Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Иранская революция 1905-1911 гг. и большевики Закавказья

Революция 1905 г. в России, открывшая собою новую страницу в истории борьбы с царизмом и капитализмом в нашей стране, имела большое влияние на все международное революционное движение и на рабочий класс западноевропейских стран, который в борьбе русских рабочих с царизмом видел борьбу с империализмом и, воспринимая уроки русской революции, ринулся в схватку с капитализмом за улучшение своих экономических и политических прав.

Вместе с тем первая русская революция, ставившая своей задачей разрешение аграрного вопроса, свержение власти помещиков-полуфеодалов, ускоряла борьбу с феодальными отношениями в Азии.

Развивавшийся в царской России капитализм устремлялся на окраины государства, в том числе и на Кавказ. Проникая на окраины, капитализм обращал их в свои колонии. Окраины государства влекли капиталистов своими огромными естественными богатствами, богатой сырьевой базой. Сюда же они направляли промышленную продукцию своих предприятий, вытесняя и уничтожая местное производство.

Рабочие, вовлекаемые в развивающуюся промышленность, подвергались жесточайшей эксплоатации. Рабочий день был не нормирован, заработок не постоянен. В донесении канцелярии царского наместника на Кавказе в департамент полиции о положении на шелкомотальных фабриках Шушинского уезда, мы читаем: «работают по преимуществу женщины, из коих большинство девочки, начиная с семилетнего возраста. Работа на этих фабриках начиналась до восхода и кончалась после захода солнца; отдыха почти не было, давался только час на обед. Заработную плату женщины получали от 20 до 35 копеек в день, а девочки и мальчики от 7 копеек» 1. И такое положение не было исключением.

В деревнях Кавказа господствовал помещик, и феодализм был здесь значительно крепче, чем в центральной части империи.

В условиях колониально-капиталистического и феодально-помещичьего гнета сравнительно быстро шло вызревание классового сознания пролетариата и революционизирование крестьянства многонационального Закавказья. Этому способствовало в значительной мере то, что на рубеже XIX и XX веков в Закавказье стала складываться и расти революционная организация, стала развиваться ленинская большевистская партия, во главе которой стал товарищ Сталин. В 1901 г. был организован Тбилисский комитет РСДРП. В конце этого же года товарищ Сталин развернул большую партийную работу в Батуми. Ведя успешную борьбу с меньшевиками, эсерами и буржуазными националистами, товарищ Сталин в 1904 г. завершил оформление большевистских организаций в ряде мест Закавказья; в 1904 году, после побега из сибирской ссылки, товарищ Сталин значительное время провел в крупнейшей рабочем центре Закавказья – Баку, где в поисках заработка сосредотачивались труженики Грузии и Армении, отходники с берегов Волги и из соседнего Ирана. [34]

С началом революции в России в движение пришли и трудящиеся Закавказья. III съезд РСДРП, заседавший в Лондоне в апреле-мае 1905 г., принял специальное решение «По поводу событий на Кавказе».

«Принимая во внимание:

1) что особые условия социально-политической жизни Кавказа благоприятствовали созданию там наиболее боевых организаций нашей партии;

2) что революционное движение среди большинства населения Кавказа как в городах, так и в деревнях дошло уже до всенародного восстания против самодержавия;

3) что самодержавное правительство посылает уже войско и артиллерию в Гурию, подготовляя самый беспощадный разгром всех важнейших очагов восстания;

4) что победа самодержавия над народным восстанием на Кавказе, облегчаемая иноплеменным составом тамошнего населения, будет иметь самые вредные последствия для успеха восстания во всей России, –

III съезд РСДРП от имени сознательного пролетариата России шлет горячий привет геройскому пролетариату и крестьянству Кавказа и поручает Центральному и местным комитетам партии принять самые энергичные меры к наиболее широкому распространению сведений о положении дел на Кавказе путем брошюр, митингов, рабочих собраний, кружковых собеседований и т.д., а так же к своевременной поддержке Кавказа всеми имеющимися в их распоряжении средствами» 2 .

В дни декабрьского вооруженного восстания в Москве прошли вооруженные восстания в Тбилиси, Кутаиси и других городах. «Почти вся Грузия была охвачена восстанием» 3.

Проиграв войну с Японией царизм все же нашел силы нанести поражение лучшей части народа своей собственной страны. Трудящиеся массы Закавказья отступали с большими и упорными боями. Они уходили в леса и горы и оттуда вели нападения на царские войска, развернув партизанскую борьбу.

Революция 1905 года, несмотря на ее поражение, высоко оценена большевиками и создателем партии – Лениным. В статье «К оценке русской революции» он писал, что «декабрьская борьба была самым необходимым, самым законным, самым великим пролетарским движением после Коммуны» 4.

Вслед за революцией 1905 г. в России пришел в движение Иран, расположенный по соседству с Закавказьем.

В период развития капитализма в Европе Иран, страна аграрная, экономически отсталая, должен был разделить судьбу стран Востока. Западно-европейский капитализм и русский царизм обратили его в свою полуколонию. Земельные отношения Ирана были типично феодальными.

Земли делились на принадлежавшие шаху («халисса»), мечетям и религиозным обществам («вакуф») и частно-собственнические – помещичьи («мульк»). Основную массу населения составляло крестьянство, жестоко эксплоатировавшееся и обремененное непомерными налогами, собираемыми откупной системой, открытым насилием помещика и полным произволом в различного рода повинностях. Некоторая его часть закабалялась на работе у помещика, другая, менее значительная, переходила к мелкому ремеслу или жила подаяниями. Часть же отправлялась на заработки в эмиграцию.

В стране было широко развито кустарное производство, достигавшее в свое время большого совершенства. С проникновением же в Иран фабричной продукции капиталистических стран кустарное производство стало приходить [35] в упадок. Разорявшиеся кустари, число которых было особенно значительно в городах Северного Ирана, пополняли ряды эмигрантов. В начале XX в. в Иране было открыто несколько небольших промышленных предприятий, но промышленное развитие страны тормозилось конкуренцией крупных капиталистических стран, боровшихся за овладение рынком Ирана, а национальная буржуазия была слаба. На пути ее развития стояли крупные и сильные иностранные конкуренты и феодальная шахская власть. Слабое развитие промышленности привело к тому, что Иран был в числе стран Востока – «где нет или почти нет промышленного пролетариата» 5.

Закабаление страны капиталистами производилось: займами шахскому правительству на кабальных условиях и концессионной практикой, а царская Россия, в дополнение к займам и концессиям, свое влияние закрепляла посылкой советников в шахский дворец, командированием офицеров на службу к шаху, для организации так называемой казачьей бригады.

Захватническая политика царизма встречала сопротивление и значительной силы противодействие со стороны Англии. Последняя оберегала подступы к Индии – «жемчужине в короне Британской империи» и старалась не допускать Россию до берегов Персидского залива. К тому же Англия сама стремилась закрепиться в Иране, имея в виду естественные богатства, главным образом, нефтяные, столь необходимые для ее военного и коммерческого морских флотов.

Политическим строем Ирана была абсолютная монархия. В стране не было какой-либо строго централизованной и хорошо организованной власти. Главной функцией всего шахского аппарата были сбор налогов и изыскание способов личного обогащения. Все главнейшие должности сдавались на откуп. Писанных законов страна не имела. Все возникавшие тяжбы между отдельными лицами разрешались на основе Корана. В роли судей выступали лица, знавшие религиозные книги и монополизировавшие тем судейские дела в государстве.

С конца XIX в. в Иране начало развиваться антифеодальное движение, подымался народ против шаха и его пособников. В стране вызревали предпосылки надвигавшейся революции. Ряды борцов против шаха и феодалов-помещиков пополнялись возвращавшимися с заработков из России. Находясь в пределах России, в особенности в городе Баку, эмигранты наблюдали жизнь рабочего класса нашей страны, его борьбу, вовлекались в эту борьбу, получали опыт, укрепляли свое классовое самосознание. Газета «Гудок» от 22 августа 1907 г. в передовице давала сравнительно подробную характеристику пришлых в Баку рабочих: «Последние 15 лет пришлый элемент среди рабочих особенно возрос и составляет в настоящее время очень значительный % в общем числе бакинских рабочих, достигающем со всеми горнорабочими, вероятно, до 65 тысяч». Газета отмечала большое количество временных рабочих и определяла их в 60%. Среди временных рабочих – «большею частью персы». Большое количество их было занято в буровых командах и в особенности в тартании. Возвращаясь на родину, эти эмигранты способствовал более ускоренному развертыванию событий.

В 1905 году в городах Северного Ирана стали складываться массовые революционные организации «муджахидов». Народные выступления, положившие начало революции, развернулись к концу 1905 г. С декабря 1905 г. по июнь 1908 г. революция в Иране развивалась успешно. Ее победами было завоевание конституции, созыв парламента. Конституция определяла более прогрессивные порядки, чем ранее существовавшие, способствовала укреплению буржуазии, наносила удар феодальной бюрократии. Конституция имела антиимпериалистическую направленность и защищала национальную независимость страны. Парламент рядом мероприятий упорядочил финансы страны, принял закон против взяточников, уменьшил жалование крупным чиновникам, [36] сократил пенсии сановникам и цивильный лист шаху. При обсуждении бюджета, вместо предполагавшегося дефицита в 14 млн. франков, был установлен излишек в 6 млн. Были приняты подготовительные меры к организации национального банка, разрабатывался и обсуждался проект введения подоходного налога, раздела государственных земель между крестьянами и уменьшение рабочего дня на предприятиях до 10 часов.

Успешное развитие революции в Иране грозило оказать революционизирующее воздействие на Кавказ, поэтому царизм после третьеиюньского переворота в России перешел в наступление на иранскую революцию, стал подготовлять штыки для интервенции и внутренний контрреволюционный переворот силами своих агентов и шахских сатрапов.

В августе 1907 г. было подписано англо-русское соглашение, по которому разрешался целый ряд спорных вопросов, в том числе и вопрос о «сфере влияния» в Иране.

23 июня 1908 г. царские агенты в Иране подготовили и провели контрреволюционный переворот. Казачья бригада шаха под командованием царских офицеров разгромила парламент. Но переворот в столице не остановил революции. Как только весть о разгроме меджлиса и о восстановлении абсолютистской власти разнеслась по стране, революционеры усилили свою деятельность. К этому времени революционный центр переместился на север Ирана, в Азербайджан, Гилян.

Особо выделялся город Тавриз, где широко развернулась деятельность Саттар-хана. Выходец из крестьянской среды, рядовой солдат, он сумел благодаря своим организаторским способностям снискать авторитет среди революционеров. Им был создан крупный и боеспособный вооруженный отряд. Он был «вождь революционного персидского войска» (Ленин).

Английский буржуазный историк Броун приводит в своей книге «The Persian. Revolution of 1905-1909» информацию одного корреспондента: «Когда началась в Тавризе борьба он (т.е. Саттар-хан – Б.Г.) проявил храбрость и способность руководить своими единомышленниками... он действовал хорошо в нападении. И я готов признать, что персы многим ему обязаны... Конечно ему очень помогали кавказцы, к большому опыту в войне которых он обращался. Но было бы несправедливым отрицать за ним самим большую храбрость, опыт в выигрыше казалось бы безнадежной борьбы. Его последователи уговаривали его не рисковать собой, так как его смерть могла привести к срыву борьбы конституционалистов. Он отказался слушать их доводы и говорил, что не понимает этого, заявляя о том, что его место на линии огня... Он завоевал симпатии европейцев в Тавризе. Его поведение было восхитительно».

Под руководством Саттар-хана Тавриз выдержал осаду контрреволюционеров и успешно оборонялся с июня 1907 по апрель 1909 г., когда в город вступили царские войска под командой генерала Снарского, пришедшие на помощь иранским феодалам.

В то время как внимание внутренней контрреволюции и царской интервенции было привлечено к Тавризу, развернулись крупные события в Реште. Вооруженное восстание в начале февраля 1909 г. здесь закончилось успехом. Саттар-ханом была выдвинута идея вооруженного похода на Тегеран. Эта идея была осуществлена. Рештская революционная армия начала поход на столицу. В июле 1909 г. объединенными силами северян совместно с вооруженными силами бахтиарских племен столица была с боем взята, а шах низложен. К власти пришло правительство помещиков и умеренной буржуазии. На трон был возведен малолетний сын шаха при регентстве одного из принцев каджарской династии. Вскоре был созван второй меджлис, состав которого отразил происшедшие в стране социальные сдвиги. Крупная буржуазия и помещики намерены были положить предел революции. Под давлением империалистов правительство разоружило в столице революционные войска, а свергнутый шах с помощью царского правительства, намеревавшегося восстановить власть шаха, начал поход на Тегеран, но был разбит и бежал из Ирана. [37] Разгром шахского похода показал, что внутренних сил для окончательного подавления революции в стране недостаточно. Поэтому англо-русские империалисты подготовили и провели открытую интервенцию, в результате чего иранская революция была разбита, и к власти вернулись реакционные феодалы.

В. И. Ленин внимательно следил за развитием революционных событий в Иране. Он особо отмечал упорную борьбу в Тавризе, где – «неоднократный переход военного счастья в руки революционеров, совсем уже – казалось – разбитых на-голову, показывает, что башибузуки шаха, даже при помощи русских Ляховых и английских дипломатов, встречают самое сильное сопротивление снизу» 6.

Мастерской рукой срывал В. И. Ленин демократические одежды с тех, кто пытался в них рядиться, прикрывая свое эксплоататорское лицо. «Либеральные английские буржуа... все чаще, все откровеннее, все резче показывают, какими зверями становятся самые «цивилизованные», прошедшие самую высшую школу конституционализма, европейские политические «деятели», когда дело доходит до пробуждения борьбы масс против капитала, против капиталистической колониальной системы...» 7.

В. И. Ленин звал к объединению всех трудящихся и эксплоатируемых, к созданию революционного единого фронта пролетариев Запада и угнетенных Востока против соединенных сил реакции. «Суть того, что происходит теперь на Балканах, в Турции, в Персии, сводится к контр-революционной коалиции европейских держав против растущего демократизма в Азии. Все усилия наших правительств, вся проповедь «больших» европейских газет сводятся к тому, чтобы замазать этот факт, чтобы сбить с толку общественное мнение, чтобы прикрыть лицемерными речами и дипломатическими фокус-покусами контр-революционную коалицию так называемых цивилизованных наций Европы против наименее цивилизованных и наиболее рвущихся к демократизму наций Азии... Наша задача, задача международной социал-демократии – разъяснить народу именно общую связь событий, основное направление и подкладку всего происходящего» 8. Разъясняя широким массам смысл происходящих событий, В. И. Ленин требовал от партии и ее членов пропаганды и агитации на собраниях, в листовках и с парламентской трибуны. Большевистская организация в Закавказье, созданная и руководимая соратником В. И. Ленина – товарищем Сталиным, принимала живое участие в иранской революции. В газетах, издаваемых большевиками в Баку и Тифлисе, помещались статьи, посвященные борьбе народов Ирана. Орган тифлисских большевиков «Борьба» в № 2-4 за 1908 г. поместил статью «Революция на Ближнем Востоке». В ней давалась оценка международного значения русской революции 1905 года и ее влияния на Запад и Восток. Газета «Бакинский рабочий» в № 1-2 от 6 сентября 1908 г. поместила обширную статью «События в Персии и бакинский рабочий рынок». В ней также отмечалось влияние революции 1905 г. в России на народы Ирана.

Большевистские организации Закавказья, откликаясь на развертывавшиеся события, выпускали посвященные им листовки массовыми тиражами. Большевики призывали к всяческой помощи и поддержке народов Ирана в его справедливой войне за свое освобождение и прежде всего к усилению борьбы с общим врагом народов Ирана и нашей страны – российским самодержавием. Большевики Закавказья поддерживали революционеров Ирана, вселяя в них уверенность в борьбе за освобождение своей родины. Созданная большевиками мусульманская социал-демократическая организация «Гуммет» была связующим звеном между большевиками и иранскими революционерами. Иранские революционные демократы создали свою организацию «муджахидов». Гумметовцы помогали им, и эти организации раскинулись по всему Закавказью, там, где [38] были эмигранты из Ирана. В 1907 г. муджахиды провели в гор. Мешеде конференцию, на которой приняли новую программу и устав.

Сравнивая программу и устав муджахидов с программой «Гуммет», мы можем убедиться в наличии влияния последней на первую. В программе и уставе нашли свое отражение ряд положений из программы «Гуммет». От нее шло социал-демократическое, революционное воздействие. Но вместе с тем следует сказать и о том, что в организациях муджахидов было распространено сектантство, заговорщичество, индивидуальный террор. На программе и уставе иранской революционно-демократической организации муджахидов отразилась недоразвитость их политических взглядов. Определялось это социальным составом организации, слабостью и малочисленностью пролетарских кадров в Иране. Большевики стремились укрепить свое влияние среди муджахидов и превратить их организации в массовые последовательно-революционные организации. Муджахидские организации в Закавказье работали в царском подполье, воспринимая методы нелегальной работы большевиков. В марте 1907 г. наместник царя на Кавказе доносил в Петербург, что в Баку раскрыта подпольная организация иранских социал-демократов муджахидов. Эта организация имела отделение в рабочем районе, Черном городе. Полицией произведены были аресты, конфисковано было большое количество революционной литературы.

В декабре месяце того же года наместнику пришлось доносить и о другой, обнаруженной полицией организации, в Нахичевани. Причем, в этом донесении он писал о том, что раскрыт «Комитет муджахидов, имевший связь с Гумметом». В июне 1908 г. начальник Эриванского губернского жандармского управления сообщил в Тифлис о наличии муджахидских организаций в Эриване и Карсе. С каспийского побережья, из города Петровска, сообщали о перехваченных письмах с печатью «Петровское отделение партии Муджахид».

Все эти донесения свидетельствовали, во-первых, о широте развернувшейся организации, во-вторых, о том, что против нее были поставлены на ноги все полицейско-жандармские силы царизма. Однако, умелой конспирацией, помощью и поддержкой гумметовцев, организации сохранялись и деятельность их усиливалась. Организации муджахидов, сплачивая иранских революционеров, занимались сбором средств, печатанием литературы, закупкой оружия и отправкой всего этого в Иран. Проводили они вербовку и отправку добровольцев для пополнения армии революционеров. В 1907 году, при помощи иранского подданного Мирза-Мамед-оглы, в Тавриз была вывезена типография. Гартвиг, царский посол в Иране, 12 марта 1907 г. доносил в министерство иностранных дел: «Продолжаются сношения с батумскими и бакинскими революционерами, которые ободряют здешние энджомены обещаниями поддержки».

Как только петербургское правительство было поставлено в известность шахскими властями об установлении связи революционеров Закавказья и Ирана, в Тифлис, наместнику, полетели предложения и приказы «о необходимости принятия мер на границе».

Кавказские социал-демократы организованно направлялись в Иран и принимали участие в развернувшейся гражданской войне. В составе рештских революционных организаций действовали, главным образом, направлявшиеся из Баку. Рештские же революционеры со своей стороны поддерживали тесную связь с Баку.

Из Баку через Решт шла отправка волонтеров и в Тавриз. Генеральный консул России в Гиляне осведомлялся секретарем консульства о том, что «Решт вошел в близкие сношения с бакинскими муджахидами... Что же касается бакинских муджахидов, то они обнаруживают в настоящее время, повидимому, усиленную деятельность. Кроме посылки эмиссара в Решт, здесь следует упомянуть еще об отправке в Тавриз отряда в 70 человек на помощь Саттар-хану. Вместе с отправленными ранее весь отряд, доставленный в Тавриз энджоменом, состоит из около 800 человек. Одновременно с этим Саттар-хану отправлены в подарок панцирь и два ружья». [39]

Отправляя добровольцев из числа рабочих, социал-демократы принимали меры к организации отправки и солдат. В январе 1909 г. подготовлялся побег группы нижних чинов 1-го и 2-го кавказских саперных батальонов, но план ухода солдат был раскрыт охранкой и тем самым предотвращен.

После того, как генерал Снарский ворвался в Тавриз на защиту шаха от революционных войск и приступил к арестам, кавказские социал-демократы скрылись из города, часть их стала возвращаться на Кавказ. Русский поверенный в делах сейчас же телеграфировал из Тегерана в Тифлис: «Желательно было бы, чтобы власти наши на Кавказе не применяли к ним никаких дисциплинарных мер, дабы этим не мешать добровольному возвращению их на родину. Для наших интересов все эти выходцы будут безусловно безвреднее на Кавказе, чем в Персии».

Отправка оружия шла теми же путями, что и отправка добровольцев. Но вместе с тем часто отправка шла и под видом официальных грузов; в мешках риса, в ящиках аптекарской посуды, в цибиках чая, в кипах ситца, в тюках кож и т.д.

Помощь кавказских социал-демократов выражалась и в содействии изданию иранскими революционерами прокламаций. Печатались листовки в подпольной типографии «Гуммет», в Баку; полиция их находила и в Эривани.

Осенью 1909 г. бакинской организацией большевиков в Иран был направлен Георгий Константинович Орджоникидзе. Свою кипучую деятельность он развернул в Гилянской провинции. Руководя местными революционными организациями, он пропагандировал идеи Маркса-Ленина. По его инициативе в городах Гиляна были созданы интернациональные клубы, как политические центры революционного воспитания рабочих и ремесленников. В этих клубах читались лекции, доклады, проводились беседы. Часто выступал и сам тов. Орджоникидзе. Тесно связанный с демократическими слоями населения, он завоевал себе среди них заслуженный авторитет.

Когда вооруженной рукой царизма и английского капитализма иранская революция была задушена, только большевики с Пражской конференции протестовали против этой разбойничьей политики. «Конференция констатирует, что всячески рекламируемый и поддерживаемый русскими либералами союз российского правительства с правительством Англии направлен прежде всего против революционного движения азиатской демократии и что этот союз делает английское либеральное правительство соучастником кровавых зверств царизма.

Конференция выражает свое полное сочувствие борьбе персидского народа и, в частности, борьбе персидской с.-д. партии, понесшей столько жертв в борьбе с царскими насильниками» 9.

Е. Бор-Раменский.


I

Революция на Ближнем Востоке 10

Великая Российская революция влияла одновременно на Запад и на Восток. Под влиянием того обстоятельства, что вождем революции в России являлся рабочий класс, пролетариат Европы вновь воспрянул духом и с большей энергией ринулся на борьбу за дальнейшую демократизацию политического строя. Под влиянием того обстоятельства, что в России велась борьба против крепостнических отношений, ускорилась борьба против феодальных отношений и в Персии. Там теперь, как известно, идет революция. Но вождем и двигателем этой революции является молодая, нарождающаяся буржуазия, к которой [40] за последнее время начинает примыкать и крестьянство. В силу того обстоятельства, что пролетариат совершенно отсутствует в этой стране, буржуазия персидская является революционным классом. Поэтому эта буржуазия, вернее, мелкая буржуазия не боится углублять революцию, привлекать к ней все больше и больше новых, еще почти не вступивших в борьбу, сил. У нее нет, в данный момент, соперника, у нее нет еще грозного призрака социализма и она смело бросилась в беспощадный бой с правительством шаха, которое является представителем интересов класса феодалов.

Но персидская революция имеет врага не только в лице шаха и его приверженцев. Как русская революция является толчком революции персидской, точно также русское самодержавие (у нас ведь нет еще конституции) является пособником персидского самодержавия – реакции. Не будучи в состоянии, при демократических порядках, конкурировать с английскими товарами, русское самодержавие всячески стремится поддержать реакцию шаха и при посредстве последнего захватить персидский рынок. Поэтому мы думаем, решительная победа персидской революции возможна лишь при решительной победе революции в России. Вместе с этим, мы думаем, что революция в Персии поведет за собой укрепление капитализма в Персии, вызовет там пролетарское движение, а стало быть и персидскую соц.-демократию. Над страной, дремавшей у «жемчужного фонтана», раздается бодрый и смелый клич «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» и в лоно международной семьи пролетариата войдут все новые и новые кадры обездоленных и угнетенных. И мы, как революционные соц.-демократы, шлем свой социалистический привет персидскому народу и свое пожелание полнейшей победы революции.

Да здравствует революция!

События в Персии и Бакинский рабочий рынок 11

Много есть причин, которые мешают, а часто делают невозможной борьбу рабочих за дальнейшее улучшение условий труда и за сохранение завоеванных улучшений.

Одной из таких главных причин, является постоянное существование запасной армии – армии безработных. В города, фабрики, заводы и промысла тянется вереницей, в поисках за заработком, деревенская беднота. Спасаясь от голодной смерти, переезжают они моря, океаны, забираются в другие государства, чужие края. Измученные безработицей и ее спутниками: голодом, холодом и болезнями – готовы они стать за гроши на работу. Готовы дни и ночи работать, лишь бы кое-как прокормить себя, жену и голодных детей. Сотнями и тысячами собираются они из деревень, городов в центры промышленности и постоянной угрозой своей конкуренции держат они в страхе работающих. Постоянным своим существованием придают они бодрость, уверенность и дают возможность побольше выжимать из рабочих капиталистам.

В нашем черном царстве мазута, такой запасной армией такой угрозой работающим являются, по большей части, пришлые с востока рабочие – персияне. Они находятся на низкой ступени развития, с жалкими сравнительно потребностями. С трудом поддаются они организации, и работающие из них пока неспособны к стойкой организационной и сознательной борьбе, чем сильно затрудняют борьбу бакинских рабочих за лучшие условия труда, за лучшую жизнь. [41]

Борьба с безработицей, с существованием запасной армии и условиями, которые ее порождают, является задачей пролетариев всех стран. И каждое событие, которое затрудняет или облегчает эту борьбу, должно интересовать и глубоко интересует рабочих всех уголков.

И с этой стороны, со стороны непосредственных интересов бакинского рабочего рынка и интересов всего пролетариата мы и рассмотрим события, которые развернулись и разворачиваются на ближнем востоке: в Персии и Турции.

Маленькая мусульманская Персия, как и другие государства Востока, сильно отстала в своем социально-экономическом развитии от государств Европы. Земледелие, садоводство, кустарное ремесло (выделка ковров и шелковых тканей и пр.) являлись главным занятием большинства населения.

Спокойно пахал под палящими лучами восточного солнца свою ниву персидский крестьянин. Добытым и сотканным собственными своими руками кормил и одевал он себя. И безропотно отдавал он львиную долю труда сидевшим на его шее государству, помещикам, духовенству. Крепостничество в деревне, религиозный фанатизм, тьма и невежество, политическое бесправие, – вот обстановка, в которой жил долго персидский народ...

А в это самое время быстро развивались государства Западной Европы. Гигантский рост капитализма в этих государствах, несметное количество товаров, которые ежедневно выбрасывались их заводами и фабриками, требовал все новых покупателей, все новых рынков. Тесно стало у себя дома, недостаточно оказалось покупателей внутри государства и обладатели капитала должны были перенести свою деятельность к близким и дальним соседям.

Под видом насаждения христианства и культуры, с мечем в одной и крестом в другой руке, пустились представители капитала в дальний поход для завоевания новых рынков, новых мест для устройства заводов и фабрик, для выжимания прибавочной ценности. Фабриканты, купцы, ученые, военные и духовные рассыпались под всевозможными предлогами по всему свету.

Маленькая отсталая Персия тоже оказалась в числе тех мест, где можно было прибыльно продавать свои товары, приобрести выгодный торговый рынок. И европейский капитализм направил туда свои стопы. Представители капитала, забираясь в Персию, привозили с собой деньги, всевозможные продукты своих фабрик, и прививали потребность в них у жителей государства.

Сначала они непосредственно меняли свои товары на изделия персидских крестьян и ремесленников, а после перешли к их покупке – за деньги, чем создавали и расширяли рынки, втягивали страну в денежное хозяйство, в круговорот товарного производства. Старый деревенский уклад должен был рушиться и существовавшие взаимные отношения между жителями деревень и городов должны были принять новые формы.

Придя со своими новыми товарами, предметами роскоши, европейский капитализм раньше и больше чем у всех остальных развивал потребность в них у тунеядцев страны дворянства и чиновничества. Но средства для удовлетворения своих новых потребностей они могли доставить исключительно увеличением налогов, поборов с крестьянства. Увеличение налогов перешло в формальные грабежи и вымогательства. Под напором вторгшегося иностранного капитала и его последствий увеличением потребностей, возможности накопления, увеличения налогов и перехода к поборам деньгами – все это вынудило [42] крестьянина превратить свои продукты полей и садов в товары для продажи на рынке, и подвергнуться его конкуренции со всеми ее последствиями.

Все эти причины разлагали медленно, но верно персидскую деревню. Чем дальше, тем больше беднела она и разорялась. Все больше беднея, выбрасывала она своих голодных, невежественных крестьян в начинающий развертываться и расти город, который не мог всем им дать работы и хлеба. Голод толкал их дальше и волны нужды прибивали их к бакинским берегам в нобелевские и ротшильдские казармы.

Но наряду с разорением деревни, европейский капитализм создавал благополучие в городе. Начали расти и развиваться торговля и промышленность, улучшались старые и развивались новые пути сообщения. Зарождалась и росла своя персидская, на первых порах торговая, буржуазия.

Появившийся свой капитализм, как и капитализм других стран, требует для своего роста и развития новых условий, свободных законов, нового государственного устройства. Уменьшение налогов, прекращение грабежа и обирательства крестьян со стороны государственных чиновников – всецело в интересах народившейся персидской буржуазии, ибо тогда увеличится покупательная способность крестьянства, и больше прибыли принесет буржуазии торговля и промышленность.

Началась глухая борьба между новой экономической силой – буржуазией и старым порядком.

А правители Персии, шах и окружавшая его армия чиновников «служивых дворян», почуяв возможность нападения на незыблемые основы страны, взялись за укрепление своих позиций. Они создали собственную гвардию в виде казачьей бригады под руководством русского офицера, вооружили и обучили ее по-европейски бороться с внешним, а больше с внутренним врагом. Полную возможность получили городские и деревенские власти грабить, давить, усмирять подвластный им персидский народ. Экономические потребности буржуазии, глухое недовольство народных масс подготовили и создали почву для пропаганды свободных идей. Широкой волной разлилось по стране глухое брожение.

Движение началось, но оно было слабым, нерешительным. События 1905 года в соседней России придали этому движению бодрость, энергию и веру в свои силы и победу, началась открытая борьба между буржуазией с идущими за ней городской и отчасти деревенской беднотой и существующим в Персии строем. Начались забастовки купцов и лавочников, закрывались базары, городские массы начали собираться в мечетях, где произносилась проповедь борьбы с персидским абсолютизмом и борьбы за конституцию, за свободу.

Напуганное событиями в России персидское правительство уступило народному движению. Была объявлена конституция, обещались свободы, реформы, созывался парламент. Руководитель народного движения – буржуазия, – боясь начавшегося движения народных низов, и с доверием отнесшаяся к обещаниям правящих сфер, стала звать народ к спокойствию, порядку, к прекращению волнений. Открылись базары, началась торговля и народ ждал реформ и свободы.

Персидское правительство уступило народу, но никак не хотело отказаться от своих привилегий. Персидский шах дал народу конституцию, но оставил на своих местах всех министров, губернаторов и прочих правителей, которые привыкли к старому строю, которые боролись за сохранение его. [43]

И скоро пришлось с этим считаться персидскому народу. Собравшийся вскоре после объявления конституции меджлис 12, сразу натолкнулся в своей работе на эту силу старой власти и старых порядков. Выборные от народа, которые хотели ввести необходимые для возобновления и развития торговли реформы, порядок и успокоение в страну, должны были заняться очисткой авгиевых конюшен старой Персии. На этой почве начались столкновения меджлиса с двором и все учащались. Реформы не вводились и все оставалось по старому.

Обманутый в своих надеждах народ начал вновь волноваться. Вширь и вглубь разливалось недовольство народа. Одно за другим посылал он свои требования в парламент. Но заседавшая там буржуазия, боясь и не доверяя движению народа, делала все, чтобы помириться и столковаться со старой властью. Переговоры тянулись, а народ изнемогал под бременем царившей анархии в стране, подкупов, грабежей и насилия.

Мечети стали вновь наполняться городской и деревенской беднотой, создавались народные комитеты, «энджомены» 13, которые призывали народ к поддержке поданных в парламент требований. Они начали деятельно готовиться к борьбе за выполнение обещанных шахом реформ и свобод. Призывали меджлис стойко бороться за народные права, обещая ему силой поддержать его требования.

Близилась открытая борьба защитников конституции, свободы с персидским правительством. Не дремали, конечно, в это время и защитники старого строя: шах и дворянство. Обманом и подкупом собирали они под знамена черные силы персидской страны. Разные дикие и полудикие кочующие племена персидских окраин призывались к борьбе с «крамолой», с «вероотступниками» и т.д.

События в России, торжество старого строя над нарождавшимся новым и поддержка европейских порядков в Персии придали бодрость реакционным силам страны и ускорили события. Была объявлена новая воля шаха: меджлис должен разойтись, и он будет созван на новых началах. Выполнить эту волю шаха взялся инструктор казачьей бригады бравый русский полковник Ляхов 14. Орудийными залпами и ружейным огнем разрушил он здание меджлиса. Оставшиеся в живых депутаты были захвачены в плен, закованы в цепи и рассажены по тюрьмам. В столице Персии гор. Тагеране было объявлено военное положение, начались казни, пытки, аресты, ссылки. Старая власть была восстановлена и разгул начавшейся реакции не знает конца. Грабежи и разбои воцарились в стране, приостановилась торговля, замерла жизнь. [44]

Покончив с конституцией в столице, старая власть направилась в провинцию. Легко удалось реакции восстановить в городах и деревнях прежнее свое могущество. Лишь один город Тавриз не пожелал подчиниться ей и объявил войну не на жизнь, а на смерть. Завладев несколькими кварталами города, укрепив их баррикадами, население Тавриза стойко и упорно защищает свободу. Под руководством старого воина Саттар-Хана 15 борется в течение нескольких месяцев оно с войсками персидского правительства. На чьей стороне будет победа, пока трудно сказать. Это зависит от борьбы народа в других городах и селах. Вот что произошло и происходит в Персии.

Победа персидского народа над старым абсолютизмом, введение реформ и свободы будет способствовать развитию и расцвету страны. Разовьется торговля и промышленность, разовьются пути сообщения, падет народное невежество. Окрепнет крестьянство и меньше голодных будет выбрасывать оно на рынок в поисках за заработком. Город потребует много рабочих рук и прилив из Персии рабочих в другие места, главным образом, сюда в Баку, значительно сократится, чем облегчится борьба бакинских рабочих за свое положение. Победа же старого строя в Персии – значит дальнейшее разорение деревни, народное невежество и наплыв голодных, готовых стать за гроши на работу персидских крестьян и рабочих и затруднение борьбы бакинских рабочих с нефтепромышленниками.

Хотя победа старой власти в Персии может быть лишь временной: власть капитализма и законы развития, накопляющаяся народная ненависть к гнету и насилию окажутся сильнее европейски вооруженной бригады под командой незабвенного отныне для персидского народа полковника.

Старый уклад рухнет, разовьется капитализм и персидское государство войдет в семью государств Европы, а персидский рабочий войдет в семью пролетариев всего мира и вместе с другими будет бороться против безработицы, запасной армии и причин порождающих их.

Но в ближайшее время, бакинский рабочий рынок, будет, несмотря ни на что, наполняться голодными, обираемыми персидскими крестьянами, которые, как и теперь, будут затруднять борьбу бакинских рабочих за лучшие условия труда.

Поэтому не выселением отсюда надо бороться против наплыва и конкуренции персидских рабочих. Полицейскими рогатками не удержать голодного от перехода границы в поисках за куском хлеба. Да это и невозможно, так как буржуазия никогда не допустит искусственного сокращения столь выгодной для нее запасной армии безработных. Упорная, кропотливая работа по организации и сплочению персидских рабочих вместе с рабочими других национальностей в единый профессиональный союз для общей борьбы за общие цели здесь на месте – вот средство, единственно допустимое для каждого сознательного рабочего. Горячее сочувствие освободительному движению персидского народа – вот чувства, которые должны воодушевлять всех бакинских рабочих. [45]

Листовка Тифлисского комитета РСДРП 29 сентября 1908 г. 16

Российская соц.-демократическая раб. партия.

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Настало великое время!

Весь Восток объят пламенем революции и, как восходящее солнце, озаряет весь край.

Революция в Персии.

Революция в Турции.

Трудящиеся обоих стран, веками измученные и истерзанные, организованными рядами выходят на поле брани.

Их отчаянная героическая борьба сотрясла до основания и навсегда разрушила развратный трон восточных деспотов: шаха и султана. Наступил конец эксплоатации крестьян беками, напрасными оказались проповеди мулл о терпении!.. Разбушевавшаяся народная волна оказалась сильнее старых реакционных сил – черных воронов престола, ввиду чего турецкий народ и празднует сегодня свою блестящую победу. А Персия все продолжает строить баррикады... и вот-вот ударит последний час и персидский народ, с розами на груди вышедший на торжество, будет приветствовать павших за свободу героев... Таковы события в соседних странах.

Что же мы видим в России? В каком положения русская революция? Революция, которая впервые нарушила безмолвие всего человечества; революция, которая после революции в Европе была первым сигналом к распространению революционных мыслей в народах всего Востока. Если XVIII век был эпохой революций Запада, то XX век является эпохой революций Востока, только первый удар набата принадлежит русской революции, первый «удар» сделан ею. За ней последовали Персия и Турция. Недалеко то время, когда присоединится и Китай со своим 400 милл. населением и вот, товарищи, эта великая революция у нас сегодня как будто дремлет, придавлена. Ее место заняла русская черная реакция; а революции, происшедшие после русской революции, празднуют свою победу.

В чем причина этого? Причина этого – политическая неподготовленность наших трудящихся – крестьянства и пролетариата, малосознательность армии. Итак, политическая подготовка, товарищи, внесение сознательности среди остальных товарищей, распространение революционных мыслей в армии – вот задача момента, вот сегодняшняя наша тактика, вопрос дня. Главное внимание на это, товарищи, дабы более подготовленными, объединенными в одну политическую партию, в социал-демократическую организацию, мы могли бы перейти в последнюю атаку на оплот реакции, разнести его в пух и прах и на развалинах его водрузить красное знамя республики! Это поднимет нас экономически, материально, поднимет нас интеллектуально и морально, даст нам возможность принять участие в управлении государством и тем подготовит почву для осуществления главной цели человечества – социализма. Вот там, и только там сложим мы свое боевое оружие и «под знаменем святого труда» начнем мы жизнь спокойную и культурную. [46]

Итак, готовьтесь, товарищи, для будущих решительных боев и победа будет за нами!..

Долой реакцию!

Да здравствует новая революция!

Долой безнадежность!

Да здравствует демократическая республика!

Да здравствует соц.-дем. раб. партия!

Да здравствует социализм!

Тифлисский комитет РСДРП.

Из листовки Тифлисского комитета РСДРП, август 1909 г. 17

Борющийся народ в Персии и Турции не ждал милости ни от кого, – поэтому он торжествует победу; они не верили обещаниям кровавых тиранов и поэтому сбросили их иго.

Сбросим же и мы, товарищи, всякие иллюзии; будем опираться лишь на нашу силу, воодушевимся величавой надеждой на будущее и всегда будем способствовать объединению, солидарному действию для осуществления конечной цели человечества – социализма.

Да здравствует союз пролетариата!

Да здравствует социал-демократия!

Да здравствует социализм!

Тифлисский комитет РСДР партии.

Листовка Бакинского комитета РСДРП 18

Российская соц.-дем. рабочая партия.

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Новая авантюра правительства 19

Мы все больше возвращаемся к прежним порядкам. Европейский жандарм – русское правительство, покорный раб русского и иностранного капитала, пулеметами водворив спокойствие на родине, заковав свой народ в цепи старого режима, снова начинает пускаться в заграничные авантюры. На этот раз его вожделения направлены на ближний Восток, куда в погоне за барышем и наживой устремилась буржуазия всего света. Но былая слава о могуществе российского жандарма навсегда похоронена на полях далекой Манчжурии. По-прежнему бесстыдное и жестокое, по-прежнему коварное и продажное, наше правительство уже не может громко похваляться своими миллионами штыков. Японская война показала, что, несмотря на беззаветную храбрость солдат, штыки казнокрадов ни для кого не страшны. Европейская буржуазия учла этот факт и, если раньше относилась к своему жандарму с некоторым почтением и боязнью, то теперь ничего кроме полного презрения не оказывает ему. Заставив [47] его продать славян за милостивую улыбку германских и английских купцов, согласиться на захват Австро-Венгрией Боснии и Герцеговины, она милостиво бросила ему кость, разрешила обрушиться на маленькую беззащитную Персию. На Персию уже давно обращены были беспокойные взоры нашего правительства. Персидский народ, воодушевленный великой борьбой России с самодержавием, решил ограничить и своего деспота. Он принудил шаха дать конституцию и созвать меджлис.

И вот, как только правительство почувствовало почву под ногами в борьбе с внутренним врагом – русским народом, оно сейчас же попыталось подавить революцию и в Персии. Не решаясь действовать открыто, оно через своих безответственных агентов – «храброго» полковника Ляхова, странным образом оказавшегося в одно и то же время на службе и у персидского шаха и у русского царя, и табачного фабриканта Шапшала, повело кампанию против персидского освободительного движения. Вслед за разгромом русской революции, полковник Ляхов, образовавший при особе персидского шаха банду опричников, по тайному приказу из России разгромил меджлис и попытался потопить в потоке крови народа, депутатов, женщин и детей персидскую свободу. Но расчеты правительства оказались неверными. Одной шайки убийц и «доблестного» полковника Ляхова оказалось недостаточно, чтобы задавить хотя бы маленький и слабый народ.

Персы подняли знамя восстания, и во главе стала наиболее культурная и торговая провинция, соседний с Россией Тавриз. Борьба упорная и тяжелая разгоралась, захватывая все новые провинции, привлекая в ряды постанцев все новых борцов. Скоро шах оказался сам-друг с полковником Ляховым и его опричниками, запертым в своем дворце-крепости. Без денег, без народа, без войска и оружия он представлял жалкое зрелище; достаточно было слабого натиска революционеров, к которому они и готовились, чтобы освободить страну от векового рабства, от векового гнета, грабежа и насилия. И вот в этот-то момент шаху пришли на помощь европейская буржуазия и русское правительство. Революция затормозила торговлю в Персии, уменьшила прибыль иностранного капитала, давно уже обратившего темный, забитый персидский народ в дойную корову для своих необъятных карманов. И в дальнейшем полная победа революции грозила иностранной буржуазии уменьшением грабежа, ограничением бесконтрольного хозяйничания в стране. Нужно было изменить ход вещей, и просвещенная английская буржуазия, поборница свободы, действует вкупе с героями виселиц, убийств и погромов, с одной стороны уговаривая шаха возвратить расстрелянную им конституцию, с другой, позволяя русскому правительству направить свои войска в Тавриз.

Русские авантюристы, стремящиеся хоть чем-нибудь покрыть позор поражений в иностранной политике последних лет, привлекаемые в Персию поживиться на счет персидского народа, поспешили двинуть войска в Тавриз, якобы для защиты своих подданных. Последние известия сообщают, что новый герой – генерал Снарский 20 распоряжается в Тавризе, как все они, эти герои последних лет, у себя на родине. Прежде всего он поспешил уничтожить баррикады и обезоружил революционеров, а затем обложил громадным штрафом все обнищавшее население Тавриза, только что выдержавшее продолжительную осаду и голод, за какое-то, быть может, провокационное [48] поранение русского часового. Выполнение задачи европейской буржуазии – успокоить Персию и вместе с тем дать ей возможно меньше свободы, возможно полнее сохранить в ней старые порядки, господство своего наемника – шаха, взял на себя другой ее наемник – русский жандарм – царь.

Английская буржуазия, разрешая русскому правительству своевольничать в Персии и устанавливать там новые «конституционные» порядки вроде тех, которые оно водворило в России, сама лицемерно умывает руки и выводит свои войска из Бушира, занятого было ею в виду возможных там беспорядков. Одним ударом она убивает двух зайцев. Подавляя при помощи русских войск революцию в Персии, устанавливая там столыпинские порядки, она отказывается от явного вмешательства в персидские дела и тем приобретает симпатии персов, вся ненависть которых обрушится на Россию, а симпатии персидского народа она сумеет конечно использовать впоследствии. Понимают ли персидские борцы ту роль, которую призван сыграть в их борьбе всемирный жандарм – русское правительство? Мы думаем, что понимают ясно, и, если они не оказывают сопротивления, если они беспрекословно подчиняются всем толмачевским распоряжениям генерала Снарского, то они делают это по необходимости, вследствие отсутствия какой бы то ни было возможности в данный момент ответить силой. Но они никогда не должны забывать, что уступчивость ничего кроме вреда не принесет ни делу революции, ни делу освобождения страны от ига иностранцев. Иностранная буржуазия и русское правительство идут к определенно заранее намеченной цели, и они не откажутся от нее из-за уступчивости и покорности. Покорность только облегчит им достижение своей цели. А между тем широкие народные массы Персии могут быть введены в заблуждение, они могут принять иностранные державы за действительных друзей народной свободы, что в будущем, когда персидскому народу придется отстаивать свою самостоятельность, может значительно ослабить его силы.

Уступчивость плохая тактика. Мы, русские, это хорошо узнали за последние годы. Она только раздражает аппетиты врагов, увеличивает их требования. Сейчас русское правительство захватило Тавриз, кто поручится, что оно не пойдет дальше? Кроме этого у него есть причины, заставляющие подозрительно относиться к персидской свободе. Кавказ пользуется давнишним вниманием правительства; усмирить, успокоить этот край – одна из задач нашего правительства внутри страны.

Оно знает, что значительное число кавказских революционеров, отчаявшись в успешном исходе русской революции в ближайшем будущем, ушло в ряды персидских борцов за свободу, и генерал Снарский прежде всего начал с ними счеты, арестовывая и препровождая их в Россию. А с другой стороны – оно знает также большое культурное влияние Персии на кавказских мусульман. Свободная Персия будет влиять на эту наиболее отсталую и темную часть населения Кавказа совсем не так, как этого хотелось бы самодержавному правительству. Только Персия раба, забитая, темная и голодная своим влиянием будет удерживать кавказских мусульман в том невежестве, которое делает возможным армяно-татарскую резню и в будущем.

Борясь с освободительным движением в Персии, русское правительство облегчает себе борьбу на родине. Итак, холопская услужливость перед европейской буржуазией, перед жадными хищниками и эксплоататорами обездоленных классов и прежде всего пролетариата всех стран, и стремление удержать свое господство внутри страны, на костях ограбленного и разоренного народа, вот что толкает наше правительство на новые авантюры, чреватые всякими последствиями для [49] русского народа, вот что заставляет и теперь, как в старину, играть роль жандарма, подавляющего и расстреливающего восставшие против своих угнетателей народы. Как у себя на родине, так и за границей, – везде наше правительство одно и то же. Всюду оно несет угнетение и рабство, обман и преступление – вот его вечные спутники.

Мы, русские рабочие, со всем международным пролетариатом должны энергично протестовать против новой попытки европейской буржуазии, кровавыми руками русского самодержавия задушить народную свободу в Персии. Мы должны везде и всюду, всякими способами доказывать, что все наши симпатии лежат на стороне восставшего народа, мы должны помогать и содействовать ему и прежде всего мы должны удвоить свои усилия в борьбе с нашим общим врагом – российским самодержавием. Ослабив последнее на родине, мы окажем самую существенную помощь персидским борцам. Это должны помнить кавказские мусульмане и мусульманские рабочие. Если они хотят свободы и счастья себе и своим единоплеменникам, они должны направить все усилия на борьбу с самодержавным правительством, они должны вступить в ряды русского борющегося пролетариата под красное знамя социал-демократии.

Да здравствует соц.-демократия! Долой самодержавие!

Бакинский комитет РСДРП.

Из «Письма из Персии» 21

От г. Хой до г. Тавриза.

В 5 часов вечера мы прибыли в сел. Дизохалил. Это самое большое селение Азербайджана, имеющее шесть верст длины и насчитывающее несколько тысяч жителей. Здесь улицы чисты и они во многих местах загорожены баррикадами. Жители этого селения ярые реакционеры, являются сторонниками шаха.

Рано утром 2 января мы заплатили хозяину дома три рубля за расходы и ночлег за четырех человек и выступили по направлению к Тавризу.

Вдали показались с. Алвари, горы и река Аджи-Чай. Из этих местностей реакционеры осаждали Тавриз. Много революционеров погибло здесь, но теперь места эти заняты революционными дружинами. Мы обошли русскую военную дорогу, охраняемую русскими войсками, и направились на Запад по сельскому пути. Мы прошли через сел. Карамалики, где раньше стояла главная сила Самад-хана и господствовали реакционеры, и прибыли к вечеру в окрестные сады Тавриза. Стены, превращенные в баррикады, уже убраны, волчьи ямы наполнены, некоторые пробитые пулями дома отремонтированы, только сожженные реакционерами дома мрачно выглядят. Мы вступили в передовые улицы города, откуда видны были освещающие красным светом занумерованные фонари и исправленные телефонные и телеграфные столбы.

В 8? часов мы были уже у дворца Саттар-хана, где, пораженная нашим неожиданным приездом, дворцовая прислуга выбежала к нам и повела нас в приемную комнату.

После 4-дневного путешествия верхом из Хой до г. Тавриза мы вошли к Саттар-хану, где все нам показалось по старому, за исключением некоторых изменений. [50]

Вооруженные муджахиды охраняли дворец; секретарь и несколько чиновников сидели у стола в комнате правления и разбирали «деловые» бумаги. «Главнокомандующий (Саттар-хан), – сказала нам прислуга, – пошел в мечеть молиться и скоро вернется обратно». Затем нам подали чай. Первым долгом меня спросили, как проживают уехавшие отсюда грузины, потом – что творится в Тагеране и будет ли война между Россиею и Японией?

Вдруг все встали: пришел главнокомандующий, и встретивший его швейцар взял большую серебряную палку и стал у дверей.

Саттар-хан вошел важно, крепко нам пожал руку и поздравил нас с счастливым прибытием. Узнав подробности о путешествии, Саттар-хан сказал: «что грузины храбрые – я это знал, но я не мог представить себе, что и среди женщин находятся такие храбрецы». Саттар-хан нам устроил ужин и затем он мне рассказал некоторые эпизоды из Ардебильского сражения.

«Некоторые главари государства, – начал он, – ослепленные личной враждой и ненавистью, не прислали мне во время подкрепления в Ардебиль. Этим воспользовались реакционеры и повели сильную атаку против города... Паника охватила обывателей, реакция стала усиливаться и среди войск, чему способствовал, между прочим, и консул одной из держав, подкупивший нескольких лиц для агентурных надобностей. Рахим-хан, ободренный таким положением вещей, сильно подчинил себе жителей окрестности города и сосредоточил в горах громадную армию (от 200-300 тыс. чел.). Вышеупомянутый консул обратился к населению с следующим предложением: «Не надейтесь на Саттар-хана, он не сможет защитить город, идите в мое консульство и я вам буду покровительствовать». Интрига увенчалась успехом и в консульстве стали ютиться не только жители и купцы, но и охваченные страхом реакционеров мои муджахиды. Остался я один во главе незначительной дружины; я отражал в течении нескольких дней напор сильного неприятеля, и даже оставил на поле битвы 1500 человек убитых и раненых из лагеря противника...

В это время, благодаря содействию консула, город начал капитулировать; против меня стали возмущать жителей и распространять разные сплетни. Когда все дрожало от страха, консул осмелился и предложил мне тоже прибегнуть к его покровительству.

Ничего унизительнее этого для меня не могло быть. Нет, это было слишком много для моей родины, для меня и, по некоторым чисто тактическим соображениям, я оставил его предложение без надлежащего ответа; я ему лишь сказал, что «Саттар-хан скорее предпочтет покончить с собой самоубийством, чем просить у вас приюта. Разве я могу просить у вас помощи в своей же родине, в стране орошенною кровью революционеров и всего народа, где теперь развевается знамя свободы? Нет и тысячу раз нет... Вы можете других приютить у себя, я же, Саттар-хан, избранный народом главнокомандующим, не нахожу нужным просить вас о чем-либо; если мне суждено умереть, то умру там, где в неравной борьбе наши борцы умирают за свободу, или же я сумею очистить себе путь и выйти отсюда, где все измена и обман. Я сообщу всему миру, кто наши враги и кто приятели и буду служить, как до сих пор, угнетенной моей родине и моему народу»... С 50 человеками я прорвал линии неприятельских войск и прибыл в Тавриз...»

Гор. Тавриз, 11 января. Переводчик Пармаксизов. [51]

II

Программа и устав мусульманской социал-демократической организации «Гуммет» («Энергия») 22

Партия «Гуммет» основывается для соблюдения интересов и улучшения положения бедных, рабочих и прикащиков. Эта партия желает и добивается:

1) Свободы слова, то-есть, чтобы всякое лицо могло говорить о том, что ему угодно, и чтобы полиция не имела права препятствовать ему и наказывать его; если слова его будут оскорбительны или вредны для кого-нибудь, то, чтобы за это мог судить его суд.

2) Свободы собраний и союзов, то-есть, чтобы повсюду народ мог собираться безбоязненно для обсуждения своих политических и экономических нужд и для образования всяких союзов и обществ.

3) Свободы мнений и убеждений, то-есть, чтобы никому не оказывалось препятствий в его убеждениях.

4) Свободы печати, то-есть, чтобы не было цензуры, и всякий мог бы писать и печатать все что ему угодно, причем, если какое-либо произведение окажется вредным или задевающим других, то, чтобы таковое передавалось на рассмотрение суда.

5) Свободы личности, то-есть, чтобы правительство не имело права арестовывать кого бы то ни было по подозрению и чтобы без приказания и удостоверения суда полиция не могла входить в чужие помещения.

6) Свободы забастовок, т.е. чтобы рабочие могли во всякое время устраивать политические и экономические забастовки, без препятствий на то со стороны правительства и хозяина.

7) Восьмичасового рабочего дня, т.е. чтобы рабочие не работали в день больше 8 часов.

8) Всеобщего прямого и тайного избирательного права, т.е. чтобы все население при избирании депутатов в государственную думу пользовалось одинаковыми правами.

9) Одинаково справедливого разбирательства дел, как богатых, так и бедных.

10) Народных училищ свободного правительства, т.е. всеобщего, дарового и обязательного обучения.

11) Упразднения казенных податей и введения подоходного прогрессивного налога.

12) Упразднения постоянной казенной армии и введения взамен ее народной милиции.

13) Отчуждения и передачи земледельцам всех земель как казенных, так и дворянских и помещичьих.

Организационные правила партии «Гуммет».

1. В партию «Гуммет» принимается всякое лицо не моложе 15 лет.

2. Оно должно быть снабжено со стороны партии билетом за печатью ее.

3. Каждый член этой партии должен вносить в ее кассу по 50 коп. в месяц.

Примечание: Такое лицо, которое не имеет ежемесячных определенных доходов и жалованья. [52]

4. Партия эта разделяется на три части: а) специальное и тайное собрание, б) собрание, состоящее из 12 членов, и в) все другие члены партии.

5. Рабочие и приказчики, состоящие членами этой партии, должны вносить в кассу партии по 2% своего ежемесячного дохода.

6. Партия будет иметь свой специальный суд; в случае, если кто-нибудь из ее членов будет обвиняться в измене, то об этом будет сообщено собранию, которое передаст дело в означенный суд; последний, рассмотрев дело, назначит соответствующее наказание.

7. Никто из членов не может самовольно выбыть из партии без причин и без разрешения собрания; в противном случае он будет считаться изменником и понесет кару.

8. Без разрешения собрания никто из членов партии не может самостоятельно делать чего-нибудь в стороне от имени ее; в противном случае такой член будет считаться изменником и понесет кару, назначенную судом партии.

9. Специальное собрание будет тайное и никто не будет знать об нем.

10. Второе собрание, состоящее из 12 членов, будет подчиняться постоянно первому – специальному собранию.

11. Из 12 членов, входящих в состав второго собрания, будут: один председатель, один секретарь, один казначей, который всякие приходы будет сдавать по счету в специальное собрание, два оратора, два раздателя прокламаций, два сборщика денег и один помощник казначея.

12. Третьи общие члены будут разделены на несколько частей, причем 10 человек будут подчинены одному лицу, которое в свою очередь будет подчинено второму собранию.

13. Специальное собрание будет составлять ежемесячно отчеты о приходах и расходах партии, о чем будет объявлять всем членам.

14. Кроме упомянутых в 3 и 5 пунктах ежемесячных взносов, а также добровольных пожертвований в пользу партии, ни с кого, никакие деньги под угрозой и вообще насильственным путем получаемы быть не могут.

15. Не проявляя никаких враждебных отношений к другим партиям, учрежденным для принесения пользы населению, партия «Гуммет», наоборот, будет работать солидарно и дружно вместе с ними на пути свободы 23.

24 декабря 1909 г. г. Елисаветполь.

Некролог о Ханлар Гасан-оглы Сафаралиева 24

26 сентября с. г. скончался злодейски раненый в ночь с 19 на 20 сентября токарь «Нефталанского товарищества», тов. Ханлар Гасан-оглы Сафаралиев. Покойный товарищ родился в 1885 году в селении Ахмедлу Карягинского уезда Елисаветпольской губернии.

Печальная крестьянская беднота, повсеместно господствующее безземелье, насильственное отчуждение земель у крестьян бюрократией [53] и передача их переселенцам, продолжительный произвол сельской администрации и фарисеев, крепостников-беков, ханов, остатки средневекового варварства – крепостного права, страшный бич народа – темнота, все это с горькой долей крестьянской оставило свой отпечаток на чуткой душе мальчика, от природы энергичного, сильного волей и отзывчивого на все проявления общественной жизни Ханлара. С ранних лет он стал помогать отцу в земледельческой работе, посещая в то же время Карабазарскую сельскую школу, где мог учиться одной только русской грамоте, так как тогдашняя школа могла давать лишь это. А по-татарски же он успешно учился дома. Этим и кончилось его образование: скудность заработков семьи заставила его подыскать себе где-нибудь работу. Отсутствие работы в деревне загнало его в город; наконец, он в Баку вступил в ряды пролетариата, интересам которого он и посвятил свою жизнь.

Он соединил в себе пламя, огонь души пролетария и горе, скорбь крестьянина.

Ханлар один из тех немногих сознательных пролетариев, которых за последнее время стала выделять мусульманская рабочая масса, все более пробуждающаяся к сознательной жизни, к борьбе за классовые интересы. Он не жалел сил и трудов, стоя на страже интересов рабочих. Он самоотверженно исполнял свой долг. Он боролся за экономические интересы, но в то же время принимал участие и в политической жизни, состоя членом Биби-Эйбатского коллектива РСДРП и исполнительного бюро Мусульманской соц.-дем. группы «Гуммет»; в этих организациях он неустанно работал. Но враги пролетариата не спали и Ханлар пал жертвой наемных убийц, предательски сразивших его 19 сентября. Они думали, что стремление пролетариев к борьбе можно убить пулями. Близорукие слуги капитала!

Ханлар умер, но его дело живет. Память о нем долго останется среди рабочих и будет будить новых и новых борцов из рядов мусульман к завоеванию и осуществлению светлого идеала рабочих – социализма.

Мир праху твоему, дорогой товарищ!

Myфти-заде.

III

Программа персидской революционной мелко-буржуазной организации «Муджахид» 25

Необходимость бытия персидских муджахидов.

Оберегание чести народа и сохранение священного отечества, а также уничтожение насилия – для всякого человека обязательно, а это, согласно требованиям времени, может быть осуществлено лишь при наличности национального собрания (меджлиса), конституции, при распространении справедливости и проведения равенства, так как народ имеет до известной степени доверие и веру в выбранных им из своей среды депутатов.

Однако, что касается до кабинета министров, то он не может пользоваться доверием. Ни в каком случае народу не дозволительно, чтобы он, доверившись министрам, как в прежние времена, сидел спокойно; таким образом можно сразу выпустить все дела из своих рук.

Посему усердники о народе и патриоты должны постоянно [54] составлять общество, именуемое обществом ревнителей (муджахидинов), которые бы заботились о сохранности и неприкосновенности основ нации и национального собрания (меджлиса) и пожертвовали бы своей жизнью и имуществом ради охраны меджлиса, и распространения справедливости.

Следовательно, осуществление священного отдела муджахидов в Персии, как части конституции, необходимо и обязательно, как уже во всех цивилизованных странах Европы и Азии образованы под различными именами подобные общества. Они денно и нощно работают, жертвуя собой ради распространения справедливости, сохранности меджлисов-парламентов и достижения своих целей и стремлений.

Как говорится в Коране, «прославляет бог усердного превыше неподвижного». Из этого видно, сколь высока степень муджахидов и сколь цели их – суть стремления священные. Посему необходимо, чтобы всякий желающий вступить в это священное сообщество, прежде всего понял истинное значение Муджахида и вполне постиг нижеизложенные священные цели его и лишь затем вступил в него, чтобы это почетное звание было ему в украшение.

Надо понять, что значит «Муджахид», какие цели этой священной группы.

Они таковы:

Ст. I. Существование и увековечение священного национального собрания в Персии (меджлиса).

Ст. II. Всеобщее право голосования без различия положения, национальности, бедности и богатства.

Ст. III. Тайное и единовременное избрание депутатов.

Ст. IV. Распределение выборов по количеству населения, а не классам и разрядам.

Ст. V. Осуществление и соблюдение 7 свобод.

а) Свобода права и печати:

то-есть каждый, кто ради благополучия страны и народа, и подъема и улучшения положения простонародия, прогресса страны, пресечения насилия со стороны притеснителей, раскрытия козней изменников напишет книгу, газету или какой-нибудь листок и напечатает, тому никто не имеет права препятствовать или конфисковать печатное произведение, разве только на основании закона, который выработан меджлисом касательно печати.

б) Свобода речи:

то-есть всякий, кто знает что-либо полезное для благополучия страны или ограждения границ своего государства, или об измене правителей и насильников, может свободно высказывать это и никто не может на это жаловаться и наказывать за это.

в) Свобода собраний:

т.е. правительство и правители не могут запрещать собраться обществу, где оно пожелает, ради содействия благополучию страны или народа, обсуждения общих нужд, политики, хода дел или преуспеяния своего собственного цеха, при условии подчинения основным законам.

г) Свобода слова:

т.е. никто не имеет права препятствовать кому бы то ни было высказывать свои убеждения и мнения о политических делах и целях народа и правительства.

д) Свобода личности:

т.е. правительство не имеет права касаться кого-либо, или входить в чей-либо дом без установления судом вины или преступления данного лица. [55]

е) Свобода сообществ:

т.е. всякий класс или разделение имеет право образовать общество или землячество для обсуждения между собой своих дел или политики, и правительство не может запрещать или мешать образованию таких обществ.

ж) Свобода стачек:

т.е. рабочие, когда бы ни учинили стачку ради устройства своих личных дел, будь цель ее частная или общеполитическая, правительство не может мешать этому, ни понуждать к работам.

Ст. VI. Образование должно быть обязательное и бесплатное, т.е. правительство должно в каждом городе и селении учредить начальные, средние или высшие школы и принуждать всех персидско-подданных, без различия класса и положения, послать детей для обучения.

Ст. VII. Деревни и земли, принадлежащие шахскому дому, а также деревни и земли помещиков, сверх необходимого для их существования количества, должно – первые отчуждать безвозмездно, вторые же через посредство банка купить, раздать и распределить между жителями и земледельцами.

Ст. VIII. Правительство должно в каждом городе создать приюты для бедных, слабых и больницы для больных, чтобы нуждающиеся не погибали от нужды.

Ст. IX. Подати и налоги должны взиматься пропорционально богатству и капиталу, а не по-душно, т.е. подати правительственные должны взиматься лишь с доходов от торговли, имений, кто же этого не имеет, должен быть свободен от всяких податей и налогов правительственных и шахских.

Ст. X. Национальное собрание народное и правительственное должно быть лишь одно, т.е. никакого другого собрания ни под каким названием, напр. сенат, не должно существовать.

Ст. XI. Количество войска не должно быть ограничено или определенно, но все персияне должны быть солдатами и входить в состав армии. Посему правительство должно составить войсковые списки, чтобы все сыновья подданных всех классов и состояний, достигшие 18-ти лет, поступали в военные школы и в течение 2-х лет обучались военным предметам, а затем уже занимались своими частными делами, дабы при враждебных действиях соседей и нарушении ими границы, прав отечества и народа, все сыны отечества, как один человек, могли пожертвовать для него своею жизнью.

Ст. XII. Срок рабочего дня не должен быть более 8 часов.

Ст. XIII. Министры должны быть ответственны перед меджлисом, который сам их выбирает.

Вот приблизительно цели, как мы их изложили; впоследствии, бог даст, согласно требованиям времени и когда персидский народ пробудится, мы прибавим еще несколько статей.

15 шабана 1325 (10 сентября 1907 г.) в г. Мешеде. Да здравствуют муджахиды, да здравствует меджлис!

Устав персидского отдела Общества муджахидов (ревнитель), образовавшегося в Мешеде 26

Путем размышления и опыта дознано, что без установленного порядка и определенного устава прогресс нашего общества невозможен. Те правила, которые были выработаны здесь два года тому назад, [56] не соответствуют нынешнему положению дел. Поэтому необходимо теперь, с ведома подотделов выработать новый подробный устав, обязательный для всех «муджахидинов» (ревнителей, социалистов, членов общества Муджахид). Тогда можно надеяться, «что такие муджахидины, действуя с полным усердием ради блага отечества, согласно этому уставу, станут достойными быть занесенными в список истых ревнителей».

Поэтому 15 шабана 1325 года, в день рождения Имама, были, с одобрения центрального управления (комитета) Общества, выработаны его выборными вместе с депутатами и представителями подотделов по большинству голосов следующие правила, каждый пункт коих должен усердно выполняться муджахидинами; неисполнение же их влечет за собою удаление из общества и наказание.

1) Главный центр управления муджахидинами остается как и прежде Кавказ, все отделения внутри страны (в Персии) и заграницей обязаны исполнять беспрекословно приказания центрального управления (комитета).

2) Члены центрального комитета должны быть в количестве не менее 15 человек и избираться из числа людей умных и образованных, способных справиться с важными задачами Общества.

3) В круг прав и обязанностей центрального комитета входит следующее:

1. Собираться аккуратно два раза в неделю; в случае крайней необходимости созывается экстренное собрание.

2. Центральный комитет распределяет работы между подотделами (отделениями), ревизует их, исправляя непорядки в них.

3. Он обязан своевременно извещать отделения о важных политических событиях и переменах, имеющих отношение к жизни общества и его целям.

4. Обязан каждые 6 месяцев печатать и сообщать отделениям отчеты о расходах и приходах поступающих денег.

5. Если какое-нибудь отделение (подотдел) обратится с просьбой о присылке опытного оратора, прокламаций или взрывчатых веществ, то комитет по большинству голосов обязан исполнить просьбу.

6. Печатание членских билетов составляет исключительное право центрального комитета; никакой подотдел не имеет этой привилегии.

7. 10% сбор с билетов, стоящих на персидские деньги 5 кран и на русские один рубль, должен поступать в кассу центрального комитета, остальное идет в кассы и распоряжение отделений.

8. Центральный комитет рассылает билеты отделениям по их просьбам.

9. Он имеет право, если состав какого либо подотдела бездействует, распустить его и избрать другой.

10. В случае нужды может черпать из кассы отделений.

11. Комитет имеет право требовать от отделений присылки «фидаи» (активных революционеров).

12. Всякое новое отделение (подотдел) обязано получить печать от центрального комитета; само же не имеет права устанавливать (изготовлять) для себя печать.

13. Обязан отвечать на все запросы отделений не позже чем через две недели, не обращая внимания на их важность.

14. Управление комитета должно сообщить председателям отделений свой адрес.

15. Если члены комитета выкажут небрежность к своим обязанностям или по отношению отдела, то председатель оного имеет право заявить протест перед комитетом. [57]

16. Адрес и печать центрального комитета имеют отличительный знак, никому неизвестный кроме отделений.

17. В случае если центральный комитет (главное управление) созовет собрание для изменения или пополнения устава, то новые статьи его обязательны для всех членов.

18. Открытие отделения в каждом данном месте должно состояться с разрешения управления (центрального комитета). Никто из муджахидинов не может открыть подотдела без разрешения комитета.

4) Относительно прав и обязанностей отделений (подотделов) и их членов.

1. Назначение членов особого (специального) заседания (хусуси) отделения зависит от центрального комитета (главного управления).

2. Отделения обязаны исполнять распоряжения главного управления, согласно с уставом и целями общества.

3. Каждые три месяца они обязаны денежную отчетность сообщать своим членам и посылать в управление.

4. Они не должны никому сообщать адреса главного управления (центрального комитета).

5. О своей деятельности обязаны доносить главному управлению (центр. ком.).

6. Отделения обязаны признавать уполномоченных, командированных центральным комитетом (гл. упр.) и снабженных рекомендательными письмами.

7. Телеграфные сношения с главным управлением должны проводиться особым шрифтом, который хранится у председателя.

8. Наказание каждого члена отделения в случае измены принадлежит управлению.

9. Во всех делах отделения ответственны перед управлением.

10. Отделения могут распространять прокламации, если они не противоречат целям Общества.

5) Отделения имеют два собрания: одно специальное (частное) – хусуси и другое общее – умуми.

6) Относительно особого собрания (хусуси).

1. Постоянных членов этого собрания (хусуси) должно быть не менее 7 и не более 11 человек.

2. Оно должно быть настолько тайным, что с ним никто сноситься не может, даже из муджахидинов, иначе как через общее собрание (умуми). Члены последнего не имеют права разведывать об особом собрании (хусуси). Если кто будет стараться, будет наказан.

3. Особое собрание управляет всеми членами данного отделения.

4. Оно ответственно перед центральным управлением (гл. упр.).

5. По большинству голосов хусуси избирает среди своих членов председателя, товарища его, секретаря, казначея и двух лиц – посредников с общими собраниями (умуми).

7) О правах и обязанностях председателей.

1. Раз в неделю он собирает заседание, в особых случаях назначает экстренное собрание.

2. Он открывает собрание.

3. Имеет право контроля над членами.

4. Ведет прения, лишает права говорить.

5. Наказывает члена в случае отступления от устава.

6. Во время заседания докладывает важнейшие дела.

7. По большинству голосов постановляет решения.

8. Имеет два голоса; при равносильном количестве голосов, его голос дает перевес.

9. Если кто возбудит вопрос, выходящий из пределов устава, председатель обязан остановить. [58]

8) О правах товарища председателя.

1. В отсутствии председателя он пользуется его правами.

9) Относительно казначея.

1. Все поступления денежные в руках казначея, он обязан заносить пожертвования поименно в особую книгу.

Никто не имеет, помимо его, права держать у себя на руках ни копейки из поступлений.

2. Расходы должны быть совершаемы с одобрения собрания и заноситься в книгу. Расходы не более 5 туманов или 10 рублей могут производиться с ведома трех членов собрания, но потом должны быть доложены всему собранию.

3. В конце каждого месяца казначей обязан представлять денежную отчетность.

4. Наличные деньги и документы денежные должны храниться в надежном месте, иначе казначей ответственен за их пропажу перед общим собранием (умуми).

10) Права и обязанности секретаря.

1. Он должен заносить имена муджахидинов (членов Общества) по номерам членских билетов в книгу.

2. Должен записывать постановления собрания.

11) Для кворума собрания необходимо более половины членов. Остальные не имеют права опротестовать решения.

12) Печать общества хранится у председателя и особо доверенного лица. Он не может ею пользоваться без ведома собрания или половины его членов.

13) Никто не имеет права знать членов особого тайного собрания (хусуси), даже члены общего (умуми), кроме двух посредников и одного начальника фидаи (актив. револ.). Кто же попытается узнать, тот будет признан изменником и наказан.

14) Распоряжение общим собранием принадлежит особому (хусуси), перед которым первое и ответственно.

15) Сношение между обоими собраниями (хусуси и умуми) и фидаи должно быть письменное с приложением печати через посредника или начальника фидаи (революционеров).

16) Относительно общего собрания (умуми).

1. Не менее 11 и не более 17 человек.

2. Собирается один раз в неделю.

3. Повинуется особому собранию (хусуси) и ответственно перед ним. Если приказание этого собрания противоречит уставу, общее (умуми) может протестовать, иначе не имеет права.

4. Свои постановления сообщает собранию хусуси через посредников.

5. Имеет особую печать, которую должны знать собрание хусуси и члены общества.

6. Имена членов общего собрания должны быть занесены в книгу тайного (особого) собрания.

7. Выбирает из своей среды, по большинству голосов, одного председателя, одного товарища, его секретаря, казначея и трех посредников для сношений. Их права такие же как и у особого собрания.

8. Общее собрание не имеет права сношения с центральным комитетом или другими отделениями (подотделами).

9. Оно должно разделить всех своих членов на группы по 25 человек в каждой и назначить каждой одного начальника.

10. Районы должны быть перенумерованы. Члены их ответственны перед своим начальником. Кроме начальника никто из них не может сноситься с общим собранием. [59]

11. Общее собрание должно выбрать 3 или 5 человек для сношения с районами. Оно сообщает им через них и начальника все свои распоряжения.

12. Общее собрание должно приготовлять у себя ораторов, которые обязаны раз в месяц поучать районы, собрав их через районных начальников.

13. Оно должно оказывать содействие в разборах дел и жалоб. Для того избирается особая комиссия.

14. Кроме посредников члены общего собрания (умуми) должны быть тайными.

17) Постановления общего собрания (умуми) действительны после утверждения особого (хусуси).

18) Если кто-нибудь из членов умуми замечен в измене, то об этом через посредников заявляют собранию хусуси.

19) Если председатель одного из собраний будет замечен в неисправности, то по большинству голосов он должен быть смещен.

20) Если председатель особого собрания (хусуси) совершит измену, то об этом сообщают на распоряжение в центральный комитет. Наказание членов каждого из собраний принадлежит главному управлению (центр. комит.).

21) Если член не может присутствовать на заседании, должен заранее уведомить. Если кто три раза без причины отсутствовал на заседаниях, то ему грозит штраф или удаление из Общества.

22) Каждый из членов собрания хусуси может быть и членом умуми, но при условии, чтобы скрывал свое положение как член первого из них.

23) Членские билеты выдаются из особого собрания в общее и должны храниться у секретаря последнего.

24) Собрание умуми собирает взносы и плату за билеты и передает деньги в собрание хусуси.

25) Касса Общества находится у общего собрания, но распоряжается ею собрание хусуси. Казначей никому не может выдать денег без разрешения последнего. Всякий раз, как общее собрание пожелает произвести расход, оно должно испросить разрешения особого собрания, разве только в исключительных случаях и то на сумму не более 5 туманов, как об этом сказано раньше.

26) Печать общего собрания должна быть такая:

«Меджлис умуми общества Муджахид такого-то города».

27) Относительно лиц, которые хотят вступить в общество Муджахид.

1. Лицо, желающее вступить в Общество, должно написать в прошении свое имя, имя отца, занятия и подать его там, где назначит общее собрание (умуми).

2. Должно дать одного или двух поручителей из муджахидинов, которые должны отвечать за него.

3. Он должен пользоваться хорошей репутацией.

4. Должен принять присягу в присутствии посредника от общего собрания (умуми) в том, что он не изменит и не откроет тайны и будет руководствоваться всегда уставом, иначе будет наказан.

5. Вступающий должен раньше изучить устав, чтобы видеть, может ли он его исполнить, потому что по получении членского билета и вступивши в Общество, он уже не может отказаться и должен все выполнить.

6. После подачи прошения и принесения клятвы должен получить билет (членский). Цена билета – 5 кран или один рубль; не имеющий билета не муджахидин. [60]

28) Права и обязанности каждого из муджахидинов (членов общества).

1. Так как известно, что это Общество основано с политическими целями, то они (муджахидины) должны быть как можно более тайными.

2. Если ради собственного интереса какой-нибудь сам себя откроет или под именем муджахидина пожелает играть роль среди людей, то будет наказан.

3. Каждый год, по крайней мере два человека должны быть отправлены в центральное управление, если больше, то еще лучше.

4. Никто из муджахидинов не должен делать ничего дурного людям, которые им не вредят, напротив, они должны со всеми обращаться очень любезно и вежливо, чтобы люди их не возненавидели, и чтобы они могли распространять свои убеждения и показать, насколько их Общество хорошо.

5. Если кто-нибудь из членов Общества узнает про кого-нибудь, что тот реакционер и насильник, то должен об этом сообщить отделу (отделению).

6. Каждый из муджахидинов может вступить и в другие общества, ищущие свободы, и цели которых не противоречат нашим.

7. Если кто-нибудь при исполнении поручения будет арестован, то Общество должно принять меры к его освобождению и расходы уплатить из общей кассы.

8. Если кто-нибудь при исполнении поручений будет убит или ранен, Общество обязуется оказать материальную поддержку семье, пока она не станет на ноги.

9. Кто окажет особые услуги Обществу, тот будет награжден главным управлением, если он представит от своего отдела удостоверение об этом.

10. Кто состоит членом Общества, тот должен точно придерживаться устава, иначе будет наказан по постановлению суда.

29) Кто имеет какое-нибудь дело к Обществу, должен обратиться с письменным заявлением в отделение и в заседание (меджлис). Никто из муджахидинов и членов собрания не может самовольно действовать по делам, касающимся Общества, и вести переговоры за него, но каждый имеет право, согласно уставу, где угодно и кому угодно объяснить цели Общества и выяснить его хорошие стороны.

30) Если кто из муджахидинов хочет выйти из Общества, это возможно, но только он должен написать подробное прошение с приложением членского билета и обязательства о том, что после выхода из Общества не откроет тайны и не будет действовать против него, и передаст это прошение через посредника в собрание. После одобрения и разрешения собранием он будет уволен из Общества.

31) Для рекомендации член Общества должен представить или паспорт от центрального управления или от своего отдела удостоверение личности, иначе его не будут признавать членом Общества.

32) Если кто из муджахидинов внутри страны или заграницей заявит о том, что его назначили для какого-нибудь поручения, то без приказа центрального управления или от отдела, давшего поручения, ему не поверят.

33) Надпись должна быть следующая на письмах, адресуемых в центральное управление или друг к другу:

«Во имя бога, дарующего свободу», (бе нами Худавенд азади бахш).

34) Общество Муджахид должно оказывать содействие и усердие в распространении знаний, посредством печати, поддержки полезных [61] газет, открытия училищ, которые наиболее всего способствуют прогрессу и охране прав народа.

35) Относительно доходов центрального управления и отделов; они следующие:

1. Деньги за билет (5 кран или 1 рубль).

2. Ежемесячные взносы от 1 кр. до 100 туманов, в зависимости от состояния каждого из членов и возможности установляемых отделом. На Кавказе от 50 коп. до 50 руб.

3. Пособия добровольные от богатых лиц сочувствующих делу.

4. То, что берут от злых реакционеров и противников.

5. Десятую часть от судебных дел, которые разбирают в обществе.

36) Относительно расходов центрального управления и отделов.

1. Приготовление бомб и заготовка оружия.

2. Расходы лиц, «командированных» из фидаи.

3. Плата ораторам, сколько потребуется.

4. Расходы по канцелярии, печатание прокламаций, отправка телеграмм и писем и т.п.

5. Расходы по приему приезжих муджахидинов.

6. Расходы на арестованных и на их освобождение.

37) Отделения в важных городах: в Тегеране, Тавризе, Мешеде, Исфагана, Реште и Тифлисе, – называются окружными отделениями и их собрания (меджлис) имеют право открывать подотделы и наблюдать за ними. Как оно ответственно перед центральным управлением, так и они перед ним.

38) Если кто из муджахидинов от имени центрального управления или отдела или вообще от Общества напишет что-нибудь, или составит устав, или подделает печать, или будет угрожать от имени Общества, или от кого-нибудь возьмет деньги, то после доказательства этого будет строго наказан.

39) Кроме как от богатых реакционеров (мустабеддинов) деньги ни от кого насильно отнимать не разрешается.

40) От кого бы и где бы деньги не были получены, должна быть выдана расписка, за печатью, без расписки не позволяется принимать денежных сумм.

41) Относительно прав и обязанностей фидаи и их начальника.

1. Начальник назначается особым собранием отделения.

2. Их начальник никому не должен быть известен, кроме фидаи и собрания хусуси.

3. Он должен выбрать себе 2 помощников.

4. Должен иметь у себя список фидаи и их членские билеты.

5. Билеты фидаи получают через начальника.

6. В билетах их должен быть особый знак.

7. Начальник, по жребию, распределяет между фидаи их поручения.

8. По возможности нужно, чтобы друг друга фидаи не знали.

9. Оружие и бомбы должны храниться у начальника фидаи; по поручению собрания он по расписке их получает и сдает.

10. До получения поручения фидаи не выдается оружия.

11. Когда назначают на поручение, то выдают оружие и деньги на расходы и берут о них расписку.

12. Расходы для фидаи начальник с разрешения собрания получает от казначея.

13. Он, начальник, должен представлять в собрание отчеты в расходах с расписками. Отчет в оружии каждый фидаи дает начальнику, а тот собранию. В каждом отделении на жаловании не должно быть больше двух фидаи. Без жалования – сколько угодно, но во время поручения расходы и этим фидаи выдаются из кассы. В отсутствии [62] начальника его заменяют помощники, и фидаи обязаны повиноваться им.

14. Начальник обязан доставлять собранию сведения об именах и количестве фидаи.

15. Он должен сообщать собранию кто его помощники.

16. Он должен докладывать собранию все дела фидаи и результаты их деятельности.

17. Он должен немедленно выполнять приказания собраний.

42) Относительно фидаи, их прав и обязанностей.

1. Они должны повиноваться беспрекословно начальникам.

2. Ответственны перед ним.

3. Они без приказания и разрешения начальника не имеют права действовать от имени Общества.

4. Они по исполнении поручения обязаны сдать оружие Общества начальнику; если оружие будет утеряно во время поручения, то должно это доказать.

5. Если каждый фидаи без ясного оправдания не выполнит поручения, то он будет наказан и признан изменником.

43) Относительно суда.

1. Существует два суда: Один собрания хусуси и другой – умуми (особого и общего). Последнему принадлежит суд над муджахидинами, членами умуми и посторонними. Но дело, касающееся одного из членов хусуси или начальника фидаи, разбирается в суде хусуси.

2. Необходимо постоянное присутствие, но назначаются временные члены суда.

3. Если нужно судить фидаи, то избираются члены из военных, которые судят с одобрения начальника, по утверждении постановления собрания хусуси.

4. В этих судах ничего другого не разбирается, кроме дел членов Общества и их протестов.

44) Относительно обязанностей членов суда.

1. Должны до суда заявить истцу и ответчику о разборе.

2. Не выказывать пристрастия.

3. Должны руководствоваться уставам.

4. После допроса должны свое постановление отправить в собрание умуми и хусуси, и после их одобрения оно получает силу.

5. Без прошения никакого дела не разбирать.

45) Относительно наказаний виновных.

1. Измена от ошибки и неведения не имеет другого наказания, кроме выговора.

2. Никто не будет наказан без доказательства и расследования.

3. Четыре рода наказаний признается в этом Обществе.

а) Высылка (удаление),

б) денежный штраф,

в) арест,

г) казнь смертная.

46) Относительно меры наказания виновных.

1. Кто одного из членов собрания хусуси или умуми и фидаи выдаст властям, должен быть убит (казнен).

2. Кто от имени общества сделает печать или напишет письмо – казнь.

3. Кто из членов общества тайну откроет и намеренно изменит, тот будет уничтожен.

4. Кто из членов по отношению к кассе Общества или оружию выкажет недобросовестность – уничтожается.

5. Кто бы то ни был, если совершит измену великую по отношению к религии, народу и отечеству – уничтожается. [63]

6. Кто нарочно и намеренно действует против отечества, когда два раза уличен в том, то смерть ему.

А если кто будет виновен в других преступлениях менее важных, то по постановлению суда будет наказан арестом, или штрафом, или бойкотом.

47) Относительно наказаний (подробности).

1. В обществе в каждом отделении есть своя тюрьма.

2. Срок ареста не менее часа и не более 7 дней.

3. Тюрьма должна быть удовлетворительна в санитарном отношении.

4. Денежные штрафы не менее 5 кран и не более 25 туманов.

5. Время бойкота не менее 7 дней и не более года.

15 шабана 1325 г.

IV

Из донесения полковника Ляхова в главный штаб Кавказского военного округа, 14 февраля 1908 г. 27

По всей видимости против Решта кое что предпринято; 11-го отправлен из Тегерана солидный транспорт с оружием. Готовятся также к выступлению шахсеване 28 из Ардебильской провинции. Тем временем Решт спешно вооружается, строятся батареи в самом городе, дорога Решт – Менджиль минируется, у Меджиля выросло укрепление на два орудия, такое же укрепление строится у Рудбара. Всеми этими работами орудует бывший корреспондент газеты «Речь», Панов, пользовавшийся достаточным доверием нашего посланника Гартвига, хорошо изучивший персидскую обстановку, смелый, энергичный, решительный болгарин, побывавший на службе в македонских четах. Он выполняет обязанности начальника штаба и арсенала национальной армии, которую организует и создает при помощи 500 29 кавказцев, наводнивших Решт. Смелость рештских революционеров доходит до того, что они даже останавливают нашу почту и осматривают ее. Дальше идти некуда. В Персию перекочуют все закавказские боевики.

Транспортные конторы отказываются принимать грузы на Энзели и Джульфу. Тегеран надо считать почти отрезанным от России. Население его волнуется. Часть его обратилась в нашу миссию, прося защиты в случае волнения. Дальше ждать немыслимо. Необходимо принять решительные меры, не допуская в Тегеране повторения пекинской истории 30.

Докладная записка министра иностранных дел Извольского премьер-министру Столыпину, 21 февраля 1908 г. 31

Имею честь препроводить при сем к вашему превосходительству копию с секретной телеграммы посланника в Тегеране, из которой вы изволите усмотреть, что следствие, производимое по делу о покушении на шаха, обнаружило русское происхождение бомб, коими пользовались злоумышленники при совершении посягательства, причем энзелийской таможне удалось задержать партию подобных снарядов. [64] По этому поводу Мухамед-Али 32 обратил внимание гофмейстера Гартвига на продолжающийся усиленный вывоз снарядов и оружия из Кавказа и просил принять возможно строгие меры к прекращению такого вывоза, преимущественно из Баку и Ленкорана.

Передавая о вышеизложенном и прибавляя, что, с точки зрения наших интересов, является, конечно, крайне желательным сделать все от нас зависящее, чтобы положить предел развивающемуся за последнее время тайному вывозу революционерами упомянутых выше предметов в соседнее государство, имею честь обратиться к вам с покорнейшею просьбой благоволить уведомить меня, не признаете ли вы необходимым снабдить соответствующие подведомственные вам власти указаниями, в смысле установления возможно строгого надзора за тайным провозом оружия и снарядов в Персию.

К сказанному считаю нужным прибавить, что с подобным же ходатайством я обращаюсь вместе с сим к наместнику е.и.в. на Кавказе и к министру финансов.

Извольский

Телеграмма гофмейстера Гартвига министру иностранных дел Извольскому, 18 февраля 1908 г. 33

Следствие обнаружило, что бомбы, коими совершено недавнее покушение, русского происхождения; одна партия таковых была задержана энзелийской таможней. По сему поводу шах обратил мое внимание на то, что из Кавказа продолжается усиленный подвоз снарядов и оружия. Его величество усердно просит о принятии возможно строгих мер к недопущению вывоза помянутых припасов, доставляемых сюда преимущественно из Баку и Ленкорана.

Донесение начальника жандармского полицейского управления Закавказских железных дорог в департамент полиции, 2 августа 1908 г. 34

22 июля, при выгрузке мест из багажного вагона, прибывшего поездом № 75 около часу ночи на ст. Джульфа, унтер-офицер Эриванского отделения вверенного мне управления Яков Храмцов обратил внимание на один ящик, следовавший большой скоростью по накладной Тифлис – Джульфа за № 11320, весом 2 пуд. 17 фунт., наименованный – аптекарские стеклянные пузырьки, и, ввиду несоразмерной величине тяжести, приказал, по сдаче ящика в амбар, рядчику по нагрузке Леону Арутюнову, без его, Храмцова, ведома. получателю не выдавать. Получатель, очевидно, находясь среди пассажиров, заметив, что на ящик обращено внимание, за получением его не явился, вследствие чего означенный ящик в присутствии понятых 24 июля сего года был вскрыт и в нем под слоем аптекарских пузырьков оказалось разных фабрик динамитных патронов всего один пуд десять фунтов и 300 штук подрывных медных капсюлей. Получатель груза, как усматривается из накладной, значится предъявитель дубликата, а отправитель комиссионер станции Тифлис Сужадинов. [65]

Задержанные взрывчатые вещества надо полагать предназначались для революционных целей в Персии.

О вышеизложенном имею честь сообщить, присовокупляя, что для избежания на будущее время возможности подобных неправильных действий со стороны нижних чинов управления мною сделаны соответствующие указания.

Полковник Астафьев.

Сообщение начальника Эриванского губернского жандармского управления начальнику Тифлисского губернского жандармского управления, 2 сентября 1908 г. 35

5 июля сего года по накладной Баку – Эривань за № 37448/9912 прибыло 4 мешка рису, весом 29 пудов 30 фунтов. Унтер-офицер Эриванского отделения жандармского полицейского управления Закавказских железных дорог Никанор Яценко, находящийся на товарной станции Эривань, заподозрев, что мешки по своей величине не соответствуют весу риса, потребовал их вскрытия в присутствии получателя, комиссионера Мамеда Кязим Ибрагимова, по вскрытии коих обнаружено 2800 боевых револьверных патронов, из коих 2200 шт. к револьверу Смита и Вессона № 42 и 500 штук № 9 и 100 шт. к револьверу «Бульдог». По заявлению Ибрагимова груз принадлежит проживающему в г. Эривани Кербалаю Насир-оглы. При опросе Кербалай Насир-оглы сознался, что груз принадлежит ему и что патроны им куплены в бытность его в г. Баку на базаре у неизвестного ему лица для провоза в Персию.

Об изложенном начальником Эриванского отделения мне сообщено не было.

Полковник (подпись).

Из телеграммы посланника в Тегеране Гартвига ген. Шатилову, 27 сентября 1908 г. 36

Телеграфирую в министерство иностранных дел: «Шахским правительством получены крайне тревожные известия о роли, которую в азербайджанских событиях играют кавказские революционеры, имеющие постоянные сношения с тавризскими, поощряющие Саттара-хана, снабжая его всякими средствами для продолжения борьбы с правительством...

Все это, смею думать, указывает, какое громадное значение для России имеют тавризские события, могущие в случае продления смуты повести к самым неожиданным и опасным для нас последствиям. Исходя из этих соображений, я посему позволил себе уже высказать мысль о необходимости, во-первых, принятия самых энергичных мер к прекращению связей кавказских революционных обществ с персидскими и во-вторых, производства какой-либо военной демонстрации на нашей границе».

Гартвиг.

Из рапорта секретаря Российского консульства в Гиляне Антипова генеральному консулу, 29 сентября 1908 г. 37

В недавнее время Решт вошел в близкие сношения с бакинскими муджахидинами. Две недели тому назад сюда прибыл их эмиссар с [66] поручением организовать энджомен. Эмиссар этот тщательно скрывается. Весьма вероятно, что не без его участия делались и продолжаются до настоящего времени, правда, безуспешные попытки войти в соглашение с муштеидом Хаджи-Мирза-Мамед-Резой для организации энджомена. Достоверным можно считать, во всяком случае, то, что лица, являющиеся с такими предложениями к муштеиду, действуют не от себя, а лишь играют роль передаточной инстанции. Какова программа действий зарождающегося энджомена в точности неизвестно.

Во всяком случае, на первых порах он имеет в виду принять самое деятельное участие в предвыборной агитации.

Что же касается бакинских муджахидинов, то они обнаруживают в настоящее время, повидимому, усиленную деятельность. Кроме посылки эмиссара в Решт, здесь следует упомянуть еще об отправке в Тавриз отряда в 70 человек на помощь Саттар-хану. Вместе с отправленными ранее весь отряд, доставленный в Тавриз энджоменом, составит около 800 человек. Одновременно с этим Саттар-хану отправлены в подарок панцырь и 2 ружья.

Секретарь консульства В. Антипов.

Телеграмма министра иностранных дел Извольского наместнику на Кавказе Воронцову-Дашкову, 6 февраля 1909 г. 38

По нашим сведениям в Решт приехало не менее ста человек армян и грузин русско-подданных, принимающих деятельное участие в революционном движении. Провозятся они в Персию на тагиевских пароходах, доставляющих также, по слухам, бомбы и другие боевые припасы. Шахское правительство неоднократно жаловалось на поддержку, оказываемую революции в Персии со стороны русско-подданных, справедливо указывая при этом, что с международной точки зрения такое явление недопустимо.

Тем не менее выезд революционеров из Кавказа в Персию и снабжение их оружием и взрывчатыми веществами, повидимому, продолжается неустанно. Против этого необходимо принять самые решительные меры еще и потому, что пока в волнениях участвуют лишь персидско-подданные, жизни и имуществу иностранцев в Персии грозит все же гораздо меньшая опасность, чем когда в это вмешиваются наши кавказцы, в глазах коих иностранцы, – в особенности же русско-подданные, конечно, не пользуются тем традиционным престижем, который до сих пор является их надежной защитой в Иране. Ввиду сего не признаете ли вы возможным распорядиться установлением строжайшего надзора над уходящими из Баку в персидские порты тагиевскими пароходами и принятием всяких зависящих мер против проникновения в Персию наших революционеров и боевых припасов.

Извольский.

Из сообщения тифлисского губернатора наместнику на Кавказе, 4 апреля 1909 г. 39

...Кроме того, еще в январе сего года, имелись сведения что Садыковым 40 организовывался побег в Персию для пополнения отрядов Саттар-хана партии нижних чинов из некоторых местных войсковых частей, каковой не осуществился благодаря заранее принятым мерам. В феврале сего года Садыков ездил в Дагестан для постановки дела [67] революционной пропаганды среди горцев, куда им и Ахундовым 41 были посланы в качестве пропагандистов четыре лица.

В виду всего изложенного, 28 и 29 января сего года все упомянутые лица были обысканы и задержаны.

Телеграмма посланника в Тегеране Саблина наместнику на Кавказе, 23 мая 1909 г. 42

Положение вещей в Казвине принимает благоприятный оборот. Сепехдар 43, вняв нашим советам, принял губернаторство над Рештом. Дабы привлечь его на свою сторону персидское правительство дало ему еще и Мазандеран 44. В Казвин назначен Шереф-уд-Довле, бывший депутатом от Тавриза, угодный и правительству и Сепехдару. Эвакуация национальных отрядов к Решту началась. Несколько кавказцев покинули уже Гилян. Желательно было бы, чтобы власти наши на Кавказе не применяли к ним никаких дисциплинарных мер, дабы этим не мешать добровольному возвращению их на родину. Для наших интересов все эти выходцы будут безусловно безвреднее на Кавказе чем в Персии.

Сообщение елисаветпольского губернатора наместнику на Кавказе, 30 марта 1910 г. 45

В январе месяце сего года, в гор. Шуше, по дошедшим до местной полиции сведениям, были распространены прокламации Бакинского комитета персидских революционеров. Из числа этих изданий полиции удалось добыть два экземпляра, лица же, доставившие означенные прокламации, пока не выяснены.

Препровождая при сем перевод сказанного издания, сообщаю, что печатные экземпляры такового препровождены помощнику начальника Тифлисского губернского жандармского управления в Елисаветпольской губернии.

И. д. губернатора (подпись).

Воззвание Бакинского комитета поддержания персидских революционеров населению Кавказского края 46

Соотечественники!

Настало время, когда весь Восток охвачен великим всеобщим движением... Веками – со времен нойского потопа – царствующий на земле «Стибдад» (т.е. самодержавное управление) приходит к падению и расшатался вконец... Ложное предубеждение, что «царь есть ставленник бога» начинает озаряться светом предполагаемого всеобщего народного правления.

Народы Востока с давних пор привыкли видеть себя окутанными облаками самодержавного управления на земле, жаждая света всегреющего солнца, изнывают в мучениях подобной единоличной системы [68] правления. С тех пор народы эти считали себя обязанными и созданными лишь для того, чтобы своей кровью, своим добром и своей национальностью позаботиться только на предмет доставления удовольствия признающим в себе силу верховной власти и их ненасытным прислужникам. И властелины стран Ислама полагали, что, управляя странами и народом, они ничем им не обязаны, как только по возможности широко воспользоваться своей властью в деле проведения своего времени в кутежах за счет народного добра. А народ, благодаря неразвитости своего ума, первобытному состоянию своих способностей, взирал на все это терпеливо. Народ этот не жил для самого себя, а был орудием для обогащения и счастливого существования других...

Мало того, что все народы Востока в общем, а страна ислама в особенности, по примеру безнадзорного стада баранов, сделалась добычею волков-доморощей, но в конце концов они попали в ловушку, устроенную им народами соседей, именно Европы... Не довольствуясь постигшим народов этих несчастьем у себя в отечестве и со стороны своих соотечественников, варвары-европейцы задумали господствовать над оставшимися без хозяина народами и наполнить их добром и без того переполненные свои карманы.

Сознавая такое положение своего народа, что должны были предпринять те представители духовенства, которые называют себя отцами народа? Но народ не мало вытерпел от сих последних. Не брезговали никакими средствами в деле помощи представителям алчной бюрократии, – будь они извне или изнутри. Таким образом шахи, султаны, ханы и эмиры и иностранная буржуазия и духовенство игрались с счастьем и благим существованием восточных народов и начали с них снимать шкуры, как у сушеной луковицы. Народы Востока и ислам с ними продолжали держаться в этой обстановке своего бытия.

Разыгравшийся на улицах Петербурга в 1905 г. кровавый акт, известный обилием пролитой крови русского революционного пролетариата, является последним представлением восточной трагедии. Представлявшая поныне собою целую жандармерию стояла твердой стеной между Востоком и Западом, против проникновения свободы из последнего в первый, Россия – палач. Благодаря этому перевороту, свет европейской свободы стал проникать на Восток. Непроницаемая и опасная тьма, в которой до сих пор находилась и Персия, также рассеивалась, и населяющие ее народности озарились светом просвещения и стали понимать цель и призвание свои. Находившийся до сих пор в положении пленника, усмиренный ударами палки и плети народ восстал наконец против своих притеснителей и разыгралась между ним – с одной стороны, и сорокоглавым чудовищем, в лице верховного земного властелина и его сторонников и приверженцев, с другой, – открытая схватка.

Тогда некоторые из представителей нашего духовенства, привыкшие проповедывать слепое повиновение, молитву за царя, терпение и явно показывающие иногда свое противоположение народной свободе, – находясь под влиянием всеобщего народного движения и против царской власти, а также пристыживаясь перед героизмом соседнего русского народа, начали несколько поддерживать народ в их справедливом требовании и издавали в этом направлении свои «фитвы» (указ).

В то время, когда северный медведь шел походом против своих несчастных и бедных собратьев, называя их «социалистами», народы Персии после долгих стараний достигли своей цели. Для водворения в стране нового строя жизни и правления съезжались депутаты – избранники народа, открылся парламент и начались обсуждаться [69] нужды народа. – Но... все надежды к встрече лучшего будущего не оказались прочными и скоро народ в них обманулся. – Благодаря поддержке европейских капиталистов и содействию своей внутренней бюрократии, русское правительство вновь усилило свое прежнее влияние и ожило. Чувствуя почву под собою твердую на родине и сознавая, что новый режим и новый образ правления, по требованиям времени, в Персии идут в ущерб видам и планам, которыми лелеяло себя русское правительство в отношении к будущему Персии, – оно, через проклятых Ляхова и Шапшаля принудило шаха к разгону народного собрания «меджлис». – Что же касается до шаха, то он, считая советы русского правительства выгодными для своих личных интересов, опираясь на его поддержку, преступил неоднократно данные им клятвы и даже расстрелял тех невинных и ангельски чистых детей и подростков, которые со священным аль-кораном в руках обратились к нему со слезами на глазах и умоляли его пощадить народное представительство. И таким образом, шах бросил в лужу невинной крови и омыл ею ту священную книгу, которую не так давно он целовал в знак верности своей народному делу и меджлису. Мечети обратились в бойни и их топтали ляховы, а улицы Тегерана, окрашенные кровью невинных жертв, представляли собою бойню священного места «Кербала». – Шах этот сделался убийцею заместителей мученика Гусеина в Тегеране и убил таких народных представителей, которые в роде оратора Меликель-Мутакаллимин и Джан-Гир-хана, силою своей воли и правдою своею разбудили от вечной спячки свой несчастный народ, и намеревался даже перебить съезжавшихся в меджлис депутатов.

Но возможно ли напугать кровью то общество, которое вкусило уже плоды свободы? В невинно пролитой крови обыкновенно должен тонуть проливший ее, а лучину, исходящую из добра и блага, нельзя затушить той же кровью. – Не найдется ли того, который отомстил бы за пролитую в Тегеране невинную кровь? «Каждая капля моей крови обратится в тысячу народных боевиков, они отомстят тебе за меня»... (так говорил Меликель-Мутакаллимин шаху).

Сосредоточившийся в Тавризе народный гнев, не жалея живота, задумал всячески стараться удержать представительный образ правления в стране и освободить ее раз навсегда от дикообразных протекторатств ляховых. Как же остаться равнодушным зрителем, когда Персия, потеряв значение своего самобытия и самостоятельное существование, как особая правительственная единица, начинает теряться и изнывать под ногами русских офицеров? Как может Тавриз смотреть спокойно и хладнокровно на то, что дорогая родина подвергается разгрому и опустошению тех воинов и дикарей кочевников, которых содержит шахское правительство на ссуды русских банков? Смотрите, как поддерживали шаха единомышленные и родные ему русское и турецкое (до введения в последней конституции) бюрократические правительства. Естественно, что когда восстанет целый народ против своих мучителей и притеснителей-бюрократов, то соседи этого народа, бывшие или находящиеся и теперь в его положении, обязаны оказать всякого рода содействие к достижению своих справедливых требований. Смотря же на энергию и деятельность кавказских выходцев, без различия национальностей, в Тавризе, показанные ими в деле помощи персидскому народу, не приходится сомневаться в действительности этого воззрения. – Но как бы то ни было, может ли один народный отряд, действующий только в Тавризе, противиться соединенной силе персидского шахского правительства и его помощников извне и биться с нею с успехом? Конечно нет... Необходимы посторонние содействия и вспомоществования... [70]

Персидская революция прежде всего нуждается в поддержке деньгами. В этом направлении и заключается цель учреждения нашего комитета, который для достижения этой инициативы должен и умеет работать в русской территории нелегальным путем и в тайне от представителей ныне существующего русского правительства.

Комитет же этот первым своим воззванием, в лице ныне выпущенного, обращается к населению края и приглашает его, без различия национальностей и вероисповедований, к взносу денег по своей возможности каждый. Мы надеемся твердо, что собратья наши – кавказцы, которые доказали нам свое мужество в деле отстаивания свободы, не останутся неотзывчивыми на это доброе дело и всячески будут поддерживать бьющегося и страдающего за свободу и родного им народа Персии.

В особенности должны не жалеть своей поддержки материально и даже жизнью мы, мусульмане Кавказа, которые спокон веков связаны, во всем прошлом и настоящем, с названным народом. Это тем более необходимо нам, что главы нашего духовенства великие «Мучтанды», заседающие в священном Неджефе 47, признали своею фитвою (указом) борьбу против нынешнего режима в Персии святым делом, сопоставляя примером проклятого Езида 48, открытая вражда с которым является обязанностью каждого правоверного и за борьбу с ним обещаются религией особые привиллегии.

Вместе с сим утверждаем, что мы сознательны в своих действиях. Да здравствует обновляющий[ся] во имя общего человечества мусульманский мир. Да здравствует революция. Да здравствует единение нации и народов.

Объявление.

Комитет объявляет, что пожертвование следует вносить только тем из его членов, которые будут снабжать жертвователей росписками с приложением нижеприложенной печати. Все прочие росписки и документы недействительны и просим остерегаться. –

Баку 25 августа № 1.

Перевел переводчик уездного управления Фр. Угурлубеков.


Комментарии

1. Центр. архив революции, ДП, д. № 19, ч. 2, л. 11.

2. «ВКП(б) в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов Ц. К.» ч. I, стр. 49.

3. «История ВКП(б)». Краткий курс, стр. 79.

4. В. И. Ленин. Соч., т. XII. стр. 212.

5. И. В. Сталин, Сборн. «Об оппозиции», стр. 573.

6. В. И. Ленин, Соч., т. XII, стр. 301-305.

7. Там же, стр. 304.

8. Там же, стр. 358.

9. В. И. Ленин, Соч., т. XV, стр. 394.

10. Жур. «Борьба», орган тифлисских большевиков. № 2-4, 1908 г., стр. 7-8.

11. Газ. «Бакинский рабочий» № 1-2 от 6 сентября 1908 г.

12. Меджлис – парламент.

13. «Энджомен» – объединение. В первое время энджоменом называли объединение выборщиков в меджлис. В ходе революции в городах и местечках стали возникать энджомены как органы местного самоуправления.

Наряду с энджоменами этого типа возникли и иные объединения по принципу профессиональному, сословному и т.д. Социальный состав энджоменов был разнообразным, в силу чего различна была и роль энджоменов.

14. Ляхов В.П., полковник русской царской армии. Накануне и в первые годы революции был командиром «казачьей бригады его величества шаха». Бригада эта была сформирована в Иране в 90-х годах прошлого века царским правительством, являлась орудием петербургского кабинета и опорой шахского трона. Бригада возглавлялась царскими офицерами, была укомплектована, главным образом, кочевниками Ирана.

Контрреволюционный переворот 23 июня 1908 г. был подготовлен царскими дипломатами с участием Ляхова. На донесении о разгроме иранского парламента царь Николай II Кровавый сделал надпись: «молодцы казаки, спасибо храбрым офицерам».

15. Саттар-хан – сын крестьянина; начал революционную деятельность задолго до революции, возглавляя крестьянскую бедноту своего района. В первые же дни революции начал формирование вооруженного отряда, принял активное участие в деятельности тавризского энджомена, организовал оборону города, оказывал сопротивление войскам шаха в течение 11-ти месяцев.

Среди революционеров Саттар пользовался заслуженным авторитетом, стремился распространить свою деятельность на весь Северный край. Ему же принадлежит идея похода на Тегеран против шаха. В. И. Ленин называл Саттар-хана «вождем революционного персидского войска» (т. XII, стр. 361).

16. Ф. библиотеки Тбил. фил. ИМЭЛ, инв. № 40, перевод с грузинского. Там же имеется такая же листовка с подписью «Горийская центральная организация РСДРП».

17. ЦАУ Грузинской ССР, ф. 3, д. № 286, 1909 г., л. 82-об.

18. ДП, о. о., д. № 5, ч. 3, 1909 г., л. 44-45. Без даты.

19. Листовка выпущена была Бакинским комитетом, в связи с началом открытой царской интервенции в Иран.

31 августа 1907 г. в Петербурге было подписано англо-русское соглашение, по которому в числе ряда вопросов англо-русские империалисты решали вопрос о разделе Ирана на «сферы влияния». Осуществление этого пункта требовало разгрома иранской революции. Убеждаясь в том, что внутренних сил контрреволюции в Иране недостаточно и что в Тавризе революция успешно развертывается, царизм перешел к открытой интервенции. 25 апреля 1909 г. оккупационные войска перешли границу и через 4 дня вступили в Тавриз, начав аресты и преследования революционеров.

20. Снарский – генерал-майор царской армии, командовал оккупационным отрядом, перешедшим 25 апреля границу у Джульфы. Отряд первоначально состоял из 2-х стрелковых батальонов, 3-х батарей артиллерии, 4-х сотен казаков, 1 роты сапер.

21. Газ. «Ахали схиви» («Новый луч») № 2 от 5 февраля 1910 г.; ежедневная газета, издававшаяся в Тифлисе на грузинском языке.

22. ЦАУ Груз. ССР, ф. 3, д. № 248, 1909 г., лл. 183-184 об.

23. В конце оттиск печати с надписью «Тифлисское отделение партии «Гуммет», справедливость, равенство, свобода».

24. Из газ. «Гудок» № 5 от 14 октября 1907 г., стр. 7. Сафаралиев погиб от руки убийцы, подосланного царскими жандармами-охранниками. Его похороны превратились в мощную рабочую демонстрацию, собравшую более 20 тысяч человек. За гробом, во главе демонстрации, шли тт. Сталин, Орджоникидзе, Шаумян, Азизбеков, Джапаридзе. Тов. Сталиным на могиле была произнесена речь.

В 1939 г. Бакинский совет установил памятник-обелиск на могиле и на месте гибели Сафаралиева.

25. Центр. ист. архив Аджарии, ф. 1, д. № 223, лл. 40-41.

26. Центр. ист. архив Аджарии, ф. 1, д. № 273. лл. 33-39.

27. ЦАУ Груз. ССР, ф. 2, д. № 899, 1908 г., лл. 48-49.

28. Шахсеваны – одно из кочевых, полудиких племен Северного Ирана. Подкупая вождей племен, шахская власть привлекала их на борьбу с революцией.

29. Эти данные явно преувеличены.

30. Полковник Ляхов имеет в виду народное восстание в Китае против иностранных империалистов в последние годы XIX века.

31. ЦАУ Груз. ССР, ф. 3, д. № 100, 1908 г., лл. 3-4.

32. Мухамед-Али – шах Ирана. Террористический акт, о котором идет речь, не удался. Шах остался жив. Брошенными бомбами были убиты и ранены девять человек из личной его охраны и свиты. Мухамед-Али был крайне реакционен, раболепно почитал царизм и был верным слугой петербургского правительства. На престол вступил в 1907 году и был свергнут 16 июля 1909 г., после чего удалился в Россию.

33. ЦАУ Груз. ССР, ф. 3, д. № 100, 1908 г., л. 4 об.

34. Там же, лл. 245-245 об.

35. ЦАУ Груз. ССР, ф. 3, д. № 100, 1908 г., л. 248-248 об.

36. ЦАУ Груз. ССР. ф. 3, д. № 78, 1908 г.

37. Там же, л. 68.

38. ЦАУ Груз. ССР, ф. 3, д. № 899, 1908 г., лл. 31-31 об.

39. ЦАУ Груз. ССР, ф. 2. д. № 896. 1908-1909 гг., л. 57 об.

40. Садыков Али-Мамед-Наги – иранский подданный, торговец коврами в Тифлисе. Мелкобуржуазный демократ, принимал активное участие в организации помощи иранским революционерам.

41. Ахундов Гулам-Гони-Оглы – иранский подданный. Мелкобуржуазный демократ, принимал активное участие в организации помощи иранским революционерам.

42. ЦАУ Груз. ССР, ф. 2, д. № 896, 1908-1909 гг., л. 168.

43. Сепехдар – крупный помещик, находился в оппозиции в шаху, пользовался некоторой популярностью среди населения.

44. Мазандеран – провинция Северного Ирана.

45. ЦАУ Груз. ССР, ф. 2, д. № 1378, 1910 г., л. 34.

46. Там же, лл. 35-37.

47. Неджеф – один из трех пунктов Месопотамии (Неджеф, Кербела, Самарра). Эти пункты считаются у мусульман-шиитов «святой землей». В них пребывают высшие духовные лица, суждения которых шиитами воспринимаются безапелляционно.

Высшие духовные лица из Неджефа неоднократно выступали с призывом к борьбе с шахом; они например писали: «объявляем категорически, что всякое старание для укрепления конституции обязательно, как священная война для сохранения религии, а всякая помощь и подчинение приказаниям противников парламента равносильны подчинению Езиду-ибн-Муавии и не совместимы с мусульманством».

Подобного рода указания рассылались в города Ирана, Турции, Закавказья.

48. Езид-ибн-Муавия – легендарное лицо, приказавшее в свое время перебить потомков Магомеда.

Текст воспроизведен по изданию: Иранская революция 1905—1911 гг. и большевики Закавказья // Красный архив, № 2 (105). 1941

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.