Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПРИЛОЖЕНИЕ ПЯТОЕ.

Трактаты между Турциею и Персиею.

Оба Эрзерумские трактата на французском языке (перевод с турецкого) мы печатаем здесь согласно с копиею, находящеюся в Архиве Азиатского Департамента и доставленною в оный Российскою Императорскою Миссиею в Константинополе. Русский перевод сделан нами с французского. Турецкого текста мы не имели под рукою. Примеч. Ред.)

I.

Traite conclu entre la Turquie et la Perse a Erzeroum et confirme par S. M. le Sultan l'annee de l'Hegire 1264 (a chr. 1847).

Article I.

Les deux Puissances musulmanes s'engagent a se desister entierement de toutes reclamations pecuniaires qu'elles avaient eu jusqu'a present l'une contre l'autre. Neanmoins, il ne sera porte par cet engagement aucun prejudice aux reclamations speciales, consignees dans l'article IV. [632]

Article II.

Le Gouvernement Persan s'engage a ceder au Gouvernement Ottoman tout le vaste territoire du sandjac de Zouhab (Zohab. n. de la red.), с a d. les terres de sa partie occidentale; et le Gouvernement Ottoman s'engage, de son cote, a ceder au Gouvernement Persan toutes les terres montagneuses de la partie orientale du sandjac de Zouhab, avec la vallee de Guerend (Guerend-Deressi) (Kerrind. id.). Le Gouvernement Persan se desiste de toute pretention sur la ville et le sandjac de Souleimanie et il s'engage fortement a ne point s'ingerer ni s'opposer a tout jamais au droit de possession du Gouvernement Ottoman sur ce sandjac. De son cote le Gouvernement Ottoman s'engage a reconnaitre la possession en propriete, de la part du Gouvernement Persan de la ville et port de Mouhammere, du Djeziret-oul Hafed (Khyzr. id.), de Kenlerghiah (Lenguergiiiah c. ad. lieux d'ancrage, id.), ainsi que du territoire, [633] situe sur la rive orientale, с a d. sur la rive droite (Gaucho, id.) du Chatoul-areb et qui se trouve en la possession des tribus, dont les relations avec la Perse sont connues. Enoutre, les navires Persans auront le droit de naviguer en toute liberte depuis les embouchures du Chat-oul-areb jusqu'a l'endroit ou se confondent les frontieres de deux pays.

Article III.

Les deux parties contractantes s'etant desistees, par la presente convention de toutes leurs autres pretentions territoriales, s'engagent a nommer immediatement des deux cotes des commissaires et des ingenieurs a l'effet de tracer les frontieres entre les deux Etats conformement a l'art, precedent.

Article IV.

Il a ete decide d'un commun accord de nommer immediatement des commissaires des deux cotes pour juger et decider, d'apres les regles de la justice, la question des dommages causes aux deux [634] Etats depuis l'acceptation des avertissements amicaux des deux hautes Puissances mediatrices, communiques dans la lune de Djemazioul-ewel de l'annee 1261, ainsi que celle des droits de pacage depuis l'annee ou ils se trouvent arrieres.

Article V.

Le Governement Ottoman promet de faire resider a Brousse les chahzades (Princes de sang) de la Perse refugies et de ne pas leur permettre ni de s'eloigner de cet endroit, ni d'avoir des relations secretes avec la Perse. Quant aux autres refugies, les deux hautes Puissances contractantes s'engagent a leur extradition totale, d'apres le sens du precedent traite d'Erzeroum.

Article VI.

Les commercants Persans payeront les droits de douane sur leurs marchandises au comptant, ou en nature, d'apres le prix actuel et courant de ces marchandises, comme il est explique dans l'article, concernant le commerce, [635] dutraite d'Erzeroum, conclu l'annee 1238; et l'on n'exigera rien de plus que la somme designee dans le traite mentionne.

Article VII.

Le Gouvernement Ottoman promet de faire observer les immunites requises aux pelerins Persans, afin qu'ils puissent visiter les lieux saints qui se trouvent dans ses Etats avec une pleine securite selon la teneur des conventions anterieures, et sans etre exposes a aucune sorte d'injustice. En outre, dans le desir de raffermir et de consolider les liens d'amitie et de concorde qui doivent exister eternellement entre les deux Etats musulmans et entre leurs sujets respectifs, le Gouvernement Ottoman s'engage a faire prendre les mesures les plus efficaces afin que, de meme que les pelerins Persans jouissent de toutes sortes de privileges dans les Etats Ottomans, les autres sujets Persans aussi puissent jouir des memes privileges, et qu'ils soient preserves de toute sorte de vexations, d'injures et de manque d'egards [636] dans leur commerce et sous tous les autres rapports. En outre, le Gouvernement Ottoman s'engage a reconnaitre les Consuls (Chahbenders) qui seront nommes par le Gouvernement Persan dans toutes les places de commerce et dans tous les endroits de l'Empire Ottoman ou il sera juge necessaire pour la protection des sujets et des commercants Persans a l'exception de la Mecque et de Medine, et de faire accorder a ces Consuls tous les privileges qui conviennent a leur rang et a leur mission et qui sont accordes aux Consuls des autres Puissances amies. De son cote, le Gouverne-ment Persan s'engage a accorder une reciprocite parfaite aux Chahbenders qui seront nommes de la part du Gouvernement Ottoman dans tous les endroits des Etats Persans ou il sera juge necessaire et aux sujets et commercants du Gouvernement Ottoman, qui visiteront les Etats Persans.[637]

Article VIII.

Les deux hautes Puissances Musulmanes s'engagent a prendre et a faire executer les mesures necessaires pour reprimer, empecher et prevenir les brigandages et les depredations des tribus nomades sur les frontieres et a cet effet elles placeront des troupes aux endroits necessaires. Les deux hautes Puissances s'engagent aussi a punir les brigandages, depredations, meurtres et toutes sortes d'actes d'invasion chacune dans les Etats de l'autre. Elles permettront, pour cette fois-ci, aux tribus contestees dont le souverain n'est pas connu, de choisir, a leur gre, les endroits ou elles devront resider. Elles se sont engagees a forcer les tribus dont la sujetion est connue a rentrer dans les Etats du Gouvernement dont elles relevent.

Article IX.

Toutes les stipulations et les articles desanciens traites, et surtout de celui conclu l'annee 1238 a Erzeroum, qui n'ont pas ete expressement modifies ou [638] abroges par le present acte, seront consideres comme en faisant litteralement partie. Il est entendu entre les deux hautes parties con-tractantes que la presente convention sera signee et ratifiee et que les ratifications en seront echangees dans l'espace de deux mois et plus tot si faire se peut.

(Signe). Pour traduction litterale et copie. M. I. Argyropoulo.

 

Трактат, заключенный между Турцией и Персией в Эрзеруме и утвержденный е. в. Султаном в 1264 г. Хиджры (1847).

Ст. I.

Обе Мусульманские державы обязуются совершенно отказаться от всех денежных претензий, которые они имели до сего времени одна на другой. Тем не менее настоящим обязательством не будет нанесено ни малейшего ослабления другим специальным претензиям, обозначенным в ст. IV. [632]

Ст. II.

Персидское правительство обязуется уступить Оттоманскому правительству всю территорию Зохабского санджака, т. е. земли западной части оного; а Оттоманское правительство обязуется, с своей стороны, уступить Персидскому правительству все гористые земли восточной части Зохабского санджака с долиною Кериндскою (Керинд-дереси). Персидское правительство отказывается от всякого притязания на город и на санджак Сулеймании и твердо обязуется никогда не вмешиваться в право владения Оттоманского правительства этим санджаком. С своей стороны, Оттоманское правительство обязуется признавать право владения Персидского правительства, как его собственностью, городом и портом Мухаммере, Джезирет-уль-Хызром, Ленгер-гахом его (якорною стоянкою), так же как и территорией, находящейся на восточном берегу, т. е. на левом (В копии трактата написано ошибочно droite, вместо gauche. Пр. перев.) берегу [633] Шатт-эль-араба и состоящей во владении племен, коих отношении к Персии известны. Кроме того, суда Персидские будут иметь право свободного плавании от устьев Шатт-эль-араба до места соприкосновения границ обеих стран.

Ст.III.

Обе договаривающаяся стороны, отказавшись настоящею конвенциею от всех других территориальных претензии, обязуются немедленно назначить, каждая от себя, комиссаров и инженеров для проведения границы между обоими государствами, согласно предшествующей статье.

Ст. IV.

Решено с общего согласии назначить немедленно с обеих сторон комиссаров для обсуждения и разрешения, по правилам справедливости, вопроса убытков, причиненных обоим государствам со времени принятия дружественных [634] советов великих посреднических держав, сообщенных в месяце Джемази-уль-Эввеле 1261 года, а также и вопроса платы за пастбищные места, с того года, когда начались по оной недоимки.

Ст. V.

Оттоманское правительство дает обещание назначить Брусу местопребыванием удалившимся (из Персии) Персидским Шах-заде (принцам крови) и не дозволять им ни удаляться из этого места, ни иметь тайных сношений с Персиею. Что касается других выходцев, то великие договаривающиеся державы обязуются выдать их всех по смыслу предшествовавшего Эрзерумского трактата.

Ст. VI.

Персидские торговцы будут уплачивать с своих товаров таможенную пошлину наличными деньгами или натурою по существующим ныне базарным ценам товаров этих, как объяснено это в статье, касательно [635] торговли, Эрзерумского трактата, заключенного в 1238 году; и затем не будут требовать с них ничего сверх суммы, указанной в упомянутом трактате.

Ст. VII.

Оттоманское правительство обещает сохранять преимущества, которыми пользуются Персидские паломники, на тот конец чтобы они могли посещать святые места, находящаяся в его владениях, с полною безопасностью, согласно содержанию прежних конвенций, и не подвергаясь никакого рода несправедливостям. Сверх того, в желании утвердить и упрочить дружескую связь и согласие, долженствующие существовать на вечные времена, между обоими Мусульманскими государствами, правительство Оттоманское обязуется принять самые действительные меры для того чтобы, так же точно как Персидские паломники пользуются в Оттоманских владениях всевозможными льготами, и другие Персидские подданные могли пользоваться такими же льготами и [636] ограждены были от всякого рода притеснений, обид и невнимания как в торговых делах, так и во всех других отношениях. Сверх того, Оттоманское правительство обязуется признавать консулов (Шахбендеров), которые будут назначены Персидским правительством во все коммерческие пункты и во все места, где они окажутся необходимыми для защиты персидских подданных и торговцев, за исключением Мекки и Медины, и предоставлять этим консулам все те преимущества, которые подобают их званию и назначению и которые предоставлены консулам других дружественных держав. С своей стороны, Персидское правительство обязуется предоставить вполне такие же преимущества Шахбендерам, которые будут назначены Оттоманским правительством во все места персидских владений, где это окажется необходимым а также подданным и торговым людям Оттоманского правительства, которые будут посещать Персидские владения. [637]

Cт. VIII.

Оба высокие Мусульманские государства обязуются принять и привести в исполнение меры, нужные для обуздания, укрощении и предупреждения разбоев и грабительства кочующих племен на границах, и на сей конец, расположить в надлежащих местах войска. Обе высокие державы обязуются также наказывать разбои, грабительства, убийства и всякого рода вторжения в обоюдные владения. Они дозволят, на этот раз, племенам, государь которых еще неизвестен, избрать по собственному желанию места для своего жительства. Они обязуются заставить племена, подданство коих известно, возвратиться во владения правительства, к которому они принадлежат.

Ст. IX.

Все условия и статьи старых трактатов, и в особенности трактата, заключенного в 1238 году в Эрзеруме, которые не были именно изменены или [638] отменены настоящим актом, будут считаться как бы буквально составляющими часть оного. Обе высокие договаривающиеся стороны условились, дабы сия конвенции была подписана и ратификована и обмен ратификаций был совершен в течении двух месяцев, а если можно и ранее этого срока.

(Подпись). В подлинности буквального перевода и копии (верно). М. И. Аргиропуло.

II.

Traite de paix entre la Porte Ottomane et la Perse, conclu a Erzeronm le 19 Zilcaade 1238 (28 Juillet 1823).

Les stipulations du traite conclu l'an de l'Hegire 1159 touchant les anciennes limites des deux Empires et les precedents accords relatifs aux pelerins, aux marchands, a l'extradition des refugies, au libre depart de tous les prisonniers et a la residence d'un Ministre aupres des Cours respectives, sont considerees comme etant en vigueur et doivent etre strictement [639] observees. On ne permettra pas la moindre deviation des engagements y detailles, et l'amitie entre les deux puissants Etats sera maintenue a jamais.

Desormais le sabre de l'inimitie restera dans le fourreau et l'on evitera toute circonstance qui pourrait produire la froideur ou le mecontentement, et qui serait contraire a l'amitie et a une parfaite union. Toutes les forteresses, les terres, les villes, bourgs et villages en deca des anciennes limites de l'Empire Ottoman, dont, pendant la guerre ou avant le commencement des hostilites, la Perse s'est mise en possession, seront restitues totalement dans l'etat ou ils se sont trouves lors de la conclusion de la paix, et a l'expiration de soixante jours depuis celui de l'echange de ce traite; et comme gage de respect pour cette heureuse paix, les prisonniers faits de deux cotes auront la libre permission de partir, sans que l'on les cache ou qu'on les en empeche. [640]

Les provisions et autres choses necessaires a leur voyage leur seront fournies et ils seront envoyes aux frontieres des deux pays.

Article I.

Les deux hautes Puissances n'admettent pas l'ingerence mutuelle dans les affaires interieures de leurs Etats respectifs. A dater de ce moment, aucune ingerence ne doit avoir lieu du cote de Bagdad et du Kurdistan et le Gouvernement Persan ne pourra ni s'ingerer dans les affaires des dis-tricts et portions du Kurdistan, compris dans les limites Ottomanes, ni autoriser aucun acte de vexation, ni assumer aucune autorite sur les presents ou precedents possesseurs de ces contrees. Et dans le cas ou sur cette frontiere les tribus des deux cotes passeraient les limites pour faire un sejour d'ete ou d'hiver, les agents de S. A. R. l'heritier presomptif et le Pacha de Bagdad regleront le tribut ordinaire a payer, la rente des paturages et autres droits, afin qu'il n'en resulte aucune [641] mesintelligence entre les deux Gouvernements.

Article II.

Comme il est stipule dans les anciennes conventions que les sujets persans qui frequentent les cites saintes de la Mecque et de Medine, ainsi que les autres villes mahometanes, seront traites avec bienveillance a l'instar des pelerins et voyageurs Grecs et autres habitants des villes mahometanes; que l'on n'exigera d'eux aucune taxe sous la denomination de dourma ou autre quelconque, contrairement auxlois religieuses et admi-nistratives; que de meme on n'exigera pas le droit de badj des pelerins des Atebati-alie (lieux de pelerinage en Perse) (En Turquie.), s'ils ne sont pas porteurs de marchandises; que de ceux qui seraient porteurs d'objets de commerce, on percevra le droit usite de douane d'apres le prix des marchandises, sans exiger rien audela; et que de l'autre cote aussi on se [642] comportera de la meme maniere a l'egard des commercants et sujets de l'Empire Ottoman; aussi les vizirs de la S. Porte, l'Emir-oul-Hadj (conducteur des pelerins), les Mirimirans, gouverneurs et juges prendront le plus grand soin a mettre en execution les stipulations susmentionnees. Les Sourre-Emini (porteurs des dons du sultan aux villes saintes) veilleront a ce qu'a leur passage entre Damas et les villes saintes il ne soit rien percu des pelerins contrairement au traite et qu'ils soient proteges. Leurs differends seront juges sous l'inspection du Sourre-Emini, par une personne de confiance choisie entr'eux. Dans les cas que des femmes de S. M. le Chah de Perse ou des princes ses fils, ou bien d'autres personnages marquants du royaume se endaient au pelerinage et aux lieux saints on leur rendra les honneurs dus a leur rang. Les commercants Persans seront traites, a l'egard des droits de douane, exactement a l'instar des Musulmans sujets de la S. Porte. Lorsqu'une fois on aura percu le droit de 4% sur les marchandises des commercants Persans, on n'exigera plus [643] d'autre droit de douane contrairement au tezkere (recu) qui leur sera delivre, a moins que ces marchandises n'avaient passe en d'autres mains.

Les marchands Persans auront la faculte de vendre a volonte, a qui que ce soit, les verges de cerise pour pipes, qu'ils auront apportees pour commerce a Constantinople, sans etre soumis aux res-trictions et prohibitions de vente etablies dans les Etats Ottomans. Les commercants, sujets et habitants des Etats Ottomans qui se rendraient en Perse, ainsi que les commercants, sujets et habitants [644] de la Perse qui se rendraient en Turquie, seront traites amicalement, conformement a la religion commune musulmane, et seront preserves de toute atteinte et injustice.

Article III.

Ceux qui,apparteuant aux tribus contestees entre les deux Gouvernements, les Hayderanlou (Hayderanlou. Прим. ред.) et Sibikli, se trouvent actuellement dans les Etats de la S. Porte, aussi longtems qu'ils y resident, s'ils se permettent des invasions et du brigandage dans les Etats du Gouvernement Persan, ils en seront empeches et reprimes par les autorites des frontieres de la S. Porte. Dans le cas qu'ils ne cesseraient pas ces actes d'invasion et que les autorites des frontieres ne seraient pas en etat de les reprimer, on s'abstiendra de les proteger par la suite. S'ils desirent passer encore en Perse de leur propre gre, ils n'en seront pas empeches par la S. Porte. Et apres avoir passe en Perse, s'ils s'avisent de retourner encore en Turquie, ils ne seront point [645] proteges ni acceptes. Si apres avoir passe en Perse, ils font des invasions et des brigandages dans les frontieres de la Turquie, les autorites Persanes des frontieres prendront soin de prevenir et reprimer leurs invasions.

Article IV.

Conformement aux anciennes conventions, les deserteurs des deux pays ne seront pas recus ni proteges de part et d'autre, et parmi les tribus nomades, ceux qui passeraient de la Turquie en Perse et de la Perse en Turquie, ne seront pas non plus recus ni proteges.

Article V.

Les biens en les marhandises des commercants Persans, qui ont ete retenus et sequestres a Constantinople et dans les autres [646] villes de la Turquie par la voie des Tribunaux, seront restitues a leurs proprietaires, partout ou ils se trouveront, dans l'espace de soixante jours a dater de la signature de present traite, d'apres les listes dressees lors de leur sequestre et encore par la voie des tribunaux et par l'intermediaire du Ministre Persan. Outre les biens sequestres, s'il y en a eu qui ont ete pris par la force par quelques Pachas ou autres autorites Ottomanes aux pelerins, commercants ou autres habitants de Perse qui se sont trouves en Turquie lors de la declaration de guerre, on donnera des firmans a la presentation du Gouvernement Persan, afin de les faire restituer a leurs proprietaires aussitot que cela sera legalement prouve par les procureurs que ceux-ci auront nommes.

Article VI.

Dans le cas qu'un Persan mort sans enfants en Turquie n'aurait pas un tuteur legal, les employes du fisc enregistreront, par la voie [647] des tribunaux, l'hoirie du defunt et la concerveront intacte pendant une annee dans un endroit sur. A l'arrivee de son heritier ou du procureur legal de celui-ci on lui remettra ces effets d'apres les registres et par la voie des tribunaux, en prelevant les droits ordinaires, ainsi que le loyer de l'endroit ou ils ont ete gardes. Si les biens ainsi conserves sont detruits par l'incendie ou par un accident de cette nature il n'y aura point de reclamation. Si, apres une annee, on ne voit pas paraitre son heritier ou son procureur, les effets conserves seront vendus par le fisc et on en conservera le montant en depot. De la meme maniere on procedera en cas de deces de quelque habitant de la Turquie en Perse.

Article VII.

D'apres les stipulations anterieures, a l'effet de raffermir l'amitie entre les deux Puissances, tous [648] les trois ans une personne viendra resider en Perse de la part de la Turquie — et une autre, en Turquie de la part de la Perse.

Ceux des sujets des deux hautes Puissances qui auraient passe dans un des deux pays et qui auraient commis quelques degats, en consideration de cette paix heureusement retablie, n'encourront pas de chatiment pour cette conduite.

(Signe). Pour traduction litterale et copie. M. J. Argyropoulo.

Мирный трактат между Портою Оттоманскою и Персиею заключенный в Эрзеруме 19 Зилькаде 1238 (28 Июля 1823).

Условия трактата, заключенного в 1159 г. Хиджры касательно старых границ двух империй и предшествующие соглашения относительно поклонников, торговцев, выдачи выходцев, свободного выезда всех пленных и взаимного пребывании министров при обоих дворах, признаются сохраняющими свою силу и должны [639] быть соблюдаемы в точности. Не дозволено будет ни малейшее уклонение от перечисленных в них обязательств и дружба между обоими могущественными государствами сохранится навсегда.

Отныне меч вражды останется в ножнах и будут избегать всякого обстоятельства, которое могло бы произвесть охлаждение или неудовольствие и которое было бы противно дружбе и полному согласию. Все крепости, земли, города, местечки и деревни, которые находятся по сю сторону старых границ Оттоманской империи и которыми, во время войны или до начала военных действии, овладела Персия, будут сполна возвращены в том виде, в котором застало их заключение мира, и по истечении шестидесяти дней с обмена этого трактата; а в залог уважения к этому счастливому миру, пленные, взятые с обеих сторон, будут иметь позволение выехать без всякого их укрывательства и препятствий. [640]

Провизия и все вещи, необходимые для их путешествия, будут им доставлены и они будут отправлены к границам обоих государств.

Ст. I.

Оба высокие государства не допускают взаимного вмешательства одной страны во внутренние дела другой. С этой минуты, никакое вмешательство не должно иметь места ни в Багдаде, ни в Курдистане, и персидское правительство не будет иметь права вмешиваться в дела участков и частей Курдистана, заключенных в Оттоманские границы, не дозволять какое бы то ни было притеснение, ни присваивать какой либо власти над настоящими или прежними владетелями этих стран. А в случае, ежели на этой границе, племена обеих сторон перейдут рубежи для своего летнего или зимнего пребывания, агенты Е. К. В. Наследного Принца и Багдадского паши определят сообща цифру [641] обычного налога, плату за пастбища и другие пошлины для того, чтобы из этого не произошло никакого несогласия между двумя государствами.

Ст. II.

Так как было условлено прежними конвенциями, что с подданными персидскими, посещающими священные города Мекку и Медину, так же как и другие мухаммеданские города, будут обращаться благосклонно наравне с греческими поклонниками и путешественниками и другими жителями мухаммеданских городов; что с них не будут требовать никакой пошлины под наименованием дурма или другой какой либо, в противность духовным и административным законам; что равным образом не будут требовать пошлины бадж с поклонников Атабат-и-алийат (места поклонения в Персии) (В Турции. Так называются шиитские святыни Кербеля (или Мешхед-и-Хюсеин) и Неджеф (Мешхед-и-Али), два города Багдадского виляйета. Прим. ред.), если только они не имеют с [642] собою товаров; что с тех, при которых имеются предметы торговли, будет взиматься обычная таможенная пошлина по цене товара, и что не будет с них требоваться ничего более; что наконец, с другой стороны, таким же образом обращаться будут с торговцами и подданными Оттоманской империи; — вследствие сего, визири Порты, Эмир-уль-хадж (проводник поклонников) (Сановник, ежегодно назначаемый Портою для сопровождения каравана поклонников. Прим. перев.), Миримираны (Вице-губернаторы id.), губернаторы и суды приложат величайшее старание к соблюдению вышесказанных условий. Сурре-эмини (имеющие поручения отвозить султанские приношения в священные города) будут наблюдать, чтобы во время следования их между Дамаском и священными городами не взималось с поклонников ничего в противность трактату и что бы им оказываемо было покровительство. Споры их будут разбираться, под надзором Сурре-эмини, доверенным лицом, которого они изберут. [643] В случае когда жены Е. В. Шаха или принцев, сыновей его, иди других значительных лиц государства будут отправляться на поклонение и в святые места, им оказываться будут почести, подобающие их званию. С персидскими торговцами будут поступать, в отношении таможенных пошлин, точно так, как с мусульманами подданными высокой Порты. Когда получена будет пошлина 4% с товаров персидских подданных, с них не будет требоваться никакая другая пошлина в противность тезкере (квитанции), им выданной, за исключением того случая, когда эти товары перейдут в другие руки.

Персидским купцам дозволяется продавать по желанию, кому угодно, черешневые лозы для чубуков, привозимые ими для сбыта в Константинополь, не подвергая их ограничениям и запрещениям продажи, установленным во владениях Оттоманских. Торговцы, подданные и жители Оттоманского государства, прибывшие в Персию, так же как торговцы, [644] подданные и жители Персии, прибывшие в Турцию, будут предметом дружеского обращения, как требует того единство мусульманской религии, и ограждены от всякой обиды и несправедливости.

Ст. III.

Если те, которые, принадлежа к племенам, спорным между обоими правительствами, Хайдеранлы (Хайдеранлы Прим. перев.) и Сибикли, пребывают ныне во владениях высокой Порты, позволят себе во время своего там пребывании предаваться вторжениям и разбоям во владениях персидского правительства, они будут удерживаемы от этого и обуздываемы пограничными властями высокой Порты. В случае, если они не прекратят своих вторжений и пограничные власти не будут в состоянии обуздать их, им не будет впредь оказываемо покровительство. Если они пожелают добровольно перейти в Персию, высокая Порта не будет им в этом препятствовать. И если, по переходе [645] своем в Персии, они вздумают опять возвратиться в Турции, они не будут пользоваться ее покровительством и не будут приняты. Если, по переходе своем в Персию, они будут предаваться вторжениям и разбоям на границах Турции, персидские пограничные власти озаботятся принятием мер к предупреждению и обузданию их вторжений.

Ст. IV.

Согласно с прежними конвенциями, перебежчики обеих стран не будут ни приняты, ни пользоваться покровительством той и другой стороны, равным образом, из числа кочевых племен, те, которые перейдут из Турции в Персию и из Персии в Турцию, также не будут ни приняты, ни пользоваться покровительством.

Ст. V.

Имущества и товары персидских купцов, которые были задержаны и секвестрованы в Константинополе и в других [646] городах Турции присутственными местами, будут возвращены их хозяевам, где бы они ни находились, в течении шестидесяти дней после подписании настоящего трактата, по спискам, составленным при секвестре, и также чрез присутственные места и при посредстве персидского министра. Если кроме имуществ секвестрованных, будут такие, которые были силою взяты какими-нибудь пашами или другими властями Оттоманскими у поклонников, торговцев или других жителей Персии, бывших в Турции во время объявления войны, выданы будут, по представлению персидского правительства, фирманы о возвращении оных их хозяевам, как только это будет законным образом доказано назначенными с их стороны поверенными.

Ст. VI.

В случае если какой-нибудь Персиянин, умерший в Турции, не оставит по себе детей, ни законного опекуна, чиновники [647] государственного казначейства опишут, чрез посредство присутственных мест, наследие умершего и будут хранить его в неприкосновенности в продолжении года, в верном месте. По прибытии его наследника или законного поверенного сего последнего, вручат ему веши по списку, чрез присутственные места, взыскав установление пошлины и деньги за наем места, в котором эти вещи хранились. Если сберегаемое таким образом будет истреблено огнем, или другою такого рода случайностью, никакие домогательства не будут принимаемы. Если по истечении года не явится ни наследник, ни его поверенный, сбереженные вещи будут проданы казною и выручка будет сохраняться в депозите. Таким же образом будет поступлено и в случае смерти в Персии жителя Турции.

Ст. VII.

Согласно предшествовавшим договорам, с целью упрочения дружбы между двумя [648] государствами, каждые три года будут приезжать резиденты в Персию от Турции и в Турцию от Персии.

Подданные обоих высоких государств, которые перешли из одной страны в другую и совершили какой-нибудь проступок, во уважении мира сего благополучно восстановленного не будут подвержены наказанию за такое поведение.

(Подпись). В верности буквального перевода и копии М. И. Аргиропуло.

III.

Извлечение из трактата, заключенного Султаном Мурадом IV с Шахом Сефи в 1639 году (1049 Хиджры)

(Помещаемое здесь извлечение трактата 1639 г. переведено мною с турецкого текста, приведенного в истории Османского государства Наимы, ч. I, стр. 686. Полного достоверного текста этого трактата, сколько известно, не сохранилось. Поэтому поводу считаю необходимым сделать следующую оговорку:

Во время конференций Смешанной Комиссии, происходивших, на границе, Турецкий комиссар предъявил, между прочим, документ, который он назвал копиею с трактата, заключенного Султаном Мурадом IV с Шахом Сефи. Персидский комиссар не признавал достоверности этого документа и вот, как, на этот счет, выражается он в рукописном отчете своем о действиях Смешанной Комиссии: «Подлинного трактата, ратификованного обоими государями, нет на лицо ни у которого из двух правительств; он исчез, — в Персии во время смут (междуцарствия), — в Турции вовремя пожара»...

«Таков», говорит автор отчета, «документ, который, по словам Турок, заключен Султаном Мурадом с Шахом Сефи».).

«Местности Багдадского эйялета Джесан (Здесь, в подлиннике, под первою буквою пропущена точка, отчего название Джесан ошибочно читается Хасан. Хаммер (Geschichte des Osmanischen Reiches. 1829..V. 266), — а за ним Цинкейзен и другие написали по этому Hasan.), Бедре, Мендельджин, Дерне и Дертенг, до места, называемого Сермиль (В подлиннике, под второю гласною, пропущено двоеточие, обозначающее, в середине слова, букву и; но почему Хаммер прочел это слово Сермениль, не понятно. Буквы н у Наймы в этом слове нет, как нет в нем и буквы и; к тому же слово Сермениль не имеет и значения; тогда как Сермиль, как произносят название это оба заинтересованные правительства и местные жители, означает пограничный столб. Место, на котором он некогда возвышался на цоколе из каменных плит, комиссары видели собственными глазами возле селения, принявшего это же название; как водораздел между соседними мусульманскими государствами, оно и до Мурада могло быть признаваемо за один из главных межевых пунктов между ними.), — [650] степи, находящиеся между ними, — колена Джафского племени Зыя-эд-дин и Харуни, — деревни, лежащие к западу от крепости Зенджир, — части гор, возвышающихся над крепостью Залым (Ныне в развалинах и известна под названием Зельм) в окрестностях Шехризуля (Курдское искажение названия Шехризур), обращенные к упомянутой крепости, до подъема, ведущего к Шехризулю, — и крепость Кызылджа, с принадлежащими ей участками, будут под властью Султана. Кроме того, Шах не должен заявлять никаких притязаний на крепости, округи, участки, земли, горы и пригорки, входящие в пределы Ахалциха, Карса, Вана, Шехризуля, Багдада, Басры и других. Крепости же и земли, находящиеся между Мендельджином, Дертенгом, Зердуй, именуемой также Зюмрюдмеава (Не слыхав на месте никакого подобного этому названия, не ручаюсь в том, что я верно прочел его в тексте Наимы. Изумруд Турки, на своем языки, произносят зюмрюд, Персияне — зюмюррюд, и потому изумрудная вода было бы не semerudma, как у Хаммера, а скорее sumrud или sumurrud-ma.), — деревни и крепости, лежащие к востоку от крепости Зенджыр, а также [651] Авромань (Хаммер перевел это название леса (Walder), приняв его за турецкое слово орман, употребленное в арабской форме множественного числа, — чего, для подобного слова, и не допустили бы правила Османского языка. Но следующее за этим словом вэ тэвабии (и принадлежащие ему [места]) должно было бы показать ему, что оно относится к какому нибудь округу или участку, каким в действительности и есть пограничный округ Авроман, соседний Меривану. См. след. прим.), с принадлежащими ему местами, Мехрибан (Произносится, а ныне, и пишется, Мериван), с зависящими от него местностями, будут принадлежать Шаху, и на места, входящие в их пределы, султанская власть не будет распространять своего вмешательства. Что же до крепости Зенджир, возвышающейся на вершине горы, крепостей Котур и Макур (У Наимы; а с него и у Хаммера, и у Цинкейзена... Местность же эта носит ныне название Маку.), расположенных на границе Вана и крепости Магазберд, находящегося в стороне Карса, то они будут обеими сторонами срыты».

Текст воспроизведен по изданию: Путевой журнал Е. И. Чирикова, русского комиссара-посредника по турецко-персидскому разграничению, 1849-1852 гг. // Записки Кавказского отдела Императорского Русского географического Общества, Книга 9. 1875

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.