Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

КАТО ХИРОЮКИ

ЗАПИСКИ СОСЕДА

Вступительная статья, перевод с японского и комментарий Ю. Д. Михайловой

В общественной жизни Японии в 1990 г. произошли два важных события, представляющие интерес для каждого, занимающегося изучением проблемы взаимосвязи традиций и современности. Весь мир стал свидетелем коронационных церемоний императора Акихито 1, традиция проведения которых уходит в глубокое прошлое и связана с представлением о божественном характере императорской власти. В этом же году исполнилось 100 лет со дня открытия первого японского парламента 2, что стало важной вехой на пути превращения феодальной Японии в современное буржуазное государство, построенное по западному образцу. Другими словами, в общественной жизни Японии наших дней тесно переплетаются традиционное и современное, дальневосточное и западное. Истоки такого взаимодействия относятся к середине XIX в., когда страна была “открыта” для общения с внешним миром.

Автор публикуемых ниже “Записок соседа” — Като Хироюки (1836—1916) принадлежит к тому поколению японских ученых и мыслителей, которые первыми соприкоснулись с западной цивилизацией и приложили немало усилий для приобщения к ней своих соотечественников. Начав со знакомства с военными науками Запада в школе известного ученого-голландоведа Сакума Содзан (1811—1864), Като вскоре пришел к убеждению о необходимости более глубокого изучения Запада. С этой целью он поступил в правительственную школу иностранных языков Бансё сирабэсё, где увлекся немецким языком, а также европейскими общественно-политическими учениями, в том числе теорией естественных прав человека. Впоследствии Като занимал ряд важных постов: был личным наставником императора Мэйдзи в “западных науках”, ректором Токийского университета. На русском языке о Като Хироюки можно прочитать немного 3. Объясняется это, по-видимому, тем, что традиционно его относят к числу так называемых “просветителей от бюрократии” (канрё гакуся), поддерживавших официальную политику правительства Мэйдзи, к которой в советском японоведении было принято относиться критически. Нередко приходится встречаться и с выдвигаемыми в адрес Като обвинениями в том, что, будучи в начале своей деятельности сторонником теории естественных прав человека, он стал впоследствии приверженцем социал-дарвинизма и проповедовал “право сильного”.

В 1861 г. Като Хироюки написал свое первое произведение — “Записки соседа” (“Тонари гуса”). По цензурным соображениям оно не могло быть тогда опубликовано, хотя Като и не решился открыто выступить против сёгуната, а выбрал в качестве объекта своей критики цинский Китай. Именно из “Записок соседа” [103] японцы впервые получили систематизированное представление о политическом: устройстве стран Запада, узнали, как функционирует парламент, как проводятся выборы и т. д. Начиная с самого первого сочинения, Като вел постоянную работу, связанную с переводом западных политических терминов на японский язык и поиском их иероглифических эквивалентов. Не многие из терминов, употребляемых в “Записках соседа”, сохранились в дальнейшем. Уже в одной из следующих работ — “Кратко о конституционной системе” (“Риккэнсэй тайряку”, 1867) — Като заменил употребляемые в “Записках соседа” термины кунсю акукэн (“неограниченная монархия”, букв. “власть захватил монарх”) на кунсю сэнти (“единоличная власть монарха”), дзёгэ бункэн (“ограниченная монархия”, букв. “разделение власти между высшими и низшими”) — на куммин доти (“равное правление монарха и подданных”).

Но сочинение Като интересно не только и не столько тем, что он раскрыл в нем новые политические понятия. Нацеленное как бы на ознакомление японцев с новым для них опытом Запада (что и давало основание считать Като сторонником “европейских наук”), оно тем не менее показывает, что его мысль развивалась, по существу, в русле конфуцианской традиции. Исходным для него было положение о том, что определяющим в жизни общества является не материальное, а духовное начало. В “Записках соседа”, как мы увидим, это нашло отражение в утверждении концепции дзинва (гармонии между людьми). Сам термин и его трактовка были заимствованы Като Хироюки из сочинений древнекитайского философа Мэнцзы, который понимал дзинва как “сущность духа цивилизации”, как “основу государства” и рассматривал его как условие, предопределяющее военную победу. Так, Мэнцзы писал: “Пусть в городе стены будут высокие, а рвы будут глубокие, пусть оружие его защитников и для нападения, и для обороны будет мощным и острым, пусть амбары с рисом и другими злаками будут большими. Но город будет неизбежно сдан [противнику] и покинут. Это произойдет потому, что преимущества ситуации, которые дает Земля, уступают [значат меньше, чем. — Ю. М.] гармонии между людьми” 4. Рассуждения Като и по сути, и по форме близки к сказанному Мэнцзы.

Акцентирование некой духовной сущности государства, основывающейся прежде всего на особых связях между его частями — государем и подданными, — является одной из характерных особенностей традиционной общественно-политической мысли Японии. Такой подход проявился, например, в концепции кокутай (букв, “тело страны”), заимствованной представителями школы Мито в Китае и развитой затем в понятие, включающее всю совокупность национальных особенностей Японии; в концепции магакоро (“истинное сердце”) Мотоори Норинага (1730—1801) 5, который подразумевал под ним наличие особых эмоциональных контактов между “стоящими наверху” и “стоящими внизу” и считал это самым важным условием благополучия государства; у ряда других мыслителей. Поэтому политические институты Запада, и в первую очередь парламент, были для Като лишь средством обеспечения дзинва. Он даже сравнивал их с циркулем и линейкой, необходимыми плотнику для работы. Другими словами, отношение Като Хироюки к западным заимствованиям имело явно прагматический характер.

Вместе с тем такой подход напоминает нам воззрения другого японского мыслителя-конфуцианца, жившего на рубеже XVII—XVIII вв., — Огю Сорая. Сорай принадлежал к тем представителям японского конфуцианства, которые считали, что для обеспечения благополучия страны необходимо не нравственное самосовершенствование правителя, являющегося моральным образцом для подданных, а умение, искусство управления государством с помощью политических институтов. Если Сорай относил к числу важнейших средств управления государством нормы ритуала и музыку, то к середине XIX в. стало очевидным, что эти традиционные средства не оправдывают себя на практике. Именно поэтому Като решил обратиться к еще не испробованным, европейским средствам. [104]

Следует также отметить, что в стремлении к созданию представительной системы между мыслителями Японии и Европы имелись существенные различия. Идеологи буржуазии на Западе решали вопрос о создании государства в целом и введении представительной системы в частности с позиций теории общественного договора. Они хотели оградить права личности, индивидуума от посягательств со стороны других индивидуумов, гарантировать всем обладание равным правом на свободу.

Японским сторонникам идеи парламентаризма парламент нужен был прежде всего как средство усиления государства. Отчасти это можно объяснить конкретной внешнеполитической ситуацией — существованием неравноправных договоров с западными державами. Но, по-видимому, имела также значение присущая общественной мысли Дальнего Востока тенденция ставить интересы государства выше интересов отдельной личности.

В принципе Като разделял идею о том, что стремление к обладанию свободой относится к числу естественных потребностей человека. Однако проблему соотношения желаний одних индивидуумов с желаниями других он решал иначе, чем западные мыслители. Като считал, что, создав государство, люди должны подчинить свое желание свободы контролю со стороны правительства как наиболее сильного, став его послушными подданными. Причем идеи подобного характера содержатся уже в “Великом смысле истинного правления” (“Синсэй тайи”) — одной из ранних работ Като (1870). Он, в частности, писал: “Людям свойственно утрачивать желания исполнять свои обязанности и уважать права других. Слишком легко они дают волю своему желанию неограниченной свободы. В результате сильный побеждает слабого, большой довлеет над малым, и, таким образом, этический путь цивилизованного общества исчезает. При исчезновении Пути никто не может достичь счастья и наслаждаться жизнью” 6. Поэтому создание государства, выступающего в роли сильного начала, побеждающего слабых, абсолютно необходимо и для процветания отдельных индивидуумов, и для благополучия государства в целом. В свете таких рассуждений неудивительно, что позднее Като полностью отказался от идеи естественных прав человека в пользу права сильного.

Такому подходу вполне соответствовала и идея организации общества по иерархическому принципу, когда иерархия мыслилась как основа порядка. Об этом свидетельствует даже термин дзёгэ бункэн, применявшийся в “Записках соседа” для обозначения ограниченной монархии, которая была, по убеждению Като, наилучшей политической системой, а также неоднократные утверждения о том, что только должные отношения между “стоящими наверху” и “стоящими внизу”, т. е. отношения, основывающиеся на иерархии, могут обеспечить нормальное функционирование общества.

Как истинного последователя конфуцианцев предшествующих эпох характеризуют Като и его рассуждения о процветании и упадке государства, его трактовка категорий Небо и Веление Неба, воспринимавшиеся им в качестве начала, определяющего всю совокупность жизни людей и общества. Так, справедливость ограниченной монархии и демократической республики он обосновывал прежде всего тем, что они “соответствуют Воле Неба”. С этих же позиций Като рассматривал войну между южными и северными штатами Америки. Эксплуатация рабов, писал он, противоречит Воле Неба, поскольку представители южных штатов заботятся только о собственной выгоде. По убеждению Като, Небо не допустит, чтобы справедливые действия президента Линкольна в конечном счете не восторжествовали.

Публикуя (в сокращении) перевод “Записок соседа”, мы надеемся расширить наши представления об общественной мысли Японии второй половины XIX в., [105] а также показать еще раз сложный процесс взаимодействия национальной интеллектуальной традиции с заимствованной европейской 7. Произведение написано в характерной для Японии форме вопросов и ответов.


Комментарии

1 12 ноября состоялось проведение церемонии Сокуирэй, а в ночь с 22 на 23 ноября — церемонии Дайдзёсай.

2 Парламент был открыт 2 ноября 1890 г., а конституция провозглашена 11 февраля 1889 г., в день государственного праздника кингэнсэцу (день основания государства), считающегося днем восшествия на престол мифического императора Дзимму.

3 Современные японские мыслители. Пер. с яп. А. А. Бабинцева, Д. П. Бугаевой. М., 1958, с. 48—71.

4 J. Legge. The Chinese Classics. Vol. 2. The Works of Mencius. Oxford, 1895, p. 209.

5 Подробно о нем см.: Ю. Д. Михайлова. Мотоори Норинага. Жизнь и творчество. М., 1988.

6 Като Хироюки. Синсэй тайи (Великий смысл истинного правления). — Мэйдзи бунка дзэнсю (Полное собрание сочинений но культуре периода Мэйдзи). Т. 5. Токио, 1928, с. 90.

7 Об этой проблеме см.: Ю. Д. Михайлова. Европейские и дальневосточные концепции в идеологии “движения за свободу и народные права” в Японии (1870 — 80-е годы). — Народы Азии и Африки. 1987, № 6.

Текст воспроизведен по изданию: Като Хироюки. Записки соседа // Восток, № 6. 1991

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.