Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ ЯПОНСКОЙ ДЕРЕВНИ

ЧАСТЬ I

КОНЕЦ XVII - ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XVIII В.

III

ЗАПИСИ ПЯТИДВОРОК ДЕРЕВНИ МИЦУХОРИ УЕЗДА КАЦУСИКА ПРОВИНЦИИ СИМОСА, 11 ГОД ГЭНРОКУ 13 (1698)

[1.] Следует неуклонно соблюдать все повседневно поступающие приказы и распоряжения, не говоря уже о законах, издаваемых господином правителем.

[2.] Что касается христианской религии, то пусть даже, согласно свидетельству от храма (тэраукэдзё), выдаваемому во время ежегодной проверки, в деревне и не значится ни одного [44] подозрительного человека, все равно в случае появления после этого сомнительных людей о них сразу же должно быть сообщено. Если их утаили и об этом стало известно со стороны, то староста и члены пятидворки обязательно понесут наказание. Хозяева должны отбирать у каждого из своих слуг свидетельства и предъявлять их властям, когда бы они ни потребовались. Вместе с тем отныне и впредь не следует принимать свидетельства о приписке к храмам секты фусэ-хидэн.

[3.] Над досками для приказов делать навесы. Если доска сгнила, то быстро заменить. А если то, что написано на ней, стало трудно разобрать, предупредить власти и даже дайкана и поправить.

[4.] Подати и все прочие повинности выполнять с великим радением. Родителей почитать, мужьям и женам жить в согласии, со всеми родственниками быть в дружбе, из друзей старший должен покровительствовать младшему, а младший — уважать старшего. Имеющий слуг должен их жалеть и быть во всем покровителем для них. Жители деревни должны держать между собой совет и жить дружно. Делать все нужно так, чтобы поддерживать свое здоровье. А ежели в деревне есть такие люди, которые отличаются почтением к родителям и старанием в обработке земли, то староста и пятидворка должны проверить и доложить о них. Тем же, кто к родителям относится плохо, нерадив в поле, всегда делает все [лишь] из корысти и ведет себя как злодей, староста и члены пятидворки должны совместно сделать замечание. Коли и это на них не подействует и они будут вести себя так же, как прежде, то доложить о них властям вплоть до дайкана. Если же жители деревни будут их покрывать и [властям] станет известно со стороны, то отвечать будет не только сам виновник, но и староста и члены пятидворки.

[5.] Бывает, что у престарелых нет детей, а у молодых нет родителей, или какая-нибудь женщина осталась вдовой, стал ли кто калекой или надолго заболел, а помочь ему некому, или с [45] одиноким крестьянином случилось несчастье, работать некому, землю возделывать не может и из-за этого жить не на что, то не только родственники, но и староста и вся пятидворка должны оказывать им помощь со всем радушием.

Примечание. Как было писано еще во всех старых законах, животных нужно жалеть и прежде всего быть милосердным к ним.

[6.] Староста и пятидворки должны объединять усилия и вкладывать всю силу в обработку полей. Все простые (хирабякусё) крестьяне должны жить так, чтобы и днем и ночью радеть о своей крестьянской работе. Если же староста или кто из пятидворки не делает так, как требуется, то сами жители деревни обязаны сразу же доложить об оном. А если утаят о нерадивом, отвечать будут все вместе с ним. Надлежит также постоянно наблюдать за всеми детьми, за детьми простых крестьян, за арендаторами, слугами и прочими, чтобы не было никаких худых дел. А если из-за того, что проверки нет, случится злодейство, за это спросится с пятидворки. Сразу же докладывать, если староста или его помощник пропустят кого-нибудь и не внесут в какие-либо деревенские книги и другие записи. А ежели все-таки кого пропустили, отвечают все вместе с чиновниками, [ведающими этими записями].

[7.] Когда прислано распределение подати, нужно собрать на сход богатых и бедных крестьян, а также крестьян, имеющих землю в другой деревне, и правильно сделать разверстку с учетом нормы обложения. Кроме того, чтобы подтвердить, что с распределением всех ознакомили, каждый должен поставить свою печать на оборотной стороне документа. Все обязаны внести подать не позже конца одиннадцатой луны 14. По внесении подати староста должен выдать крестьянам расписки в получении. Если сделано это без внимания и расписки сразу не выданы, то впоследствии из-за этого [46] беспорядков не допускать. Всегда следует [все] тщательно записывать в деревенские книги и всем ставить печати.

[8.] При уплате подати считать, как установлено издавна, 4 каммон за 1 рё золотом 15.

[9.] Если во время распределения подати произошла ошибка или кто несогласен, сразу же сообщать в кандзё-бугё.

[10.] При внесении подати и другого зерна для правительства в деревенскую кладовую в присутствии старосты и пятидворок должны быть проверены мешки и все прочее и, как всегда, к каждому мешку должны быть прикреплены две бирки; внутри мешка и с наружной стороны. Согласно приказу, надлежит со всем вниманием следить за тем, чтобы в рисе не было незрелых и раздробленных зерен. Разумеется, если кто-либо убежал, не уплатив подати, внести за него должна деревня.

Перед внесением подати на общем сходе договориться и назначить людей, которые будут отмерять рис, а во время осмотра полей [чиновниками] собрать их всех со всей деревни в кандзё-бугё, где они в присутствии обоих дайканов и чиновников, осматривающих поля, должны установить соответствие своих мерок, чтобы между ними не было ни малейшей разницы. Во время перевозки риса в государственную кладовую в Эдо нужно проверить, надежны ли сопровождающий рис человек (уванори) и капитан. Обсудить это на деревенском сходе и, получив распоряжение дайкана, утвердить их. Нельзя менять подряд на перевозку или же передавать его лицам из других мест. Если рис в лодке намокнет, то никоим образом нельзя заново перевязывать мешки. До тех пор пока подать не внесена в государственную кладовую [47] в Эдо, за все, что происходит на судне, отвечают крестьяне, они и должны сдать точно весь рис. Нельзя отправлять куда-либо ни одного зерна, пока вся подать не внесена полностью.

Примечание. Во время засыпки или выдачи казенного риса из сельской кладовой староста единолично не может срезать бирку: делать это нужно в присутствии членов пятидворки. Взяв зерно для казенных нужд, [следует] снова всем вместе прикрепить бирку.

[11.] Настрого запрещается грузить на эти суда какой-либо груз, кроме казенного, кто бы ни попросил со стороны. Вопрос о жалованье и обо всем прочем, необходимом для сопровождающих подать, капитана и матросов на судне, решается особо. Что же касается числа [обслуживающих], то оно должно соответствовать прежним установлениям.

[12.] Надлежит усердно охранять деревенскую кладовую. А если из-за пожара или из-за воров будет недостача риса, то, так как за охрану отвечает деревня, крестьяне должны сразу же уточнить и пополнить недостачу. Если же виноват сторож, то после расследования виновного привлекать к ответственности.

Примечание. Если поблизости от государственной кладовой начнется пожар, все крестьяне должны быстро бежать и оцепить кладовую. Невышедшие немедленно привлекаются к ответственности. Пока рис не сдан в правительственную кладовую в Эдо, недостачу, возникшую из-за пожара или из-за чего другого, должна возмещать деревня.

[13.] Надлежит строго соблюдать осторожность в отношении огня, согласно ранее вышедшим распоряжениям. Будь то днем или ночью, староста вместе с пятидворками обсуждают дело и старательно растолковывают всем крестьянам и даже беднякам о возможных причинах пожара. Само собой разумеется, если пожар начался, то, захватив с собой все, что нужно, все должны бежать к месту пожара и быстро потушить его. Если пожар захватил княжеские владения, хотя бы и в соседней деревне, бежать туда [48] и тушить огонь. Если, чего доброго, не все вышли, дело разбирается и виновные несут наказание.

[14.] О всех неожиданных происшествиях, таких, как пожар, ссора или что другое, а также по поводу каких-либо изменений в деревне сразу же докладывать дайкану.

[15.] В случае возбуждения судебного дела староста, пятидворки и все причастные к этому делу должны собраться вместе, обсудить и постараться уладить все без шума, между собой. А коли миром не смогли решить, то отправляется староста в сопровождении одного из [членов] пятидворки. Если же староста, члены пятидворки, а также виновные превысили свои права и отправились, не попытавшись договориться, по расследовании они подвергаются наказанию. Пусть даже [лишь] спустя некоторое время станет известно, что староста и пятидворки с пристрастием отнеслись к делу и тайно покончили его, все равно последует привлечение к ответственности.

[16.] Должны строго соблюдаться изданные ранее законы о бессрочной купле-продаже суходольных и заливных полей, приусадебных участков и лесов.

[17.] Если заливное поле отдается в залог на установленный срок, то староста и его помощник должны поставить печати на закладных, затем обе стороны должны обменяться документами, [и только после этого] взявший поле в залог может им пользоваться. Нельзя составлять закладную на срок более 10 лет. А если староста и его помощник из-за своей выгоды не поставили печати, тут же об этом доложить. Что касается участков из княжеских земель, то, если распорядились ими, не спросив старосту и его помощника, оба: и тот, кто заложил землю, и тот, кто взял ее в залог, будут наказаны, а земля отобрана. Также немедленно докладывать, если кто из старост или их помощников превышает власть по отношению к простым крестьянам.

[18.] Крестьяне, которые снимают с заливных полей не больше 10 коку, не могут делить эти поля между наследниками. А в [49] том случае, если урожайность выше и раздел необходим, надлежит заявить об этом и получить разрешение.

[19.] Руководствуясь прежними примерами, всем вместе устанавливать правила орошения полей, а не заводить тайком споры из-за границ земель, подлежащих орошению. Не ссориться и из-за воды, а если ее на полях не хватает, то сразу же докладывать. Не следует брать воду по своему усмотрению. В случае споров из-за воды или же из-за границ владений, или еще из-за чего, до ругани и крика дело не доводить. А если такое начнется, донести дайкану. Если кто во время спора схватится за меч, нож, лук, копье или другое оружие, по расследовании виновный будет привлечен к ответственности.

Примечание. Из-за чего бы ни случился спор, нельзя подстрекать [спорящих]. Нарушители распоряжения привлекаются к ответственности.

[20.] Три-четыре раза в месяц староста и пятидворки должны осматривать границы владений в своей деревне. Если будут замечены какие изменения, немедленно докладывать дайкану.

[21] Если кто-нибудь посадит саженцы на границах земель или соорудит насыпи, а потом во время споров из-за межи ловко использует это, чтобы там обосноваться, то отвечать будут староста и пятидворки.

[22.] В случае наводнения в деревнях, расположенных по течению рек, староста, его помощники и крестьяне вплоть до бедняков должны все до одного быстро выйти для оказания помощи, чтобы не прорвало дамбу.

[23.] Если кто расширит поле или усадьбу, сузив оросительные каналы или дорогу, отвечать за это будет не только сам виновник, но староста и его помощники.

[24.] Строго запрещается игра в карты и всякие другие азартные игры. Если кто это нарушит, то не только ему, но и старосте и его помощникам и всем другим будет учинено наказание без всякой пощады. [50]

[25.] В лесных и горных заповедниках нельзя рубить лес и бамбук. Нельзя даже брать ни веток, ни листьев. А если кто совершил кражу в заповеднике, схватить его и доложить. Если проглядели и об этом станет известно со стороны, дело будет расследовано [властями] и виновные непременно будут привлечены к ответственности. Пусть даже лес и бамбук принадлежат самому крестьянину и деревья находятся на его дворе, все равно зря рубить нельзя. А коли рубить лес заставляет нужда, то надлежит подавать просьбу дайкану и получить его распоряжение.

[26.] По поводу работников и лошадей для казенных нужд: без документа с красной печатью не давать ни одного человека, ни одной лошади. На коннопочтовых станциях по пути следования надлежит предоставлять подводы без задержки, будь то днем или ночью. Плата за перевозку и работникам взимается согласно ранее утвержденным правилам. Брать больше установленного запрещается. За перевоз на лодке нужно платить также согласно ранее установленным правилам. На переправах не задерживать.

Примечание. Грубость по отношению к проезжающим недопустима.

[27.] Когда через владение проезжает не только кто-либо из прямых вассалов [сёгуна] — об этом и говорить не нужно, — но и самураи из других владений — вообще все, кто едет верхом с каким-нибудь оружием, то крестьяне, где бы они ни были — у обочины дороги или за работой на поле, — как только завидят проезжающих, должны обязательно снимать головные уборы — соломенные шляпы, платки, повязки из полотенца — и пасть на колени. Если будут допущены грубые, неподобающие действия, виновные подвергнутся наказанию.

[28.] Откуда бы ни поступило распоряжение по поводу дел господина правителя, принять всем сердцем и стараться его выполнить в указанное время, без малейшего промедления.

[29.] Согласно распоряжениям, все, что связано с государственными делами, а также и все повинности выполнять сразу же, не меняя ни дня, ни часа. [51]

[30.] Строго выполнять указы по поводу стрельбы из ружей, согласно духу ранее изданных запретительных законов. Если же кто-либо будет тайком стрелять из ружья, староста и пятидворка должны сразу же докладывать об этом.

[31.] При появлении воров жители деревни обязаны немедленно собраться и схватить их. Или же если шайка злодеев (акуто), преследуемая жителями соседней деревни, [пришла в вашу деревню], то надо быть начеку, выйти ей навстречу, выпытать, что происходит, и завершить дело в присутствии старосты и его помощников, а затем немедля доложить дайкану. Если заметили подозрительных людей, которые шатаются вокруг замков, храмов или же в полях и горах, следовать за ними по пятам и дать знать в окрестные деревни. А если воров и злоумышленников удалось схватить, то человеку, донесшему о них, будь он хотя бы из той же шайки, преступление простить и выдать награду. Делать все это нужно так, чтобы не вызвать мести. А если об этих людях умолчат и все станет известно от других, то виновных привлекут к ответственности.

[32.] Если для того чтобы прожить, необходимо ловить птиц вблизи жилья или на жнивье, то доложить об обстоятельствах дела и получить разрешение. Во всех государственных заповедниках для соколиной охоты никаких птиц трогать нельзя.

[33.] Если в контору по сбору ундзё придет человек получить подряд, то сперва нужно проверить, надежен ли он, и лишь тогда дать разрешение. Всем другим разрешения на подряд не давать.

[34.] Ни в коем случае нельзя продавать и покупать людей. Что же касается хоконин, мужчин и женщин, то, согласно постановлениям правительства, срок их найма не должен превышать 10 лет.

[35.] Не следует самовольно выставлять поручителей. Однако, если это человек надежный, известны его родственники и происхождение, нужно обратиться за разрешением к старосте и [52] пятидворке и [только] после этого выставлять его поручителем. Если на поручителя будут жалобы, то дело должно быть улажено обязательно в присутствии старосты и членов пятидворки. Если же возникнет какая задержка, то надлежит докладывать дайкану.

[36.] При торговле скотом надлежит проверить, откуда он получен, выставить поручителя и получить разрешение старосты и пятидворки. Запрещается покупать скот, если неизвестно, кто его хозяин. Ясно, что, как указывалось в прежних распоряжениях, о больной скотине нужно изо всех сил заботиться и выхаживать ее. Если у крестьянина из-за бедности нет кормов и держать лошадь или корову ему затруднительно, он должен заявить об этом, и корм обязаны выдать. А если скотина все-таки пала, староста и члены пятидворки должны убедиться в этом собственными глазами, а труп должен быть закопан.

Примечание. Запрещается самовольно выпускать скотину в поля.

[37.] При получении закладов надлежит брать поручителя. А если заклад взят без поручителя, [виновных] привлекать к ответственности.

[38.] Если есть такие нерадивые люди, что всегда ведут себя плохо, мешают другим, затевают ругань и ссоры, бродят по ночам, совсем забросили землю и к тому же не слушают увещеваний старосты и соседей по пятидворке, староста и пятидворка обязательно должны о них донести. Если же все это станет известно от других, то отвечать будут староста и пятидворка.

[39.] Если арендаторы земли или торговых помещении изъявят желание остаться в деревне, нужно запросить о них с [их] постоянного места жительства. Если препятствий нет, проверить их намерения, взять надежное поручительство и разрешить остаться лишь после того, как дело обсудят староста и пятидворка. Однако и при наличии поручителя подозрительных людей оставлять не следует.

[40.] В случае когда ронин, врач или кто иной, пришедший [53] из других мест, захочет поселиться в деревне и заявит об этом, следует обратиться за разрешением к дайкану и поступать в соответствии с распоряжением.

[41.] Следует быстро доносить дайкану не только о тех случаях, когда в деревне появляется раненый из других мест, — об этом и говорить нечего, — но и о тех, когда кто-либо из жителей появится с ушибом, раной или с другим повреждением. Может статься, что в деревне на улице умрет человек, неизвестно откуда пришедший. В этом случае одежда и все находящиеся при нем веши должны быть осмотрены и опечатаны в присутствии старосты и членов пятидворки. Около умершего должна быть поставлена охрана, обо всем [следует] доложить дайкану, чтобы получить его распоряжение.

Примечание. Если прохожий или кто другой постоянно учиняют беспорядки или же кто напьется допьяна и валяется на дороге, их нужно привести в себя; а у прохожего выведать, куда он идет, и отправить из деревни.

[42.] Проезжие дороги, мосты, заборы вдоль дорог постоянно делать с радением, старательно.

[43.] В случае перемен в буддийских и синтоистских храмах, бегства или разорения кого-либо из крестьян нужно подробно записывать причины этого, докладывать дайкану, как были улажены дела разорившихся крестьян, в том числе подорвавших свое здоровье.

[44.] Запрещается сооружать новые винокурни, кроме тех, которые с давних пор зарегистрированы по городам и селам, а также запрещается продавать сакэ.

Примечание. Запрещение о продаже сакэ не распространяется на постоялые дворы при дорогах.

[45.] Крестьянам нельзя носить никаких мечей.

[46.] Что касается одежды для крестьян и купцов, то из шелка, чесучи, полотна и хлопчатобумажных тканей не только они, но их жены и дети должны выбирать только то, что положено их сословию. [54]

[47.] Не следует строить дома, не соответствующие положению. И уж никак нельзя допускать, чтобы постройка хоть на самую малую толику выдавалась за пределы [усадьбы] или на [полосу дороги] Кайдо (Токайдо).

[48.] На всякого рода празднованиях, даже таких, как свадьба, рождение и прочее, которые происходят только два-три раза за всю жизнь, нельзя подавать больше, чем один суп и три перемены овощей. За завтраком и ужином есть пищу только с дешевым зерном (дзаккоку).

Примечание. Это относится и к похоронам; их можно справлять еще проще — кому как хочется.

[49.] Во время свадьбы — вступает ли в семью невестка или зять — строго запрещается ездить в колясках или седле, а также подкладывать под вьючное седло футон из чесучи или хлопчатобумажных тканей. Нельзя роскошествовать ни в чем, все справлять, как можно проще.

[50.] На деревенских сходках можно подавать только чай и табак. Нельзя потчевать вином, закуской и прочей едой за счет крестьян.

[51.] Нельзя напиваться допьяна в городах малых и больших. Если кто опьянел и учинил беспорядок, то во всех случаях он будет наказан.

[52.] Для того чтобы справлять даже большие праздники, нужно получать разрешение дайкана. Изданы законы, запрещающие введение новых праздников, и их надлежит соблюдать. Нельзя также перевозить богов в другие места, хотя бы ненадолго 16. В случае, если образ бога привезли в деревню из другого места, не следует посылать дальше. Само собой разумеется, что нельзя [55] давать для этого ни людей, ни лошадей. Нарушители подвергаются наказанию.

[53.] Строго запрещаются любые зрелища, будь то устраиваемые с благотворительной целью представления но, борьба сумо, марионетки, кабуки, дзёрури и т.д. Пусть даже к этому склоняют устроители их, все равно участвовать в них не следует.

Примечание. Нельзя оставлять [в деревне] блудниц и всех прочих гулящих женщин. Нарушителей непременно привлекать к ответственности.

[54.] Нельзя самовольно менять личные печати. А если кто утерял печать или есть необходимость обязательно заменить ее, то доложить дайкану все обстоятельства и лишь с его разрешения можно сделать замену.

[55.] Надлежит без промедления рассылать по деревням списки всех повинностей за год и постатейный список расходов для расчета с работными людьми. На документах должна быть печать дайкана (урабан) — это должно неукоснительно выполняться. Без печати дайкана ничего не давать, кто бы ни пришел. Все расчеты проверяются деревенскими старостами и пятидворками в присутствии помощника дайкана, чтобы не было никаких ошибок, и списки после этого представляются дайкану.

[56.] Что касается наследства, то [глава семейства], молодой или старый, в случае болезни должен тщательно составить завещание. Содержание завещания прочитать старосте и [членам] пятидворки и поставить на нем личную печать.

[57.] Нельзя пускать на ночевку одиноких прохожих, а на постоялых дворах нужно хорошо проверять и гонцов и других одиноких путников. Запрещается давать приют всем подозрительным лицам и бродягам — ронинам. Даже того, кто жил здесь ранее, но ушел в другое место и через несколько лет снова вернулся, нужно сперва проверить его прошлое, известить дайкана, и только после этого можно дозволить ему остаться здесь. Необходимо испрашивать разрешение у дайкана и в тех случаях, когда [56] кто захочет отправиться в другую провинцию торговать или служить. Если кто пришел, пусть даже по небольшому делу, и остановился ночевать, на это необходимо разрешение старосты и пятидворки. А когда он уйдет, также доложить дайкану, старосте и членам пятидворки.

Примечание. Староста и его помощник должны просить разрешения у дайкана.

[58.] Если кто пожелает отправиться в храм Исэ на какие-либо праздники или в другие провинции, нужно обязательно обратиться к дайкану за указаниями. Это нужно делать и при возвращении.

[59.] Нельзя не только связывать себя с крамольниками клятвой перед богом — об этом нечего и говорить, но вообще нельзя участвовать ни в каких крамольных действиях. Если кто-либо нарушит это запрещение или обнаружится главарь [крамольников], то донести об этом должен любой человек, кто бы он ни был. За это будут награждать. Делать это надо так, чтобы не вызывать мести.

Примечание. Если по какому-либо поводу возникнут малейшие признаки недовольства, староста, пятидворки или кто из простых крестьян должны немедленно доложить дайкану.

[60.] Нельзя давать заимообразно золото или серебро дайкану и его помощникам, а также и брать у них; то же самое и в отношении вассалов и даже их слуг.

[61.] Когда вассалы правителя прибывают по казенным делам и для них заготовляется что-нибудь из местных продуктов, то надлежит брать с них за это по местным ценам, плату получать сразу же и выдавать расписку. Так же делать и в случае продажи чего-либо дайкану и его помощникам.

[62.] В случае прибытия в деревню дайкана или его помощников не следует предлагать им ничего, кроме чая и табака, и уж никак не устраивать для них утешений.

[63.] Настрого запрещается преподносить дайкану и его помощникам не только золото, серебро, рис, деньги, одежду и [57] прочие ценности, но даже дешевые подарки к праздникам Нового года, конца старого и на пять сезонных праздников (сэкку). Во время осмотра хлебов или же когда [в селение] по казенному делу прибывают вассалы сёгуна, не только крестьяне, но и никто другой, от священника и до слуг, не должны делать им подарки.

[64.] Когда проводится осмотр полей, старосты и пятидворки должны правильно показать поля, принадлежащие деревне: если есть, то и новые поля, и запущенные, а также и неразработанные земли, чтобы не осталось ни одного неучтенного бу. Не следует скрывать также ни одного сэ, ни одного бу и от людей из других владений. Если же при осмотре земля будет сокрыта или не учтена и об этом станет известно, отвечают староста и его помощники.

[65.] Староста и его помощники, осматривая поля в своей деревне при определении урожайности, должны делать это беспристрастно, так, как есть на самом деле. Если же они из корысти запишут урожай не тот, что есть, или же будут составлять записи пристрастно, то дело будет расследовано и виновные будут привлечены к ответственности.

[66.] При осмотре полей буддийских и синтоистских храмов, а также крестьянских домов, где готовится ночлег [для чиновников, проводящих осмотр], надлежит все оставить так, как есть: татами, сёдзи, бумажные фонари, все равно, старые они или новые. Однако если пользоваться ими затруднительно, то следует сёдзи и фонари подлатать, а если повреждено еще что другое и оставить в таком состоянии нельзя, то нужно слегка починить и остальное. Все приготовления надлежит производить так, чтобы не делать ничего заново.

[67.] Согласно ранее вышедшим указаниям, еда во время осмотра должна быть как можно проще, из местных продуктов, и подавать нужно лишь одно горячее и два овощных вторых. Ни в коем случае не подавать сакэ. Для слуг чиновников, производящих осмотр, подавать одно горячее и одно второе. [58]

Примечание. Лапшу, как простую, так и из гречневой муки, а также и другие блюда подавать не следует.

[68.] По приказанию кандзё-бугё осмотр хлебов проводят высшие и низшие чиновники, а также староста, один его помощник и четыре крестьянина из деревни, где это проводится. Решительно запрещается собирать людей, кроме указанных выше. Разумеется, во время завтрака и ужина нельзя угощать никого, кроме них.

Примечание. Это не касается помощников дайкана, если они прибыли по делу и присоединятся к тем, кто работает.

[69.] О проверке колоса. Место в деревне, где устанавливается [сжатый рис], нельзя делать больше, чем по 2 бу на каждую из четырех сторон. Надо делать так, чтобы рис не прорастал, даже если он будет лежать там долго.

[70.] Если имеются разработанные поля, долго находившиеся в запушенном состоянии, то лицам, проводящим осмотр в данном году, должны сообщить, с какого года поля эти разрабатываются вновь. А если это будет сокрыто и станет известно потом, то виновные непременно будут отвечать.

[71.] На разработку новых заливных и суходольных полей необходимо получать разрешение. А если кто-либо сделает это без разрешения, то будет привлекаться к ответственности.

[72.] Когда крестьяне вновь обрабатывают давно запущенные поля, то год начала обработки следует считать первым годом вновь поднятого поля.

[73.] При поднятии крестьянами целины как для заливных, так и для суходольных полей, если это делалось с соответствующего разрешения, следует считать трехлетним поле, разрабатываемое пять лет.

[74.] Если на вновь поднятых землях устраивается усадьба или высаживается лес для собственных нужд, надлежит извещать дайкана и получать разрешение.

[75.] Если разработано запустошенное поле или суходольное [59] поле в девственном лесу, то нужно непременно в этом же году доложить о том дайкану.

[76.] Особенно важно старательно приготовлять удобрения из навоза, золы, прелой травы и прочего.

[77.] Если кто замыслил работать для поддержки крестьянского хозяйства, нужно делать это так, чтобы самому стать крестьянином. О таких намерениях надо докладывать.

[78.] Если в деревне есть семья преступника, который должен быть казнен, то на место казни не должен приходить никто из семьи, кроме тех, кому приказано.

[79.] Настрого запрещается торговля ядом и поддельными лекарствами. Нарушители подлежат смертной казни. А если кто из них же донесет о тех, кто занимается запретным делом, то вина его будет прощена и он обязательно будет награжден.

[80.] Запрещается также торговля поддельным золотом и серебром.

Примечание. Вообще всякая подделка запрещается.

[81.]Что касается торговли разными товарами, то нельзя скупать товары, складывать их в одном месте и захватывать в одни руки. Нельзя также сговариваться о ценах, чтобы продавать дороже.

[82.] Не следует сговариваться и работным людям и просить за свой труд слишком высокую цену.

[83.] Что касается казенных дел, а также обработки земли и занятий каждого человека в семье, не следует пренебрегать указаниями дайкана. В случае нарушения распоряжений дайкана виновные будут в ответе. Если возникнут иски, отправляться в Эдо нужно по приказу дайкана. За самовольный уход надлежит привлекать к ответственности.

[84.] Не только пятидворки или старосту, но если кого и из простых крестьян вызовут в Эдо и станут допрашивать, то о любом деле говорить надо только правду, так, как есть. Пусть даже это касается самураев, дайканов и их помощников, о них тоже [60] говорить нужно без стеснения. А если кто воздержится и не скажет [правды], то за это понесет наказание.

[85.] Каждый год составлять книгу поименной записи (нимбэцутё) жителей деревни и представлять ее, как об этом указывалось ранее. Надлежит хорошо ознакомиться с изложенными выше законами, для чего в деревнях собрать всех крестьян, вплоть до самых бедных, и в 11 день 1-й луны, 3 день 3-й луны, 5 день 5-й луны, 7 день 6-й луны, 9 день 9-й луны и 15 день 11-й луны прочитывать им эти законы, постоянно втолковывать со старанием, чтобы законы соблюдались. Кроме того, каждый раз, когда крестьяне собираются даже по другому поводу, снова и снова зачитывать эти законы, рассказывая о них даже женщинам и детям, дабы все соблюдали их.

11 год Гэнроку, год тигра, старшего брата земли, третья луна 17.

Подписи: Микамэ Хэйма, Такасэ Куробэй, Эндо Маньэмон, Нагасака Тономо

Староста

Все крестьяне


Комментарии

13. На полях прим. Номура: «31 лист ханси. На обложке написано только, что это ”копии из книги законов”, но так как материалы находились в документах старосты деревни Мицухори, можно допустить, что они представляют собой маэгаки к записям пятидворок данной деревни. Изложенные выше распоряжения за 4 год Гэнроку (1691) относятся к тому времени, когда деревня находилась во владении правительства, а приводимые ниже документы (за 1698 г.) — к тому периоду, когда она стала частным (а может быть, и княжеским) владением. Если обратиться к материалам о положении этой деревни, относящимся к первому году Кампо (1741), то в них записано: ”Хотя и указывается, что с середины годов Гэнна (1615—1624) эта деревня якобы не была княжеским владением, но времени с тех пор прошло уже много, поэтому подробности не установлены. Годы неясны”».

14. В тексте симоцуки, т. е. ”месяц инея”, что соответствует 11 месяцу по лунному календарю.

15. Соотношение цен в золоте, серебре и медной монете колебалось. Приводимое здесь соотношение — 4 каммон меди за 1 рё золотом было установлено в 13 году Канъэй (1637) при выпуске новых медных монет. Стоимость последних падала, и к 1868 г. 1 рё приравнивалось к 10 каммон и более.

16. Имеется в виду религиозный синтоистский обряд — переносить на время изображения [статуи] богов из одного храма в другой.

17. Третья луна 1698 г. соответствовала времени с 18 апреля по 10 мая по европейскому календарю.

(пер. О. С. Николаевой)
Текст воспроизведен по изданию: Документы по истории японской деревни. Часть 1. Конец XVII - первая половина XVIII в. Наука. 1966

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.
Rambler's Top100