Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ВЕЛИКОЕ ЗЕРЦАЛО

О:КАГАМИ

СВИТОК V

ВЕЛИКИЙ МИНИСТР МИТИНАГА

ЧАСТЬ I

Сей министр был пятым сыном министра Хоко-ин 1 [Канэиэ], его досточтимая родительница была дочерью асона Фудзивара Накамаса 2, правителя ками провинции Сэтцу, начальника столичной управы Правой стороны младшего Четвертого ранга высшей ступени, а также гё: 3. Сей асон был седьмым сыном господина Ямакагэ, среднего советника тю:нагона младшего Второго ранга 4. Министр Митинага — это нынешний господин, Вступивший на Путь, ню:до:-доно. Он тесть монаха-императора Итидзё: и монаха-императора Сандзё:, дед нынешнего государя [Го-Итидзё:] и наследного принца, владельца Восточного павильона [Го-Судзаку].

Сей господин [Митинага], минуя [чин] государственного советника сайсё:, сразу стал заместителем среднего советника гон-тю:нагоном. Ему было двадцать три года. В тот год родилась Дзё:то:мон-ин. 5 В двадцать седьмой день четвертой луны он получил младший Второй ранг, ему было двадцать семь лет. Это был год, когда родился господин канцлер кампаку [Ёримити] 6. В двадцать седьмой день четвертой луны первого года Тё:току (995 г.), в год младшего брата дерева и овна [Митинага] получил [чин] старшего военачальника Левой [императорской охраны] садайсё:.

Со времени, предшествовавшего празднику [Камо] того года, в мире [царила] большая тревога, в следующем году стало еще страшнее! 7 Начать с того, что умерло много министров и высших сановников, не говоря уж о том, что умерших особ Четвертого и Пятого рангов — и вовсе без числа. В том году умерли сановники: господин старший советник дайнагон Кан-ин [Асатэру] 8 в двадцать восьмой день третьей луны; господин средний канцлер кампаку [Мититака] — в десятый день четвертой луны (последний скончался не от поветрия в мире, просто его смерть оказалась случайным совпадением); господин Наритоки 9, старший военачальник Левой стороны удайсё: Коитидзё: — в двадцать третий день четвертой луны. Три человека — Левый министр господин Рокудзё: [Сигэнобу] 10, Правый министр господин Авата [Митиканэ] 11 и средний советник тю:нагон Момодзоно, господин Ясумицу 12 — скончались одновременно в восьмой день пятой луны. Старший советник дайнагон господин Яманои [Митиёри] 13 умер именно в одиннадцати день шестой луны. Даже в далекую старину не бывало, чтобы семерых-восьмерых министров и высших сановников не стало за какие-нибудь два-три месяца. В это и поверить невозможно было!

Не стало высшей власти, и все это из-за счастливого жребия сего господина. Вступившего на Путь. ню:до:доно [Митинага]. Он бы не поднялся [138] так высоко, если бы господа сановники по заведенному порядку сохраняли бы за собой [посты] в течение длительного времени. Во время болезни отца-министра [Мититака], императорским указом управлять Поднебесной был назначен господин правитель [земель Дадзайфу:] соти [Корэтика], и если бы не разные его умонастроения, то вполне очевидно, что [управление] осталось бы за ним. Когда министр [Мититака] скончался, все же [должность] передали господину Авата [Митиканэ], полагая, что зеленый юнец [Корэтика] не может править миром. [Передача должности канцлера] должна была произойти своим чередом, как и полагалось. [Но Митиканэ] скоропостижно скончался, и это было похоже на ночной кошмар. Как же подобное могло произойти?

Сей нынешний господин, Вступивший на Путь, ню:до:-доно [Митинага], в то время назывался старшим советником дайнагоном, управителем таю: двора средней императрицы тю:гу:; и годами был весьма молод — еще в тех летах, когда можно подождать до будущих времен. Но в тридцать лет он в одиннадцатый день пятой луны получил императорский указ, именующий его канцлером кампаку 14. И началось его процветание, и с другими домами [власть он] не делил. И сейчас, и в ближайшем будущем все, видимо, останется так же.

У сего господина [Митинага] было две госпожи Северных покоев. [Рин-си] 15, дочь господина Минамото Масанобу 16, Левого министра Цутимикадо, звалась Старшая мать — [она родила] принцесс [Дзё:то:мон-ин, Кэнси и Иси]. Министр Масанобу был сыном сына государя Тэйдзи 17, его отец Ацуми — особой Первого ранга, принцем-главой ведомства церемоний сикибукё: и родился он от дочери Левого министра господина Токихира. [Ринси], дочь сего министра Масанобу, называют госпожой Северных покоев мандокоро 18 его светлости нынешнего господина, Вступившего на Путь, ню:до:-дэн:ка [Митинага]. От него родились четыре дочери [Дзё:то:мон-ин, котайго-но мия Кэнси, тю:гу: Иси и дзо:ко:го Киси] и два сына [Ёримити и Норимити]. Их жизненные обстоятельства — это дела сегодняшние, и потому люди все знают о них. Но продолжу рассказ.

Первая дочь [Дзё:то:мон-ин] во времена монаха-императора Итидзё: в возрасте двенадцати лет вошла во дворец; на другой год в двадцать пятый день второй луны второго года Тё:хо: (1000 г.), в год старшего брата металла и крысы в возрасте тринадцати лет сделалась императрицей. Когда она стала именоваться средней императрицей тю:гу:, то одного за другим родила двух мальчиков-принцев [Го-Итидзё: и Го-Судзаку] — это нынешний государь и наследный принц, владелец Восточного павильона. Ее называли августейшей родительницей двух принцев, Великой императрицей-матерью тайко:тайго:-но мия, она — первая мать Поднебесной.

Следующая дочь 19 называлась главной распорядительницей [Отделения дворцовых прислужниц] найси-но кан, она вошла во дворец монаха-императора Сандзё: в его бытность наследным принцем, владельцем Восточного павильона. Когда принц принял императорский сан, она стала называться [139] средней императрицей тю:гу:, ей было девятнадцать лет. Так, на другой год в двадцать шестой день седьмой луны второго года Тё:ва (1013 г.), в год младшего брата воды и быка она родила дочь-принцессу [Ё:мэймон-ин] 20, и та в возрасте всего лишь трех-четырех лет удостоилась Первого ранга, и сейчас жива. В наше время сию августейшую родительницу императрицу называют матерью-императрицей ко:тайго:-но мия, она живет во дворце Бива 21. Принцесса Первого ранга [Ё:мэймон-ин] соразмерно [правам] трех императриц получает доходы с тысячи дворов, так что в сем дворце как будто живут две императрицы. 22

Следующая дочь [Иси] 23 тоже была главной распорядительницей [Отделения дворцовых прислужниц] найси-но кан (а нынешний государь [Го-Итидзё:] в возрасте одиннадцати лет во второй день первой луны второго года Каннин [1018], в год старшего брата земли и коня, прошел обряд Покрытия главы), и во второй луне она вошла [во дворец], а в шестнадцатый день десятой луны того же года удостоилась сана императрицы. Ее называют нынешней средней императрицей тю:гу:, она живет во дворце.

А еще следующая дочь [Киси] 24 тоже была главной распорядительницей [Отделения дворцовых прислужниц] найси-но кан; в год, когда ей исполнилось пятнадцать, а нынешнему наследному принцу, владельцу Восточного павильона — тринадцать, она вошла [во дворец] и стала высочайшей наложницей нё:го сего наследного принца, владельца Восточного павильона. Поскольку это произошло после того, как [Митинага] принял постриг, то она, входя [во дворец], назвалась дочерью нынешнего господина канцлера кампаку [Ёримити]. В том году ей исполнилось девятнадцать лет! Она носит дитя и уже на седьмом-восьмом лунном месяце.25 Благодаря счастливому жребию господина, Вступившего на Путь, ню:до:-доно [Митинага], у нее непременно должен родиться мальчик. [Я], старец, никогда не ошибаюсь! — воскликнул [Ёцуги] и, торжествуя, взмахнул веером. Как удивительно!

— Так обстояло с дочерьми. Если говорить о двух сыновьях [Ёримити и Норимити], то [все] слышали о Ёримити, нынешнем канцлере кампаку и Левом министре, что по своему разумению управляет Поднебесной. Он стал министром двора и регентом сэссё: в двадцать шесть лет. Поскольку государь [Го-Итидзё:] достиг совершеннолетия, он сделался канцлером кампаку. Стать советником в двадцать с лишним — это поразительно, но таков удел [Фудзивара] в нынешнем мире! Детское имя [Ёримити] — Тадзугими 26.

Что до другого сына, то он. будучи нынешним министром двора найдайдзином, [сначала] был назначен старшим военачальником Левой [императорской охраны] садайсё:, а теперь известен как министр Норимити 27. В мире он, видимо, второй человек. 28 Его досточтимое детское имя — Сэягими. Так случилось, и благоденствие Северной госпожи мандокоро [Ринси] достигло высшего предела.

Хотя она и была простой смертной, но приходилась августейшей бабкой государю [Го-Итидзё:] и наследному принцу, владельцу Восточного [140] павильона [Го-Судзаку]; нося сан, равный рангам трех императриц, она получала годовое [право раздавать] титулы и [присваивать] ранги 29. Совершенно свободно разъезжала в китайском экипаже и чувствовала себя гораздо вольготнее, чем если бы была императрицей. Когда же случались в мире зрелища, наподобие буддийских церемоний, она всегда изволила любоваться ими из экипажа или с помоста. Государь [Го-Итидзё:] и наследный принц, владелец Восточного павильона [Го-Судзаку], а также принцы возвели для себя великолепные дворцы, но кого бы из высоких особ она ни навещала, со всяким держалась на равных. Ныне [Ринси] — августейшая матушка трех императриц, высочайшей наложницы нё:го, наследного принца, владельца Восточного павильона, канцлера кампаку и Левого министра [Ёримити], министра двора найдайдзина [Норимити], кроме того, [она — бабка] государя [Го-Итидзё:] и наследного принца, владельца Восточного павильона [Го-Судзаку]. Одним словом, она — родительница ныне живущего поколения. То же относится и к тому, кого называют господином, Вступившим на Путь, ню:до:-доно [Митинага]. Сии две великие особы [Ринси и Митинага] — должно быть, [земное] воплощение богов и Будды.

Сдается мне, супружество их продолжается уже сорок лет. Никакими словами не выразить, как он заботится о ней! В мире — и в старину, и в нынешнее время — правители страны и министры — все из рода То: 30 [Фудзивара], сия же Северная госпожа мандокоро [Ринси] — из рода Гэн 31 [Минамото], и счастье ее безгранично. Все люди видели и слышали, как праздновалась ее сиятельная годовщина 33 два года назад, это торжество снова и снова вспоминается как нечто несравненно прекрасное!

Супруга, называвшаяся госпожой Такамацу, тоже происходила из рода Гэн. Наследный принц Такаакира — сын [императора] Энги — был Левым министром, но из-за одного дела, о коем и помыслить нельзя 34, его назначили управителем соти [земель Дадзайфу: и сослали в Цукуси]. Это была весьма прискорбная история. [Госпожа Такамацу] — его дочь. В тот год, когда господин [Такаакира] жил в Цукуси, барышня [Такамацу] была еще совсем дитя, ее августейший дядя, которого называли принцем Дзю:го-но мия [Мориакира] 34 так же, [как и ее отец], был сыном-принцем [императора] Энги, а поскольку у него не было дочерей, то он изволил сообщить, что взял сию барышню на воспитание как приемную дочь. После того, как и господин Ниси-но мия [Такаакира] и принц Дзю:го-но мия [Мориакира] сокрылись 35, сию барышню [Такамацу] ныне покойная монахиня-императрица нё:ин, она же императрица кисаки [Хигаси Сандзё:] 36, взяла [во дворец].

В Восточном флигеле дворца Хигаси Сандзё: она установила для барышни помост тё:дай 37, окружила его занавесями, и так убрала ее покои, что они стали не хуже се собственных. Слышали мы, что [своих] придворных дам нё:бо, сопровождающих, управляющих — всех вплоть до низших домашних слуг — она отдала в услужение единственно [принцессе]. Слышали мы, что [императрица] бесконечно любила и лелеяла барышню, словно та — [141] [настоящая] принцесса. И потому господа братья [Митицуна, Митиканэ и Митинага] осыпали ее нежными письмами, но императрица сдерживала их порывы со всей строгостью. Слышал я, что только нынешний господин, Вступивший на Путь, ню:до:-доно [Митинага], допускался до нее. За то время, пока он навещал ее, у них родились две дочери и четыре сына.

Если говорить о дочерях, то [одна] — высочайшая наложница нё:го у нынешнего Коитидзё:. [Супруг] еще одной дочери — ныне покойный принц Томохира 38, он назывался главой ведомства дворцовых служб накацукасакё:. был седьмым сыном-принцем государя Мураками. Сего сына звали господином Морофуса 39, средним военачальником тю:дзё: Третьего ранга. Господин, Вступивший на Путь, ню:до:-доно [Митинага], принял его в зятья. Люди мира недоумевали: “Особу столь низкого ранга в зятья - как такое возможно?!” И хотя люди из дома господина думали так же, но сдается мне, что господин, Вступивший на Путь, ню:до:-доно [Митинага]. связывал с ним надежды на будущее.

Что до сыновей, то [один], Ёримунэ 40. будучи старшим советником дайнагоном, называется старшим управляющим таю: [двора] наследного принца, владельца Восточного павильона. Его детское имя Ивагими. Еще один сын, Ёсинобу 41, также называется старшим советником дайнагоном, заместителем управителя гон-таю: [двора] средней императрицы тю:гу:. Еще один сын Нагаиэ 42 — средний советник тю:нагон. Его детское имя Ковакагими. Еще один сын Акинобу 43 — старший конюший ума-но коми. Его детское имя Кокэгими. В девятнадцатый день первой луны девятого года Канко: (1012 г.), в год старшего брата воды и крысы он вступил на Путь и более десяти лет жил подобно Будде. И представить себе невозможно, как это печально... Не стоит и говорить, что сам он, конечно, обретет просветление бодхи 44.

Господин [Митинага] сожалел, что нет у него сына-монаха, казалось, ему словно чего-то недостает. Слыхал я, когда-то он дал обет: “Если [один из сыновей станет монахом], сразу назначу его епископом со:дзё:”. Но все не случалось. Передавали, что когда великолепное священническое облачение было преподнесено [Акинобу] от принцесс, а от господина [Митинага] — холщовое платье, он ответил, что, дескать, не нуждается. [Митинага] весьма опечалился.

Перед тем как покинуть [дом. Акинобу бросил взгляд] на пунцовое многослойное платье акомэ 45 [и сказал кормилице]:

— Как нелепы эти многослойные одеянья... Подбей ватой одно, только его и стану носить! [Кормилица] ответила:

— Хлопотно будет из других платьев вату выпарывать. Может, сделать иначе... Давай утеплим [другое платье]!

Он промолвил:

— Это, небось, хлопотно, мне бы как побыстрей!

Понятно стало, что он что-то замыслил. И она вынула [вату] из разных платьев, утеплила одно и подала ему. В ту же ночь он покинул [дом] 46. После случившегося кормилица сокрушалась и плакала: [142]

— Верно, в тайне умыслил поскорей уйти. И зачем только платье ему подала! Как не углядела, что он на себя не похожий, чудной какой-то.

Она так горевала и угрызалась, будто могла остановить его. Услыхав о его уходе, лишилась чувств и упала как мертвая. Люди так уговаривали: “Вот прознает о твоем горе и сам опечалится, глядишь, и сердце у него разорвется! Да теперь уж ничего и не поделаешь... Надо радоваться. Коли Буддой станет, понадеемся с его подмогой счастье обрести в мире последующем”.

А она, безутешная, аж по земле каталась.

— И станет Буддой, только мне с того какая радость. Что мне его подмога в ином мире, когда нынче горе мое нестерпимо! Супруге господина [Такамацу] хорошо, у нее хоть деток во множестве. А я — одна-одинешенька!

Так оно и было в действительности. Как человек без склонности к Пути может постичь мир последующий?! Во сне госпожа Такамацу изволила видеть, что волосы с левой стороны [головы Акинобу] наполовину обстрижены, и после его ухода уверилась в том, что это был вещий сон, и изволила рассказывать:

— Чтобы отвести [дурной сон], мне, конечно же, следовало вознести молитвы.

Он постригся в Кавадо: 47, в ту же ночь совершил восхождение на гору [Хиэйдзан] и изволил сказать:

— Пересекая реку Камо, почувствовал, что весь продрог, и мне немного взгрустнулось. Но я подумал, что теперь стал тем, кем должно.

Нынешний начальник стражи Правых ворот саэлюн-но ками [Санэнари] издавна говорил о сем господине:

— В чертах его лица прозревался уход от мира. И хотя слышали мы, будто [Акинобу] обменивался посланиями с [барышней, что ныне стала] главной супругой господина [Ёсинобу], заместителя управляющего гон-таю: двора средней императрицы тю:гу:, но Санэнари сомневался, [отдавать ли дочь] человеку, у которого на лице печать подобной судьбы. Позже он взял [в зятья] сего господина управляющего таю: [Ёсинобу]. Когда в первой луне [Акинобу] выезжал из дворца, то сей начальник стражи Правых ворот саэмон-но ками [Санэнари] сказал:

— Главный конюший ума-но ками [Акинобу] выглядывал из окна экипажа, и мне показалось: на его лице было написано, что он весьма скоро покинет мир. Сколько ему лет?

А средний военачальник тю:дзё: и глава то: 48 [Ёсинобу] ответил:

— Кажется, девятнадцать.

— Значит, в этом году.

Когда же услыхал, что это произошло, то воскликнул:

— Вышло по-моему! Даже и не будучи предсказателем, по чертам лица человек знающий может прозревать будущее.

Господин, Вступивший на Путь, ню:до:-доно [Митинага], сказал: [143]

— Ничего не поделаешь. Нам не следует слишком горевать, чтобы он не узнал. Ему будет тяжело, если мы растревожим его чувства. Больше никто из [наших] сыновей не стал монахом, так что придется с этим смириться. Я вознамерился сделать его монахом, когда он был ребенком, но он воспротивился, так что дело отложилось.

По обычаю, слышал я, обращался он с [Акинобу], как с самым простым монахом.

На церемонии Принятия заповедей 49 господин [Акинобу] совершил восхождение [на гору Хиэйдзан], сопровождавшие вперегонки поспешали следом — зрелище поистине прекрасное и величественное. Для пущей торжественности церемонии монахи выстроились в строгой очередности. Впереди выступали монахи усики 50 и монахи со:го: 51. Монашеский причт горы [Хиэйдзан] и сопровождающие господина [Митинага] криками разгоняли народ, и когда [Акинобу] взошел на помост для Принятия заповедей, то господин, Вступивший на Путь, ню:до:-доно [Митинага], не смог поднять на него глаза. Сам принц невольно подумал, что страдания отца [на людях] — постыдны. Когда появился настоятель монастыря дзасу 52 в паланкине под белым шелковым балдахином, что несли на руках, и поднялся [на помост], то все к своему удивлению поняли, что это самый главный из настоятелей дзасу [секты] Тэндай 53 и монахов-принимающих обеты кайвадзё: 54.

Человек, что очутился по соседству с Ёцуги, оказался очевидцем той встречи и рассказал о ней. Господин Митито: 55 повествовал:

— Я подумал, что [Акинобу] интересно будет услышать собственными ушами о том, как управляющий двором Весеннего принца таю: [Ёримунэ] и господин заместитель управляющего двором гон-таю: средней императрицы тю:гу: [Ёсинобу] сделались старшими советниками-дайнагонами. Я рассказал ему обо всем, что происходило во время Большого приема, и о том, как места для сидения старших советников-дайнагонов располагались рядом и о прочем, но выражение его лица совершенно не изменилось, и он, вознося молитвы, промолвил: “Все это быстротечно”. Его слова показались мне возвышенными и непостижимыми. 56

Детей у сего господина [Митинага] — и сыновей, и дочерей — было двенадцать человек, и число сие оставалось неизменным 57. И сыновья, и дочери в отношении титулов и рангов, видимо, получили все, чего только душа пожелает. В их душевном складе и наружности отсутствовали несовершенства, ничто не заслуживало упрека, они отлично разбирались в разнообразных уложениях императорского двора, что, впрочем, дело вполне обычное, ведь счастье господина, Вступившего на Путь, ню:до:-доно [Митинага], беспредельно. Разве в прошлых поколениях у знатных родителей рождались сплошь безукоризненные отпрыски? Нет, разумеется: случались хорошие Дети, случались и не слишком. Обе госпожи Северные мандокоро [Ринси и Такамацу] были из рода Гэн, и потому можно определенно сказать, что в Идущем мире род Гэн станет благоденствовать. А раз так, то и судьбы сих двух супруг под стать [счастью Митинага]. [144]

Что касается господина [Митинага], он с тридцати лет был канцлером кампаку 58, во времена монахов-императоров Итидзё: и Сандзё: правил миром по своей воле. А в год, когда нынешнего поколения государь [Го-Итидзё:] в возрасте девяти лет взошел на престол. [Митинага] в возрасте пятидесяти одного года стал регентом сэссё: 59; а в возрасте пятидесяти четырех лет — Великим министром дайдзё:дайдзином, а регентство передал министру [Ёримити]: в двадцать первый день третьей луны третьего года Каннин (1019 г.). в год младшего брата земли и овна он принял постриг, тогда же, в восьмой день пятой луны, получил ранг соответственно рангу трех императриц и приобрел годовые титулы и годовые ранги. Он — дед государя [Го-Итидзё:] и наследного принца, владельца Весеннего павильона [Го-Судзаку], отец трех императриц, канцлера кампаку и Левого министра [Ёримити], министра двора найдайдзина [Норимити], многих советников — он правил около тридцати одного года. В этом году ему исполняется полных шестьдесят лет, но празднования состоятся, говорят люди, только после родов госпожи кан-но доно [Киси] 60. То-то высокородных и иных гостей соберется без числа! То-то будет великолепное зрелище!

В мире еще не видели событий столь величественных: три дочери министра одна за другой стали императрицами кисаки. От чресел его светлости господина, Вступившего на Путь, ню:до:-доно [Митинага], родились три императрицы: Великая императрица-мать тайко:тайго:-но мия [Дзё:то:мон-ин], императрица-мать ко:тайго:-но мия [Кэнси], средняя императрица тю:гу: [Иси] v это поистине редкостное счастье! И пусть императрица ко:го:-но мия [Сэйси] и происходила из другого рода, но ведь предок ее — Тэйсинко: 61, так что и ее не сочтешь чужой. Ясно, однако, что все в мире побеждает слава господина [Митинага], ведь этой весной 62 скончалась [императрица Сэйси], и остались только три императрицы [Сё:си, Кэнси и Иси].

Я думаю, китайские стихи и японские песни, что на разные случаи сложил сей господин [Митинага], недосягаемы для таких поэтов, как Кёи 63, Хитомаро 64, Мицунэ 65 и Цураюки 66.

Императорские посещения Касуга 67 начались во времена бывшего монаха-императора Итидзё:. Хотя государь нынешнего поколения Го-Итидзё: молод 68, [он понимает], что [посещение храмов] должно непременно происходить 69. Чтобы никогда не нарушать изначальный порядок, он отправился в паланкине в сопровождении Великой императрицы-матери тайко:тайго:-но мия. В мире повелось считать это прекрасным поступком.

Если бы обликом и чертами лица дед императора [Го-Итидзё:], господин [Митинага], сопровождавший государя, хоть немного походил бы на человека дюжинного — сколь велико было бы разочарование! А так толпы народа из деревень и далеких провинций не могли насмотреться на него. Люди поднимали руки ко лбу 70 и кланялись ему, как в забытьи, словно Будде, ведь сиянием и славой он мог сравниться только со Святыми Царями, Поворачивающими Колесо 71. [145]

Великая императрица-мать тайко:тайго:-но мия [Дзё:то:мон-ин] скрылась за красным веером, но немного показала плечико. Особы столь высокого ранга всегда прикрывают свою чуть видимую тень и все равно беспокоятся, чтобы их не увидели. Но тогда она, должно быть, подумала, что не будет вреда, если в этот день люди полюбуются ее великолепием. И господин [Митинага], и императрица [Дзё:то:мон] были несказанно счастливы, о чем можно было легко догадаться. Господин [Митинага] отправил Великой императрице:

Наш предок некогда

Там возносил молитвы,

И потому мы тою же дорогой

В поля Касуга

Стремимся на поклон. 72

[И получил] августейший ответ:

Сияет, не затмеваясь,

Правленья слава,

И потому мы тою же дорогой

В поля Касуга

Стремимся на поклон.

Они обменивались стихами, и к тем [песням], которые всем казались поистине бесконечно прекрасными и правдивыми, Великая императрица о:мия [Дзё:то:мон] сложила:

Мы прибыли

К подножью гор Микаса,

След в след ступая паломникам,

Что с древним государем

Пришли когда-то в Исоноками. 73

Все это выше [моего], старца, понимания! Даже если обратимся — взойдем к старым временам, то и там не отыщем столь превосходной песни. Поскольку она была сложена в тот самый день 74, верю, что это божество Касуга вещало [устами Великой императрицы]. Можно даже истолковать это так: когда великий господин, Вступивший на Путь, дайню:до: [Канэиэ], устроил посещение [храма Касуга] прежнему монаху-императору Итидзё:, то ожидал, что сочинение песен прибавит [сему событию] еще больший блеск. Сановная особа может быть сколь угодно удачлива, но без преуспеяния на пути поэзии успешная карьера может рухнуть в одночасье. Господин [Митинага] непременно сочинял песню на случай, так что празднества сверкали еще ярче. На юбилей Северной госпожи мандокоро [Ринси] два года назад он сложил:

Порушились те клятвы.

Что когда-то связывали нас.

Но и теперь мирским нечистым сердцем

Вам пожелаю долголетия

На тысячу годов”. 75 [146]

Слышали ли вы его песню в честь [первой ночи c] рождения принцессы Первого ранга [Тэйси], когда Великая императрица тайго: [Дзё:то:мон-ин] давала прием убуясинай 76? Поистине ни на что не похожа! Столь [прекрасна], что обычный человек не смог бы сочинить такую:

Возрадуется сердце,

Едва узрю,

Как старшая сестра-принцесса

Праздник задает

В честь новорожденной сестрицы.

— Слышал я такие строки, — сказал [Ёцуга] и рассмеялся от всего сердца.

— Старший советник дайнагон Сидзё: [Кинто:] 77 превосходил всех, и великий господин, Вступивший на Путь, дайню:до:-доно [Канэиэ], по сему поводу — говаривал: “Как это он делает? Прямо завидно! Жаль, что никто из моих детей и тени его не достоин!” И тогда господин средний канцлер кампаку [Мититака] и господин Авата [Митиканэ] от стыда потеряли дар речи и решили, что отец действительно так считает. А сей господин, Вступивший на Путь, ню:до:-доно [Митинага] — а он был весьма молод, — изволил сказать: “В тень не войду, но на лицо наступлю”. И поистине, так именно и случилось.

Министр двора найдайдзин [Норимити] и рядом встать не мог! Сдается мне, что человек, [коему в будущем суждено стать великим], с ранних лет должен обладать [мудрым] сердцем и душой и находиться под защитой [богов и Будды].

Во времена монаха-императора Кадзана, в темные ночи юнца пятой луны ранние дожди все шли и шли, и в ночь, когда, нагоняя жуть, зарядил проливной дождь, государь [Кадзан] предавался ничегонеделанью; он изволил выйти в Зал приемов, и придворные —ради развлечения — рассказывали истории и описывали разные страшные случаи, происходившие в старину. Государь соизволил заметить:

— Между прочим, нынешняя ночь и в самом деле — зловещая. Мне как-то не по себе, хотя здесь и полно народу. Каково же в безлюдном месте? Никто, верно, не отважится отправиться туда в одиночку.

Ему подтвердили, что никто. А господин, Вступивший на Путь, ню:до:-доно [Митинага], заявил, что пойдет, куда угодно.

Тогда государь, обожавший подобные затеи, изволил проявить интерес:

— Весьма любопытно! Отправляйтесь! Мититака — в Бураку-ин 78, Митиканэ - в хранилище дворца Дзидзю:дэн 79, Митинага — во дворец Дайгокудэн 80

Прочие недоумевали, а братья, получившие повеление, побледнели, не зная, что и делать. Зато господин, Вступивший на Путь, ню:до:-доно [Митинага]. ни капли не побледнел, просто сказал.

— Мои слуги не будут сопровождать меня, извольте повелеть стражнику караульни, либо стражнику такигути проводить меня до ворот Сё:мэймон 81. Оттуда я намереваюсь один пойти во дворец. [147]

Тогда [государь] изволил заметить:

— Но ведь свидетелей не будет.

[Митинага], согласившись, что и вправду [свидетелей не будет], попросил малый меч, что лежал в ларце у государя, и ушел. Тотчас же и два его брата с кислыми лицами отправились в путь.

Сначала собирались двинуться в последнюю четверть [часа] крысы 82, но пока они препирались, наступил час быка 83. [Государь повелел]: “Пусть Мититака пройдет через караульню Правых ворот. Митинага — через ворота Сё:мэймон”. Он и дорогу им объяснил; разом пустились они в путь [по государеву приказу]. Господин средний канцлер кампаку [Мититака], вознося молитвы, достиг караульни и около Сосновой рощи для Приемов услыхал голоса - человечьи? нет ли? — и, растерявшись, повернул назад. Господин Авата [Митиканэ]. трепеща от страха, добрался до места рядом с Террасой Росы 84, и на каменных плитах под свесом крыши восточного фасада дворца Дзидзю:дэн ему привиделся человек, головой достигающий стрехи. Позабыв обо всем на свете, он прошептал: “Государевой службе я потребен живым”. Когда оба они возвратились, [государь] постучал веером и рассмеялся.

Господин, Вступивший на Путь, ню:до:-доно [Митинага], так долго не возвращался, что собравшиеся начали волноваться, но он явился совершенно невозмутимый, словно ничего не случилось. А когда [государь] спросил: “Ну, что?”, хладнокровно показал нечто, похожее на отколотую мечом щепку. В ответ на вопрос [Митинага] сказал недоуменно: “Да это же доказательство! Куда ж без него! Вот и пришлось отколоть щепку от основания столба с южной стороны Большого трона 85”. Государь удивился до крайности. Другие попросту не могли прийти в себя, и хотя подобное появление сего господина [Митинага] [все], начиная с государя, невольно прославляли, [Мититака, Митиканэ] — то ли от зависти, то ли еще по какой причине — не произнесли ни слова. [Государь] все же изволил сомневаться, и пока еще было прохладно, изволил повелеть: “Архивариус куро:до, пойди посмотри, подходит ли эта щепка [к основанию столба]?” Тот пошел и приложил ее, и она легла как влитая. Следы скола были видны весьма отчетливо. И в будущем мире те, кто узрят такое, удивятся.

Во время церемонии заклинаний мидзухо: 86 ныне покойной монахини-императрицы нё:ин [Хигаси Сандзё:] среди монахов оказался прорицатель по чертам лица Иимуро, сопровождавший помощника епископа гон-со:дзё:. Придворные дамы попросили его погадать:

— Что ждет господина министра двора ути-но о:и доно [Мититака]? Он ответил:

— Все только необыкновенное! Люди с такими чертами лица управляют Поднебесной. Господин управляющий таю: двора средней императрицы тю:гу: [Митинага] 87 [обладает чертами] необыкновенными.

Когда же его еще спросили о господине Авата [Митиканэ], [то ответ был такой]: [148]

— И его [черты] весьма значительны. У него склад лица министра. И еще повторил:

— Ах, до чего необычайны [черты] господина управляющего таю: средней императрицы тю:гу: [Митинага]!

А когда его спросили о господине заместителе старшего советника гон-тю:нагона [Корэтика], ответил:

— И сия [судьба] необыкновенна. У него черты лица, точно удар грома. Его спросили:

— Что значит, точно удар грома?

— Единожды прогремит — и ничего! Ничего не воспоследует! Так гласят черты, а его будущее мы увидим. А вот господин управитель таю: двора средней императрицы тю:гу: [Митинага] человек безграничных возможностей, исключительных свойств.

Всякий раз, когда [прорицателя] спрашивали о ком-нибудь, он непременно приводил в пример сего господина, Вступившего на Путь, ню:до:-доно [Митинага].

Когда спросили его:

— Почему, о ком бы ни заговорили, вы неизменно возвращаетесь к нему? Он ответил:

— Говорят, самое многообещающее лицо похоже на тигренка, что перебирается через вершины непроходимых гор. У него — такое, вот и твержу об этом. В форме и очерке словно воплощено могущество Бисямона 88. Человек с подобными чертами лица превосходит всех.

Воистину - дивное умение! Сдается мне, все сбылось. Кажется, предсказывал он о господине правителе соти [Корэтика], будто тот без труда возвысится до министра: “Поначалу пойдет гладко”. Гром может грянуть, но единожды, [Корэтика] же подобен падучей звезде, что превращается в камень. Такой больше не воссиять.

Толкуют, будто бы черты лица [Митинага] в разное время его жизни надолго сохранятся в людской памяти. Вот, к примеру. Во времена монаха-императора Сандзё:, в день торжественного шествия в Камо случился необычайно сильный снегопад; и потому он выпростал рукава тонкого нижнего платья и высоко поднял веер, [чтобы укрыться от снега]; все замело белым, и до чего изящно он выглядел, стряхивая [снег] со словами. “Как сильно метет!” Белый снег еще ярче сверкал, подчеркивая сочетание черного верхнего платья с тонким алым исподним —несказанно изысканно!

У [Митинага] был известный своей норовистостью конь, вот только имя запамятовал. Однажды он вскочил на него и — ах! — обуздал!

Монах-император Сандзё:, говорят, помнил сей день. Печальное очарование источали произнесенные во время августейшей болезни слова:

— Трудно забыть снег того дня, когда происходило торжественное шествие в Камо. [149]

Видимо, неисповедимы пути Неба — господин, ставший светом мира, целый год провел в тревоге 89. И все же он не чувствовал себя униженным, и печаль не одолела его. В делах службы вел себя достойно, старался не опаздывать, но воздерживался от личного общения [с Корэтика]. Когда однажды в Южном дворце Минами-но ин господина правителя [земель Дадзайфу:] соти [Корэтика] собрались люди потешиться стрельбой из лука, [Митинага] тоже появился там. Господин средний канцлер кампаку [Мититака] удивился неожиданному визиту и решил, что дело плохо, но встретил его весьма любезно. И хотя [Митинага] был ниже рангом, дал ему выстрелить первым. Господин правитель соти [Корэтика] по очкам проиграл два выстрела. Господин средний канцлер кампаку [Мититака] и стрелявшие перед [Корэтика] порешили:

— Добавим каждому по два выстрела.

Добавили, [Митинага] уже потерял всякий интерес, но изволил согласиться стрелять, и даже загадать изволил:

— Если суждено, чтобы из дома Митинага произошли императоры и императрицы, пусть сия стрела попадет в цель.

И что же, не в яблочко ли угодила эта стрела?! Следующим изготовился господин правитель соти [Корэтика], он сильно волновался, стрела не в цель попала, а, [как говорится], в беспредельность мира; он вовсе промахнулся мимо цели, и господин канцлер кампаку [Мититака] побледнел. И снова господин, Вступивший на Путь, ню:до:-доно [Митинага], изготовился и сказал:

— Если суждено мне стать регентом сэссё: и канцлером кампаку, то сия стрела попадет в цель.

И он, едва не расколов мишень, поразил — один в один — след от первого своего выстрела. Тут уж принимать его стали попрохладнее, даже некоторая неловкость возникла. Благородный отец [Мититака] удерживал господина правителя соти [Корэтика]:

— Хватит стрелять, прошу! Ни к чему это!

Все побледнели. И речи не было о том, чтобы тотчас взять бразды правления, но сама его личность и сила характера сулили власть, и [Корэтика] попросту сробел.

А еще во время августейшего посещения монахиней-императрицей нё:ин [Хигаси Сандзё:] Исияма 90 сей господин [Митинага] ехал верхом, а господин правитель соти [Корэтика] — в экипаже. [На дороге] что-то произошло, [Корэтика] подошел к экипажу монахини-императрицы [Хигаси Сандзё:] и сказал, что надо возвращаться через Авадагути, и попросил разрешения [удалиться]. Августейший экипаж также остановился, и господин, Вступивший на Путь, ню:до:-доно [Митинага], повернул коня вспять и подъехал к тому месту, где, положив руку на оглоблю, стоял [Корэтика]. Он почти вплотную подъехал сзади к [Корэтика] и изволил сказать:

— Поторапливайся! А то солнце садится.

[Корэтика], возмутившись, обернулся, но [Митинага] не испугался и продолжал настаивать: [150]

— Солнце заходит. Давай скорее.

[Корэтика] был весьма раздосадован, но делать было нечего, и он тихо удалился. Когда поведал о случившемся своему благородному отцу [Мититака], тот сказал:

— Тот, кто смотрит свысока на министра, не дождется благой судьбы. Вскоре после [церемонии] Очищения, в день змеи третьей луны 91 господин правитель соти [Корэтика] собрал на берегу реки многочисленных друзей и отправился на приятную прогулку. Разбили многочисленные палатки с плоским верхом; туда же пожаловал и господин, Вступивший на Путь, ню:до:-доно [Митинага]. Подъехав в экипаже к палаткам, изволил воскликнуть:

— Невежа! Только проезд загораживаете! Ну-ка сдайте назад! Кучер при экипаже Какой-то там маро 92 возмутился:

— Что это вы такое говорите? Такие слова навлекут на вас несчастье. Ох, не к добру это, — и, сильно огрев быков в запряжке, малость проехал вперед, ближе к палаткам. [Митинага] позже изволил вспоминать:

— Как тот парень сумел мне пригрозить!

И в судьбе того кучера изволил принимать участие и предпочитал его другим.

Дело в том, что отношения между господами были прескверными. Монахиня-императрица нё:ин [Хигаси Сандзё: — сестра Митинага] изволила отличать господина, Вступившего на Путь, ню:до:-доно [Митинага], и заботилась о нем, и потому господин правитель соти [Корэтика] был к ней не расположен.

Государь [Итидзё:] питал любовь к императрице-матери ко:тайго: [Тэйси] и поддерживал с ней дружеские отношения. Господин правитель соти [Корэтика] целыми днями находился в августейшем присутствии и — можно не сомневаться — наговаривал на господина, Вступившего на Путь, ню:до:-доно [Митинага], и на монахиню-императрицу нё:ин [Хигаси Сандзё:] тоже; она же? конечно, замечала и сожалела.

Государь [Итидзё:] сильно колебался, вручать ли управление миром господину, Вступившему на Путь, ню:до:-доно [Митинага]. Императрица-мать ко:тайго: [Тэйси] весьма сокрушалась о том, что будет, когда мир изменится 93 (если отец-министр [Митиканэ] покинет мир). И потому был поспешно пожалован указ [о назначении канцлером] господина Авата. И все же монахиня-императрица нё:ин [Хигаси Сандзё:] полагала, что следует соблюдать разумный порядок [старшинства] 94, но, я слышал, она не жаловала господина правителя соти [Корэтика], и так как [государь] серьезно колебался по поводу господина, Вступившего на Путь, ню:до:-доно [Митинага], то она изволила страстно его убеждать:

— Как случилось, что вы плохо о нем думаете? Он попросту досадовал, что [Корэтика] превзошел его, сделавшись министром. Ведь это произошло по неразумному решению отца-министра [Канэиэ], и с этим ничего нельзя было поделать. Если, назначив министром Авата. вы обойдете [Митинага], [151] то люди мира решат, что так нельзя, и пойдут кривотолки. Чувствуя, что попал в затруднительное положение, [государь] перестал навещать [монахиню-императрицу нё:ин Хигаси Сандзё:]. Она перебралась в покои придворных дам Уэ-но цубонэ 95 и, не пригласив [государя] к себе, самолично явилась в Ночные покои 96 и плача уговаривала его. В тот день господин, Вступивший на Путь, ню:до:-доно [Митинага], находился в покоях придворных дам Уэ-но цубонэ. [Монахиня-императрица] довольно долго не выходила, и он ждал с сильно бьющимся сердцем. Когда она вышла, ее покрасневшее лицо было залито слезами, но губы улыбались.

— Ах, наконец-то [вам] пожалован императорский указ, — сказала она.

Даже самая мелочь в жизни не зависит от желаний, и по сей причине невозможно, чтобы столь важные назначения происходили по воле отдельного человека. Как же мог он не воздать должное [монахине-императрице]? [Митинага] воздал ей сторицей и даже более, отплатив за добро: он нес ее прах [к месту захоронения].

Когда господину, Вступившему на Путь, ню:до:-доно [Митинага], перешла власть в мире — [после того] как скончались один за другим господин средний канцлер кампаку [Мититака] и господин Авата [Митиканэ], — сердце мое дрогнуло, и я обомлел от страха 97. Не знаю, случалось ли подобное в глубокой древности, но с тех пор, как старец себя помнит, не видывали такого!

В нынешнем мире первые люди государства, кроме господ Тэйдзинко: и Оно-но мия, не пребывают у власти по десятку лет, потому и хотелось бы знать, сколько будет править сей господин, Вступивший на Путь, ню:до:-доно [Митинага]. Видимо, его братья [Мититака и Митиканэ] тут же погибли на месте, сраженные столь счастливым жребием. Я думаю, люди верили в [предопределение] для всех [Фудзивара].

Следует еще немного рассказать о судьбах.

[ПОВЕСТИ КЛАНА ТО:]

Государи в мире, кроме, конечно, семи поколений богов, начались с императора Дзимму; с августейшего правления императора Ко:току, соответствующего тридцать седьмому поколению, стали назначаться разные министры. Именно в сие время [правление Ко:току] тот, кого называли мурадзи 98Накатоми-но Камако 99, впервые стал министром двора найдайдзином. Сей министр тайсёккан 100 родился в земле Хитати —императором Тэндзи назывался государь соответственно тридцать девятого поколения, и именно во времена сего государя родовое имя сего министра Каматари было изменено на Фудзивара 101. Так, у истоков клана То: в сем мире стоит министр двора найдайдзин Каматари.

От его потомков пошло множество государей, императриц, министров, разных высших сановников. Только сей министр Каматари пользовался великим благоволением императора Тэндзи 102 тот даже соизволил отдать министру [тайсеккану] Каматари одну собственную высочайшую наложниц) [152] нё:го [Ёсико-но Ирацумэ] 103. Сия высочайшая наложница нё:го была не пуста, а носила дитя, и государь [Тэндзи] замыслил: “Если дитя, что носит сия нё:го, окажется мальчиком, то станет он сыном министра, если — девочкой, то станет нашей дочерью”. Свое пожелание он изволил сообщить министру, и они заключили договор: “Если мальчик, то сын министра. Если девочка, то наша дочь”.

Поскольку сие высокородное дитя оказалось мальчиком, то и стал он сыном [Дзё:э] 104 министра двора найдайдзина [Каматари]. У сего министра тайсёккана [Каматари] уже были сын и дочь. А от сей наложницы одна за другой родились еще две дочери [Хигами-но Ирацумэ и Ихоэ-но Ирацумэ] и два сына. Сии барышни обе стали высочайшими наложницами нё:го у государя — сына императора [Тэндзи], называемого принцем О:томо 105. Вскоре он получил ранг Великого министра дайдзё:дайдзина и в тот же год стал государем и назвался императором Тэмму 106.

Старший сын от главной супруги министра [Каматари] по имени Накатоми Омимаро 107 достиг [ранга] государственного советника сайсё:; сын-принц императора Тэндзи. рожденный от наложницы, достиг [ранга] Правого министра удайдзина, назывался министром Фудзивара Фухито 108. После своей кончины был посмертно удостоен [ранга] Великого министра дайдзё:дайдзина. Третьего сына министра Каматари называли Умакаи, четвертый звался Маро. 109 Оба сих сына достигли, по крайней мере, [ранга] государственного советника сайсё:. Министр Каматари скончался в год, когда во времена императора Тэндзи получил родовое имя Фудзивара. Двадцать пять лет он пребывал в ранге министра двора найдайдзина. И хотя он не стал Великим министром дайдзё:дайдзином, но после кончины его нарекли именем Танкайко:, поскольку был он уважаемой особой и основателем клана Фудзивара.

Сей Сигэки спросил:

— Почему тайсёккана называли Танкайко:? Тайсёккан двадцать пять лет пребывал в ранге министра и скончался в пятьдесят шесть лет. И хота речь господина течет, подобно Небесной Реке 110, но изредка в нее вкрадываются подобные неточности. Ну и пусть! — все равно с таким мастерством никто другой рассказать не сумеет. Приходит на память благочестивый мирянин кодзи Дзё:мё: 111 живший при Будде.

Тогда Ёцуги рассказал:

— В старину в стране Китай [учитель] по имени Конфуций тоже говорил: “И у мудреца на тысячу мыслей — непременно одна ошибка”. 112 То, что я до сих пор рассказывал вам (а годы Ёцуги намного перевалили за сотню, приближаясь к двумстам), дает мне, я думаю, право сравнивать себя с людьми древности.

Сигэки заметил:

— Да, сдается мне, это поистине удивительный и поразительный рассказ, — он отер слезы, по-настоящему переживая. Вот уж поистине сколько ни хвали [рассказчика], а все не перехвалишь! [153]

[Ёцуги продолжал]:

— Правый министр садайдзин Фухито был на самом деле сыном императора Тэндзи. И все же он стал вторым сыном министра Каматари. Из имени сего министра Фухито следовало, что никто не может сравниться с ним. 113 Знаки, из коих складывалось его имя, были “несравненный”. У сего министра Фухито были два сына. Старший, известный как Мутимаро 114, достиг [ранга] Левого министра удайдзина. Второй назывался Фусасаки 115 и достиг [ранга] государственного советника сайсё:. У сего министра Фухито были и две дочери. Старшая называлась августейшей родительницей императора Сё:му 116, императрицей Ко:мё: 117. Вторая дочь, нынешняя [императрица], будучи высочайшей наложницей нё:го императора Сё:му, родила принцессу [Ко:кэн] 118. Дочь нё:го [Ко:кэн] была в конце концов возведена императором Сё:му [в сан] правящей государыни дзётэй.

Сию правящую государыню химэ микадо называли императрицей Такано [Ко:я] 119. Она дважды восходила на престол [под двумя именами — Ко:тэн и Сё:току]. Два сына министра Фухито и еще два его брата дали имена четырем домам [клана Фудзивара], все они разделились по разным воротам. Мутимаро назвали Южным Домом, второго сына Фусасаки — Северным Домом, их единоутробного [брата] Умакаи, главу ведомства церемоний сикибукё:, назвали Церемониальным Домом, их брата Маро — Столичным Домом. Так наименовали Четыре Дома клана То: 120. Из сих Четырех Домов вышли и процветают многие разные государи, министры, высшие сановники, потомки Северного Дома разрослись, словно ветви, и достигли нынешнего времени. Я должен рассказать об одной родословной ветви. 121 Не буду говорить о тех, что пресеклись. Потомки [других Домов] не вышли в люди.

Род от благородного Каматари и до нынешнего господина канцлера кампаку [Ёримити] насчитывает, думаю я, тринадцать поколений. Послушайте о сей последовательности. Когда говорят о клане То:, думают, что [все линии этого клана] — это только Фудзивара. Однако трудно бывает распознать корень и вершину!

— Министр двора найдайдзин Каматари скончался в шестнадцатый день десятой луны того года, когда удостоился родового имени клана То:; ему было пятьдесят шесть лет. Услыхав о появлении сего родового имени, человек из клана Ки сказал:

— Засохнет дерево-ки, если вокруг него обовьется глициния-фудзи. 122 Теперь погибнет клан Ки.

Как сказал, так и случилось.

Когда сей министр Каматари занемог, не распространился [еще] Закон Будды в древней стране и непросто было найти монахов и им подобных. Считается, что Сётоку Тайси 123 распространял [учение Будды], но и в наше время есть еще люди, не читавшие [сутр] (хоть сказано, что мальчикам с рождения следует читать сутру Цветка Закона)! Назначили монахиню, прибывшую из страны Кудара 124, отслужили службу [с чтением] сутры Юйма 125, и [154] поскольку после одной [службы] самочувствие [Каматари] улучшилось, то решил он, что служба сия чудодейственна, — так начались молитвенные собрания Юймаэ 126.

— Второй сын министра Каматари. Левый министр Первого ранга высшей ступени Фухито, тринадцать лет пребывал в этом ранге. Посмертно удостоился [ранга] Великого министра дайдзё:дайдзина во времена двух августейших поколений — императрицы Гэммэй 127 и императрицы Гэнсё: 128.

— Второй сын министра Фухито, Фусасаки, двадцать лет был государственным советником сайсё:. Во времена императора О:и 129, в седьмой день восьмой луны четвертого года Тэмпё:-хо:дзи (760 г.), в год старшего брата металла и крысы посмертно стал Великим министром дайдзё:дайдзином. Времена — два августейших поколения — императрицы Гэнсё: и императора Сёму.

— Четвертый сын министра Фусасаки. старший советник дайнагон Мататэ 130, скончался во времена императора Сё:току 131 в шестнадцатый день третьей луны второго года Тэмпё:-дзинго (766 г.) в возрасте пятидесяти двух лет. Великий министр дайдзё:дайдзин посмертно. Высший советник на протяжении семи лет.

— Второй сын старшего советника дайнагона Мататэ, Левый министр Второго ранга низшей ступени, старший военачальник Левой личной императорской охраны уконодайсё: Утимаро 132, пятидесяти семи лет. Высшим сановником был двадцать лет, в ранге министра — семь лет. Левым министром Первого ранга низшей ступени стал посмертно. Совпал с двумя августейшими правлениями — императором Камму 133 и императором Хэйдзэй 134.

— Третий сын министра Утимаро, министр Фуюцуги достиг [ранга] Левого министра. Стал Великим министром дайдзё:дайдзином посмертно. Поскольку, начиная с сего господина, я многое разъяснял, то миную подробности. Потомки, что процветали и распространялись со времен Каматари, постепенно пришли в упадок и ко времени Фуюцуги оказались в совершенном небрежении. В ту пору только клан Минамото занимал [должности] разных министров и высших сановников. И все же именно сей министр [Фуюцуги] построил храм Нанъэндо: 135 и поместил там [статую богини] Фуку:кэндзяку Кантон в шестнадцать сяку 136.

— Старший сын министра Фуюцуги, средний советник тю:нагон Нагара стал Великим министром дайдзё:дайдзином посмертно

— Третий сын министра Нагара, министр Мотоцунэ поднялся до [ранга] Великого министра дайдзё:дайдзина.

— Четвертый сын министра Мотоцунэ, министр Тадахира поднялся до [ранга] Великого министра дайдзё:дайдзина.

— Второй сын министра Тадахира. министр Моросукэ поднялся до [ранга] Правого министра.

— Третий сын министра Моросукэ, министр Канэиэ — до [ранга] Великого министра дайдзё:дайдзина. [155]

— Пятый сын министра Канэиэ, министр Митинага — до [ранга] Великого министра дайдзё:дайдзина.

— Старший сын министра Митинага — это нынешний канцлер кампаку и Правый министр Ёримити

Плохо, что у сего господина [Ёримити] до сих пор не было сына, потому-то и рождение юного господина [Митифуса] — счастливое событие. Хотя о матерях речи нет, но сия [мать Митифуса] обладает столь драгоценными свойствами, что о ней нужно сказать. Люди не считали бывшего помощника начальника дворцовой охраны Левой стороны ухёэ-но сукэ [Норисада] человеком выдающимся, но все же он был родовит, и прекрасно, что у него — хоть и после кончины — появился внук, прославившийся на весь мир. На [праздновании] Седьмой ночи 137 (а устроил его господин, Вступивший на Путь, ню:до:-доно [Митинага]) сложенная им песня:

Поистине мы рады

Вот молодая поросль —

Весеннее дитя —

Проклюнулась на веточке сосны,

Прождавшей годы. 138

Он сказал, что за исключением государя [Го-Итидзё:] и наследного принца, владельца Восточного павильона, этот внук — первый, сразу же дал ему детское имя Осагими 139. Таковы — и в старину, и ныне — господа из сих Четырех Домов, чей путь не прервался, всех превзошедшие.

Сей министр Каматари происходил из провинции Хитати 140, и там в местечке под названием Касима 141 изволило обитать божество клана [Фудзивара] 142. Начиная с того времени и до сегодняшнего дня, когда новый государь или императрица восходят на престол, а министры удостаиваются рангов, все они непременно посылают [в Касима] гонца с подношением.

В то время, когда государыня [Гэммэй] пребывала в Нара, провозгласили, что Касима, мол, далеко, и [божество] перенесли на гору Микаса, что в земле Ямато, и дали ему имя Пресветлое божество Весеннего дня. Сейчас это божество клана То:; придворные — мужчины и женщины — отправлялись к нему посланцами, императрицы, министры и высшие сановники клана — все поклонялись Пресветлому божеству. На сию величественную церемонию посылали многочисленных гонцов. Праздник приходился на первый день обезьяны во второй или одиннадцатой луне.

Государь изволил переехать в сию столицу 143, и еще раз [божество] перенесено было поближе, [в место], что называлось О:харано 144. В год проводятся два праздника, они назначаются на первый день зайца во вторую луну и на первый день крысы в одиннадцатую луну. И на них также присутствуют посланцами придворные. Все господа из клана То: преподносят сему божеству ветки с привязанными к ним полосками бумаги с молитвами и по десять скакунов. Но, провозгласив, что надо еще ближе, [божество] снова перенесли в место, которое, кажется, называется Ёсида 145. Сие Пречистое божество Ёсида [156] было перенесено средним советником тю:нагоном Ямакагэ 146. Он устроил его так близко от столицы, рассчитывая, что если в его семье будут государи и государыни, этот праздник превратится в придворный. Со времени монаха-императора Итидзё: праздник действительно сделался придворным.

А еще министр Каматари повелел соорудить клановый храм в То:номинэ 147 в провинции Ямато, там похоронены его останки, ныне проводятся Троекратные чтения [сутры Цветка Закона] саммай 148. Министр Фухито повелел возвести храм Ямасина 149. С тех пор в том храме возносят молитвы за клан То:. Если в сем храме [Ямасинадэра], а также в других храмах — То:номинэ, О:харано. Ёсида — происходило что-нибудь странное, из ряда вон выходящее, то храмовые монахи и священники нэги 150 докладывали ко двору. Тогда господин-глава клана То: повелевал прорицать [гадателям из Палаты Темного и Светлого начал оммё:-но цукаса] и случалось так, что кому-то оказывалось необходимо, согласно гаданию, удалиться от мира, и тогда из Первого дома 151 посылали господам клана [полоски бумаги] с надписью “удаление от скверны” и указанием, когда им следует уединяться и поститься — строго в соответствии с годами их рождения.

В сем храме начали проводить богослужения два-три раза в год. С восьмого дня первой луны до четырнадцатого дня [во дворце] Хассё: 152 проводились богослужения госаиэ 153, где наставниками были монахи из Нара. Участвовали все господа из клана То:, начиная с придворных. А еще с семнадцатого дня третьей луны в храме Якусидзи 154 семь дней [шла] церемония [объяснения сутры] Сайсё:о: 155. А еще, в храме Ямасинадэра с десятого дня десятой луны семь дней — церемония [объяснения] сутры Юйма. И всегда отправляли императорских посланцев со спальными принадлежностями [в дар монахам]. И от господ клана То: вплоть до [особ] Пятого ранга подносили. Монахов из Южной столицы 156 во время Троекратного чтения [сутр] санъэ называли “Наставниками прежнего времени” 157, и они в установленном порядке становились рисси и со:го: 158. Это и делало сей храм [Ямасина] святым и величественным. И даже о делах вовсе лишенных смысла, если они случались в храме Ямасина, люди не решались судачить (вот она — всеми почитаемая “правота Ямасина”!) и предавали забвению. Все это — проявление несравненно счастливого жребия клана То:.

Хоть и повторюсь, но продолжу рассказ. Разъясню про тех несравненных особ, что стали отцами императриц и дедами государей, — сказал [Ёцуги].

— Две дочери министра двора найдайдзина Каматари были скоро отданы императору Тэмму. Хотя и родились от них принц и принцесса, но, видно, так и не стал [Каматари] государем и наследным принцем, владельцем Весеннего павильона.

— Из двух дочерей Фухито. посмертно [удостоенного рангом] Великого министра дайдзё:дайдзина, одна дочь была высочайшей наложницей нё:го во времена императора Момму 159 и родила принца Его нарекли Сё:му. Родительницу называли императрицей ко:го Ко:мё:. Вскоре еще одна дочь была [157] отдана своему племяннику императору Сё:му и родила принцессу, которая стала правящей государыней химэ микадо. Она и называлась государыней Такано, сорок шестого колена. В свое время государь [Дзюннин] отстранил ее, но она опять вернулась [на престол], [чтобы стать] сорок восьмым коленом [императорского рода].

Императрица-мать называлась императрицей ко:го: посмертно. Две дочери министра Фухито стали императрицами. Императрица-мать правящей государыни химэ микадо— Такано, говорят, называлась посмертно императрицей и, похоже, удостоилась сана ко:го: после кончины. Получается так, что министр Фухито — отец императрицы ко:го: Ко:мё: и посмертно [удостоенной ранга] императрицы и дед императора Сё:му и вместе с тем дед государыни химэ микадо Такано. В одной книге еще [сказано] императрица-мать правящей государыни химэ микадо при жизни стала императрицей, ее имя — императрица ко:го: Ко:мё:. Так же и августейшая матушка Сё:му стала императрицей при жизни, а не посмертно.

— Посмертно [удостоенный ранга] Великого министра дайдзё:дайдзина Фуюцуги, отец Великой императрицы-матери тайко:тайго: Дзюнси, дед императора Монтоку.

— Великий министр дайдзё:дайдзин Ёсифуса. отец императрицы-матери ко:тайго: Мэйси, дед императора Сэйва.

— Посмертно [удостоенный ранга] Великого министра дайдзё:дайдзин Нагара, отец императрицы-матери ко:тайго: Кохи, дед монаха-императора Ё:дзэй.

— Посмертно [удостоенный ранга] Великого министра дайдзё:дайдзина Фусацуги, отец посмертно [удостоенной сана] императрицы-матери ко:тайго: Такуси, дед императора Ко:ко:.

— Министр двора найдайдзин Такафудзи, отец императрицы-матери ко:тайго: Иней, дед императора Дайго.

— Великий министр дайдзё:дайдзин Мотоцунэ — отец императрицы ко:го:мия Онси, дед двух августейших поколений Судзаку и Мураками.

— Правый министр Моросукэ — отец императрицы-супруги ко:го: дед монаха-императора Рэйдзэй и монаха-императора Энъю:.

— Великий министр дайдзё:дайдзин Корэмаса — отец посмертно [удостоенной сана] императрицы-супруги ко:го: Кайси и дед императора Кадзана.

— Великий министр дайдзё:дайдзин Канэиэ — отец императрицы-матери ко:тайго: Сэнси и еще посмертно [удостоенной сана] императрицы кисаки Тё:си, дед монаха-императора Итидзё: и монаха-императора Сандзё;.

— Великий министр дайдзё:дайдзин Митинага — отец Сё:си [Дзё:то:мон-ин]. Великой императрицы-матери тайко:тайго:. Кэнси. императрицы-матери ко:тайго:, Иси, императрицы-супруги тю:гу:, [Киси], наложницы нё:ин наследного принца, владельца Восточного павильона и дед нынешнего государя [Го-Итидзё:] и [Го-Судзаку], наследного принца, владельца Весеннего павильона. Мы не слышали, чтобы кто-либо из них всех, кроме его [158] светлости господина, Вступившего на Путь, ню:до:-дэн[ка] [Митинага], возвел бы всех трех [своих дочерей в сан] императриц. Он — родитель канцлера кампаку и Левого министра [Ёримити], министра двора найдайдзина [Норимити], двух старших советников дайнагоном [Ёримунэ и Ёсинобу], среднего советника тю:нагона [Нагаиэ]. И в этом нет сомнения! Равных ему нет! В стране Японии он один такой, другого не сыскать!.

В самом деле, сооруженный им храм Мурё:дзю-ин так величественен, что не имеет себе подобных, и ни храм То:номинэ министра Каматари, ни храм Ямасинадэра министра Фухито, ни храм Гокуракудзи 160 министра Мотоцунэ, ни храм Хо:сё:дзи 161 министра Тадахира, ни храм Рё:гон-ин 162 господина Ку:дзё: [Моросукэ] и даже ни храм То:дайдзи с его огромным Буддой, возведенный государем Амэ 163, не могут сравниться с ним. О прочих храмах, конечно же, и речи нет.

Государыня сей страны 164 повелела построить храм Дайандзи 165 в подражание китайскому храму Саммё:дзи 166, а китайский храм Саммё:дзи был построен в подражание индийскому монастырю Гион 167, а индийский храм Гион возвели в подражание первому храму Тосоцутэн 168. Это так. но ныне сей храм Мурё:дзю-ин 169 все же превосходит их все. Не может с ним сравниться и бесчисленное множество храмов Южной столицы. Хотя храм Ход-зю:дзи в Ко:токуко: 170 великолепен, но и он не превзошел сей храм Мурё:дзю-ин. Хотя Сётоку Тайси вложил всю душу в строительство храма Тэннодзи в Нанива 171, все же сей храм Мурё:дзю-ин превосходит его. По сравнению с Семью Великими храмами 172 и с Пятнадцатью Великими храмами Нара 173 сей храм Мурё:дзю-ин необычайно прекрасен, так что кажется, будто в нашем мире появилась Райская Чистая Земля 174.

Причина, должно быть, в том, что сей храм Мурё:дзю-ин был построен по молчаливому обету. Когда министр Хигаси Сандзё: [Канэиэ] получил должность и прибыл в Кохата 175, чтобы благодарить [предков] в храме Дзё:мё:дзи 176, его сопровождал Митинага. Он удивился:

— Как печально: здесь покоится прах многочисленных предков, но не слышно звона колокольчиков 177!

“Когда стану тем, кем задумал, построю храм Саммайдо: 178”, — так решил он в глубине сердца.

Из таких историй, во множестве случавшихся в старину, самые интересные — [истории создания] храма Гокуракудзи и храма Хо:сё:дзи. Кажется невероятным, что [Мотоцунэ] задумал [строительство храмов] в те годы, когда был еще ребенком. Не ведаю в точности, во времена какого государя это произошло, но предполагаю, что во времена Фукакуса [императора Ниммё:].

Во время августейшего посещения реки Сэрикава 179 Сё:сэнко: служил пажом варава тэндзё: 180 [у государя], государь изволит играть на цитре кото. Музыканты кото делали своего рода когти 181 и играли, надев их на пальцы. И надев такие [когти], государь изволил их обронить, а ведь считалось, что это — ценная вещь, но поскольку заново сделать их не было возможности, [159] он, подумав, что это, должно быть, предопределение свыше, обратился не ко взрослым, а приказал отыскать их и принести совсем юному господину.

Тот повернул коня, но не знал, куда ехать и где искать. Понимая, что вернуться без них невозможно, дал в душе обет: “На том месте, где найду сию вещь, поставлю один храм”. И на том самом месте, где он нашел [сию вещь], стоит храм Гокуракудзи. Как подобное желание могло зародиться в столь юном сердце! Сие, видимо, было предопределено свыше: [государь] и обронил когти, и изволил повелеть юноше отыскать их.

[Мотоцунэ], сделавшись человеком высокопоставленным, отправился на поиски места для строительства храма, в экипаже с ним ехал Тэйсинко:. тогда еще совершенное дитя; когда они проезжали мимо [того места, где потом был построен] храм Хо:сё:дзи, ребенок воскликнул:

— Отец, вот прекрасное место! Постройте здесь храм!

[Мотоцунэ] удивился: “С чего бы ему сказать такое?”, — вышел из экипажа и огляделся: вид был поистине прекрасен, и он подумал: “Как разглядел это детский взор? Знать, предопределение свыше!” И согласился:

— Поистине прекрасное место! И храм здесь построишь ты! Есть много причин, по которым мне это не по силам.

Так был задуман храм Хо:сё:дзи. [Сигэки спросил]:

— А история храма Иимуро 182 господина Кудзё: [Моросукэ]? Сигэки был с теми, кто поднялся [на гору Хиэйдзан] к приюту великого епископа дайсодзё: из Ёкава [Дзиэ] 183.

[Ёцуги ответил]:

— Хоть я и слышал разное и видел многое, но все же господин, Вступивший на Путь, ню:до:-доно [Митинага], превосходит всех в мире. Именно сей господин находится под особым покровительством небесных и земных богов. Может случиться всякое: грянет страшная буря, хлынет могучий ливень, но за день-другой до [того, как Митинага захочет что-либо предпринять] небо прояснится, земля высохнет. Это действительно так, и говорят, что он новое воплощение либо Сётоку Тайси, либо — Ко:бо: Дайси 184, возродившегося ради процветания Закона Будды. Даже привередливые старики соглашаются, что он не человек. На него смотрят с почтением как на воплощение [Будды].

Поистине все так, и бесконечно счастлив сей мир, и вот почему: в старину погонщики коней и быков, служившие у благородных господ и принцев, надсаживали горло, требуя подарков: денежной мелочи, бумаги, рису — [всего, что им задолжали чиновники], — для церемонии успокоения духов горё:э 185 и праздников, и не давали косить траву в полях и на горах. Теперь же низшие чиновники дзитё: 186 и провиантские чиновники омономоти 187 перестали присваивать чужое добро. К тому же ныне не слышно, чтобы деревенские старосты и судейские, выходя на дежурство, принуждали отдавать дань на праздник Огня 188. Думаю, такого спокойствия и мира больше не будет!

Мы, старцы, в своих бедных домах распускаем пояса и шнурки на вороте и, оставив ворота открытыми, засыпаем спокойно в позе знака [160] “великий” 189, так что молодеем, и жизнь наша удлиняется. Прежде мало выращивали бобов, гороха, тыкв, баклажанов — разве что в Китано, на берегу реки Камо, а теперь их большие запасы. Вот уже несколько лет как родится богатый урожай. И люди, конечно же, не собирают [плоды], лошади и быки не едят. Их просто оставляют на полях. Как будто бы наступил блаженный мир Майтрейи 190! — так сказал [Ёцуги]. Тогда другой старец [Сигэки спросил]:

— Ходят слухи: люди много страдают от того, что нынче [Митинага] беспрерывно требует мужчин на [строительство] собственного храма Мидо: 191. Разве вы не слышали об этом?

Ёцуги признал:

— Да-да, призывают каждые два-три дня. Но когда я хожу туда, всегда остаюсь доволен. Как подумаешь, что он “призывает людей для того, чтобы Райская Чистая Земля вновь возродилась”, то “как же можно не пойти и не отдать все силы, чтобы в конце пути стать травой и деревьями у сего храма Мидо:”. Люди, понимающие суть вещей, должны приходить по собственному желанию. Мы, старцы, знаем, что благоприятный случай может во второй раз и не представиться, и трудимся, коли есть такая возможность. Являемся, и не видим в том ничего плохого. Нам дают рис и сакэ и милостиво позволяют взять фрукты, преподнесенные [храму]; тем же, кто трудится постоянно, даже изволят жаловать одежду. Люди низкого звания приходят, все вместе с радостью [трудятся] и весьма успешно, — так сказал он.

[Сигэки подтвердил]:

— Да, все именно так. Однако [я], старец, верю в вещи поважнее, [чем рис и сакэ]. Давно [я], старец, живу в нынешнем мире, и никогда не приходилось мне ходить в лохмотьях и терпеть лишения. Не бывало у меня недостатка в рисе и сакэ. Если же наступит время лишений, возьму три листика бумаги и представлю прошение господину. Вступившему на Путь, ню:до:-доно [Митинага]. В сем прошении, верно, так напишу: “Я, старец, был мальчиком-пажом во времена покойного Великого министра дайдзё:дайдзина, его светлости Тэйсинко:. Много лет нагромоздилось с тех пор, и не нажил я состояния. Поскольку ваша милость — потомок того же дома, обращаюсь к вам с просьбой. Надеюсь, вы пожалуете мне немного вещей”. Так, наверное, напишу и думаю, мне, скорее всего, поднесут хоть малость. Мне кажется, что эти вещи уже в моей кладовой.

Ёцуги ответил ему с чувством:

— Конечно, вы правы. Я говорю дурному дитяти 192, что, когда наш дом обеднеет, надо будет представить прошение в храм, — и продолжил:

— Да, как счастливо мы с вами встретились... Вы развязали мешок, что годами [был завязан], и вся ткань расползлась. А сколько раз ходили вы в храм Мурё:дзю-ин, о котором столько говорят?

[Сигэки] ответил:

— Поскольку я слышал, что в день ежегодного собрания по поводу поминальной службы из Большого храма Мидо: будут выдворять уйму народу [низкого звания], то я пошел на репетицию танцев 193 за три дня до того. [161]

Ёцуги сказал:

— На поминальную службу я ходил несколько раз. Ее великолепие, конечно, ни с чем не сравнимо. Я пришел и на другой день, потому что хотел подойти поближе и помолиться Будде, прежде чем разберут убранство. Тогда я увидел императриц, что изволили молиться в разных храмах. И я подумал, неужели мне довелось увидеть такое! С тех пор как я себя помню, никогда не видел ничего подобного.

В паланкине, что несли на руках, находились четыре императрицы. Впереди, у входа, сидела Великая императрица-мать тайго: [Дзё:то:мон-ин]; она и императрица-мать ко:тайго: [Кэнси] позволили только рукавам немного показаться [из-под занавески]. Изумительно, как волосы императрицы Бива-доно [Кэнси], выплеснувшись [из паланкина], распустились далеко по земле! Позади сидели средняя императрица тю:гу: [Иси] и госпожа Кан-но доно [Киси]. Казалось, их одежды выплескиваются из паланкина, свешиваясь до самой земли. По-моему, в середине сидела и принцесса Первого ранга [Ё:мэймон-ин] — ее верхнее платье держал некто, находившийся за ее спиной. Она же, видно, была одета лишь в легкое платье без узоров хитоэ-но мидзо 194.

Паланкин несли придворные [Четвертого-Пятого рангов], позади выступали возглавляемые господином канцлером кампаку [Ёримити] сановники, высшие придворные, сыновья его светлости в платьях носи 195, в блестящих нарядах — ах! — экое, право, великолепие! Не явился лишь господин помощник управляющего двором средней императрицы гон-таю: [Ёсинобу], поскольку для него случился [день] строгого удаления от скверны, и весьма сожалел. Парадное платье со:соку средней императрице тю:гу: [Иси] было преподнесено господином помощником управляющего гон-таю: [Ёсинобу], оно смотрелось великолепно! Господин управляющий таю: [Ёсинобу] изволил сказать:

— В день поминальной службы мне нужно было обратиться [к средней императрице]. Когда я пришел, то увидел, что там изволят пребывать пять дам, и наряд средней императрицы тю:гу: был лучше всех — моя заслуга!

Хоть и говорю с уверенностью, но я, никчемный бедняк низкого звания, совсем позабыл — столько времени минуло! — какие были платья и каких цветов! Оттого что [средняя императрица] выглядела особенно великолепно, [помню], что ее нижние тонкие двойные платья хитогасанэ 196 были алого Цвета. Верхнего ее платья хорошенько не помню, но, кажется, на ее трехслойном китайском платье карагину 197 из материи с узорами хаги 198 были вышиты осенние поля - глаз не отвести, прямо картина!

Люди говорили, что и другим императрицам [платья] преподнесли господа [из того же дома Фудзивара]. Великая императрица тайго: [Дзё:то:мон] изволила облачиться в платье двойной окраски 199. Императрица-мать ко:тайго:-но мия [Кэнси] нарядилась в полный китайский парадный наряд со:соку 200. [Платье] госпоже Кан-но доно [Киси] преподнес сам господин [162] [Ёримити]! Узнав, что другие дамы изволили столь живописно разукрасить [свои платья] картинами, он велел прикрепить [к платью Киси] [тончайшие золотые и серебряные] пластинки: господин, Вступивший на Путь, ню:до:-доно [Митинага], изволил взглянуть и, рассмеявшись, произнес:

— Вот прекрасный костюм для актера дзюси 201!

Господин [Митинага] ожидал их перед открытыми дверями храма Мидо:. Мне хотелось смеяться от радости, что вижу все от самых Больших Южных Ворот. Я слышал, что три особы: кормилица Бэн принцессы Первого ранга [Ё:мэймон], другая, тоже кормилица принцессы Первого ранга Тайю:, и еще одна, кажется, Тю:дзё: — через щель заглядывали на галерею храма Мидо:. Они видели, как [императрицы], выйдя из паланкина, на коленях вползли [в храм]. [Все три кормилицы] тряслись от страха, но, решив, что сегодня их вряд ли будут ругать, продолжали смотреть.

Говорили, что [императрицы], конечно же, бесспорно [прекрасны], но невозможно было сказать, которая из них лучше, все были великолепны. Волосы Великой императрицы тайго: [Дзё:то:мон] были длиннее подола ее платья. У средней императрицы тю:гу: [Иси] волосы соперничали с ее собственным ростом — чуть длинней. А волосы императрицы-матери ко:тай-го: [Кэнси] — растекались на целый сяку дальше веероподобного подола ее платья. У госпожи Кан-но доно [Киси] рост — на семь-восемь сунов уступал длине ее волос. Они прикрывались веерами, которые держали чуть отстранив от лица. Господин [Митинага] сказал принцессе Первого ранга:

— Что ты стоишь на коленях? Вставай! 202 — Он подал ей руку и помог перешагнуть через балку нагэси 203. Это было такое необыкновенное зрелище, что в глазах [у кормилиц] потемнело от переживаний. Хотя они делали все, чтобы не обнаружить себя, и прятались, как могли, но [Митинага] все же изволил заметить их.

— Ах, какой ужас! Настал последний день нашей службы при дворе, — вскричали они, обмирая от страха.

[Митинага], обратившись ко всем троим, сказал улыбаясь:

— Видели императриц? И как они вам? Не так уж плохи для дочерей старого монаха. Берегите их!

[Кормилицы] пришли в себя и почувствовали, будто заново родились, и радости их не было предела. Взглянув друг на друга, они [увидели], что под толстым слоем белил их лица перекосились, одна из них позеленела, как листья травы, другая — покраснела, а третья покрылась капельками пота.

[Кормилица] рассказывала:

— Не годится людям, особенно простого звания, подглядывать даже в шутку. [Митинага] не стал упрекать нас и явил великодушие. Думается, столь добр он к нам ради праздника, мы гордимся [его милостью]

Лицезрение подобных событий рождает раздумья о расцвете славы сего мира, они постепенно привязывают [нас к миру] и подавляют стремление к Пути [Будды]. [163]

Некий святой человек, что жил где-то в провинции Кавати 204, отказывался покидать свою хижину. Но, опасаясь наказания в жизни последующей 205, явился в столицу и увидел, как канцлер кампаку [Ёримити] является ко двору и как разгоняют с бранью толпы людей, и подумал: “Видимо, это и есть первый человек [в стране]”. Когда [Ёримити] воссел перед господином, Вступившим на Путь, ню:до:-доно [Митинага], он решил, что этот последний всех превосходит. Но вот появился августейший выезд, музыка возгласила прибытие императора 206. Узрев, какие почтительные позы приняли ожидавшие его и какое глубокое уважение оказывали ему господа, принимавшие августейший паланкин, он подумал: “Именно государь — первый в Японии”. Когда же [государь] изволил выйти из паланкина, сесть в почтительной позе и сотворить молитву перед средним изображением [Будды Амида Нё:рай], [святой человек осознал], что нет никого выше Будды, и молвил:

— В саду, [где проводится] сия служба, я смог установить драгоценную связь с Буддой, и вера моя совершенно укрепилась.

Я, сказать по правде, забыл, сидел ли он рядом со мной. Люди мира радовались и говорили:

— Великая императрица тайго: [Дзё:то:мон] примет постриг, достигнет сана, [равного сану] Великого императора дайдзё:тэнно 207, и станет называться монахиней-императрицей нё:ин. Когда в сем храме 208 построят полюет и ей “преподадут Закон” 209, многие монахини мира захотят прийти и дать [обеты вместе с ней].

И когда жена Ёцуги услыхала, что об этом говорят, то сказала мне:

— Тогда и я отрежу концы своих седых волос 210, и ты не удержишь меня. Я ответил:

— Да кто станет тебя удерживать! Найди мне молодуху в жены и делай, что хочешь. Она ответила:

— Сей же миг поговорю со своей племянницей. Чужие здесь не годятся. Я ответил уклончиво:

— Нет, так не пойдет. Своя ли, чужая — главное, чтобы дурным нравом мне не досаждала.

В конце концов, мы набрали ей один-два хики 211 хорошего шелка на шлейф мо и оплечье кэса, — сказал [Ёцуги]. Затем, как и следовало ожидать, на лице его появилось печальное выражение, он почувствовал себя одиноким, оттого что жена вознамерилась [принять постриг]

[Ёцуги рассказывал]:

— Так, в сем году 212 появились небесные знамения, в мире стали ходить тревожные слухи о дурных предзнаменованиях. Ходят, к примеру, страшные слухи о том, что госпожа Кан-но доно понесла, а госпожа высочайшая наложница нё:го монаха-императора Коитидзё: — дочь Митинага] постоянно хворает 213, и в этом году улучшения-де не наступило.

Однако если продолжить разговор о подобных вещах, то покажется, что события прежних дней произошли совсем недавно. [164]

[Старцы] переглянулись, и Сигэки добавил:

— Как печально, что среди прочих разнообразных и замечательных событий столь много довелось узреть дурного, услыхать о неприятном; для меня же грустнее кончины драгоценного господина [Тэйсинко: Тадахира] ничего не случилось. А произошло это сразу после десятого дня восьмой луны - печальная пора! Я не мог не вспомнить: “Пусть будет любое время года...” 214— после этих слов он несколько раз шмыгнул носом, замолчал и погрузился в печальные мысли. Как когда-то...

[Сигэки продолжил]:

— Пропало у меня желание жить — ни дня, ни часа! — и обретаться среди людей, но [я дожил] до сих пор, потому что [душа Тадахира] хотела, чтобы я видел неуклонное распространение и процветание [его потомства] и радовался.

На следующий год 215 в двадцать четвертый день пятой луны родился монах-император Рэйдзэй! Сожалея, что тот не дожил, я испытал несравненную радость.

И Ёцуги согласился, ибо радость его была глубока.

[Ёцуги спросил]:

— А что вы чувствовали, когда один за другим родились монах-император Судзаку и Мураками?

Когда прозвучали такие слова, сделалось страшно — какие бесконечно [древние времена они помнят]. А еще добавил:

— Ёцуги думает вот о чем: кто знает, буду ли я жив завтра. Может, это и нескромно, но хотелось бы узнать будущее принцессы Первого ранга [Ё:мэй-мон], и потому обязан дорожить жизнью. Причина же такова: перед ее рождением я видел необыкновенный сон. Помню, когда покойная монахиня-императрица нё:ин [Хигаси Сандзё:] и сия Великая императрица тайго: [Дзёто:мон] были зачаты, мне тот же сон привиделся. По ее счастливому жребию предсказано может быть все, [что угодно]. Хотя я и думал сообщить об этом Великой императрице-матери ко:тайко:тайго: [Кэнси], но, к сожалению, не смог встретить никого из ее приближенных. Говорю об этом в надежде, что кто-то [из них] присутствует здесь.

Может быть, в будущем вспомнят, сколь точно он предсказал! Когда он это произнес, мне захотелось выступить вперед и сказать: “Здесь есть такой” 216.

Комментарии

1. Министр Хоко-ин — также Хо:ко:-ин — так называли Канэиэ после его кончины в 999 г., когда его резиденция Хигаси Нидзё: была превращена в храм и получила наименование Хоко-ин Храм находился к северу от Нидзё: и к востоку от Кё:гоку.

2. Асон Фудзивара Накамаса (годы жизни неизвестны) — сын Ямакагэ, отец главной супруги Канэиэ — Токихимэ, правитель провинции Сэтцу, придворный низкого ранга.

3. Гё: — Ямагива отмечает, что это труднопереводимый термин, обозначающий такое положение аристократа, когда его придворный ранг высок, а должность — низка [Yamagrwa, P. 333]. Антоним гё:дзю:. Накамаса был правителем Сэтцу и начальником столичной управы Правой стороны, чему должен был бы соответствовать Пятый ранг, он же обладал младшим Четвертым рангом высшей ступени.

4. Господин Ямакагэ, средний советник тю:нагон младшего Второго ранта — сын Такафуса (824-888), средний советник тю:нагон с 886 г. Комментаторы утверждают, что он был обладателем младшего Третьего ранга, а не Второго, как в тексте [Мацумура, С. 203].

5. В тот год родилась Дзё:то:мон-ин. — Старшая дочь Митинага Сё:си родилась в 988 г. Она называлась также наложницей Фудзицубо у императора Итидзё:. Мать императоров Го-Итидзё: и Го-Судзаку, получила сан Великой императрицы-матери в 1018 г. В 1026 г. постриглась в монахини и приняла монашеское имя Дзё:то:мон-ин, таким образом, это имя она обрела уже после рассказа Ёцуги в храме Урин-ин, что комментаторы объясняют позднейшей интерполяцией. Одна из наиболее влиятельных фигур во время правления Фудзивара Митинага, скончалась в 1074 г.

6. Канцлер кампаку [Ёримити] (992-1074) — старший сын Митинага и Ринси: по наименованию его резиденции в Удзи к югу от столицы назывался также Удзидоно, позже она была превращена в храм Бедо-ин (1052 г.). Ёримити был канцлером (1061-1062) и регентом (1017-1067), после кончины Митинага унаследовал всю полноту власти. Его детское имя Тадзугими — “Журавлик”.

7. ...в мире [царила] большая тревога, в следующем году стало еще страшнее! — Речь идет об ужасной эпидемии чумы или оспы первого года Тё:току (995 г.), в следующем, втором году Тё:току (996 г.) эпидемия разразилась с новой силой.

8. Кан-ин [Асатэру] (951-995) — сын Канэмити, старший советник с 987 г. Скончался во время эпидемии. Назывался господином Кан-ин по наименованию своей резиденции в столице на углу Нидзё: и Ниси-но до:ин, ранее принадлежавшей Фудзивара Фуюцугу, или Фуюцуги, и его сыну Кинсуэ.

9. Наритоки (941-995) — сын Моротада, старший военачальник Коитидзё:, посмертно назначен Правым министром, когда его дочь Сэйси стала императрицей (1012 г.).

10. Рокудзё: [Сигэнобу] (922-995) — Минамото Сигэнобу, сын принца Ацуми, единоутробный брат Ринси, супруги Митинага, Левый министр с 994 г., назывался Левым министром Рокудзё: по наименованию своей резиденции.

11. Авата [Митикаиэ] (961-995) — сын Канэиэ, регент с 995 г.; назывался господином Авата по наименованию загородной резиденции, также назывался господином Матидзири по местонахождению своей столичной резиденции.

12. Момодзоно, господин Ясумицу (924-995) — Минамото Ясумицу, сын принца Ёакира, средний советник с 988 г., назывался Момодзоно по наименованию своей резиденции.

13. Яманои [Митиёри] (971-995) — сын Мититака, детское имя — О:тиё, заместитель старшего советника с 994 г., назывался старшим советником Яманои.

14. ...в одиннадцатый день пятой луны получил императорский указ, именующий его канцлером кампаку. — Мацумура отмечает, что Митинага не был тогда канцлером, этим указом (сэндзи) он был назначен экзаменатором найран [Мацумура, С. 204]. Таким образом, с 995 г. Митинага был Правым министром с правами экзаменатора найран, канцлером же он стал только в 1017-1018 гг., а в 1019 г. постригся в монахи и номинально лишился всех должностей, но фактически остался правителем. Ямагива пишет, что императорский указ о назначении канцлером назывался сё:сё:, сэндзи — это рескрипт более низкого ранга для назначения на более низкие должности [Yamagiwa, P. 346].

15. [Ринси] (964-1053) — из рода Минамото, дочь Минамото Масанобу, главная супруга Митинага, мать Ёримити, Норимити, Сё:си, Кэнси, Иси и Киси.

16. Минамото Масанобу (920-993) — сын принца Ацуми, отец Ринси, Левый министр с 978 г. Известен был как знаток музыки. Назывался Левым министром Итидзе по наименованию своей резиденции в столице, к югу от Итидзё: и к востоку от Такакура, назывался также Цутимикадо по наименованию проспекта в столице, где находилась его резиденция.

17. Государь Тэйдзи — так назывался пятьдесят девятый император Уда (867-931, правил с 887 по 897 г.) после того как, приняв постриг, отрекся от престола и поселился в резиденции Тэйдзи, назывался также монахом-императором Кампё: по названию годов правления (889-898).

18. Госпожа Северных покоев мандокоро — полностью Ринси называлась кита-но мандокоро это название означает, что речь идет о супруге регента и канцлера, мандокоро это корпус чиновников в резиденции регента или канцлера, их возглавлял начальник — бэтто: главная супруга игравшая важную роль в управлении резиденцией, называлась таким образом, кита-но мандокоро.

19. Следующая дочь — речь идет о второй дочери Митинага и Ринси — Кэнси (994-1027), средней императрице тю:гу: с 1012 г., императрице-матери ко:го: с 1018 г. не пользовалась влиянием при дворе, поскольку родила всего одну дочь — принцессу Тэйси.

20. Дочь-принцесса [Ё:мэймон-ин] (1013-1094), или Иппон-но мия — принцесса Первого ранга (высший ранг из тех, что даются членам императорского рода), дочь императора Сандзё: и Кэнси, высочайшая наложница императора Го-Судзаку, мать императора Го-Сандзё:, императрица-мать ко:го: с 1052 г., Великая императрица-мать тайко:го: с 1068 г., постриглась в монахини и приняла монашеское имя Ё:мэймон-ин в 1069 г. Известная поэтесса.

21. Дворец Бива — местоположение дворца в столице точно неизвестно. Название произошло от деревьев бива (мушмула японская), которые росли на территории резиденции, где в разное время жили Фуюцуги, Нагара, Мотоцунэ, Канэхира, Накахира, Ацутада и Митинага. При последнем дворец служил временной резиденцией императоров Итидзе, Сандзе и супруги его Кэнси. Сгорел в 1028 г.

22. Принцесса Первого ранга [Ё:мэймон-ин] соразмерно [правам] трех императриц получает доходы с тысячи дворов, так что в сем дворце как будто живут две императрицы. — “Три императрицы” - это, соответственно, три сана императрица, императрица-мать и Великая императрица-мать, принцесса сравнятся с ними по доходам и привилегиям.

23. Следующая дочь [Иси]... — Иси (999-1036), дочь Митинага и Ринси, наложница императора Го-Итидзё:, на девять лет старше его, с 1018 г., средняя императрица тю:гу: с 1018 г. Родила двух принцесс Се:си и Кэйси.

24. А еще следующая дочь [Киси]... — Киси (1007-1025), дочь Митинага и Ринси, наложница принца-наследника, будущего императора Го-Судзаку с 1021 г., умерла вскоре после родов будущего императора Го-Рэйдзэй. Посмертно с 1045 г. называлась Великой императрицей-матерью ко:тайго:.

25. Она носит дитя и уже на седьмом-восьмом лунном месяце. — Речь идет о том, что в то время, когда Ёцуги вел рассказ, то есть в пятую луну 1025 г., Киси была беременна будущим императором Го-Рэйдзэй. По дальневосточной традиции, срок беременности определялся в лунных месяцах.

26. Тадзугими — “Журавлик”, см. коммент. 6 к данной главе.

27. Министр Норимити (996-1075) — второй сын Митинага и Ринси, министр двора с 1021 г., Правый министр с 1047 г., Левый министр (1060-1069), канцлер (1070-1071), регент (1068-1075). Детское имя — Сэягими.

28. В мире он, видимо, второй человек. — То есть второй человек после канцлера Ёримити [Мацумура, С. 207].

29. ...нося сан, равный рангам трех императриц, она получала годовое [право раздавать] титулы и [присваивать] ранги. — “Три императрицы”, см. коммент. 22 к данной главе. Годовое право раздавать титулы (нэнкан) и присваивать ранги (нэнсяку) получали члены императорского рода и высшие сановники, обладание титулами и рангами давало право на получение рисового надела (идэн).

30. Род То: то — это китайское (“онное”) чтение слова фудзи, “глициния”, т.е. речь идет о роде или клане Фудзивара.

31. Род Гэн гэн — это китайское (“онное”) чтение слова минамото, “источник” здесь говорится о роде или клане Минамото.

32. ...ее сиятельная годовщина.. — Здесь говорится о пышном праздновании Шестидесятилетия Ринси в десятой луне третьего года Дзиан (1024 г.), то есть за год до рассказа Ёцуги в храме Урин-ин.

33. ...из-за одного дела, о коем и помыслить нельзя... — Речь идет о событиях второго года Анна (969 г.) принц Минамото Такаакира, сын императора Дайго, чье влияние при дворе росло и стало угрожать благополучию Фудзивара, был обвинен в заговоре против принца-наследника Морихира (будущего императора Энъю:) и сослан на Цукуси.

34. Принц Дзю:го-но мия [Мориакира] (928-986, буквально “Пятнадцатый принц”) — пятнадцатый сын императора Дайго, брат Минамото Такаакира.

35. После того как господин Ниси-но мия [Такаакира] и принц Дзю:го-но мия [Мориакира] сокрылись... — “Сокрыться”, или “сокрыться в облаках”, значит “умереть”, Такаакира (Ниси-но мия, буквально “Западный принц”) скончался в 982 г., Мориакира — в 986 г.

36. Покойная монахиня-императрица нё:ин, она же императрица кисаки [Хи-гаси Сандзё:] — это дочь Фудзивара Канэиэ — Акико (приняла постриг в 991 г.), младшая сестра Митинага, супруга императора Энъю: и мать императора Итидзё:. Постриглась после кончины мужа.

37. Помост те:дай, или тё: — приподнятая над полом часть главных апартаментов в резиденции аристократа, отгороженная занавесями кабэсиро (тип ширм с натянутым на них белым или красным шелком хабутаэ с изображением птиц и цветов), там находились личные покои хозяев дома, иногда в тё:дай жили малолетние дети аристократа.

38. Принц Томохира (964-1007) — сын императора Мураками и принцессы Сё:си, глава ведомства дворцовых служб, известный ученый, поэт, каллиграф и музыкант.

39. Морофуса (1008-1077) — Минамото Морофуса, сын принца Томохира, супруг Сонси, дочери Митинага и Мэйси, был усыновлен Ёримити, Правый министр с 1069 г., ученый, писатель.

40. Ёримунэ (993-1065) — старший сын Митинага и Мэйси детское имя — Ивагими (“Скала”), помощник старшего советника с 1021 г., министр двора с 1047 г., Правый министр с 1060 г.

41. Ёсинобу (995-1065) — сын Митинага и Мэйси, помощник старшего советника с 1021 г., посмертно — канцлер.

42. Нагаиэ (1005-1064) — сын Митинага и Мэйси, детское имя — Ковакагими (“Чаровник”), приемный сын Ринси, помощник среднего советника с 1023 г., помощник старшего советника с 1028 г.

43. Акинобу (994-965) — сын Митинага и Мэйси, детское имя Кокэгими — (“Мшистый”).

44. Просветление бодхи — высшая степень просветления в буддизме, которой, по преданию, достиг под деревом Бо Будда Шакьямуни.

45. Многослойное платье акомэ — простое, повседневное платье с широкими рукавами, по покрою похожее на повседневное платье без шлейфа и без китайской накидки.

46. ...он покинул [дом]. — То есть постригся в монахи. Существовали два типа монахов дзапкэ, “монахи в миру” и сюкэ, “ушедшие из дома”.

47. Кавадо:, или Кавандо:, или Ко:до (буквально “храм Кож”) — название буддийского храма Ге:гандзи, основанного бродячим монахом Ге:эном, который носил платье из кож, желая уподобиться Будде Шакьямуни. По другой версии, в храме находилась статуя Будды в накидке из кожи, установленная там по приказу императора Итидзё: в 1005 г.

48. А средний военачальник тю:дзё: и глава то: — Здесь речь идет о том, что Ёсинобу был главой архивариусов куро:до-но то: и средним военачальником тю:дзё:, его двойная должность сокращенно называлась то:тю:дзе.

49. Церемония Принятия заповедей (дзю:кайги) — означала признание священных заповедей и предписаний Закона Будды при пострижении в буддийские монахи, проводилась в монастыре Энрякудзи на горе Хиэйдзан два раза в год весной и осенью.

50. Монахи усики — священнослужители второго высшего разряда в буддийской иерархии чтецы сутр ико:, дворцовые священники найгубу и наставники адзяри (санскр. ачарья).

51. Монахи со:го: — общее название для высших священнослужителей в буддийской иерархии епископ со:дзё: — соответствовал Второму рангу придворного, помощник епископа со:дзу — Пятому рангу придворного и наставник в монашеской дисциплине рисси — Пятому рангу.

52. Настоятель монастыря дзасу — первоначально настоятель любого крупного монастыря, затем так стали называть только настоятелей монастыря Энрякудзи на горе Хиэйдзан.

53. Тэндай (буквально “опора неба”) — буддийская секта, основана монахом Сайге (767-822) после его поездки в Китай в 804 г. Главная концепция секты — наличие естества Будды во всем сущем.

54. Монах-принимающий обеты кайвадзё: — на церемонии пострижения в монахи специально назначенный высший священнослужитель.

55. Господин Митито: (974-1039) — сын Наритоки, помощник среднего советника (с 1035 г).

56. Здесь конец речи соседа Ёцуги, далее говорит сам Ёцуги.

57. ...и число сие оставалось неизменным. — То есть Митинага не потерял никого из детей.

58. ...он с тридцати лет был канцлером кампаку — С одиннадцатого дня пятой луны первого года Те:току (995 г.).

59. ...в возрасте пятидесяти одного года стал регентом сэссё:... — С двадцать девятого дня первой луны пятого года Те:ва (1016 г.).

60. ...после родов госпожи Кан-но доно [Киси]. — См. коммент. 25 и 26 к данной главе.

61. ...происходила из другого рода, ведь предок ее Тэйсинко:... — Здесь речь идет о том, что императрица Сэйси (972-1025), дочь Наритоки, наложница императора Сандзё:, императрица ко:го с 1012 г., мать шестерых детей, включая принца Ацуакира (Коитидзё:-ин), которого Фудзивара принудили отречься от сана принца-наследника, вела происхождение от канцлера Тадахира (880-949), называвшегося канцлером Коитидзе, а к ветви регентов и канцлеров рода Фудзивара отношения не имела. Ее ранняя смерть рассматривается здесь как еще одно проявление силы Митинага.

62. ...этой весной... — Речь идет о весне того года, когда Ёцуги ведет свой рассказ в храме Урин-ин (1025 г.).

63. Кёи — китайский поэт Бо Цзю-и (Бо Лэтянь, 772-846), по-японски — Хакуракутэн.

64. Хитомаро (конец VII в —705 г.) — один из лучших поэтов антологии Манъё:сю:, был обожествлен после смерти.

65. Мицунэ — О:сико:ти-но Мицунэ (годы жизни неизвестны), один из выдающихся поэтов антологии Кокинсю Придворный низкого ранга.

66. Цураюки — полное имя Ки-но Цураюки (ум. в 945 г.) — главный составитель знамени гой антологии Кокинсю:, поэт и теоретик автор Предисловия к антологии.

67. Касуга — синтоистское святилище рода Фудзивара. Посещение государем Калуга состоялось впервые в двадцать второй день третьей луны первого года Эйсо (989 г.) по повелению Фудзивара Канэиэ.

68. Хотя государь нынешнего поколения Го-Итидзё: молод... — Император Го-Итидзё: посетил святилище Касуга в г. Нара в четырнадцатый день десятой луны первого года Дзиан (1021 г) в возрасте четырнадцати лет.

69. ...должно непременно происходить. — То есть посещение храмов императорами должно происходить из поколения в поколение.

70. Люди поднимали руки ко лбу... — Автор хочет сказать, что казалось, они молятся при виде Митинага.

71. Святые Цари, Поворачивающие Колесо (Тэнриндзё:оо) — образ святых царей заимствован из Лотосовой сутры, четыре легендарных царя правили миром, поворачивая четыре колеса золотое, серебряное, медное и железное. Колеса разравнивали землю и сокрушали горы.

72. “Наш предок некогда...” — Это стихотворение-вака вошло вместе с ответом императрицы в антологию Секу Кокинсю (“Продолжение Собрания старинных и новых песен Японии”). Смысл его состоит в том, что отец Митинага — Канэиэ сопровождал когда-то в старину в Касуга императора Итидзё: и молился божеству Амэ-но Коянэ-но микото о преуспеянии своего рода, ныне Митинага снова повторяет с новым государем тот же путь Соно ками в первой строке — это предок, государь Итидзё:.

73. “Мы пробыли к подножью...” — Это стихотворение императрицы Дзё:то мон-ин вошло в антологию Сэндзайвакасю: (“Тысячелетнее собрание японских песен”), составленную ок. 1188 г. Фудзивара Тосинари (Сюндзэй) (1114-1204), использован прием ассоциаций энго: слова коса — “зонт” и каса — часть слова Микасаяма, гора Микаса, то есть гора Трех Зонтов, саситэ означает и “раскрыть (зонт)” и “указывать”, “направляться”, топоним Исоноками — это макура-котоба (слово-изголовье) к фуру — “старый” и “падать”, кроме того фуру может означать “падать” (о снеге), и миюки можно понимать и как “снег”, и как “императорское паломничество”. Ато — “след” также ассоциируется со снегом.

74. ...в тот самый день... — То есть в день августейшего посещения святилища Касуга.

75. “Порушились те клятвы...” — Когда Митинага постригся в монахи, он в одиночестве поселился в павильоне Мидо: храма Ходзё:дзи.

76. Прием убуясинай — проводился в ночь рождения ребенка, а также в ночь на его третий, пятый, седьмой, девятый, пятнадцатый и сотый день с рождения.

77. Сидзё: [Кинто:] (966-1041) — сын Ёритада, выдающийся ученый, поэт, музыкант, влиятельный литературный критик, теоретик литературы, arbiter elegantiarum Высоких придворных должностей не занимал, в 1026 г. постригся в монахи.

78. Бураку-ин — обширный павильон на территории Большого императорского дворца Дайдайри, в юго-западной его части, где проводились дворцовые приемы.

79. Дзидзю:дэн — здание в центральной части собственно дворцового комплекса Дайри, севернее главного павильона дворца — Сисиндэн, дворца Пурпурных покоев Н. McCullough считает, что в этом павильоне не было кладовых возможно, в тексте ошибка [McCullough, P. 194].

80. Дайгокудэн — здание на территории Большого императорского дворца в центральной его части, где заседал Государственный совет, к нему примыкали здания восьми ведомств.

81. Ворота Сё:мэймон — центральные ворота дворца, находящиеся в южной части стены дворцового комплекса Дайри.

82. Последняя четверть [часа] крысы (нэ ёцу)час крысы продолжался с одиннадцати часов вечера до часа ночи, последняя его четверть (ёцу) — самое глухое время ночи, с половины первого до часа ночи.

83. Час быка — продолжался с одного до трех часов ночи.

84. Терраса Росы (ро:дай) — помост без крыши для танцев госэти которые исполнялись в ноябре между дворцами Сисиндэн и Дзидзю:дэн.

85. Большой трон — был расположен в центре дворца Дайгокудэн.

86. Церемония заклинаний мидзухо: — проводилась во время болезни ради выздоровления либо у постели роженицы для счастливого разрешения от бремени.

87. Господин управляющий таю: двора средней императрицы тю:гу: [Митинага] — такую должность занимал Митинага в самом начале своей карьеры, когда его увидел гадатель-физиогномист. Ямагива считает, что это произошло между девятой луной 987 г. и первой луной 988 г. [Yamagiwa, P. 354].

88. Бисямон, или Тамон (санскр. Вайшравана) — божество буддийского пантеона, один из четырех свирепых прислужников бога Индры ситэнно:. Изображается в драгоценных доспехах, с трезубцем или копьем в одной руке и с пагодой — в другой.

89. ...целый год провел в тревоге. — Здесь содержится намек на то, что племянник Митинага — Корэтика обошел его на иерархической лестнице и с восьмой луны 994 г. до шестой луны 995 г. превосходил своего дядю он был министром двора, а Митинага всего лишь старшим советником, в 995 г. Митинага обошел своего молодого родственника, став Правым министром, затем в 996 г. — Левым министром, в 1016 г. — регентом и в 1017 г. — канцлером Корэтика (973-1010), сын Мититака, быстро стал министром двора (в 994 г.), но Сэнси не допустила его назначения регентом и канцлером. Был сослан на Цукуси, вернулся в столицу в 997 г., но карьеры не сделал.

90. Исияма, или Исиямадэра — известный храм секты Сингон, находился там, где сейчас г. О:цу префектуры Сига, прославился статуей богини Каннон.

91. Очищение в день змеи третьей луны (ми-но хи-но хараэ) — происходило в первый день змеи в третьей луне на берегу реки Камо. Праздник китайского происхождения, вниз по ручью пускались деревянные чашки, наполненные рисовым вином, придворные, сидевшие по берегам ручья, должны были ловить чашки, выпивать вино и сочинять китайские стихи.

92. Какой-то там маро маро — это распространенное окончание мужского имени, здесь — в значении “некий мужчина”.

93. ...когда мир изменится... — То есть когда скончается Мититака и возникнет необходимость назначить нового канцлера, Тэйси заботило ее собственное положение при дворе после смерти Мититака, кроме того, она выступала защитницей интересов своего брата — Корэтика.

94. ...разумный порядок [старшинства]... — Здесь подразумевается наследование должности по старшинству от старшего брата к младшему, то есть от Мититака к Митинага, последний был пятым ребенком Канэиэ. Кроме того, Митинага был любимым братом Сэнси, поэтому она так ратует за его назначение.

95. Покои придворных дам Уэ-но цубонэ — покои придворных дам Фудзицубо и Кокидэн во Дворце Чистоты и Прохлады Сэйрё:дэн.

96. Ночные покои (ё-но отодо) — императорская опочивальня во Дворце Чистоты и Прохлады Сэйрё:дэн.

97. ...и я обомлел от страха. — Ёцуги ужаснулся необычайной силе Митинага, сокрушившего одного за другим своих братьев на посту канцлера.

98. Мурадзи — наследственный титул (кабанэ), который носили главы кланов (симбэцу), главы профессиональных корпораций (бэ) в древней Японии.

99. Накатоми-но (или О:накатоми) Камако (или Каматари) (614-669) — выдающийся государственный деятель, сподвижник принца Нака-но О:э (будущего императора Тэндзи) в осуществлении реформ Тайка (645-646) и победе над кланом Сога, правивший со дня смерти Сетоку Тайси в 622 г. Камако — его личное имя, Накатоми — родовое; родовое имя Фудзивара получил по соизволению императора Тэндзи незадолго до смерти, тогда же был возведен в ранг Великого министра двора найдайдзина, при жизни состоял в ранге найсин, то есть министра двора (с 645 по 669 гг.).

100. Тайсёккан — в древности знак высочайшего Первого ранга — семицветная трехступенчатая шапка тайсёккан, этот ранг был учрежден императором Ко:току в двенадцатую луну третьего года Тайка (648 г.) и пожалован Каматари вместе с рангом найдайдзин Великий министр двора (высшим в тот момент в государстве) и родовым именем Фудзивара. См. коммент. 2 к данной главе (прим. 99).

101. ... родовое имя сего министра Каматари было изменено на Фудзивара. — Родовое имя Фудзивара (буквально “Поле глициний”) было пожаловано Накатоми-но Каматари на смертном одре императором за заслуги перед страной Е. Reischauer считает, что родовое имя Фудзивара происходило от названия местности Поле Глициний в провинции Ямато, где жил Каматари [Reischauer, P. 152-153].

102. Император Тэндан (626-671, правил с 661 по 671 г.) — принц Нака-но О:э, тридцать восьмой император, сын императора Дзе мэй и императрицы Кё:гоку, осуществлял реформы Тайка при императоре Кё:току и императрице Кё:гоку под именем принца Нака-но О:э. Здесь та же ошибка, что и в главе “Шестьдесят восьмое правление”.

103. Высочайшая наложница нё:го [Ёсико-но Ирацумэ] (годы жизни неизвестны) — ранг нё:го появился во времена императора Камму (781-806) [Yamagrwa, P. 354].

104. Сын [Дзё:э] (годы жизни неизвестны) — сын Каматари, стал монахом Дзё:э (буддийское имя), настоятелем храма Хонгандзи в То:номинэ.

105. Принц О:томо — будущий император Ко:бун (648-672, правил с 671 по 672 г.), тридцать девятый император, сын императора Тэндзи, который впервые возвел его в ранг канцлера в первой луне 671 г. Хотя нет доказательств того, что принц О:томо формально стал императором, современные историки считают, что он принял сан в двенадцатую луну 671 г. [McCullough P 260].

106. Император Тэмму (631-686, правил с 673 по 686 г), принц О:ама, сороковой император, брат Тэндзи, принца О:томо, сын императора Дзё:мэй и императрицы Кё:гоку; при восшествии Тэмму на престол его брата О:томо вынудили покончить жизнь самоубийством.

107. Накатоми Омимаро (ум. в 714 г.) — возможно, внук Каматари или его приемный сын.

108. Фудзивара Фухито (659-720) — сын Накатоми Каматари, Правый министр с 708 г. посмертно стал канцлером (720 г.), две его дочери стали супругами императора, известен как один из авторов кодекса Тайхо:рё: (701 г.) и Ё:ро:рё: (718 г.). Укрепил позиции рода Фудзивара. Его посмертное имя Танкайко.

109. Третьего сына министра Каматари называли Умякай, четвертый звался Маро. — Сыновья Фухито Умакаи (694-737), глава ведомства церемоний (после 716 г.), основатель Церемониальной ветви (Сикикэ, по названию его должности) клана Фудзивара, влиятельной поначалу, но сдавшей позиции после 810 г., Маро (695-737) был придворным низкого ранга, основатель Столичной ветви (Ке:кэ) клана Фудзивара. никогда не процветавшей Умакаи и Маро скончались во время эпидемии оспы в 737 г.

110. Небесная Река (Ама-но кава) — Млечный Путь.

111. Благочестивый мирянин кодзи Дмё:мё: — другое имя Юйма, кодзи (санскр Вималакирти — “владетель чистого имени”), так называли в Японии святого Вима-лакирти, одного из учеников Будды, который отказался от богатства, поселился в бедной хижине и выполнял все буддийские заповеди.

112. “И у мудреца на тысячу мыслей — непременно одна ошибка” — Эти приписанные Конфуцию (Кун-цзы, VI—V в до н.э.) слова отсылают читателя к 92 главе “Исторических записок” Сыма Цяня “Жизнеописание Хуайи-хоу” (Хуайи-хоу че чжуань), где плененный Хань Синем полководец Гуанъу-цзюнь произносит: “Даже у мудреца на тысячу дел бывает один провал, а у глупца на тысячу дел случается одна удача. Поэтому говорят, что мудрец и в словах глупца сумеет выбрать для себя что-нибудь подходящее”. (Сыма Цянь, Исторические записки (Ши цзи) Т. 8. Рукопись / Пер. Р.В. Вяткина).

113. Из имени сего министра Фухито следовало, что никто не может сравниться с ним. — Иероглифы в имени Фухито использованы как манъё: гана, то есть фонетически и означают “не сравнимый ни с кем”, “необычный человек”.

114. Мутимаро (680-737) — старший сын Фухито, Правый министр, скончался во время эпидемии оспы Мутимаро был основателем Южного дома клана Фудзивара, который “угас” после 764 г. Скончался во время эпидемии оспы в 737 г.

115. Фусасаки (681 737) — второй сын Фухито, государственный советник Сайсе основатель наиболее могущественной Северной ветви клана Фудзивара. Скончался, как и другие сыновья Фухито, во время эпидемии оспы.

116. Император Сё:му (701-756, правил с 724 по 749 г) — сын императора Мом-му, сорок пятый император Его мать Кю:си была дочерью Фухито, основатель храма Тодайдзи.

117. Императрица Ко:мё: (701-760) — дочь Фухито, личное имя Асукахимэ, супруга Сё:му, мать императрицы Ко:кэн (Такано). В тексте ошибка Ко:мё: — супруга, а не мать Сё:му. До возведения в сан императрицы была известна как Ясукабэ-но Ирацумэ, сестра наложницы императора Сё:му.

118. Принцесса [Ко:кэн] (718-770, правила с 749 по 758 г., второй раз правила под именем императрицы Сё:току, 764-770) — считается сорок шестой и сорок восьмой императрицей. Дочь императора Сё:му и императрицы Коме. Называлась императрицей Такано и химэ-микадо — государыней.

119. Императрица Такано [Ко:я]Ко:я — китайское (“онное”) чтение имени Гакано, которое императрица Ко:кэн носила после того, как постриглась в монахини. Похоронена на горе Такано в провинции Ямато. См. коммент. 21 к данной главе (прим. 118).

120. Четыре Дома клана То: — Северная ветвь (Хоккэ), Южная ветвь (Нанкэ), Столичная ветвь (Кё:кэ) и Церемониальная ветвь (Сикикэ) клана Фудзивара То:си — буквально “клан Глициний”, здесь использовано китайское (“онное”) чтение иероглифа фудзи — “глициния”, си — это “клан”, “род” (“онное” чтение слова удзи).

121. Я должен рассказать об одной родословной ветви. — Ёцуги имеет в виду наиболее могущественную ветвь клана Фудзивара, “ветвь регентов и канцлеров” (сэкканкэ) — Северную Внук Фусасаки, основателя Северной ветви, — Утимаро (756-812), Правый министр, и его сын Фуюцуги (775-826) принимали участие в подавлении заговора 810 г. и оказались фаворитами императора Сага Утимаро вскоре скончался, а Фуюцуги, как это видно из главы “Левый министр Фуюцуги”, заложил основы процветания этой ветви клана Фудзивара.

122. Засохнет дерево-ки, если вокруг него обовьется глицииия-фудзи. — Здесь игра слов ки — “дерево” и название клана Ки, основанного Такэсиути-но Сукунэ, и фудзи — “глициния” и часть родового имени Фудзивара.

123. Сётоку Тайси (574-622) — сын императора Ё:мэй, регент при своей тетке императрице Суйко (правила с 592 по 628 г.). Крупная политическая фигура, распространитель буддизма в Японии. При нем осуществлены были реформы Тайка.

124. Страна Кудара — одно из трех древних корейских государств (Санкан).

125. Сутра Юйма (Юймакё:, санскр. сутра Вималакитри) — читалась у постели больных, чтобы отогнать болезнь, здесь сутру Юйма читают у одра умирающего Каматари в год его смерти (669 г.). Сутра Вималакирти представляет собой диалог ее героя - ученика Будды с бодхисаттвой Манджушри о заповедях буддизма Махаяна.

126. Молитвенные собрания Юймаэ — проводились в храме рода Фудзивара Ко:фукудзи в г. Нара ежегодно с десятого до семнадцатого дня десятой луны в память о чтении сутры Юйма у одра умирающего Каматари. Храм был первоначально построен Каматари в Ямасина провинции Ямасиро, а затем перенесен в г. Нара его сыном Фубито.

127. Императрица Гэммэй (661-722, правила с 707 по 715 гг.) — сорок третья императрица.

128. Императрица Гэнсё: (680-748, правила с 715 по 724 гг.) — сорок четвертая императрица.

129. Император О:и — император Дзюннин (733-765, правил с 758 по 764 г.), сорок седьмой император, в бытность свою принцем-наследником носил имя О:и-но О:.

130. Мататэ (715-766) — сын Фусасаки, старший советник с 766 г., посмертно — канцлер. Поэт.

131. Император Сё:гоку (718-770, правил с 764 по 770 г.) — сорок восьмой император.

132. Утимаро (756-812) — сын Мататэ, Правый министр с 806 г., посмертно — канцлер.

133. Император Камму (737-806, правил с 781 по 806 г.) — сын Ко:нин, пятидесятый император.

134. Император Хэйдзэй (774-824, правил с 806 по 809 г.) — сын Камму, пятьдесят первый император.

135. Храм Нанъэндо: — один из храмов комплекса Ко:фукудзи в г. Нара, был возведен Фуюцуги в 813 г.

136. [Статуя богини] Фуку:кэндзяку Каннон в шестнадцать сяку — одно из шести знаменитых изображений богини милосердия Каннон с тремя лицами и восьмью руками, находится в храме Нанъэндо:.

137. Седьмая ночь — см. коммент. 76 к гл. “Великий министр Митинага” (прим. 76, свиток V).

138. “Поистине мы рады...” — Это стихотворение-вака содержит следующую метафору мацу — “сосна” — это Митинага, а вакаэда, “молодая поросль” — это Ёримити, хару-но мидори — “весенняя зелень”, а хару-но мидориго — это “весеннее дитя”, то есть Митифуса, сын Ёримити, внук Митинага, который родился в десятый день первой луны, а это весенний месяц.

139. Осагими — “Старший”, детское имя Митифуса (1024-1044), сына Ёримити, помощника старшего советника с 1042 г.

140. Провинция Хитати — ныне часть префектуры Ибараги.

141. Касима — местность в нынешнем уезде Касима префектуры Ибараги. Божество в храме Касима дзингу — это вначале Такэмикацути-но микото, там же обитало божество рода Фудзивара — Амэ-но Коянэ-но микото.

142. Божество клана [Фудзивара] — см. коммент. 44 к данной главе.

143. Сия столица — здесь говорится о столице Хэианкё:.

144. О:харано — храм у подножья горы Осио в предместье г. Нара того времени, посвящен божествам рода Фудзивара — Касуга, Н. McCullough пишет, что императорские наложницы, происходившие из рода Фудзивара, должны были хотя бы один раз посетить этот храм [McCullough, P. 205].

145. Ёсида — храм у подножья горы Ёсидаяма в предместье г. Нара.

146. Ямакагэ — см. коммент. 4 к гл. “Великий министр Митинага”.

147. Храм в То:номинэ — храм в То:номинэ не был построен Каматари, там находится его могила.

148. Троекратные чтения [сутры Цветка Закона] саммай — многократное чтение Сутры Лотоса с целью ее постижения, саммай — буквально “концентрация”, “погружение”.

149. Ямасина, или Ямасинадэра, — храм Ямасина, где происходили чтения Сутры Лотоса.

150. Храмовые монахи и священники нэги — священнослужители второго разряда после каннуси, священников первого разряда.

151. Первый дом — так называлась Северная, наиболее могущественная ветвь клана Фудзивара.

152. Хассё:, или Хассё:-ин — дворец на территории Большого императорского дворца Дайдайри, где располагалось Восемь ведомств и происходили важные события, например, возведение в сан императора.

153. Богослужения госаиэ — состояли из нескольких ежегодных служб — чтений сутры Суварнапрабхаса (яп. Конко:мё:кё:), проводились с VIII в. во дворце Дайгоку-дэн на территории Большого императорского дворца Дайдайри в присутствии императора. Проводили богослужения госаиэ монахи из Нара, то есть из Ко:фукудзи.

154. Якусидзи — буддийский храм в Нара, основанный императором Тэмму в 680 г.

155. [Сутра] Сайсё:о: — другое название сутры Конко:мё:кё: (санскр. Суварнапрабхаса). См. коммент. 56 к данной главе (прим. 153).

156. Южная столица (Нанкё:) — это г. Нара, находившийся южнее столицы Хэй-анке.

157. “Наставники прежнего времени” — речь идет о священнослужителях Южной столицы Нара, в частности из Ко:фукудзи. См. коммент. 56 к данной главе (прим. 153).

158. Рисси и со:го: — монахи рисси (соответствовали Пятому рангу) занимали высокое место в духовной иерархии, они принимали обеты у вступающих в монашество, со:го: — высшие священнослужители духовной иерархии.

159. Император Момму (683-707, правил с 697 по 707 г.) — внук императора Тэмму, сорок второй император.

160. Гокуракудзи — храм, основанный Мотоцунэ в г. Нара, не сохранился.

161. Хо:сё:дзи, или Хоссе:дзи, — храм секты Тэндай, основан в 925 г. Тадахира.

162. Рё:гон-ин — главный храм в комплексе Ёкава на горе Хиэйдзан, основанный в 848 г., “Рё:гон-ин Моросукэ” — так называли, видимо, храм Саммайдо в долине Иимуро на горе Хиэйдзан, основанный Моросукэ около 954 г. [McCullough P 275].

163. Государь Амэ — император Сё:му, так его называли по двум первым слогам его посмертного имени Амэсирусикуни-осихираки-тоё:-сакурахико-но-сумэра-микото. См. коммент. 19 к данной главе (прим. 116, свиток V).

164. Государыня сей страны — речь идет об императрице Ко:гёку (594-661, правила с 642 по 645 г., тридцать пятая императрица, вторично правила под именем Саймэи), Дайандзи был построен в первый год ее правления (642 г.).

165. Дайандзи — храм в г. Нара, заложен Сё:току Тайси, перестроен императором Сё:му по образцу китайского храма Симинсы в Чанъани, столице ганского Китая.

166. Китайский храм Саммё:дзи — так по-японски звучит китайское название храма Симинсы, см. коммент. 68 к данной главе (прим. 165).

167. Индийский монастырь Гион (санскр. Вихара) — Гион сёдзя (или Гидаон), храм в Центральной Индии. Прообраз Дайандзи.

168. Первый храм Тосоцутэн (санскр. Тушита) — назван так по наименованию четвертого из шести небес, где обитает Будда грядущего — Майтрейя.

169. Мурё:дзю-ин — другое название Ходзе:дзи, построенного Митинага в 1020 г. В Ходзе:дзи был павильон, носивший название Муре дзю-ин, перенесенное, видимо, на весь храм.

170. Храм Ходзю:дзи Ко:токуко: — Ко:токуко — посмертное имя Фудзивара Тамэмицу (942-992), сына Моросукэ, Правого министра с 986 г. и канцлера с 991 г. Назывался также министром Хо:дзю:дзи по наименованию храма, основанного им в последние годы жизни, один из самых влиятельных храмов в эпоху Хэйан. Расположен был к юго-востоку от нынешнего храма Сандзю:сангэндо: в Киото.

171. Храм Тэнно:дзи в Нанива — назывался также Ситэнно:дзи в честь Четырех Небесных царей, по легенде, построен в VI в. Се:току Тайси в местности, которая сейчас носит название Тэнно:дзи, О:сака.

172. Семь Великих храмов Нары (ситидайдзи) — То:дайдзи, Ко:фукудзи, Ганго:дзи, Дайандзи, Якусидзи, Сайдайдзи и Хо:дзю:дзи.

173. Пятнадцать Великих храмов Нары (дзю:годайдзи) — семь вышеперечисленных и также Синъякусидзи, О:кисакидэра, Футадзи, Хоккэмэцудзайдзи, Те:се:дзи, То:се:дайдзи, Сукэйдзи, Гуфукудзи.

174. Райская Чистая Земля (Дзёдо) — то же, что Западный Рай Будды Амитабхи, находится, по средневековым буддийским воззрениям, в той стороне, где садится солнце. Там блаженные души ожидают Нирваны в прекраснейшем саду, посреди которого высится гора Сумеру. В “Сутре Амитабхи” сказано: “Чистая Земля лежит за пределом десяти мириад “Буддийских миров”, и зовется она Страной высшего блаженства” Буддийская космография учит, что земной шар (владение Будды Сакьямуни, он же — Шакьямуни) отделен от Чистой Земли десятью мириадами миров, в каждом из которых правит свой особый Будда.

175. Кохата — место захоронения Фудзивара, родовое кладбище, находилось в предместье столицы Хэйанкё:, ныне — в северной части Удзи-мати, Киото.

176. Храм Дзё:мё:дзи — основан Митинага в 1005 г. неподалеку от Кохата, где находились могилы Фудзивара.

177. ...не слышно звона колокольчиков! — Звук молитвенного колокольчика сопровождает молитву о Будде Амида.

178. Храм Саммайдо: — храм, где происходили Троекратные чтения Сутры Лотоса саммай. См. коммент. 51 к данной главе (прим. 148).

179. Река Сэрикава — небольшая река, протекавшая через долину Ямасиро, неподалеку от храма Сэйнан и дворца Тоба, окрестности реки Сэрикава были излюбленным местом августейших выездов.

180. Паж варава тэндзё: — мальчик-слуга из высокопоставленной семьи в услужении при дворе.

181. ...делали своего рода когти (бэти-но цумэ)... — Речь идет о медиаторе особой формы, напоминающей птичий коготь, с помощью которого играли на кото.

182. Иимуро — так называется здесь храм Хо мандзи на горе Хиэйдзан на северо-востоке от столицы.

183. Великий епископ дайсодзё из Ёкава [Дзиэ] — Дзиэ — посмертное имя восемнадцатого настоятеля монастыря Энрякудзи на горе Хиэйдзан Ре гена (912-985), после посещения Великого епископа Моросукэ решил построить на горе Хиэйдзан храм Иимуро.

184. Ко:бо: Даиси, или Ку:кай, (774-835) — крупный религиозный и культурный деятель эпохи Хэиан, литератор, стиховед, каллиграф, основатель секты Сингон Ко:бо Дайси — его посмертное имя.

185. Церемония успокоения духов горё:э — церемония умиротворения духов мертвых.

186. Низшие чиновники дзитё: — общее наименование для низших чиновников, служивших при дворе, в домах аристократов.

187. Провиантские чиновники омономоти — точное значение этого термина неизвестно, как правило, его связывают со значением слова омоно — “пища”, омоноядори назывались кладовые императорского дворца, возможно, чиновники омономоти собирали дань - пищу для императорского стола.

188. Праздник Огня (хи мацури) — проводился в последние ночи шестой и двенадцатой луны с целью предотвращения пожаров по четырем углам дворца разводились костры, что, по поверью, должно было в будущем отвратить от здания огонь.

189. ...засыпаем спокойно в позе знака “великий”... — То есть, широко разбросав руки и ноги, уверенные в своей безопасности.

190. Майтрейя (яп. Мироку) — Будда грядущего мира в буддийском пантеоне.

191. Собственный храм Мидо: — речь идет о храме Кондо:, или Золотом храме, на территории большого храма Хо:дзё:дзи, в котором обосновался Фудзивара Митинага после пострижения в монахи. Тогда же его стали называть господином Мидо (Мидо:-доно), или канцлером Мидо: (Мидо: кампаку).

192. Дурное дитя — так уничижительно Ёцуги называет свою жену.

193. Репетиция танцев — имеется в виду подготовка к празднеству, которая также была красочным зрелищем, популярным у людей, занимавших низшие должности при дворе.

194. Легкое платье без узоров хитоэ-но мидзо — самое нижнее однослойное платье с широким рукавом. В нем появлялись на людях только во время жары. Тэйси во время праздника четырнадцатого дня седьмой луны 1022 г. было девять лет

195. Платья но:си — повседневная верхняя одежда, которую носили обычно дома особы, начиная с Четвертого ранга и выше, министрам разрешалось появляться в таком платье при дворе. К но:си полагалось надевать шаровары сасинуки, стянутые внизу шнурами. Цвет мог быть любым, но чаще весной но:си были белыми, а летом и осенью — светло-голубыми.

196. Тонкое двойное платье хитогасанэ — род нательного платья с широкими рукавами.

197. Китайское платье карагину — короткое верхнее парадное платье, подобное тем, которые носили в Китае. В широком смысле - нарядные платья хэйанской знати. Не путать с охотничьим платьем каригину, которое первоначально носили во время охоты, а затем оно вошло в повседневный обиход, в нем появлялись аристократы, желавшие сохранить инкогнито, использовалось и как дорожное платье.

198. Узоры хаги — вышитые или вытканные узоры, изображающие цветущие осенью мелкими белыми или красными цветами кусты хаги (Lespedeza bicolor, леспедеца двуцветная), платья с узорами хаги носили осенью, сверху оно было коричневое или темно-алое, подкладка — зеленая.

199. Платье двойной окраски — имеется в виду способ окраски ткани сначала в синий, а потом, поверх него, в красный для получения темно-фиолетового цвета.

200. Китайский парадный наряд со:соку — китайскими платьями называли нарядные костюмы хэйанской знати со:соку — это женское и мужское парадное платье.

201. Костюм для актера дзюси — первоначально дзюси называли монахов, разыгрывавших мистерии в сопровождении музыки и в роскошных одеяниях при храмах позже дзюси принимали участие в средневековых представлениях саругаку (буквально “обезьянья музыка”), считались предшественниками актеров театра Но:, костюмы дзюси отличались особенной пышностью.

202. “Вставай!” — Митинага говорит это своей малолетней дочери Тэйси, потому что она должна была на коленях ползти о г. ворот в храм, но была слишком слаба для этого, и ей разрешили подняться с колен.

203. Балка нагэси — Митинага хочет помочь Тэйси перешагнуть через выступающую над полом балку.

204. Провинция Кавати — находится в центральной части Японии.

205. ...опасаясь наказания в жизни последующей... — Святой боялся наказания за то, что не посещал буддийские службы в храме.

206. ...музыка возвестила прибытие императора. — Здесь употреблено слово рандзе — “хвала императору” — барабанная дробь, звуки флейт и гонгов.

207. Великий император дайдзё:тэнно — так называли отрекшегося императора.

208. В сем храме — речь идет о храме Урин-ин, где происходит беседа старцев.

209. “Преподадут Закон” — часть церемонии пострижения в монахи или монахини — так называемое, “преподание Закона Будды”.

210. ...отрежу концы своих седых волос... — Некоторые комментаторы считают, что при пострижении в монахи отрезали только концы волос до уровня шеи.

211. Один-два хики — имеются в виду отрезы шелка на платье, в разные исторические периоды, хики отличались размером, сначала в хики было 4 дзё:, затем 5 дзё:, 6 дзё:, наконец 8 дзё: (в одном дзё: — приблизительно 3 метра).

212. В сем году — то есть во втором году Мандзю (1025 г.).

213. Ходят страшные слухи о том, что госпожа Кан-но доно понесла, а госпожа высочайшая наложница нё:го монаха[-императора Коитидзё: — дочь Митинага] постоянно хворает... — Ёцуги перечисляет признаки грядущего падения Митинага и всего рода Фудзивара Киси скончалась после родов, другая дочь вскоре умерла от тяжелой болезни

214. “Пусть будет любое время года...” — Намек на сложенное Мибу-но Тадаминэ стихотворение-вака из Кокинсю (639 г.) “На кончину Ки-но Томонори”.

Разве мало в году

дней солнечных и безмятежных?

О, зачем ты избрал

этот день унылый осенний

чтобы мир наш бренный покинуть?!

(Перевод А.А. Долина)

215. На следующий год... — В четвертом году Тэнряку (950 г.) родился император Рэйдзэй.

216. “Здесь есть такой”. — Предполагается, что это голос автора О:кагами, пришедшего в храм Урин-ин послушать старцев, видимо, он принадлежит к свите императрицы Кадзуко. Автор говорит от своею имени в первых строках О:кагами, когда старцы встречаются во дворе храма, второй и последний раз мы слышим его в конце 5-го свитка.


Текст воспроизведен по изданию: О:кагами - Великое зерцало. СПб. Гиперион. 2000.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.