Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Записка вице-канцлера барона Остермана,

о

Персидских и Турецких делах, в марте месяце 1726 года

(Сия записка может почесться дополнением к той, которую поместили мы во 2-й книжке Русского Вестника. Почтенная особа, сообщившая нам сей любопытный акт, замечает, что в подлиннике вся сия записка писана рукою Остермана. Против разных ее пунктов, находятся отметки, кажется, Меншикова. Мы прилагаем их отдельно, внизу страниц)

Содержание пришедших реляций из Царяграда состоит в следующих пунктах:

1) Порта, опасаясь соединения Российского с Цесарем Римским, склоннее поступать стала, и к содержанию заключенного от Персии трактата себя готову объявляет.

2) Порта объявляет, что ежели Шах Тахмасиб к принятию трактата склонится, то на восстановление его на персидский престол, по содержанию того трактата, позволяет.

3) А ежели не склонится, то потому ж трактату соизволяет, чтоб кто другой, с общего согласия, на персидский престол возведен был. [153]

4) Порта Эшреф-хана, за то, что он Порте не поддается, объявила за неприятеля, и хочет против оного действовать сильно, с войсками до 100,000.

5) Порта о сем объявляет для отнятия всякого подозрения, и требует, чтоб такожде с российской стороны от Гиляни сильно действовано было, хотя одним корпусом от 15 до 20,000, толь наипаче, понеже Россия по трактату к тем действам обязана.

6) Порта объявляет себя готовою к учинению разграничения в Персии.

7) Порта требует, чтоб Россия к союзу с Цесарем Римским не пристала, но под медиациею Французскою с нею о персидских и прочих делах в союз вступила, а по последней мере нейтральна осталась.

8) Объявляет, что ежели сие не учинится, то и Порта в персидские действа не обяжется, с Эшрефом примирится, и Россию оставит одну против Эшрефа действовать по своей воле.

По сим ведомостям видится:

Что Порта, имеющая намерение для овладения всей Персии, или вовсе отменила или до благополучнейших конъюнктур отложила, наипаче для того, понеже Эшреф-Хан, как Порта чаяла, не поддается, в что Порта услышала о намеряемом союзе Российским с Цесарем. Ибо что до первого надлежит, то, может быть, Порта усматривает, при продолжающемся сопротивлении от Эшрефа, такое овладение Персии в действо произвесть не беструдно.

А что касается до другого, то Порта ведает, что Россия овладение всей Персии допустить не может, и что тако сие дальнее намерение повод подает к скорейшему заключению союза с Цесарем, который Порте не инако, как опасным быть может.

И понеже Порта ведает, что кроме сих персидских дел, между оною и Россиею толь легко до войны дойти не может, и следовательно Россия кроме сих персидских дел иную великую причину не имеет с Цесарем против Порты соединиться, того ради хочет она чрез сии обнадеживания Россию безопасную учинить, и тем заключение сего союза остановить. [154]

По тем же ведомостям кажется, что Порта войны вдруг с Россиею не желает, по последней мере пока она еще персидские свои дела к окончанию не привела.

Еще ж и то видится, что Порта желает Россию глубже в те персидские дела обязать, дабы между тем с другой стороны от России безопасною остаться.

И мочно за подлинно положить, что Франция во всем том действует и Турков к сим поступкам приводит, по тонкой своей политике и собственным своим интересам, дабы, ежели возможно, препятствовать союзу Российскому с Цесарем, и с другой стороны, чтоб Турков как наискорее от персидских дел освободить, и оных потом по конъюнктурам употребить против Цесаря и против нас.

Яко же и по тем же ведомостям, и по великой силе, с которою Порта в Перси действительно действует, а еще действовать намерена, явно есть, что Порта ищет, как наискорее сии персидские дела с своей стороны окончать.

И мочно по всему чаянию заподлинно положить, что ежели Порта на каких прибыльных кондициях с Эшрефом или и с Тахмасибом примириться может, то она действительно то учинит.

Мочно отчасти и сие заимоверно положить, что хотя она с одним или с другим и примирится, однако ж она в российские провинции вдруг вступаться не будет, понеже интерес турецкий тогда будет требовать, чтоб Россия в тех персидских делах обязана осталась, не токмо для России самой, и чтоб от оной свободной остаться, или чтоб в потребном случае толь лучше против оной действовать, но и для Тахмасиба или Эшрефа, чтоб на турецкие конкеты вдруг паки нападать не могли и дела в Персидском Государстве в конфузии и разоренном состоянии остались.

Сие есть кратко то, что при сих турецких поступках и об их намерениях примечать мочно.

Надлежит зрело рассуждать, каким образом Россия ныне против того поступать имеет.

В начале приходить притом в рассуждение, с одной стороны, [155]

1) что время и искусство показало, что не токмо дальнейшие действа в Персии, но и содержание овладенных там уже провинций весьма трудное России становится;

2) что потребные на то иждивения и убытки весьма превосходят пользу, которую от тех провинций Россия ныне имеет и в долгое время впредь уповать может.

А с другой стороны,

1) что дальнейшее расширение турецкое в Персии, России весьма опасное, и особливо Турков к Каспийскому Морю и в соседство российское с персидской стороны допустить не возможно;

2) что Россия в тех персидских делах двумя трактатами и разными действами уже обязана, и что Турки к содержанию и произведению тех трактатов понуждают.

3) А ежели оный трактат не содержать, или ныне к недодержанию онаго какой вид показать, то не токмо тем слабость с российской стороны показана будет, но что наибольше всего, Туркам и претекст и способ подастся толь скорее дела свои в Персии по желанию своему окончат, еже интересам нашим видится непотребно.

По сим причинам, которые однако ж всему сему делу за основание положены быть имеют, необходимо видится потребно одиножды учинить твердый план, и подлинно себя определить, или к содержанию всех по трактату России принадлежащих провинций, или хотя токмо тех, которыми ныне владеем, не смотря на потребные на то иждивения, убытки, или чтоб искать с некоторою честию и безопасностию из сих персидских дел выйти.

Ежели первое изберется, то потребно без отлагательства прямо за то дело приняться и учинить в том надлежащие предуготовления, как нарядом потребных войск, так и прочего, дабы одиножды оное дело окончать.

Но ежели, за объявленными выше сего в первом и втором пунктах причинами, последний способ за наиполезнейший рассудится, то надлежит с нынешнего времени к тому потребные меры взять, и понеже вдруг оные дела бросить и оставить невозможно, того ради потребно будет в том поступать градусами и исподоволь, смотря по конъюнктурам сие намерение в действо и совершенство привесть. [156]

Российский интерес не позволяет, чтоб Турков к Каспийскому Морю и в соседство с персидской стороны допустить;

Турки на восстановление Шаха Тахмасиба позволяют.

Россия в свои провинции кроме Персов впустить не может, и тем Персам надобно, чтоб какой основательный владетель был.

И для того, какая б Ея Императорского Величества всемилостивейшая резолюция ни была, хотя к содержанию тех конкетов, или к уступлению оных со временем и по случаям, то однако ж в начале видится весьма потребно, чтоб как наискорее искать шаха Тахмасиба в нашу сторону привесть, ибо с Эшрефом коммуникация не имеется, и он от Турков уже неприятелем объявлен.

И по сему мнится, что надлежит Принца Грузинского немедленно и наперед отправить прямо в Гилянь, ибо в других местах, при нынешних случаях, он не такой пользы быть может. Ему Принцу потребно объявить, как для его собственного известия, так и для Шаха Тахмасиба, что Ея Императорское Величество весьма намерена как его Шаха при персидском престоле содержать, так и прочих христианских народов избавить, и что Ея Величество действительные предуготовления чинит и надлежащие к тому меры берет (Быть по сему).

Ему Принцу мочно в конфиденции сообщить о союзе с Цесарем, для лучшего его и Шаха Тахмасибова ободрения (Быть по сему), о причинах учиненного трактата с Турками, для чего необходимо потребно, дабы шах Тахмасиб сперва тот турецкий трактат принял (Быть по сему):

1) чтоб тем Турков от дальнейших прогрессов удержать,

2) и он бы Шах время получил склонных к себе народов собрать, Эшрефа опровергнуть, и тако помалу к отвращению прочаго себе путь предуготовить.

И ежели и здесь намерение возмется, чтоб помалу из тех персидских дел выходить, то может оный Принц Шаху надежду учинить, против заплаты некоторой суммы денег, или иным образом (и безденежно), к некоторому [157] уступлению из наших провинций, или смотря по случаям, и действительно нечто, например, сперва Мизандрон и Астрабад уступить (Гилянь Шаху уступить, а не описываясь войск не выводить, а суды б токмо иметь в готовности).

Главнейшее дело, как для России самой, так и для обхождения Российского с Турками ныне в том состоит, чтоб какими ни есть образы и способы Шаха к принятию того с Турками заключенного трактата склонить; и тако комиссия Принцева имеет быть:

1) Склонение Шаха к тому трактату, и предается в рассуждение, не возможно ли для получения времени дать ему полную мочь к трактованию и к заключению нового трактата с Шахом, с согласия с тамошними командирами (Быть по сему)?

2) Утвердить Армян и других народов, и Персиян самих по своей знаемости, которые по случаям могут служить к укреплению Тахмасиба Шаха против его бунтовщиков, или как инако по происхождению дел потребно будет; оные ж могут служить для поселения в приморских местах и берегах.

О чем может быть, что и с Тахмасибом, ежели под его владением останутся, согласиться и Турков со временем к согласию на то под разными представлениями привесть возможно, еже б было дело великое и полезнее всего; но как бы все то ни воспоследовало, тех народов в свою сторону удержать надобно, для всякого случая.

А впрочем о сих делах всех мочно подробно и обстоятельно изъяснить в инструкции, ему Принцу сочиняемой.

А от сей его негоциации с Шахом Тахмасибом зависят все поступки, которые с российской стороны в персидских делах далее учинены быть имеют.

Однако ж сия негоциация еще времени требует, и вдруг те персидские дела оставить невозможно, а такожде, за неимением довольных транспортных судов и другими многими недостатками, войско большое в Персию отправить и в потребном случае надлежаще сикуровать не в состоянии находимся, того ради потребно есть о других способах мыслить, дабы как для ободрения Тахмасиба [158] и других народов, так и для Турков дела персидские по последней мере в нынешнем состоянии содержат; к тому предлагаются следующие способы:

1) Невозможно ли ныне потребные к персидскому корпусу рекруты туда отправить, и особливо те, которые в Гилянь потребны, с Принцем вместе, или тотчас за ним туда послать, и то для славы, что будто он Принц с каким войском приехал, а мочно притом слух пустить, что другие еще за ними немедленно следовать имеют, такожде для того, чтоб оные войска с часу на час в вящщее слабое состояние не пришли (Рекрут отправлять)?

2) И понеже, за персидским воздухом, те рекруты для службы там не могут быть так действительные, как другие солдаты, и по необыкновенности своей к службе прежде других заболят и помрут, того ради невозможно ли то число рекрут из старых солдат от прочих гарнизонных и полевых полков взять, и оные полки теми рекрутами паки комплектовать?

3) Ибо войска в Персии малые, и не беспотребно, чтоб те по последней мере все к действам и к службе во всяких случаях были годные. Корпус, при Крепости Святого Креста обретающийся , немедленно в такое состояние привесть, дабы оный в потребном случае к походу и к действам во всякой готовности был, ибо не можем ведать, что в тех краях впредь происходить станет, и как бы склонна Порта в тех персидских делах себя не объявляла, однако же вовсе на оную положиться невозможно.

И при сем пункте особливо еще и сие зрелое рассуждение приходит, что министры российские безопасность разграничения с российской стороны по имевшему указу на себя переняли, и о том корпусе Порте уже действительно объявили, и понеже Турки к тому разграничению ныне себя готовыми объявляют, того ради будет ли пристойно, по последней мере, дело будет деликатное, ежели в том им отказать. Умалчивая, что и для тамошних народов сему корпусу к действам всегда готовым быть надлежит (Быть по сему). [159]

4) Невозможно ли, вместо украинских казаков отправить к тому корпусу некоторое число донских, удовольствовав их, ибо оные к службе годнее, и при всяком случае лучшего действа от них ожидать мочно, нежели от украинских, тако же и драгуны тем сбережены быть могут, а с азовской стороны до времени опасения большого от Турков не видится.

5) Понеже за недостатком судов определенные полки ныне в Персию перевезены быть не могут, такожде и все тамошние дела больше по происхождению негоциации с Шахом Тахмасибом определены и учреждены быть имеют, того ради весьма пристойно будет, чтоб тех только без крайней нужды не утрудить, дабы оные остановить при реке Волге, в таком месте, где б оные и к тому перевозу в Персии в самом потребном случае всегда в близости и готовности быть могли (Четырем полкам быть при Казани, и употреблять ради делания судов, а одному полку быть на Саратове, ради опасности калмыцкой от нападения каракалпаков).

6) Но между тем весьма потребно, дабы в строении и прибавлении транспортных судов, в тех местах иметь крайнее прилежание, которые для всяких случаев необходимо надобные (Десять вновь делать).

7) О приуготовлении немедленном потребных магазинов провиантом и прочими запасами видится не меньше потребно старание иметь, дабы в нужных случаях ни за чем не стало (Магазины учреждать, а о деньгах определить).

8) И понеже Крепость Святого Креста не в таком месте положена, по объявлении там бывших инженеров и других персон, чтоб оная тамошних народов от всяких набегов удержать могла, того ради, не потребно ли повелеть тамошние места осмотреть, и искать в таком месте другую крепость построить, которая к безопасности границ служить может?

9) И понеже, по малому моему мнению, сие почитай все есть, что ныне учинить, или здесь определить возможно, того ради видится, что инструкция господина Генерала Князя Василия Володимировича Долгорукова не в ином чем состоять может, окроме чтоб о здешнем намерении [160] обо всем вышеописанном, что до Персии касается, откровенно ему сообщить, чтоб возможно из того исправлять, а впрочем поступать повелеть по тамошним случаям и по своем рассуждению, как он по вышеписанному Ея Императорского Величества намерению к лучшим интересам и пользе государственной за потребно и за благо изобретет, с совета и согласия с Принцем (И с совета всего генералитета), и смотря по происхождению его негоциаций с Шахом Тахмасибом и по поступкам турецким (По сие место, с самого начала, сообщена копия Генералу Князю Василию Володимеровичу Долгорукову, апреля 4, 1726).

10) А между тем предуготовлении на Воронеже и инде неотменно продолжать, хотя с меньшим разглашением, дабы, при нынешних случаях, Турков не побудить к возвращению сил сих из Персии к европейской стороне, ибо хотя по нынешним поступкам турецким видится, что войны с ними еще миновать мочно, однако же не бесполезно быть может, чтоб всегда быть готовыми, и ежели б необходимо к войне приступить принуждены были, чтоб тогда вдруг нечто знатное произведено быть могло (Надобно чинить).

11) И понеже за нынешними турецкими объявлениями заключение союза с Цесарем остановить чаятельно не заблагорассудится, то надлежит о тех турецких делах с Цесарем основательно и подробно согласиться.

Остается рассудить: каких указов ныне надлежит послать к министрам нашим в Царьград?

О Цесарском союзе мнится, что можно велеть Порте объявить с надлежащим видом, что турецкие поступки в Персии не могли инако, как великое нам и другим соседам подозрение подать, но хотя мы с Цесарем Римским в добром согласии и дружбе обретаемся, и причину к ссоре не имеем, и Цесарь к нам посла шлет, однако же мы Порту верно обнадеживаем, что мы к повреждению вечной дружбы с Цесарем ничего не учиним, пока Порта взаимно таком же образом к нам поступит. И чтоб для того всем тем о том союзе чинящим внушениям не верила, понеже Порта сама явно может рассудить, что оные по злобе и не из дружбы к Порте, но только для их собственных интересов чинятся, и прочее. [161]

Что объявление турецкое о содержании трактата приемлется с благодарением.

Что мы Шаха к принятию учиненного трактата привесть надеемся, мочно притом дать знать о прежних ведомостях, и о надежде, которую к склонению Шаха имеем, и что посол от них прислан был и вновь прислан будет.

Что ежели Шах Тахмасиб не склонится, то мы о другом кандидате согласиться готовы, и действовать будем, к чему все надлежащие приуготовления чинятся.

К разграничению земель много побуждать, видится, не надобно, дабы вышепомянутый корпус прежде в состояние приведен быть мог, однако ж ко оному разграничению себя готовым объявить не беспотребно.

Сие все предается во всемилостивейшее рассуждение и поправление.

Текст воспроизведен по изданию: Записка вице-канцлера барона Остермана, о Персидских и Турецких делах, в марте месяце 1726 года // Русский вестник, Том 2. 1841

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.