Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ХОГЭН МОНОГАТАРИ

СКАЗАНИЕ О ГОДАХ ХОГЭН

СВИТОК III

ГЛАВА 3.

О том, как Новый экс-император изволил переехать в провинцию Сануки

В двадцать второй день той же луны из императорского дворца посланцем в храм Ниннадзи отправили курандо, Правого младшего управляющего делами Государственного совета, Сукэнага-асона. Говорили, что на следующий день он должен прибыть в провинцию Сануки.

Новый экс-император давно уже стал размышлять, какой образ жизни ему вести, но полагал, что, если он примет постриг, вина его будет не столь велика. Он решил затвориться в горном селении поблизости от столицы; морские пути уходят вдаль, разделяясь на восемь частей 1; свои рукава Его величество изволил пропитать водами бурунов от хода судна, бегущего вдаль на десятки тысяч ри к облакам на юге; унылые мысли возникли в душе государя.

На следующий день, 23-го, поздней ночью благоволил он оставить монастырь Ниннадзи. Он сел в экипаж, принадлежащий Ясунари, прежнему губернатору провинции Мино. До места назначения экипаж сопровождал Садо-но-сикибу-даю Сигэмори. Вместе с Новым экс-императором прибыли три дамы из его свиты. После того как для него был вызван экипаж, они разом заголосили. Кто видел это, отжимали рукава от слёз. Государь, видя, как убиваются дамы, всё больше и больше падал духом.

Господин наш, — плача, причитали они, — во время Вашей поездки Вы будете видеть из экипажа под тентом и с полушторами 2, как будут тянуться вдоль Вашего пути луна и гряды облаков, а перед экипажем следовать верховые телохранители, нести нелёгкую службу, при помощи голоса расчищая путь; воины, которые сегодня своё дело ведут неумело, как во сне увидят приближение государева экипажа. Так люди говорили сквозь слёзы.

Это действительно представлялось серьёзным основанием. Уже совсем рассвело. То тут, то там стали слышаться голоса птиц и звон храмовых колоколов. Эти звуки проникли в сердце августейшего. В отсветах луны на рассветном небе гора Арасияма, вершина Огура и небо над столицей заволокло тучами, и на нижнюю часть рукавов августейших одеяний дождик моросил, не переставая. И даже тот путь, который предстояло преодолеть вот-вот, представлялся непривычно грустным путешествием, не говоря уже о предстоящей с минуты на минуту разлуке августейшего; сжавшееся в ожидании будущего сердце государя понимало, что поделать нельзя ничего.

О прошлом и будущем государь изволил пролить потоки слёз. Всё чаще и чаще он днём и ночью размышлял: что же такое произошло? А [114] когда государю сказали, что во дворце Тоба 3 уже миновали северные ворота с вышкой, он подозвал Сигэнари к себе ближе и сказал ему:

— Поедем к могиле покойного экс-императора 4. Думаю, что моё последнее с ним расставание — вот оно. Да так оно и есть.

Хотя Сигэнари растрогался и испытал к Новому экс-императору чувство благодарности за внимание к себе, он не согласился с ним и разрешения на задержку не дал:

— По государеву повелению час прибытия переменять нельзя. Опоздание карается тяжко.

— Тогда сделай невозможное!

Экипаж Нового экс-императора был направлен в сторону павильона Анракудзю 5, к могиле экс-императора Тоба; августейший, ничего не говоря, захлёбывался от слёз, но за пределами экипажа не было слышно ни звука.

Ближайшие к экипажу воины видели облик августейшего. Все они увлажнили слезами рукава своих доспехов. Сигэнари тоже удостоился лицезреть его облик и решил сопровождать августейшего до провинции Сануки, однако, пока велись переговоры о том, о сём, — обменялись мнениями с Ёсимунэ, помощником командира конвоя, и Сигэнари возвратился в столицу.

Новый экс-император несколько раз подзывал Сигэнари и говорил ему:

— В каком бы мире я ни оказался, я всегда буду помнить и не забуду никогда, как в эти дни ты проникся чувствами и заботился обо мне. Когда я услышал, что ты будешь моим спутником до самой провинции Сануки, я успокоился; мне было бы грустно, если бы ты остался здесь. Передай закононаставнику Коко 6, чтобы он пришёл скорее.

Государя тронуло переданное ему известие о том, что человек по имени закононаставник Коко не принадлежит к числу тех, кого было велено зарубить в 17-й день прошедшей луны.

Говорили, что сопровождали Нового экс-императора более 300 воинов; губернатор Хидэюки растерялся и принимал их с отрядом в десять с лишним воинов.

Новому экс-императору вызвали корабль; прислали его от императорского двора. Было велено затворить августейшего в крытой каюте 7, закрыть её с 4-х сторон, а снаружи навесить цепи.

Придворные дамы, в это же утро выехавшие из храма Ниннадзи, плакали в голос. По пути можно было утешаться, наблюдая за бухтами и островами, а если не открывать двери в каюте, можно было отгородиться от света луны и солнца. Кроме того, снаружи ушей достигали только шум волн и звуки ветра.

Вот и застава Сума 8. Сюда когда-то был сослан средний советник Юкихира 9. Думается, что он добывал здесь соль из водорослей в [115] наказание за какие-то грехи 10. Прозвище его было Остров Авадзи 11. Сюда был сослан император Ои-но Хайтэй 12. Он правил этими местами, откуда нет хода, где ему пришлось уйти от мира.

Грустные чувства испытывает теперь августейший оттого, что сравнивает себя с ними. Дни громоздятся друг на друга, всё дальше и дальше столица, шаг за шагом приближается место ссылки 13. Смотря по обстоятельствам, в зависимости от тех мест, которые он миновал, у августейшего только щемило сердце. Тем более, что будущее Первого принца Сигэхито неопределённо, а дамам, которые выбрались из дымов на поле битвы, случившейся когда-то возле дворца Сиракава, вспоминаются такие места, как Ямагоэ в провинции Сига и храм Миидэра, но вестей оттуда никаких нет.

Если считать, что в этом мире нынешнее рождение — второе, то сопоставить оба рождения друг с другом можно, только рассмотрев их по отдельности. По этому поводу в голове до сих пор теснятся разные мысли. Когда пена на воде исчезает, кажется: может быть, она становится мусором на морском дне?

Раньше, катаясь по реке Оигава 14, они плавали на лодках с головами драконов и шеями цапель, отдавали парчёвые швартовы, сообща окружив трёх высших сановников 15, исполняли китайские стихи и японские песни, духовую и струнную музыку, подносили цветы, срывали багряные листья клёна и бывали озабочены наступающими сумерками; теперь же, напротив, сев в лодки с куцыми кормами и носами, они погребли себя в их крытых каютах. Жалка же их карма, из-за которой они совершают плавания и остановки в отдалённых южных морях!

Как раз в то время, когда Новый экс-император выехал из столицы, в ней произошли удивительные события. Глава Левых императорских конюшен Ёситомо из рода Гэн и владетель провинции Харима Киёмори объявили, что они должны между собою сразиться. Воины в столице с белыми и красными знаками в руках поскакали кто на восток, кто на запад, поднимая пыль и пепел на городских улочках, с шумом волоча разное имущество и заявляя друг другу:

— Теперь-то мы заставим вас расстаться с жизнью!

Сановники и вельможи, верхом въезжая на территорию императорского дворца, без меры суетились 16. После этого Синсэй 17, получив на это императорское соизволение, посадил подчинённых ему мелких чиновников 18 на коней из Конюшенного ведомства и заявил тем и другим:

— Если бы каждому из вас были известны подробности происходящего, он должен был бы доложить обо всём государю и к мнению августейшего отнестись с почтением. Спорить же приготовьтесь со мною. Меня изумляет, что государю известно множество мест, где имеются [116] воины, что сведения о них достигли слуха государя. Таких мест ни в коем случае не должно быть. Мятеж нужно искоренить немедленно!

Когда он произнёс это, те и другие всадники в один голос молвили, что оснований для подобных слухов нет.

— Это проделки какого-то злого духа, который разрушает у людей печень! 19 — так они заявили.

Когда же снова наступил вечер, казначейский чиновник Томокадзу получил приказание и проверил пожарище на месте дворца Нового экс-императора на улице Карасумару и нашёл там тележку для перевозки книг по дворцу. Когда он открыл её и посмотрел внутрь, там была шкатулка экс-императора. Решив, что это — его тайник, чиновник опечатал шкатулку и привёз её в императорский дворец.

Его величество, просматривая шкатулку, изволил ознакомиться с записями собственных сновидений, которые день за днём видел Новый экс-император. Среди записей сновидений были сведения о вторичном занятии им престола. А через эти сведения о вторичном занятии престола Новый экс-император давал знать о самых разных своих желаниях.

Говоря о вторичном занятии престола, обычно имеют в виду два примера — императриц Саймэй 20 и Сётоку, однако был ещё император Сюсяку 21, который по совету своей матушки-монахини передал титул императору Тэнряку 22, однако, раскаявшись впоследствии, отправился государевым посланником в Исэ 23 и в конце концов своё желание не выполнил.

Экс-император Сиракава 24 благоволил передать престол императору Хорикава 25, но, по-видимому, лелея в сердце стремление возвратиться на престол, даже и после принятия пострига не принял монашеское имя. Однако это желание осуществить ему не удалось. Император Тэмму 26 наследовал принцу Огомо 27; он уклонился от принятия ранга и, приняв постриг, сначала удалился в горы Ёсино, но потом возвратился и занял престол, взяв управление миром в свои руки 28. Эти примеры приходили на память много раз. Тем не менее, о записях сновидений пришли к общему мнению: «Не слишком ли это заботило Нового экс-императора ночью и днём?».


Комментарии

1. «Восемь» — в переносном смысле: «великое множество».

2. «Экипаж под тентом и с полушторами» (подъёмной верхней половиной шторы) использовался для выездов императора.

3. «Дворец Тоба» — дворец, где проживал когда-то монашествующий экс-император Тоба (отрёкся от престола в 1123 г., умер в 1156 г.).

4. «Покойный экс-император» — имеется в виду экс-император Тоба.

5. Анракудзю — павильон в северо-восточной части дворца Тоба, где была отслужена по нему заупокойная служба.

6. «Закононаставник Коко — монашеское имя Тайра-но Мицухиро (см. свиток II, гл. 2, примеч. 28).

7. «Крытая каюта» в виде навеса устраивалась в кормовой части традиционного японского судна, приподнятой над основной палубой.

8. Застава Сума находится на побережье Внутреннего Японского моря, на северо-западе от г. Кобэ.

9. «Средний советник Юкихира» — Тайра-но Юкихира (?-893), потомок императора Хэйсэй (774-824), средним советником (тюнагон) стал в 882 г.

10. «Добывал соль из водорослей...» — в поэтической антологии X в. «Кокин вакасю» в разделе «Разные песни», есть стихотворение поэта Аривара-но Юкихира (№ 962), в котором сказано: «Песня была послана другу, служившему при дворе, когда Юкихира уехал в Сума, в край Цу, после какого-то происшествия в правление Государя Тамуры

Если спросят тебя,
что делаю я в этом мире, —
отвечай, что в Сума,
орошая рукав слезами,
соль из водорослей добываю...» (пер. А. А. Долина).

11. Остров Авадзи находится во Внутреннем Японском море, в средние века часто был местом ссылки.

12. Ои-но Хайтэй — 47-й император Японии Дзюннин (759-764), внук императора Тэмму. Ои — его личное имя, Хайтэй — прозвище. В 764 г. был смещён с престола и сослан на о. Авадзи, где в следующем году умер. В 1871 г. получил посмертное имя Дзюннин.

13. «Место ссылки» — буквально: «дальняя провинция» (онгоку).

14. Оигава — река в столице, в районе горы Арасияма. В верхнем течении она же называется Ходзугава, в нижнем — Кацурагава.

15. «Три высших сановника» (санкогэй) — имеются в виду Первый министр (Дадзё дайдзин), Левый министр (Садайдзин) и Правый министр (Удайдзин).

16. «Без меры суетились» — буквально: «размахивали руками и не знали, куда ступить ногами».

17. Синсэй — см. свиток I, гл. 5, примеч. 1.

18. «Мелкие чиновники» — в тексте: сю («народ», «массы людей»). Этим словом обозначали чиновников 5-го и 6-го рангов.

19. «Разрушать печень» — то есть вносить панику, лишать людей смелости.

20. Саймэй — императрица Японии, правившая в 655-661 гг. В 642-644 гг. царствовала под именем Кёгоку.

21. Сюсяку (Сюдзяку) — 61-й император Японии. На престоле — в 931-946 гг.

22. Тэнряку — девиз годов правления 62-го императора Японии Мураками (947-967 гг.).

23. Исэ — здесь: синтоистский храмовый комплекс Исэ дайдзингу, посвящённый культу богини Солнца Аматэрасу Омиками, которая считается прародительницей императорского рода.

24. Сиракава — 72-й император Японии. На престоле — в 1073-1086 гг. После своего отречения в пользу малолетнего сына оставался фактическим правителем страны.

25. Хорикава — 73-й император Японии, сын и преемник Сиракава, возведённый на престол в возрасте 9 лет. На престоле — в 1087-1107 гг.

26. Тэмму — 40-й император Японии (673-686), занявший престол после своего вооружённого восстания против предшественника.

27. «Принц Отомо» — племянник императора Тэмму, сын императора Тэнти, правивший после смерти своего отца в течение 8 месяцев под именем Кобун (671-672), после чего покончил с собой в результате поражения его войска в сражении с войском дяди, поднявшего мятеж.

28. Император Тэмму после смерти его брата не занимал престол. Вместо этого он удалился в монастырь, а через несколько месяцев заявил претензии на императорский престол и отвоевал его у своего племянника.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.
Rambler's Top100