905 г. назначен председателем Тайного совета. Активно участвовал в разработке внешнеполитического курса страны, в том числе в отношении России.

3. Цин Циньван (1836-1916) — китайский государственный деятель позднего периода правления династии Цин. Обладал большим влиянием, занимал различные государственные посты, основной сферой деятельности была дипломатия. В 1901 г. вместе с Ли Хунчжаном был руководителем китайской делегации на переговорах с иностранными державами после боксерского восстания. Вплоть до Синьхайской революции (1911) являлся главой дипломатического ведомства Китая. Во внешней политике, особенно после боксерского восстания, ориентировался на Японию.

4. Цюй Хунцзы (1850-1918) — политик поздних лет Цинского Китая, один из лидеров реформистского крыла правящей элиты. Занимал различные государственные посты. Во внешней политике выступал с критикой пророссийской позиции Ли Хунчжана (т.е. против русско-китайского союзного договора 1896 г.). Активно ратовал за эвакуацию русских войск из Маньчжурии после боксерского восстания и восстановление контроля цинского правительства над северо-восточными провинциями накануне и после русско-японской войны. В конце 1905 г. был назначен главой китайской делегации на переговорах с Японией относительно передачи последней арендных прав на Ляодунский полуостров, южную ветку КВЖД и пр.

Текст воспроизведен по изданию: Япония и переговоры России с Китаем. Февраль 1906 г. // Исторический архив, № 4. 2006

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.