Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗАПИСЕЙ О ЯПОНИИ

СЕКУ НИХОН ГИ

Указ при восшествии на престол императора Момму 1

Повелению великому,
повелению государя, что, как бог явленный,
великой страной восьми островов правит,
собравшиеся принцы, владетели, вельможи,
всех ста управ чиновники и народ Поднебесной —
все внимайте — так возглашаю.
С тех пор как деяния начались на Равнине Высокого Неба
со времен предков далеких, доныне и впредь,
от одного к другому государевы потомки нарождающиеся
передают правление страной восьми островов великой.
И согласно наставлению, коим боги, на Небе пребывающие,
дитя богов небесных наставляли, —
государыня [Дзито], дочь Ямато, что, как богиня явленная, [130]
великой страной восьми островов правит,
деяния на сем престоле высоком,
от солнца небесного унаследованные,
нам передала, на нас возложила.
И ее повеление великое,
досточтимое, высокое, широкое, крепкое,
мы приняли и в трепете пребываем.
И мыслим божественной сутью своей —
сию страну обильную Поднебесную
обустраивать и выравнивать,
народ Поднебесной ласкать и миловать.
И сему повелению великому, государем возвещенному,
все внимайте — так возглашаю.
И повелевается сим:
всех ста управ чиновники,
обильной страной в четырех направлениях правьте,
а также чиновные люди, во всех землях назначенные,
законы страны, властью государевой установленные, исполняемые,
без ошибок и нарушений [блюдите],
сердцем светлым, чистым, прямым, истинным
дела задумывая, задумывайте,
служите без лени и небрежения.
И сему повелению великому, изреченному
все внимайте — так возглашаю.
А люди те, что сие услышали и уразумели
и усердно служить станут, —
те, по службе своей,
пожалованы будут похвалой, и возвышением, и наградами —
таково повеление великое, государем изреченное,
и все внимайте — так возглашаю.

Указ при изменении девиза правления на Вадо 2

Повелению великому,
повелению государыни, дочери Ямато,
что, как богиня явленная, Поднебесной правит,
вы, принцы, владетели, вельможи,
всех ста управ чиновники и народ Поднебесной, —
все внимайте — так возглашаю.
Мыслим мы божественной сутью своей
о сем, как о деянии наследном, —
ибо как то началось со времен государя,
что с Равнины Высокого Неба спуститься соизволил,
и доныне и впредь, всех времен государи многие
на престоле высоком пребывая, солнцу небесному наследуя,
страну обильную Поднебесную обустраивали и ласкали,
и изреченному повелению великому
все внимайте — так возглашаю.
Деяния эти, от солнца небесного наследованные,
обустраивающие и ласкающие,
до нашего царствования дошли,
и сердце Неба-Земли мы чтили и лелеяли,
в трепете и благодарности пребывали.
И вот донесли нам, что в стране обильной,
где мы правим,
в земли Мусаси, в стороне восточной,
мягкий красный металл сам по себе наружу явился. [131]
И мыслим мы божественной сутью своей,
что есть то сокровище,
явленное изволением богов дарующих,
на Небе пребывающих, на Земле пребывающих,
и поскольку то сокровище-знамение 3
богами Неба и Земли явлено,
то и название правления нашего
обновляется, переменяется,
и повелению изреченному все внимайте — так возглашаю.
Повелением сим пятый год Кэйун переменяя,
первым годом Вадо нарекаем —
так назвать решено годы царствования государыни.
Сим в Поднебесной возвещается повеление радостное —
всем, кому повышение в чине положено,
тем повышение назначить.

И в Поднебесной все прегрешения прощаются. С рассвета одиннадцатого дня месяца муцуки 4 первого года Вадо и впредь прегрешения всякие, от тяжких и далее, и легкие, и тяжелые — все снимаются, и те, что уже открыты, и те, что еще не открыты. Заключенным и в колодках находящимся — все прегрешения простить. Однако из восьми преступлений тяжких — кто уже убил, ограбил или украл, притом обычным порядком отпущен не был, тем прощение не даруется. Тех беглых, что в горах и низинах хоронятся, при себе оружие держат и уж сто дней не показывались, — тех считать как только что бежавших. Престарелым людям ста родов — кому за сто лет — три коку нелущеного риса, за девяносто — два коку, за восемьдесят — один коку. Почтительных сыновей, послушных внуков, праведных мужей и верных жен 5 отметками на воротах отличить и на три года от податей освободить. Тем одиноким, что себя содержать не могут 6, — риса нелущеного один коку. Чиновникам ста управ разных — по чинам их награды жаловать. Управителей уездных 7, в разных землях — всех на ранг повысить. Не продвигать лишь тех, кто выше шестого. И землю Мусаси от оброка освободить, а уезд ее — от податей.

Таково повеление изреченное государыни нашей, и все внимайте — так возглашаю.

Указ о помиловании людей, совершивших тяжкие прегрешения 8

Возвещается указ великий государыни нашей,
дочери Ямато, что, как богиня явленная,
великой страной восьми островов правит, —
и вы — принцы, владетели, вельможи,
ста управ чиновники и народ Поднебесной —
все внимайте — так возглашаю.
Слуги злокозненные, супротивные
похитить, отнять, украсть замыслили
наследование престола высокого,
от солнца небесного унаследованное,
установленное прародителями могучими,
богом и богиней,
на Равнине Высокого Неба божественно пребывающими.

Разум потеряв, с пути сбившись, Нарамаро, Комаро и прочие с ними, шайку супротивную собрав, хотели сначала дом министра 9 окружить и убить его, потом дворец великий окружить, изгнать принца наследного 10, затем свергнуть вдовствующую императрицу, завладеть колокольчиками, печатями и бирками 11, после этого правого министра 12 призвать хотели и приказать ему Поднебесной указ “возвестить. После же замыслили они государыню оттеснить и, одного из четверых [132] принцев выбравши, владыкою сделать. И вот, в ночь двадцать девятого дня месяца минадзуки, подошли они к дому канцлера, принесли там клятву, соленой воды напившись 13, и вознесли моления четырем сторонам Неба-Земли. Во второй же день месяца фумидзуки они порешили войско поднять. В час овцы второго дня Оно-но Адзума-хито призвал к себе служащего во дворцовой управе охраны 14, Камуцумути-но асоми Хидацу 15 на земли Бидзэн, и велел тому: “То-то и то-то нам помоги сделать” — так ему указал. “Хорошо, сделаю”, — согласился он. И в час кабана того же дня все нам рассказал. Тогда мы обо всем разузнали и вникли, и оказалось, что обо всем он правду поведал, и все они в том признались 16. Когда же рассмотрели мы законы, то вышло, что все эти люди подлежат смертной казни 17. Но хоть и так, решили мы их помиловать и наказание на одну степень облегчить: имена семейные переменить и наказать далекой ссылкой 18.

И думаем мы божественной сутью своей; воистину, благодаря защите и милости богов Неба-Земли, а также благодаря тому, что души императоров великих, о коих молвят с трепетом, что Поднебесной правили со времен начала Неба-Земли и поныне, слуг грязных призрели и оставили, а также благодаря силе чудесной богов величественных — Русяна-нёрай, Кандзэон-босати, чтящих закон — Бонъо и Тайсаку и четырех великих владык небесных 19 [всем им благодаря], слуги эти. супротивные, нечистые себя обнаружили и во всем признание принесли.

И великому изреченному повелению государыни внимайте все — так возглашаю.

Особо говорю: что же до тех людей, что к заблудшим примкнули, то осквернят они землю столицы, если по ней ступать будут, посему перевести их в землю Идэхи в деревню Огати, в дома за частоколом 20
и сему великому повелению все внимайте —
так возглашаю.

Указ о смещении императора Дзюннин 21

Изволением прежнего государя небесного 22,
о коем молвят с трепетом,
нам поведано было:
“Поднебесную тебе, дитя мое, передавая,
скажем, что, по усмотрению твоему,
можешь ты великого принца слугой сделать,
можешь и слугу принцем великим назвать.
И если тот, кто потом императором станет,
будет непочтителен, непослушен и груб,
то на престоле его не оставляй.
Если же он будет следовать закону господина и слуги,
с чистым, справедливым сердцем помогать тебе и служить будет,
то его государем оставь” — так поведано было.
И то повеление великое слышал кое-кто из пажей,
что вместе с нами государю прислуживали.
Однако же тому, кто ныне императором является 23,
как мы за этот год увидели,
бремени сана этого не вынести.
Но не только в том все дело.
Как мы ныне известились,
они с Накамаро сердцами были едины
и тайно замышляли наше изгнание.
Сверх того, они шесть тысяч войска подняли
и умышляли всемером во дворец проникнуть 24.
И еще говорили они, что, с войсками отборными
к нам ворвавшись, [133]
они разгром и смятение учинят,
а нас убьют.
Посему императорского ранга он лишается,
жалуется рангом принца царственного
и понижается до должности владетеля земли Авадзи 25,
и повелению великому, изреченному внимайте —
так возглашаю.

Указ о принесении обета храму в Асука 26

Перед Тремя Сокровищами,
о коих молвят с трепетом,
со смирением возвещается повеление государя,
что слугой Трех Сокровищ смиренно пребывает.
Государыня великая, премудрая 27,
правившая Поднебесной из дворца Охарида,
когда два храма основала — Асука и Тоюра,
то обет принесла и повеление изрекла:
“Люди те, что храмы сии осквернят,
повреждение им причинят и потревожат,
будут наказаны бедствиями,
что [по наследству] потомкам их перейдут” 28
так повелела.
И на сие повеление великое
Небо-Земля, дрогнув, ответствовали 29,
я же, слуга неумелый, того не уразумел.
И, страшась нарушить и ослушаться
сего изволения государыни великого,
ибо ныне только его постиг,
словами сими разные ошибки былые изгоняю и удаляю 30;
и дабы удостоиться великой милости Трех Сокровищ
и милости от изъявления воли государыни премудрой
дабы Поднебесная ровно управлялась
и государство в спокойствии пребывало,
ныне обет приношу и волеизъявление реку; —
о чем с трепетом возвестить надлежит, —
так возвещаю смиренно.


Комментарии

1. Указ прочитан в 17-й день 8-го месяца 697 г. Император Момму, прежде принц Кару, правил с 697 по 707 г., наследовав своей бабушке, императрице Дзито, отрекшейся от престола и ставшей буддийской монахиней, сохранив за собой при этом определенную власть. При императоре Момму был составлен кодекс “Тайхорё” (702—718), регламентировавший социальные и экономические структуры государства и задавший набор правовых норм.

Текст этого указа, как и многих других, исполняется глашатаем от имени императора, при этом личные местоимения чаще всего отсутствуют. Указание на деятеля может содержаться в глагольной форме, выражая социальный статус деятеля, тем не менее часто это указание, к сожалению, не заменяет ясно выраженных грамматических отношений. В случае определенно заявленного императорского “я” перевод дается в соответствующих личных формах глагола, если же речь ведет глашатай, то в его тексте потенциально содержится как августейшее “мы”, так и естественное “он”. Как и во время исполнения молитвословий норито, всякий раз, когда глашатай произносит слово то нору (“так возглашаю”), присутствующие отзываются ритуальным возгласом, который выражает одобрение и согласие — оо! (старояп. вово!).

2. Указ прочитан в 11-й день 1-го месяца 1-го года Вадо (708). Считается, что традиция наделять девизом период правления берет начало в Китае во II в. до н. э. при императоре У-ди (династия Западная Хань). В Японии этот обычай, по-видимому, ввел правитель Котоку, объявив первый год своего правления (645) первым годом эры Тайка (“Великих перемен”). Девиз правления менялся, разумеется, при восшествии на престол нового правителя, а также в случае каких-либо бедствий или, наоборот, счастливых предзнаменований.

3. То, что обнажилась медная руда, сочтено добрым предзнаменованием. Вообще закон предписывал обращать особое внимание на разные природные богатства: “Если станет известно о местности, где в горах и на равнинах имеются драгоценные камни, ценные породы деревьев, а также золото, яшма, серебро и другие ценности, и если [они] пригодны для нужд государства, то всегда следует сообщать [об этом] Государственному совету, который должен доложить трону” (Свод законов “Тайхорё”. Вступит, ст., пер. и коммент. К. А. Попова. Т. 1-2. М., 1985, с. 153). Слово вадо по-японски читается как нигиакаганэ — мягкий красный металл, т. е. мягкая медь. Различные металлы и изделия из них неоднократно упомянуты в ранних свитках мифологических сводов. Примитивная металлургия восходит к началу заселения островов, и технология обработки металлов получает там быстрое развитие. “Процесс добычи меди рисуется в следующем виде: дробленую руду перебирали и обжигали, используя древесное топливо и меха, плавку — сернистую медь — разливали по сосудам. Эту плавку снова обжигали и после выжигания серы и железа получали чистую медь. К концу VIII в. японцы научились получать разные медные сплавы” (М. В. Воробьев. Япония в III—VII вв. М., 1980, с. 232). При императрице Гэммё (707—715) впервые были введены в обиход серебряные и медные монеты, те из них, что уцелели, до сих пор, хранятся в монастыре Сёсоин.

4. Муцуки — первый месяц года.

5. “Почтительных сыновей, послушных внуков...” — в кодексе “Тайхо рицурё” под явным влиянием, конфуцианских идей предусмотрены поощрения за моральные достоинства человека “. . .если провинциальному и уездному управлениям станет известно о почтительных сыновьях, послушных внуках, справедливых мужьях и добродетельных женах, то следует сообщить об этом в Государственный совет, который докладывает государю. Об этом уведомить данное село и двор. Такую семью полностью освобождать от налогов, податей и повинностей. Если искренность такого поведения вызывает всеобщее восхищение, то следует выдать щедрое вознаграждение” (Свод законов “Тайхорё”, с. 107).

6. “Тем одиноким, что себя содержать не могут. . .” — согласно “Толкованиям к кодексу” (“Рё-но гигэ”), это вдовы, вдовцы, сироты до 16 лет и бездетные старше 67 лет.

7. “Управителей уездных. . .” — имеется в виду уезд Титибу, где была обнаружена медная руда.

8. Указ прочитан в 12-й день 7-го месяца 1-го года Тэмпё-Ходзи (757). В тот период особенно остро стоял вопрос о престолонаследии: император Сёму (724-749) оставил наследником принца Фунадо; Фудзивара-но Накамаро вместе с императрицей поддерживали принца Оои; Тоёнари и Нагатэ выдвигали Сиояки; Оотомо-но Камаро — принца Икэда. Этот указ решительно менял расстановку сил в пользу Фудзивара, поскольку их соперники из клана Татибана подверглись разгрому. Принц Кибуми, принц Фунадо, Оотомо-но Комаро, Тадзихи-но Усикахи, Ону-но Адзумабито, Комо-но Цунэтари были до смерти забиты палками, принц Асукабэ и многие другие были отправлены в ссылку. Судьба Татибана Нарамаро неизвестна.

9. “...дом министра...” (киби-но найсо) — титул, пожалованный императрицей ее фавориту, Фудзивара-но Накамаро.

10. “...изгнать принца наследного...” — Оои, будущий император Дзюннин.

11. “...колокольчиками, печатями и бирками...” — колокольчики служили чем-то вроде подорожных, по ним на станциях выдавались лошади. Принцам и придворным первого ранга полагались колокольчики с десятью нарезками, чинам выше третьего ранга — с восемью и т. д. Печатей, согласно “Тайхорё”, было шесть разных видов, в том числе одна “божественная”, получаемая императором в день восшествия на престол и в официальной переписке не используемая, по-видимому нечто вроде личной священной реликвии. В принципе оттиск печати считался более надежным и достоверным, чем подпись официального лица. Бирки, видимо, были дощечками с указанием имени, должности и ранга, своего рода удостоверениями личновти.

12. “Правого министра...” — Фудзивара-но Тоёнари, старший сын Фудзивара-но Мутимаро. За соучастие в заговоре был отослан служить на Кюсю в военном округе, но доехал только до Нанива (нынешний Осака), где тяжело заболел. В 764 г. он был восстановлен в правах, умер в 765 г.

13. “...принесли там клятву, соленой воды напившись...” — клятва (укэи) — род обета. Здесь обет приносится соленой водой — по мнению немецкого японоведа X. Цахерта, поскольку соль тогда добывалась из морской воды, чародейная сила морских глубин переходила и на добытую соль (Zachert Herbert. Semmyo. Die Kaiserlichen Erlasse des Shoku-Niliongi. В., 1950, S, 61). Позже такого рода магические обеты приносились на мече.

14. “...управе охраны...” — как известно из документов, численность охраны в 729 г достигала 300 человек, к 765 г. — уже 400.

15. Хидацу, раскрывший заговор императрице, получил в награду повышение до младшего четвертого класса и фамильный титул оми.

16. “...все они в том признались” — употреблено китайское выражение фуцзуй (“принест: повинную”), яп. цуми-ни фусу. Вообще, указы Кокэн изобилуют китаизмами.

17.. Смертной казни через обезглавливание подлежали преступники, совершившие, согласно кодексам, самый тяжелый из восьми тяжких грехов — мятеж против правителя.

18. “...далекой ссылкой” — в указе “Сёкупихонги” от 24-го дня 3-го месяца 1-го года Дзинка (724) были установлены три вида изгнания: дальнее изгнание — в землях Идзу, Ава, Хитам, Садо, Оки и Тоса; среднее — в Сува и Иё; ближнее — в Этидзэн и Аки.

19. Русяна-нёрай — Вайрочана-татхагата; Кандзэон-босацу — бодхисаттва Каннон (сапскр. Авалокитешвара); боги благие, чтящие закон, — Бонъо (санскр. Брама) и Тайсаку (сапскр. Индра). Четверо великих владык небесных — санскр. локапалас (“охранители мира”), властители сторон света, охраняющие их. Легенда об их появлении перед буддой Шакьямуни излагается в “Суварнапрабхаса-сутре”, каковую локапалы обещали охранять. Чудесные боги величественные — фукасиги идзин: постоянный эпитет к буддам и бодхисаттвам.

20. “...дома за частоколом...” (киэ — кихэ) — бараки, где селили солдат гарнизонов, обычно стоявших во всех областях страны, в которых обитали враждебные Ямато племена эмиси (эбису). Земля Идэха (Дэва) — северо-запад острова Хонсю.

21. Указ прочитан в 9-й день 10-го месяца 8-го года Тэмпё-Ходзи (764). Спустя три недели после смерти Накамаро Дзюннин был смещен и выслан на остров Авадзи, трон вторично заняла Кокэн, под именем императрицы Сётоку. Дзюннин, живший во дворце Тюгуин в Нара, совершенно не ожидал таких событий и не принял никаких защитительных мер против готовящегося удара. В “Сёкунихонги” он предстает как жертва интриг и распри между Накамаро и Докё. Указу предшествует такая запись: “Императрица Такано послала окружить дворец Тюгуин военачальника принца Вакэ, главу левого воинского приказа принца Ямамура, главу внешнего приказа Кудара-но Коникиси Кёфуку, в чине дайсё, с несколькими сотнями войска. Император пришел в такое замешательство, что не надел ни платья, ни обуви. Посланные сильно его торопили. Некоторые его придворные разбежались, никто за него не стоял. Он вместе с матерью и еще несколькими членами семьи пошел пешком на северо-восток от управы документов. Там принц Ямамура прочитал ему указ” “Кокуси тайкэй. Т. 2, с. 309).

После текста указа говорится, что, выслушав его, Дзюннин с матерью вышли под конвоем за ворота и были посажены на оседланных коней. Дзюннин умер в ссылке на острове Авадзи в 765 г. при неясных обстоятельствах. Дзюннин-тэнно, император “Чистая гуманность” (“гуманность” здесь — условный перевод китайского жэнъ) — титул, которым принц Оои был наделен лишь в 1870 г., т. е. через тысячу с лишним лет после смерти. Вскоре после данного указа императрица отменила все реформы в системе управления страной, которые были проведены Накамаро с одобрения императора Дзюннин.

22. “...прежнего государя небесного...” (ян. амэ-но саки-но микадо) — имеется в виду император Сёму.

23. “...императором является...” (микадо-то ситэ хабуру хито, т. е. букв, “человек, несущий службу в качестве императора”). В этот оборот Кокэн, несомненно, вкладывает свое пренебрежение, однако примечательно, что царствование — тоже служба, выше глагол хабэру (“служить”), относится к пажам и к самой Кокэн, служащей еще на скромных ролях.

24. “...всемером во дворец проникнуть” — место неясное в оригинале. В прочтении Норинага — “проникнуть под видом крестьян”. Не вполне также достоверен выбор из двух иероглифов — “владыка” (“дворец”) или сэки (“застава”).

25. “...владетеля земли Авадзи” (Авадзи-но куни-но кими) — титул без должности. Отправляя императора Дзюннин на Авадзи, императрица тем самым отдает его под надзор клана Югэ (откуда происходил Докё), жившего на этом острове.

26. Этот указ (возвещенный от имени императора Сёму) не входит в “Сёкунихонги” — его текст обнаружен среди документов храма Гангодзи. В данном указе речь идет об обете, принесенном некогда императрицей Суйко, правившей с 592 г. Ее указ-обет (или заклятие), адресованный Трем Сокровищам, зиждется на архаических правилах коммуникаций с божеством и с равным успехом мог быть обращен к синтоистскому богу, почитаемому в любом из традиционных святилищ.

Храм Гангодзи, один из первых буддийских монастырей, был учрежден в местности Асука в Ямато и первоначально именовался Хокодзи (Храм блаженства Закона). Когда императрица Гэнсё перенесла столицу в Нара, то туда же были передвинуты многие храмы, но Гангодзи, воздвигнутый в Асука, колыбели японского буддизма, долго еще оставался на месте. Затем, во 2-м году Ёро, его под названием “новый Гангодзи” (Сингангодзи) начали переносить в левую часть столицы, на Шестой проспект, на старом же месте был учрежден другой, названный “основной Гангодзи” (Хонгангодзи).

Храм Тоюра (Тоёра) в Асука ныне именуется монастырем Когодзи. Название он также получил по местопребыванию — в Тоюра в Ямато.

Из “Сёкунихонги” известно, что перенос храма Гангодзи в новую столицу был начат во 2-м году Рэйки (717) при Гэнсё и осуществлен в 719 г. Но из “Гангодзи энги” явствует, что перенос этот по разным обстоятельствам был завершен лишь Сёму в 17 г. Тэмпё (741).

Указ подписан 19-м днем 4-го месяца 18 г. Тэмпё (742) и содержит имя исполнителя — придворного высокого ранга Фудзнвара-но асоми Тоёнари.

27. “Государыня... правившая... из дворца Охарида...” — императрица Сунко.

28. “...будут наказаны бедствиями, что [по наследству]... перейдут” — т. е. наследовавшие Суйко властители могут поплатиться за невыполнение ее обета, так как наследуют это обязательство в числе прочих наследных деяний.

29. “...Небо-Земля, дрогнув, ответствовали...” — как явствует из документов храма Гангодзи, после того, как Суйко принесла обет “перед всеми буддами десяти сторон света и четырьмя небесами”, “произошло сильное землетрясение с грозой и сильным ливнем, и государство полностью очистилось”. Это землетрясение, видимо, и было ответом — знаком того, что обет услышан и принят.

30. “...изгоняю и удаляю” — т. е. изгоняется возможная скверна, связанная с нарушением обета Суйко.

31. “...милости от изъявления воли...” — нарушение обета ведет наследника к бедствиям, исполнение же, напротив, к процветанию.

(пер. Л. М. Ермаковой)
Текст воспроизведен по изданию: Указы японских правителей VII-VIII вв. из летописи "Сёкунихонги" // Народы Азии и Африки, № 5. 1990

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.