Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

6. ТАКЖЕ УКАЗ 1 ОТНОСИТЕЛЬНО ДОЛЖНОСТИ РА’ИСА  МАЗАНДАРАНА

Род, [исполняющий] должность ра’исов в Мазандаране таков, что слава о его благородстве распространилась по странам света, а предания о его достоинстве, величии и огромном превосходстве дошли до [различных] областей мира на Востоке и Западе. И каждый выдающийся и замечательный представитель этого рода превосходил в свое время современников и подобных себе [мужей] своим достоинством и был знаменит и широко известен [своими] обширными знаниями, благочестием, скромностью, щедростью и великодушием. И должность ра’иса Мазандарана с давних лет переходила среди них по наследству, и нить того главенства а течением дней и чередованием годов и месяцев не прерывалась. И славный эмир ра’ис Тадж ад-Дин Абу-л-Макарим Ахмад ибн ал-’Аббас ибн Ахмад, да продлит Аллах ему свою помощь, является жемчужиной в цепи того великого, рода и прекрасным потомком [своих] достойных предков. Его, благородной натуре присущи все прекрасные качества, похвальные поступки и различные знания, которыми обладали его предки, да помилует их Аллах. И поэтому сердца [людей] единодушны в благосклонности и симпатии к нему, а [их] уста не перестают восхвалять и превозносить его. И наше Присутствие, да возвысит его Аллах, оказывало ему столько милостей, благодеяний, благосклонного внимания и удостаивало его такого вознаграждения, чести общения [с нами], милостивого обращения, почтения и уважения, что [все это] не в состоянии охватить воображение равных и подобных ему людей. И так как решение высочайшего разума, да возвысит его Аллах, относительно способностей и смелости Тадж ад-Дина после тщательного изучения его благословенного чела [и наблюдения] за его необыкновенной решительностью, проницательностью и самостоятельностью в преодолении трудностей [на пути] великих дел /с. 27/ [требует более высокого назначения] и должность ра’иса Мазандарана не соответствует его достоинству и ниже его положения и чина, однако в силу того, что мы обеспокоены делами ра’ийатов Гургана и испытываем [потребность оказать} им милость, и [учитывая] то, что он уже брал на себя обязанность проявлять заботу о них, мы посчитали необходимым вернуть Тадж [50] ад-Дина в тот край и занялись устройством того важного дела, польза от которого должна касаться всего вилайета. Тадж ад-Дин получил разрешение высочайшего Присутствия , да возвысит его Аллах, на возвращение и был удостоен большой милости, щедрости, благосклонности, ласки и благородного подарка, что достойно такого, как он, мудрого и единственного во всем мире слуги и чем не были отмечены подобные ему способные люди века и знатные мужи мира. [И это после получения] почетного нового указа  относительно должности ра’иса вилайета 2, согласно которому издается настоящая грамота 3 . Мы приказываем Тадж ад-Дину, в нашем добром намерении при воспитании и покровительстве которому убедились все близкие и далекие, а он сам поверил в наше расположение и доброе отношение к нему, чтобы в любом случае, который ему представится, он считал основным средством для спасения [своей души] страх перед Творцом, да возвеличится имя его, и не сомневался бы в том, что всевышний Господь в любых случаях знает о его тайнах, что ему будет воздано за то, что он скажет, сделает и подумает в настоящем и будущем, и он будет вознагражден и наказан за добро и зло, за хорошее и плохое и будет держать ответ за это в обоих мирах, [ибо сказано]: “И кто сделал на вес пылинки добра, увидит его, и кто сделал на вес пылинки зла, увидит его” (Коран XCIX, 7, 8). И пусть он поддерживает добрые отношения и обращается милостиво с ра’ийатами Гургана, относится с уважением к саййидам, имамам, кади, шейхам и знатным людям, поступает с каждым из них в соответствии с их достоинством, благочестием, благородством и положением, будет добрым посредником, беспристрастным и справедливым наставником и судьей между ними, мутасаррифами и уполномоченными лицами и не допускает, чтобы они чинили жестокость и насилие над ра’ийатами, а ра’ийаты по отношению к друг другу. И насколько это будет в его силах и возможностях, он не должен позволять, чтобы [с них] взимали [сборы] кисм и ‘авариз 4 и требовали дополнительные сборы 5. И если возникнет необходимость в [сборе] ‘авариз, который будет исходить из какого-то полезного начала, то он должен справедливо распределить его [сумму среди них], соблюдать равенство между ними, владельцами мулков и арбабами, не перекладывать заботы сильного на слабого, не отдавать предпочтения богатому перед бедным в силу [своего] расположения или малодушия /с. 28/ и одинаково поступать со всеми. И пусть Тадж ад-Дин применяет на деле все то, что довелось ему услышать от нас, а также все то, чем, [51] как нам известно, наделен он сам, прилагает все свои усилия для облегчения положения ра’ийатов, обеспечения их безопасности и считает самым большим оправданием нашего [доверия] и [проявлением] верности в услужении [нам] заботу, о них и продолжительность помощи [Всевышнего, которая явится следствием их] восхваления нас. И так как он уже, отличился при высочайшем Присутствии, да возвысит его, Аллах, и был удостоен всевозможных благодеяний и почестей, то он должен быть справедливым и милостивым по отношению к подчиненным, которые поручены нам Господом, да будет он могущественным и великим, и которых мы передали на его попечение, а [также] способствовать [оживлению] добрых традиций, [ибо сказано]: “Поистине, Аллах с теми, которые боятся, и теми, которые делают добро” (Коран XVI, 128). И пусть в любом деле, которое имеет отношение к диван-и рийасат и касается интересов всех ра’ийатов, в том числе в предохранении пробы и чекана монеты от подделки и фальшивого изготовления и в проверке правильности весов и мер для жидких и сыпучих тел, проявляет необходимую осторожность, дабы торговля, приход и расход мусульман соответствовали закону справедливости и правилу мусульманского шариата, и сказал [по этому поводу] всевышний Аллах: “Не убавляйте меры и веса. Я вижу, что вы — во благе, и я боюсь для вас наказания дня объемлющего” (Коран XI, 85). И пусть он постоянно следит за состоянием цен, чтобы скупщики не воспользовались удобным для себя случаем и без причины, посланной небом, не подвергали бы мусульман бедствию дороговизны. И пусть он по этому вопросу предельно строго предупредит начальников  базаров, и если он обнаружит, что, кто-то из [них] проявляет дерзость и пренебрегает [законом], то он должен в обязательном порядке совершить над [ним] насилие и наказать его. Он должен сделать все, чтобы пути и дороги мусульман и путников  в том вилайете были бы очищены от воров, грабителей, злодеев, нечестивцев и разбойников 6 и люди могли бы путешествовать под защитой мира и безопасности. И пусть он не медлит и не проявляет снисходительность при расправе и наказании воров и разбойников и обязательно советуется и согласовывает все то, что предписано и узаконено в этом отношении, с опытными кади, ибо сказал всевышний Аллах: “Действительно, воздаяние тех, которые воюют с Аллахом и Его посланником и [52] стараются на земле вызвать несчастье, в том, что они будут убиты, или распяты, или будут отсечены у них руки и ноги накрест, или будут они изгнаны из земли” (Коран V, 37). И пусть он проверит дела, [связанные] с вакфами и их доходами, и если он обнаружит в них какой-либо недостаток, то должен его исправить, а если уличит какого-нибудь мутавалли 7 или мутасаррифа в вероломстве и удостоверится в явном злоупотреблении, то он должен [в данном случае] считать замену и наказание предателя [одним из] обязательных предписаний шариата. И пусть он проявляет упорство и старание в оживлении благотворительных учреждений и в доведении /с. 29/ доходов от вакфов в достойное русло. Он должен быть также предельно бдительным в [решении] шариатских дел и возникающих религиозных вопросах, дабы не была совершена неточность и не была бы выдана ложь за истину, которая принесла бы вред мусульманскому праву, и мы несли бы за нее ответственность, [ибо сказано]: “В тот день, когда душа ничего не сможет для души, и вся власть в тот день — Аллаху” (Там же LXXXII, 19). И, в частности, он должен проявлять особую бдительность в вопросах, [касающихся] наследства и имущества сирот и их передачи лицам, имеющим на [них] право, дабы руки пожирателей [чужого добра] были от них удалены, [ибо сказано]: “Поистине, те, которые пожирают имущество сирот по несправедливости, пожирают в своем чреве огонь, и будут они гореть в пламени!” (Там же IV, 11). Он должен постоянно следить за делами, [имеющими отношение] к диван-и шихнеги, чтобы [его представители] не притесняли людей и требовали бы с них платы за преступления  и нарушения в соответствии с возможностями нарушителя и никого не наказывали бы без явных [доказательств] его проступка, так как в противном случае [это приведет к тому], что он не избежит наказания за это в обоих мирах. Мечети и минбары города и округи [также] возложены на попечение Тадж ад-Дина. И пусть он каждого [мужа], которого он найдет наиболее достойным, вобравшим в себя различные знания, твердым в религии, совершенным, воздержанным и благочестивым, привлечет к исполнению тех важных религиозных дел, а если кто-то, имеющий отношение к этим делам и будучи мубаширом, не будет соответствовать этим качествам, то пусть он считает изгнание его обязательным. Мы повелеваем, чтобы он в каждую местность, [расположенную] в окрестностях города, назначил разумного, ловкого, бдительного и воздержанного наиба, который вел бы дела мусульман по пути истины и защищал бы их интересы. Путь ‘амила 8, шихне, знатных [53] и почтенных людей Гургана и его округи, да продлит Аллах им свою помощь, таков, чтобы они предельно возрадовались прибытию Тадж ад-Дина 9, искали бы для себя поддержку в его председательстве и старшинстве, считали бы его пребывание в том краю и его защиту их интересов следствием милостей и благодеяний Господа и преумножили бы добрые молитвы [во славу] всепобеждающей державы, да укрепит Аллах ее столпы. И пусть они без совещания с Тадж ад-Дином и без его одобрения не решают ни одного вопроса и без его совета и соглашения не замышляют ни одного дела, [связанного] с шариатом и му’амала, обращаются со своими просьбами к нам через его представительство и посредством его писем и посланий, содержат диван при его резиденции . И пусть шихне не назначает без его согласия накиба и ночных сторожей, и во всех делах вообще, а в особенности в этих двух, которые [являются] весьма важными, он не должен отступать от того, что решит твердая воля Тадж ад-Дина. И пусть ра’исы и за’имы 10 /с. 30/ окрестностей и с-сел обращаются за указом  в его диван и без его разрешения не уповают на должности ра’исов и за’имов, остерегаются неповиновения и самовластия и обеспечат [предназначенное] для должности ра’иса жалованье из установленных сумм, как было принято до настоящего времени, и не омрачают [его душевного состояния] небрежностью и задержкой [уплаты]. И пусть все наши уполномоченные слуги с уважением и почтением относятся к Тадж ад-Дину, освободят и исключат его вакилов, [отвечающих] за его имущество, барзигаров 11 и жителей поместий  от [сборов] нузул 12 и ‘авариз, считают действительным и одобренным все то, что скажет и совершит Тадж ад-Дин, а его удовлетворение близким нашему удовлетворению, если пожелает всевышний Аллах.


Комментарии

1. Термин “мисал” имеет значения: образец, приказ, указ. Э. Лэмбтон переводит термин “мисал” как диплом, патент (Lambtоn. The Administration, 372, 378, 382), В. М. Бейлис — как грамота (Бейлис, 30). О “мисал” и “маншур” также см.: Horst, 34.

2. Об этом см. указ № 5, примеч. 2.

3. Этот отрывок из текста подтверждает верность значения термина “мисал” как “грамота”, “указ”.

4. О терминах “кисмат” и “‘авариз” см. указ № 5, примеч. 23, 32.

5. *** Об этом см. указ № 5, примеч. 17.

6. В большинстве указов сборника делается предупреждение должностным лицам, таким, как вали, шихне, ра’исы, кади, вести решительную борьбу против всякого рода “нечестивцев”, “негодяев” и “грабителей”, представляющих опасность для феодального государства и его институтов.

7. О термине “мутавалли” см. указ № 5, примеч. 25.

8. ‘Амил — чиновник, непосредственно участвующий в сборе налогов и податей, который отчитывался перед мустауфи.

9. Этот отрывок еще раз подтверждает то положение, что ра’ис города в основном находится по месту своей службы. Следовательно, имеющееся в научной литературе мнение о том, что ра’исы находились непосредственно при дворе властителя, кажется недостаточно убедительным. Об этом см.: Курпалидис. Институт городских раисов, 156.

10. За’имы — начальники, предводители. Здесь имеются в виду сельские старосты.

11. Термин “барзигар” переводится часто в советской медиевистике как “издольщик”. В “‘Атабат ал-катаба” он употреблялся и в более широком значении — крестьянин, земледелец.

12. В тексте издания — ***. В каирской рукописи *** “нозул” означал особый сбор в пользу военных, ‘амилей и других прибывших в сельскую местность чиновников. Об этом см.: Петрушевский. Земледелие и аграрные отношения в Иране, 396.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.