Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АМАБЛЬ ЖУРДЕН

ПЕРСИЯ

ИЛИ ОПИСАНИЕ УПРАВЛЕНИЯ, ВЕРОВАНИЙ И ЛИТЕРАТУРЫ ЭТОЙ ИМПЕРИИ

LA PERSE OU TABLEAU DE GOUVERNEMENT, DE LA RELIGION ET DE LA LITTERATURE DE CETTE EMPIRE

О языке Персидском и словесности

(Окончание.)

Большая часть преемников Тамерлана, и даже сей самой завоеватель, были покровителями словесности. В царствование их явились великие стихотворцы, славные историки и нравоучители.

Между историками первое место даю Шериф-Еддину-Али, уроженцу Ездскому. Сей писатель, которого прозаические сочинения уподобляются драгоценным камням, а стихотворные изящнейшему бисеру, жил в царствование Ибрагима сына Шаха-Рокова, которой весьма уважал его и содержал в своей свите. По его-то повелению начал Шериф-Еддин писать историю Тамерлана, и после долголетнего труда издал в свет сей единственный образец красноречия и изящности слога. Но красота выражений не [169] сосоставляет еще главного достоинства его сочинения: История Шериф-Еддина есть достовернейший памятник деяний одного из величайших завоевателей Азии. Ибрагим приказал собрать все оригинальные сочинения, которые могли служить к объяснению подвигов его предка; изо всех частей государства призвал он людей находившихся при Тамерлане, и по сим-то источникам, по сим преданиям Али сочинил свою Историю. - Он окончил ее в 828, а умер 856 году Егиры. Тело его погребено в окрестностях Езда. Зефер-Намег (Книга победы), так называется его История, обратила на себя всеобщее внимание. В ней удивлялись богатству образов, изящности мыслей, чистоте и гармонии склада, и поставили ее в ряду сочинении, долженствующих прославить навсегда Персидскую словесность. Сие творение переведено на Турецкой язык. Г. Пети-де ла Круа переложил его и на Французской; но судя по сему переводу (надобно признаться), не льзя иметь выгодного мнения о слоге Персидского историка.

В ближайшие к нам столетия никогда Персидская словесность не находилась в таком цветущем состоянии как во [170] времена Али-Шира, великого министра и знаменитого стихотворца. Происшедши из одной славнейшей фамилии Джагатайского племени и быв сыном чиновника, отправлявшего важную должность при Дворе Бабур Багадура, Али-Шир получил весьма хорошее воспитание и вступил в свет с добродетельнейшими склонностями и счастливыми дарованиями, украшенными всеми прелестями учения. Снискавши почести еще в правление Султана Абул-Кассем-Бабура, он на конец сделался первым Министром Султана Госсейна-Мирзы. Сие время жизни Али-Шира представляет зрелище достойное потомства. Можно сказать, что науки взошли вместе с ним на трон; ибо Султан имел к нему полную доверенность. Али-Шир, осыпанный высокими почестями, при всем блеске своего сана непереставал упражняться в науках. Дни посвящал он делам государственным, а вечера проводил с первыми по уму и дарованиям людьми во всей Персии, которых обыкновенно приглашал в свои чертоги; одушевлял беседу своею замысловатостию, восхищал собрание остроумными своими сочинениями, возбуждал соревнование, назначал награды талантам, и будучи достойным ревнителем Мецената, покровительством своим приближал науки [171] и словесность к их совершенству. Мирконт, Кондемир, Джами были знаменитыми современниками сего великого Министра. По его-то приказанию Мирконд трудился над огромным своим сочинением, которое известно под именем Рузат-Алсафа (Сада чистоты), заключает в себе всеобщую Персидскую Историю со времен отдаленнейших до конца девятого столетия, и которое можно почитать драгоценнейшим историческим памятником на всем Востоке, не говоря уже о том, что оно представляет единственный образец изящного и чистого слога. Мирконд умер 22 Июня 1498 года по Р.Х. -

Кондемир, сын его, хотя не мог приобрести равной славы, однакож был великой писатель. Два исторические его сочинения, Габиб-Алзаиар и Килассет-Алакбар (Чистота истории), весьма важны для ученой и политической Персидской Истории; я даже Габиб-Алзаиара предпочитаю Рузат-Алсафу, хотя первый не что иное есть как сокращение последнего: ибо в Габибе после каждого Государя говорится о великих людях, живших в его время, и предлагается множество подробностей о династиях, [172] опущенных Миркондом. Сверх того оба сии сочинения, будучи соединены с Килассет-Елакбаром, составляют полную Персидскую Историю. Мне неизвестно время смерти Кондемировой; знаю только, что он окончил свой Габиб- Алсаиар в 930 году Егиры, или в 1523 от Р. Х.

Ни слова нескажу о Ждамие, Персидском Петрарке; ибо мои похвалы ничего неприбавят ко мнению, которое возымеют об его таланте читающие прекрасную его повесть о Меджнуне и Лейле, переведенную на Французской язык г-м Шези. Смею только уверить, что я никогда не мог без особенного удивления читать сего маленького романа, в котором все приключения самые обыкновенные; не мог не удивляться дарованиям переводчика, которой умел сохранить все прелести и цветы восточного слога.

В то же почти время жил историк Абдалреззак, родившийся в Герате 820 года Егиры, 1417 от Р. Х. Отец его занимал в армии должность Кадия и Пиш-Намаза. По смерти его в 1437 - 8 году от Р. Х. историк наш поднес Государю некоторые примечания свои на трактат Кадия Адхад-Еддина, имел честь [173] поцеловать у Султана руку, и потом принят в его службу. Незадолго до своей смерти он отправлен был в Индию с препоручениями; видел чудесные вещи в сем путешествии и возвратился благополучно в Корассан, где и умер в 887 году Егиры, 1432 по Р. Х. От Абдалреззака осталось сочинение под названием Матла-Алзаадеин (Восхождение двух созвездий), содержащее историю Тимуридов, начиная с Султана Абу-Саид-Бахадура до Султана Абу-Саид-Куркана. Оно важно не только по содержащимся в нем происшествиям, но и по географическим подробностям, над которыми автор останавливался.

К сему-то девятому столетию (разумеется от Егиры), прославленному столь великим множеством отличных всякого рода писателей, принадлежит Госсеин-Ваез, знаменитый истолкователь Алкорана и сочинитель творения, известного под именем Анвар-Согайли, напоминающим того Емира, которому оно посвящено было.

Госсейн Ваез был сокровище учености. Он упражнялся в изучении пророческих преданий и в правоведении; имел [174] чудесный дар стихотворства, обладал обширнейшими познаниями по части Астрономии и сверх того был проповедником в Гератской мечети. Громкой и чистой голос придавал неизъяснимую прелесть его красноречию. Он умер в 920 году Егиры, или в 1514 году от Р. Х.

Анвар-Согаили есть совершеннейший образец цветущего слога. Слог сего сочинения по богатству и разнообразию фигур, по смелости метафор, по доброгласному течению речи, по соответственности выражений, весьма подходит к стихотворному. Удивительное сие творение напечатано в Индии с отменным тщанием.

В последние, недавно протекшие веки Персия еще произвела Историю Шаха-Абасса Великого и другую Шаха Надира; последняя переведена на Французской язык знаменитым Джонесом.

(Из новой книги: La Perse, par Jourdain.)

С Француз. Пбдн.

Текст воспроизведен по изданию: О языке Персидском и словесности // Вестник Европы, Часть 82. № 15. 1815

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.