Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Указ Дадзёкана об обязанностях членов пятидворок 3

Каждой пятидворке (гохо) вменяется в обязанность следующее:

1. Следить за [всякими] передвижениями [в своей местности] и докладывать о них [властям].

2. Нести полную ответственность за членов пятидворки.

3. Вести розыск в течение пяти лет, если одна из семей пятидворки скроется.

4. Ведать имущественными делами той семьи, в которой нет наследников [мужчин].

5. Воспитывать детей преступника, приговоренного к смерти.

6. Немедленно докладывать о нарушениях или преступлениях, совершенных членом пятидворки.

7. Докладывать, если в пятидворке произойдет кража или убийство.

8. Оказывать помощь пострадавшим от кражи и семье убитого.

9. Поддерживать хорошее состояние дорог и мостов.

10. Разводить тутовое дерево.

3 год Хакути [652 г.] [166]

Указы Хидэёси

Указ о норме подати и прикреплении крестьян к земле 4

1. Законы (хатто) о вассальных владениях были установлены раньше, но настоящим еще раз приказываю строго их выполнять.

Вопрос о подати - дело, касающееся сеньора (кюдзин) и его крестьян.

Однако, если от крестьян поступит прошение о снижении подати в связи со стихийными бедствиями, то после обследования риса на корню надлежит установить подать в таком размере, чтобы сеньору досталось не меньше двух третей [урожая], а крестьянину - не больше одной трети.

2. Если же крестьяне будут настаивать на снижении подати, их следует наказать. В случае удовлетворения их просьб сеньором последний также будет рассматриваться как совершивший наказуемое деяние. Крестьяне, прекратившие обработку своих засеянных полей, подлежат строгому наказанию.

Крестьяне, оставившие свои наделы и ушедшие в другие владения, а также лица, укрывающие их, подлежат наказанию.

Лица, нарушившие указанные выше предписания, должны быть немедленно подвергнуты строжайшей каре.

21 день 3 луны 14 года Тэнсё [9 мая 1568 г.] 5 [167]

Указ об изъятии оружия («Катанагари-но рэй») 6

1. Крестьянам всех провинций категорически запрещается иметь мечи, кинжалы, луки, ружья и другое оружие. Будут подвергнуты наказанию все те злоумышленники, которые хранят недозволенное оружие, препятствуют своевременной уплате подати и сборов, замышляют бунты и проявляют нелояльность в отношении своих сеньоров. Из-за их действий поля зарастают травой и ленные земли приходят в упадок. Всем князьям, вассалам-ленникам и дайканам надлежит отобрать это оружие и представить Нам.

2. Отобранные мечи и кинжалы не пропадут напрасно, а будут использованы на гвозди, клепки и прочее для созидаемой статуи Великого Будды 7. Это окажется полезным для крестьян не только в этом мире, но и в потустороннем.

3. Крестьяне должны пользоваться только сельскохозяйственными орудиями. Тогда дети и внуки их будут жить благоденствуя. Мы желаем добра крестьянам, отдавая настоящий приказ. Он закладывает основу безопасности государства и благополучия народа. В Китае правитель Яо 88 для умиротворения страны приказал перековать на плуги все оружие. Но в нашем государстве нельзя следовать этому примеру.

Все указанное выше подлежит неуклонному выполнению. Настоящий указ надлежит довести до сведения крестьян и внушить им прилежание для выполнения сельскохозяйственных работ. Названное выше оружие должно быть незамедлительно отобрано и представлено Нам.

8 день 7 луны 16 года Тэнсё [9 августа 1588 г.]

Указ о закреплении социальных различий («Мибун-но тэйрэй») 9

1. Надлежит проверить личность самураев, находящихся на службе у недворян, а также самурайских слуг (комоно, тюгэн, арасико), которые под видом горожан или крестьян после усмирения Муцу в 7 луне прошлого [168] года 10 поселились в городах и деревнях, и выселить их оттуда. Оставление их там [вопреки настоящему предписанию] следует рассматривать как соучастие, и соответствующие города и деревни в этом случае должны понести наказание.

2. Если крестьянин бросит свой надел и займется торговлей или поступит в услужение, то наказание должны понести не только он, но и крестьяне его деревни. Владетель феода или дайкан обязаны проверить всякого не находящегося на службе и не занимающегося сельским хозяйством и выслать его из подведомственных владений. Непринятие указанных мер будет рассматриваться как недосмотр и повлечет за собой отобрание владения.

Если же такого крестьянина станут укрывать крестьяне или горожане, то понесут наказание целиком соответствующая деревня или город.

3. Самураев всех рангов, ушедших без разрешения от своего сюзерена, надлежит тщательно проверить. Они должны иметь поручителя.

Если же у такого самурая найдется сеньор, который заявит об этом, то следует бежавшего арестовать и передать сеньору, поскольку это их внутреннее дело.

Если же вопреки закону сеньор дает этому человеку возможность скрыться, то вместо него надлежит казнить троих [других вассалов этого сеньора], а головы казненных отправить властям.

Если же не будут казнены трое вместо одного бежавшего, то следует наказать самого сеньора.

Все изложенное выше предписывается строго и неукоснительно выполнять.

Хидэёси (личная печать)

21 день 8 луны 19 года Тэнсё [8 октября 1591 г.]

Указ о создании пятидворок и десятидворок и об их круговой поруке 11

1. О бандитах с больших дорог, ворах и грабителях.

Различные услужающие (хоконин) и самураи, объединившись по 5 человек, а остальное низшее [169] население - по 10 человек, должны составить [письменное] круговое поручительство с приложением личных печатей в том, что они не допустят преступных действий.

2. Все самураи, объединившись по 5 человек, а остальное низшее население - по 10 человек, составляют свои общины (куми).

3. О лицах, исключаемых из общины.

У таких людей отрубается мизинец, и они изгоняются из общины.

4. О членах общины, совершивших преступление.

Если о них заявлено самой общиной, то это считается согласием ее на покарание преступников.

5. Если же сообщено со стороны (т.е. другой куми. - Г. П.), то каждый из преступной шайки 12 должен заплатить по 2 май золотом, а главарь должен дать компенсацию жалобщику.

6. Впредь самураям и низшему населению, поименованным в настоящем указе, запрещается переходить к другому хозяину, за исключением тех случаев, когда это будет сделано с согласия законного хозяина.

7. Нельзя карать преступника среди ночи, нарушая спокойствие. Надлежит обо всем известить бугё данного района и до получения от него приказаний никаких действий не предпринимать. Родственники [потерпевшего] обязаны немедленно представить письменное заявление [властям с изложением всех обстоятельств дела].

Все вышеуказанное подлежит строжайшему выполнению.

7 день 3 луны 2 года Кэйтё [23 апреля 1597 г.]

Принципы начисления и взимания подати, установленные Хидэёси 13

1. Измерительный шест устанавливается длиною в 6 сяку 3 сун. Один тан равен прямоугольнику со стороной 5 и 60 кэн, или 300 бу.

2. Все поливные и богарные поля, а также другие пахотные земли разделяются по качеству на высшие, [170] средние и низшие, соответственно с чем устанавливается подать.

3. Устанавливается надбавка к подати (кутимай) в 3 меры. Дополнительные сборы отменяются.

4. Подать должна измеряться мерой кёмасу. Эта же мера должна употребляться при всякой купле-продаже зерна.

5. Крестьяне обязаны доставлять за свей счет податной рис в радиусе 5 ри. Перевозка на более далекие расстояния должна осуществляться дайканами и держателями ленов.

18 день 7 луны 3 года Кэйтё [19 августа 1598 г.] [171]

Указы бакуфу, регламентировавшие жизнь императорского двора, дворянства и духовенства

Правила для императорского двора («Киндзю нараби-ни кугэ сёхатто») 14

1. О воспитании его величества. Для императора науки составляют главное. Не изучив наук, нельзя познать древности; не зная древности, нельзя поддерживать в стране спокойствие. Но познав науки, можно ясно понять, как правили августейшие предки. В книге «Кинхисё» 15 говорится, что в заветах годов царствования императора Ута [889-897] указано, что можно не изучать китайской истории и классических книг, но для того чтобы понять, как править, надо постичь искусство письма и много читать. Говорится там также, что японские стихи слагали всегда, еще со времени императора Коко [885-888], и хотя составление их нельзя считать важным занятием, тем не менее оно вошло в обычай и отбросить [этот обычай] нельзя.

Изучению наук нужно уделять особенно много внимания.

2. Высшими чинами [при императорском дворе] считаются премьер (дадзё дайдзин) и два его помощника - левый и правый министры (садайдзин и удайдзин), за ними следуют великие князья (синно).

Премьер, левый и правый министры в отставке считаются ниже великих князей. При исполнении служебных обязанностей эти три министра стоят выше великих князей, но по уходе в отставку занимают места ниже последних. [172]

Далее, если великий князь - к наследнику престола это не относится - или лицо, занимавшее пост одного из трех упомянутых выше министров, назначается на должность регента (кампаку), то он в соответствии с этой должностью занимает место в группе пяти домов Сэккэ 16.

3. Министры из кугэ 17 после ухода в отставку занимают места ниже великих князей.

4. Лица неспособные, хотя и происходящие из пяти домов Сэккэ, не должны назначаться на должности премьера, левого и правого министров и регентов (сэссё и кампаку). Тем более это относится ко всем таким лицам из других фамилий.

5. Лица способные, хотя и преклонного возраста, не должны отказываться от службы на должностях премьера, левого и правого министров и регентов. Если же они подадут в отставку, им будет приказано продолжать службу.

6. Бездетные [аристократические семьи] могут брать детей и молодых людей для усыновления только из своего же рода. С древних времен не допускаются к наследованию и главенству в семье женщины.

7. Военным (букэ) должны присваиваться совершенно иные чины и титулы, чем кугэ 18.

8. При перемене названия годов правления японского императора нужно избирать такие названия, которые уже применялись в Китае и оправдали себя как счастливые. Но если из-за этого пришлось бы повторить прежние названия, то лучше придерживаться порядков и обычаев, [173] принятых в Японии (т.е. взять не китайское, а японское название. - Г. П.).

9. Церемониальное платье императора состоит из двух кимоно: одного - с длинными, другого - с короткими рукавами и из мосусо 19, которые должны иметь двенадцать различных изображений августейшего герба... 20

Экс-император носит верхнее платье красного цвета или светлых тонов.

Три министра носят платье с черными гербами в форме видоизмененных листьев цурубами 21.

Два старших секретаря (курандо и куродо), секретари 5-го и 6-го классов носят платья темно-лилового и темно-красного цвета. Самый старший может носить платье из материи в мелкую точку...

10. Повышение в чинах производится так, как то установлено обычаем для каждого дома. Повышаются в чинах вне очереди лица, выказавшие ученость, способности по службе и таланты в стихосложении.

11. Если титулованные придворные или простые слуги двора ослушаются приказов кампаку, дэнсо или бугё 22, они будут сосланы в отдаленную местность.

12. Степень наказания должна определяться в соответствии с прошлой судебной практикой.

13. Настоятели главных храмов и монастырей (мондзэки) родом из пяти домов Сэккэ занимают места ниже, чем настоятели храмов, происходящие из великих князей... Настоятелям храмов, не являющимся потомками сыновей императора, не может быть присвоен титул великого князя.

Женам титулованных настоятелей храмов присваиваются титулы их мужей.

Согласно старым обычаям и правилам, лицам, имеющим священный сан, титул великого князя может присваиваться чрезвычайно редко. Однако за последнее время это стало практиковаться неоправданно часто...

14. Присвоение званий высшему буддийскому духовенству: архиепископам 1-го, 2-го и 3-го рангов (содзё - тай, сэй, гон), настоятелям главных храмов, настоятелям филиальных храмов (ингэ) - происходит по [174] установленным правилам. Тем простолюдинам, которые проявили выдающиеся способности в усвоении всего синтеза идей Конфуция и претворяют их в жизнь, - что бывает чрезвычайно редко, - присваиваются звания, лишь приравниваемые (дзюн) к званиям высшего духовенства. Это не относится, однако, к учителям государя и трех министров.

15. В соответствии с установленным обычаем настоятели главных храмов имеют бесспорное право назначать епископов трех рангов (содзу - дай, сэй, сё) и священнослужителей ранга хоин; настоятели филиальных храмов имеют право назначать епископов четырех рангов (содзу - дай, сэй, сё, гон) и священнослужителей рангов рисси, хоин и хоган. Простолюдины (приравненные к рангам мондзэки и ингэ. - Г. П.) могут производить назначения по рекомендации главного храма и подобрав способных и достойных людей.

16. Священнослужители, которые носят лиловые рясы (т.е. низших рангов. - Г. П.), согласно установленным обычаям редко назначаются настоятелями храмов и монастырей (сюдзисёку). Однако за последнее время без разбора издаются на этот счет императорские указы; участились случаи нарушения порядка, а также проступки, позорящие сан священнослужителей, что весьма прискорбно. Впредь надлежит отбирать для назначения настоятелями храмов знающих, способных и достойных людей, придерживающихся строгих моральных правил и порядка.

17. О присвоении священных санов. Главный храм выбирает ученых людей и делает представление трону о присвоении им сана в ранге сэй или гон, после чего должен последовать императорский указ. Лицам, проведшим в духовном звании 20 лет, присваивается ранг сэй, лицам, проведшим в духовном звании менее этого срока, присваивается ранг гон.

За всякое несправедливое соперничество виновные священнослужители подлежат высылке или еще более тяжелому наказанию.

Все вышеизложенное должно строжайшим образом выполняться.

17 день 7 луны 20 года Кэйтё [9 сентября 1615 г.]

Печати: [кампаку Нидзё] Акидзанэ
[сёгун Токугава] Хидэтада
[Токугава] Иэясу [175]

6. Княжеский кодекс («Букэ сёхатто») 23

1. Сердце и все мысли воина должны быть посвящены искусству владения письмом, оружием, стрельбы из лука и верховой езды.

Заветом древних богов было: сначала искусство письма, а затем - военное искусство. Но ни то ни другое не должно находиться в пренебрежении. Искусство стрельбы из лука и верховой езды особенно необходимо для букэ. «Солдат» - слово, вызывающее неприятные ассоциации, но он неизбежная необходимость. В период, когда установлен мир, мы не должны забывать о смутном времени.

Как же можно ослаблять военное обучение?!

2. Нужно быть умеренным в вине и удовольствиях. Мы рекомендуем строгую умеренность. Главной причиной разорения княжеств служит чрезмерная приверженность к женщинам и азартным играм.

3. Нарушителям закона не должно быть предоставлено убежище ни в одном из княжеств. Закон - основание взаимоотношений между людьми и основа общественного порядка. Закон иногда может находиться в противоречии с истиной (ри), но истина не может служить оправданием для нарушения закона. Поэтому те, кто его нарушают, подлежат наказанию.

4. Каждый князь большого или малого владения или их вассалы должны выслать из своих владений любое лицо, виновное в участии в восстании или убийстве.

5. Впредь не должно быть никаких сношений с населением других владений.

Обычаи разных княжеств различны. Раскрывая секреты своего княжества другому или докладывая о секретах другого княжества властям своего, люди желают подольститься, втереться в доверие.

6. Даже о ремонте замка надлежит докладывать властям. Должно быть прекращено строительство новых замков. Замок со стеной площадью более 100 ти 24 пагубен для княжества. Высокие стены и глубокие рвы - причина крупных переворотов.

7. Если замышляются какие-либо новшества или начинаются раздоры в соседнем княжестве, об этом [176] надлежит незамедлительно доносить правительственным властям.

Люди всегда формируют партии, но немногие из них приходят к чему-либо полезному. Чаще от этого проистекают неповиновение сеньору и родителям, конфликты между соседними районами. Если старинные заветы не будут соблюдаться, то начнутся бесконечные интриги и заговоры.

8. Браки не могут быть заключены по личной склонности. Брак - гармоническое сочетание мужского и женского начала. О нем нельзя решать легкомысленно. В «Книге перемен» 25 говорится: «Пока не находятся во враждебных отношениях - браки могут быть заключены и можно узнать обоюдную волю, но когда становятся врагами - шансы на это потеряны. С выполнением хорошего нужно поторопиться». В «Книге стихов» 26 написано: «Мужчины и женщины должны поступать правильно и вовремя сочетаться браком. Тогда не будет холостяков и незамужних женщин». Но создавать партии благодаря бракам - это источник низких и подлых заговоров.

9. О поведении даймё, являющихся для несения службы. В «Нихонги» 27 записано: «За исключением случаев несения официальной службы, никому не разрешается собирать людей своего княжества в столице или передвигаться в сопровождении 20 всадников». Словом, не разрешается возглавлять большое число своих слуг. Князья с доходом от 100 тыс. до 200 тыс. коку не должны иметь более 20 всадников. Соответственная норма должна быть для лиц, владеющих свыше этого количества. Но [военные] силы [даймё], находящегося на официальной службе, должны соответствовать его положению.

10. Не должно быть смешения материй, используемых на платье. Надлежит сохранять ясно видимые различия между князем и вассалом, между высшим и низшим. Нельзя надевать без разрешения белую узорчатую ткань, [177] верхнее платье из набивного белого шелка, платье на пурпурной подкладке. За последнее время простые вассалы и солдаты взяли привычку носить платье из узорчатых тканей и с вышивкой, что совершенно противоречит старинным обычаям и [потому] предосудительно.

11. Простолюдинам запрещается езда в паланкинах. Некоторые имеют с древних времен право ездить в паланкинах, другие получили его позже. Однако в последнее время простые вассалы и солдаты стали ездить в паланкинах. Это вопиющая дерзость. Впредь пользоваться паланкинами без специального разрешения дозволяется только князьям и заслуженным членам их семей. Кроме этих наших высоких вассалов, разрешение может быть дано лекарям, астрологам, лицам старше 60 лет и больным. Если рядовые вассалы и солдаты позволят себе ездить в паланкинах, это будет рассматриваться как проступок их князя. Данные ограничения, однако, не относятся к придворной аристократии и священникам.

12. Самураи всех княжеств должны соблюдать экономию. Богатство всегда бывает показным, а бедные стыдятся своего неравенства. Это обычное явление. Но ничто не достойно большего порицания, [чем расточительство], которое должно строго пресекаться.

13. Князья должны назначать на руководящие должности в своих княжествах людей способных и достойных.

Искусство управлять заключается в умении подбирать подходящих лиц. Должны быть проведены точная грань между заслугами и проступками и правильное распределение наград и взысканий. Если в княжестве есть способные люди, оно будет процветать; если их нет, оно будет разрушаться.

Такое ясное предостережение было сделано древними мудрецами.

Упомянутое выше должно строго соблюдаться.

7 луна 20 года Кэйтё [1615 г.]

Дворянский кодекс («Сёси-хатто») 28

1. Нужно проявлять глубокое уважение к родителям и заботу о них, строго соблюдать правила поведения, всегда совершенствоваться в науках и военном [177] мастерстве, выше всего ставить выполнение рыцарского долга (гири), не нарушать общественного порядка.

2. Как того требует воинская служба, надлежит содержать в полной исправности знамя, лук и стрелы, ружье, копье, доспехи, коня, сбрую, различное воинское снаряжение, следить за состоянием своей воинской группы.

3. Нельзя увлекаться приобретением ненужных вещей, не относящихся к воинскому снаряжению. Нельзя предаваться роскоши. Во всем должно соблюдать экономию. Лицо, не выполняющее своего долга и не являющееся без уважительных причин для несения службы, будет подвергнуто наказанию. Дело другое, если в его владениях случился ущерб от наводнения или дождей, засухи, тайфуна, саранчи, если он сам потерпел кораблекрушение, если произошел пожар или иные стихийные бедствия.

4. За последнее время все, вплоть до ясаку и сёсин (низшие ранги самураев. - Г. П.), позволяют себе чрезмерную роскошь. Отныне и впредь каждому надлежит держать себя скромно, в соответствии с занимаемым положением.

5. О женитьбе. За последнее время все, вплоть до ясаку и сёсин, роскошествуют сверх меры. Отныне и впредь все вещи каждого лица должны строго соответствовать его положению. Нужно соблюдать бережливость. Например: какое бы высокое положение брачующиеся ни занимали, в свадебной процессии не должно быть больше 30 паланкинов и нагаэ 29, приданое невесты можно нести не более чем в пятидесяти сундуках. Все должно строго соответствовать занимаемому положению.

6. Запрещается украшать золотом и серебром лакированные столики для еды, употребляемые на пирах, деревянную посуду, чарки для сакэ. Однако такую посуду и прочие украшения разрешается употреблять в случае приема высокого гостя, в дни торжеств и на свадьбах.

Но вообще все приемы не должны быть слишком пышными, нельзя допускать чрезмерного употребления сакэ.

7. В подарок посланцу, привезшему известие от сюзерена, полагается дарить вместо меча и лошади одну [179] монету червонного золота или 10 серебряных монет; в зависимости от его ранга эта сумма может быть понижена до одной серебряной монеты, до 300 медных монет или до 100 штук ткани установленного образца. Само собой разумеется, посланцу следует предложить немного сакэ и закуски.

8. Запрещается скопление посторонних на месте казни. Разрешается присутствовать только тому, кому приказано приводить в исполнение приговор.

9. Строжайше запрещаются всякие споры и ссоры. Если кто-либо встанет на ту или другую сторону, то наказание падет и на него. Запрещается устраивать сборища во время каких бы то ни было споров или ссор.

10. Если вдруг, несмотря ни на что, во дворце вспыхнет ссора, то вмешаться должен только ближайший дежурный гвардеец (бан). Соседним дежурным нельзя сбегаться к месту происшествия. Если же там не окажется дежурного гвардейца, то вмешаться должны те, кто находится поблизости. Если увидишь, что дело может кончиться плохо, надо вмешаться, чтобы не допустить преступных действий.

11. Если вспыхнет пожар, то, кроме чиновников (якунин) и тех, кому разрешено, никто не должен бежать и собираться у места пожара. Однако те лица, которым чиновники отдадут распоряжение, должны являться обязательно.

12. Нельзя укрывать того, кто нанес вред своему хозяину (сюзерену). Если поступит сообщение о том, что данный человек совершил измену, убийство, грабеж, то его надлежит возвратить немедленно на прежнее место. За мелкий проступок самурая надо выслать сразу по получении извещения, а слуг самурая (комоно, тюгэн) надлежит препроводить к хозяину. Если же это окажется затруднительным, тогда следует решить вопрос, посоветовавшись с бангасира или с кумигасира 30, а при отсутствии бангасира - с лицом, приравненным к нему по должности. Если возникнут затруднения, надо запросить инструкций у вышестоящих чиновников.

13. Если в какой-либо провинции окажется крупный преступник, то его родные, будь они даже людьми [180] высокого ранга (дзикисан), не в праве брать преступника к себе и ходатайствовать за него.

14. Нужно руководить делами своего владения, предписывать правила и законы, взимать подати, но не допускать никаких незаконных действий и не превращать свои владения в «мертвую землю».

15. Нельзя допускать споров и ссор между отдельными лицами по поводу границ владений, границ усадеб, споров из-за воды, лугов и горных участков. Если поступят претензии, то следует посоветоваться с бангасира и кумигасира, а при отсутствии бангасира - с лицом, приравненным к нему по должности. Если возникнут затруднения, надо запросить инструкций у вышестоящих чиновников.

16. Если [какая-нибудь группа] куминака, ёрики или досин совершит донос на другую группу [самураев], то, не принимая ни ту, ни другую сторону, надо посоветоваться с бангасира или кумигасира. Если возникнут затруднения, надо запросить инструкций у вышестоящих чиновников.

17. Когда возникает судебное дело между крестьянами, то дзито разрешает спор самолично, если обе стороны являются крестьянами его владений. Если же возникает тяжба с крестьянами из других владений, то надлежит принять решение по судебному делу после того, как бангасира и кумигасира обоих владений посоветуются друг с другом. При отсутствии бангасира надо переговорить с лицом, приравненным к нему по должности. Если же возникнут затруднения, то надлежит запросить инструкций от вышестоящих чиновников.

18. Вопрос о наследовании. О решении взять приемного сына нужно заявить, еще будучи здоровым. Если тянуть до последнего момента, то бывает, что рассудок уже затемняется и предпринять что-либо поздно. Само собой разумеется, что нельзя передавать наследство не по установленной линии. Например, даже родному сыну нельзя завещать имущество, если это будет не по установленной линии.

19. Не пристало самураю участвовать в тайных сборищах, нарушать порядок, писать [что бы то ни было] на заборах и в других местах, расклеивать листовки, играть в азартные игры, погрязать в разврате. [181]

20. Ни крупные, ни мелкие Наши вассалы не имеют права продавать и покупать что-либо с целью извлечения прибыли, а могут покупать только те товары, которые нужны для личного потребления.

21. Самураям пешего строя запрещается носить иное платье, кроме как из аяори, тиримэн, хирадзима, шелковой тафты, цумуги и хлопчатобумажной ткани 31.

Примечание. Лучникам и стрелкам из ружей запрещается носить иное платье, кроме как из цумуги, а также из хлопчатобумажной ткани.

Комоно и тюгэнам запрещается носить иное платье, кроме сделанного из холста и хлопчатобумажной ткани.

22. Моногасира и другие чиновники, находясь на службе, не должны быть лицеприятными, должны тщательно проверять все вверенное им имущество и быть всегда начеку.

23. Распоряжение высшего лица (т.е. сюзерена. - Г. П.) всегда должно точно и неукоснительно выполняться, независимо от того, кто передает приказ.

Все изложенное выше должно точно соблюдаться. Если кто-либо допустит нарушение, то после расследования и выяснения тяжести вины он понесет соответствующее наказание.

12 день 12 луны 12 года Канъэй [19 января 1636 г.]

Правила для буддийского духовенства («Сёсюдзиин хатто») 32

1. Нельзя нарушать правила, установленные в каждой секте. Если окажутся лица недостойного поведения, то о них надлежит немедленно донести [сёгунским властям].

2. Бонзы, не знакомые с правилами, установленными в той или иной секте, не могут стать настоятелями храмов или монастырей этих сект.

Примечание. Нельзя вводить новые обряды для молитвы и проповедовать еретические учения.

3. Нельзя нарушать соподчиненность между главными храмами и филиальными. Однако в то же время нельзя допускать несправедливости главных храмов по отношению к филиальным. [182]

4. Верующие избирают для себя храм [той или иной секты] по склонности своего сердца, и бонзы не должны, соперничая друг с другом, переманивать их.

5. Не пристало священнослужителям организовывать тайно сборища и замышлять борьбу и споры. Этого нельзя допускать.

6. Если кто-либо нарушит законы страны (княжества) и если об этом поступит уведомление [к сёгунским властям], то надлежит немедленно выдать такого человека.

7. Нельзя допускать излишнюю роскошь при ремонте буддийских храмов и часовен.

Примечание. Всегда надлежит прилежно и тщательно убирать и соблюдать в чистоте храмы и часовни.

8. Храмовые земли нельзя ни продавать, ни закладывать.

9. Незнатных людей нельзя постригать без разбора, даже по их просьбе. Если все же такой верующий будет настаивать и ссылаться на свои причины, то следует доложить [об этом его] сюзерену (рёею) или дайкану и удовлетворить его просьбу.

Все буддийские храмы, монастыри и секты должны строго соблюдать настоящие правила. Кроме того, нельзя ни на шаг отступать от старинных правил и обычаев. Если окажется какой-либо нарушитель, то его следует подвергнуть наказанию в зависимости от тяжести его вины и сообщить об этом соответствующим лицам.

Печать сегуна Иэцуна

11 день 7 луны 5 года Камбун [21 августа 1665 г.] .

Правила для синтоистского духовенства («Сёся нэйги каннуси хатто») 33

1. Синтоистское духовенство (нэйги, каннуси) должно прилежно изучать пути богов (дзинги-до), чтобы должным образом почитать их, знать родословную, характер и особенности каждого бога, всегда старательно выполнять все обряды и празднования. Те, кто проявляет халатность и небрежность, должны быть отстранены с постов священнослужителей.

2. Чины синтоистских священнослужителей присваиваются им согласно установленному обычаю. Те, кому [183] присваивалось звание путем доклада дэнсо императору, так и будут получать это звание впредь.

3. Те священнослужители, которые не имеют сана, должны носить белые накрахмаленные одежды. Остальным служителям синто, не поименованным здесь, следует одеваться согласно имеющемуся специальному указанию от Ёсида 34.

4. Земли при синтоистских храмах продавать нельзя.

Примечание. Их нельзя также и закладывать.

5. В случае необходимости следует своевременно делать ремонт синтоистских храмов.

Примечание. Всегда надлежит прилежно и тщательно убирать храмы, соблюдая чистоту и порядок.

Вышеизложенное подлежит неуклонному выполнению. Если окажется нарушитель, он должен быть наказан в зависимости от тяжести проступка.

7 луна 5 года Камбун [август 1665 г.] [183]

Указы бакуфу, регламентировавшие жизнь крестьян

Указ о регламентации крестьянской жизни от 1643 г. («Домин сиоки обоэ») 35

1. Отныне и впредь старосты и все остальные крестьяне не имеют права строить дома, не соответствующие их положению. Возводить строения в городе можно, лишь получив указание дзито или дайкана.

2. Отныне и впредь, как уже предписывалось в предыдущих указах, одежда старост, их жен и детей может быть изготовлена из шелковых, чесучовых, холщовых и хлопчатобумажных тканей, а остальных крестьян - только из холщовых и хлопчатобумажных тканей. Никто [из крестьян] не имеет права носить воротники и пояса.

3. Ни старосты, ни остальные крестьяне не имеют права красить ткани в фиолетовый и пурпурный цвета. Во все другие цвета можно красить без узоров.

4. Обычной пищей крестьян должны служить муги и бобовые, а не рис. Надлежит известить всех, чтобы рис не расходовали на еду без уважительных причин.

5. Повсеместно запрещается торговля обычной и мелкорезаной лапшой, лапшой из гречневой муки, сладкими бобовыми пирожками и бобовым творогом, так как на это расходуются пять сортов- зерновых.

6. Повсеместно запрещается винокурение; равным образом запрещается перепродавать сакэ.

7. Запрещается неумеренное потребление сакэ во время поездки в город.

8. Крестьянин обязан хорошо обрабатывать рисовые заливные и суходольные поля, должен часто [185] пропалывать их. Нерадивые крестьяне после расследования и выяснения причин [их нерадивости] будут подвергнуты наказанию.

9. Если какой-либо крестьянин заболеет и окажется не в состоянии обрабатывать свой надел, то ему обязаны помочь в первую очередь пятидворка, а затем и вся деревня. Его участок должен быть обработан, а налоги - уплачены.

10. С сего года и впредь категорически запрещается сажать табак как на основных полях, так и на поднятой целине, поскольку вследствие этого сокращаются посевы зерновых.

11. Запрещается пользоваться паланкинами старостам, крестьянам и их семьям.

12. Запрещается проживать в деревне пришлым лицам, не занимающимся сельским хозяйством и не имеющим земли. Укрывающие такого пришельца будут подвергнуты наказанию в зависимости от тяжести [их] вины.

13. Запрещается продажа рисовых заливных и суходольных полей.

14. Запрещается давать приют лицам, подающим жалобы на налоговое обложение и потому не платящим налоги. Нарушивший это распоряжение будет строго наказан после расследования.

15. Если дзито и дайкан настолько притесняют крестьян, что они не в состоянии терпеть, то крестьянин может покинуть свою деревню и жить в соседней, если он уплатил все причитающиеся налоги. Если недоимок за ним не числится, дзито и дайкан не должны препятствовать [уходу крестьянина].

16. Крестьянам запрещается наряжаться в не соответствующее их положению платье во время праздников и похорон.

17. Запрещается проникать в пределы стен города Эдо, укрывшись ветками деревьев, травой или мешками, погруженными на лошадей.

Обо всем указанном выше надлежит строго оповестить все население и постоянно и настойчиво требовать неукоснительного и точного выполнения [настоящего указа].

11 день 3 луны 20 годы Канъэй [29 апреля 1643 г.] [186]

Указ о регламентации крестьянской жизни от 1649 г. («Кэйан офурэгаки») 36

1. Крестьяне обязаны выполнять законы бакуфу, не допускать неуважения к дзито и дайкану. Старост и старшин пятидворок нужно почитать, как отцов.

2. Староста и старшина пятидворки должны всегда проявлять заботу об интересах дзито и дайкана, усердно собирать подати, не нарушать правительственных законов и распоряжений, внушать крестьянам необходимость хорошего поведения. Если же они сайд будут вести себя недостойно, невоспитанно и грубо, то сколько бы они ни отдавали крестьянам распоряжений выполнять веления сёгунского правительства, ожидать от крестьян ревностного выполнения долга нельзя. А потому всегда надлежит помнить о том, чтобы достойно вести себя и не допускать ничего порочащего.

3. Наставление старостам. Нельзя проявлять к отдельным крестьянам симпатии или антипатии: ущемлять тех, кого не любишь, и потворствовать тем, к кому чувствуешь расположение. Распределение податей и повинностей должно быть справедливым. Следует все время уделять максимум внимания тому, чтобы крестьяне не нарушали приказов старост и старшин пятидворок.

4. Надлежит проявлять усердие к крестьянской работе: заботиться о своевременной посадке рассады на поливных рисовых полях, о надлежащем уходе за ними, хорошо полоть, чтобы рис не зарастал сорняками. Если делать все вовремя, урожай будет высоким, зерна окажется много. На межах следует сажать соевые бобы и мелкие красные бобы адзуки, хотя бы в небольшом количестве.

5. Нужно рано вставать, утром - косить траву, днем - работать в поле, вечером - плести веревки или рогожные мешки. Всегда нужно работать не покладая рук.

6. Запрещается покупать и пить чай и сакэ. Это относится равным образом к женщинам и детям.

7. Чтобы не покупать топлива, повсюду в деревне, вокруг крестьянских домов, надлежит сажать бамбук и деревья, собирать опавшие листья. [187]

8. С наступлением осени надо готовить семена, отбирать лучшие. Если посеять плохие, то и урожай будет низкий.

9. До 11 дня 1 луны 37 нужно наточить мотыги, направить серпы, чтобы все было хорошо подготовлено. Плохой мотыгой нельзя глубоко вскопать поле, а тупым серпом - быстро и споро работать.

10. Крестьяне должны заранее заготовлять удобрения и особенно тщательно накоплять пепел и экскременты, в связи с чем уборные надлежит строить большие, крытые, чтобы [ямы] не заливало дождевой водой. Если семья состоит только из мужа и жены, [к тому же] лошади нет, то готовить удобрение нужно так: во дворе вырыть яму размером 3 сяку на 2 кэн, куда выбрасывать весь мусор, а также скошенную вдоль дороги траву, и провести к яме небольшой сток. В яме образуется удобрение, которое и надлежит выносить на поля.

11. Никто из крестьян не заботится о будущем. Как только наступает осень, они нерасчетливо кормят жен и детей рисом и другими зерновыми. Следует всегда помнить о таких месяцах, как 1-я, 2-я и 3-я луны, и расходовать продукты экономно. Риса нужно есть поменьше, а питаться в основном [другими] зерновыми, приготовляя еду из муги, пшена (хиэ, ава), [а также из] овощей и редьки.

12. Если видно, что год будет голодный, то недопустимо выбрасывать листья соевых бобов, бобов адзуки и сасаго, ботву [сладкого] картофеля.

13. Глава семьи, дети, слуги - все должны всегда питаться простой пищей. Однако во время пахоты, посадки риса, его уборки, т.е. когда приходится много и тяжело работать, следует приготовлять лучшую пищу, чем обычно, и давать всем есть вволю. Если придерживаться таких правил, работа будет спориться.

14. Следует хорошо ухаживать за волами и лошадьми. При хорошем уходе они дают много навоза. Крестьяне, не обладающие большим достатком, должны заранее заботиться о корме [для скота]. То, чем будут питаться волы и лошади весной, надо заготовлять еще с ранней осени. На заливных и суходольных полях обычно косят и оставляют как удобрение траву, но если поверх положить [188] еще побольше навоза или другого удобрения, то урожай соберешь богатый.

15. Мужчина должен работать по крестьянству, а женщина - за ткацким станком; и муж и жена должны работать допоздна. Если жена безучастна к работе мужа, любит распивать чаи, ходить по гостям, на паломничества, с нею надо развестись, даже будь она собою очень красива. Но дело другое, если она мать многих детей и[ли] если женитьба произошла в знак благодарности кому-либо за оказанное благодеяние. Надлежит ценить жену, пусть даже некрасивую, и заботиться о ней, если она на первое место ставит хозяйство.

16. Крестьяне обязаны строго соблюдать правительственные распоряжения. Нельзя давать приют неизвестным пришельцам. Если в деревне укроется кто-либо, совершивший грабеж или другое преступление, или нарушивший правительственные законы, то об этом обязательно донесут, и крестьян станут вызывать на допрос к властям. Следствие продолжается долго, и, само собой разумеется, это обременительно для вызываемых крестьян. Крестьяне во всем должны действовать честно и прямодушно, чтобы не навлекать на себя недовольства и нареканий старост, их помощников, старшин пятидворок и остальных крестьян. Одежда крестьян может быть только из хлопчатобумажной ткани. Запрещено шить платье на подкладке и носить воротники.

17. Если есть коммерческая жилка, то можно увеличить свое состояние. Однако если не проявлять сообразительности, то всегда будешь нести убытки, даже когда захочешь продать зерно для уплаты подати, а затем снова купить его.

18. К людям зажиточным нижесказанное не относится. Но тот, у кого заливных и суходольных полей и имущества мало, а детей в избытке, должен отдавать некоторых из них [бездетным] людям или в услужение. Он должен все время помнить [о том, что у него много детей] и думать, как пристроить эти лишние рты.

19. Двор перед домом надлежит содержать в чистоте. С южной стороны надо сделать ток и там обрушивать рис, очищать бобы и молотить другие зерновые. Если двор нечист, к зерну примешиваются земля и песок, и при продаже его цену дают низкую, что, конечно, приносит много огорчений. [189]

20. Каждый год надо тщательно выбирать, что сеять на своем участке, советуясь со сведущими в сельском хозяйстве людьми. Есть злаки, хорошо произрастающие на влажной почве, а другие не любят влажности. Тот, кто все это учитывает, получает богатый урожай даже с поля низшего качества.

21. Конечно, многое зависит от величины надела, но все же следует постараться найти хотя бы небольшое место для посева муги. Если в дальнейшем ежегодно сеять муги, то это принесет крестьянам значительную прибыль. А когда в одной деревне станут изыскивать и найдут места для посева муги, то этому примеру последуют и другие деревни.

22. Весной и осенью следует делать прижигания моксой 38. Всегда надо беречься, чтобы не заболеть. Как бы ни был человек прилежен и трудолюбив в своем хозяйстве, заболев, он упускает сроки сельскохозяйственных работ и разоряется. Поэтому нужно заботиться о поддержании своего здоровья. То же самое относится к жене и детям.

23. Запрещается курить табак. Это не пища, употребление его лишь вызывает расстройство здоровья. Употребление табака отвлекает внимание от дела, средства тратятся на бесполезную вещь. Курение нередко становится причиной пожаров. От него нет никакой пользы.

24. Об уплате подати. От дзито или дайкана поступает раскладка и повестки, где указано, сколько платить с тана, если за единицу [обложения] принят тан, или сколько внести с коку, если начисление ведется с кокудака. Крестьянам следует направить все силы на работу в сельском хозяйстве, тогда и урожай будет высокий, и в хозяйстве [появится] достаток. Если же работать плохо, то в хозяйстве будут нехватки, и в этом будешь виноват сам.

25. Иногда при уплате подати у крестьянина не хватает от 5-6 сё до 1 то риса, он ходит по всей деревне в поисках, у кого бы занять. Но в это время ни у кого из крестьян излишков нет, никто одолжить ему не в состоянии. За 5 сё или 1 то риса он не хочет продать [190] детей, вола или лошадь, а когда пытается продать сельскохозяйственный инвентарь или носильное платье, то выручает, гроши. Ему приходится очень тяжело, чтобы изыскать средства для покупки 5-б сё риса. А те, у кого продать нечего, вынуждены брать рис в долг у ростовщиков и в конце концов разоряются.

Следует заранее учесть, сколько не хватит риса для уплаты подати по раскладке, получаемой от дзито или дайкана, и наперед взять это количество в долг. Тогда и проценты будут ниже, и свой товар сможешь продать так, как намечал.

Подать рисом надлежит вносить без промедления. Если оставлять рис у себя, то его могут попортить мыши, украсть воры, может произойти пожар или другие не-. предвиденные события, что грозит большими потерями. Надлежит высушить и обрушить рис. Плохо высушенный рис крошится, а кроме того, приходится вносить дополнительное количество на усушку. Каждому крестьянину все это нужно иметь в виду.

26. Если человек плохо ведет себя, плохо работает, ему всегда не хватает риса для уплаты подати. Для ее уплаты приходится взять в долг, например, два мешка риса. Проценты по долгу год от года растут, и за пять лет долг возрастает до 15 мешков. Должник разоряется. Он принужден продать жену и детей и даже себя самого. Его дети и внуки будут вечно страдать и нуждаться. Об этом никогда нельзя забывать.

Два мешка риса, кажется, не так много, но когда на этот долг идут проценты, то получается так, как сказано выше. Далее, на десятый год эти два мешка риса с наросшими процентами превратятся в 117 мешков. Все это не в пользу крестьян.

27. Крестьяне, живущие в горной местности, должны также работать в лесу, а крестьяне приморских деревень - трудиться в море. И те и другие обязаны ревностно относиться к своей работе, бесперебойно день за днем трудиться не покладая рук. Случаются невольные пропуски в работе из-за ливней, бурь, болезней, ввиду чего нельзя нерасчетливо расходовать то, что удалось добыть промыслом в лесу или в море.

28. В горных местностях и на побережье находятся неистощимые источники промысла для множества живущих там крестьян. На горах - это заготовка дров, [191] строевого леса, сбор плодов, которые можно затем продать, на побережье-выпаривание соли, ловля рыбы. Однако до сих пор эти люди, рассчитывая, что они могут приработать в любое время, сразу же неэкономно расходовали то, что было ими добыто, а в голодные годы испытывали еще большие трудности, чем крестьяне окрестных деревень. Известно, что многие умирали от голода. Нельзя никогда забывать ужасов голодных лет.

29. Если крестьянин-бобыль не засеет свои поля из-за какого-либо вынужденного пропуска в работе или по болезни, то пятидворка или все крестьяне деревни должны помочь ему и не допускать, чтобы земля его пустовала. Если вследствие вызова к дзито или дайкану или из-за выполнения государственных повинностей крестьянин-бобыль вынужден пропустить три-пять дней как раз тогда, когда вспахали поле, вынули из грунта рассаду и уже назавтра он готов был ее сажать, то, естественно, рассада завянет, оставшаяся в грунте - вытянется в трубку, а крестьянин пропустит благоприятные сроки, что в свою очередь повлечет за собой снижение урожайности и в конечном счете - разорение крестьянина. Те же результаты последуют, если пропустить время не только посадки риса, но и посадки и уборки всех других сельскохозяйственных культур.

Старосты к старшины пятидворок должны все время иметь это в виду и проявлять заботу о крестьянах-бобылях, а если наступит черед направлять людей на выполнение повинностей или для других указанных выше целей, то вместо них посылать зажиточных крестьян, имеющих батраков.

30. Надо всегда стремиться к зажиточной жизни. Например, если крестьянская семья, состоящая из мужа и жены, нуждается, то соседи-крестьяне из своей же деревни всегда будут смотреть на них сверху вниз. Если же эта семья поправит [свое] положение, будет иметь в избытке рис и деньги, то все, начиная со старосты и его помощников, станут говорить с ними уважительно, а в праздник - сажать не на последние, а на первые места. Наоборот, если зажиточный крестьянин разорится, то все родные, родственники, староста и старшины пятидворок отвернутся от него и станут презирать.

31. Если в какой-либо одной деревне с достатком окажется человек хорошего поведения, отдающий все [192] внимание и силы хозяйству, он будет служить примером для своих односельчан, которые тоже станут подражать ему и хорошо работать. Деревня, где хорошо работают, станет образцом для уезда, а уезд - для всего княжества. И добрая слава [о таких крестьянах] дойдет и до соседних владений.

Владетели сменяются, а крестьяне из поколения в поколение остаются на своем поле и обрабатывают его. Следовательно, разве не самое главное и полезное для крестьянина быть человеком хорошего поведения и хорошего достатка?

Напротив, если в деревне появится человек плохого поведения, нарушающий законы, то другие крестьяне и самурайские слуги могут последовать дурному примеру, начнут проявлять невоздержанность в словах и действиях, нарушать правительственные законы. Последуют неприятности - их вызовут к местным властям, в наказание возложат повинности по строительству или ремонту [дорог и зданий], в результате чего вся деревня понесет большие расходы. Нужно, чтобы каждый глубоко уяснил себе все это. А потому старосты, сами проникнувшись этим сознанием, обязаны все время внушать такие же принципы крестьянам.

Надлежит дружно жить с соседями, не затевать судебных дел с людьми из соседних деревень.

32. Должно питать глубокую любовь и почтение к родителям. Проявляется эта любовь прежде всего в заботе о том, чтобы они не болели и находились в добром здоровье. Но самое приятное для родителей - чтобы сын их не пьянствовал, не затевал ссор, вел себя достойно; чтобы братья и сестры жили душа в душу, старшие жалели младших, а младшие подчинялись старшим.

На того, кто будет следовать этому, снизойдет милость богов, он выполнит предначертанный в жизни путь, хлеба на его полях будут хорошие, и урожай он снимет богатый.

Следует всегда хорошо и достойно вести себя, стараться стать зажиточным, ибо если человек беден, то даже желая проявлять заботу о родителях, он сделать этого не в состоянии.

Но что может быть горестнее для родителей, чем то, когда их сын не обладает довольством, терпит нужду, подвержен болезням, ко всему питает предубеждение; [193] когда он не остановился перед кражей, нарушением правительственных законов; когда он арестован, заключен в тюрьму, подвергнут пытке, приговорен к казни через распятие. Больше того, это влечет за собой горести, тяжелые испытания и позор для жены и детей преступника, для его братьев и сестер, для всего рода.

Ежедневно, ежечасно помните о том, чтобы всегда отличаться хорошим поведением и чтобы не навлекать на себя бед.

33. Надлежит во всем проявлять трудолюбие и рвение, надо стараться увеличить свое состояние. Если крестьянин хорошо ведет свое хозяйство, он будет иметь в достатке риса, других зерновых и денег, сможет построить себе хороший дом, иметь вдоволь одежды и пищи. Ни дзито, ни дайкан не станут ничего насильно отбирать, если даже риса, [других] зерновых и денег будет в избытке. Никто из других княжеств не имеет права лишить его этого, ибо в нашей стране навсегда установился мир и порядок.

Такой крестьянин, его дети и внуки начнут жить в довольстве; даже годы голода его жена, дети и слуги могут встретить без страха. И после того как он уплатит все подати, не может быть ничего спокойнее и радостнее его жизни.

Запечатлейте глубоко в своем сердце все это, передайте детям и внукам. Хорошее поведение и стремление стать зажиточным - основа всего.

6 день 2 луны 2 года Кэйан [18 марта 1649 г.]

Предписание членам крестьянских пятидворок 39

1. Относиться друг к другу по-родственному; поощрять браки и усыновления.

2. Присутствовать при наследовании, завещании и лишении старшего сына наследства.

3. Брать опекунство над малолетними сиротами, находящимися в пятидворке. Участвовать в назначении опекуна, наблюдать за имуществом малолетних.

4. Взаимно помогать по хозяйству.

5. Совместно подписываться под документом в случае залога, заклада или продажи имущества. [194]

6. Наблюдать за поведением других членов пятидворки. «Исправлять дурное и поощрять хорошее.

7. Каждый член пятидворки обязан предварительно сообщать ей о своем выезде куда-либо.

8. О подаче жалобы или прошения.

9. Нести ответственность за погашение недоимки, если в пятидворке окажется налоговый недоимщик.

4 год Камбун [1664 г.] [196]

Указы бакуфу о запрещении купли-продажи земли

Указ о запрещении купли-продажи полей от 1643 г. («Табатакэ эйдай байбай го-сиоки») 40

1. Продавший землю заключается в тюрьму, а по отбытии наказания высылается. В случае его смерти такому же наказанию подлежат его дети.

2. Купивший [землю] заключается в долговую тюрьму. В случае его смерти такому же наказанию подлежат его дети.

Примечание. Проданные земли конфискуются дайканом или дзито того района, к которому принадлежит продавший их.

3. Свидетели заключаются в долговую тюрьму. В случае смерти свидетеля наказание на его детей не распространяется.

4. Заклад в форме райно, когда лицо, принявшее земельный участок в заклад, ведет его обработку, а лицо, заложившее этот участок, продолжает платить за участок подати и нести повинности, влечет за собой такое же наказание, как и купля-продажа земли навечно.

Настоящим приказываем прекратить куплю-продажу земли навечно.

Примечание. Не возбраняется, однако, продавать навечно крестьянские нерисовые поля (хатакэ), лесные участки, целинные рисовые заливные поля, а также рисовые заливные поля, принадлежащие ронинам и самураям.

10 день 3 луны 20 года Канъэй [28 апреля 1643 г.] [197]

Указ 1744 г. 41

1. Лицо, продавшее навечно заливные или суходольные поля, подвергается штрафу; староста деревни, поставивший свою печать, снимается с должности; свидетели подвергаются порицанию.

2. У лица, совершившего покупку заливных или суходольных полей, таковые конфискуются.

1 год Энкё [1744 г.] [198]

Постановления бакуфу по вопросам ипотечной задолженности

Указ о праве бессрочного погашения ипотечной задолженности («Эйдай ситинагарэ кинси рэй») 42

1. Если возникало судебное дело о просрочке уплаты основного долга и процентов по заложенным крестьянским рисовым полям, то до сих пор предоставлялась отсрочка на 50-60 или даже на 70-80 дней. Когда этот срок истекал, а долг не погашался, то закладная считалась просроченной и новой отсрочки не предоставлялось. В данном случае за образец брали форму заклада земель в городе Эдо, когда переносы срока уплаты не допускались.

Однако в деревне такая практика вела к тому, что состоятельные люди захватывали рисовые поля, закладные на которые просрочены; нередко такие земли переходили во владение горожан.

Рисовые поля продавать навечно запрещено законом, а отделение крестьянина от земли из-за ипотечной задолженности равносильно продаже земли навечно.

Для того чтобы впредь просрочка закладной на землю никогда не наступала, вводится следующий порядок. По истечении срока по ипотекам на заложенные земли, а также на земли, выкупаемые обычным порядком, в связи с чем дело разбирается судом, - в обоих случаях отдается распоряжение составить новый документ, в котором арендная плата, вносимая натурой, устанавливается не выше 15% [ссуды], а все остальное относится за счет убытков кредитора. Если же по находящимся в закладе землям имеется непогашенная арендная плата, то отдается распоряжение составить [новый] документ, в котором это компенсируется начислением 15% [ссуды], [198] включаемых в основной долг, а в дальнейшем погашение ипотечной задолженности происходит без начисления процентов и вся сумма долга уплачивается в рассрочку, по 15% [ссуды] в год. В случае полного погашения основного долга земля возвращается ее владельцу независимо от того, сколько времени прошло [с начала расчетов]. Если будет возбуждено дело о тех землях, по которым срок уплаты ипотечных платежей еще не истек, то в дальнейшем и по ним надлежит придерживаться указанного выше порядка, т.е. причислять 15% [ссуды] и переписывать обязательство.

2. О порядке решения по судебный делам, связанным с ипотекой. Впредь судопроизводство изменяется в соответствии с положениями предыдущей статьи. Если должник пожелает вернуть те земли, которые не более пяти лет тому назад суд решил передать кредитору, то это требование может быть удовлетворено при условии полного погашения основного долга. Однако это не распространяется на те случаи, когда перешедшая к кредитору земля разделена или же продана другому лицу на несколько лет.

Этот порядок возврата земли касается только заливных рисовых полей (та), которые находятся непосредственно у кредитора.

3. В дальнейшем при получении ссуды под залог земли ее надлежит оценивать на 20% ниже действительной цены, а на документе должны также стоять подписи старосты и его помощника. Если арендатором заложенной земли остается ее прежний владелец, то арендная плата условно исчисляется в 15% [ссуды], и он допускается к работе как арендатор.

Более высокий процент не допускается. Более низкий процент разрешается установить по взаимному согласию.

11 луна 6 года Кёхо [декабрь 1721 - январь 1722 г.]

Распоряжение бакуфу об отмене указа о праве бессрочного : погашения ипотечной задолженности 43

1. Зимой 6 года Кёхо было объявлено о новом порядке судебного рассмотрения ипотечных дел с тем, чтобы не [199] допускать перехода земель в руки кредиторов из-за просрочки уплаты по закладным.

Однако нам стало известно, что осуществлять таким порядком возврат заложенных земель затруднительно. Больше того, возникали всякие недоразумения, создавались помехи ссудно-кредитным сделкам.

Вследствие всего этого с 9 луны настоящего года (т.е. с 29 сентября 1723 г. - Г. П.) вводится прежний порядок.

2. Разумеется, надлежит обращаться с заявлением [к властям] в случае, если возникает спор из-за того, что должник и ссуду не возвращает и землю не отдает. Но если прошло много лет, то такие дела рассмотрению судом не подлежат, а потому не должны приниматься к рассмотрению дела, относящиеся ко времени до 1 года Кёхо.

3. Все остается без изменения в отношении тех земель в сёгунских владениях и в княжествах, по которым за время с 6 по 8 год Кёхо сумма ссуды была должником возвращена в рассрочку, есть судебное решение и документы оформлены.

Однако допускается рассматривать и эту землю как возмещение за просроченную ссуду при условии взаимной договоренности сторон.

Все изложенное выше должно строжайшим образом выполняться.

Судопроизводство по ипотечным делам впредь изменяется, о чем в особом приложении сообщается во все дзинъя.

В княжествах также должны сообразоваться со всем изложенным выше.

8 луна 8 года Кёхо [сентябрь 1723 г.] [200]

«Инструкция о проведении земельного обмера (кэйан кэнти дзёрэи» 44

Адресовано чиновникам по проведению земельного обследования (Он наваути сю).

1. При земельном обследовании, когда определяется имущественное положение крестьянина, решается его судьба. Поэтому нужно стараться всегда проводить обследование справедливо и нелицеприятно.

2. Если в отношении пахотных земель, ранее освобождавшихся от земельного обследования в церковных владениях, как имеющих специальные грамоты от правительства (го-сюин), так и не имеющих таковых и находящихся в районе той или иной деревни, никаких споров не возникает, следует взять подтверждающие документы от старост и крестьян и все оставить по-прежнему.

3. Само собой разумеется, нужно проявлять особое внимание к тому, чтобы при измерениях пользовались установленным измерительным шестом, не допускали ошибок в книге земельного обмера и не допускали выпадения каких-либо земель из обследования.

Если крестьяне обратятся с жалобой на неправильный обмер, надлежит произвести обследование вторично.

4. Старайтесь, чтобы не возникало никаких конфликтов по вопросу о границах с жителями не только других владений, но и соседних деревень.

5. Надлежит строго приказать всем группам, проводящим обмер, вплоть до самых низших служащих, не допускать никаких грубостей, не допускать, чтобы мелкие споры и ссоры перерастали в крупные конфликты.

6. Если земли деревни вклиниваются в другие владения или какие-нибудь участки оказались на территории [201] других деревень, то до проведения обмера надлежит посоветоваться с каждым из тех, кому принадлежат [эти земли].

7. При предстоящем обследовании в некоторых деревнях кокудака может оказаться ниже, а в других - выше, чем раньше. Надлежит точно произвести обмер и определить урожай, независимо от того, ниже он теперь или выше.

Длина измерительного шеста устанавливается в 1 кэн б сяку 1 бу.

Двойной измерительный шест равен 1 дзё 2 сяку 2 бу.

8. Обследование надлежит проводить весьма тщательно, действовать справедливо, не вставая ни на ту, ни на другую сторону.

9. Земли каждой обследуемой деревни в целом надлежит разделить на высшие, средние и низшие. Это важно и для того, чтобы правильно определить сорт риса.

10. Весьма важно разделить заливные и суходольные поля по качеству на высшие, средние и низшие. Земли, которые трудно подвести под ту или иную категорию, нужно определять, посоветовавшись предварительно с группой, производящей обследование по соседству. Это позволит избежать ошибок.

11. Если земли какой-либо деревни вдаются клином в земли соседней деревни, что было зафиксировано предыдущим обследованием, и эта граница считается удобной, то решение о том, оставить ли се по-прежнему или нет, следует принять только после обсуждения с группой, проводящей обмер в соседней деревне.

Примечание. Если будут поданы заявления о желании использовать землю под колодец, арык или водохранилище, то сначала надлежит самим хорошенько разобраться и лишь после этого отдать то или иное распоряжение.

12. Если перепись проведена на большой площади, но небрежно, от нее нет пользы.

Если мы узнаем, что опись проводилась кое-как, без личной проверки, по рассказам посторонних людей, это будет рассматриваться как преступная небрежность.

Примечание. Если случится неурожай или стихийное бедствие, об этом надо записать, а вернувшись с поля к себе, все тщательно взвесить. При этом, если среди [пострадавших] земель найдется хотя бы [202] небольшой плодоносный участок, то следует внести его в книги. Если такой участок может дать хотя бы 1-2 то урожая, надлежит его обследовать и отнести к соответствующей земельной категории.

13. О разделе родительского наследства. Если детям выделены их доли, то у каждого участка должно быть написано имя его владельца, а также занесено в книги.

14. Группа, проводящая опись земель, должна работать вся вместе; никто не должен отделяться.

Это, однако, не относится к тем случаям, когда, по указанию старшего группы, надо обследовать разрозненные мелкие участки в 1-2 тана, расположенные в отдалении.

15. Нельзя расширять обрабатываемую площадь за счет сужения дороги.

16. О переездах из одной деревни в другую. По указанию начальника, наблюдающего за ведением кадастровых книг, такие переезды допустимы.

17. Сняв копию с кадастровой книги каждой деревни, нужно сверить ее с книгой, остающейся у начальника, наблюдающего за ведением кадастровых книг, после этого проверить все записи и передать старосте и крестьянам данной деревни.

18. Освобождается от обложения часть усадебной земли тех старост и крестьян, которые помогали при проведении описи земель. В книге описи крестьянских усадебных участков под фамилией данного лица надо точно обозначить размер его участка и записать, какая площадь оттуда вычитается.

Примечание. Разрешается освобождать от обложения площадь размером не более 5 сэ.

19. В то помещение, где происходят подсчеты и ведутся записи в книгах, никто из посторонних допускаться не должен.

20. Тот, кто первым производит обмер участка, должен тщательно наметить его границы, отыскать заметные межевые знаки и точно определить качество земли.

21. О числе почтовых лошадей, которые переводятся в другую деревню, нужно письменно уведомить власти соответствующих деревень.

22. Вознаграждение [лицам, привлекаемым со стороны] должно распределяться в соответствии со [203] служебным положением. Не следует посылать людей и тратить средства на обследование маловажных мест.

23. Вознаграждение определяется по 1 сё риса в день для начальника, наблюдающего за ведением кадастровых книг, и для главы обследовательской группы; всем остальным - по 5 го риса в день.

По 1 сё в день получают также [все] четыре человека из группы, проводящей обмер на полях. Столько же получает и орудующий измерительным шестом.

Все изложенное выше надлежит выполнять строжайшим образом.

2 луна 2 года Кэйан [13 марта - 11 апреля 1649 г.] [204]

Описание инспекционной поездки дайкана в деревню

Отрывок из «Экономических записок» («Кэйдзай року») Дадзай Сюнтай (1680-1747) 45

Когда дайкан отправляется для проведения кэми 46, народ в ожидании его приезда начинает готовиться за много дней вперед: заготовляют подношения, расчищают дороги, убирают предназначенное ему помещение, приготовляют заранее разные редкие блюда.

В назначенный день для встречи за околицу выходит староста деревни с пешими и конными людьми и с паланкином.

По прибытии дайкана в назначенную резиденцию устраивают торжественное пиршество, преподносят подарки и устраивают всевозможные развлечения. Одаривают деньгами не только его помощника, но и свиту, и даже самых низших слуг. Трудно себе представить, как велики эти расходы!

А если что-либо неугодно их сердцу, то они выискивают разные зацепки и притесняют народ. Когда же дело доходит до обследования полей, то плохо вызревший рис считают за хорошо вызревший и произвольно повышают подать.

Если же пиры были обильными, подарки дорогими, если всем, до последнего слуги, даны хорошие взятки и все оказались ублаготворены, то хороший урожай они считают за плохой и понижают подать.

Поэтому самым главным народ почитал ублажить дайкана. Для последнего проведение кэми представляло массу выгод. Все, вплоть до низших слуг, также [205] загребали много денег и крали у сегуна. Это происходило не только во время инспекционных поездок. И в обычное время не было границ вымогательствам дайкана и его помощников у народа. И потому-то заместители дайкана хотя и получали маленькое жалованье, но были не беднее некоторых даймё, владевших поместьями, а помощники дайкана, жалованья которых едва хватало для прокормления одного-двух слуг, часто имели их более десятка. Они накапливали много денег и в конце концов покупали дома, принадлежавшие ёрики или даже хата-мото.

Таков произвол дайкана. Когда-то, много лет назад, я жил некоторое время в деревне и сам лично видел и слышал о таком самоуправстве, вымогательствах и взятках.

Это горе для народа и несчастье для государства. [206]

Материалы петиционного выступления крестьян провинции Симоса под руководством Сакура (Киути) Согоро в 1653 г.

Петиция крестьян 389 деревень княжества Хотта 47

Мы, старосты и крестьяне владений Хотта Кодзукэ-но-скэ: 97 деревень куми Сакура уезда Имба провинции Симоса, 89 деревень уезда Тиба той же провинции, 84 деревень куми Фуса-Мория уезда Сомма той же провинции, 90 деревень уезда Ханиу той же провинции и 29 деревень куми Хигасиканэ уезда Мусиямабэ провинции Кадзуса - покорнейше обращаемся с петицией и просим о высочайшей милости.

Эти владения с 14 года Кэйтё [1609 г.] стали наследственным владением князя Дои Ои-но-ками. Само собою разумеется, мы платили, как исстари велось, подати, сборы и выполняли повинности, но не платили за заброшенные земли и за те, которые освобождены от налога. Князь относился сочувственно к положению крестьян, и сельское хозяйство при нем преуспевало, за что мы премного благодарны.

После, в 19 году Канъэй [1642 г.], из Мацумото, что в провинции Синано, в Сакура был переведен князь Хотта Кага-но-ками. До 3 года Кэйан [1650 г.] подать взималась, как издавна велось, и никаких требований об увеличении не предъявлялось. Также в прежнем размере взимались сборы и выполнялись повинности 48.

20 дня 4 луны следующего года [8 июня 1651 г.] Кага-но-ками скончался, и наследовавший ему [207] Кодзукэ-но-скэ в тот же год вместо обычной раскладки увеличил подать на 1 то 2 сё с каждого коку.

Что касается сборов с соевых бобов, красных бобов, льна, отрубей, веревки, соломы и пр., то они также взимаются, но раньше рис, которым их уплачивали, можно было заменять другими зерновыми, а теперь замена не разрешается, да вдобавок сборы чрезвычайно повышены.

Кроме того что налагают указанные выше чрезмерные тяготы, теперь запрещают взносы рисом (а требуют платить деньгами. - Г. П.) вместо выполнения [трудовых] повинностей, что, конечно, еще больше увеличивает затруднения крестьян и затягивает полный расчет [по повинностям]. Приходится вносить из денег, предназначенных для уплаты за право на порубку леса и бамбука или для расчетов с наемными работниками (хоконин). Когда же объясняют это чиновникам, то они ничего не хотят слушать, вяжут веревками и заковывают в кандалы старост и других представителей администрации деревни.

Тем более не в силах выполнить повинности крестьяне-бедняки. Но когда представители крестьян обращаются к чиновникам и просят провести обследование и проверить положение, то проверка всегда бывает одинакова: они наказывают заступников и упорно требуют погашения задолженности.

Крестьянам ничего не остается, кроме как распродавать носильное платье жен и детей, вещи домашнего обихода и другое имущество.

Безысходность положения не поддается описанию.

Из-за всего этого в каждой деревне разоряется большое число крестьян. Об этом мы извещали власти на местах, но чиновники отказались принять наше заявление, и потому мы вынуждены были отправиться в Эдо и подать прошение нашему князю лично. К сожалению, повторилось то же самое, что и у нас, на родине.

Затем мы обратились к Кудзэ Ямато-но-ками, но он указал, что мы должны обращаться к своим местным властям.

Когда наше прошение не было принято князем в Эдо, крестьянам пришлось уплатить за год чрезмерные налоги и возместить повинности. Многие вынуждены были после этого сдать свои наделы деревне, а сами рассеялись по другим княжествам, ушли в другие провинции. [208]

Всего таких насчитывается 1730 человек, т.е. 880 дворов, опустело 11 храмов и часовен.

Обрабатывать все заброшенные поля невозможно.

Уходящие в другие края мужчины и женщины часто гибли от голода на дорогах, а некоторые несознательные вступали в разбойничьи шайки. Их арестовывают и допрашивают власти других районов, что позорит наше княжество.

Нижайше просим расследовать теперешнее положение деревень и наказать чиновников, из-за которых все возникло.

Все наши деревни осмелились подать настоящую петицию, будучи доведены до крайности вышеперечисленными обстоятельствами.

Деревни начинают пустеть, и даже выполнять повинности некому. Ввиду всего этого мы с трепетом обратились к Вам. Окажите нам Вашу неиссякаемую милость, и тогда крестьяне смогут спокойно продолжать свой труд и воздавать Вам хвалу и благодарность.

12 луна 1 года Дзёо [январь 1653 г.]

Старший делегат крестьян Согоро из деревни Коду,

делегат Рокуробэй из деревни Такидзава,

делегат Хандзюро из деревни Коидзуми,

делегат Дзюэмон из деревни Симокатида,

делегат Тюдзо из деревни Тиба,

делегат Санробэй из деревни Такано владений Хотта Кодзукэ-но-скэ в уезде Имба провинции Симоса.

Постановления суда княжества Хотта 49

1) Постановление об отмене повышения налогов

Так как все деревни княжеского владения, объединившись, подали петицию, было произведено расследование и установлено, что инициаторами были: Согоро - староста деревни Коду, Рокуробэй - староста деревни Такидзава, Санробэй - староста деревни Такано, Тюдзо - староста деревни Тиба, Дзюэмон - староста деревни Симокатида и Хандзюро - староста деревни Коидзуми, каковые и приговорены к наказанию [209] в зависимости от тяжести совершенного каждым преступления. Обнаружено, что остальные старосты деревень тоже участвовали в этом деле, не следовали распоряжениям князя и нерадиво выполняли [свои] обязанности, поддавшись преступным уговорам, но, принимая во внимание их серость, в качестве особой милости освобождаем их от наказания.

Устанавливаются прежние налоговые ставки, а всякие новые чрезмерные подати, сборы и повинности отменяются.

О6 этом оповещаются крестьяне всех деревень, а также крестьяне монастырских земель.

7 луна 2 года Дзёо [23 августа - 21 сентября 1653]

2) Смертный приговор Согоро и его детям

1. Обвиняемый является инициатором подачи запрещенной законами насильственной петиции (госо), он действовал через голову своего князя и, не страшась верховной власти, осмелился явиться перед высочайшей особой (сёгуном. - Г. П.).

2. Он подал петицию Кудзэ Ямато-но-ками, когда тот следовал в своем паланкине.

3. Он ослушался повелений сеньора, был зачинщиком дерзкого обращения к князю.

4. Согоро, 42 лет, подал непосредственно петицию сёгуну, обращался с прошением к князю. Он совершил тягчайший проступок и ввиду тяжести содеянного приговорен к распятию.

5. Старший сын Согоро - Сохэй, 11 лет, второй сын - Токудзи, 9 лет, третий сын - Оцудзи, 6 лет, и четвертый сын - Токумацу, 3 лет, должны были бы быть приговорены к такой же мере наказания, как и их отец, поскольку он был организатором запрещенной законом насильственной крестьянской петиции, подал ее и приговорен к распятию, но в качестве особой милости они будут казнены через отсечение головы.

7 луна 2 года Дзёо [23 августа - 21 сентября 1653 г.]

3) Приговор о высылке пяти старост

Пять старост организовали незаконные сборища крестьян княжества, через голову своего князя, не страшась верховной власти, подали петицию и были объяты [210] опасными мыслями. Преступление это очень тяжелое и должно караться смертной казнью, но поскольку при обращении с последней петицией их не было на месте подачи, то в качестве особой милости они приговорены к высылке из Сакура на расстояние не менее 14 ри от города и к конфискации имущества, а домашние вещи, им принадлежащие, передаются их женам и детям.

7 луна 2 года Дзёо [23 августа-21 сентября 1653 г.]

Дарственная праправнуку Согоро от князя Хотта 50

Администрацией деревни по расследовании была установлена личность праправнука Согоро, и Нам было доложено, что он находится в таком бедственном положении, что не в состоянии даже продолжать крестьянствовать. Настоящим, в знак особой милости, даруется ему по реестровому списку рисовое поле с кокудака в 5 коку. Само собою разумеется, что эту землю нельзя ни продавать, ни закладывать, она должна все время передаваться от отцов к детям.

3 год Бунка [1806 г.] [211]

12. Материалы о петиционном выступлении 1711-1712 гг. в деревне Нагано провинции Суо

Взаимное обязательство крестьян 51

К сведению и руководству на последующие годы.

С конца прошлого года появилось шесть или семь злоумышленников, желавших завладеть землей деревни Нагано, находящейся в непосредственном владении князя, и питавших злой умысел против нас - крестьян этой деревни.

Мы, крестьяне деревни Нагано, вовек не забудем, что милосердием своим его светлость князь - да сохранит его бог Хатиман! 52 - спас жизнь ста крестьян деревни Нагано, и обещаем точно выполнять все, что нам будет приказано, и никогда не отказываться.

Оказанную нам милость будут ценить и о ней будут помнить в каждой пятидворке. А если найдутся люди, не ценящие ее, то мы обещаем вразумить их.

Обещаем не возражать ни против тех податей натурой и деньгами, которые на нас будут налагать, ни против курьерских и других повинностей, как бы тяжелы они ни были.

Когда наша деревня принадлежала Масуда Орибэй из Тойта, то на нас возлагались всякие несправедливые тяготы.

Нашим тяготам не стало предела, и мы пришли, чтобы все объяснить и рассказать господину. В то время дайканом был Уцуми Ёитиэмон.

Он прикрикнул: «Нечего отказываться, раз приказано! Сколько бы вы ни объясняли, ничего не выйдет! А [212] если не послушаетесь, то в течение трех дней я заберу постепенно одного за другим человек 50-70, после чего они будут мелко изрублены как овощи, или же еще хуже: их распнут одного за другим, проткнут шестом, и это будет вроде хоровода, который водят в Хигасиокабара!» Так он запугивал 52 крестьян.

«Жалуйтесь хоть самому сёгуну, хоть всей стране, - заявил он в заключение. - Меня это нисколько не тревожит. От своих слов не отступлюсь! Я все сказал. Я буду действовать в соответствии с вашими поступками!»

Все три поколения старост деревни Нагано: Гэнноскэ, Гэнъэмон и Исоэмон - враги нашей деревни. Гэнноскэ, будучи старостой, взял крупную рисовую ссуду, а затем разложил этот долг на крестьян. Сын его Гэнъэмон убил двух крестьян из числа тех, которые объясняли [дайкану Уцуми] о положении крестьян деревни Нагано. Сын Гэнъэмона Исоэмон намеревается теперь лишить жизни всех крестьян нашей деревни, а Масаноекэ с ним заодно. Все мы прекрасно сознаем, что и дети и внуки их будут навсегда врагами деревни Нагано. Мы условились, что с ними никто не будет родниться, никто не будет общаться. Те же, кто станет общаться с ними, будут исключены из пятидворки.

Мы договариваемся, что никто из крестьян деревни Нагано не породнится со слугами дома Тойта (т.е. Масуда. - Г. П.). Но если все же найдется такой, кто пойдет наперекор решению, он будет исключен из пятидворки.

Есть люди, которые в обычное время суетятся, во все вникают, а на этот раз (имеется в виду обращение крестьян к дайкану. - Г. П.) были молчальниками, не говорили ни слова. Какое бы высокое положение среди крестьян они ни занимали, оправдать их нельзя.

Ни дети, ни внуки злодеев, замышлявших лишить крестьян жизни, не должны допускаться даже на самые низшие должности.

Недавно, во 2 день 1 луны [9 февраля 1739 г.], господин Сада Ситироэмон (вассал Масуда. - Г. П.), встретив перед храмом Хатимана крестьянина Канъэмона из Симо-но-Хисакавати, спросил его: «Правда ли, что ты и другие говорили, будто эта земля не должна быть владением дома Масуда? Если не образумишься и не станешь говорить, что она обязательно должна ему [213] принадлежать, то я увижу, как тебя постигнет судьба Киёскэ и Сумидзаэмона! Будь уверен, что это так и будет!»

Мы порешили ни с лицами, угрожающими нам таким образом, ни с детьми их, ни с внуками не вести никакого общения. (Далее в подлиннике часть текста вырезана. - Г. П.)

... Это не касается двух слуг (гэнин) Сада Ситироэмона: Такуэмона и Исия Сабэй. Мы договорились, чтобы упомянутые выше пять человек (очевидно их имена были названы в вырезанной части текста. - Г. П.) не выдвигались ни на какие, даже самые низшие, должности.

Синъэмон, Рокуэмон и Санноскэ были среди 52 человек, объяснявшихся с дайканом, но впоследствии они стали заодно со злодеями. Они уподобились скотам, и мы никакого общения поддерживать с ними не будем.

Если назначить их хотя бы на низшие посты, то трудно себе представить, что может произойти, ибо у Масуда находится их главарь. Мы уговорились не выдвигать их [кандидатур] даже на самые низшие должности.

Перечисленные лица действительно очень подлые люди, а потому перед божеством Бонтэн, перед четырьмя небесными царями и перед великими и малыми божествами 60 провинций Японии, а также перед святым Хатиманом нашего храма мы заявляем, что если среди подписавших этот документ окажется человек, который будет замышлять снова превратить нашу деревню в вассальный лен [дома Масуда], то пусть на него немедленно падет небесная кара и пусть он испытает все мучения ада.

1 день 3 луны 4 года Гэмбун [8 апреля 1739 г.]

[Следуют 115 подписей.]

* * *

Все вышеизложенное мы обязуемся точно и твердо исполнять. Если же среди нас найдется хотя бы один человек, который снова пожелает превратить нашу деревню в вассальный лен, то пусть его постигнет наказание от бога Хатимана и пусть в течение трех лет он и его семья болеют беспрерывно тремя страшными болезнями. Клянемся именем бога - покровителя нашей деревни! [214]

* * *

Отмечая всей деревней (92-ю. - Г. П.) годовщину со дня гибели Киёскэ и Сумидзаэмона, которые много лет тому назад выступали как представители деревни Нагано, мы обещаем строго и неустанно следовать тексту настоящего обещания и опять подписываемся в том, что если кто-либо из нас впоследствии будет замышлять снова превратить нашу деревню в вассальный лен [дома Масуда], то он будет исключен из пятидворки, и пусть на него падут все божьи кары.

26 день 11 луны 2 года Кёва [20 декабря 1802 г.]

[Следуют 193 подписи.]

* * * *

Отмечая всей деревней за три луны до наступления срока 150-летнюю годовщину со дня смерти Киёскэ и Сумидзаэмона, которые много лет тому назад выступали как представители деревни Нагано, мы переписали заново текст настоящего взаимного обязательства, обещаем строго придерживаться его и опять подписываемся в том, что если среди нас окажется человек, который будет замышлять снова превратить нашу деревню в вассальный лен [дома Масуда], то пусть на него падут все божьи кары.

23 день 3 луны 7 года Ансэй [13 апреля 1860 г.]

[Следуют 145 подписей.]

Комментарии

3. *** (далее - «Большой словарь по отечественной истории»). - Дадзёкан- правительство, созданное в результате реформы Тайка 645 г. - Прим. ред.

4. «Сборник материалов по истории Японии», стр. 25.

5. Здесь, как и во всей книге, пересчет дат японского календаря в григорианский стиль произведен по таблицам В. Брамсена [см.: William Bramsen, Japanese chronology and calendars and Japanese chronological tables («Transactions of the Asiatic society of Japan, vol. XXXVII, 1910, p. 1-131)]. - Прим. ред.

6. *** (далее - «Сборник материалов по отечественной истории»).

7. Имеется в виду статуя Будды в храме Хокакудзи в Киото.

8. Яо - легендарный правитель Китая, управлявший, по преданию, в III тысячелетии до н. э. - Прим. ред.

9. «Сборник материалов по отечественной истории», т. 3, ч. I, стр. 280-281.

10. Имеется в виду карательная экспедиция Хидэёси в северовосточные провинции в августе 1590 г., завершившая объединение Японии.

11. «Сборник материалов по истории Японии», стр. 258.

12. Имеется в виду провинившаяся пятидворка.

13. «Сборник материалов по отечественной истории», т. 3, ч. I, стр. 264-265. - Все приведенные выше положения вписывались В каждую деревенскую кадастровую книгу (кэнти-тё).

14. *** (далее - «Свод законов Токугава»).

15. «Кинхисё» - «священная» синтоистская книга. - Прим. ред.

16. Пять домов Сэккэ - привилегированные семейства, происходившие от Фудзивара, члены которых имели право занимать высшие придворные должности (Коноэ, Кудзб, Нидзё, Итидзё, Такацукаса). - Прим. ред.

17. Кугэ - киотоская придворная знать, возводившая свое происхождение к древней родовой аристократии.

18. В феодальной Японии между кугэ и букэ (крупными земельными магнатами, т. е. главным образом даймё) происходило соперничество в знатности. Кугэ считались родовитее, чем букэ, которые обычно возводили свое происхождение к владетелям периода первого сёгуната - Минамото (1192-1219 гг.).. Некоторым даймё присваивали почетные титулы императорских придворных. С одной стороны, это повышало их авторитет в глазах других феодалов, е другой стороны, киотоский двор стремился таким образом привлечь даймё на свою сторону. Однако Токугава внимательно следили за этими происками, и пожалование подобных титулов бук» производилось по представлению сёгуна.

19. Мосусо - род шаровар.

20. Японский императорский герб - 16-лепестковая хризантема.

21. Цурубами - японский дуб.

22. Должностные лица, представляющие бакуфу.

23. «Свод законов Токугава», т. 3, ч. 1, стр. 18-21.

24. Ти - прямоугольник со сторонами 1 дзё (3,78 ж) и 3 дзё.

25. «Книга перемен» - («Ицзин») - одна из конфуцианских канонических книг. - Прим. ред.

26. «Книга стихов», или «Книга песея» («Шицзин») - памятник китайской литературы XI-VII вв. до н. э. - Прим. ред.

27. «Нихонги» («Нихон секи») - один из первых японских письменных памятников (VIII в.), в котором излагаются космогонические и другие мифы и повествуется о событиях раннего периода истории Японии. - Прим. ред.

28. «Сборник материалов по истории Японии», стр. 321-322.

29. Нагаэ (пики) - в данном случае древки для гербов, знамен и воинских штандартов.

30. Бангасира, кумигасира - начальники самурайских отрядов.

31. Аяори (репс), тиримэн (креп), хирадзима (шелк в полоску), цумуги - различные сорта шелковых тканей.

32. «Сборник материалов по истории Японии», стр. 322.

33. Там же.

34. Одна из крупнейших синтоистских сект была основана Есида Канэтомо (1434-1511), проповедовавшим, что буддизм и конфуцианство - разновидности синто. Представители дома Ёсида занимали пост главы этой секты в течение всего токугавского периода.

35. «Сборник материалов по истории Японии», стр. 335-336.

36. Там же, стр. 333-334.

37. Т.е. примерно в конце февраля - начале марта. - Прим. ред.

38. Прижигания - весьма распространенный в Японии народный способ лечения различных заболеваний. Применяются и в профилактических целях.

39. «Большой словарь по отечественной истории», стр. 1097.

40. «Сборник материалов по истории Японии», стр. 336.

41. Там же.

42. *** (далее - Тамура Эйтаро, Хроника крестьянских восстаний в Японии).

43. Там же, стр. 167-168. 198

44. «Сборник материалов по истории Японии», стр. 329. 200

45. Цит. по кн.: *** (далее - Хондё Эйдзиро, Проблемы японской деревни нового времени).

46. См. стр. 66 и 68 настоящего издания.

47. Оно Такэо, Очерки о крестьянских восстаниях периода Токугава, стр. 194-197.

48. Видимо, крестьяне решили не упоминать о поборах, введенных первым князем Хотта, не желая отвлекать внимание от главного,

49. Оно Такэо, Очерки о крестьянских восстаниях периода Токугава, стр. 199-201.

50. Там же, стр. 205.

51. Там же, стр. 153-156.

52. Хатиман - одно из наиболее почитаемых синтоистских божеств. - Прим. ред.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.