Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

I

1

ВЫПИСКА ИЗ СЕКРЕТНОГО ЖУРНАЛА 1 ПОЕЗДКИ ЕГО ВЫСОЧЕСТВА ХОСРОВ-МИРЗЫ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

с 31-го МАЯ по 5-ое ИЮНЯ

С 29-го числа по 31-ое все приготовления, то есть 12 экипажей и 20 повозок с 7-ю дневными запасами и провизией, были готовы к дальнейшему следованию Его Высочества, и время отправления назначено 1-го июня, но по просьбе Его Высочества и Его свиты было отложено оно до 2-го числа. Вся Миссия, прибыв в Кре<пость>, Владикавказ, на другой день воспользовались приготовленными для нее банями, накануне большого праздника (Курбан-Байрам 2) и начали заниматься распоряжениями, для них довольно затруднительными, раскидывать их вьюки по повозкам и распределять экипажи. 31-го числа было положено непременно 1-го июня отправить обратно в Тифлис 30 человек из свиты Его Высочества со сто лошадьми и катерами. Я дал было уже инструкцию поручику Мизоеву для сопровождения оных людей до Тифлиса, как вдруг вечером того же дня доносит упомянутый офицер, что персияне отложили еще на день отправление.

Несмотря на все старания мои представить им необходимость отправить оных людей с лошадьми непременно в назначенный срок и убедить их, что сею переменою все уже сделанные распоряжения здешнего начальства должны измениться, не могли они решиться уступить просьбе моей и не каким образом не хотели понять, что учрежденный порядок конвоирования не может для них измениться.

Всякий раз, когда я находил необходимость их убедить в чем-либо и представлял на то свои причины и доводы, то получал в ответ, что если я намерен с ними обходиться как с пленными, тогда более противоречить они не будут. Его Высочество всегда ссылается на мнение Емируль Низама 3, а сей говорит, что всякое решение не от него зависит, а от Его Высочества. Все сии затруднения и препятствия происходят от секретного влияния и действий двух лиц, которые по наружности показывают, что не имеют в делах никакого участия, а в самом деле суть главные пружины всего происходящего. Сии особы суть не столько Мирза Сале 4, как более Мирза Баба, находящийся в качестве доктора Его Высочества.

Июня 1-го несмотря на то, что все уже было приготовлено мною к отправлению лошадей и катеров при 30 служителях обратно в Тифлис, персияне под разными предлогами все еще откладывали оное, по всему видно было, что они хотели дождаться в Владикавказе известия из Табриза. Между тем формально мне отвечали, что я могу быть на сей счет совершенно покоен и что 1-му или 2-му часу непременно людей своих отправят. Вследствие чего и распоряжения, как то заготовления припасов и конвой, были мною приготовлены. Но когда наступили [189] назначенные минуты, то ничто не могло убедить Принца отправить людей своих, равно как решиться надлежащим образом заняться приготовлением к нашему. На другой день отъезда с моей стороны самые побудительные причины заставляли меня стараться всеми мерами согласить Принца к скорейшему выезду из Владикавказа, ибо полученные мною чрез г. Тифлисского военного губернатора разные на имя Персидской миссии бумаги, не прежде мог я по содержанию их вручить чиновникам оной, как по отправлении свиты и лошадей Его обратно в Тифлис, чрез что успел бы я лишить их всех средств к дальнейшей проволочке касательно нашего отъезда из сего места.

Июня 2-го целую почти ночь с 1-го по 2-е число провел я в новых спорах с персиянами и насилу успел склонить их наконец мое желание. Таким образом в 8-мь часов утра выехали мы из Владикавказа, а свита Его Высочества в обратный путь к Тифлису. Владикавказский комендант генерал-майор Скварцов 5, желавший по своей обязанности проводить Принца до своей границы, при самом выезде их города имев несчастье вывихнуть себе ногу, поручил подполковнику Огареву сопутствовать Его Высочеству до Ордона6, куда и прибыли мы в 7-м часу пополудни без всякого малейшего происшествия.

Июня 3-го из Ордона по принятии рапортов караульного офицера, ординарцев и вестовых Его Высочество изволил выехать в 6-ть часов утра с конвоем, состоящим из 40 человек при двух орудиях и 60 казаков. На дороге я имел честь доставить Его Высочеству письмо от Персидского с 184 червонцами и двумя посылками, присланными ко мне за 4 дня из Тифлиса от г. Тифлисского военного губернатора. Чтение сих писем сократило им довольно долгий и медленный [190] переход. На половине дороги на привале встретивший нас Акстафова казачий полк отдал Его высочеству все почести, приличные Его сану. На известном опасном месте между Кабардинскими горами прибыл навстречу 40 Егерского полка маиор Вегенд еще с одним орудием и 40 казаками и проводил Его Высочество до того места, где до 300-т кабардинцев под начальством полковника Кучука Джанхотова 7, 40 кабардинских князей, богато вооруженных и на отличных конях представились Его высочеству, коим и были ласково они приняты. В 5 часу прибыл Хосров Мирза благополучно в Оружский редут 8.

Июня 4-го Его Высочество принял ординарцев и вестовых, выехал довольно рано из Оружского редута; дорогою не мог он удержаться, чтобы не объявить мне секретно свою благодарность за то, что моею настойчивостью заставил я Емируль Низама решиться спорее выехать из Владикавказа, причем приказал уверить меня, что упорство и упрямство, обнаруживающиеся иногда в Его поступках, не суть ему свойственны и что, поневоле будучи принужден внимать советам Емируль Низама, должен он скрывать истинные свои намерения и желания, которые всегда бывают согласны с делаемыми ему предложениями. Из сего вышесказанного можно видеть, что между Хосров Мирзою и Емеруль Низамом в некоторых случаях не существует истинного согласия, поелику он сам жалуется, что часто принужден бывает выдумывать разного рода препятствия нашим предложениям и что Емируль Низам несправедливо возлагает всегда всю вину на него, будучи сам главною всему причиною. В пятом часу пополудни прибыли мы в Екатериноград, где пред квартирою Его Высочества дожидались Его все военные и гражданские чиновники, рота 39 Егерского полка со знаменем в карауле. 5-го числа назначен роздых в Екатеринограде.

С подлинным верно: 9-го класса Шаунбург 9

2

ВЫПИСКА ИЗ СЕКРЕТНОГО ЖУРНАЛА ПОЕЗДКИ ЕГО ВЫСОЧЕСТВА ХЕСРОФ МИРЗЫ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

с 5-го по 13-е ЧИСЛО ИЮНЯ

Июня 5-го Его Высочество имел роздых в Екатеринограде, где воспользовавшись со всею своею свитою приготовленною для него банею, изволил принять начальников карантина и таможни и расспрашивал их с большим вниманием об учреждении и порядке сих заведений. Июня 6-го, выехав из Екатеринограда, в начале 3-го часа пополудни прибыл благополучно в Георгиевск. На дороге кроме ломки в некоторых экипажах по вине ямщиков, не умевших ездить, не случилось никакого особенного происшествия. Пред домом, назначенном для Его Высочества, целая рота со знаменем при прибытии Его находилась в карауле. Кроме Мирзы Бабы все были довольны своими квартирами. Весьма очевидно, что сей человек, имеющий большое влияние на всю Миссию, выискивает всевозможные случаи быть недовольным, и тем старается препятствовать дальнейшему нашему следованию. Причины сих его поступков суть врожденный вздорливый его характер и некоторые другие тайные побуждения, коих источник, кроме тесной связи с англичанами в Тебризе, не мог я еще открыть надлежащим образом; но достоверно только то, что Емируль Низам, коему вверены все дела Миссии, слушаясь [191] во всем его советов, не может препятствовать его интригам в пользу Английской миссии по той причине, что в случае его сопротивления дает он Ему чувствовать, что будет смещен он с своего места Юсуф Ханом Тобчи Башею, бывшим до персидской войны пограничным в Карадаге начальником.

Июня 7-го Его высочество, оставив некоторых из чиновников и служителей из своей свиты в Георгиевске, отправился на Горячие минеральные воды. Дорогою Персидская миссия несколько раз беспокоилась, как и где встретит ее генерал Эмануель 10, и имела даже намерение возвратиться обратно в Георгиевск. Емируль Низам долго не мог согласиться ехать далее, даже и в то время, когда за заставою явился на встречу комендант и донес, что командующий войсками на линии г. генерал от кавалерии Эмануель ожидает Его Высочество и примет Его на крыльце Его квартиры со всеми почестями военными и гражданскими чиновниками, в числе коих были генерал-лейтенанты Ольдекоп и Турчанинов 11, генерал-майоры Байков и Луковкин 12 1-й, Астраханский гражданский губернатор, действительный статский советник Осипов 13; но когда я представил Персидской миссии, что сия поездка на воды, куда приезд Его Высочества был неожидан и необычен, означен в маршруте, данным г. главнокомандующим, уклонилась в сторону от намеченного пути им, и была предпринята единственно по собственному их желанию, то приняв сие в соображение, и решились они выехать в город. Несмотря на сие, после приема, сделанного генералом Эмануелем Его Высочеству, объявил мне Емируль Низам чрез Мирзу-Масуда 14, что сей прием не соответствовал установленному в Туркменчайском мирном трактате 15 церемониалу, ибо в оном упоминается, что все первейшие особы, кроме принцев крови, со всеми почетными лицами обязаны встречать Его Высочество при въезде в город или место, в котором они находятся, а не ожидать Принца в Его доме. Его Высочество же лично объявил мне, что поелику сей поступок учинили с ним неравные ему, а низшие, которые обыкновенно всегда стараются пред старшими себя выказать свое достоинство и значительность, то он нимало сим не обижается. Сие заставило меня напомнить ему, что причину поездки его в Санкт-Петербург нельзя было предвидеть в Туркменчайском мирном трактате, и посему она требует еще некоторых доказательств на то право, которое они себе иметь желают. По оказании Его Высочеству всех военных почестей, приличных Его сану, генерал Эмануель пригласил его на большой обед, приготовленный в доме Его Высочества, за которым было провозглашено здоровье ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА, Его Величества шаха, Наследника престола и Его высочества. На другой день пользовался он здешними минеральными ваннами, после чего Его высокопревосходительство показал ему все места, достойные примечания, а вечером дал Ему бал, на который были приглашены все посетители минеральных вод, в числе коих находилась и Владетельница калмыцкого народа Султанша Джеджини Хипчикова. Во время самого бала генерал Эмануель сообщил Его высочеству приятное известие о благополучном разрешении его супруги от бремени сыном, коему в ознаменование сего дня даны имена Николая и Хосрова.

Июня 9-го Его Высочество отправился с некоторыми из своей свиты на Кислые воды. Местоположение, устройство и самые источники оных вод столько Ему понравились, что по возвращении своем объявил он, что день, проведенный им на Кислых водах, всегда будет он вспоминать с удовольствием. [192]

Июня 10-го возвратился Хосров Мирза обратно на Горячие воды, где генерал Эмануель показал Его Высочеству все начертанные архитектором Бернодаци 16 планы, по которым предполагается украсить город Тепловодск и построить новые ванны и казенные здания на всех здешних минеральных водах. Его Высочество с большим вниманием рассматривал оные планы, входил в малейшие подробности и, расспрашивая оценки издержек сих строений, изъявил желание увидеть на другой день и железные воды. Генерал Эмануель, желая предупредить все желания Принца и употребляя все свое старание сделать пребывание Его на водах сколь возможно приятнее, принял с удовольствием его предложение. После обеда по просьбе Принца повел он его в покои своей супруги и показал ему новорожденного; по выходе из комнаты генерал Эмануель пригласил Его Высочество к себе на семейный вечер, на котором дочери Его высокопревосходительства показали Ему русский национальный и с шалями танцы, а г-жа Всеволожская 17 доставила Ему немалое удовольствие приятным своим пением. Сей вечер, коим Его Высочество был чрезвычайно доволен, кончился балом.

Июня 11-го вследствие изъявленного накануне Его Высочеством желания, отправились мы в сопутствии генерала Эмануеля на железные воды, находящиеся в 15 верстах от Тепловодска. Осмотрев все ключи оные, Его Высочество принял приготовленный для него генералом Эмануелем завтрак и к вечеру возвратился обратно.

Июня 12-го снова пользовался Его Высочество ваннами теплых минеральных вод, после чего Его Высочество пожелал сам подняться пешком на высокую крутую гору Машук, куда и Его высокопревосходительство потрудился Ему сопутствовать. На самой вершине сей горы против ожидания Его Высочества была приготовлена нарочно каменная доска, на коей для воспоминания своего пребывания на Минеральных водах вырезал он собственноручно надпись с означением Его имени и года.

С подлинным верно: 9-го класса Шаунбург

3

ВЫПИСКА ИЗ СЕКРЕТНОГО ЖУРНАЛА ПОЕЗДКИ ЕГО ВЫСОЧЕСТВА ХОСРОВ МИРЗЫ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

с 13-го по 24-е ИЮНЯ

13-го июня после публичного гуляния по бюлвару Тепловодска генерал Эмануель дал Его высочеству и Его свите прощальный вечер.

14-го июня Его высочество, изволив отзавтракать со всею своею свитою у генерала Эмануеля, отправился в Гергиевск, откуда на другой день

15-го июня прибыл в г. Александров, где встретились ему два полка 14-й дивизии — Тарутинский и Бородинский. По отдании сими полками всех следуемых почестей Его Высочеству, Емери Низам осматривал оные, пересчитывал ряды их и, удостоверившись наконец в действительном числе солдат, удивлялся отличному порядку и устройству, им найденным, что не оставил он заметить у себя на бумаге. Подъезжая к Ставрополю, Персидская миссия снова обнаружила беспокойство касательно приема ее в оном городе и, увидев по прибытии Его [193] Высочества по-прежнему пред Его квартирою роту солдат со знаменем и дивизионного и бригадного командиров, равно как и губернатора со всеми почетными лицами на крыльце, сильно начала жаловаться, называя сие нарушением Мирного трактата, ибо в оном упоминается, что все губернаторы и почетнейшие в городе особы должны встретить Его Высочество и проводить его до квартиры, а не ожидать Его на крыльце оной.

17-го июня. Назначен был роздых для починки экипажей. Поутру пред своей квартирой Его Высочество изволил осматривать 1-ю бригаду, а после обеда два егерские полка 14-й дивизии. В сей день передал я Персидской миссии полученные мною по почте бумаги из Табриза, которые произвели на ее приметное впечатление и разногласие, причина коих может быть объяснена тем, что Аббас Мирза 18 в одном письме делает Хосров Мирзе строгий выговор за то, что он обо всех происшествиях неосторожно уведомил своего брата, чрез что распространил в Табризе такие известия, о коих он один бы только должен был иметь сведение. [194] Потом узнал я, что Емери Низам отказался от всех дипломатических дел и передал их Мирзе Масуду и Мирзе Сале, о чем он письменно донес Табризскому министерству, объявив, что он поступил таким образом по той причине, что последний знает хорошо европейские обычаи, а первый язык французский. Притом я заметил, что кроме Мирзы Сале и г. Семино 19 никто по прочтении сих бумаг не осмелился приближаться к Принцу. Вечером в саду Его квартиры иллюминация и угощение, на коем кроме свиты Его Высочества никто более не был. На другой день рано утром выехал Его высочество из Ставрополя.

18-го июня. На второй и третей станциях встретил он две роты легкой артиллерии, назначенных в Грузию и удивлялся хорошему состоянию лошадей, на коих он обратил особенное свое внимание.

19-го июня. Прибыв в Средне-Егорлицкий карантин услышал от меня он с восхищением о двойной победе, одержанной русскими над неприятелем под главным начальством главнокомандующих под Шумлою графа Дибича и графа Паскевича Эриванского 20 близ Ардагана, от коего в сию минуту проехал адъютант генерал-маиора Муравьева 21 с сим известием к ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ; но сие известие не имело подобного влияния на прочие лица Персидской миссии. В сие же время было мне объявлено от лица Емири Низама, что по случаю приближения месяца Мугаррелик 22, в течение первых десяти дней коего все мусульмане обязаны для исполнения некоторых постановлений, предписанных им законом, оставаться на месте, должны они непременно оные 10 дней пробыть в Новочеркасске. Невзирая на все мои представления о невозможности исполнить сие их желание, все они еще упорствовали, потом Мирза Масуд признался, что по поводу неудовольствия на них Аббас Мирзы им приказано сколь возможно более оставаться в дороге и в извинение медленности выставить сию причину. Истинная же причина сему есть та, что, не получив еще шахской грамоты, денег и одежды, думают они, что в сие время оные на дороге к ним прибудут; сие заставило меня всячески убедить их, что ожидаемые ими посылки не иначе как в Москве могут быть получены ими, отчего и сие ожидание их будет бесполезно.

20-го июня. По прибытии Его Высочества в Аксай генерал майор Власов 23 встретил Его на переправе чрез Дон, которая была довольно затруднительна по причине его разлития. Во время сей переправы, несмотря на все выше представленные ими причины, успел я наконец склонить на то, чтобы они не останавливались в Новочеркасске с условием оставить их в покое на 8 дней в Воронеже, где они мне обещались праздновать торжественный день рождения ЕЕ ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА Александры Федоровны, о чем я немедленно уведомил г. гражданского Воронежского губернатора, дабы учинил он надлежащее распоряжение. После сего Его Высочество изволил принимать у себя здешних почетных особ с их семействами, сделал некоторым из них подарки и, полагаясь на данное ему обещание приготовить в Новочеркасске для него бал, пригласил их на оный. Вечером генерал-маиор Власов отправился в Новочеркасск, чтобы приготовить на другой день Его Высочеству прием, согласный с ВЫСОЧАЙШЕ учрежденным в Туркменчайском мирном трактате церемониалом.

Июня 21-го дня. При въезде в город Новочеркасск комендант и почти все дворянство встретили у ворот Его Высочество. Наказный же атаман Донского казачьего войска с некоторыми генералами и другими почетными особами принял [195] Его на крыльце Его квартиры, что снова столько огорчило Персидскую миссию, что несмотря на сделанные от города и со стороны дворянства приготовления, отказалась она принять предложенный ей бал и другие увеселения под предлогом начавшегося поста, в который мусульмане не должны дозволять себе никакого рода увеселения.

Июня 22-го дня. Вечером на другой день, отправившись в дальнейший путь, удалось мне довести Его Высочество со свитою Его до деревни Свиной, что на речке Калитве, где квартиры были довольно худы и тесны. Но Персидская миссия, увидев, что наместо ста верст, делаемых нами обыкновенно в сутки, проехали мы от Новочеркасска до сей деревни 180 верст, не хотела никоим образом принять мое предложение ехать еще далее и настоятельно потребовала от меня пробыть одни сутки в сей деревне, чтобы заменить то время, которое мы выиграли скорою ездою. Настоящую причину сей остановки полагаю я встречу супруги доктора Макниля, члена Английского посольства, следовавшей в Табриз, коей, вероятно, персияне обещали ожидать на пути супругу английского министра Макдональда 24 и сопровождающего ее доктора Корника, долженствующих равномерно прибыть из Табриза в Санкт-Петербург.

С подлинным верно: 9-го класса Шаунбург

4

ВЫПИСКА ИЗ СЕКРЕТНОГО ЖУРНАЛА ПОЕЗДКИ ЕГО ВЫСОЧЕСТВА ХОЗРОВ МИРЗЫ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

с 24 <ИЮНЯ> по 5 <ИЮЛЯ>

Июня 24. Таким образом, пробыв положенные сутки на сей станции, Персидская миссия в 6 часов пополудни отправилась далее и 25, на другой день около полдня прибыла к казанской переправе, которая совершена была довольно скоро и в надлежащем порядке. На Казанской станице Его Высочество и Емири Низам осматривали весьма красиво выстроенную каменную церковь. В 10-ть часов ночи проехал здесь фельдъегерь в Грузию и доставил ко мне письмо от Тайного советника Родофиникина 25, в коем он уведомлял меня, что ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ угодно, чтобы Персидская миссия оставалась в Москве до возвращения Его из Тюльчина. Сие известие было совершенно согласно с ее желанием, ибо она и без того намеревалась уже остановиться где-нибудь в городе для ожидания письма от Шаха и разных вещей, необходимых ей для приличного въезда в Санкт-Петербург.

Июня 26. В городе Павловске по принятии Его Высочеством ординарцев, вестовых и всех чиновников Городской голова поднес ему хлеб и соль; при сем случае я не оставил объяснить ему, что сие древнее обыкновение в России при принятии дорогих гостей ясно ему показывает, с каким душевным удовольствием и радушием русские его принимают.

Июня 27. На другой день имел Его Высочество ночлег в Можайске, откуда 28 июня прибыл в Воронеж. При въезде в сей город г. губернатор Действительный статский советник Адеркас 26 выехал навстречу Его Высочеству и поздравил его с благополучным приездом, проводил до квартиры, где представил ему все собравшееся в оной дворянство. Его Высочество, осмотрев все комнаты, [196] убранные с отличным вкусом и рачительностью, г. губернатору изъявил чувствительнейшую благодарность. В сей день по причине продолжающегося еще у персиян траура, всякого рода увеселения и музыка не были дозволены.

Июня 29. На другой день Его Высочество пользовался банею, приготовленною для него в доме полковника Коптева и по выходе из оной посетил в саду хозяйку дома, которая предложила ему чай и легкий, состоящий из плодов, завтрак. После сего вице-губернатор пригласил к себе на большой обед всех чиновников Миссии, как персидских, так и русских, сопровождающих Его Высочество. В 6-ть часов вечера Его Высочество удостоил своим посещением экзамен в пансионе благородных девиц и сам изволил предлагать из географии некоторые вопросы. По окончании экзамена Его Высочество изъявил желание иметь у себя портреты всей ИМПЕРАТОРСКОЙ Фамилии и по получении от меня оных принялся немедленно срисовывать портрет ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЫСОЧЕСТВА Великого Князя и Цесаревича Константина Павловича.

Июня 30. Заметил я большое неудовольствие и несогласие между чиновниками персидскими, которые выбрали меня потом посредником между ими и Принцем. В сей день гражданский губернатор дал большой обед для всей Миссии, которая, приняв уже совершено нашу кухню, начинает признавать, что их повара вовсе не умеют ничего составить. Около полуночи Принц взошел в первый раз своей жизни в магазин разных товаров, довольно хорошо освещенный, и выбрал как для себя, так и для своей свиты, некоторые понравившиеся ему вещи, которые и не замедлил я предложить ему.

Июля 1. По окончании торжественного в здешнем соборе молебствия по случаю рождения ЕЕ ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА ГОСУДАРЫНИ Александры Федоровны все дворянство снова представлялось Принцу. Его Высочество, будучи всем доволен таковою внимательностью и столь чистосердечным усердием, им во всех замеченными, не приминул изъявить г. губернатору и всем присутствующим свою благодарность; по принятии рапортов ординарцев и вестовых Его Высочество осматривал школу кантонистов, их покои и столовую, и потом в сопровождении многих дам изволил отправиться на обед в загородный сад помещика Тюльнева, коего прелестная супруга была не последним украшением.

Отсюда Его Высочество поехал посмотреть полевое учение и маневры кантонистов, он был восхищен их дисциплиною и верностию движений, расспрашивал в малейшей подробности об учении их и содержании и обещался в вознаграждение того удовольствия, которое они ему доставили, доложить ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ, сколь он был удивлен при осмотре их. Вечером город был иллюминирован и почти весь народ, собравшись пред домом Его Высочества, кричал ура всякий раз, когда он показывался на балконе, будучи душевно тронут сими знаками всеобщего к нему расположения, часто повторял он, что не почитает себя заслуживающим сего и что это превосходит все его ожидания. Бал в отлично убранной зале, украшенной еще более присутствием многих прелестных дам и некоторые насчет принца лестные для самолюбия замечания, довершили его восторг и удовольствие.

Июля 2. Интриги между персианами, по-видимому, стали увеличиваться. Его Высочество позвал некоторых своих служителей, чтобы посадить их под караул, и Мирза Таги, коему Принц приказал отрезать бороду, стоял уже пред [197] ним, чтобы получить сие наказание, но я имел счастие помирить его с подчиненными. Его Высочество решился ничьих более кроме моего советов не слушать, пред обедом Его Высочество посещал госпитали и церкви, потом присутствовал на другом экзамене в пансионе Миклашевского, производившемся в собственной его квартире, и собственноручно раздавал награды отличившимся. По окончании экзамена Его Высочество отправился в театр посмотреть разные физические и химические опыты и фантасмагорию.

Июля 3. Его Высочество с некоторыми из своей свиты, им самим выбранными, выезжал верхом за город на охоту, откуда заехал к вице-губернатору, у коего в сей день обедала вся Миссия. Прогуливаясь довольно долго по саду при звуке музыки и песенников, пил чай и, принявши прибывшего из Москвы адъютанта Военного генерал-губернатора князя Голицына 27, поручил ему поблагодарить Его Сиятельство за то отличное к нему внимание. В сие же самое время фельдъегерь, проехавший чрез Воронеж, доставил известие о второй победе 28, одержанной над неприятелем под начальством графа Паскевича Эриванского, что чрезмерно обрадовало всю компанию.

Возвратившись на квартиру, Его Высочество нашел еще приготовленный для него экзамен третьего пансиона благородных девиц, на которых были читаны первые опыты в поэзии, предметом коих были прибытие Принца в Воронеж и великие подвиги храброго кавказского корпуса под начальством графа Паскевича Эриванского. Сей вечер кончился иллюминациею, народными песнями и разными забавами пред окнами Его Высочества.

Июля 4. По окончании всех приготовлений к дальнейшему нашему следованию все дворянство снова собралось в покоях Принца для изъявления ему сердечных его желаний благополучного пути. Его Высочество, поблагодарив всех чувствительнейшим образом за их желания, разослал ко многим разные подарки, простился и уехал. Но к величайшему своему удивлению, на первой станции находит он снова иллюминацию, некоторых воронежских дам и губернатора, ожидающих его на ужин, приготовленный в одном доме и в нескольких палатках. В продолжении сего ужина песни и живейшие изъявления радости собравшегося народа не умолкали до самого его отъезда.

Июля 5. Дорогою Миссия восхищалась прекрасными видами и изъявляла удивление, видя столь хорошо обработанные поля и зажиточное состояние жителей. Подъезжая к Ельцу, Его Высочество был встречен городничим, принял хлеб и соль, поднесенные ему жителями города и, пересевши в коляску предводителя дворянства, въехал в город при крике ура, из всех окон раздававшемся. На своей квартире изволил принять он дворянство и представителей купечества. После чего показался он на балконе собравшемуся пред его домом народу. Когда дворянство удалилось из квартиры Его Высочества, Емири Низам сказал, что он будет в Персии просить позволения не быть никогда свидетелем приема русского посланника, ибо прием, сделанный им в уездном городе России, никогда не может быть учинен в самых даже столицах Персии. Его Высочество сначала было отказался принять бал, приготовленный ему на другой день, имея намерение прибыть скорее в Тулу и Москву, но когда под вечер множество дам собралось видеть его перед его домом, то он изъявил сильное желание познакомиться с ними на предстоящем бале, о чем не оставил их уведомить.

С подлинным верно: 9-го класса Шаунбург [198]

5

ЦЕРЕМОНИАЛ ВЪЕЗДА В МОСКВУ ПЕРСИДСКОГО ЧРЕЗВЫЧАЙНОГО ПОСЛА ПРИНЦА ХОЗРЕВА-МИРЗЫ 29

Из Подольска прибудет Принц со всею своею свитою в Коломенский Дворец, где, выходя из дорожного своего экипажа, имеет быть встречен и приветствован краткою речью назначенным по ВЫСОЧАЙШЕЙ Воле для пребывания при нем Двора ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА камергером действительным статским советником Булгаковым 30; при чем поставленный на дворе караул отдаст Его Высочеству должную честь.

Когда Принц, войдя в приготовленные для него внутренние аппартаменты, скинет дорожное платье и примет некоторое отдохновение: то камергер Булгаков испросит приказания его, тотчас ли будет ему угодно продолжать путь в Москву, или же пожелает Его Высочество остаться в Коломенском для завтрака, или, смотря по времени, для обеденного стола? Из сего Дворца до заставы Принц будет ехать в нарочно-высланной карете, запряженной осмериком и сопровождаемой конвоем конницы; свита же его отправится в тех же дорожных экипажах.

Стоящий у заставы караул отдаст Принцу должную честь; а г. Московский обер-полицмейстер 31, подъехав верхом к его карете, поздравит его с благополучным прибытием в Москву и вручит ему рапорт; после чего Его Высочество пересядет в парадную карету. Все прочие главнейшие чиновники, составляющие свиту посольскую, также разместятся в приготовленные для них экипажи, и тогда церемониальный кортеж начнется следующим порядком:

1.

Полицмейстер с ординарцами для устройства и указания дороги.

2.

24 жандарма, по 12-ти на стороне, при одном обер-офицере едут возле тротуаров, дабы улицы не были загорожаемы народом.

3.

Двое частных приставов с 4-мя квартальными надзирателями верхами.

4.

Взвод жандармов с обнаженными палашами.

5.

Рота гранодер с музыкою.

6.

Четыре берейтора верхом.

7.

Шесть конюхов придворных верхом, по два в ряд.

8.

12-ть заводных лошадей, прикрытых попонами, ведут конюхи придворные. [199]

9.

Принцева лошадь верховая в богатой сбруе; ведут два придворные конюха.

10.

Четвероместная раскидная карета для порутчика Визирева, подпорутчика Кашперова, прапорщика Караогланова 32.

11.

Четвероместная коляска, в коей Абдары, Кафечи и Шербетдары 33 в 4 лошади, так как и все следующие коляски.

12.

Таковая же для нижних Принцевых чиновников.

13.

Таковая же в коей находятся Туфенкдары, т. е. оруженосцы.

14.

Таковая же, в оной Пашкидметы 34 Принцевы.

15.

Двуместная раскидная карета также для свиты Его Высочества.

16.

Четвероместная раскидная карета для Мирзы Джафара, младшего гофмаршала, запряженная цугом, так как и все следующие.

17.

Таковая же для Мирзы Сале 2-го Драгомана и для Мирзы Баба.

18.

Таковая же для Гуссейн-Али-Бека 35 и Мирзы Таги.

19.

Таковая же для Эмир-Низама Магмет-Хана, начальника регулярных войск персидских и для Мирзы Масуда.

20.

Таковая же для генерал-майора барона Рененкампфа 36, для прикомандированного к Принцу действительного статского советника и каммергера Булгакова и для 9-го класса Шаумбурха.

21.

Взвод жандармов с офицером.

22.

8-мь придворных лакеев, по четыре на каждой стороне.

23.

Четвероместная осьми-стекольная карета, запряженная шестью лошадьми, в оной: Принц ХОЗРЕВ-МИРЗА с особами, коих угодно будет Его Высочеству избрать самому для сопровождения его. У всякой лошади по придворному [200] лакею, за каретою два придворных лакея; возле кареты с той стороны, где сидит Принц, едет Московский обер-полицмейстер верхом, а поотдаль от него один полицмейстер, оба со свитами их и казаками; а с другой стороны в равном с полицмейстером расстоянии начальник жандармского эскадрона с двумя жандармами и один из адъютантов московского военного генерал-губернатора.

24.

Взвод жандармов с офицером.

25.

Дорожные экипажи Принца в том порядке, в каком следовали они в дороге, имеют быть отправлены особенною дорогою вперед, прямо в дом для посольства назначенный.

26.

Команда казачья, из 60-ти человек состоящая, замыкает кортеж.

Кортеж будет следовать следующею дорогою:

От Серпуховской заставы к Серпуховским воротам по Полянке через Каменный мост; здесь поворотит оный направо вдоль Москвы реки до Москворецкого моста; тут поднимется кортеж налево к Лобному месту и мимо монумента Князя Пожарского через Воскресенские ворота продолжать будет шествие свое по Тверской до дома, для жительства Принцу назначенного.

У Серпуховских ворот, против монумента Минина и Пожарского у Сенатской стены, на Тверской против дома Московского военного генерал-губернатора, а равно у Тверских ворот будет поставлено войско для отдания Принцу чести при проезде его.

Когда Принц прибудет к назначенному ему для жительства дому графини Разумовской 37, что на Тверской, то поставленная караулом рота со знаменем отдаст ему должную честь. Принц, не доехав несколько шагов до крыльца, остановится пред войском и примет от г. московского комменданта рапорт. От сего места до крыльца настлано будет тотчас красное сукно, по коему Его Высочество изволит шествовать. На крыльце встретит его Московский гражданский губернатор 38 с губернским правлением и поздравит Его Высочество с благополучным прибытием в Московскую столицу. Принц шествует лестницей вверх по разостланному красному сукну, сопровождаемый гражданским губернатором, коммендантом, обер-полицмейстером, камергером Булгаковым и главнейшими особами Персидской свиты. В передней комнате ожидает Принца знатное купечество и подносит ему на блюде хлеб-соль, фрукты и цветы, после чего откланяясь уходят, блюдо же относится во внутренние аппартаменты. В комнате пред гостинною Принц приветствуем московским губернским и всеми уездными предводителями; тут же коммендант представляет ему назначенных к Его Высочеству ординарцев. Когда Принц войдет в большую гостинную, то вскоре после того присланный от Московского военного генерал-губернатора князя Голицына адъютант доложит, что князь нетерпеливо желает поздравить Его Высочество с благополучным прибытием в Москву, и что он через час явится сам для отдания ему почтения. При прибытии Московского военного генерал-губернатора в дом Принца, караул отдаст следующую ему честь; а при входе его в гостинную, Его Высочество [201] займет место и пригласит князя также сесть подле него. Когда Принц встанет, то князь Голицын вставши также откланяется Его Высочеству и уедет домой, равно как и все присутствующие тут особы.

Камергер Булгаков препроводит Принца в прочие для Его Высочества приуготовленные комнаты и испросит для остальной части дня его приказания; после чего разместит всех главных чиновников, свиту Персидскую составляющих, по комнатам, для них в том же доме назначенным.

На другой день имеет быть съезд для первых пяти классов. Особы первых трех представлены будут Принцу г. Московским военным генерал-губернатором, а прочие камергером Булгаковым.

6

ВЫСОЧАЙШЕ АПРОБОВАННЫЙ ЦЕРЕМОНИАЛ ПУБЛИЧНОЙ АУДИЕНЦИИ ПЕРСИДСКОГО ПРИНЦА ХОЗРЕВ-МИРЗЫ

В день публичной аудиенции, по утру обыкновенный караул во Дворце будет умножен тремя батальонами из коих один станет пред главною гауптвахтою на дворе, а другие два поставлены будут на плошади по обе стороны ворот; в сенях и на парадной лестнице и в прихожих комнатах, начиная от парадного подъезда с большого двора до концертного зала назначенного для камеры ожидания, поставлены будут шпалеры 39 от Лейб-гвардии конного полка и кавалергардского по 4 эскадрона, такой же шпалер от кавалергардов становится в Казачей, Арабесковой, Белой зале и портретной галлерее до Кавалергардской комнаты. В Георгиевской и Тронной залах становятся шпалеры от дворцовых гренадер. Потом чрез учиненную накануне повестку, по утру с 11 часов имеют приезд ко Двору ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, первых пяти классов знатныя обоего пола особы, а также гвардия и армия, штаб и обер-офицеры и все имеющие ко Двору приезд, а купечество по белетам.

В 10 часов, назначенный в должности Предводителя — генерал адъютант граф Сухтелен 40, получа от ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА повеление ехать за послом, отправится из Зимнего дворца от имеющегося на Неву реку подъезда следующим порядком:

1-е.

Дивизион конной гвардии с обнаженными палашами, с штандартом, трубами и литаврами.

2-е.

Унтер-шталмейстер с двумя берейтерами; за ними 12 заводных дворцовых лошадей в богатом уборе, кои ведены будут конюхами одна за другой.

3-е.

Придворная карета для Предводителя цугом.

4-е.

Четыре дворцовыя кареты для персидских чиновников. [202]

5-е.

Шесть дворцовых ездовых верхами, за ними 4 скорохода с тростями, 2 камер-лакея и 24 лакея по два в ряд пешие.

6-е.

Дворцовая богатая карета для посла, в которой поедет вышеозначенный Предводитель; по обеим сторонам кареты 4 лакея пешие, 2 камер-пажа и 4 каваллерийских офицера верхами. В заключении дивизион кавалергардов.

По прибытии Предводителя в Посольский дом стоящий там караул выходит в ружье, а со стороны посла у самой кареты встретят посольской свиты чиновники, у лестницы почетные посольства чиновники же, в первой комнате встретит Предводителя сам посол, но яко Принц крови не даст правой руки; по учинении взаимных учтивостей пойдут садиться в кареты.

В то время караул отдаст честь с музыкою; равно и стоящий в параде отряд кавалерии отдаст честь по военному уставу, а шествие начнется следующим порядком:

Проходя чрез Воскресенскую, Литейную, Пантелеймонскую, через висячий мост, мимо Летнего сада в новую Садовую, Невский проспект и Малую Миллионную, на Дворцовую площадь; обратно же по Большой набережной в Воскресенскую.

1-е.

Дивизион конной гвардии с обнаженными палашами, с штандартом, трубами и литаврами.

2-е.

Двора ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА унтер-шталмейстер верхом; при нем 2 берейтера и 12 дворцовых заводных лошадей в богатом уборе.

3-е.

Придворная карета Предводителя.

4-е.

Четыре кареты дворцовых, в коих будут сидеть персидские чиновники.

5-е.

Шесть дворцовых конюхов верхами, за ними 4 скорохода с тростями, 2 камер-лакея, 24 лакея пеших по два в ряд.

6-е.

Дворцовая карета цугом, в которой будет сидеть в первом месте посол, а напротив его Предводитель; по обеим сторонам кареты пойдут придворные лакеи, с каждой по 2, а 2 камер-пажа верхами близ кареты; российский персидского языка переводчик верхом, да 4 кавалергардских и конногвардейских офицера тоже верхами.

7-е.

В заключении дивизион кавалергардов. [203]

Когда церемониальный ход приблизится к ИМПЕРАТОРСКОМУ дворцу, и будет проезжать мимо ворот, тогда персидские чиновники выходят у оных, а предшествовавший дивизион, и все кареты кроме посольской, становятся в надлежащий порядок, где и ожидают посла для обратного сопровождения в дом его. Посол же в дворцовом экипаже с Предводителем выезжает внутрь ИМПЕРАТОРСКОГО дворца, на подъезде к парадной лестнице; пред оною каретою последуют чиновники посольской свиты.

При въезде посла на двор, стоящие там батальон и караул отдают честь с музыкою.

При выходе посла из кареты, встретит его Двора ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА церемониймейстер, два камер-юнкера, два камергера и гофмейстер. На верхней площадке встретит обер-церемониймейстер, а в первой комнате обер-гофмаршал, кои препроводят посла в Камеру ожидания назначенную в Концертной зале, в которой встретит посла обер-камергер князь Лобанов 41 и обер-шенк.

Потом будет прошен посол сесть на диван, приуготовленный против окон, к стене и потчиван кофием, десертом и шербетом.

Как все уже будет приготовлено и когда ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО, приняв от обер-камергера графа Литты 42 о приезде посла донесение, повелит ввести посла, тогда сего проведут чрез белую галлерею в портретную залу, где несколько остановятся, доколе обер-камергер граф Литта, получив ВЫСОЧАЙШЕЕ повеление, пригласит его продолжать шествие в Георгиевскую Тронную.

Когда ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР, ГОСУДАРЫНЯ ИМПЕРАТРИЦА, ГОСУДАРЬ ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ Наследник и Вся Августейшая Фамилия изволят из внутренних своих покоев и Эрмитажа прибыть в оною Тронную, то там ИХ ИМПЕРАТОРСКИЕ ВЕЛИЧЕСТВА изволят остановиться пред последнею ступенью трона, а ГОСУДАРЬ ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ Наследник и Вся ИМПЕРАТОРСКАЯ Фамилия в праве на приуготовленном месте.

В приличном же расстоянии от ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА будут находиться Министр ИМПЕРАТОРСКОГО Двора, вице-канцлер и дежурный генерал-адъютант

Возле места, приуготовленного для ИМПЕРАТОРСКОЙ Фамилии, станут члены Государственного Совета и Сенат, а за сим генералитет, штаб и обер-офицеры гвардии; в право от Трона весь главный штаб ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, сухопутный и морской.

Против ИМПЕРАТОРСКОЙ Фамилии, на левой стороне залы, будет находиться Дипломатический Корпус в приуготовленном для оного месте; за ним Двор, все дамы и гражданские чины первых четырех классов.

В Белой галлерее будут находиться армейские штаб и обер-офицеры и все прочие особы, имеющие приезд ко двору; а в большой Мраморной зале и в первом аванзале будет находиться купечество, которое туда впустится по билетам. [204]

Обер-камергер, по получении ВЫСОЧАЙШЕГО повеления о допущении посла на аудиенцию, пришед в Портретную, пригласит посла продолжать шествие в Георгиевский зал в сопровождении всех встретивших его во дворце особ; послу же в таковом случае предшествуют по прежнему чины Двора ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, церемониймейстер, 2 камер-юнкера, 2 камергера и гофмейстер; пред послом обер-церемониймейстер, а по сторонам посла, с правой обер-гофмаршал, а с левой Предводитель; за послом же персидские чиновники его свиты.

Шахову грамоту несет сам посол.

При вступлении в Георгиевский зал чины Двора идут вправо и становятся вместе с другими чинами Двора.

Посол же, вступя в аудиенц-камеру, сделает первый поклон, посреди камеры — второй, где особы персидские должны остановиться во все время аудиенции; потом, приступя на некоторое расстояние к ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ, сделать третий поклон и, остановясь, говорить речь по-персидски, с которой перевод читает на российский язык назначенный к тому чиновник.

По прочтении перевода посол, приступя, держимою им Шахову грамоту поднесет ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ, которую, приняв, ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР отдаст вице-канцлеру, а сей положит на приуготовленный стол, и потом ответствует послу ВЫСОЧАЙШИМ Именем, и сей ответ прочтен будет послом на персидском языке переводчиком.

По окончании чтения ответа ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА, ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО изволит пройти вместе с послом в комнату между Георгиевским залом и Эрмитажем. За ними последует переводчик персидского языка.

В одно и то же время ГОСУДАРЫНЯ ИМПЕРАТРИЦА в сопровождении Двора изволит шествовать чрез Кавалергардскую в Малую Тронную, в коей будут стоять от Трона до дверей по обеим сторонам дворцовые гренадеры.

Между тем посол, получив позволение ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА, представит всех своих чиновников, коих введет обер-церемониймейстер.

Когда же ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР соизволит отпустить посла, тогда сей в сопровождении особ, вводивших его в Георгиевский зал, пойдет в Кавалергардскую, где и остановится, доколе обер-камергер гр<аф> Литта не пригласит войти в Тронную, где ГОСУДАРЫНЯ ИМПЕРАТРИЦА изволит стоять пред последнею ступенью; статс-дамы и фрейлины станут по правую, а чины Двора по левую сторону Трона.

Посол, вступя, делает первый поклон, посреди Тронной — второй, где остановятся его чиновники, а подойдя на некоторое расстояние от Трона, Делает третий поклон и тут произнесет речь по-персидски, которую переводчик прочтет по-русски, вице-канцлер же Именем ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ ответствует, а переводчик сей ответ прочитает по-персидски. После сего посол представляет персидских чиновников и потом откланяется и возвращается тем же порядком, каким шел, в Концертную, где, несколько остановясь для отдохновения, отправится [205] обратно в Таврический дворец с тою самою церемониею, с коею был оттуда сопровождаем; чины же Двора сопроводят его до того места, где каждый встречал.

В комнатах дворца, где посол будет проходить, обе половины дверей должны быть ему отворяемы. [206]

7

ПРОЕКТ ЦЕРЕМОНИАЛА ДЛЯ ПРИЕМА ПРИНЦА ХОЗРЕВ-МИРЗЫ В ЦАРСКОМ СЕЛЕ, ПЕТЕРГОФЕ И С. ПЕТЕРБУРГЕ 43

ЦАРСКОЕ СЕЛО

1-е.

Когда принц Хозрев-Мирза прибудет в Царское Село и въедет в двор, тогда стоящий там во фронт Лейб-гвардии кирасирский полк отдаст честь, а у крыльца двора встретит генерал-лейтенант Захаржевский 44. Караул во дворце занимает эскадрон Лейб-гвардии гусарского полка и штандартом, по вступлении принца во дворец. Эскадрон спущается и остается один обыкновенный караул.

2-е.

Когда принц войдет во внутренние комнаты, то прибудет обер-церемониймейстер двора, который от Имени ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА поздравит принца с благополучным приездом.

Примечание. Обер-церемониймейстер не прежде исполнит возложенное на него ВЫСОЧАЙШЕЕ поручение, как когда вице-канцлер известит его, что все относящееся до церемониалов между принцем и им уже устроено.

3-е.

В Царском Селе принц Хозрев-Мирза останется один день для осмотра всего, достойного внимания, а на другой день отправится в Петергоф.

ПЕТЕРГОФ

1-е.

Принц Хозрев-Мирза, приехав в Петергоф, поедет мимо дворца в Английском саду для учинения визита вице-канцлеру. У сего дворца будет в карауле учебный кавалерийский эскадрон с хором трубачей и отдаст честь принцу. У кареты встречен будет двумя чиновниками Министерства иностранных дел, а в первой встретит сам вице-канцлер и, пройдя во внутренние комнаты, там принц будет угощаем кофеем, конфектами и шербетом, потом встает и в прежнем экипаже едет в Монплезир, где стоящий в почетном карауле эскадрон Лейб-гвардии драгунского полка со штандартом и хором трубачей отдает ему честь; у кареты принца встретит комендант Петергофский. По входе принца в комнаты караул спускается. Принцу же объясняется военный порядок, на основании коего сие учинено. В сие самое время приезжает Петергофский военный губернатор в Монплезир для поздравления принца с приездом и в скором времени и вице-канцлер с визитом.

2-е.

В Петергофе принц остается день или два для осмотра всего достойного внимания. [207]

ВЫЕЗД ИЗ ПЕТЕРГОФА И ОТПРАВЛЕНИЕ В СТОЛИЦУ

1-е.

В определенный для сего день принц отправится на приуготовленную для него яхту, и когда будет к оной приближаться, то отдается честь по уставу противу Великого Князя. На яхте принца примет Морской министр и немедленно даст приказ к отплытию. Когда подымется на яхте на грот брам стенге персидский флаг, то вся эскадра салютует 21 выстрелом; отвечается 20.

2-е.

Когда яхта поровняется с новым Адмиралтейством, встретит принца капитан над портом под своим флагом.

3-е.

Когда яхта подходить будет к Исакиевскому мосту, санкт-петербургский обер-полицмейстер встречает принца, а генерал-интендант флота под своим флагом с катерами явится для сопровождения принца до пристани, что у Таврического дворца.

4-е.

Когда катер, на коем будет находиться принц под персидским флагом, поровняется с Крепостью, то из оной учинят 21 выстрел.

5-е.

У Таврического дворца, по обеим сторонам гавани, до ворот дворца будут стоять 4 баталиона пехоты, а вдоль решетки и на дворе Кавалергардский полк, равномерно на дворе же будет поставлен караул со знаменем и музыкою. Сей караул остается во все присутствие принца в столице.

6-е.

Когда принц прибудет, то встретит у пристани гражданский губернатор и потом подведут верховых лошадей, на коих все поедут в Таврический дворец, если принц не предпочтет идти пешком.

7-е.

Войска отдают честь, как равно и караул, по въезде принца на двор; в самом же дворце встретит обер-гофмаршал и поведет чрез большую залу во внутренние комнаты, куда вскоре за сим прибудет Санкт-Петербургский военный генерал-губернатор для поздравления принца с приездом. После сего, откланявшись, уезжают все сопровождавшие и встречавшие.


Комментарии

Публикуется по материалам, хранящимся в РГВИА: док 1-4 — Ф. 1. Оп. 1. Д. 3858. Л. 2-8, 12-14 об., 20-24; док. 5-7 — Ф. 231. Оп. 1. Д. 37. Л. 2-3 об. и Д. 63. Л. 8-10 об., 42-45 об.

1. Журнал, который вел барон П. Я. Ренненкампф по заданию И. Ф. Паскевича-Эриванского. Выписки направлялись управляющему Главным Штабом генералу от кавалерии А. И. Чернышеву.

2. Курбан-байрам — мусульманский праздник, служит воспоминанием принесения Авраамом в жертву Богу своего сына Измаила. Праздник продолжается четыре дня. Накануне праздника происходит поминание умерших родственников и раздается милостыня.

3. Эмир-Низам (Емируль-Низам, Емери-Низам) — титул, буквальный перевод — эмир армии, войска. Имеется в виду Мирза Таги-Хан Ферахани (1808-1852), иранский государственный деятель, известный как эмир Кебир (Великий эмир). В 1843-1847 гг. возглавлял иранскую делегацию на Эрзурумской конференции по урегулированию ирано-турецких пограничных конфликтов. С 30-х годов XIX в. глава военной и гражданской администрации в Тебризе. С 1848 г. первый министр. В ноябре 1851 г. лишен всех должностей и званий и сослан в Кашан, где был убит по приказу шаха.

4. Мирза-Сале (Салех), статс-секретарь Аббас-Мирзы, первый драгоман (переводчик).

5. Скворцов Николай Петрович (1768-?), командир Вологодского пехотного полка (1815-1817), Владикавказский комендант (1817-1830) и командир Владикавказского гарнизонного полка (1817-1829), затем состоял по армии (1830-1834), с января 1834 г. в отставке. Генерал-майор (с декабря 1826).

6. По-видимому, казачья станица Ардонская.

7. Кучук Джанхотов (Джамхотов), бывший вали (правитель) Большой Кабарды, имел звание подполковника (с 1796), с сентября 1830 г. полковник. С 1822 г. представитель в Кабардинском суде.

8. Точнее Урухский редут.

9. Шаунбург (Шаумбург, Шаумбурх), переводчик, чиновник 9-го класса

10. Эмануель Георг Арсеньевич (1775-1837), уроженец Венгрии. Командир 4-й драгунской дивизии (1814-1826), с 1826 г. командующий войсками на Кавказской линии и начальник Кавказской линии.

11. Ольдекоп Карл Федорович (1775-1831), с 1795 г. служил в Черниговском пехотном полку; командовал Крымским мушкетерским полком; в 1808-1812 гг. участвовал в русско-турецкой войне: занимал должности дежурного штаб-офицера резервных войск, бригад-майора при командующем Молдавской армии П. И. Багратионе, командира Колыванского пехотного полка. В 1812 г. — дежурный генерал 3-й армии, затем дежурный генерал Главной армии. Участник заграничных походов 1813—1815 гг. В 1815 г. дежурный генерал 1-й армии. С 1821 г. генерал-лейтенант. Турчанинов Павел Петрович (1776-1839), генерал-лейтенант (с 1824), с 1826 по сентябрь 1829 г. состоял по армии.

12. Байков Иван Иванович (1780-?), закончил артиллерийский кадетский корпус; служил с 1797 г.: в 5-м и 6-м артиллерийских полках, армейской артиллерийской роте, 11-м артиллерийском полку, Киевской резервной бригаде. Начальник артиллерии 7-го пехотного корпуса (1818), начальник 1-й бригады 18-й пехотной дивизии (1818-1820), дежурный генерал 2-й армии (1820-1828), председатель Временной счетной комиссии 2-ой армии (1828-1831). С февраля по декабрь 1829 г. ”был уволен для излечения болезни в отпуск в Россию и Кавказским минеральным водам” (РГВИА. Ф. 395. Оп. 29. Д. 482. Л. 18.) Начальник Грузинских линейных батальонов (1831-1834), состоял при Отдельном Кавказском корпусе (1834-1836), с января 1837 г. в отставке. Генерал-лейтенант (с 1834). Луковкин Гавриил Амвросиевич (1772 — после 1848), генерал-майор войска Донского. В 1808 г. командир бригады донских казаков Молдавской армии. Участник Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов 1813-1815 гг.

13. Осипов Александр Степанович (1776-?), действительный статский советник (с 1821). Сибирский почт-директор (1816-1821), тобольский гражданский губернатор (1821-1823), астраханский гражданский губернатор (1826—1830).

14. Мирза-Масуд, первый драгоман, секретарь и главный переводчик Аббас-Мирзы.

15. Туркманчайский мирный договор между Россией и Ираном завершил русско-иранскую войну 1826-1828 гг. Подписан 10 (22) февраля 1828 г. в деревне Туркманчай (близ Тебриза). По договору к России отходили Ериванское и Нахичеванское ханства (Восточная Армения). Иранское правительство обязывалось не препятствовать переселению армян в Россию. На Иран налагалась контрибуция в 20 млн. рублей. Подтверждалось исключительное право России иметь флот на Каспийском море. Стороны обменивались миссиями на уровне посланников.

16. Бернардацци (Бернадоци), братья Иоганн Карлович (1782-1842) и Иосиф Карлович (1788-1840), архитекторы из Лугано. Приехали в Россию в 1822 г., посвятив всю жизнь строительству на Кавказе (Пятигорск, Кисловодск, Ставрополь, Тифлис и др.).

17. Предположительно Всеволожская (урожд. княжна Хованская) Варвара Петровна (1805—1834), жена Н. Е. Всеволожского, в 1829 г. служившего по ведомству Тифлисского военного губернатора.

18. Аббас Мирза (1789-1833), государственный деятель Персии, наместник в Азербайджане, наследник Фетх-Али-шаха Каджара, отец принца Хозрев-Мирзы. Играл руководящую роль в управлении государственными делами и во внешней политике Персии. Во время русско-персидской (1826-1828) и персидско-турецкой (1821-1823) войн командовал персидскими войсками. Пытался реорганизовать персидскую армию по европейскому образцу с помощью английских и французский инструкторов.

19. Семино (Симоне), начальник инженеров и артиллерии у Аббаса-Мирзы, француз, служивший в армии Наполеона.

20. Дибич Иван Иванович (1785-1831), граф (с 1824). Начальник главного штаба Е. И. В. (1826-1829), генерал-фельдмаршал, главнокомандующий действующей армией в русско-турецкую (1829) и польскую войны (1830-1831). Умер от холеры в 1831 г.

В русско-турецкую войну г. Шумла был осажден русскими войсками в июне 1829 г. После заключения Адрианопольского мирного договора (2 сентября 1829) осада города была снята. Паскевич-Эриванский Иван Федорович (1782-1856), граф, светлейший князь Варшавский. Командир Отдельного Кавказского корпуса и главноначальствующий на Кавказе (1827-1830), генерал-фельдмаршал, наместник Царства Польского и главнокомандующий 1-й армией, главнокомандующий во время русско-иранской (1826-1828), польской (1831), турецкой (1854) войн. В период русско-турецой войны (1828-1829) русские войска под командованием Паскевича взяли 2 июня 1829 г. турецкую крепость Ардаган в Закавказье.

21. Муравьев Николай Николаевич (Карский) (1794-1866), участник первой декабристской организации ”Союз спасения”, затем отошедший от тайного общества. В 1817 г. в чине капитана отправился служить на Кавказ. В 1819 г. возглавлял экспедицию в Хиву. В 1822 г. из дал книгу с описанием этой экспедиции. В русско-турецкую войну 1828-1829 гг. командовал Кавказской резервной гренадерской бригадой. В 1854-1855 гг. наместник и главнокомандующий русской армией на Кавказе.

22. Имеется в виду месяц Мухаррем, когда мусульманам запрещаются всякие увеселения, он посвящяется исключительно оплакиванию участи имама Хусейна и 72 его сподвижников и родственников (См.: Берже А. П. Хосров-Мирза. 1813-1875 // Русская Старина. Т. 25. 1879. С. 339).

23. Власов Максим Григорьевич (1767-1848), начал службу в 1784 г., участвовал в походах против польских конфедератов (1791 и 1794), в войне с Францией (1807) и Турцией (1810). В Отечественную войну 1812 г. постоянно находился с казачьими отрядами в авангарде армии. В заграничных походах 1813-1814 гг. отличился под начальством генерал-адъютанта А. И. Чернышева. Начальник черноморского казачьего войска (1819-1826). В ноябре 1830 г. сфомировал на Днестре казачьи полки, возвратившиеся из Турции, и в звании походного атамана присоединился к действующей армии. В польскую компанию 1831 г. участвовал в сражениях при Грохове, Остроленке и Варшаве. Наказной атаман войска Донского (1836-1848).

24. Макдональд Джон (1782-1830), английский государственный деятель, дипломат, писатель. В 1824-1830 гг. представитель Ост-индийской компании в Иране.

25. Родофиникин Константин Константинович (1762-1838), прикомандирован к дипломатической канцелярии Молдавской армии (1807-1810), русский консул в Бухаресте (1808-1810), директор Азиатского департамента Министерства иностранных дел (1819-1838).

26. Адеркас Борис Антонович.

27. Голицын Дмитрий Владимирович (1771-1844), московский военный генерал-губернатор (1820-1844), светлейший князь с 1841 г., генерал от кавалерии, член Государственного совета. Голицын, будучи губернатором ”привел в цветущее состояние московские больницы, богадельни, приюты, был чрезвычайно любим обществом и ученым за свою стойкость перед высшей властью, доброту и любовь к просвещению”. (Д. А. Ровинский. Подробный словарь русских гравированных портретов. Спб. 1866. Т. 1. столб. 607).

28. Вероятно, речь идет о взятии русскими войсками 27 июня 1829 г. крепости Эрзурум.

29. ”Отношением” от 7 августа 1829 г. два экземпляра церемониала (один на русском, другой на французском языках) были отправлены церемонимейстером двора графом Станиславом Потоцким графу П. П. Сухтелену.

30. Булгаков Александр Яковлевич (1781-1863), действительный статский советник (с 1819), камергер (с 1826), чиновник для дипломатической переписки по секретной части при Московском военном генерал-губернаторе (1820-1832), московский почт-директор (1832-1856), сенатор (с 1856) в Московском департаменте Сената.

31. Шульгин Дмитрий Иванович (1784-1854), участник Отечественной войны, московский обер-полицмейстер (1825-1830), петербургский комендант (1846-1848), петербугский генерал-губернатор (1848-1852), член Государственного совета, вице-президент Комитета попечительного о тюрьмах.

32. Поручик Визирев, подпоручик Кашперов, прапорщик Караогланов — переводчики.

33. Абдары — походные буфетчики; кафечи — слуги, готовящие кофе и кальян; щербетдары — придворные кондитеры.

34. Пашкедметы — комнатные охранники принца.

35. Гуссейн-Али-Бек, дядька принца.

36. Ренненкампф Павел Яковлевич (?-1857), полковник Гвардейского Генерального штаба, прикомандирован к И. Ф. Паскевичу, с апр. 1829 г. генерал-майор, впоследствие генерал-лейтенант.

37. Дом графини Разумовской построен в 1799-1802 г. архитектором А. А. Менеласом. Один из редких образцов московского деревянного классического зодчества, сохранившихся после пожара 1812 г. Сохранился до настоящего времени (ул. Казакова, 18—20).

38. Небольсин Николай Андреевич (1785-1846), участник Отечественной войны 1812 г. (комадир конного полка Костромского ополчения), заграничных походов, в 1825 г. — чиновник особых поручений при Московском военном генерал-губернаторе, с 1826 г. — камергер, управляющий комиссией для взыскания долгов по Московской ссуде, с 1827 — московский вице-губернатор, с 1829 — московский гражданский губернатор.

39. Шпалера — построение войск в одну линию по обе стороны пути при торжественных встречах.

40. Сухтелен Павел Петрович (1788-1833), генерал-адъютант. Участник наполеоновских войн (1805-1807), русско-шведской (1808-1809), русско-турецкой (1806-1812) и Отечественной войн. В 1826 г. занимал должность генерал-квартирмейстера Главного штаба, в 1827-1828 г. начальник штаба Отдельного Кавказского корпуса, в 1830-1833 — Оренбургский военный губернатор и командир Отдельного Оренбургского корпуса.

41. Лобанов-Ростовский Яков Иванович (1760-1831), камергер (с 1793), обер-прокурор 5-го департамента Сената (1794-1808), малороссийский генерал-губернатор (1808-1816). С февраля 1816 г. член Государственного Совета. Обер-камергер (с 1829).

42. Литта Джулио Ренато (Юлий Помпеевич) (1763-1839), граф, по происхождению миланец. Служил в Мальтийском ордене. В 1789 г. принят на русскую службу с чином контр-адмирала. Отличился в 1-м Роченсальмском сражении (русско-шведская война). За пропаганду католичества был выслан из России. Павел I возвратил Литту, который побуждал его поддержать Мальтийский Орден. Содействовал восстановлению в России Ордена Иезуитов. Был его представителем при русском дворе. Член Государственного совета (с 1810). Обер-камергер (с 1826).

43. Данный проект был послан графу Сухтелену.

44. Захаржевский Яков Васильевич (1780-1860), генерал от артиллерии (с 1843), заведующий Царскосельским и Петергофскими дворцовыми управлениями и полицией Царского Села (с 1817), с 1828 г. управляющий Гатчинским дворцом.

Текст воспроизведен по изданию: Персидское посольство 1829 г. // Российский архив, Том XII. М. Российский фонд культуры. Студия "Тритэ" Никиты Михалкова "Российский архив". 2003

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.