Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Письма и инструкции императора Петра Великого генералу Матюшкину.

Собравшие собственноручных (большею частью) писем императора Петра Великого с 1716 года по 1725, к генералу Михаилу Афанасьевичу Матюшкину, командовавшему в персидском походе сухопутными войсками, было поднесено во время коронации, в 1826 году, в Москве, Государю Императору Николаю Павловичу и передано им на хранение в бывшую библиотеку Генерального, ныне Главного Штаба. 1 Указы и письма государя Петра, содержащиеся в этом собрании, можно разделить на две части: одни, начиная с 1716 года до 1722, касаются различных распоряжений государя во время продолжавшейся тогда морской войны со Шведами; этих писем и указов находится двенадцать. Другие, с 1722 по 1725 год, относятся до персидского похода и проливают [591] яркий свет на намерения и распоряжения Государя; в этой части всех писем Петра Великого находится тридцать, и императрицы Екатерины I пять. В ближайшем будущем мы надеемся сообщить и те письма, которые относятся ко времени великой Северной войны.


№ 17. 2

Указ Генерал-майору и от гвардии Майору господину Матюшкину.

Ехать Тебе но Тверь и приехав, как в Твери, так и в прочих местах по Волге, где описывал и орлил суда подпоручик Гаврил Меншиков, оные осмотреть и приневолить хозяев дабы они скорее их доделывали, а которые ее могут доделать, те доделать казенными деньгами, и чтоб было всех пятьдесят, а по последней мере сорок судов, совсем в готовности к полой воде; и снабдить те суда такелажем, то есть парусами, якорями, веревками и прочим, и то все сыскивать и брать у тамошних обывателей в цену, а чего там ее сыщется о том как наискорее писать.

Петр.

Марта в 30 день 1722.

В Преображенском.

_______________________________

№ 18.

Господин Генерал-майор и от гвардии Майор. Письмо твое чрез Косенкова до вас дошло, так же и образец полотна мы видели. Но понеже, хотя Генерал-адмирал писал к вам, чтобы Вы требовали парусного полотна от Капитана Вильбоа, а чего недостанет, то купили; но по получении сего от Вильбоа полотна на парусы возьми треть, а две доли купи такого, какому образец к нам прислали.

Петр,

В Преображенском.

Апреля в 15 день 1722.

_______________________________

№ 20.

Господин Майор. По получении сего уведомьте вас: что лодки Мая к пятому числу поспеют ли, также и ластовых судов к тому времени сколько может поспеть? И дистальные ластовые суда сколько к которому времени могут поспеть о том чаще к нам пишите и в деле поспешайте.

Петр.

В 18 день Апреля 1722.

Из Преображенского. [592]

_______________________________

№ 22.

Господин Майор. Письмо Ваше от 21 сего месяца я получил, в котором пишешь, что все лодки поспеют к 5-му мая и пять ластовых. Того ради с того числа, или с 6-го мая, конечно поди со всеми лодками и 5-ю ластовыми судами (а буде более поспеет, то сколько поспеет возьми с собою) к Нижнему, где ластовые суда оснастить: да також Вильбоа возьми с собою или наперед отпусти. А для достройки судов ластовых оставь надежного человека из офицеров и солдат небольшое число. Также Гаврил Меншикову, с достальными, вели ехать самому.

Петр.

На Москве в 27 д.

Апреля 1722.

_______________________________

№ 25.

Господин Майор. Писал я к тебе чтоб ты шел., с 6-го числа сего месяца, но ныне по получении сего отпусти всех с вышеписанного числа, а сам останься для скорейшего управления ластовых судов, оставя с собою островских лодок пять. И поди с такого времени чтоб тебе поспеть в Нижнем двадесятому числу, понеже не чаем ранее туда быть.

Петр.

С Москвы 4-го мая 1722.

Получено мая 5 дна 722 г., в Твери.

_______________________________

№ 26.

Собственноручное.

Господин Майор.

Письмо Ваше чрез Мильгунова получил и с тогож моменту ответствую, что я в той силе писал что ты столько с собою взял, сколько поспеет, а чтоб недоделанные взять, то изрядно, однакож с такою недоделкою, чтоб мочно дорогою доделать, а которые дорогою нельзя доделать лучше оставить с первым человеком, чтобы немедленно доделав привел. А ежели можешь лучше б с собою привел доделывая дорогою; также хотя и к 24 числу поспеет в Нижний, то еще в пору будет, а лодок оставь сколько пристойно, а пять только я определил для Вас.

Петр.

Из слободы в 6 д.

Мая 1722. [593]

_______________________________

Конец инструкции. (Начала нет.)

10. Ластовые суда разделить по командам и чтоб тотчас к которой руль приделают и по барк гауты выконопатят снизу, чтоб тотчас грузили ж провиант.

Чтоб лодки были выконопачены и совсем убраны к 13 числу, а к 14 числу и с провиантом чтобы готовы были к походу.

Петр.

В Астрахани.

Июня в 9 д. 1722.

_______________________________

Доклад.

Офицеры, которые произведутся в чины по старшинству и по балотированию: а денежного жалованья против своих ране оным получать невозможно понеже указом из военной коллегии определено в комиссариат: которые офицеры патентов не имеют чтоб жалованья не производить.

Резолюция Петра.

Для дальной описки пока патенты пришлются жалованье давать по письмам г. Майора Матюшкина. Получено ноября 3 дня 1722. Астрахань.

Пункты в докладе.

1.

О копиях солдатских которые оставлены в походе, требовать ли их, или вместо того дано ружье будет.

Резолюция Петра.

Кроме городов копья не надобно, но ружье в его место.

2.

На убылые обер-офицерские места офицеров баллотировали и по старшинству производили.

Резолюция Петра.

Чинить по указу и здешних, а буде годных не найдется, о том прислать сведенье к нам каких чинов сколько, которые зимою присланы будут.

3.

Рации подлежит иметь с которого числа и по которое и откуда повелено будет сено и овес брать.

Резолюция Петра.

По уставу воинскому сено здесь, а овес или за оный деньги.

4.

Буде здесь овса на рации дачи ее будет, а повелено будет брать деньгами за четверть по какой цене, и от кого оное получать. [594]

Резолюция Петра.

По подрядной цене.

5.

К весне подлежит сделать для больных лазареты за городом для лучшего воздуху; а ежели быть в городе то будет духота и тягость людям. Повелено будет для оного строения из стругов, досок и лубьев брать; также и лесу на столбы и на связи от кого требовать?

6.

В указе Вашего Величества предложено: кто не будет иметь на свой чин патента — тем своим чином именоваться запрещает и жалования давать не повелевает, того ради штаб и обер-офицеры о сем просят.

7.

Драгунам лошадей также верблюды и быки тяглые откуда повелено будет брать и кому об оных стараться?

8.

Флагману потребно здесь быть для лучшего отправления морских судов.

9.

...... повелено будет делать для отправления на весну провианта в Дербент и в прочие места.

(В низу надпись: с 4 пунктов с резолюциею, списано Генералу Долгорукому.)

_______________________________

№ 32.

Указ генерал-майору господину Матюшкину.

Когда будет Вам о чем предлагать здешний губернатор Волынской, тогда по его требованию исполняйте, а наипаче в здешних работах, как в деле судов, так и в прочем чинить ему всякое вспоможение.

Петр.

В Астрахани.

Ноября в 5-й день 1722.

_______________________________

№ 34.

Инструкция господину Генералу-Майору Матюшкину, что надлежит делать на весну, распорядя следующее:

1. Драгун, которые опустятся на Царицын, тем велеть идти в марте месяце или в апреле, как скоро первая трава будет, к крепости Святого Креста, а которые драгуны здесь останутся и тех, также два полка пехоты ил казаков всех отправить на островских лодках к Аграхани и оттоль к крепости Святого Креста, для делания там помянутой крепости и плотины. Но первее плотину начать делать, и когда оную совершат и вода пойдет Аграханью, тогда зачать делать крепость. [595]

Провианту велеть на тех лодках взять на всех людей на 6, а по последней мере на 5 ведешь: с ними ж отпустить с провиантом семь новых судов, которые сделаны из романовок, да пять судов Тверских, которые для того надобно нынешнею зимою поправить, также и тялку Ревеку. Вышеупомянутые суда ни на что иное не употреблять кроме того, чтоб они возили к Аграхани провиант, но все лето; буде же, паче чаяния, те Тверские пять судов, все иди из них сколько негодных будет, то вместо их употребить тож число для возки провианту бус.

2. Когда возвратятся из Гиляни посланные суда, тогда отправит на них тысячу человек людей, и провианту столько, сколько возможно будет положить, понеже тогда вешнее время, то людям больше мочно быть на палубе, нежели под палубою, и для того довольно мочно провианту уместить. Буде же к тому времени поспеют Казанские гекботы, то из них два или три прибавить к тому числу, дабы людям ее так тесно было, также и провианту на них положить сколько мочно.

3. Самому, при самом вскрытии льда, с пятью судами фон-Верденовыми, и с двадцатью бусами идти в Баку. Буде же против вышеписанного из бус убудет несколько иди все пят, то итить с двадцатью судами, понеже на оных мочно уместить людей две тысячи человек и артиллерии, не дожидаясь Казанских судов, а Казанским ведет после за собою следовать и тщиться, с помощью Божьею, конечно тот город достать, яко ключ всего вашего дела в сих краях, а достав оный покрепить сколько возможно, и наполнить железною артиллериею, и оставя там бригадира, самому побывать в Гиляне, ежели время допустит и возвратиться в Астрахань. Буде же поздно будет, то не быв в Гиляне возвратиться в Астрахань. Между тем же, ежели кто из горских владельцев, будут искать нашей протекции, и оных принимать, кроме Усмея и Утемышевского владельцев и кои вам противны и точны разорению Шемахинскому.

4. Будущим летом учинить магазины в следующих местах.

На армию на двадцать тысяч человек:

В Баку на год.

В Дербенте на два месяца.

В крепости Святого Креста на два месяца.

На гарнизоны везде на год.

5. Сделать лазареты в следующих местах, для армии.

В крепости Святого Креста на тысячу.

В Дербенте на тысячу.

В Баку на две тысячи.

В Астрахани на три тысячи, а в гарнизонах везде на четвертую долю гарнизона. [596]

Буде же всего числа на армию будущим летом исправить будет невозможно, то хотя и останется такое число, что мочно будет вдруг в другое лето поднять, то довольно того, а в гарнизоны, чтоб было будущим летом сполна.

6. Пришед к Баку, провиант выгрузить на остров, который удобнее для того, ежели паче чаяния Турки гораздо сильно придут, чтоб ретирада легче была во время нужды.

7. Для караулов и работ прислать с Царицына, в Астрахань, которые там зимовать будут из пехотных сколько запотребно рассудите.

8. Драгунам конным надлежит с казаками действовать, и как возможно разорять Усмея и прочих противных, также чтоб помогать Дербентцам в их нуждах, прикрывая их полевые работы.

9. К протоку, который от Сулака реки прорвало, к которому посылан был Иван Орлов с инженером, определить по качеству работы казаков и регулярных для обороны и вспоможения работы.

10. Для гавани в Дербенте определить двести человек казаков, в прибавку к тем которые там, и делать оную гавань по чертежу.

11. Когда Бусы от вас возвратятся в Астрахань, тогда нагрузя из оных две бусы хлебом, маслом и солью, что определено Дербентским жителям, послать в Дербент и отдать Наибу. И те суда отдать ему вовсе, объявляя ему, дабы оные употреблял он в Гилянь для пшена и на прочие их потребности.

12. В будущую весну, как пойдут драгуны, объявить им, что им зимовать из двух мест где удобнее, то есть у крепости Святого Креста и по реке Тереку, или в обеих местах, где сколько заблагорассудят, и чтоб заранее все к тому приготовляли и неведением бы никто не отговаривался.

13. Командир для строения крепости и дама (плотины) и для зимовья определяется Генерал-майор Кропотов.

14. Казакам объявить, кои у работы будут, когда отделают, отпустить их прямо домой, дав провианту на дорогу, а буде ее отделают, то зимовать у той крепости, и на другую весну доделать.

15. Когда Бог даст, крепость Святого Креста и плотина отделается, и река Сулак действительно обратит свое течение Аграханью, тогда с Терека как солдат, так и прочих жителей перевесть совсем в крепость Святого Креста, также в то время и транжамент (ретраншамент) в Аграханском заливе оставить и людей вывесть.

16. К полковнику Шипову отправить на весну железных пушек в Гилянь тридцать с ядрами и прочею амунициею, что к ним надлежит.

17. Ежели будущим летом станут приходить торговые и ремесленные Армяне и поселяне к Дербенту и к Баку [597] (когда Бог даст оною овладеем) и оных принимать, и буде похотят селиться, то бы селились около Баку слободами и на острове Асалин, а в Баку их не пускать (и отводить им земли торговым и ремесленным под дворы и огороды, а земледельцам против крестьян ваших обыкновенно под двор и под пашню земли поскольку надлежит). А в Дербент пускать их с свидетельством, наипаче также которые Армяне будут на войско привозить для продажи провиант и прочее, что солдатам потребно, и оных охранять.

18. Также которые Армяне пожелают у крепости Святого Креста жить, и оных также селить слободами и обводить им земли за крепостью против того как выше писано слободами.

19. Которые письма будут присланы из Персии от консула Аврамова, от Петричиса и от прочих, из Гиляни от полковника Шипова, из Дербента от коменданта и Наиба, и прочих, также и из Грузии от Ивана Толстова, из крепостей Святого Креста и Аграханской, или из других мест от кого б ни случилось, подписанные к вам так же к Генерал-адмиралу или к кому другим, которых здесь не будет, и оные письма все распечатывать вам, для того, ежели какое дело, которое дальнего времени не терпит и делу вам врученному надлежит, чтоб нераспечатаньем какого вреда не нанеслось, и те письма после присылать к нам или к кому надлежит при своих письмах.

20. По времени когда случай будет чтоб послать из Дербента (а особливо тогда, когда ваши люди придут для разорения Усмея и прочих) осмотреть городка старого у владельца Абасарабского, понеже оный сам просил о том чтоб сие окрепить, предлагая, что ежели окрепится, то горских коммуникаций не будет, а именно Усмею и прочим с Дауд-Беком, понеже место зело крепко, и один только проход, и осмотря сие место и сделав чертеж прислать.

21. Когда Бог даст в пользу вашу сделается о Баке и о Гиляне, о том Ивану Толстому чрез письма сообщать, дабы он принцу Грузинскому о том доносил.

22. Прочее дается на его верность и искусство в чем он, должен, хотя, чего здесь не писано а к пользе быть может, чинить как заблагорассудит, так как честному офицеру и доброму человек, надлежит, памятуя ответ дать пред Богом и пред светом.

Петр.

В Астрахани в 4-й день октября 1722. [598]

_______________________________

№ 35.

Инструкция когда даст Бог Баку возьмем что чинить.

1. Ежели без противления сдадутся отпустить со всеми пожитки их, кроме пошлин Шаховых, которые у них взять надлежит за те лета, за которые они не посылали, а делили между себя. Буде. Же ее пожелают выйтить, то однакож велеть им, дав некоторый срок, объявя ту причину что их оставить ее надлежит, поверке в последнем письме чрез Лунина посмеятельно ответ и лживо учинили и доброхотством, так как Дербентцы, ее отдались и так верить им невозможно; а оставить только тех, которые знают все сборы, также ходят за виноградом и прочее что нужда требует.

2. Ежели по сопротивлении отдадутся, то без ружья опустить, буде же штурмом взяты будут, то кои живы останутся послать в Астрахань, а пожитки разделить по себе.

3. Разведать о пошлинах и доходах, а особливо о нефти и шафране, сколько было в доброе время и сколько ныне, и что Шаху, и что по карманам.

4. Величество города и сколько надлежит всегда быть гарнизону, и прочее все с обстоятельствами описав прислать.

5. Рассмотреть кругом конских кормов для такого случая, когда армия прибудет.

6. Сделать в Баку два или три погреба для питья под башнями или какими-нибудь другими каменными строениями чтоб было холоднее.

7. Когда оснуетеся, тогда надлежит вам в Баку пошлины сбирать, також и в Гилянь писать дабы тож чинили,

Петр.

В 4 день ноября.

1722 года. Астрахань.

_______________________________

№ 1.

Господин Генерал-майор и Гвардии Майор!

Пред отъездом вашим из Астрахани, ноября в 4 день 1722 г., оставили мы Вам инструкцию как Вам поступать, но оная инструкция чинена по тогдашним конъюнктурам, а ныне для турецкого дела некоторые пункты той инструкции мы отменили и також некоторые вновь привели которые при сем прилагаем и по оным исполняйте.

Петр.

В Преображенском,

в 17 день февраля 1723 г. [599]

_______________________________

В данной инструкции отменить для турецкого дела следующее:

В 1-м драгун столько отправит на Царицын, сколько потребно для приему лошадей и их содержания от каждого полка (а не лишних) и быть им у лошадей на квартирах до указу, а к крепости Святого Креста не ходить, а от Астрахани весною драгун конных отправить самую нужду к крепости Св. Креста, например полтора или два полка.

Во 2-м, велено послать 1.000 человек, но ежели нужда будет то прибавить сколько надобно и беречь сие место паче всего, понеже для него все делаем.

В 3-м, всех принимать в подданство которые похотят, тех чья земля пришла к Каспийскому морю.

В 3-м же, что написано Вам когда Бог даст управиться в Баку, потом ехать Вам в Гилянь, ежели время допустит, и сие оставить, но послать туда бригадира Левашова, а самому ехать на устье реки Куры, взяв с собою капитана-поручика Соймонова, для следующего:

Осмотреть гавань и устье реки Куры (о чем пространно ему Соймонову в инструкции написано и словесно наказано), также и по реке не только вверх, того для понеже, как ты и сам слышал, что у Баку сказывают кормами конскими зело скудно, а дров и нет, а у вас положено сие место главное для сбору войска, и ежели то увидишь что правда, того для осмотреть места на Куре реке, дабы там впредь для сего места устроить хороший город вместо Баку для рандеву войску впредь, а нынешним летом сделать на устье в самом крепком месте или близь устья, ежели на устье такого места не сыщется, малую крепость человек на 300, дабы неприятель не захватил, но наша поссесия была. И сие вышеписанное управя с помощью Божиею возвратиться Вам в Астрахань, к будущей зиме, дабы зимою, вам с нами о сем деле переговорить.

В 4-м, что велено на армию готовит будущим летом провианту, но ныне надлежит чинить по сему:

В Дербенте на 3.000

" Баку " 3.000

" Гиляне " 3.000

На Сулаке " 3.000

В гарнизоны на два, а по нужде на полтора года, да сверх того, где увидите что нужно людей прибавит — тут и провианту по своему усмотрению, понеже от Турков не без опасений ест ныне, а особливо имеет смотрение над Гилянью, понеже там фортеций нет и лучшее богатое место, также может быт что иногда Шах для обороны прибудет, которого оборонить надобно, то прибавить людей и [600] провианту, также и в прочих местах прибавлять и убавлять по делу смотря, понеже издали на все точного указу определить невозможно.

Осьмой весь отставить.

В 12-м, зимовать только тем драгунам конным которые пойдут от Астрахани к крепости Св. Креста.

В 13-м, для зимовья определить Бригадира или Полковника по рассуждению, а Кропотову, отделав плотину и крепость, возвратиться в Астрахань.

В 16-м, прибавить пушек по рассмотрению.

В 20-м, ежели мочно будет без войска осмотреть, то чинить, а буде невозможно, до указу отставить.

Прибавочные новые пункты.

1.

В Дербент прибавить батальонов пехоты да Яицких казаков конных морем транспортовать 200 человек, да донских пеших 1.000 (а черкас, когда Донские придут в Дербент отпустить) понеже Турки Лезгинцов привяли в свою протекцию; и хотя о том еще дружески прислали сюда говорить посланника, однакож верить нельзя; туда ж послать 20 пушек железных 6, 8 и 12 фунтовые с полною амунициею, а вместо оных взятые в Дербенте медные пушки кои получше выесть в Астрахань.

2.

Дербентских жителей надлежит кормить нашим же провиантом и когда комендант Юнгор или Наиб будут к вам о провианте для пропитания Дербентским жителям писать, тогда им определите провиант на семью почему надлежит, а именно против того, почему в Ваших домах людям на семью дается.

3.

Також ежели услышите о Турках, что хотят идти к Дербенту, тогда можете от крепости Св. Креста солдат тысячи две или больше из тех, которые там на работе будут прибавить морем, о чем тебе дать пункты Коропотову.

Петр.

В Преображенском в 17 д.

февраля 1723.

Получено в Астрахани марта 13, 1722 г.

_______________________________

№ 2.

Господину Генерал-майору.

Понеже Шипов слава Богу счастливо в Гилянь прибыл, но притом же уведомились мы что бунтовщики мирвейзцы почитай всею Персиею завладели и близь Гиляни, того [601] ради ныне на тех судах, на которых тебе ехать к Баку, отправь Бригадира Левашова (а буде занеможет то Барятинского) в Гилянь и с ними тысячи две иди более, с совету, и дабы тот кто отправлен будет в Гилянь поступали по инструкции данной от вас полковнику Шипову, дабы сие место в котором уже поссесия наша есть и всех нужнее в совершенную безопасность привесть, а сам дождися из Гиляни судов от Шипова, а ежели не будет Гилянских довольно или поздно прибудут, то казанских дождись. И поди поданному тебе указу к Баку; ежели же ты уже пошел и сей указ вас застанет в дороге близь астраханского устья, то поворотись и исправь по сему; буде же у Баку сей указ прейдет, то учини по сему, буде скоро достанешь Баку, то кой час войдешь в Город отправь вышеписанные две тысячи в Гилянь, а для укрепления города и прочего дожидайся из Астрахани людей. Буде же продлится, то лучше перво в Гилянь послать которые уже в руках, а Баку доставать дождався из Астрахани людей. Ежели вскоре достать не надеешься, сие и прочее что приключится чините не упуская никакой пользы, по своему искусству и совету, как вам и в инструкции написано, ибо из такой дальности как возможно точные указы писать! Понеже случай непрестанно переменяется.

Петр.

Из Санкт-Питербурха.

Марта в 26 д. 1723 г.

Получено Апреля 13 дня 1723 г.

_______________________________

№ 3. Дубликат предыдущего письма.

……………………………………..

Петр.

Получен в Астрахани 1723 г. апреля 24-го дня.

_______________________________

№ 5.

Господин Генерал-майор.

Понеже просил вас принц Грузинский чтоб прислать хотя, малую часть войска, того для определяем туда две тысячи человек: от Кропотова корпуса следующих тысячу драгун конных да шестьсот пеших всех командированных, да половину полка Пилева из Астрахани (Кропотову взять с собою для сей посылки), а ежели четырехсот не будет в половине Пилева полку, то дополнить из Астраханского гарнизона (и чтоб были мундированы) буде же Кропотов уже уехал с корпусом, то вместо Пилева четыреста человек пеших драгун. Над сим корпусом командиром учинить доброго подполковника и двух майоров и быть им под командою [602] капитана от гвардии Баскакова, который туда посылается; также придать Гребенских казаков сто для провожания их до гор, а в Грузию пятьдесят из тех ста человек, и чтобы сия экспедиция как наискорее отправлена была; провиант на месяц отправить, и чтоб Гребенские казаки и Терские жители оный везли, да сверх того отпустить рекою Тереком вверх (до коих мест возможно везти) провианту в запасе на месяц или на шесть недель; при оном же корпусе отпустить комиссара с деньгами на жалованье, на год на всех, пушек полковых четыре и на каждую пороху и ядер по ступятидесяти выстрелов. На людей, на всех пороху и пуль по двести выстрелов, канониров пятнадцать человек, кондукторов двух, капрала или сержанта над канонирами одного, а ежели вас сие уже в Астрахани не застанет, то по сему указу отправить Генерал-майору Кропотову.

Петр.

В 17-й апреля 1723 г.

Из Санкт-Петербурха.

Подано в Астрахани мая 25-го дня 1723 года.

_______________________________

№ 6.

Собственноручный указ Императора Петра Генералу Матюшкину.

Господин Генерал-майор.

Получена ведомость из Грузии, что Турки оных уже принудили в подданство, и паша идет к Шемахе; зело опасно чтоб не захватил Баку (сии ведомости вы ведаете ль не знаем, понеже письма Ивановы по данному тебе указу от вас нераспечатаны) и понеже посол персидский сам дал письмо, чтоб Бакинские жители не противились, того ради сколько есть судов, надлежало вам отправить с людьми в Баку чтоб в город пойтить с тем письмом. А ежели бы и не пустили в город, тоб мочно им тебя у островов дожидаться, и ежели сие письмо так получишь, что еще сам не будешь готов идтить за казанскими судами, то что есть судов отправить к Баку, чтоб в город пошли. Буде же не пустят, а силою за малолюдством не мочно будет, тоб тебя дождались как выше писано. А сам поспешай как возможно и ежели даст Бог в Баку войдешь, то с жители не так поступи, как указ имеешь, но мягче, по своему рассуждению; паки подтверждаю чините немедленно, ибо имеете указ по конъюнктурам поступать (ради)такого отдаления, и удивляемся для чего по сим из Грузии ведомостям ее послали к Баку, как выше писано и пропускаете такие нужные дела.

Письма ваши через курьера Пушкина получили. Строение крепости на Куре отложите до другого указа. Курьер [603] который от вас прислав был прежде о Гиляне от Шипова, заболел дорогою и для того тогда письма я не получил, а не для иной какой причины.

Из Санкт-Петербурга

в 13 д. мая 1723 г.

Подал его императорского величества курьер Петр Голенищев-Кутузов, июня 3-го дня 1723 г.

_______________________________

Собственноручное письмо Петра I к Матюшкину.

Господин Генерал-майор. Письмо Ваше чрез адъютанта Вульфа я 4-го сего месяца получил, с великим довольством что вы Баку получили (ибо не без сомнения от Турков было); за которые Ваши труды Вам и всем при вас в оном деле трудившимся благодарствуем и повышаем вас чином Генерала Лейтенанта, что же при сем случае вам чинит о том прилагается указ.

Петр.

Из С.-Петербурга в 8 день

сентября 1723 г.

Не малое и у вас бомбардирование того вчера было когда сия ведомость получена, чему свидетель сего доноситель.

Получено в Астрахани 5-го октября.

_______________________________

№ 10.

Дубликат предыдущего письма, писан 17-го сентября 1723 г.

_______________________________

№ 7

Указ Генерал-лейтенанту Господину Матюшкину.

1. Ружье у Бакинских жителей все оберите.

2. Которые причинны будут хотя мало сопротивлению, тех вывесть в Астрахань. Ежели ж число их более половины, то половину вывезите рядовых, а начальных всех кто тому причинны.

3. В данной Вам инструкции в Астрахани ноября от 4-го числа написано в 7 пункте, чтоб по получении Баку, пошлину как в Баку, так и в Гиляне собирать, но ныне в Гиляне оную сбирать обождите, понеже посол персидский уже все уступает, и когда с ним окончаем, тогда Удобнее то чинить будет, и люди будут послушнее, а в Баку о сборе тех пошлин чини по первому указу.

4. Строение крепости на Куре велено вам отложить, однакож место оной осмотреть вам зело нужно, что чаю по указу вы уже исполнили, так же когда поедете зимою. [604]

Петр.

В 9 д. сентября 1723 г.

Из Санкт-Петербурга.

Получено в Астрахани 5-го октября 1723 г.

_______________________________

№ 8.

Господин Генерал-лейтенант

Писали мы к Губернатору Волынскому чтоб он отправил в Гилянь к Левашову рекрут с довольством а именно чтобы там было всех людей в команде Левашова пять тысяч человек, в чем надлежит и Вам приложить старание, також надлежит туда отправить де нужных разъездов драгун человек двести в вышеписанное ж число. Того для отправьте их с достальными рекрутами, дав им седла и прочую драгунскую амуницию а о лошадях отпишите к Левашову чтоб там искал купить а денег велено к нему отправить из Астрахани Губернатору Волынскому три тысячи рублей.

Петр

В 9 д. сентября 1723 г.

Из Санкт-Петербурга.

Получено в Астрахани октября 5-го дня.

_______________________________

№ 13.

Господин Генерал-лейтенант.

Уведомились мы по письмам Генерал-майора Кропотова что Ногайцы, которые живут близь крепости Святого Креста и аграханского транжамента, желают быть в службе нашей. И хотя шамхал их отзывает к себе, однакож они к нему не хотят. И ежели де оных тамо не будет то команды его людям в съестных припасах в мясе и в рыбе будет не без нужды и для того отпишите к нему, чтобы он, пожелавших, принял их в вашу службу

3 При сем поздравляю, со всеми провинциями по берегу Каспийского моря лежащими понеже посол персидский оные уступил, с которого трактата прилагаем копию

Петр.

В 17 день сентября 1723 г.

Из Санкт-Петербурга.

Подал Тобольского батальона Сержант Толбухин 17-го октября 1723 г. [605]

_______________________________

Господин Генерал-лейтенант4.

Письмо твое от 18-го августа мы получили купно с подлинным Текеном города, также опиев колодезям нефтяным, розыск про бывшего султана и прочее. Пред сим мы писали к Вам с Вашим адъютантом, чтоб кто причиной был противности, ежели половина будет или меньше чтоб вывесть, также ружье у всех обобрать, сие б ее худо было, но кладем на ваше рассуждение: лучше по состоянию тамошнему можешь делать; однакож сколько может быть без вреда оттоль их людей убавить, понеже хотя о Турках у меня мягки ведомости, но намерение их глубоко, чего опасаться надлежит. Тут же пишешь о служивых людях, которые на шаховом жалованье содержаны были, мне мнится несколько держать для звания мест например человек сто конных с ружьем. А прочим от службы отказать, понеже своих имеем. А особливо вывесть надо кто турецкого закона, что все даем на ваше рассуждение.

Петр.

Из Санкт-Петербурга.

14-го сентября 1723 г.

P. S. Пирамиды что на Апшерони нарисовать и подпись списать, также сколько нынешний случай допустит послать туда драгун и казаков столько, сколько там лошадей достать и содержать мочно.

Подлинное получено чрез поручика Иогана Вульфа в Астрахани 5-го октября 1723 г.

_______________________________

Указ Генерал-лейтенанту Господину Матюшкину.

Понеже велено резиденту нашему Неплюеву, обретающемуся при дворе Султана Турецкого, учинить согласие чтоб в войсках обоих стран, как наших российских, так и турецких, которые ныне есть в персидских землях учинить армистицию или унятие оружия и более прогрессов в тех краях ни под каким претекстом не чинить. И ежели он резидент такое согласие с ними Турки учинит, то повелели мы ему о том к тебе писать чрез Астрахань, и тебе надлежит ныне ко всем в персидских краях обретающимся нашим войскам командирам писать и о том дать знать, чтоб они о том ведали про себя, а другим тамошнего народу не разглашали, и ежелиб к ним от кого из турецких командиров было о том писано, тобы тогда к ним на то ответствовали что такой указ наш они имеют и по тому исполнять будут, есть ли и от них с турецкой стороны по тому ж поступано будет. Однакож в том ее разумеются те [606] провинции, которые вам шах уступил, куда надлежит послать как о том прежние наши указы повелевают, но разумеются только другие провинции кроме тех уступленных.

Петр.

Дан в Санкт-Петербурге

октября 21-го дня 1723 г.

Получен в Астрахани 21-го ноября 1723 г.

_______________________________

Господин Генерал-лейтенант.

По получении сего поезжай к нам сюда в Санкт-Петербург немедленно, також и губернатору Волынскому объяви чтоб ехал с тобою сюда; також и Соймонова привези с собою.

Петр.

В 4 день декабря 1723 г.

В Санкт-Петербурге.

_______________________________

Пункты начертанные собственноручно Петром Великим.

В 22 день мая 1724 г.

1. Крепость святого креста доделать по указу.

2. В Дербенте цитадель сделать к морю и гавань делать.

3. Гилянь уже овладена надлежит Мозендарат также овладеть и укрепить, а в Астрабадской пристани ежели нужно сделать крепость и для того работных людей которые определены на Куру употребить в выше писанные дела.

4. Баку укрепить.

5. О Куре разведать до которых мест мочно судами мелкими идтить, чтоб подлинно верно было.

6. Сахар освидетельствовать и прислать несколько и какой может быть...... из оного, также и фруктов сухих.

7. О меди також подлинное свидетельство учинить, для того взять человека который пробы умеет делать.

8. Белой нефти выслать тысячу пуд или сколько возможно.

9. Цитроны, сваря в сахаре прислать сего для поискать здесь мастера.

Единым словом как владение, так сборы всякие денежные и всякую экономию в полное состояние привесть

23 мая 1724 года.

_______________________________

Прибавка к вчерашним пунктам 5.

Тщиться всяким образом чтоб Армян призывать и иных христиан, ежели есть, в Гилянь и Мазендарань и [607] ожилять, а басурман зело тихим образом, чтоб не узнали, сколько возможно убавливать, а именно Турецкого закона.

Также когда осмотрится дабы знал сколько возможно там русской нации на первый час поселить.

О Куре подлинного известия ее имеем, иные говорят что пороги, а ныне приезжал Грузинец сказывает, что от самой Ганжи до моря порогов нет, но выше Ганжи пороги; того ради о сем, яко о главном деле, надлежит осведомиться, а кажется лучше нельзя как посылкою для какового дела в Тифлис к Паше.

Сие писано не зная тех сторон, для того дается на ваше рассуждение: что лучше то делайте, только чтоб сии уступленные провинции особливо Гилян и Мазендаран в полное владение и безопасность приведены были каким образом удобнее быть может.

Пункты докладные Вашему Императорскому Величеству.

1.

Понеже по Шаховому указу прошлого 1658 года велено правительство в Бакинской провинции Алагведею султану иметь и нефтяные, и соляные и прочие доходы оному ведать, которому по тому указу в Баку сбирать повелено по окладу на каждый год по 49.733 рубля по 17 алтын по три деньги (на российский счет), да шафрану по 3.000 золотников и по 9 шагиса, воинских лошадей в подарки шаху же присылать, да по 5.000 рублей с уездных Бакинских деревень (который сбор Ихайды Кулы султан, дядя оного Алагведея имел), а с 716 г. по шахову указу вышереченного правителя Алагведея переменил Махамед-Хусейн-Фетиг-Али султанов сын, который сбор он имел с червой и белой нефти и с шафрану и с деревень и с прочих всяких доходов на откупу, против помянутого и как оный отец его содержал. А владел оный Мухамед-Гусейн сборами 5 лет и 3 месяца и по вышереченному числу оный сбор он Мухамед-Гусейн на оный российский счет и имел. В которых годах, по вступлении моем в Баку, оный прежний султан Мухамед-Гусейн в вышереченных сборах считан, и за всем расходом на нем султане явилось в доимке по счетным книгам денежной казны 94.380 рублей 14 алтын 4 деньги на российский счет, чего ради у оного султана за оные доимочные деньги в Баку описаны в доме его всякие пожитки, по которой описи и оценке оставлено в Баку из его султанских пожитков у господина бригадира князя Барятинского по оценке Бакинской на 1306 рублей на 75 копеек, да из некоторых его вещей привезено в Астрахань, тамошней же оценке, на 1676 рублей на 45 копеек итого 2983 рубля на 20 копеек, да денег персидских двугривенников и гривенников 708 рублей 50 копеек. Итого из пожитков, его оставлено в Баку и что в привозе в Астрахань [608] вещьми и деньгами на 3691 рубль на70 копеек. Да кабал оставлено в Баку (по которым за нефть надлежит взять) на купецких людях на 4339 рублей на 43 копейки и всего оставлено из вещей и кабал и что привезено в Астрахань на 8031 рубль на 13 копеек. Со оными же вещами помянутой Мухамед-Гусейн и с братьями сам четверть привезен в Астрахань, где оный султан и с его братьями содержится под арестом, которому ж и со оными собратьями дается из оных его привезенных денег каждому члену деньгами на корм по 2 копейки на день, да провиант против солдата.

И в вышереченных доимочных деньгах и о помянутом прежде бывшем султане Мухамед-Гусейне и с братьями его и оставленных в Баку и привезенных в Астрахань его пожитков, вашим Императорского Величества указом повелено что будет.

Резолюция Петра.

Пожитки продать, а его в Рогочевск и с братьями.

2.

Города Баки из обывателей издревле во оберегательстве было 100 человек служивых людей и каждый имел жалованья по 30 рублей, а потом когда забунтовал Дауд и в том году, усмотря услугу оных обывателей, прислан был от шаха указ о прибавке каждому члену жалованья по 20 рублей и с прежними учинено каждому по 50 рублей, а потом еще к прежним служивым людям поведено быть 200 человекам, которых учинилося 300 человек и оным служивым людям всем ли в Баку быть и помянутое жалованье каждому человеку давать ли?

Резолюция Петра.

Быть сто человек, жалованье по 30 рублей, Ютбаши сто рублей.

3.

Когда ребелизант Дауд и прочие горские народы учинилися шаху противниками, тогда им Бакинским обывателям таз нефтяных колодезей и анбаров нефти брать не давали, и оные Бакинские служители все 300 человек собравься с теми неприятели бились и из оных нефтяных колодезей и анбаров от оных неприятелей взяв нефти Гилянцам на 8222 рубля на 25 алтын на деньги и на товар, и на провиант и на кабалы продали и из оных денег взяли себе в жалованье по указу 300 человекам 3000 рублей, да за тележные наймы (на которых нефть привозили) издержали 440 рублей, а о достальных 4782 рублях 25 алтынах деньгами и товарами и провиантом просят оные Бакинские служители, дабы по Вашему Императорского Величества высокому указу, им были пожалованы впредь в жалованье. [609]

Резолюция Петра.

Зачесть сту человекам.

4.

Напред сего, который был в Дербенте пошлинный сбор со всяких товаров, по древнему их обыкновению, оный сбор дербенским служительным людям в жалованье употреблялся, которых издревле в Дербенте имелось 1016 человек и оным каждому человеку давано жалованья по 60 рублей, а ныне всех на лицо служилых людей 600 человек итого будет оным 600 человекам 36.000 рублей и оным оставшим служилым людям такое жалованье давать ли по толикомуль числу в Дербенте служилым людям?

5.

Понеже, по Вашему Императорского Величества высокому указу, имеется в Дербенте и в Баку донских казаков 1000 человек, которым определено там давать против солдатской дачи провиант и денежного жалованья оным донским казакам там в Баке и Дербенте ничего не дается, також обретается нм в крепости Святого Креста для разъездов из кампанейцов, и из донских казаков которые оставлены там в прошлом 1722 году; и оным компанейцам тогда там оставлено Вашего Императорского Величества жалованье по нынешний 1724 год, которое уже все им издержано. И на нынешний год и впредь как предреченным донским казакам, так и оным компанейцам, указом Вашего Императорского Величества оное жалованье откуда давать повелено будет?

Резолюция Петра.

Дать жалованье по 10 алтын на месяц.

6.

Понеже отправлены из Астрахани в крепость Святого Креста целовальники с кабаков для продажи вина и табаку, а которые ныне на работе Малороссияне там обретаются и оные вином и табаком торгуют, чего де ради Гевальдигер Сомов указом наказному Гетману публиковал дабы оные вином, табаком не торговали. И оный наказной Гетман по-прежнему им вином и табаком торговать велел понеже де оным в торговле вином и табаком запрещения не было. Буде впредь оные Малороссияне станут вином и табаком торговать, то оттого учинится Вашего Величества сбору денежному убыток и о торговле оным указом Вашего Величества, что повелено будет?

 

Резолюция Петра.

Брать по два рубля с бочки с проданной. [610]

Его Императорскому Величеству в докладе пункты.

Низового корпуса пехотные 18 батальонов повелено учинить полками и когда сведутся по два батальона в один полк, какие давать полкам звания.

Резолюция Петра.

Давать имена по местам.

Гренадерские два батальона полком учинить ли или к каждому пехотному полку определить по роте гренадерской, и ежели определить к каждому полку по роте, то надлежит сверх двух батальонов еще прибавить одну роту гренадер.

Резолюция Петра.

Лучше по полкам роты учинить.

Случаются нужные дела для которых надлежит послать курьеров к Вашему Величеству, и чтоб ее было в том продолжения от губернаторского правления, того для прошу чтоб велено было давать подводы по даваемым курьерам от меня подорожным за моею рукою: Михайло Матюшкина

Резолюция Петра.

Давать по вашим подорожным.

1724 года мая 29.

Господин Генерал-лейтенант.

В нашей отправленной к тебе грамоте из коллегии иностранных дел от 31 числа августа, при посылке списка с трактата учиненного между нами и Портой и персидских делах и с присланной карты, дано тебе звать, что наши комиссары для разграничения в Персии по тому учиненному трактату с Турки назначены и отправлены будут, а кто именно, о том тебе дано будет звать; потом определили мы, для того разграничения, полномочных комиссаров: первого вашего бригадира и от лейб-гвардии майора Александра Румянцова, который отправляется в чине чрезвычайного посланника к султану Турскому. Ради размены ратификаций на учиненный трактат, а по разменении оных имеет он ехать обще с турецкими комиссары и с стороны Франции с медиатором прямо в Персию, а в товарищах у него вторыми комиссарами назначили и определили мы быть из Дербента подполковнику фон-Лукею, да из Астрахани майору от артиллерии Гарберу, которому велено ехать в Дербент и там обще быть с подполковником фон-Лукеем в готовности, и когда к ним вышеупомянутый бригадир Румянцев отпишет куда приехать, то б тогда туда и ехали. И когда он Румянцев прибудет в близь Дербента и Баку и будет требовать как присылки войска конного и пехотного, регулярного и нерегулярного и Персиян из Дербента и Баки, так и [611] о прочем о чем случится и потребно будет ему писать, то потому ты и тамошние командиры исправлять имеете, и для того повелели мы ныне послать в Баку сто человек драгун с седлами, а лошадей повелели взять у тамошних жителей, а от крепости Святого Креста указали послать человек с двести драгун в Дербент сухим путем, на лошадях и о том о всем надлежащие наши указы как к тебе, так и команды твои к командирам тамошних мест и к фон-Лукею и к Гарберу из Сената и из Военной Коллегии отправлены и тебе надлежит обо всем том надлежащее наставление командирам тех мест команды вашей учинить, дабы ни в чем никакой остановки в проезд помянутого вашего бригадира Румянцова не было и иметь тебе с ним Румянцевым корреспонденцию и обо всех настоящих делах советы, а о том ему в данной от вас инструкции написано. Но сие чинить не доставляя врученных вам дел, что можете перепискою чинить.

Петр.

Из С.-Петербурга,

сентября 2 дня 1724.

Получено в Астрахани 30 сентября 1721 г.

_______________________________

Копил с письма Его Императорского Величества писанного к бригадиру Левашову в 21 д. сентября 1724 г.

Письма ваши от 6 и от 25 чисел до вас дошли, на которые ответствую. За строение крепости и прочего что там в пользу государству чините благодарствую. Что Еврейнова определил жалованьем зело изрядно. Понеже он там ныне нужен и впредь чини по своему разумению что надобно понеже описываться далеко. Что же о безлюдстве пишете, то еще уже весною определено и послан с полным определением господина генерал-лейтенанта Матюшкин. Камни присланные еще не бывали. Посол Измаил Бек человек зело умный и верный своему отечеству о чем много со мною говаривал, о чем ведает Аврамов. Так же просил ежели ему от двора Шахова за уступку какая беда будет, то хотел у вас быть под протекциею и когда он того пожелает то ему учинить.

Господин Генерал-лейтенант. Письмо твое августа от 8 числа из Нижнего до вас дошло. И притом копия с письма бригадира Левашова и со всеми его приложениями; но такие письма от него прежде ваших до вас дошли, по которым мы о всем известны. И против оных к нему от вас писано с чего при сем копия 6 прилагается. В данной вам инструкции в [612] Астрахани ноября 4 1722 года написано в 15 пункте о переводе в крепость Святого Креста терских солдат и прочих Жителей. И транжамент в Аграханском заливе разорить и людей тудыж вывесть, как сделается плотина и крепость Святого Креста, чему ныне время пришло, ибо плотина сделана и река Сулак течет Аграханью. И крепость почти уже совершена. Того ради ныне, по вышеписанному указу, Терек надлежит перевесть в крепость Святого Креста, а там сделать редут на высоком месте человек на сто пятьдесят или на двести. И четыре пуши поставить и тех людей держать там с переменою по три месяца, а транжамент в Аграханском заливе такожь разорить и людей перевесть в крепость же Святого Креста; в той же инструкции в 9 пункте написано, чтоб заделать прорву на Сулаке. Но ныне пишет подполковник Дебрини, что оную прорву заделывать невозможно, понеже и без того воды зело много течет Аграханью. Того для надлежит на той прорве сделать спуск воде такой, чтоб вода свободно проходила не портя берегов. А когда нужда будет в воде, то и запереть бы оный мочно было. И смотреть того, чтоб Татары ее портили. Також дабы другой конец построенной плотины был под руками, того для велите по приложенному при сем чертежу сделать горнверк или кронверк.

Петр.

В 22 день сентября 1724 г.

В С.-Петербурге.

P. S. Писал к вам полковник Дебрини, когда крепость Святого Креста совершится, чтоб ему быть к вам с рапортом, и когда крепость и прочие работы по указу будут сделаны, тогда отпустить его к вам на время, но чтоб он при отъезде своем дал полную инструкцию своим подчиненным, как в его небытность поступать в содержании и починках сделанных работ.

Получено 10 октября 1724 г.

_______________________________

Собственноручное письмо Петра Великого.

Господин Генерал-лейтенант.

Письма ваши от 2-го октября посланные я получил купно с рапортом и ведомостями также и отправленных в Гилянь и прочие места солдат, и драгун, и рекрут. Для чего ты в Астрахани задержался, но к великому удивлению сие слово: "до указу вашего!" И что для отправления задержался-то делом, а что до указу не знаем как рассудить. Какой тебе более указ надобно, ибо на все имел полную инструкцию, также велено делать по тамошним конъюкторам смотря, а ехать самому велено, и ежели пропустишь зиму ответ дашь, а что замешание там [613] сделалось, то оттого, что Мещерского выслали, и опасаться гораздо нечего ибо у Шаха людей нет, как Мещерский сказывал, также и прежде сего ведали о том подлинно.

Бакинских жителей выслать в Астрахань и оттоль сюда, оставя там сколько потребно, ежели без оных пробыть нельзя, и смотреть над женами и детьми чтоб не ушли, а когда сие будет крепко-нужно их жен и детей не покинуть. На Дербентцев также смотреть крепко надобно, и ежели кто явится в подозрении, велеть казнить, буде же замешание какое будет или общее зло во всех или большой части — увидя то — учинить с ними також как о бакинцах писано, впрочем как всегда писали, так и ныне чинить по тамошним конъюктурам, понеже дальность описки не терпит, а что надобно какой прибавки о том немедленно писать.

Петр.

Из Старой-Русы в 23-й день октября 1724 года.

Получено в Астрахани ноября 9-го 1724 года.

_______________________________

Письма Екатерины I к генерал-лейтенанту Матюшкину.

Господин Генерал-лейтенант.

Понеже по воле Всемогущего Бога прелюбезнейший наш супруг Его Величество Всемилостивейший Государь Император, чрез двенадесятидневную жестокую болезнь, от сего временного жития в вечное блаженство генваря 28-го дня отъиде, которая, по воле Всевышнего Бога, так чрезвычайно приключившаяся печаль не только нам зело чувствительна есть, но и всем вам верным слугам государству и отечеству российскому, и понеже данною вам в начале от Господа Бога (також высокославные и вечнодостойнейшие памяти прелюбезнейшего нашего супруга) властью скипетр державы Российского Империа мы получили и все чины государства нашего от первых и до последних в верности присягу нам подтвердили, равным образом надеемся и на вас, что вы, також и при вас обретающиеся офицеры и солдаты в такой же верности нам пребудете, как блаженные и вечнодостойные памяти и Государю Императору нашему любезнейшему супругу, которая ваша верная служба никогда у вас забвенна не будет. Також в нынешнем печальном случае, как офицеров так и солдат надлежит вам милостиею нашей обнадежить, что мы их никогда не оставим; впрочем напоминаем, чтоб вы в положенных на вас делах по данным вам указам неослабно поступали, и о чем надлежит писали в сенат так же и к нам в кабинет по прежнему.

Екатерина.

В С.-Петербурге.

Февраля в 20-й день 1725. [614]

P. S. Подпоручика от гвардии Юшкова, который в Гилянь отправлен велите ему до указу быть там а сюда его назад ее отпускайте.

Получено мая 12-го дня 1725 года в Ряще.

_______________________________

Господин Генерал-лейтенант и от гвардии Майор.

Письма твои генваря от 19-го из Ряща писанные, до нас дошли со всеми приложениями по которым мы о всем известны и по оным обо всем повелели мы учинить решение в Сенате, которое и учинено и отправлено к вам из коллегий иностранной и воинской с тем же вашим присланным; и хотя, при нынешних случаях, не возможно всего по указам высокославной и вечно достойной памяти Его Императорского Величества делать, однако надлежит вам сколько возможность допустит трудиться по указам ныне к вам посланным исправлять. И хотя чего во оных не изображено, а случится что к пользе государственной чинить можно, и в таком случае надлежит вам чинить не опуская удобного случая как верному и честному человеку надлежит в чем мы на вас надеемся.

Екатерина.

В С-Петербурге.

В 22-й день апреля 1725 г.

Получено мая 31-го дня в Ряще.

_______________________________

Господин Генерал-лейтенант.

Письмо ваше, от 29-го числа апреля, из Ряща до нас дошло, и на оное будем к вам писать впредь, а ныне посылаем к вам в знак ваших верных заслуг к нам и государству нашему учиненную вновь кавалерию ордена Святого Благоверного Князя Александра Невского на красном банте, и как оную получишь о том нас уведомь.

Екатерина.

В С.-Петербурге.

Июня 30-го дня 1725 г.

Получено в крепости Святого Креста июля 30-го дня 1725 года.

_______________________________

Господин Генерал-лейтенант.

Письмо ваше сентября от 1-го числа от крепости Святого Креста чрез капитана Вульфа мы получили и о всем по оному письму известны и что вы пишите чтоб быть вам сюда по первому зимнему пути для подлинного вам доношения о состоянии тамошних дел и того ныне учинить не можно, понеже вы там главным командиром и при нынешних конъюктурах без вас быть там весьма не возможно в чем мы на вас надеемся, что в настоящем нужном времени вы по своей ревности и искусству что принадлежит к пользе государственной не пропустите [615] и за труды ваши от нас забвенны достойным награждением не будете. А о чем ваша нужда в тамошних делах требовать указу, о том можете доносить нам обстоятельными реляциями с приложением вашего мнения в сенат и в коллегию иностранных дел.

Екатерина.

Октября 27-го дня 1725 г.

В С.-Петербурге.

Получено в Астрахани ноября 25-го дня 1725 г.

_______________________________

Господин Генерал-лейтенант.

Письмо ваше, октября 16-го числа от крепости Святого Креста писанное, чрез адъютанта вашего Ушакова до нас дошло, по которому мы о счастливом действии нашими войсками в горах и о победе и разорении сопротивных известны и вам за труды ваши и за добрую команду в том деле благодарствуем.

Екатерина.

Декабря 22-го дня 1725 года.

В С.-Петербурге.

Получено в Астрахани генваря 20-го дня 1726 г.


Смерть Петра Великого повергла его сподвижников в глубокое отчаяние. По свидетельству Соймонова, припоминавшего это время в глубокой старости, курьер провезший в Дербент известие о смерти государя, не сказал об этом никому, прежде главнокомандующего. Едва Матюшкин услышал роковую весть, как залился слезами, застонал и упал без чувств. В миг печальная весть разнеслась по всему городу. Двор и дом Матюшкина наполнились Русскими находившимися тогда в Дербенте. Нельзя себе представить без ужаса, говорит Соймонов, "тех рыданий, вою и воплю, каковые испускали, пораженные кончиною возлюбленного своего государя все Россияне; в каковом ужасном состоянии все они забыли все прочее на свете, пробыли более суток без сна и без пищи; особливо же сцена сия ужаснейшею показалась в церкви, при пении панихиды и при воскликнутии ему вечной памяти". Замечательнее всего, что Персияне, едва вступившие в русское подданство, присоединились к плачу и сетованию природных Русских.

С кончины Петра исчезли и его обширные планы об утверждении русского владычества на Каспийском море. [616] Война сделалась для нового правительства бесцельною и тягостною и велась отчасти потому, что была уже начата, и начата Петром Великим, отчасти вследствие крайней необходимости держаться на Каспийском прибрежье, дабы не дать овладеть им Турции, стремившейся к тому всеми силами и всеми путями.

Матюшкин, один из главнейших сподвижников последних лет царствования Петра Великого, был замещен, в 1726 году, князем Долгоруким. Смена Матюшкина, сильно повлиявшая на дальнейший дурной ход всего дела, прежде всего объясняется его личными отношениями к князю Меншикову. В 1716 году Матюшкин был членом военного суда (кригсрехта) назначенного над Меншиковым, за присвоение казенных денег, и приговорившего его к лишению чинов и знаков достоинств. Меншиков спасся тогда единственно благодаря своей ловкости и уменью выбрать минуту для испрошения помилованья у государя.

В. КОМАРОВ.


Комментарии

1. Собрание это храниться в библиотеке под № 6.160.

2. № письма обозначает, по всей вероятности, тот №, за которым письмо помечено в исходящем журнале государя.

3. Собственноручная приписка Государя,

4. Подлинного письма в собрании нет, но есть копия.

5. Тоже писана собственною рукою Петра.

6. Помещенная выше.

Текст воспроизведен по изданию: Персидская война 1722-1725. (Материалы для истории царствования Петра Великого) // Русский вестник, № 4. 1867

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.