Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Народные волнения 1428-1429 гг. в Японии

Первым крупным выступлением народных масс начала XV в. было восстание 1428-1429 гг. 1 Оно вспыхнуло в момент наибольшей политической и социально-экономической дестабилизации в стране: эпидемии, голод, смерть главы военного правительства (бакуфу ***) Асикага Ёсимоти *** (1386-1428) и императора Сёгко: 2 *** (1401-1428) в 1428 г., борьба за престол и пост сёгуна, заговор против нового правителя Асикага Ёсинори *** (1394-1441).

Письменный источник «Симмэйкё: *** — «Ясное зерцало богов» — скупо повествует о суровых испытаниях, выпавших на долю простого народа: «В этом году (1428 г. — В. К.) голод. Голодной смертью умерло очень много людей <...>, в Камакура умерло 20 000 человек» 3. Автор этого сочинения неизвестен; предполагают, что, по всей видимости, им был буддийский священнослужитель. Немало информации можно почерпнуть из дневника Мансай дзюго: *** (1378-1435), настоятеля храма Дайгодзи ***. Мансай 4 происходил из аристократического рода Фудзивара. Его отцом был Имако:дзи Морофую *** (Фудзивара Морофую ***) имевший высокий придворный ранг главного советника (гондайнагон ***) при императорском дворе. В раннем детстве Мансай был отдан в монахи монастыря Дайгодзи близ Киото. В 1395 г. он становится настоятелем этого монастыря и начинает играть все более заметную роль при дворе сёгуна. Мансай пользовался исключительным доверием у третьего сёгуна Асикага Ёсимицу *** (1358-1408), который даже усыновил его 5, правда, без права наследования. Мансай принимал активное участие в государственных делах при правлении сегунов Ёсимоти *** (1386-1428) и Ёсинори *** (1394-1441). [8] За огромное влияние при дворе сёгуна современники его называли «канцлером в черной рясе» (кокуэ-но сайсё: ***). В 1428 г. в знак глубокого уважения и признания заслуг ему был жалован почетный титул «дзюсанго: ***» 6. Иными словами, он был хорошо информированным человеком, и поэтому его свидетельства весьма ценны. В его дневнике нашли отражение события 1411-1435 гг.

В своем дневнике Мансай сделал запись от 4 февраля 1429 г. (Сё:тё: 2-й год, 1-я луна, 1-й день ***) o том, что невозможно сосчитать число умерших от эпидемии в 1428 г. 7 Естественно, в этих условиях крестьянам было трудно сдать все налоги и подати. Кроме того, ухудшилась внутриполитическая обстановка в стране. Политическая нестабильность была вызвана борьбой за престол императора и пост сёгуна. В 1428 г. скончался Ёсимоти, четвертый правитель из дома Асикага. По этой причине девиз годов О:эй *** был изменен на Сё:тё: ***, отсюда и название этого выступления: «восстание сельских жителей годов Сё:тё:» (Сё:тё: доикки *** 8), или просто «восстание годов Сё:тё:» (Сё:тё: икки ***). Новым правителем по жребию стал брат скончавшегося Ёсимоти, Гиэн *** (это имя он получил в раннем возрасте, когда был отдан в монахи; 1394-1441), настоятель могущественного монастыря на горе Хиэйдзан *** и глава буддийской школы Тэндай ***. При возвращении в мир пятый сёгун первоначально принял имя Ёсинобу ***, но позже сменил на Ёсинори ***, под которым наиболее известен исследователям средневековой Японии. Асикага Мотиудзи *** (1398-1439), приемный сын скончавшегося сёгуна, занимавший пост правителя важнейшего со стратегической точки зрения района Канто: (Канто: кубо: ***) со своей резиденцией в Камакура ***, бывшей столице первого сёгуната, плел интриги и заговоры против Ёсинори, стремясь занять его место.

В это же время (1428 г.) скончался император Сё:ко: не имевший прямых наследников. В нарушение соглашения 1392 г. о порядке престолонаследия, предусматривавшего поочередное вступление представителей обеих ветвей императорского дома 9, на престол возводят принца крови, кандидата бывшего Северного двора Гоханадзоно *** (1419-1470). Когда он вступил на трон, претендент от бывшего [9] Южного двора Огура-но мия *** (? — 1443) бежал из столицы во владения Китабатакэ Мицумаса *** 10 (?-1428), рассчитывая на помощь своего влиятельного сторонника. Китабатакэ поднял оружие в защиту наследника Годайго *** (1288-1339), но, вскоре потерпев поражение, был убит, а незадачливый беглец водворен в столицу, где и провел остаток своих дней в ожидании лучшей участи. Несмотря на безуспешность попытки Огура-но мия заполучить трон, мятеж Китабатакэ нес реальную угрозу еще не окрепшему новому правителю страны, учитывая готовность Асикага Мотиудзи оказать всяческую помощь мятежникам ради достижения собственных целей. Кроме того, тяжелое положение крестьян усугублялось деятельностью ростовщиков.

Письменные источники глухо упоминают о беспорядках в столице еще в сентябре 1428 г. Подробности этих волнений нам неизвестны. Мощные волнения начинаются в следующем месяце 1428 г. в провинции О:ми ***. Мансай дзюго: в дневнике делает запись от 26 октября 1428 г.: «Сё:тё: 1-й год, 9-я луна, 18-й день <... > Сегодня на рассвете податные крестьяне и им подобные (дзигэнин ***), потребовав отмены задолженности во владениях храма Дайгодзи *** взбунтовались. Все долговые расписки изъяли и сожгли. В итоге [нынешнее] восстание с требованием отмены задолженности распространилось из Го:сю *** (провинция О:ми *** — В. К.). Невыносимое положение сложилось после восьмой луны 11. По этой причине сразу же известил Укё:даю 12 о сложившейся обстановке. Незамедлительно под началом монаха в миру Екоо 13 прибыло к храму [Дайгодзи] несколько сот всадников [и стали] охранять Кантё:до: *** и другие павильоны. Поэтому местные жители, испугавшись, рассеялись, не выдвигая требований. Податные крестьяне 14 полностью освободили дороги. Затем известил [о сложившейся обстановке] первого министра военного правительства 15. Испросив высокое повеление [сёгуна, он] приказал главе военного приказа 16 Акамацу силами 200 всадников занять позиции в Ямасина *** и в случае необходимости прийти [на помощь] храму [Дайгодзи]» 17.

Стремясь не допустить распространения восстания на столицу и центральную часть страны, военное правительство сразу же по получении известия о начавшихся беспорядках во владениях храма Дайгодзи посылает карательные отряды для [10] усмирения непокорных. Выступление крестьян во владениях Дайгодзи не было случайностью. Храм — владелец крупного поместья, ростовщик. Духовенство буддийского храма пускало деньги в рост под проценты: 5-6% в месяц 18. За год только выплата по процентам составляла 60-72% долга. Настоятель Мансай дзюго: оценив всю серьезность ситуации, немедля обратился за помощью. Опасения не были напрасными. Несмотря на все меры предосторожности, восстание, шедшее как будто на убыль, вспыхнуло с новой силой. Дзинсон *** (1430-1508) 19, глава влиятельнейшего храма Дайдзё:ин *** в Нара *** дает следующую оценку восстанию, четко определяя свою позицию: «Сё:тё: 1-й год, 9-я луна, <...> день 20. Восстали все сельские жители Поднебесной. Требуют отмены задолженности, громят винные лавки, храмы, самовольно забирают различные вещи, полностью уничтожили долговые расписки. Первый министр военного правительства [их] за это наказывает. [Происходящее] — причина опустошения страны, этого допускать нельзя. Со дня сотворения Японии 21 впервые [такое] восстание сельских жителей» 22. Военному правительству удалось овладеть ситуацией и подавить выступление в столице. Но ненадолго. Восстание, первоначально вспыхнувшее в провинции О:ми, перепугав ростовщиков в Ямасина *** и Дайго ***, территориально расположенных неподалеку от столицы, во второй половине октября докатилось до Киото.

Наибольшего размаха повстанческое движение достигло в декабре 1428 г. Накаяма Садатика *** (1401-1459), автор дневника «Сацукайки» ***, отмечает новый подъем народной борьбы: «11-я луна, 6-й день (12 декабря. — В. К). Отряды сельских жителей бесчинствуют. 8-й день (14 декабря. — В. К.). Отряды сельских жителей ворвались в центр столицы. 9-й день (15 декабря. — В. К.). То же самое. 10-й день (16 декабря. — В. К). Из-за поджогов, [чинимых] отрядами сельских жителей, [город превратился] в пустыню, сожжены храмы. 11-й день (17 декабря. — В. К.). Вассалам всех домов отдают письменное распоряжение сёгуна, [строжайше] запрещающее примыкать к восставшим, и берут [с первых] письменную клятву 23 [не совершать этого] 24. Взятие подписки военным правительством у вассалов военных домов о неучастии в народном движении было продиктовано желанием [11] прекратить разграбление ломбардов и винных лавок в городе (в этом они особенно преуспели) и предотвратить потенциальную возможность участия в восстании самураев, чье благополучие также было подорвано ростовщиками.

Восставшие заперлись в буддийском храме То:дзи *** в Киото и держали там оборону, совершая вылазки и нанося ощутимые удары по ростовщикам. Подобная практика была заимствована у возчиков, которые во время восстания 1418 г. заняли синтоистское святилище Гион ***.

Согласно «Тогдзи хякуго: мондзё» [***] — «Документам храма Тогдзи, хранящимся в ста коробках», — 28 декабря 1428 г. военное правительство издало указ следующего содержания:


«Запрет (кинсэй ***)

В последнее время, требуя отмены задолженности, отряды сельских жителей [силой] отбирали заложенные вещи у [владельцев] винных лавок и ломбардов, творили насилие и беспорядки. [Отныне] указанные выше деяния строжайше запрещаются. Если найдется лицо, нарушившее [этот запрет, его] должно подвергнуть наказанию. [Настоящее] повеление разослать повсюду. Быть по сему» 25.


Обращает на себя внимание решительный тон документа, озаглавленного коротким «запрет» (кинсэй ***). Однако восставшие фактически уже провели самовольное аннулирование задолженности. За время восстания если не все, то, по крайней мере, большинство долговых расписок, хранившихся у ростовщиков, были уничтожены. Военное правительство явно запоздало с изданием указа, категорически запрещавшего самовольное уничтожение долговых обязательств. Создается впечатление, что он был издан скорее для успокоения ростовщиков, формально находившихся под защитой правительства. Постфактум власти объявили незаконными подобные действия и впредь намеревались подвергнуть суровому наказанию любого, кто осмелится нарушить запрет. Но от этого ростовщикам не стало легче. Документ в первую очередь был разослан заинтересованным лицам, занимавшимся ростовщическими операциями: настоятелям храмов и монастырей, владельцам крупных ломбардов и винных лавок, — имевшим тесные связи с военным правительством. [12]

По сохранившимся источникам трудно судить о количественном составе восставших, их вооруженности и плане действия, если таковой существовал. Однако, поскольку повстанцы чаще всего врывались в Киото с юго-западной стороны и держали оборону в храме То:дзи, превратив его в основной опорный пункт, то Нагахара Кэйдзи делает вполне обоснованный, на наш взгляд, вывод, что основную силу восставших в Киото составляли крестьяне, живущие к югу от столицы в местностях Тоба *** и Нисигаока *** 26.

Движение 1428-1429 гг. не замкнулось в рамках столицы и ее окрестностей. Нара, древняя столица Японии, город крупных буддийских храмов и монастырей, один из центров ростовщического капитала, был желанным объектом захвата восставшими. По времени волнения в районе Нара совпадают с восстанием в Киото. Большую роль в деле организации и координации действий повстанцев сыграли возчики (басяку ***). На тракте, соединяющем столицу страны Киото с Нара, лежит селение Кидзу ***, значительную часть жителей которого составляли возчики. Они представляли наибольшую опасность для монастырей и храмов Нара, постоянно угрожая нанести удар с севера. Ход восстания в районе Нара можно воссоздать на основе следующих письменных памятников: «Тогдайдзи тэгайкай сико: никки ***» — «Дневники проведения обряда отвода беды [у ворот] храма То: дайдзи», «Коки буруй ***» — «Своды древних записей», «Сято: — но сёникки ***» — «Дневники духовных наставников синтоистского святилища Касуга», «Касуга Вакамия кироку ***» — «Хроники святилища Касуга Вакамия». В целом все эти источники одинаково освещают события 1428 г., однако существуют разночтения, касающиеся числа убитых и раненых, даты последнего вооруженного крупного столкновения, происшедшего, вероятно, в ночь на 26 декабря. Власти Нара чрезвычайно опасались нападения «шайки разбойников» из провинции Ямасиро ***. Но мере того как в Киото восстание подходило к своему апогею, священники-ростовщики чувствовали себя все более неуютно. Между двумя крупнейшими буддийскими храмами То:дайдзи *** и Ко:фукудзи *** (последний исполнял функции военного губернатора — сюго *** — провинции) была достигнута договоренность о совместных действий по отражению нападения [13] восставших. Согласно этой договоренности, в ночное время суток специальные дозоры несли бдительную службу. В случае приближения отрядов восставших они должны были, ударив в колокол, поднять тревогу. 8 декабря с наступлением темноты раздались удары колокола. С этого дня светские и духовные феодалы Нара потеряли покой и усиленно стали готовиться к отражению нападения, в реальности которого уже никто не сомневался 27.

Наиболее кратко освещены события в «Коки буруй»: «11-я луна, 2-й день (8 декабря. — В. К.). Вместе с разбойниками, требующими аннулирования задолженности, собрались миряне и священники в окрестностях храма Сайдайдзи *** спорили [по этому вопросу]. 3-й день (9 декабря. — В. К.). Священнослужители и монахи-воины отправились в окрестности храма Тё:сё:дзи *** 28, чтобы подавить шайки разбойников (акуто: ***) [требующих] аннулирования задолженности. [Местный феодал] Цуцуи *** отправился к храму Футайдзи ***. Разбойники уничтожены... 5-й день (11 декабря. — В. К.). Разбойники, требующие аннулирования задолженности, сегодня подожгли дома. 8-й день (14 декабря. — В. К.). Когда стал очевидным замысел разбойников ворваться [в Нара], произошло сражение вблизи храма Ханнядзи ***; убито три человека, в плен взят один. 11-й день (17 декабря. — В. К.). Взбунтовались монахи-воины. Завтра они должны отправиться в поместье Кидзу. 12-й день (18 декабря. — В. К.). Отправка в Кидзу откладывается. 20-й день (26 декабря. — В. К.). Сегодня ночью произошло ожесточенное сражение в окрестностях храма Ханнядзи, убито пять-шесть человек, взято в плен два человека. <...> Ужасное положение. Позже [дошли] разговоры, что количество убитых — десять человек» 29.

Итак, 9 декабря священнослужители и руководители воинских формирований, состоявших из молодых монахов-воинов, предприняли карательные меры против «шайки злодеев», собравшихся у храма Сайдайдзи 8 декабря. Заметную роль в подавлении и разгоне восставших сыграл местный феодал Цуцуи. Его отряд, немногочисленный, но хорошо обученный и вооруженный, первоначально состоявший из 30 человек, нанес поражение повстанцам неподалеку от храма Футайдзи и вынудил их отступить. 11 декабря участники выступления, разломав дома в окрестностях Нара, разожгли [14] боевые костры (кагариби ***), призывая недовольных объединиться для борьбы с местными властями. Особенно активно в это время выступали возчики из Кидзу и крестьяне из столичной провинции Ямасиро, атаковавшие храм Сайдайдзи и потерявшие в столкновении с отрядом Цуцуи два человека убитыми 30. 25 декабря отряд Цуцуи насчитывал в своих рядах свыше 100 человек. Он едва поспевал разгонять недовольных. Но храм Ко:фукудзи еще располагал значительными ресурсами. В дневнике «Сято:-но сёникки» имеется запись от 25 декабря: «Вечером 19-го дня возчики из Ямасиро [в числе] нескольких тысяч человек собрались, разожгли боевые костры» и выдвинули требование об аннулировании задолженности 31. В ответ был послан отряд Цуцуи численностью 25-30 человек, который нанес ощутимый удар по восставшим: 30 возчиков было убито, трое взято в плен. В тот же вечер бонзы храма Ко:фукудзи мобилизовали свыше 2500 человек, приняли дополнительные меры по охране города 32. Не довольствуясь пассивной ролью обороняющегося, они пытались 17-18 декабря перейти к активным действиям и нанести упреждающий удар по Кидзу, значительную часть жителей которого составляли возчики, и тем самым подавить восстание в одном из наиболее опасных центров. Но активный план действий не вызвал энтузиазма у его исполнителей, монахов-воинов, не желавших рисковать жизнью в карательной экспедиции, шансы на успех которой, видимо, не оценивались высоко. Многие монахи-воины сочувствовали участникам выступления и не хотели браться за оружие. Они взбунтовались, и бонзам пришлось отказаться от этого плана, о чем в источнике «Коки буруй» сказано вскользь: «Отправка в Кидзу откладывается».

Повстанцы не смогли овладеть храмом Ханнядзи, являвшимся важным форпостом обороны Нара. Однако обстановка в городе была неспокойной. Волнение среди монахов-воинов свидетельствовало о внутренней нестабильности в вооруженных формированиях храма Ко:фукудзи. Одних сил Цуцуи явно было недостаточно. В это время народные массы вынудили настоятелей храма Хасэдэра *** (уезд Уда *** соседней провинции Идзумо ***), подчинявшихся руководству Ко:фукудзи, объявить об отмене задолженности. Надо отметить, что в выступлении в уезде Уда принимали участие вассалы мятежного феодала Китабатакэ Мицумаса, стремившегося [15] использовать народное движение в борьбе против военного правительства, посильную поддержку которому оказывал храм Ко:фукудзи. К этому времени карательные отряды, наконец, приблизились к замку Китабатакэ и стремились овладеть им. Но, безусловно, восстание, проходившее под лозунгом отмены задолженности, препятствовало скорейшему подавлению антиправительственного мятежа. Китабатакэ Мицумаса в определенном смысле приобрел невольного союзника в лице восставших крестьян и возчиков, что, впрочем, не спасло его, в конечном счете, от поражения и смерти. Тем не менее крестьянское выступление в уезде Уда представляло реальную угрозу для храмов Нара.

Отряды возчиков и крестьян продолжали скапливаться на южных окраинах Нара, где на открытой местности отсутствовали естественные рубежи обороны. Отсюда им было легче войти в город и расправиться с ростовщиками. Взвесив все это, наиболее влиятельные священнослужители и светские феодалы решили 31 декабря 1428 г. пойти на частичные уступки восставшим и выпустить указ об аннулировании задолженности. Этот документ широко известен по фотографии, опубликованной в многотомном «Иллюстрированном издании японской культуры» 33. На документе не значится день вступления в силу указа, но японские историки с единодушием аргументированно указывают на 31 декабря 1428 г. (25-й день 11-й луны 1-го года Сё:тё:).


«Запрет

Аннулирование задолженности

Положения

[1] Вещи, сданные в залог, выкупаются за ⅓ первоначальной стоимости.

[2] Выплата денег по процентам устанавливается [в размере] ⅓ от ссуженной суммы.

[3] Долговые расписки пятилетней и более давности уничтожаются.

[4] Все общества взаимопомощи распускаются.

[5] Задолженность годового налога (нэнгу *** — В. К.) за прошлый и прежние годы отменяется.

[6] Вещь, сданная в залог, выкупается с текущей луны [нынешнего года] по вторую луну будущего года за ⅓ первоначальной стоимости. [16]

[7] Вещь, сданная в залог, выдается в течение трех месяцев после обнародования настоящего указа. Вышеперечисленные положения настоящего указа следует твердо соблюдать. Лицо, нарушившее указ, подвергнется строжайшему наказанию. [Указ] вступает в силу согласно решению прихожан [храма Ко:фукудзи]. Быть по сему» 35.


По форме это — указ, запрещающий отмену задолженности, по содержанию — декрет об аннулировании задолженности. Непоследовательность, двойственность указа храма Ко:фукудзи, исполняющего обязанности военного губернатора провинции Ямато *** отражает реальное соотношение сил восставших народных масс и феодалов, духовных и светских. На первый взгляд, уничтожение долговых расписок (пункт 3) представляется наиболее кардинальной мерой, наносящей болезненный удар по ростовщикам. Но, учитывая пятилетний (!) срок давности и высокий ростовщический процент (только выплаты по процентам, по крайней мере, уже вернули заимодавцу ссуженную сумму денег), становится очевидным, что интересы ростовщиков не были затронуты решительным образом. Следует пояснить пункт об обществах взаимопомощи (пункт 4) (таномосико: ***). Эти общества занимались ростовщическими операциями наряду с ломбардами и винными лавками, но их деятельность не была столь заметной, не отличалась размахом последних. Деньги, необходимые для ведения операций, требующих значительного капитала, вносились членами общества. Вероятно, ни военное правительство, ни князья не могли эффективно контролировать их деятельность. Этим, по-видимому, и вызван их роспуск в провинции Ямато. Пунктом шестым указа устанавливаются сроки выкупа залога. По истечении установленного срока вновь начинает расти ростовщический процент, но в этом случае устанавливается его верхний предел: сумма выплат по процентам не должна превышать суммы денег, полученных взаймы. Таким образом, должник вынужден будет вернуть не только долг, но и набежавшие с него проценты, если, конечно, он захочет вернуть себе заложенную вещь или, допустим, надел земли.

Время обнародования указа в Нара (на третий день после вступления в силу «запрета» военного правительства в столице), утверждение в нем, хотя бы по форме, запрета на проведение [17] отмены задолженности, почти текстуальное совпадение заключительных частей указов свидетельствуют о сильном влиянии центра на духовенство древней столицы. На этом этапе развития средневекового общества Японии, вероятно, преждевременно говорить о значительной самостоятельности местных властей, их независимости от военного правительства в Киото. Само же издание указа было вынужденной мерой, уступкой народным массам, предпринятой с молчаливого согласия сёгуна.

В 15 километрах от г. Нара на обочине проселочной дороги находится памятник, имеющий отношение к этим событиям. На камне с высеченным изображением бодхисаттвы Дзидзо: ***, покровительницы путников и детей, в правом нижнем углу выбито 27 письменных знаков следующего содержания: «После Сё:тё: первого года (1428 г. — В. К.) совершенно нет долгов в четырех селениях» 36. Имеются в виду следующие четыре поселения: О:ягю: ***, Сакахара ***, Коягю: ***, О:ти *** уезда Соэгами ***. После вступления указа об отмене задолженности крестьяне вышеуказанных четырех деревень выбили на камне надпись. Честь ее открытия и дешифровки принадлежит Сугита Тэйити ***. Сама надпись занимает небольшой по площади прямоугольник: 21 см по длине и 33 см по высоте — на камне неправильной формы размером 3,5 м длины, 2,5 м ширины и 3 м высоты. По мнению большинства японских лингвистов и историков, некоторые возражения лингвистического порядка, выдвинутые Нагадзима Фукутаро: не ставят под сомнение аутентичность своеобразного письменного памятника 37.

Народные волнения 1428-1429 гг., возникнув в провинции 0: ми, распространились на центральный район страны (Сакамото ***, О:цу ***, Киото ***, Нара ***) и далее — на более отдаленные провинции страны. Хроники «Касуга Вакамия кироку» сообщают: «Недавно толпы восставших сельских жителей провинции О:ми провели отмену задолженности, разгромили повсюду склады. Небольшое [количество] возчиков, прорвавшись оттуда в окрестности столицы, аннулировало задолженности. Начиная [с этого момента] в Ига ***, Исэ ***, Уда ***, Ёсино ***, Кинокуни ***, Кавати ***, Сакаи ***, по всем без исключения провинциям Японии отменили задолженность» 38. Начавшись в 1428 г., народные волнения [18] продолжались и в следующем 1429 г. в примыкающих к центру провинциях.

Грозное восстание вспыхнуло в Харима *** в конце 1428 г., кратко описанное в дневнике аристократа Накаяма Садатика ***, (1401-1459), в котором описаны события с 1418 по 1443 г. В названии источника «Сацукайки» [***], включены два слога (са и ка) из имени автора — Садатика. Это дает основание перевести название дневника на русский язык как «Записи Садатика». Рукопись дошла с утратами. Отдельные ее части хранятся в Историографическом университете Токийского университета и в Киотоском университете. Частично выдержки из нее опубликованы в различных собраниях исторических материалов и отдельных исследованиях японских историков, занимающихся изучением истории сёгуната Асикага. Накаяма проживал в Киото, был близок к императорскому двору и хорошо информирован о событиях в столице и провинциях. Военный губернатор (сюго ***) провинции Харима, занимавший в то время пост главы военного приказа в аппарате военного правительства и находившийся поэтому в столице, 22 декабря (16-го дня 11-й луны) получил сообщение от вассала о восстании крестьян. Центром выступления было поместье Яно ***: Отряды военного губернатора Акамацу Мицусукэ *** (1373-1441) ворвались на территорию поместья, принадлежавшего крупному буддийскому храму То: дзи в Киото, и приступили к подавлению повстанцев. Но несмотря на это, 25 декабря (19-го дня 11-й луны) восставшие успели уничтожить долговые расписки и провести так называемое «незаконное аннулирование задолженности». После этого наступило кратковременное затишье. В марте 1429 г. Накаяма Садатика сообщает вновь о волнениях в Харима. 4 марта 1429 г. он записывает в дневнике: «Сё:тё: 2-й год, 1-я луна, 29-день (год крысы)... Небо затянулось тучами, подул холодный ветер. Люди говорят, что сельские жители провинции Харима [подняли] восстание, подобное [выступлению] прошлой зимой в окрестностях столицы. В провинции нападают на всех самураев. В это время управляющие поместий приняли участие [в вооруженных столкновениях]. Из-за них (сельских жителей? — В. К.) воины из отрядов военного губернатора (сюго) либо лишились жизни, либо изгнаны. Говорят, мятежники насаждают в провинции редкостные беспорядки. [19] В общем [они] провозгласили: в провинции не должно быть самураев. Смутные времена настали, поэтому монах в миру Акамацу отправился [в провинцию] 39.

А. А. Искендеров, автор монографии «Феодальный город Японии», совершенно справедливо подчеркивая распространенность органов самоуправления в XV в., допускает неточности при описании массового выступления в провинции Харима. Во-первых, упоминание о восстании мы находим не в хрониках храма Дайдзё:ин, как утверждает А. А. Искендеров, а в дневнике Накаяма Садатика. Во-вторых, следует отметить, что автор дневника ни словом не обмолвился о создании самоуправления в масштабах всех провинций «в результате крестьянского восстания» 40. Это утверждение не подкрепляется свидетельствами первоисточника. Тем не менее надо сказать, что практически на всей территории страны существовало сельское самоуправление (со:сон ***) 41. И возникло оно в большинстве своем до народных волнений 1428-1429 гг. Отечественный историк не указывает точной датировки выступления в Харима, отмечая только, что оно произошло «немногим раньше» восстания в провинции Ямасиро (1486-1493). Однако ссылка на слова «в провинции Харима не будет больше самураев» 42 дает точную привязку к рассматриваемому дневнику. Можно предположить, что вышеуказанные неточности возникли из-за того, что был привлечен не сам дневник, а известная работа Е. Норманна «Андо Сёэки и анатомия японского феодализма» 43.

Академик Е. М. Жуков (1907-1980) и профессор Д. И. Гольдберг неверно интерпретируют лозунг восставших: «в стране (? — в провинции! — В. К.) не должно быть самураев» 44. Чувствуется невольная модернизация событий. Появление этой ошибки можно объяснить переводной работой Хондзё: Эйдзиро: *** (1888-1973) «Социальная история Японии», вышедшей в свет в Москве в 1927 г. Хондзё: некорректно цитировал дневник Накаяма Садатика: *** 45, пропустив название провинции Харима ***. Переводчик без достаточного контекста не мог иначе перевести цитату из дневника, как: «в стране не должно быть самураев» 46. Однако в первоисточнике речь идет не о стране, а о провинции. В «Сацукайки» значится иероглиф куни ***, что соответствует в современном языке значению «страна», но в данном случае [20] Накаяма Садатика заказывает «Харима куни» [***], т.е. «провинция Харима», но никак не страна.

Наиболее полно и верно перевод сделан авторитетным отечественным японистом Г. И. Подпаловой 47. Однако, по мнению автора настоящей статьи, стилистически тщательная обработка перевода записи, сделанной Накаяма довольно небрежно, скрывает от исследователя очень важную деталь. Из первоисточника не совсем ясно, из-за кого пострадали служилые люди военного губернатора Акамацу: то ли из-за сельских жителей (этого мнения придерживается автор данной статьи), то ли от управляющих поместий. В тексте дневника написано «из-за них». Но кто — «они»? Как отмечает Симонака Ёсабуро *** (1878-1961), составитель «Собрания исторических материалов по Японии», эта двусмысленность стала отправной точкой расхождения во мнениях ведущих специалистов по истории народных движений — Судзуки Рё:ити *** и Накамура Китидзи *** (1905-1986).

Судзуки Рё:ити высказал предположение, что местные самураи атаковали отряды военного губернатора, а управляющие поместий приняли участие в этом нападении. Накамура Китидзи считает, что отряды сельских жителей напали на самураев провинции, т.е. на силы военного губернатора, управляющие же поместий приняли участие в оборонительных боях против крестьян 48. Сам текст источника, вероятно, из-за стилистической небрежности дает возможность для двух взаимоисключающих его интерпретаций. Обратимся к самому событию. Поскольку крестьянское сопротивление вылилось в открытое массовое столкновение (об этом красноречиво говорит лозунг повстанцев «в провинции не должно быть самураев»), то, вероятно, бескомпромиссная борьба расколола население провинции на два враждующих лагеря по социальному признаку. Логично предположить, что управляющие поместий встали на сторону отрядов военного губернатора. Ввиду этого позиция Накамура Китидзи представляется более убедительной. Он пишет: «Следует сказать, что сельские жители представляли огромную силу, так как, атаковав сначала отряды военного губернатора, а затем один за другим отряды самураев, разбили их» 49.

Современники восстания в Харима рассматривали его как продолжение крестьянских волнений, начавшихся в столице [21] в 1428 г. Недаром Накаяма Садатика отмечает сходство этих двух выступлений: «сельские жители провинции Харима [подняли] восстание, подобное [выступлению] прошлой зимой в окрестностях столицы». Вместе с тем обращает на себя внимание лозунг повстанцев: «в провинции не должно быть самураев». Автор не располагает достаточно убедительными материалами, на основании которых можно аргументированно проследить причины его выдвижения. Однако следует отметить, что в конечном итоге Акамацу вынужден был издать указ об отмене задолженности, что косвенным образом свидетельствует об одних и тех же целях повстанцев Харима и столичной провинции. Восстание в Харима было настолько мощным, что отрядам военного губернатора пришлось отступить за пределы провинции. Обеспокоенный создавшейся обстановкой Акамацу Мицусукэ отбыл из столицы в провинцию на подавление недовольных. С трудом ему удалось добиться поставленной цели. Еще 24 марта (19-го дня 2-й луны) сообщалось, что восстание пока не усмирено. Крестьяне перешли к другой форме борьбы: массовому коллективному уходу. Не имея достаточных сил для вооруженного сопротивления, земледельцы поместья Яно *** 50 коллективно покинули насиженные места и скрылись в горной местности. Бонзы храма То:дзи, испугавшись, что останутся в начавшемся году без продуктовой ренты (к тому времени подоспели сроки посадки риса), обратились к военному губернатору с настоятельной просьбой вернуть беглецов. Но крестьяне соглашались вернуться в поместье только после того, как отряды военного губернатора покинут пределы Яно. Возникли острые разногласия между владельцем поместья (храм То:дзи) и Акамацу Мицусукэ. Переход крестьян от одной формы борьбы к другой обострил отношения между представителями правящего класса. Восстание крестьян было подавлено, но военный губернатор провинции Харима вынужден был издать указ об аннулировании задолженности. Выступление не было напрасным, хотя лозунг «в провинции не должно быть самураев» не был — и не мог быть — претворен в жизнь.

Волнения в провинции Тамба *** отражены в письменных источниках «То:дзи хякуго: мондзё» и «Мансай дзюго: никки». Крестьяне совершали поджоги, расправлялись с отрядами военного губернатора провинции и ненавистными чиновниками. [22] В борьбе с силами военного губернатора они искусно использовали территорию храмов, на которую представители светской власти не могли войти без разрешения настоятелей. 10 марта 1429 г. Мансай дзюго: сделал следующую запись в своем дневнике: «Сё:тё: 2-й год, 2-я луна, 5-й день. Ясная погода... [на подавление] внезапно вспыхнувшего восстания отрядов сельских жителей в провинции Тамба военный губернатор (сюго ***) должен завтра послать людей. Ввиду этого [он] строжайше распорядился навести порядок во владениях, [принадлежащих] буддийским храмам и синтоистским святилищам, где в основном находятся силы этих отрядов. Когда от них (буддийских храмов и синтоистских святилищ. — В. К.) поступают жалобы, не следует [их] отклонять необоснованно. По этой причине внес предложение на рассмотрение [сёгуна]: [предварительно] следует получить [его] высокую санкцию, после этого подобно тому, [как было] в провинции Харима, во всех храмовых владениях следует навести порядок, [во исполнение] следует получить высокий письменный приказ. [На предложение] получил высокий ответ, что не должно быть нарушений по [указанным] пунктам. Ввиду этого настоящие обстоятельства сообщил Укё:даю 51 в письме» 52.

В августе 1429 г. крестьяне, обрабатывавшие земли синтоистского святилища в Ямада 53, совершили нападение на синтоистских священнослужителей, требуя отмены задолженности. Священники занимались ростовщическими операциями, отдавая деньги, пожертвованные прихожанами на нужды святилища, в рост под высокие проценты. Об этом событии имеется запись в дневнике Мансай дзюго: от 20 августа 1429 г.: «Сё:тё: 2-год, 7-я луна, 20-й день. Ясная погода. В прошедшем 13-м дне (13 августа. — В. К.) в священных вратах (Тории) Внешнего святилища Исэ, в помещениях, где располагаются девушки, подносящие дары богам и исполняющие сакральную музыку и танцы, в местах, [где совершается] жертвоприношение богам, находятся покойники. Поэтому святилище... осквернено. И в окрестностях Внешнего святилища много [людей] убито стрелами. Неслыханно. Со дня сотворения [Японии] не было [ничего] подобного. [Об этом] докладывают служители богов. Эти подробности ранее сообщили синтоистские священнослужители из Ямада. Податные крестьяне потребовали аннулирования задолженности. Податные [23] крестьяне из Ямада отправились к синтоистским священникам. Почти одни податные крестьяне. Синтоистских священников мало, чуть более 300 человек. Кроме того, из-за поджогов сгорело несколько сот домов жителей Ямада. Когда синтоистские священники подверглись [вооруженному] нападению, [они] скрылись на территории святилища. [Но] податные крестьяне и святилища не боятся. Преследуя [священнослужителей] расширили [территорию] военных действий; уже святилище стало полем брани. Этому позору нет названия. В то время как [крестьяне] оскверняли святилище, ни один из священнослужителей не мог ни войти, ни выйти из [него]...» 54 Народное движение 1428-1429 гг., всколыхнувшее массы в центре страны, положило начало крупномасштабным выступлениям XV в. Помимо рассмотренных очаговых крестьянских восстаний на территории провинций О:ми, Ямасиро (Киото), Ямато, Харима, Исэ имели место выступления народных масс в провинциях Кавати и Сэтцу, военные губернаторы которых были вынуждены издать указ об отмене задолженности, которые именовались дословно «указами благодетельного правления» (токусэйрэй, или же токусэйрё: ***) 55. Соответственно восставшие, сплотившиеся под этим лозунгом, и их движение назывались «токусэй-икки» ***. Делмер Браун отмечает, что само слово «благодетельное правление» (токусэй *** впервые употреблено в письменном источнике «Сёку нихонги» [***] в 756 г., но еще раньше, в 686 г. император Тэмму *** (? — 686) издал указ об аннулировании задолженности, образовавшейся до 685 г. 56 По всей видимости, подобная практика была заимствована из Китая 57. По свидетельству письменного источника «Тири-дзука моногатари» [***] (букв. «Сказание о куче мусора», т.е. «Сказание о всякой всячине», автор неизвестен), написанного в 1552 г. и широко освещающего этнографические реалии, местные верования, события XII-XVI вв., — издание подобных «странных указов» восходит к периоду Хэйан (794-1185), раньше же, «начиная с эры богов, не слышали о подобных насильственных законах» 58. Однако первоначально они назывались иначе: декреты «гуманного правления» (дзинсэйрэй ***) или «добродетельного правления» (дзэнсэйрэй ***). Обращались к ним в установленных случаях: во время стихийных бедствий, повлекших неурожай, — с целью освободить [24] простой народ от непосильного бремени налогов и тем самым способствовать быстрейшему восстановлению сельского хозяйства, — и вступления на престол нового государя. В последнем случае кроме временного облегчения налогового пресса, далеко не обязательного, амнистировали некоторых заключенных, смягчали наказания нарушителям 59.

В 1297 г. военным правительством Камакура был издан первый широко известный указ «благодетельного правления» (токусэйрё: ***) 60. Его издание было вынужденной мерой и продиктовано желанием помочь самурайскому сословию — основной социальной опоре режима — выйти из экономических затруднений, вызванных неблагоприятными событиями, следовавшими одно за другим: разрушительным землетрясением в Камакура в 1257 г., массовым голодом двумя годами позже, в основном же расходами на оборону страны в связи с попытками монголов завоевать Японию в 1274 и 1281 гг. Попавших в долговую зависимость от ростовщиков победителей нечем было отблагодарить: правительство не располагало ни богатыми трофеями, ни земельными угодьями поверженного врага. Оставалась одна возможность — издать указ, отменяющий все долговые обязательства самурайства и обязывающий торговцев и ростовщиков вернуть ему земли 61.

Военное правительство Асикага очень часто прибегало к изданию указов об аннулировании задолженности, особенно в период с 1441 по 1469 г., не прекращая этой практики вплоть до эры Тэнсё: *** (1573-1593), т.е. до конца своего правления. Вынужденные «пожертвования» ростовщиков и торговцев в XVII-XIX вв. берут свое начало в законодательных актах рассматриваемого периода 62. В «Тиридзука моногатари» сообщается, что эти декреты оглашались на перекрестках оживленных улиц, при этом, чтобы привлечь внимание населения, трубили в раковины и звонили в колокола 63. В «Кодзи руйэн» («Сад тематически подобранных древних событий») говорится о существовании различных по своему характеру указов: 1) формально имевших юридическую силу повсеместно на территории всей страны (они назывались «иккоку хэйкин-но токусэй» [***] или же «тэнка итто:-но токусэй» [***], 2) сила действия которых ограничена границами конкретной провинции или столицы, а также 3) провозглашавших отмену задолженности только на [25] «казенных землях» (ко:рё: ***) 64. Сёгуны из дома Асикага, испытывая острую нужду в наличных деньгах, во многих случаях далеко не бескорыстно провозглашали декреты «благодетельного правления». Должники обязаны были в качестве «искренней признательности и благодарности» вносить в казну взнос, сумма которого составляла от 1/10 до 1/5 размера долга 65. Все это, разумеется, объяснялось необходимостью защиты интересов бедного люда. Крестьяне же коллективным челобитьем добивались отмены или снижения налогов и податей в неурожайные годы у владельцев поместий. Сложившаяся традиция в немалой степени «оправдывала» действия простого народа, добивавшегося при крайней нужде от военного правительства издания указа об отмене задолженности силой оружия. По этой причине данные выступления получили название «восстаний с требованием аннулирования задолженности» или, учитывая первоначальный смысл слова «токусэй», «восстаний с требованием благодетельного правления» (токусэй-икки ***). Впервые в истории Японии, по утверждению Дзинсона, массовое восстание под этим лозунгом произошло в 1428 г.

Движение было подготовлено предыдущим этапом социальной борьбы, вызвано социально-экономическими причинами, ростовщической деятельностью виноторговцев, священнослужителей и владельцев ломбардов. Выступления проходили под лозунгом аннулирования задолженности ростовщикам. И, надо отметить, крестьяне добивались своего, когда ставили перед собой цели реальные и достижимые в условиях феодального общества: в столице страны они сумели силой провести не санкционированную военным правительством отмену долговой кабалы, на местах — в Нара и других провинциях — местные власти сочли за лучшее пойти на частичное удовлетворение требований восставших, сами провели частичную ликвидацию задолженности. В провинции Харима крестьяне выдвинули лозунг: «в провинции не должно быть самураев», выступление приняло явно выраженный антифеодальный характер, но значение его не следует преувеличивать. В условиях средневековья этот лозунг был явно нереалистичен.

Крестьянство составляло подавляющее большинство восставших. Несомненно, большую роль в движении сыграли возчики. [26]

Что касается руководителей восстаний, автор статьи не располагает достаточным объемом материалов, на основании которых можно было бы сделать однозначный вывод об их социальной принадлежности. Широта охвата территории свидетельствует, с одной стороны, о наличии единых противоречий по всей стране, вызванных переходом от поместий, ведущих во многом натуральное хозяйство, к крупному феодальному землевладению, ростовщической деятельностью храмов, ломбардов, винных лавок, проникшей во все поры хозяйственного организма средневековой Японии, неспособностью светских и духовных князей эффективно контролировать положение; с другой стороны — о решимости крестьян и возчиков с оружием в руках отстаивать право на жизнь и необходимейшие условия своего существования. С военной точки зрения действия восставших носили гибкий характер. Избегая прямого столкновения с крупными и хорошо вооруженными отрядами феодалов, они предпочитали беспрерывно наносить удары из засад и укреплений, в качестве которых использовали святилища и храмы. Народное движение 1428-1429 гг. нанесло ощутимый удар по военному правительству, вселило уверенность в своих силах народным массам, дало образец борьбы простого народа. Многие из тех, кто прошел эту школу классовой борьбы, по всей видимости, приняли участие в другом, еще более крупном восстании 1441 г.

Нельзя не отметить, что разобщенность, взаимная подозрительность могущественных феодалов в начале правления сёгуна Асикага Ёсинори, открытое выступление влиятельного дома Китабатакэ и оставшихся приверженцев Южного двора против военного правительства, интриги в самом правящем доме Асикага немало способствовали успешным действиям повстанцев. Однако волнения были подготовлены и вызваны всем предыдущим социально-экономическим развитием, чрезвычайными обстоятельствами: голодом, эпидемиями. Поэтому вышеуказанное обстоятельство представляется одним из важных, но второстепенных факторов, способствовавших созданию более благоприятных условий для возникновения и успешного развития движения. Выступления крестьян отличались территориальной раздробленностью, несовпадением по времени, отсутствием руководящего центра. На этом основании можно сделать вывод: волнения 1428-1429 гг., несмотря [27] на их размах, широту охвата территории, решительность требований, количественный рост участников и отдельные успехи, не являются крестьянской войной.

Комментарии

1. Автором по этой теме ранее были опубликованы следующие статьи:

Мансай дзюго о крестьянских волнениях 1428-1429 гг. в Японии // Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока. XX годичная научная сессия АО ИВ АН СССР (доклады и сообщения) 1985. Ч. I. Москва, 1986. С. 42-47.

Накаяма Садатика и Дзинсон о крестьянских волнениях 1428-1429 гг. в Японии // Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока. XXI годичная сессия АО ИВ АН СССР (доклады и сообщения) 1987. Ч. I. Москва, 1987. С. 100-104.

Крестьянские волнения 1428-1429 гг. в провинции Ямато (Япония) // Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока. XXII годичная научная сессия АО ИВ АН СССР (доклады и сообщения) 1988. Ч. I. Москва, 1989. С. 123-126.

Крестьянские выступления 1428-1429 гг. и традиция издания указов об аннулировании задолженности / / Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока. XXIII годичная сессия АО ИВ АН СССР (доклады и сообщения) 1989. 4.1. Москва, 1990. С. 201-207.

Росиа-ни окэру Нихон тю:сэйси-но кэнкю:-то росиадзин-но имэ:дзи *** = Изучение средних веков Японии в России и представления российских исследователей о средневековой Японии // Хо:сэй дайгаку кокусай нихонгаку кэнюо:сё кэнкю: хо:коку. Дайнисю: 2003. Сэкай-но нака-но нихон *** 2 *** 2003, ***. Научные доклады международного японологического научно-исследовательского института при университете Хосэй. Сб. 2-й. 2003. Япония в мире. Токио, 2003. С. 60-64.

2. Долготу в японских именах и терминах обозначаем двоеточием за исключением хорошо известных русским читателям слов, таких как «сегун», «Киото» и др.

3. Симмэйкё: *** = Ясное зерцало богов // Дзоку гунсё руйдзю: *** = Коллекция японской классической литературы и исторических источников, собранных по рубрикам. Продолжение. Т. 29. Кн. 1. Токио, 1927. С. 202.

4. Другое чтение бинома иероглифов, составляющих его имя, — Мандзэй.

5. Отношения между Мансай и Асикага Ёсимицу определялись термином ю:си, ю:дзи ***. Первое его значение — «племянник, племянница», «ребенок брата, сестры», что явно не имеет отношения к настоящему случаю. Второе — фиктивное усыновление ребенка брата, сестры, родственников, а также посторонних людей не с целью наследования. Как отмечается в толковом словаре, следует отличать ю:си *** от ё:си, ясинаиго *** «приемный ребенок, принятый на воспитание в семью» (см. Нихон кокуго дзитэн ***. Т. 19. Токио, 1976. С. 641). В случае фиктивного усыновления, как это было с Мансаем, устанавливались доверительные отношения приемных отца и сына. После того как Мансай стал приемным сыном сегуна Асикага Ёсимицу, он занял пост настоятеля крупного монастыря Дайгодзи в непосредственной близости от столицы.

6. Титул дзюсанго: *** или же дзюсангу: *** в сокращенном варианте дзюго: *** (читается также дзюнго:). Жаловался высшим аристократам, а позже наиболее авторитетным иерархам буддийской церкви. Им воздавались почести, сопоставимые с таковыми трех императриц дзюго: ***, а именно: вдовствующей императрице, бабушке царствующего императора, тайко: тайго: ***, императрицы-матери ко:тайго: *** императрицы, супруги ко:го *** или же го:гу: Обычно его обладателями были императрицы и принцы. Впервые этот титул был жалован аристократу Фудзивара Ёсифуса *** (804-872), занимавшему пост первого министра (дайдзё: дайдзин ***).

7. Мансай дзюго: никки *** = Дневник Мансай дзюго:// Дзоку гунсё руйдзю: *** Доп. тт. 1, 2. Т. 2. Токио, 1934. С. 2.

8. Иероглифическое сочетание читается как до-икки, так и цути-икки. Этот термин был заимствован из дневников придворных аристократов, представителей военных домов и храмовых хроник XV-XVI вв., когда в столичном районе Кинай *** довольно часто проходили выступления против властей под различными лозунгами и с разными требованиями.

9. Раскол императорского дома на две ветви — старшую (Дзимё:ин ***) и младшую (Дайкакудзи ***) — произошел в середине XIII в. Старшая ветвь восходит к императору Гофукакуса *** (1243-1304, годы правления 1246-1259), младшая — к императору Камэяма *** (1249-1305, годы правления 1259-1274), который взошел на престол после отречения старшего брата под давлением их отца Госага *** (1220-1272, годы правления 1242-1246). С этого времени началась практика попеременного правления представителей двух ветвей. Император Годайго *** (1228-1339, годы правления 1318-1339) стремился закрепить наследование престола за своей младшей ветвью. Крупные феодалы стремились воспользоваться этим, пытаясь достичь своих целей силой оружия. Междоусобная война 1336-1392 гг. получила название в японской исторической науке «междоусобицы Южного (младшая ветвь) и Северного (старшая ветвь) дворов» — намбокутё: найран ***. Асикага Такаудзи *** (1305-1358), основав второй сёгунат вопреки воли Годайго, естественно, поддержал притязания старшей ветви (Северного двора). В 1392 г. было достигнуто соглашение о восстановлении попеременного правления представителей двух ветвей, но сёгуны из дома Асикага нарушили данное обещание. Влияние младшей ветви ко второй половине XV в. сошло на нет.

10. Это была вторая попытка Мицумаса «восстановить справедливость», заставить сегунов из дома Асикага соблюдать условия соглашения 1392 г. В первый раз он заступился за наследника Годайго в 1414 г., но безрезультатно. На трон был возведен император Сё:ко: В 1428 г. это заступничество стоило Мицумаса жизни.

11. 8-я луна приходилась на сентябрь месяц.

12. Укёгдаю — Хосокава Укё: даю Мотиюки, 1400-1442 гг.

13. Монах в миру Ёкоо — Ёкоо ню:до: ***.

14. «Податными крестьянами» переведен термин дзигэнин ***. Они в основном исполняли трудовые повинности, и на них лежало основное бремя всевозможных налогов.

15. В это время пост первого министра занимал Хатакэяма Мицуэ ***. (1372-1433). Представители только трех домов могли занять этот пост: Хосокава ***, Хатакэяма *** и Сиба ***. Второй по значимости после сёгуна был пост канрэй, или же канрё: *** (переведен здесь как «первый министр»).

16. Глава военного приказа — самураидокоро-но сёси ***. Можно сказать, это третий по значимости пост в военном правительстве после сёгуна и первого министра (канрэй). Во главе этого ведомства могли встать только представители четырех военных домов, находившихся изначально в близких отношениях с правящим домом Асикага: это — Акамацу ***, Ямана ***, Иссики ***, Кё:гоку ***. Эти четыре военных дома получили название сисикикэ ***, потому что только их представители могли занять пост главы военного приказа.

17. Мансай дзюго: Указ. соч. Т. 1. С. 532; Кодзи руйэн *** = Сад тематически подобранных древних деяний: В 60 т. Т. 22. Токио, 1936. С. 823. Авторитетный отечественный японовед Галина Ивановна Подпалова опубликовала перевод этого фрагмента из дневника Мансай дзюго: Для сравнения приведем его здесь: «Сегодня на заре здесь, в [деревне] Дайго, взбунтовались крестьяне и потребовали издания указа "Токусэрё". Повсюду они вытаскивали [у ростовщиков из хранилищ] долговые обязательства и сжигали их. Все эти требования об издании указа токусэйрё пошли из провинции Оми. Дело началось еще в 8-й луне. Это просто возмутительно!» (Хрестоматия по истории средних веков. Т. 2: X-XV века. М., 1963. С. 150).

18. Нагахара Кэйдзи ***. Гэкокудзё-но дзидай ***. Период, когда низы опрокидывают верхи. Токио, 1973. С. 69.

19. Дзинсон из рода Фудзивара ***, настоятель храма Ко:фукудзи ***, сын известного средневекового деятеля Итидзё: Канэра *** (1402-1481; он также известен под именем Канэёси, бином иероглифов *** составляющих его имя, читается и Канэра, и Канэёси).

20. 9-я луна приходится на период с 9 октября по 8 ноября в этом году.

21. «Со дня сотворения Японии» — перевод с японского фразы [***] из японского письменного памятника «Дайдзё:ин дзися дзо:дзики» [***] — «Различные записи буддийского храма Дайдзё:ин и синтоистского святилища [Вакамия]». В этой фразе иероглиф *** должен заменяться на *** (Нагахара Кэйдзи. Указ. соч. С. 70).

22. Дайдзё:ин никки мокуроку *** = Сводный указатель к дневникам храма Дайдзё:ин // Дзоку дзоку гунсё руйдзю: *** = Коллекция японской классической литературы и исторических источников, собранных по рубрикам. Продолжение продолжения. Т. 3. Токио, 1978. С. 646. «Дайдзёин никки мокуроку» — «Сводный указатель к дневникам храма Дайдзёин» — составлен Дзинсоном. Он обобщил все дневники, написанные его предшественниками, разбил их хронологически на четыре части и сопроводил лаконичными замечаниями. Первая часть охватывает период с 1065 по 1425, вторая — с 1426 по 1466, третья — с 1466 по 1483 и четвертая — с 1484 по 1504 гг. Первые три части опубликованы в вышеуказанной многотомной серии письменных памятников «Дзоку дзоку гунсё руйдзю: (т. 3), Источник содержит отрывочные сведения по данной теме. Г. И. Подпалова «Сводный указатель к дневникам храма Дайдзё:ин» просто называет «Записями храма Дайдзёин». Она отмечает, что ей не удалось «выяснить автора этого источника». Приводим здесь ее перевод этого же фрагмента: «Крестьяне поднялись по всей стране. Они требовали издания указа "Токусэйрё", разрушали водочные лавки, склады, амбары при буддийских и синтоистских храмах и забирали хранившееся там зерно, сжигали все долговые обязательства. Власти этих владений покарали мятежников. Такие события — самая страшная опасность для государства. Подобных крестьянских восстаний не бывало с самого начала существования нашей страны» (Хрестоматия по истории средних веков. Т. 2. С. 150).

23. Подробнее о письменных присягах см.: Климов В. Ю. Письменная присяга в средневековой Японии // Кюнеровские чтения (1998-2000). Краткое содержание докладов. СПб., 2001. С. 75-79.

24. Цит. по: Накамура Китидзи. До-икки кэнкю: *** = Исследование движения доикки. Токио, 1974. С. 159.

25. Кокуси сирё:сю: *** = Собрание материалов по отечественной истории. Т. 2. Кн. 2. Токио, 1944. С. 781-782.

26. Нагахара Кэйдзи. Указ. соч. С. 72.

27. Ворота Тэгаймон храма То:дайдзи ***, западные ворота, возведенные в период Нара, имеют статус «национального сокровища» — кокухо: ***. В названии ворот у первого иероглифа *** — онное чтение тэн — выпадает звук н. В буквальном переводе Тэгаймон имеет значение «Ворота, отводящие беду».

28. Нагадзима Фукутаро: ***, Сё:тё: до-икки-но кэйка *** = Ход восстания сельских жителей годов Сё:тё: / / Нихон рэкиси *** = История Японии. Токио, 1965. № 3. С. 5-6.

29. Канда Тисато ***, До-икки-но дзидай *** = Период восстаний сельских жителей. Токио, 2004. С. 17.

30. Накамура Китидзи. Указ. соч. С. 162-163.

31. Нагадзима Фукутаро: Указ. соч. С. 6.

32. Цит. по: Нагахара Кэйдзи. Указ. соч. С. 72.

33. Нагадзима Фукутаро: Указ. соч. С. 7.

34. Дзусэцу Нихон бункаси тайкэй *** = Очерки по истории культуры Японии. Илл. изд. Т. 7. Период Муромати. Токио, 1966. С. 104.

35. Цит. по: Нагадзима Фукутаро: Указ. соч. С. 10.

36. Цит. по: Нагахара Кэйдзи. Указ. соч. С. 74.

37. Нагахара Кэйдзи. Указ. соч. С. 77-78; Нагадзима Фукутаро: Указ. соч. С. 19-21.

38. Цит. по: Нагахара Кэйдзи. Указ. соч. С. 73.

39. Нихон сирё: сю:сэй *** = Собрание исторических материалов по Японии / Сост. Симонака Ясабуро: ***. Токио, 1956. С. 231. Приведем здесь перевод Г. И. Подпаловой из этого источника: «Один человек рассказал: "Крестьяне в провинции Харима взбунтовались также, как прошлой зимой крестьяне близ Киото. Повсюду нападали на самураев, и в это время к ним присоединились [дружины] заместителей сюго в различных поместьях. Из-за этого войска, подведомственные сюго, потеряли много людей убитыми, а уцелевшие разбежались. Вся провинция охвачена восстанием. Настали неслыханные времена. Крестьяне требуют: 'В нашей провинции не должно остаться ни одного самурая!' Весь мир ввергнут в беспорядки, царят разброд и неурядицы". Эйкё 1-й год, 1-я луна, 29-й день (1429 г.)». Галина Ивановна датирует эту запись 1-м годом Эйкё: 1-й луной, 29-м днем, при переводе на григорианский календарь получается та же дата, что указана и в настоящей статье: 4 марта 1429 г. Однако хочется отметить, что девиз годов Сё: тё: *** сменился на девиз Эйкё: *** (также этот бином может читаться и как Эйко:) в 5-й день 9-й луны 2-го года Сё:тё: т.е. 3 октября 1429 г. по григорианскому календарю. Г. И. Подпалова пишет, что ей не удалось перевести название дневника и выяснить его автора (Хрестоматия по истории средних веков. Т. 2. С. 151).

40. ИскендеровА. А. Феодальный город Японии. М., 1961. С. 92.

41. Подробнее о сельском самоуправлении см.: Климов В. Ю. Сельская община в средневековой Японии // Кюнеровские чтения. Вып. 4. (2001-2004). СПб., 2005. С. 82-93.

42. Там же. С. 92.

43. Norman Е. Herbert. Ando Shoeki and the Anatomy of Japanese feudalism. Tokyo, 1949. P. 3.

44. Японский милитаризм (военно-историческое исследование) / Под ред. и со вступит, ст. академика Е. М. Жукова. М., 1972. С. 13; Япония с конца XII — до конца XVI в. // История стран зарубежной Азии в средние века. М., 1970. С. 170.

45. Хондзё: Эйдзиро: ***, Нихон сякайси *** = Социальная история Японии. Токио, 1924.

46. Хондзё: Эйдзиро: Социальная история Японии. М., 1927. С. 91.

47. Хрестоматия по истории средних веков. Т. 2. С. 151.

48. Нихон сирё: сю:сэй *** = Собрание исторических материалов по Японии. С. 231.

49. Накамура Китидзи ***. До-икки кэнкю: *** = Исследование восстаний сельских жителей. Токио, 1974. С. 173.

50. Поместье Яно-но сё: *** принадлежало буддийскому храму То дои, находящемуся в г. Нара. Поместье же находилось в уезде Ако: провинции Харима ***, ныне это территория города Аиои ***, префектура, Хё:го ***.

51. Хосокава Укё:даю Мотиюки *** 1400-1442 г. Четыре иероглифа *** имени Укё:даю читаются также Укё:но-дайбу.

52. Мансай дзюго: никки. Т. 2. С. 17.

53. Селение в уезде Миэ провинции Исэ.

54. Мансай дзюго: никки. Т. 2. С. 64-65.

55. Кодзи руйэн *** = Сад тематически подобранных деяний. Т. 22. Токио, 1936. С. 823. «Кодзи руйэн» — «Сад тематически подобранных древних деяний» — представляет собой энциклопедию по истории Японии с древности до 1868 г., составленную согласно китайской традиции: цитаты из многочисленных первоисточников организованы издателями по отдельным темам. Каждую тему предваряет вводная статья. Работа по составлению и изданию энциклопедии была начата в 1879 г. по инициативе Нисимура Сигэки *** (1828-1902) и при поддержке Министерства просвещения. Первое издание «Сада» в 350 томах публиковалось в течение продолжительного времени (1896-1913 гг.). Автор настоящей статьи пользовался третьим изданием в 60 томах, вышедшим в свет в 1931-1936 гг. Полное оглавление и указатель заданных тем, расположенный в алфавитном порядке «годзю:он», японской азбуки (каны), находятся в последнем томе. «Кодзи руйэн» предоставляет исследователю прекрасную возможность ознакомиться с наиболее важными выдержками из различных первоисточников по интересующей его теме.

56. Delmer М. Brown. One Japanese tokusei of 1297 // Harvard Journal of Asiatic studies. Vol. 12. June 1949. N. 1 and 2. P. 168.

57. Кодзи руйэн *** = Сад тематически подобранных деяний. Т. 22. С. 810-811.

58. Там же. С. 815.

59. Там же. С. 805.

60. Хрестоматия по истории средних веков. Т. 2. С. 142; Тю:сэй хо:сэй сирё:сю *** = Собрание исторических материалов по средневековому праву. Т. 1. Токио, 1981. С. 295-298; Миура Хироюки ***. Хо:сэйси-но кэнкю: *** = Изучение истории права. Т. 2. Токио, 1944. С. 97-98.

61. Кодзи руйэн. Т. 22. С. 805.

62. Там же.

63. Там же. С. 816.

64. Там же. С. 805.

65. Там же.

 

(пер. В. Ю. Климова)
Текст воспроизведен по изданию: Народные волнения 1428-1429 гг. в Японии // История и культура традиционной Японии, 4 (Труды института восточных культур и античности, Вып. XXXIX). РГГУ. 2011

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.