Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

РОТАРИ

ЭДИКТ КОРОЛЯ РОТАРИ

EDICTUS ROTHARI REGIS

191. О похищении невесты другого (De rapto spunsatae alterius). Если кто похитит девушку или вдову, являвшихся невестами другого, [38] обязан родичам девушки [уплатой штрафа] в девятьсот солидов; [из них уплатит] половину королю и половину родичам девушки, то есть отцу или брату или [тем], которые приходятся [ей] ближними; и примет, если [он] согласен, мундиум над ней. Жениху же, так как опозорил и выставил [его] на посмешище, уплатит в двойном размере мету (dupla meta), какая была названа в тот день, когда был заключен договор. И больше не предъявляет сам жених иск поручителю или похитителю (raptori), но пусть будет доволен уплатой ему штрафа в двойном размере.

192. Если родичи обрученной девушки заключат с другим [тайный] сговор. Если отец свою дочь или брат сестру или кто-либо из родичей просватали (sponsa fecerint) девушку одному и затем заключат обманно [тайный] сговор с другим, пришедшим из чужого [им] края, или будут с тем, кто ту или насильно, или с ее согласия возьмет в жены, единогласны в обмане (fraudem), тогда уплатят сами родичи, которые единогласны будут в заключении [тайного] сговора (conludium) с целью совершения обмана его, жениху штраф, равный, как [было уже сказано] выше, [сумме] удвоенной меты (in dupla meta), которая тогда в дни сватовства (in diae spunsaliarum) была названа. И затем жених пусть не предъявляет более иска (calumnia) им или [их] поручителям.

193. Если свободная девушка сбежит с чужим рабом за пределы страны, пусть разыскивают их равным образом [и] господин раба, и родичи девушки; если их найдут, пусть оба, соответственно закону, получат наказание. Однако же пусть не обвиняют господина раба.

194. Если кто предавался разврату (fornicatus fuerit) с рабыней своего племени (ancilla gentile), пусть уплатит ее господину двадцать солидов; если с рабыней римлянкой (Romana ancilla) – уплатит двенадцать солидов.

195. О виновности преступления над девушкой. Если [тот], во власти которого будет мундиум над свободной девушкой или женщиной, исключая отца или брата, замышлял [что-либо] против жизни самой девушки или женщины, или захотел другому передать в жены (ad maritum tradere) [уже обрученную девушку или женщину], или был единогласен (consensum) [с тем, кто хотел] совершить над ней насилие, или посоветовал [сделать это] и [это] будет доказано, лишится [он] мундиума над ней, и она имеет власть [выбрать] два пути: пожелает – вернется к родичам; захочет – вверит себя (se commendare) [вместе] со своими собственными вещами, которые той полагаются по закону, двору короля, во власти которого [и] должен быть мундиум над ней. И если тот мужчина будет отрицать обвинение в этом, можно [ему], когда очистит себя [от обвинения], и мундиум [над ней], если себя оправдал, иметь, как имел [его прежде].

196. Об обвинении в распутстве. Если [тот], кто имел мундиум над свободной девушкой или женщиной, исключая отца или брата, обвинит ее [в том], что [она] будто предавалась разврату, лишится мундиума над ней, и она пусть имеет право [вместе] со своими собственными вещами вернуться, если захочет, к родичам; если пожелает вверить себя двору короля, пусть мундиум над ней находится во власти [39] его. И если тот мужчина отрицает [предъявленное ему] это обвинение, позволено тому, если сможет, очистить себя [от обвинения] и мундиум над ней, как имел, [опять] иметь.

197. Об обвинении в богопротивном [деле] (De crimen nefandum). Если кто имел мундиум над свободной девушкой или женщиной, исключая отца или брата, и объявил, что та будто ведьма (strigam, quod est mascam), лишится мундиума над ней, как [было уже сказано] выше, и она имеет право [уйти вместе] с собственными вещами, если захочет, к родичам, [а] если пожелает – вверить себя двору короля, во власти которого [и] должен быть мундиум над ней. И если тот мужчина отрицает обвинение [в том], что он будто сказал это, можно тому очистить себя [от обвинения] и мундиум [над ней], если себя оправдал, иметь, как имел [его прежде].

198. Об обвинении девушки, которая находится под мундиумом другого. Если кто назовет девушку или свободную женщину, которая находится под мундиумом другого, потаскухой или ведьмой (fornecariam aut strigam) и, обвиненный [в этом], скажет, что совершил [это] умышленно (per furorem), пусть принесет тогда [вместе] со своими двенадцатью соприсяжниками клятву [в том], что умышленно, однако же [не так, чтобы] зная, [что] дело истинно, бросил само богопротивное обвинение, тогда пусть уплатит за само ложное поношение (pro ipso vanum sermonem), чтобы [далее] не соглашался бы [так] говорить, двадцать солидов и пусть больше [его] не обвиняют (non calumnietur). Однако же если упорствовал [в своем] и сказал, что он может доказать [свое обвинение], решается тогда само дело через camphionem, то есть посредством поединка, божьим приговором (ad Dei judicium). И если будет доказана [истина предъявленного ей обвинения], виновна та [и будет наказана], как читается в этом эдикте. Если же тот, кто обвинил, не сможет доказать, будет принужден уплатить вергельд самой женщины согласно ее происхождению (secundum nationem suam).

199. Если вдова вернется в дом отца. Если отец выдаст свою дочь или брат сестру замуж и произойдет случай, что тот муж умрет и отец или брат, как выше установлено, выкупили мундиум над ней, и эта [женщина] вернется в дом отца или брата и застанет в доме отца или брата других сестер, отец же затем или брат умрут и она останется в доме с другими сестрами, одной или больше, и приступят они [вместе] с другими родичами или двором короля к разделу добра отца или брата (facultatem patris aut fratris), пусть имеет себе тогда та вдова, которая вернулась в дом отца или брата, как и прежде, моргенгаб (morgingab) и metfjo. Faderfio же, – то есть сколько ей дали отец или брат в качестве другого дара (dona), когда ушла к мужу, – отдает для соединения [с имуществом, чтобы поделить его] с другими сестрами, и эта, а также другие сестры, одна или более, пусть возьмет каждая [из них], как и прежде, столько, сколько отец или брат вручили бы родичам умершего мужа в качестве выкупа. Остальное имущество отца или брата пусть поделят поровну (aequa lanciae dividant), как читается в этом эдикте. И если одна только будет пребывать в доме, пусть наследует [столько], сколько ей полагается по закону. [40]

200. Об убийстве женщины. Если муж без [ее] вины убьет свою жену и она не заслуживала по закону смерти (quod per legem non sit merita mori), уплатит тысячу двести солидов, [из них] половину тем родичам, которые выдали ее замуж и которые приняли плату за мундиум (et mundium susciperunt) [над ней], и половину королю таким образом, что будет потревожен актором короля (per actorem regis), и уплатит вышеописанный штраф. И если будет иметь от женщины сыновей, пусть сыновья получат моргенгаб и фадерфио своей умершей матери. Но если не будет иметь от нее сыновей, достаток возвращается к [тем] родичам, которые ее выдали замуж. Если же [у нее] не будет родичей, тогда пусть поступает сам уплачиваемый штраф и вышеназванный достаток (praedicta facultas) двору короля.

201. О коварном убийстве свободной женщины (De muliere libera asto occisa). Если кто каким-либо образом убьет свободную девушку или женщину, уплатит тысячу двести солидов, [из них] половину родичам или [тому], кто имеет мундиум над самой, и половину королю. И если она не будет иметь родичей, тогда пусть уплачиваемый штраф поступает целиком двору короля, но в том случае, если [ее] убил коварной душой (asto animo), то есть по собственному разумению.

202. Если женщина замышляла [что-либо] против жизни мужа [либо] сама, либо [учила] какое-нибудь лицо, пусть будет во власти мужа решить о ней, равно и о вещах самой женщины, [то], что пожелает. Однако же если эта [женщина] будет отрицать [само обвинение], позволено родичам ее очистить [от обвинения] или принеся клятву [в ее невиновности] или через camfionem, то есть посредством поединка.

203. Если женщина убьет своего мужа, будет убита сама; и вещами ее, если не будет [у нее] сыновей, властны распоряжаться родичи мужа.

204. Не позволено никакой под властью нашего королевства, живущей по законам Лангобардов, свободной женщине проживать, поступая по своей воле (sub regni nostri ditionem in sui potestatem arbitrium, id est selpmundia vivere), кроме [как] всегда [она] должна пребывать под властью мужчин или, по крайней мере, короля; [и] пусть не имеет права дарить или продавать другому без воли того, [кто] будет иметь над ней мундиум, что-либо из движимого или недвижимого добра (de res mobiles et inmobiles).

205. Об изнасиловании альдии (De haldia violentiata). Если кто изнасилует (violentiam fecerit) чужую альдию, то есть [ту], которая была уже рождена от свободной матери, уплатит [за эту вину] сорок солидов.

206. Об изнасиловании вольноотпущенницы. Если кто изнасилует чужую вольноотпущенницу, то есть [то] самое лицо, которое отпущено на свободу (id est ipsa persona, qui libera dimissa est), уплатит [за эту вину] двадцать солидов.

207. Об изнасиловании рабыни. Если кто изнасилует чужую рабыню, уплатит [за эту вину] двадцать солидов.

208. О похищении (De raptu). Если кто похитит чужую альдию и приведет во двор другого, и [за ней] последуют [в поисках ее] господин [41] или ее родичи и [тот], кого был двор, воспрепятствует [им] и не освободит или не выпустит [ту] наружу, пусть уплатит сорок солидов, [из них] половину королю и половину [тому], альдией которого [она] являлась.

209. О похищении рабыни. Если кто похитит чужую рабыню и приведет во двор другого, и [за ней] последуют [в поисках ее] господин или ее родичи и [тот], кого был двор, воспрепятствует [им] и не освободит, пусть уплатит [тот], кто им препятствовал, двадцать солидов, [из них] половину королю и половину тому, рабыней которого она являлась.

210. О похищении [той], которую привел [затем] во двор короля. Если кто похитит чужую альдию или рабыню и приведет во двор короля, и [за ней] последуют [в поисках той] господин или кто-нибудь из друзей или рабов, и гастальд или актор короля [им] воспрепятствуют, [пусть] уплатит тому, чья была альдия, из своих собственных вещей за альдию сорок солидов, за рабыню – двадцать солидов.

211. Если кто похитит жену другого (Si quis uxorem alterius tulerit). Если свободный или раб похитит жену другого и возьмет ее в качестве своей жены (in conjugium sociaverit), оба, однако [в том случае, если] были единогласны [в этом], умерщвляются.

212. Если кто найдет другого в прелюбодеянии со своей женой. Если кто найдет другого, свободного или раба, в прелюбодеянии со своей женой, власть имеет убить обоих, и если убьет их, пусть не требуют их [оплаты].

213. Об обвинении в прелюбодеянии. Если кто обвинит от [имени] своей жены другого, что [тот будто] ее обесчестил, позволено тому, кого обвинили, очистить себя [от обвинения] или принесением клятвы, или через camfionem; если же будет доказано, пусть он подвергнется смертной казни.

214. Если кто уведет в жены без согласия или воли свободную девушку, уплатит, как выше [было сказано], anagrift – XX солидов и, помимо того, для устранения файды – еще двадцать. О мундиуме же пусть будет решено так, как условятся, и пусть будет [все] по закону [решено], однако в том случае, если оба будут свободными.

215. О смерти невесты (De sponsata mortua). Если кто будет иметь невестой девушку или вдову (puellam aut viduam sponsatam) и случится, что она, прежде чем будет передана отцом или тем, кто властен держать над ней мундиум, умрет, пусть отдадут мету. Однако же прочее добро пусть будет того, кто властен был держать над ней мундиум, так как [она] умерла раньше выдачи [ее] замуж.

216. Если альдий возьмет в жены свободную. Если чей-либо альдий возьмет в жены свободную, то есть fulcfrea, и примет над ней мундиум и затем после того, как [у него] родятся сыновья, муж умрет; и женщина не пожелает оставаться [далее] в самом доме [альдия] и родичи пожелают опять взять ее к себе, пусть вернут цену, которая была заплачена за мундиум этой женщины тем, чей был альдий. Тогда она без моргенгаба или каких-либо вещей мужа возвращается со своими вещами, если какие-либо принесла от родичей [ранее], к родичам. И если у самой женщины будут сыновья и [они] не захотят [42] пребывать в доме отца, [они] лишатся отцовского добра (res paternas) и уплатят за себя мундиум [в размере], сколько было дано за их мать; тогда пусть идут себе свободные [туда], где захотят [пребывать].

217. Об альдии, которая вышла замуж за раба (De haldia qui servum maritum tulerit). Если альдия или вольноотпущенница войдет в чужой двор к мужу и изберет [себе мужем] раба, лишится своей свободы. И если господин откажется ее принудить к рабской службе (ad servitium), пусть идет себе по смерти мужа вместе со своими сыновьями и со всеми своими вещами, какие принесла с собой во времена, когда к мужу вошла в [дом, куда пожелает]. Но больше же [ей] ничего не причитается – пусть порок (vitium) свой уразумеет, так как согласилась [выйти] за раба.

218. Если альдий возьмет в жены альдию. Если чей-либо альдий возьмет в жены альдию или вольноотпущенницу и [в результате] их брака (ex ipso coito) родятся сыновья, пусть следуют отцу – будут [они] альдии, [как] и [их] отец.

219. Если альдий возьмет в жены свою рабыню или другого, будут сыновья, которые родятся от нее, его рабы, [как] и [их] мать – рабыня.

220. Если чья-либо рабыня войдет в дом другого к мужу и [мужем] изберет [себе] раба, [ей] ничего не причитается в случае [смерти мужа] из дома мужа, за исключением [того], что принесла с собой.

221. Если раб осмелится взять себе в жены свободную женщину или девушку, пусть он подвергнется смертной казни и родичи имеют власть убить или перепродать за пределы страны (transvindendi foris provincia) ту, которая согласилась [выйти] за раба; и пусть делают с вещами этой женщины, что захотят. Если же ее родичи не пожелают это сделать, можно тогда гастальду короля или скульдахию отвести ее во двор короля и поместить в комнате среди рабынь (in pisele).

222. О милости по отношению к рабыне, взятой в жены (De ancilla matrimonii gratia). Если кто пожелает взять в жены свою собственную рабыню (matrimoniare voluerit sibi ad uxorem), пусть будет тому разрешение, но должен ее сделать свободной посредством обряда gairthinx thingare, [но] такой свободной, как vurdibora, и утвердить [ее] законность через gairthinx. Тогда [она] признаётся свободной и законной женой (libera et legetima uxor), и сыновья, которые у нее родятся, пусть будут законными наследниками отца.

223. О том, кто умрет, не оставив наследников. Если кто умрет, не оставив наследников, и его добро поступит ко двору короля, не имеют права (pontificium) требовать ни дар, ни ссуженное добро (praestitum), [которое прежде] кто-либо этому умершему дал или предоставил, потому что после того, как [оно] попало в руки короля, кончаются [какие-либо обязательства] и нет ни долга, ни какого-нибудь требования (repetitionem).

224. О способах отпуска на волю (De manumissionibus). Если кто пожелает отпустить на свободу своего собственного раба или свою рабыню, позволено [поступать], как тому будет угодно. Однако же, кто захочет сделать [его] fulcfree и от себя независимым (a se extraneum, id est haamund), так должен поступать: пусть вручит того прежде в руки другого свободного человека и утвердит его через gairthinx, и тот, [43] следующий, пусть тем же образом вручит [его в руки] третьего [лица]; и третий пусть вручит [его в руки] четвертого. Этот же четвертый ведет [его] на перекресток четырех дорог (in quadrubium) и отпускает его (thingit) в присутствии поручителя (gaida) и свидетеля (gisil); и пусть скажет так: "Имеешь ты власть от [перекрестка] четырех дорог идти свободным, куда ты захочешь". Если будет так совершено, тогда будет [он] haamund, и пусть будет ему подлинная свобода (certa libertas). Патрон (patronus) [же] затем не имеет власти требовать от самого или его сыновей [стать] снова [зависимыми]. И если тот, кто сделан haamund, умрет, не оставив законных наследников, пусть тому наследует королевский двор, однако же ни патрон, ни наследники патрона.

Также и другая глава (II). Равным образом тот, который inpans, то есть отпущенный [на свободу] (demittitur) по воле короля (in votum regis), пусть живет по тому закону, по какому и [тот], кто сделан haamund.

Также и другая глава (III). И [тот], кто сделает [раба] fulcfree и даст ему четыре дороги, но haamund от себя [не определит], то есть не сделает независимым от себя, пусть живет патрон с самим [отпущенным на свободу] по такому закону, как если бы с братом или с другим своим свободным родичем из Лангобардов, а именно: если [тот], кто сделан fulcfree, не оставит законнорожденных сыновей или дочерей, наследует (succidat), как ниже написано, патрон.

Также и другая глава (IV). Также [тот], кто пожелает сделать [отпускаемого на свободу] альдием, пусть не дает тому четырех дорог. Это четыре изображенных [способа] отпуска на волю. Но необходимо, чтобы сохранилось [свидетельство], каким образом, ради памяти времени (propter futuri temporis memoriam), делает [то или иное лицо] свободным или свободной (thingaverit); пусть сам отпуск на волю фиксируется в отпускной грамоте (in cartolam libertatis). Все-таки свобода ему остается действительной, если [она] и не зафиксирована в грамоте.

225. О сыновьях вольноотпущенника. Если вольноотпущенник, который сделан фулькфри (id est qui fulcfree factus est), оставит законнорожденных сыновей, пусть будут тому наследниками; если [оставит] дочерей – имеют свой закон; если незаконнорожденных (naturales) – пусть и они имеют свой закон. И если случится, что умрет, не оставив наследников, и до этого при своей жизни присудит [кому-либо] свои собственные вещи, то есть согласно закону Лангобардов – andegawere и arigawere, имеет [их тот], кому подарил. Однако же, если получил в дар что-либо из вещей своего благодетеля (benefactori suo), [то они] возвращаются, если не отдал их в залог за свободу (si eas non oblegavit in libertatem), к самому патрону или к его наследникам. И если что-либо приобретет в качестве дара на службе (in gasindio) герцога или частного лица (in obsequium), вещь возвращается к дарителю. Другие же вещи, как было сказано, [если] не оставит наследников или не присудит при жизни, пусть наследует патрон, как бы своему родичу.

226. Все вольноотпущенники, которые заслужили от господ своих Лангобардов свободу, должны жить по законам своих господ и [44] благодетелей (dominorum et benefactoribus) так, как будет позволено тем своими собственными господами.

227. О куплях и продажах (De emptionibus et vinditionibus). Если кто приобретет землю, то есть основание для строительства (ad aedificandum), или дом с зависимыми людьми (casa mancipiata) и [этим] обладал (possederit) среди там же проживающих в течение пяти лет; но затем его обвинит продавец (vinditor) или его наследники, говоря, что предоставил [лишь для пользования] (praestetisset), но не продавал, пусть покажет написанный договор (libellus scriptus), откуда узнают, что [лишь] предоставил. И если у него не будет [такого] договора, покупатель (emptor) не совершает ничего иного, как приносит клятву сообразно с оценкой имения (secundum qualitatem pecuniae), что так как он купил имение свое за его стоимость, не должен по закону другому [его] отдать. Затем можно тому прочно владеть [тем], что купил себе.

228. О владении (De possessione). Если кто обвинит другого, что владеет движимой и недвижимой вещью дурным образом и владелец (possessor) [это] отрицает, так мы предусмотрели [установить], что если владение насчитывало пять лет, тогда тот, кто владеет, должен отрицать [это обвинение], принеся клятву, или, если сможет, защищать [свое право] посредством поединка.

229. [О том], кто дурным образом продаст чужую вещь. Если кто где-либо перепродаст чужое добро, то есть раба или рабыню или другие вещи, зная, что не свое, а чужое добро, и будет доказано, пусть восстановит его в восьмикратном размере (in actugild). Если же, не зная (per ignorantiam) , [что чужое,] продаст, тогда принесет клятву [в том], что, полагая своим, продавал, тогда возвращает он добро вместе с прибылью (cum notrimen suo), полученной от его [продажи].

230. О прокаженном рабе. Если кто купит раба и затем окажется, что [он] болен проказой или охвачен безумием (demoniosus), приносит тогда этот продавец, если будет обвинен, клятву, что он не знал, когда того продавал, о самой болезни; и больше [того] не обвиняют.

231. О купленной рабыне. Если кто купит рабыню и затем придет другой человек, который скажет, что она его, пусть вместе обращаются к продавцу. Тогда продавец (auctor), если не сможет [себя] защитить, приносит клятву, что ни обмана не знал, не заключал какой-либо [тайный] сговор (quod consciens non sit fraudi, пес nullo conludio fecisset). И вернет стоимость [рабыни], какую получил в те дни, когда ту продал; сама же рабыня возвращается собственному господину. Если же сама рабыня, после того как была куплена, родит сыновей, тогда тот, кто ее прежде продал и не сумел оспорить как бы то ни было, что сыновей ее должен через свою покупку (dispendio) взять себе, пусть отдаст [их] господину, так как следуют за своей матерью. И если продавец умрет, не оставив законных наследников, и добро (facultas) продавца забирается двором короля, так пусть более [никем] не требуется, но так, что [покупатель] принесет клятву о приобретении от самого, чье добро (res) пало ко двору короля.

232. О купленном коне. Если кто купит коня, не зная продавца, и придет определенный человек, который скажет, что этот конь его, [45] тогда тот, кто купил [коня], в случае, как мы сказали, незнания продавца, незнания, от кого было куплено, будучи покупателем, приносит клятву, что [он] не является ни вором (fur), ни сотоварищем вора, а просто купил за свою цену, и сверх пусть добавит в самой клятве, что не отказывается в какое угодно время искать продавца. Тогда, после принесенной клятвы, пусть вернет коня и [тем] будет доволен. Тот же, кто назвал себя действительным хозяином, возьмет коня при таком условии, что если станет известно, что дурным образом продал и пришел другой определенный продавец, который назвал [его] своим, возвращает тому стоимость самого коня в девятикратном размере (sibi nonus).

233. Если кто купит [что-либо] у раба. Не позволено чьему-либо рабу без разрешения (sine permissum) своего господина продавать землю, рабов или какую угодно вещь, а также отпускать на свободу (liberum dimittere). Если кто купит [что-либо] у раба, и стоимость потеряет и [то], что купил у раба, вернет собственному господину.

234. О рабе-массарии. Пусть раб-массарий имеет разрешение одолжить для совместного пользования (in socio) или, наоборот, [что-либо] из своего скота (de peculio suo), то есть быка, корову, коня (id est bove vacca cavallo), также и из мелкого скота (de minuto peculio). Продавать же не разрешается, кроме [того], что послужит на пользу своему дому, чтобы хозяйство возрастало и не убывало.

235. О альдие. Не позволено чьему-либо альдию, который не сделан haamund, продавать без воли своего патрона землю или рабов, также и отпускать на свободу.

236. О выкопанном пограничном знаке (De terminus effossus). Если какой свободный человек уничтожит старый пограничный знак и [это] будет доказано, уплатит за вину восемьдесят солидов, [из них] половину королю и половину [тому], в чьих пределах (fines) находился этот знак.

237. О рабе, который выкопал пограничный знак. Если чужой раб уничтожит старый пограничный знак, пусть подвергнется он смертной казни или выкупит себя сорока солидами.

238. О помеченном дереве (De arbore signato). Если какой свободный человек срубит или уничтожит дерево, на котором для определения границ [участка] (fines) была нанесена зарубка (arborem, ubi teclatura signata est), уплатит за эту вину восемьдесят солидов, [из них] половину королю и половину [тому], в чьем [владении] находилось дерево. Если же раб совершит [это] по приказанию своего господина, уплатит его господин, как выше [было сказано], восемьдесят солидов.

239. Если раб по своему разумению срубит дерево, на котором для определения границ [участка] была нанесена зарубка, или умрет, или выкупит себя сорока солидами.

240. О засечке, сделанной в лесу другого (De snaida in silva alterius facta). Если кто для утверждения границ [участка] поставит в лесу другого новый знак (signa nova), то есть зарубку или засечку (ticlatura aut snaida), и не докажет, что [участок] принадлежит ему, уплатит [за эту вину] сорок солидов, [из них половину] королю и половину [тому], в чьем [обладании] находился лес. [46]

241. О рабе, который сделает засечку. Если раб без приказания своего господина нанесет в лесу другого зарубку или засечку, отрубается тому рука, но если нанесет по приказанию своего господина, предъявляется обвинение [, как было определено] выше, господину.

242. Если кто без приказания короля выплавлял золото или чеканил монету (aurum figuraverit aut moneta confmxerit), отрубается тому рука.

243. О подложной грамоте (De cartola falsa). Если кто напишет подложную грамоту или какое угодно послание на пергаменте (membranum), отрубается тому рука.

244. Кто без уведомления (sine noticia) [в том] своего судьи выйдет за стены замка или города (per murum de castro aut civitate) либо войдет: если свободный, уплатит за эту вину во двор короля двадцать солидов; если же альдий или раб, уплатит десять солидов во двор короля. Но если [при этом] совершит воровство (furtum), пусть уплатит, как в этом эдикте читается, за воровство штраф.

245. О закладах и долгах (De pignerationibus et devitas). Если кто, имея должника (debitorem), напоминает тому один, второй и далее третий раз об уплате долга, но [тот] не возвращает или не оплачивает долг, тогда должен [для возврата долга] описать имущество (pignerare) теми вещами, которыми позволено описывать.

246. Если кто ранее настоятельной просьбы опишет имущество (Si quis ante contestationem pigneraverit). Если кто за какой-либо долг или [по какой угодно] причине прежде, чем трижды того призовет [к уплате], осмелится описать [его] имущество, вернет залог, который взял ранее настоятельной просьбы, в девятикратном размере во власть хозяина.

247. Никому не позволено описывать [имущество] одного за другого, исключая [имущество] того, кто приходится [должнику] как gafan, то есть сонаследник из ближайших родичей (id est coheres parens proximior), который, если представится случай, будет ему наследовать (ad heredetatem venturus est).

248. Если кто, впав в заблуждение (per errorem), опишет у одного, вместо другого, раба или рабыню, так мы определяем, чтобы после того, как узнает, что неверно (male) описал, вернул бы сразу залог. И если будет обвинен господин раба, [он] должен тогда принести клятву [в том], что совершил [это] по ошибке, но не в злом намерении и полагая, что описывает своего должника; тогда не понесет [он] урона. Однако же, если нанесет взятому в залог побои либо ранения, уплатит, как читается в этом эдикте. Но если не осмелится принести клятву [в том], что описал по ошибке, вернет сам залог в восьмикратном размере.

249. О стаде лошадей или свиней (De gregis aequarum seu porcorum). Если кто заберет без приказания короля в качестве описанного имущества (pigneris nomine) стадо лошадей или свиней, предводитель [этого предприятия] либо умерщвляется, либо уплатит девятьсот солидов, [из них] половину королю и половину [тому], у которого взял залог. Но если же [те], кто будут с ним, свободнее, каждый уплатит по восемьдесят солидов, [из них] половину королю и половину, как выше [было указано], [тому] у которого [его] описал. В случае [47] следования рабов за своим господином господин уплатит за них штраф, так как господин совершил проступок, но не рабы, которые следовали за своим господином.

250. Если кто возьмет в качестве описанного имущества без приказания короля (sine jussionem regis) объезженных коней (domitas), или упряжных быков, или коров (jugo domitas), пусть вернет [их] в девятикратном размере.

251. Если свободный человек, будучи должником, не будет иметь, помимо объезженных коней или упряжных быков (boves iunctorios), а также коров, других вещей, пусть идет тогда тот, кто требует [вернуть] долг, к скульдахию и говорит, так как его должник не имеет других вещей, кроме [тех], о каких выше читается, о своем деле. Тогда скульдахий уведет быков или коней самого [должника] и вручит тех кредитору, пока не будет удовлетворено его право. Если скульдахий промедлит [это] совершить, уплатит [он] за [эту] вину во дворец короля 12 солидов; и по удовлетворении права [кредитора] залог возвращается назад.

252. Никому не позволено забрать в качестве описанного имущества за какой-либо долг дом, обязанный к уплате ценза (casa ordinata tributaria), исключая рабов, рабынь, коров, мелкий скот; и сам залог, который [он] возьмет, пусть сохранит (per suam custodiam) невредимым к предназначенному, как ниже указано, времени, а именно: [если это случится], среди тех лиц, которые живут по соседству в окружности ста миль, [по истечении] двадцати дней. Если же прежде [истечения] тех двадцати дней не вернет этот залог [тот], кто не удовлетворил в праве и не вернул долг, и затем по истечении двадцати дней случится, что из самих заложенных вещей умрет раб или какой-либо скот, или [в самом залоге] будет нанесен ущерб, а также [раб или скот] оттуда сбежит, пусть тогда исчисляет должник, который отказался выкупить свое описанное имущество, себе в ущерб. Но если умрет раб или рабыня или погибнет скот, либо [те] совершат убийство, либо нанесут ущерб ранее [истечения] этих двадцати дней, пусть сам, кто описал [имущество], исчисляет себе в ущерб и уплатит собственному хозяину. Если же кредитор и должник проживают друг от друга на [расстоянии] свыше ста миль, сохраняется тогда вышеописанное условие (poena) [по истечении] срока в шестьдесят дней.

253. О воровстве. Если какой свободный человек совершит воровство и будет пойман при воровстве, то есть fegangit, а украденное достигает десяти солидов силикв (ad decern siliquas), вернет само украденное в девятикратном размере (sibi nonum) и пусть уплатит за такую вину восемьдесят солидов или будет подвергнут смертной казни.

254. Если раб совершит воровство и будет пойман при самом воровстве, а [размер украденного] достигает десяти силикв, вернет [украденное] в девятикратном размере и, помимо того, уплатит за вину сорок солидов или будет убит.

255. Если кто обнаружит через объявителя, то есть через определенного изобличителя (per proditorem, id est per certum incusatorem), украденное, вернет ему [тот], кто совершил воровство, [украденное] в девятикратном размере. [48]

256. Если раб, пока находится в бегах (in fuga est), совершит воровство или [нанесет] другому ущерб и [затем], находясь в бегах, странствует, и не возвращается, за пределами страны, оплатит тогда господин раба половину стоимости украденной вещи или, если причинил, ущерба. Однако же, если вернется [раб] под власть своего господина, тогда из [тех вещей], сколько украл, оплатит его господин полностью лишь одну часть [из] украденного, и не будет в этом случае [требоваться с него уплата] штрафа за воровство, так как [раб его] находился в бегах.

257. Если свободная женщина (mulier libera fulcfrea) будет поймана при воровстве, оплатит в девятикратном размере; однако же пусть не приносят другого обвинения в том, что [ей] была причинена обида, но пусть [та], которая предприняла совершить непристойное дело (opera indecentem), исчисляет свою вину (vitium).

258. Если альдия или рабыня будут пойманы при воровстве, пусть их господин оплатит само украденное в девятикратном размере; кроме того, за вину – сорок солидов.

259. Если свободный человек прикажет (jusserit) отроку (puerum) или своему рабу совершить воровство и воровство будет обнаружено, уплатит в девятикратном размере и вторично столько же во двор короля, так как видится недостойным (inhonestum) и не сообразуется с разумом, чтобы свободный человек позволил увлечься воровством и дать [в том] согласие.

260. Если кто найдет на дороге золото, одежду (vestis) либо какую угодно вещь и закрепит ту поверх колена (super genuculum), не объявив (non manefestaverit) [о ней] или не принеся [ее] к судье, вернет в девятикратном размере.

261. Если раб, пока имеет женой чужую рабыню и кормит (notriuerit) рабыню и [ее] сыновей – чужих рабов, совершит воровство, раб оплатит все украденное; однако же пусть ничто не исчисляют ни в качестве вины, ни в убыток рабыне или ее сыновьям, лишь если рабыня или сыновья не шли вместе с отцом на воровство, однако же, если совершат, пусть им предъявляют, подобно [как и отцу], иск.

262. Если раб, пока странствует в бегах (in fuga), вверит какие-либо вещи какому-нибудь человеку и затем собственный хозяин их найдет, но тот, кто принял, будет отрицать, и затем они будут [у него] найдены, [он] вернет те как ворованные (pro furtum).

263. Если много людей, как свободные, так [и] рабы, совместно совершат воровство, позволено тем, если они пожелают, объединиться для оплаты похищенного в восьмикратном размере. Но [если] обособится кто-либо из них, уплатит сообразно законам только за себя, то есть вернет само похищенное в девятикратном размере.

264. Если свободный или раб захотят бежать (fugire) за пределы страны и судья или кто-либо, исполняющий свои обязанности на границах страны, того поймает, пусть держит того и вещи, какие [тот] имел при себе, сохраняет невредимыми; затем передает [того] сразу судье [того места], откуда [тот] начал побег; тот же пусть возьмет его обратно и даст за одного беглого (pro uno fugace) два солида, так что [раб] возвращается с вещами, которые унес с собой. И если случится, [49] что тот [раб] совершит из-под ареста (legamen) побег, пусть тот, кто его держал, принесет клятву [в том], что упустил того не хитростью души (asto), но стремился стеречь того всеми силами; после принесения клятвы пусть вернет вещи, которые у него отобрал, но за задержание (presura) же пусть не требует; более же пусть [того] не обвиняют (non calomnietur). Если же тот беглец не даст связать руки (manus ad legandum non dederit) и будет убит, пусть не требуют за него, но лишь возвращают сами вещи; но если будет убит самим тот, кто пожелает взять под стражу беглого, [также] пусть не требуют за него.

265. О паромщике, который охраняет на реке пристань (De portonario qui super flumen portum custodit). Если кто обвинит (pulsaverit) паромщика [в том], что будто переправил (trans posuisset) беглого человека либо вора, и паромщик [это] отрицает, мы определяем, что должен лишь один принести клятву [в том], что не был в сообществе (ad conscientiam) самого и не переправлял беглых или воров; [с тем] будет он свободен от обвинения.

266. Если паромщик переправит вора с какими-либо вещами, зная, что этот человек вор, будет рассматриваться как сотоварищ вора и оплатит с ним похищенное; кроме того, за вину во двор короля [уплатит] 20 солидов.

267. Если паромщик переправит рабов (mancipia), зная, что [те] бежали, и [это] будет доказано, пусть разыщет тех и вернет собственному господину с вещами, которые забрали с собой. И если сами беглые будут странствовать (transmigrauerint) в другом месте [так], что не будут найдены, пусть тогда паромщик, который, зная, что [те] беглые, их переправил, восстановит сообразно с оценкой стоимости самих рабов равно и вещи, о скольких отважится поклясться [тот], кто понес ущерб, ему; кроме того, уплатит за вину сам паромщик во двор короля 20 солидов.

268. Если паромщик переправит свободного беглого человека и заметит [при этом], что [тот] беглый, он будет подвергнут смертной казни или уплатит свой вергельд, так как после того, как заметил, что тот совершил побег и не сумел того задержать, должен был сразу сообщить или опередить [для извещения о нем].

269. Если чей-либо раб бежал к другому человеку и господин, следуя за ним, мирно просил, чтобы вернули того на [его] милость, и [раб] будет возвращен на милость и господин станет мстить (vindictam dederit) тому за саму вину, уплатит тому, из чьего двора того взял, 20 солидов; но если будет отрицать, что мстил-де тому за саму вину, пусть принесет следующую клятву на Евангелии и будет свободен [от обвинения].

270. Если тот, к кому бежал чужой раб, не пожелает после второй или третьей настоятельной просьбы того вернуть, пусть тогда будет принужден (constrictus) отдать самого раба и уплатит [за] другого, сообразно с оценкой стоимости, подобного [раба].

271. О королевском дворе. Если чей-либо раб найдет убежище (confugium) во дворе короля и гастальд или актор короля не торопятся вернуть после второй или третьей настоятельной просьбы самого раба, так мы приказываем, чтобы вернул самого раба и другого [50] подобного принуждается [отдать] из своего собственного достояния господину, которому медлил вернуть. И если тот, кто возьмет [раба] на свою милость, затем будет мстить [тому] за саму вину, уплатит во двор короля, откуда взял того, сорок солидов.

272. О церкви (De ecclesia). Если чей-либо раб найдет убежище в церкви или в доме священника (sacerdotis) и епископ или священнослужитель (episcopus aut sacerdos), который пребывает в округе, медлит вернуть того на милость [господина] после третьей настоятельной просьбы, так мы определяем, чтобы вернул самого раба и другого подобного, как выше [было сказано], из своего собственного достояния. И если будет возвращен на милость [господина] и затем будет мстить ему господин за саму вину, [то] либо очистит себя [от обвинения], как выше [определяется], либо уплатит самой церкви за вину 40 солидов, которые требуются актором короля и в святой алтарь, возле [которого] была нанесена обида, кладутся.

273. Если раб бродит внутри страны в бегах (in fuga vagatur) и господин того найдет, раб же укроется в чужом дворе и его господин, преследуя того, поймает [в том же дворе], пусть не вменяют в вину господину то, что [тот был найден] во дворе другого, в стремлении доказать, что видит в своем рабе свою [же собственную] вещь. И если тот, чей будет двор, или кто-нибудь из людей того вырывает самого раба из [его] рук или препятствует (antesteterit) [забрать его], пусть не чинит [тот], кто преследовал раба, на дворе сильного раздора; если же учинит, уплатит, как в этом эдикте читается. Но тот, кто рвал, препятствуя, раба из рук, пусть исчисляет [себе] опасность (periculu'm) от самого [господина]. Однако же, если случится, что сам раб умрет (mori) или будет отдан оттуда [куда-нибудь], вернет тот, кто принял того из рук его господина. И если найдут [раба] и [захотят] вернуть, волен господин после таких хлопот (post tale fatigationem) не брать себе того; за исключением, если захотел бы [взять его], смилостившись.

274. Если кто имел в своем доме сверх девяти ночей,, не зная [его] господина, беглого раба и случится, что сам раб совершит что-либо дурное (mali), или умрет, или заблудится, вернет тот, кто принял [его к себе] и утаил или отказался передать [господину], самого раба или его стоимость и оплатит [тот], кто того [раба] затем имел у себя, ущерб, который причинил сам [раб].

275. Если чужой раб найдет у другого убежище (refugium), то есть in fraida, пусть сразу передаст [раба тот, кто его принял], насколько быстро сумеет [это сделать], или через писца (per scriptum), или через определенного человека, господину самого, который и получает [того себе], смилостивившись. Но если не пожелает принять того и медлит, и утаит передать того в другом месте, повинен тот, кто прежде принял того [раба] в своем доме. Однако если [тот], кто возьмет [раба к себе] и не передаст [господину], вернет самого раба и оплатит как ущёрб [тому], кому [его] нанес [раб], так и [возмещение за потерянную] службу.

276. Если кто примет к себе раба, или даст средство для пропитания, или укажет путь, зная [о том], что [он] беглый; и сам беглый раб [51] прежде, [чем передаст того господину], убежит [от него], пусть тот, кто дал средство на пропитание или осмелился указать путь, того отыскивает. Но если не найдет того, [то] как стоимость раба, так и добро, которое принесет с собой [сам раб], отдаст; если же найдет, пусть вернет самого и [вместе с ним возмещение за потерянную] службу.

277. De aistandi, то есть о безумии. Если кто вторгнется в чужой двор haistan, то есть в гневе, уплатит тому, чей будет двор, двадцать солидов.

278. De hoberos, то есть о нарушении [мира] двора (id est curtis ruptura). He позволено женщине нарушать [покой] двора, что [мы называем] hoberos; является дурным (absurdum), если бы свободная женщина или рабыня, будто мужчина, с оружием могла бы чинить насилие.

279. О сборище крестьян (De consilio rusticanorum). Если рабы, собравшись толпой, вторгнутся с оружием в руках (manu armata) для совершения дурного в село и во главе (in capite) их будет находиться какой-либо свободный человек, находящийся в подчинении (dicione) нашего королевства, будет подвергнут он смертной казни или уплатит девятьсот солидов, [из них] половину королю и половину [тому], кому была нанесена обида. О рабах, которые будут [находиться] с самим [свободным] в той же толпе: каждый [из них] уплатит за вину сорок солидов, [из них] половину королю и половину, как [мы уже] выше [указывали].

280. О мятеже крестьян (De rusticanorum seditionem). Если соберутся, то есть осмелятся объединиться и поднять мятеж по какой-либо причине крестьяне, и поставят кого-либо во главе себя, либо вырвут из рук (de mano tullerint) раба или скот (peculium), которых захотел увести господин из дома своего раба: умерщвляется или выкупит тогда свою жизнь (redimat animam suam) [за такую цену], в какую оценивался тот, кто находился во главе крестьян, и каждый, кто прибежал при [возникновении] мятежа для совершения дурного, уплатит двенадцать солидов, [из них] половину королю и половину [тому], кому нанес обиду или отважился препятствовать. И если случится, что тот, кто захотел получить или востребовать свою вещь, получит от самих крестьян побои или ранения (feritas aut plagas), уплатят тому, как выше было установлено, но и за [саму] дерзость пусть требуют такой вышеописанный штраф. Если же будет убит кто-нибудь из самих крестьян, пусть не требуют [уплаты за него], так как тот, который его убьет, действовал не из мести, но для защиты себя (se defendendum) и своих вещей.

281. О кражах и установленных [за них] наказаниях. Если кто украдет с участка леса другого человека, отведенного под вырубку (de lignario), дерево, уплатит тому, чей был участок, шесть солидов.

282. Если кто украдет из построенного дома какое-либо бревно или кровельную дрань (scindolam), уплатит шесть солидов.

283. Если кто украдет из срубленных деревьев, сложенных во дворе или на улице (in curte aut in platea) для постройки дома, [бревно], уплатит шесть солидов; если же в лесу находилось и украдет, уплатит в восьмикратном размере. [52]

284. О садовом участке (De orto). Если кто войдет или пролезет для совершения воровства в сад другого, уплатит шесть солидов; однако же, если придет за своей вещью и не причинит ущерба, не виновен.

285. De idertzon. Если кто сломает чужую изгородь, то есть idertzon, уплатит шесть солидов.

286. О жердях изгороди (De axegias). Если кто вытащит из изгороди (axegiato) одну или две оси, то есть осевую жердь, уплатит один солид.

287. О решетчатой изгороди (De sepe stantaria). Если кто вытащит из поставленного плетня прут (vimen), уплатит один солид; если же вытащит поперечную жердь (pertica transversaria), уплатит три солида.

288. О плуге (De pJouum). Если кто с целью навредить сломает чужой тяжелый [колесной] или легкий плуг (plouum aut aratrum), уплатит три солида, но если украдет, вернет [стоимость] в восьмикратном размере.

289. О бубенчике (De tentinno). Если кто украдет бубенчик с коня или быка (boue), уплатит шесть солидов.

290. О хомуте (De jugum). Если кто украдет хомут, уплатит шесть солидов.

291. Об упряжи (De sogas). Если кто украдет упряжь с упряжных волов (bouis iunctorios), уплатит шесть солидов. И если сам вор будет пойман при краже какой-либо средней вещи, за что присуждена в этом эдикте уплата в шесть или менее солидов, не рассматривается как уводчик скота (non sit figangit), но лишь пусть уплатит, как установлено.

292. О виноградных лозах (De vitem uuarum). Если кто унесет свыше трех или четырех [виноградных] лоз (aminicula), то есть унесет подпорки, уплатит шесть солидов.

293. О [виноградном] коле, названном подпоркой (De palo, quod est carracio). Если кто унесет кол, поддерживающий лозу, уплатит шесть солидов.

294. О срезанной виноградной лозе. Если кто выкопает [и при этом] срежет хитростью виноградную лозу, уплатит один солид.

295. О побеге виноградной лозы (De travicem vitis). Если кто срежет побег виноградной лозы, уплатит полсолида.

296. О гроздях (De ubas). Если кто унесет из чужого виноградника свыше трех гроздей, уплатит шесть солидов, но если же унесет оттуда три, нет тому никакой вины.

297. О стреноженных (De ambulatorias). Если кто снимет путы (pastoriam) с чужого коня, уплатит шесть солидов.

298. О недоуздке (De capistro). Если кто унесет с коня недоуздок, уплатит шесть солидов.

299. О сети (De reds). Если кто облегчит чужие сети (retes) или верши (nassas) или будет ловить в чужой рыбной заводи (piscaria) рыбу (pisces), уплатит три солида.

300. О деревьях (De arboribus). Если кто срубит на соседствующих (vicinos ad uicinum) чужом поле (agrum alienum), обработанном участке (culturam) либо огороженном месте (clausuram) дерево (rouore), либо кустарник (cerrum), либо дуб (яиегсиш)-модула (modula), граб, [53] то есть бук (hisclo quod est fagia), уплатит за дерево два тремисса (tremisses duos). Однако же, если по пути вне ограды срубит человек ради своей потребности (utilitatem) [дерево], не виновен.

301. Если кто срубит каштан, орешник, грушу или яблоню (castenea, nuce, pero aut melum), уплатит один солид.

302. Об оливах (De oliuam). Если кто срубит или подсечет оливковое дерево, уплатит три солида.

303. Если наколется человек или какой-либо скот на гибкий прут из ограды другого и [при этом] умрет или получит какое-нибудь ранение, виновен тогда тот, кто поставил изгородь и вынес больший или меньший конец прута наружу, в убийстве или ранении.

304. Если наколется конь или какой-либо скот, вбежав внутрь для скакания в огороженный участок другого, не оплачивается тем, чья была изгородь. Но если [конь или скот] за пределами [участка] скакал бы и накололся, оплатит его тогда тот, в чьем распоряжении находилась изгородь. Однако, если [конь или скот] причинит внутри огороженного участка ущерб, оплатит [ущерб их хозяин] тому, чей был огороженный участок.

305. Если кто выкопает вокруг своего поля (campum suum) ров (fossatum) и конь или другой скот туда опрокинется или человек натолкнется [и упадет], пусть не спрашивают с того, кто выкопал ров, так как сделал [это] не ради коварных целей (non dolose), но для охраны (pro salvatione) своего поля. И если [кто-либо] того тайно (occulte) засыпет и нанесет [при этом] ущерб, пусть тот, кто тайно засыпал ров, уплатит.

306. Об источнике (De puteo). Если в источник другого упадет какое-либо [живое существо] и погибнет или изувечится (debilitatum fuerit), пусть не предъявляют иска [тому], чей был источник, так как источник воды находится для совместной потребности всех.

307. Об оружии. Если кто без определенных целей даст (prestauerit) другому свое оружие и тот, кто возьмет, совершит с ним что-либо дурное, пусть не вменяют в вину тому, кто дал [оружие], но тому, кто совершил тем дурное. И наоборот: если тот, кто даст [оружие], согласится, чтобы был совершен дурной поступок, уплатит вместе с тем для искупления (ad sanandum) дурного.

308. Если кто по своему разумению (suam auctoritatem) осмелится унести оружие другого и совершит им дурное [дело], пусть не вменяют в вину тому, чье было оружие, но тому, кто совершил им дурное.

309. О диком звере (De fera). Если какое дикое животное будет поранено (plagata fuerit) человеком и в ярости самой (in ipso furore) убьет человека или нанесет какой-либо ущерб, оплатит тогда сам, кто нанес ранение, приняв, очевидно, условие (observatione), что тем большая вина вменяется охотнику (venatoris), чем дольше [он] или [его] собака (canis) преследовали того [дикого зверя], само убийство или ущерб.

310. О капкане (De pedica). Если в капкан или в охотничий силок (taliola) попадет дикий зверь и причинит ущерб человеку или скоту, пусть уплатит тот, кто поставил капкан. [54]

311. Если кто нападет, преградив путь [бегущему], пораненному другим человеком или охваченному бешенством, или затравленному собаками дикому животному, стремясь овладеть им, будет самим изранен или убит, не чинят пусть тому иска, кто поранил или преследовал [само животное], но пусть исчисляет [тот], кто, возгоревшись душой овладеть [животным], бросился [того] ловить.

312. О пораненном диком звере, найденном другим (De fera inventa ab alio vulnerata). Если кто обнаружит дикое животное, израненное другим или охваченное бешенством, или загнанное собаками, или [далее], возможно, [уже] умершее или [,возможно,] сам [при этом] убьет и сохранит; затем, по доброте души (bono animo), откроет [это], позволено [в этом случае] взять тому правую переднюю ногу (armo) с семью ребрами (costas) от дикого животного.

313. Об утаенном диком звере. Если кто найдет пораненного другим или, может, убитого дикого зверя и утаит, уплатит тому, кто того поранил, шесть солидов.

314. До каких пор можно считать [преследуемого] дикого зверя собственностью охотника. Если оленя или какое угодно дикое животное достигнет стрела некоего человека, до тех пор можно считать [животное] собственностью того, кто пронзил того [зверя] стрелой (sagittata fuerit), пока [не выйдет срок] для поимки и приобретения себе к другому такому [же] часу дня или ночи, то есть по истечении двадцати четырех часов. Однако же, кто того найдет по истечении вышеуказанного времени, не виновен [в присвоении чужого добра] и пусть имеет себе самого дикого зверя.

315. О прирученном олене (De ceruo domestico). Если кто убьет (fragiaverit) домашнего оленя, имевшего обыкновение реветь (rugire solit) в свое время (tempore suo), уплатит его хозяину двенадцать солидов, но если же украдет, вернет [его стоимость] в восьмикратном размере.

316. Если кто преследует чужого прирученного, неревущего оленя, уплатит его хозяину шесть солидов, но если же того украдет, вернет [его стоимость] в восьмикратном размере.

317. О домашней птице (De aves domesticas). Если кто [как добычу] подстерегает прирученного сокола (acceptore domestico), журавля (groua) или лебедя (cicino), уплатит за [эту] вину шесть солидов.

318. О пчелах (De apes). Если кто украдет с пасеки (de apeculare) одну или более колод с пчелами (vas cum apes), уплатит двенадцать солидов.

319. Если кто унесет с помеченного дерева в лесу другого гнездо с пчелами (apes), уплатит шесть солидов. Однако же, если [дерево] не будет помечено и будет затем кем-либо обнаружено, пусть [он] владеет себе по естественному праву (jure naturale), за исключением [, если] найдет в лесном заповеднике короля (in gahagium regis). Но если утаит [и] придет хозяин леса, пусть возьмет [он себе] мед (mel) и больше не чинит [тому] иска.

320. О соколах (De acceptoris). Если кто возьмет из леса другого, исключая лесной заповедник короля, соколов, пусть себе имеет. Но, если же придет хозяин леса, пусть забирает соколов и не предъявляет [55] тому больше обвинений. Мы уже приказывали то, [что,] если кто возьмет из лесного заповедника короля соколов, уплатит за вину двенадцать солидов.

321. Если кто возьмет из гнезда (de nido) с помеченного дерева в лесу другого [птенцов] сокола, уплатит шесть солидов.

322. О натравленных собаках. Если кто позовет или натравит чужих собак и [они] нанесут ущерб человеку или скоту, пусть не обвиняют того, чьи были собаки, но того, кто их натравил.

323. О взбесившемся человеке. Если под тяжестью многочисленных грехов человек взбесится или обезумеет (demoniacus) и нанесет ущерб человеку или скоту, пусть наследники не требуют [оплаты]; если же будет убит, равным образом пусть не требуется. Но без вины, однако, пусть не умерщвляется.

324. Если собака, конь или какой-либо скот будут охвачены бешенством (rabiosus) и нанесут ущерб человеку или скоту, пусть хозяин не требует [оплаты]; и кто убьет сам их, равным образом, как [было указано] выше, пусть не требуется.

325. О четвероногом (De quadrupedia). Если нанесет ущерб человеку или скоту, оплатит ущерб тот, кому принадлежит скот.

326. Если человека ударит конь копытом (cum pede), или бык рогом (cum согпо), или боров [дерет] клыком (cum dentem) и, может, собаку убьет (morderit), оплатит, за исключением если [скот] будет охвачен бешенством (rabiosus), тот, кому принадлежит животное (animales), убийство или ущерб; и файда, то есть вражда, из-за этого дела (capitulo) не возбуждается, так как [дурное] совершила немая вещь, но не старание человека.

327. О взятом в аренду коне (De caballo praestito). Если кто имеет предоставленного (praestitum) или взятого в аренду (conductum) коня, быка, собаку или какое-либо животное и [оно], пока находится в одолжении (in ipso beneficio) или в арендном пользовании, причинит ущерб, не требуют пусть [оплаты] с его хозяина, но тот, кто имел у себя предоставленное, оплатит сам убийство или ущерб.

328. Мы приказываем, [в случае,] если [какое] животное убьет или преследует чужое животное, то есть бык быка или какой-либо скот, чтобы хозяин, обнаруживший, что его животное преследуют, или [нашедший того] уже, может быть, вялым или разбитым (marcidum aut minuatum), сказал о самом преследовании тому, чье животное преследовало его [животное], чтобы взамен получить подобного тому, какое было в тот день, когда [животное] было изранено (fragiatus est), от того, чье животное это совершило.

329. Об украденной собаке (De cane furato). Если кто украдет собаку, вернет [ее стоимость] в девятикратном размере.

330. Если кто, защищая себя (se vindicandum), убьет, – а именно держа в руке меч, палку (spata aut virga) или какое угодно оружие, – чужую собаку, не требуют пусть с того [оплаты]; однако чтобы сама палка была бы равна среднему мечу. Но если уже затем бросается на нее и убьет, вернет ferquido, то есть подобную.

331. Если кто ночью или днем застанет в своем доме чужую [56] собаку, наносящую ущерб, и убьет ее, не требуют пусть [с того оплаты]; если же не убьет, оплатит ущерб, что причинила, [ее] хозяин.

332. О стельной корове (De vacca praegnante). Если кто поранит (percusserit) стельную корову и [та] преждевременно отелится (auortum fecirit), уплатит один тремисс. Если же [она] погибнет, вернет ее [стоимость], во сколько будет оценена, включая и [стоимость] молодняка (pecus).

333. О жеребой кобыле (De equa praegnante). Если кто поранит жеребую кобылу и [та] преждевременно ожеребится, уплатит один солид. Если же [она] погибнет, вернет [стоимость] ее, включая, как выше [было указано], и [стоимость] молодняка.

334. О беременной рабыне (De ancilla praegnante). Если кто поранит беременную рабыню и [она] сделает выкидыш, уплатит три солида. Если же из-за ранения умрет, оплатит [стоимость] ее, включая и [то], что погибло в ее чреве.

335. Об освежеванном животном (De animale excoriato). Если волк (lupus) зарезал чье-либо животное и кто-либо, не зная хозяина, того освежевал и спрятал; и будет [затем] обнаружено через объявителя, уплатит [он] двенадцать солидов.

336. Если животное погибнет в реке или [еще] где-либо и будет освежевано другим человеком, которому [оно] не принадлежало, уплатит [тот], кто его освежевал, двенадцать солидов.

337. О пораненном коне. Если кто отрежет чужому коню ухо, или [выколет] (excusserit) глаз, или нанесет какое угодно телесное ранение (laesionem corporis), возьмет себе [коня тот], кто поранил [его], и вернет тому ferquido, то есть подобного.

338. О хвосте коня. Если кто отрежет чужому коню хвост (coda), то есть только на щетину (setas), уплатит шесть солидов.

339. Если кто ударит (plagaverit) чужого коня или нанесет какое-либо ранение, отдаст тогда хозяин того коня тому человеку, который нанес ему ранение, коня и тот пусть его излечит; и, пока будет его исцелять, отдаст ему своего собственного коня, какого пусть и имеет все [это время] для своего пользования. И если конь, который был поранен, вернется к прежнему здоровью, пусть будет отдан обратно собственному хозяину, но, если от ранения погибнет, пусть вернет [тому] другого подобного. Но если случится, что сам конь, взятый в залог, у него погибнет, тогда тот, кто имел его в качестве залога, если [ему] будет предъявлен иск, пусть заплатит (satisfaciat), так как погиб [конь] не из-за отказа (neglectum) того [исцелить]; затем пусть не предъявляют тому иск вторично (repetitio).

340. Если кто оседлает (ascenderit) чужого коня и проскачет (cauallicauerit) [на нем], но лишь по соседству, то есть вблизи самого села (infra vicinia, id est prope ipsum uicum), уплатит два солида; однако же, если осмелится вблизи того разъезжать, и [при этом] не спрашивая хозяина, отдаст [штраф] в восьмикратном размере.

341. Об искалеченном коне (De disfigurato cavallo). Если кто захватит (preserit) чужого коня и искалечит или испортит (circinaverit), – повинен [в уплате] штрафа как за воровство; то есть [оплатит] восьмикратную стоимость, что составит [вместе] девятикратный размер. [57]

342. Если кто, считая за своего, возьмет чужого коня или какой-либо скот и разыщет того собственный хозяин и захочет предъявить иск, – так мы определяем, чтобы принес клятву тот, кто имел того [коня у себя], что взял того не по хитрости души [и] не по какой-либо задуманной [им] причине, но полагая, что был его; [тогда] будет свободен от обвинения в воровстве и вернет невредимого коня собственному хозяину. Если же не осмелится поклясться, вернет того в восьмикратном размере, так как после того, [как] узнал, что не его [конь], сразу [же] должен был известить собственного хозяина. Однако же, если после того, [как] узнал, что не его, оседлает [того], уплатит за вину, как выше [было указано], два солида.

343. О скоте, найденном при нанесении ущерба. Если кто найдет чужого коня или какой-либо скот, причиняющий ущерб, и отведет его на [свой] двор в загон (in curte inclauserit), и не придет определенный хозяин, который признает того [коня своим], пусть отведет тогда его тот, кто обнаружит его причиняющим ущерб, к судье, который учрежден в округе, или, по крайней мере, во весь голос объявив (vocem praeconia innotescat) перед церковью в собрании четырех или пяти селений, известит, что нашел коня. И если не придет [тот], кто признает его [своим], – [так] мы приказываем, чтобы тот, кто его найдет, [и] верхом ездил бы, и берег бы того, как своего собственного. Если же [конь] подохнет, пусть сохранит кусок самой шкуры с тавром (signa de ipso corio), чтобы, когда придет [за тем] определенный хозяин, имел бы, что ему показать; но, если же откажется это [сделать] и будет доказано, пусть вернет того в девятикратном размере; если же примет эти меры предосторожности (cautela), пусть будет свободен от обвинения.

344. Если кто хитростью пошлет скот совершать ущерб. Если кто хитрой душой пошлет коня или рабочий скот (armenta) на чужую жатву или луг или куда-либо причинять ущерб, уплатит за голову один солид, исключая [нанесенный] ущерб, по договоренности (sicut arbitratum fuerit) и обычаю места (loci consuetudo), но при условии, если пастух не осмелится клясться в [том], что не посылал [скот] хитрой душой; [напротив,] если поклянется, будет оправдан от обвинения, но ущерб [все же] оплатит.

345. Если кто хитрой душой пошлет свиней или овец причинить ущерб другому и не осмелится очистить себя [от обвинения], уплатит, исключая ущерб, один солид.

346. Если кто уводит под запор скот, причиняющий ущерб, и препятствует ему тот, чей скот, уплатит [препятствующий] один солид, и, кроме того, во сколько будет оценен, ущерб. И если будет помещен во дворе, пусть тогда тот, чей скот, просит того, [кто его поместил], чтобы вернул ему, но при условии, что еще ранее даст в качестве залога три силиквы или, по крайней мере, выставит поручителя, при таком определении – оплатить, во сколько будет оценен, или по решению, которое будет принято соседями (aut fabula, quae inter vicinus est), ущерб. Если же не пожелает принять залог и продержит у себя скот в течение одной ночи, уплатит один солид. Но если тот, чей скот, стремится, сохраняя твердость сердца [58] (duritiam cordis), освободить [скот], держит тогда этот [скот] в течение девяти ночей тот, кто нашел [его] причиняющим [себе] ущерб, [и] дает ему только воду, и пусть будет в этом доволен тем, что в качестве оплаты ущерба держал [у себя] в течение девяти ночей сам скот. Погибнет же что-либо из скота, пусть исчисляет себе [тот], кто отказался вернуть (despignerare) [себе скот, в ущерб] своим отказом (neglegentiae).

347. Если за идущим человеком последует конь или какой-либо скот и тот, за кем последовали, привязал или поместил того под запор (in ligamen aut in clausura miserit), сохранит того сам, как установлено выше, невредимым, чтобы вернуть пришедшему хозяину. Однако же, если скот, начав следовать [за тем], уведет себя с пути, невиновен тот, за кем пошел [скот].

348. Если кто будет спрошен другим человеком, [который] искал коня или какой-либо скот, и [при этом тот], кто ему сказал [об этом, укажет] на тавро, тот же, которого спросили, ошибочно, может быть, держал [у себя] чужого коня или скот. Так мы предусмотрели [в случае], если придет собственный хозяин [того скота] и пожелает предъявить иск, чтобы тот, кто ошибочно держал [скот у себя], принес клятву, что он полагал, будто это и есть то самое [животное], о котором его спрашивают; тогда пусть вернет коня и больше [ему] не предъявляют обвинений при условии, что того не украл. Если же собственный хозяин не придет, вернет того [коня] тому, от кого его забрал, и опять, согласно закону, как выше решено, сам сохранит.

349. О свиньях, если пасутся (pauerint) на выгоне другого (in isca alterius) и будут обнаружены; если [тех] менее десяти, ни одна из них не умерщвляется, но тот, кто их обнаружит, забирает из них одну и держит невредимой; за свинью же платят тому три силиквы. Однако же, если будет более десяти или же десять, умерщвляется одна средних размеров; и пусть не спрашивают [за нее оплаты]; исключая, если [свиней] будет менее десяти и [он] убьет, [то пусть] вернет ferquido, то есть подобную.

350. Если кто обнаружит на лугу одну или более рыхлящих землю свиней [и] убьет лишь одну, пусть [за нее] не спрашивают [оплаты].

351. О борове (De uerre). Если кто украдет чужого борова, уплатит двенадцать солидов, [и] называется сам [боров] sonorpair, [а именно тот,] который всех других боровов в стаде бьет и побеждает (battit et vincit). Однако, какое бы множество свиней не было в одном стаде, взимается [штраф лишь] за одного sonorpair, но, если же будет стадо менее тридцати голов, не исчисляется sonorpair; за исключением, если будет тридцать или сверх [того голов]. И если сам sonorpair будет убит [при нанесении им] ущерба, вернет сам, кто убил, или подобного, или более лучшего, но ущерб ему [также] пусть оплатит. В случае, если будут украдены другие боровы или свиньи, вернут в восьмикратном размере.

352. Об избиении свинопаса (De porcario battudo). Если кто изобьет пастуха из свободных лиц, [то есть] того, кто служит [и проживает] на самом дворе, однако же не в доме массария, уплатит двадцать солидов. Но лишь в том случае, если сам пастух не нанесет прежде [59] удары или не вызовет на скандал; если же нанесет ранения или удары, подсчитывается и оплачивается.

353. Если подерутся (se battederint) или вызовут друг друга на скандал два свинопаса, оплатят нанесенные ранения и удары; при этом пусть не предъявляют другого обвинения.

354. О чужом вспаханном поле (De campo alieno arato). Если кто, зная, что не его, вспашет или осмелится засеять (sementem spargere) чужое поле, лишится труда и плодов (fruges), и тот, кто доказал, что поле его, пусть имеет плоды.

355. О перепаханном поле (De campo exarato). Если кто перепашет чужое засеянное поле и не сумеет доказать, что [поле] его, то может вернуть собственному хозяину только засеянное, что опустошил, и за опасную дерзость уплатит шесть солидов.

356. О скошенном или перепаханном луге (De prato secato aut exarato). Если кто скосит или перепашет чужой луг, и сено (fenum) вернет и за недозволенную дерзость уплатит шесть солидов.

357. Если кто, послав хитростью свой скот или вырвав руками колосья (spicas), нанесет ущерб чужому полю, уплатит шесть солидов.

358. Не позволено никому отказывать [в пастьбе скоту на] подножном корму (iterantibus erba), за исключением на лугу, [время косить который] не подошло, или на жнивье. После же того, как будет скошено сено или собраны плоды, защищает [как свой участок тот], чья земля, столько, сколько сможет сохранить в качестве своего огороженного участка. Однако же, если осмелится прогнать коней, которые паслись (pascent) на жнивье или на самом пастбище (de stupla aut de ipsa pascua), где [и] прочий скот пасется, оплатит самих коней в восьмикратном размере за то, что осмелился их гнать с пастбища, то есть прежнего полевого участка (de arvo сашро, quod est fonsaccri).

359. О порядке принесения клятвы. Если возникнет какое-либо дело среди свободных людей и [нужно] будет дать клятву, [так мы определяем, что,] если само дело будет о двадцати или более солидов, пусть клянутся со своими двенадцатью aidos, то есть соприсяжниками, на святом евангелии (ad euangelia sancta) таким образом, что шесть тому называются тем, кто обвиняет, седьмым является тот, кого обвиняют, и пятеро свободных, которых пожелает [себе в соприсяжники обвиняемый], – так что будет [вместе] двенадцать. Если же дело будет менее, чем о двадцати солидах, а именно о двенадцати, приносит в качестве шестого лица [обвиняемый] клятву на освященном оружии (ad arma sacrata); трех соприсяжников назовет тому [тот], кто обвиняет, и двух свободных, которых пожелает, изберет себе [тот], кого обвиняют; шестым же является [он] сам. И если дело будет менее чем о двенадцати солидах, клянется в качестве третьего лица [обвиняемый] на оружии – одного [соприсяжника] ему называет [истец], другого [сам] просит себе и третьим является [он] сам.

360. О закладе и поручителе (De uuadia et fideiussorem). Если кто дает другому заклад и выставляет при клятве поручителя, пусть выполнит все, что обещал под залог. И тот, кто обвинит и заберет залог, должен будет назвать ближайших (proximioris) тому по рождению (qui nascendo sunt) соприсяжников, но исключая тех, которые состоят [60] с самим [лицом], которое обвиняют, в тяжелой вражде, а именно если нанес тому побои или замышлял против [его] жизни либо завещал (thingavit) свое добро другому, – это [лицо] не может быть соприсяжником, хотя [и] является ближайшим [родичем], так как [его] рассматривают как врага либо чужого (ео quod inimicus aut extraneus invenitur esse).

361. Если кто вручит другому по принесении клятвы по какой-либо причине залог и выставит поручителя, пусть [тот] даст ему срок для принесения самой клятвы в двенадцать ночей, и если, может быть, из-за болезни или другой неожиданной причины не сможет принести клятву в вышеназванный установленный [срок], пусть будет отложено дело еще на другие двенадцать ночей. И если и тогда не исполнит и растянет по собственному разумению (volontariae) [совершение] на целый год, но клятву не принесет, проиграет тогда само дело, о котором велся [иск], и тот пусть выиграет, кто принял залог. И наоборот, если тот, кто примет залог, будет медлить выслушать клятву и растянет на целый год, пусть не имеет в дальнейшем по истечении годового срока никакого красноречия (facundiam) для предъявления иска по самому делу; но тот, кто был готов принести клятву, пусть прочно обладает [выигранным].

362. Если после установления о принесении клятвы кто-либо умрет (Si post sacramentum judicatum aliquis moriatur). Если случится, что умрет, после того как выставит поручителя по принесению клятвы и назовет соприсяжников, лицо, которое оставит сыновей, и затем тот, кто предъявил иск, обвинит сыновей, говоря: "Так как поскольку отец заручился (obligauit) залогом и поручителем, должны выполнить сыновья", – необходимо тогда сыновьям, хотя они обладают меньшим достоинством, чем отец, или отрицать, что их отец [это] обещал, путем принесения клятвы, или пусть непременно исполнят [то], о чем договаривался их отец. И если кто-либо из соприсяжников умрет, властен тот, кто предъявляет иск, назвать вместо умершего (in locum mortui) другого подобного из близких знакомых или из родичей, или из gamahalos, то есть товарищей по вече (id est confabulatus). Но [если] скажет [тот], кто предъявил иск, что было нарушено принесение клятвы, пусть поклянется [тот], кто [это] отрицает, если отважится, [в том, что не была нарушена клятва ни родичами, ни им самим]; затем пусть клянется, как установлено выше.

363. О нарушении [церемонии принесения] клятвы. [Церемония принесения] клятвы считается нарушенной в том случае, когда при наличии святого евангелия и освященного оружия тот, который обвиняется, сойдясь со своими соприсяжниками, не осмелится поклясться или [же] сам либо кто-нибудь из его соприсяжников не явится на церемонию, – в этих случаях [церемония принесения] клятвы считается нарушенной.

364. О том, кто, прежде признавшись [в совершенном], пожелает [далее] путем принесения клятвы отрицать [то]. Если человек будет обвинен другим в какой-либо повинности, но отрицает, позволено тому оправдаться сообразно [с установлениями] закона и качества причины. Если же признает себя повинным (manefestauerit se), [61] уплатит согласно с тем, что установлено в этом эдикте. Однако же никому не позволено после того, как ранее признается, [а именно] после того как сам себя обвинит, отрицать затем путем принесения клятвы свою вину. Мы слышали в нашем королевстве многие жалобы (intentiones) по таким дурным [вышеупомянутым делам] (prauas), которые и побудили нас исправить настоящее законодательство (legem) и учредить более лучшее установление (statum).

365. О долгах умершего отца. Если кто потребует от сына после смерти отца [на том основании], что отец являлся должником, [уплаты] долга, но сын будет отрицать [это], так мы определяем: чтобы сын принес клятву сообразно с суммой денег (secundum qualitatem pecuniae), по поводу [уплаты которой] возник иск, в том, что его отец не являлся должником того, или [же] пусть защищается, если сможет, путем поединка.

366. Если возникнет спор (intentio) промеж кредитора и должника, а также поручителя и кредитор будет утверждать, что он должен получить в связи с определенным договором (in tale praetexto) залог, но поручитель отрицает, это не является поводом для принесения поручителем клятвы; лишь один должник платит либо оправдывается на Евангелии либо оружии [в том], что не давал в связи с этим делом ни залога, не выставлял поручителя.

367. De waregang. Все чужестранцы (waregang), которые прибыли с окраин в пределы нашего королевства и подчинились щиту нашей власти, должны жить по нашим лангобардским законам, за исключением, если заслужили бы из-за преданности (pietatem) нам разрешение [пользоваться] другим правом (aliam legem). Если оставят законнорожденных сыновей, пусть становятся, как и сыновья Лангобардов (filii Langobardorum), их наследниками; не будут иметь законнорожденных сыновей, не властны они ни передать (thingare) кому-либо ни, на основании какого-либо правового учреждения, продать без приказания короля свои вещи.

368. De camfionibus. Пусть никто не осмеливается при camphio, то есть когда выступает на поединок с другим, иметь при себе травы (herba), используемые колдунами (maleficias), а также другие такого рода вещи, но лишь только свое оружие, о котором было договорено. И если возникнет подозрение (suspicio), что имел те [при себе] тайно, пусть будет обыскан судьей и, в случае [, если] будет найдено при нем, отбирается и выбрасывается. После же этого сыска (et post istam inquisitionem) сам борец (camfio) пусть вложит руку в руки родичей или своих сотоварищей (conliberti) и, оправдываясь перед судьей, скажет, что не имеет при себе никакой такой вещи, которая служит при колдовстве; тогда пусть идет на поединок.

369. О королевских делах (De causas regales). Все королевские же дела, непосредственно относящиеся к королю, по которым усматривается уплата штрафа или предъявляется иск, оплачиваются согласно старому обычаю (secundum antiquam consuetudinem) вдвойне; исключая, [если речь идет] о мундиуме над свободными или убийстве (mordh) либо других подобных делах, по которым присуждается [уплата] в девятьсот солидов и постановление [об уплате] которых мы [62] оставляем в силе (in vigorem). Все остальные, о коих мы говорили выше, оплачиваются вдвойне.

370. Если раб короля (servus regis) совершит убийство (mordh), так мы определяем, чтобы само лицо оплачивалось, как было оценено, и самого раба, в качестве отмщения того, вешали над погребением (super fossa) самого погибшего; и дело будет улажено.

371. О прочих же делах, по которым свободные или рабы других людей повинны уплатой в девятьсот солидов, а именно: если преградят путь свободной женщине, либо нанесут [ей] обиду, либо заберут в качестве описанного имущества (pigneratus) стадо лошадей или свиней, либо [совершат] прочие подобные [дела], по которым, – мы выше установили в этом эдикте, – должны выплачиваться девятьсот солидов; если [такие] совершит раб короля, будет подвергнут он смертной казни, но девятьсот солидов пусть не требуют со двора короля.

372. Если раб короля совершит воровство, пусть вернет [похищенное] в восьмикратном размере и не будет считаться вором (figangit).

373. Если раб короля вторгнется в чужой двор (hoberus), либо преградит путь (wecvorin), либо сбросит [кого-либо] с коня (marahuorf), либо совершит какое угодно другое меньшее преступление, уплатит так, как платят другие воины, о которых установлено выше.

374. О скульдахии (De sculdhais). Если кто убьет скульдахия или актора короля, находившихся на службе короля, пусть [их] оценивают как свободных людей, сообразно с установлениями этого эдикта, и оплачивают законным родичам; кроме того, пусть уплатит во двор короля [тот], кто убьет тех, восемьдесят солидов. И если [тех] изобьют или свяжут (legatus), уплачивается по установлению этого эдикта равно как за свободного человека либо согласно своему происхождению (secundum nationem suam); кроме того, за вину во двор короля – восемьдесят солидов.

375. Если гастальд или какой-либо актор короля после принятия [на себя обязанностей] либо поручения [ему] управления (ad gobernandum) двором короля и [ведения] королевских дел приобретет что-нибудь от какого-либо другого [лица] через gairethinx, то есть дарение, пусть он твердо, если то будет подтверждено (per preceptionem), благодаря доброте (indulgentiae) короля, [его] приказанием, владеет. В противном случае все то, вышеназванное, что приобретет после того, как приступил к управлению (post susceptam administrationem), через gairethinx, пусть получит король [и] пусть ни от своего имени (nomine), ни его наследники не требуют [того].

376. Пусть никто не осмеливается убить чужую альдию или рабыню как ведьму [, сову, сосущую по ночам кровь у детей], которую называют оборотнем (quasi strigam, quern ducunt mascam), так как никакими христианскими умами (christianis mentibus) нельзя поверить в возможность того, что женщина может поедать живого человека. Если кто осмелится проникнуться такой определенной недозволенной и богопротивной (inlecitam et nefandam) верой и убьет альдию, уплатит за [женщину] такого положения (pro statum) 60 солидов и сверх того пусть приплатит за вину сто солидов, [из них] половину королю и половину [тому], чьей была альдия. Если же [убитая] была [63] рабыней, уплатит [за женщину] такого положения, будь она челядинка или для сельских работ (si ministeriales aut rusticana fuerit), как установлено выше; и сверх того за вину 60 солидов, [из них] половину королю и половину [тому], чьей рабыней [она] была. Но, если судья прикажет совершить это дурное дело (opus malum), сам из своего собственного кармана уплатит вышеописанный штраф.

377. Если кто выколет одноглазому свободному человеку сам [глаз], уплатит две части цены самого [человека], как бы он не был оценен, если того убил бы. Если же выколет [глаз] одноглазому альдию или чужому рабу, оплатит того как убитого.

378. Если свободная женщина прибежит на раздор, где бранятся (litigant) мужчины, и получит удар или ранение либо, возможно, будет избита (inpincta) или убита, оценивается согласно своей знатности и оплачивается так, как если бы [это] случилось с братом женщины; однако же пусть не приносит за свою обиду другого обвинения, по которому присуждается [уплата] в девятьсот солидов, так как сама прибежала на раздор (ad litem), совершение чего является постыдным для женщин.

379. Если кто уничтожит либо разорит дотла (disturbaverit aut in terram iactaverit), когда возникнет спор о земельном участке, чужую хижину либо строение (cassinam aut tectum), расположенные вне двора и где не проживает человек, и не сможет доказать по закону, что земля принадлежит ему, восстановит саму хижину и уплатит за другую такую же, как была оценена. Однако же, если уничтожит обитаемый дом, уплатит, как в этом эдикте читается, как за нападение банды (aratraibus).

380. Если кто тайно уведет из-под чужого запора без спроса свой скот, уплатит двору, в который вторгся, то есть [совершил] hoberos 20 солидов.

381. Если кто всенародно назовет другого трусом (arga) и не сможет отрицать [, что совершил это,] и [далее] скажет, что говорил [то] в ярости, пусть, поклявшись, скажет тогда, что не знал того по [своему] утверждению [трусом], затем пусть уплатит за само беззаконное слово (pro ipso iniurioso verbo) двенадцать солидов. Но, если будет упорствовать [в своем утверждении], пусть уличит [того в трусости], если сможет, путем поединка или, по крайней мере, уплатит, как [было установлено] выше.

382. Если кто толкнет (inpegerit) [так], что [тот] упадет, свободного человека, уплатит, однако, если не причинил телу его другого ранения, шесть солидов. Если же того толкнет и [он] не упадет, уплатит три солида.

383. Если кто оттаскает при возникшем споре за бороду или волосы (per barbas aut capillos traxerit) свободного человека, уплатит шесть солидов; если оттаскает за бороду или волосы альдия, либо челядь, либо сельского раба, уплатит, как за один удар.

384. О сломанных нижней части руки, бедре либо голени (De brachio, coxa seu tibia rupta). Если кто сломает свободному человеку нижнюю часть руки от плеча до локтя, то есть предплечье (brachium super gubitum, hoc est murioth), уплатит двадцать солидов; если же [64] ниже локтевого сустава, то есть лучевую кость (treno), уплатит шестнадцать солидов; если сломает выше колена бедро, то есть бедренную кость (lagi), уплатит двадцать солидов; если ниже колена, то есть голенную кость, уплатит шестнадцать солидов. Если же [кость] останется искривленной либо человек станет хромым, уплатит, как в этом эдикте читается, четвертую часть [его] цены.

385. О мундиуме над девушкой и долге. Если мундиум над свободной девушкой, у которой умерли родители, перешел ко двору короля и отец или брат оставили долг, пусть как выступит наследником в доле (in quotam portionem) [из имущества] отца или брата, так и уплатит долг. Равным образом и если будут незаконнорожденные сыновья.

386. Настоящий эдикт, изложенный сообразно с нашим планом, который мы установили божьей милостью (cum deo propitio) с высшего поучения (summo studio) и получив определенное одобрение (vigiliis faborem) свыше с небес (a celestem), собрав разысканные и вновь упомянутые древние законы отцов наших, которые не были написаны, и выбрав те, которые послужили бы для общих потребностей нашего рода, как по совету, так и с согласия первейших судей (primatos judices) и [всего] воедино [собранного] счастливейшего нашего войска, утвердили и приказали написать на этом пергаменте.

Но следующие за этой главой (capitulo) разобранные и сохраненные [прочие главы, истинность которых,] так же как и предыдущих, была подтверждена божьей милостью, при строгом исследовании (inquisitionem) древних законов Лангобардов, какие мы смогли припомнить как сами, так [и узнав о них] от старых людей, должны мы приписать к этому эдикту; приписанные [главы], хотя и не были, для того чтобы это законоположение было твердо и прочно, утверждены согласно обряду нашего рода (secundum ritus gentis nostrae) через gairethinx, пусть всеми нашими подданными, доколе пребывает наше наисчастливейшее время, а также в будущем, оберегаются.

387. Если кто ненамеренно (nolendo) убьет свободного человека, строящего дом, уплатит за того, как будет оценен, и файда пусть не возникает, так как совершил [то] ненамеренно.

388. И то мы прибавляем и определяем, что пусть не требуют возбуждения иска по делам, которые окончены. Которые же не законены и в настоящий двадцать второй день того же месяца (mensis) ноября, второго индикта, находятся в разгаре разбирательства или начаты, пусть решаются и оканчиваются сообразно [с постановлениями] этого эдикта.

И то вообще даем в постановлениях (in mandatis), чтобы писцы не меняли самочинно каким-либо обманным способом этот эдикт: если это и случится, пусть не верят и не принимают никакого иного образца (exemplaria), кроме того письма, исследования либо сыска (recognitum seu requisitum), которые по нашему приказанию писаны рукой нашего нотария Ансоальда (ansoald notario nostro).

Конец эдикта короля Ротари

Текст воспроизведен по изданию: Законы лангобардов. Обычное право древнегерманского племени. (К раннему этногенезу итальянцев). М. Наука. 1992

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.