Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

К ИСТОРИИ АКАДЕМИИ DEGLI UМОRISTI В XVII ВЕКЕ

В статье А. X. Горфункеля «Гуманизм — Реформация — контрреформация» 1 обращает на себя внимание очень важное положение о судьбе «республики ученых» в эпоху Реформации и контрреформации, о расколе этой «республики ученых», или (что мне кажется более верным) о выходе из нее той части гуманистически мыслящих деятелей культуры, которые увлеклись лозунгами Реформации и порвали со своим гуманистическим прошлым. Задача заключается в том, чтобы изучить дальнейшую судьбу «республики ученых», так как она с крушением Ренессанса не исчезает, но, видоизменяясь, продолжает традиции ренессансной интеллигенции, традиции гуманистической филологической образованности.

Особую важность, в частности, приобретает изучение деятельности бесчисленных в XVII веке академий, вольных литературных сообществ, академических ассоциаций (vacue ассаdеmie letterarie) — характерной и типичной формы интеллектуального общения итальянских эрудитов Сеиченто. Академии возникали не только в крупных городах и культурных центрах (Неаполь, Рим, Флоренция, Сиена, Болонья, Верона, Венеция), но и в мелких городках. Как правило, этим академиям давали потешные, юмористические названия (titoli bislacci e burlesci... gli Umidi, i Rozzi, gli Apatisti, gli Umoristi, gl'Insensati, ecc.). 2

Изучение их генетических связей с ренессансными академиями, их структуры, уставов, персонального состава «академиков», их научной и идеологической активности могло бы многое дать для понимания судеб «республики ученых» в эпоху Реформации и контрреформации.

В настоящей статье я лишь представляю пять новых, ранее не публиковавшихся документов, содержащих некоторые дополнительные данные о персональном составе одной из крупнейших академий Италии XVII века — Академии умористов. Основанная в 1603 году (в один год с Академией dei Lincei) как Academia litteraria в доме римлянина Паоло Манчини несколькими молодыми аристократами (один из главных ее инициаторов был Гаспаро Сальвиани), она просуществовала до 1670 года, за короткий срок снискав большую популярность не только среди итальянцев, но и иностранцев. «Ни одна из итальянских [111] академий этого времени, — говорит Майлендер, — не собирала столько знаменитостей». 3

Действительно, в списке «академиков-умористов» (Accademici Humoristi), который сохранился в рукописи венецианской библиотеки св. Марка 4 (здесь же и устав академии), мы находим имена многих известных итальянских деятелей, например кардиналов Франческо и Антонио Барберино, Агостино Маскаради, многих представителей известного римского рода Колонна (Антонио, Джованни Паоло, Пьетро, Джованни Камилло, Чезаре), но также кардинала Джулио Мазарини, библиотекаря кардиналов Ришелье и Мазарини Габриэля Ноде и других. 5

Список этот (или, вернее, подписи «академиков» под уставом) является, должно быть, неполным (ci pare incompleto), 6 так как имеются сведения, что и другие деятели культуры, не упомянутые в списке, входили в Академию умористов. Так, среди бумаг личного архива знаменитого эллиниста XVII века, скриптора, хранителя, а затем и главного библиотекаря Ватиканской библиотеки Льва Алляция (1588—1669), хранящихся в западноевропейской секции архива Ленинградского отделения Института истории СССР АН СССР, содержится несколько подлинных писем (автографов) одного из членов известной генуэзской семьи Паллавичино — Тобиа Паллавичино, адресованных Алляцию и свидетельствующих, что и автор писем, и адресат состояли в рядах spiritosi ingegni, как называли себя «академики-умористы».

Из писем явствует, что Лев Алляций оказал протекцию в приеме в Академию умористов Тобиа Паллавичино, 7 причем условием оказания этой любезности было, по-видимому, обязательство последнего издать в Генуе многострадальный труд Алляция «Драматургия» — алфавитный каталог итальянских драматургических произведений (до этого изданных) со всеми выходными данными. Мысль о составлении такого каталога высказана Алляцием еще в письме к Анджелико Апрозио от 4 апреля 1654 года, но прошло 12 лет, прежде чем труд увидел свет в 1666 году в Риме в типографии Маскарди. 8 Манакорда, который исследовал всю эту историю на материалах переписки Алляция с Анджелико [112] Апрозио, констатирует лакуну в их переписке с 1656 года и недоумевает, почему «Драматургия» так долго не была опубликована. Ему известно, что за напечатание ее в Генуе взялся синьор Тобиа Паллавичино, сын Фабрицио (quondam Fabritii о del fu Fabritio), но потом, полагает Манакорда, о «Драматургии» забыли, и она продолжительное время пылилась неизданной в Генуе. 9

Документы фонда ЛОИИ СССР позволяют заполнить эту лакуну. В письме из Генуи от 19 октября 1658 года (ед. хр. 50/3) Паллавичино уже пишет, что надеется скоро сообщить о выпуске в свет «Драматургии» Алляция, печатание которой задержалось, так как его, Паллавичино, не было в городе в течение нескольких месяцев и из-за отсутствия печатников (stampatori). В письме от 1 февраля 1659 года (51/3) он говорит, что Алляций имеет все основания «поместить [его] в книгу мертвых» пне оказывать ему чести в приеме в Академию умористов, так как печатание «Драматургии» еще не началось (указывается причина — «суровая цензура инквизитора»); Паллавичино извиняется за задержку и выражает надежду, что в ближайшую неделю поста сочинение начнут печатать. 22 февраля 1659 года он еще пишет (52/3), что от синьора Андреа он знает о том, что с помощью Алляция ему «в скором времени... предстоит причаститься бессмертия», будучи принятым «в число умористов этого города» (т. е. Рима). Он просит сообщить, кто возглавляет академию и кто является ее секретарем, с тем чтобы он мог засвидетельствовать им свое почтение и свою готовность служить академии. Паллавичино уведомляет Алляция о том, что надеется вскоре послать ему листы «Драматургии», и снова жалуется на инквизитора за задержку. Показательно, что эту суровость цензуры Паллавичино объясняет тем, что в каталоге Алляция отмечены анонимные или принадлежащие осужденным инквизицией авторам комедии.

Зачисление Паллавичино в Академию умористов состоялось между 22 февраля 1659 года (дата предыдущего письма) и 25 марта этого же года, когда он пишет (53/3) о своей радости по поводу того, что стал «академиком-умористом», и о своем «вечном долге» перед Алляцием, устроившим это, и перед отцами академии, которым он тоже написал письма с выражением признательности. Что касается «Драматургии», то он снова вынужден сообщить, что работа все еще не опубликована. Следуют жалобы на постоянные трудности, которые создают questi ministri del S(acro) Officio, и повторные разъяснения о причинах усиления церковной цензуры: упоминание в «Драматургии» всякого рода анонимных или принадлежащих осужденным авторам еретических комедий. Однако Паллавичино не теряет [113] оптимизма, считая, что все закончится хорошо, как только Алляций пришлет экземпляр полученного им в Риме разрешения. Последнее письмо Тобиа Паллавичино, хранящееся в фонде (54/3), датировано 6 октября 1659 года и все еще имеет обнадеживающий тон: автор надеется скоро получить «Драматургию» от «ревизоров» и еще раз просит прощения за задержку. Что же случилось потом, почему печатание было перенесено в Рим и только в 1666 году доведено до конца, сказать действительно трудно.

Таким образом, в этих пяти скромных письмах, как в капле воды, отразилась эпоха с ее противоречиями, амбициями, отзвуками идеологической борьбы. Приводим текст писем.


I. Sig.r Mio e Padrone Singolarismo

Scrissi li patti or'dinarii a V. S. rassegnandole la continuazione della mia osservanza verso della sua riverita persona, ma per quello che mi accenna il nostro Sr. Andrea V. S. non le ha ricevute quindi e che io il quale non voglio continuare privo di un tanto bene quanto mi e la sua corrispondenza torno di novo a riverirlo, e dedicarle il mio ossequio.

Circa della sua Dramaturgia spero ben presto fargline vedere l'essecu-zione la quale si ediferta a cagione e della mia lontananza per quale mesi fuor di Citta e per non v'essere stampatori a proposito di questo ultimo se n'e agiustato uno che sara a mio giudicio di tutta sodisfazione ed io fra tanto prontamente compiro all'obligo di servire V. S. al quale tanto devo. Genova li 19. Xbre 1658.

Di V. S. mio Sig.re Ossmo

Servitor Devotis.m°

Tobia Pallo

 

Архив ЛОИИ СССР АН СССР, зап.-евр. секция, 50/3.

II. Sig.r Mio Oss.mo

V. S. averebbe ben ragione di mettermi nel libro degli Defonti, e non procurarmi l'onore dell'ascrizione nella Academia degli Umoristi, quando la sua innata cortesia non mi facesse perdonare la tardanza della impressione della sua Dramaturgia. Ma la varieta delli accidenti che anno turbato il nostro ciclo, e con questi molti mioi particolari che m'anno tenuto oppreso, e la rigida censura del P. Inquisitore ne anno di longata l'essecuzione. Spero che al piu tardi la p.a settimana di quaresima si principiera a stamparla, ed io non gia risarcendo al danno che ho fatto al mondo litterario, ma alla mia ventura godero di servire a V. S. al quale sono per tanti capi obligato. Genova li 1. febrario. (16)59.

Di V. S. mio Sig.r Ossmo

servitore affetmo et obligatismo

Tobia Pallo

Архив ЛОИИ СССР АН СССР, зап.-евр. секция, 51/З.

III. Mio Sig.re e Padrone Colendismo.

Intendo dal nostro S.r Andrea come con l'aiuto di V. S. puoi essere ch'io resti fra breve ascritto all'Immortalita, nel n.o delli Umoristi di cotesta citta. Quanto io debba alla gentilezza di V. S., e quanto io stimi cotesta grazia lo dira per me la ventura che godero di un tanto Bene M'onerera [114] V. S. accenarmi chi e il Prencipe, e chi il Segretario accio possa con un particolare ossequio rassegnarle la mia servitu, che in generale poi cons-cruero singolare con tutta l'Academia. La mia fortuna e stata troppo grande, e sol dalle sue mani poteva un tanto Bene.

Della Sua Dramaturgia spero di breve mandarle de fogli, e la longhezza datami dal P. Inquisitore per cagione delle comedie d'autori dannati, о innominati e stata caosa* (* Так в тексте.) della dimora, fra tanto io sono e saro sempre tutto Suo. Genova Li 22 febraro. 1659.

Di V. S. Mio Sig.re e Padrone Colmo.

servitor Devotismo

Tobia Pallo

Архив ЛОИИ СССР AH СССР, зап.-евр. секция, 52/3.

IV. Mio Sig.re Padrone Oss.mo

Io mi confesso in estremo tenuto alla sua gentilezza, dello aviso che mi da ch'io sia stato ammesso all onore d'essere Academico Umorista e come ch'ella e opera della sua protezione io mi dichiaro sua fattura, d'oggi inanzi rimirera me e le cose mie figlie del suo affetto e s'assicurera che io sono tutto suo. Scrivo a cotesti S. S.ri e nella espresione del mio assequio sapiano che appasionatamente sodisfaro al mio debito. Le obligazioni poi che devo a V. S. saranno eterne, come eterno e per riuscire il mio Nome con si nobil caratere e le vivo schiavo.

Circa della sua Dramaturgia io non posso gia dirle che sia ancora terminato l'intrico, mentre da questi ministri del S. Officio continue dificolta s'adducono. E di che vi sono comedie di autori dannati, altre d'Innominati, altre d'eretici, quindi restar lesa la riputazione dello Judice che proibisce l'Innominazione delli autori.

Circa dei dannati non sarebbe gran fatto che con agiungervi autor dannato s'ostenenesse la stampa, e degli innominati si trasandasse il nome. Ma tutto questo termina poi la licenza che V. S. mi dice aver di Roma, Roma, ch'e la Podrona dale leggi al Mondo, quindi quando V. S. me ne mandasse la copia tutto resterebbe terminato, massime che e venuto opinione all'Inquisitore che ritrovandosi V. S. in Roma sia necessaria cotal licenza, l'attendo per perfezionare questo affare, e vivo suo per tutti i secoli de secoli.

Genova Li 25. Marso. (16)59

Di V. S. Mio Sig.re

Affet.mo Servitor Vero di Core

Tobia Pallo

Архив ЛОИИ СССР АН СССР, зап.-евр. секция, 53/3.

V. Mio Sig.re e Padrone Oss.mo

Alla fine voglio pur credere che sara V. S. consolata circa la totale risoluzione della Dramaturgia che spero col venturo avisarle d'averla ricevuta da questi nostri Revisori i quali per mio credere non potranno negare di non essere in cambio di Revisori, Reprensori о da riprendere della soverchia stitichezza. A novi ordini di V. S. ella gemera sotto, gli nostri torchi della stampa, ed io Deo dante avverro l'onore della briga in servirlo, circa della pontazione, ed altre osservazioni che mi trasmesse. Scusi V. S. la tardanza e lo riverisco.

Genova li 6. Xbre del (16)59

Di V. S. mio S.re

Affet.mo servitor di Core

Tobia Pallo

Архив ЛОИИ СССР АН СССР, зап.-евр. секция, 54/3. [115]

Перевод

I. Господин мой и единственный покровитель,

я уже писал (Из контекста неясно, о каких patti ordinarii писал раньше Паллавичино к Алляцию) Вашей Милости, высказывая Вам мое постоянное уважение по отношению к Вашей достопочтенной персоне, но, как мне сообщает наш синьор Андреа, Ваша Милость не получила [мои письма], и поэтому я, который, если бы не пожелал продолжать [переписку], лишился бы столько блага, сколько мне дает Ваша корреспонденция, снова возвращаюсь к тому, чтобы чтить его [это благо] и свидетельствовать Вам мое почтение.

Что касается Вашей «Драматургии», то я надеюсь очень скоро дать ей увидеть свое осуществление, которое затруднялось по причине и моей удаленности в течение нескольких месяцев из города и нехватки типографов. Кстати, об этом последнем — если дело урегулировано, есть один (типограф), который будет, по моему мнению, вполне удовлетворителен, и я постараюсь без промедления довести дело до конца в счет обязательства служить Вашей Милости, которой стольким обязан. Генуя, 19 октября 1658 г.

Вашей Милости, моего любезнейшего господина, преданнейший слуга Тобиа Паллавичино.

II. Мой любезнейший господин,

у Вашей Милости есть все основания поместить меня в книгу мертвых и не оказывать мне чести в приеме в Академию умористов, если только Ваша врожденная учтивость не соизволит извинить задержку с напечатанием Вашей «Драматургии». Но разные происшествия, которые потревожили наш кружок, да и мои многочисленные частные дела, которые держали меня в стесненном состоянии, наконец, суровая цензура инквизитора задержали осуществление этого. Надеюсь, что самое позднее в первую неделю поста произведение начнет печататься, и я, который уже не в состоянии возместить ущерб, причиненный литературному миру, все же в моем будущем буду иметь удовольствие служить Вашей Милости, которой стольким обязан. Генуя, 1 февраля 1659 г.

Вашей Милости, моего любезнейшего господина, любящий и признательный слуга Тобиа Паллавичино.

III. Господин мой и высокочтимый покровитель,

я знаю от нашего синьора Андреа, что с помощью Вашей Милости может статься, что я буду в скором времени причислен к бессмертию, будучи включен в число умористов этого города. Сколько я обязан любезности Вашей милости и сколь высоко я ценю это расположение, об этом скажет за меня будущее, когда я стану пользоваться таким благом. Ваша Милость окажет мне честь, сообщив мне, кто сейчас является главой [Академии], кто секретарем, дабы я мог с особым почтением препоручить им их покорного слугу, да и вообще затем спишусь по отдельности со всей Академией. Мое счастье было слишком большим, и только из Ваших рук могло прийти такое благо.

Что касается Вашей «Драматургии», то я надеюсь вскоре послать Вам листы; промедление произошло у меня из-за инквизитора, по причине [наличия в произведении] комедий осужденнных или не названных по имени авторов — это и было причиной задержки, а пока я пребываю и буду всегда весь Ваш. Генуя, 22 февраля 1659 г.

Вашей Милости, моего господина и высокочтимого покровителя, преданнейший слуга Тобиа Паллавичино. [116]

IV. Господин мой и любезнейший покровитель,

я сознаю себя в высшей степени обязанным Вашей любезности, получив уведомление о том, что был допущен к чести стать академиком-умористом и что это есть результат Вашего покровительства. Я признаю себя Вашим творением [надеюсь, что Вы] и впредь будете наблюдать за мной и моими делами — дочерьми Вашей любви, и Вы убедитесь, что я весь Ваш. Пишу я и тем господам с выражением моего почтения, чтобы они знали, что я со всей страстью и удовлетворением посвящу себя своему долгу. Моя признательность по отношению к Вашей милости будет вечной, как вечно, чтобы преуспевало мое имя со столь благородным характером, остаюсь для Вас слугой.

Что касается Вашей «Драматургии», то я не могу даже сказать Вам, что беспорядок уже закончился, пока что от этих министров св. Службы добавляются постоянные трудности. Дело в том, что [в сочинении] имеются одни комедии — осужденных авторов, другие — не названных по имени, третьи — еретиков, поэтому страдает репутация того судьи, который запрещает безымянность авторов.

Что касается осужденных, пожалуй, не очень хорошо, что, присоединяя осужденного автора, афишируют печатание [сочинения]; анонимных же, — что забывают их имя. Но все это оканчивает разрешение [на печатание], которое, как мне говорят, Ваша милость должна получить из Рима, Рима, который является покровителем законов в мире; поэтому, как только Ваша Милость пришлет мне копию этого разрешения, все будет кончено; главное, чтобы мнение пришло к инквизитору, с которым, встречаясь в Риме, Ваша Милость может напомнить о необходимости такого рода разрешения. Я жду его для совершения этого дела и остаюсь Ваш во веки веков. Генуя, 25 марта 1659 г.

Вашей Милости, моего господина, любящий слуга от чистого сердца Тобиа Паллавичино.

V. Господин мой и любезный покровитель,

наконец-то хочу верить, что Ваша Милость будет утешена в отношении полного решения вопроса о «Драматургии», о которой я надеюсь в скором будущем сообщить Вам, что получил ее от этих наших цензоров, которые, по моему мнению, не смогут отказать из-за невозможности заменить цензоров, обвинителей или возобновить излишне мелочные придирки. В соответствии с новыми распоряжениями Вашей Милости, она пойдет под наши печатные прессы, и я, если даст бог, буду иметь честь взять на себя заботу обслуживания этого и общего наблюдения, которые мне поручены. Прошу Вашу Милость простить за задержку и свидетельствую Вам свое почтение. Генуя, 6 октября 1659 г.

Вашей Милости, моего господина, любящий слуга от всего сердца Тобиа Паллавичино.


Комментарии

1 См. настоящий сборник, с. 7-19.

2 Enciclopedia Italiana, 1929, vol. 1, р. 187; cf.: Maylender M. Storia delle academie d'Italia. Bologna, 1926-1930, vol. 1-5.

3 Maylender М. Storia delle accademie..., 1930, vol. 5, р. 374.— В соперничестве с Академией умористов находилась академия, основанная в 1635 году Пьетро делла Валле, к которой принадлежал Томмазо Кампанелла (см.: Mattei R.de. Sulla partecipazione di Tommaso Campanella alle Accademie del suo tempo. — In: Atti della Accademia Nazionale dei Lincei. Roma, 1974, vol. 29, fasc. 5-6, р. 243). Отметим также, что «слепком» с Академии умористов была французская Academie des beaux esprits.

4 Classe XI, Cod. LXI.

5 Maylender М. Storia delle accademie..., vol. 5, р. 375-380.

6 Ibid., р. 374.

7 В упомянутом списке «академиков-умористов» уже значится один Паллавичино — Карло Эмилио (см.: Ibid., р. 377). Трудно сказать, кем он приходится Тобиа Паллавичино.

8 Drammaturgia, divisa in sette undici. Roma, 1666.

9 Manacorda G. Dai carteggi Allacciani. Note bibliografiche. – La Bibliofila, 1901-1902, vol. III, p. 222.

Текст воспроизведен по изданию: К истории академии в Degli umoristi в XVII в. // Культура эпохи Возрождения и Реформация. Л. Наука. 1981

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.