Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЖУРНАЛ ПУТЕШЕСТВИЯ МИЧМАНА НИКИФОРА ПОЛУБОЯРИНОВА В ИНДИЮ В 1763-1764 гг.

Прошедшего 1762 года сентября 23 дня, по соизволению всевысочайшего е. и. в. всемилостивейшего благоволения, велено государственной Адмиралтейской коллегии послать из морских офицеров в Англию для употреблении тамо на аглицких кораблях валунтирами 6, для примечания тамошних военных порядков и обо всем в пользу к приобретению в знание оным.

Того ради государственная Адмиралтейская коллегия и определила послать всех 21, в том числе и я, нижайший мичман Никифор Полубояринов, предлагаю нижеследующий веденный мною журнал в краткости во всю мою бытность в Англии и в прочих местах, как о том значит нижеследующее:

Ноября 5 дня прошедшего 1762 года, получив данную мне от государственной Адмиралтейской коллегии инструкцию и пашепорт из конторы главного командира Ревельского порта, и выдано мне на проезд сто рублей да положенного жалования за одну треть и велено немедленно, приискав судно, отправиться из Ревеля в повеленный мне путь.

Того ж ноября 10 дня пришло на рейд аглицкое купецкое судно, которое шло из Санкт-Петербурга и зашло для [285] противного ветра. И я, договорясь с капитаном оного судна, переехал на оное того ж числа и был на судне по 16 число.

16 ноября сделался нам благополучный ветер, и мы пошли из Ревеля в путь и шли до Елцын Нора по 26 число того ж месяца, и во время нашего хода ветер был умеренный, погода стояла по большей части ясная и холодная, и временно шли дожди.

26 ноября пришли на Елцын-норский рейд, где стали на якорь, и на оном рейде было в то время стоящих купецких судов разных наций около ста и более, а по большей части были аглицкие, где оные, как обыкновенно, сбираются в осеннее, а особливо в тогдашнее военное время, и их военный фрегат был для конвоя оных судов, и стояли по 29-е число. Там я виделся с моими товарищами, которые отправлены были в то время из Санкт-Петербурга, всех 14 человек оных было на одном судне, и я там пересел на другое судно, а то, на котором я прибыл к Елцетнору, оное идет в Плимут, которое место отстоит от Лондона берегом в 215 милях аглицких. И я, признав оное за неспособное, а приискал такое, которое в самый Лондон путь имеет.

29 ноября при благополучном ветре, пополудни во 2-м часу, военный фрегат снялся с якоря и пошел в путь. Следуя оному, все купецкие корабли и мы снялись с якоря и пошли за оным, а ветер был в то время от ZO 7 тихий, и когда мы прошли Кол-маяк, тогда ветер от часу стал стихать, так что напоследок всю ночь был штиль и маловетрие тихое.

30 дня поутру в 10-м часу стал быть ветер от ZW 8 и погода стояла пасмурная с мокротою, и временно находил густой туман.

1 дня декабря ветер был марсельный от ZW, и погода пасмурная с мокротою.

2 дня ветер был самый крепкий от веста, но мы в то время были не в дальности от норвежских берегов против местечка, именуемого Мардо, и хотя капитан наш старался, чтоб держаться в море, однако как за противным крепким ветром, так и примечено было, что в нашем ходу ни малого успеха не было и прижимает к берегам ближе, и для того капитан наш принужден был идти на якорное место на Арендальский рейд, и стали держать ко оному.

Пополудни во 2-м часу, подойдя мы в близости оного места, приехали к нам на судно лоцманы, которые навели наше судно [286] на удобное якорное место за острова, и шли до 4-гo часа между каменных небольших высоких островов и наружных камней, которые мы проходили расстоянием не более десяти сажен. Глубина воды была в самых узких проходах не менее 5, а не более 7 сажен, грунт — ил с небольшими камнями. В 3 часа, прийдя мы на якорное место за небольшим каменным островом, легли на якорь. Глубина воды была 5 сажен, грунт — ил с песком. Оное место отстоит от Мардо не более 4 миль аглицких. В том же проливе вокруг нашего места было множество наружных высоких камней и островов, а мы стояли от берега одного острова не более 30 сажен, и на оном острове жительство имеют рыбаки. Мы в оном месте стояли по 6-е число того ж месяца.

6 число декабря погода ясная и холодная, ветер стал быть от норда. Поутру в 9-м часу приехал к нам на судно лоцман, и мы снялись с якоря и пошли в море. Через час, выйдя мы из-за оных островов в море, лоцман от нас поехал обратно на берег, а мы пошли к весту, и шли по 15-е число декабря, и во все оное время погода была пасмурная, ветер дул умеренный, сперва от норда, потом напоследок по большей части был от Z и ZW.

15 декабря ветер был крепкий от ZW. Поутру в 10-м часу увидели мы аглицкий берег, местечко, именуемое Скарбро, которое состоит от Ньюкастеля к югу на самом берегу моря около 25 ликсов аглицких, и мы за противностию ветра принуждены были идти в оное местечко на рейд, на якорь.

Пополудни в 1-м часу пришли к вышеупоминаемому месту, стали на якорь от оного не более 3 миль аглицких, но токмо ветер стал от часу крепчать, и стало великое волнение и качка. А оное место весьма беззащитное. Капитан нашего судна принужден был идти в безопасное [место] и избрав за способное к тому местечко, именуемое Шилс, которое состоит в самом устье Ньюкастельской речки.

Пополудни в 3-м часу снялись с якоря и пошли в параллель берега к N 9. Течение моря было в то время нам противное, так что что мы шли и подо всеми парусами на фордовинт при крепком вeтре, однако судно наше больше одной мили в час ходу не имело.

В 5 часов сделалось опять с нами, и шли до 11-го часу пополудни. Ветер был крепкий и великое волнение; погода мрачная с дождем. Потом увидели мы в вышеупоминаемом местечке Шилсе два горящие маяка. Капитан наш, как был того места житель и, зная обстоятельно оного фарватера проход, стал [287] держать ко оному безопасно. И так мы благополучно вошли в реку к местечку Шилс и стали на якорь пополуночи в 1-м часу, где вся река была наполнена стоящими аглицкими купецкими судами, которые имеют торг, возят оттуда из Ньюкастеля уголь во всю Англию.

А оный город Ньюкастель отстоит от оного места в 4 аглицких милях от приморского берега, до которого оная река продолжается, и славный купеческий город как строением, так и мануфактурами и угольными заводами весьма изобилен, тако ж скота, хлеба и прочей провизии довольно и против прочих мест очень дешево. Народ очень приятен и ласков до иностранцев, хотя видом кажутся и грубы, только видно в искреннем их состоянии никаких коварств не имеют.

Тако ж как во всей Англии, а особливо множество в оном месте, родится земляных яблок, которые они называют тутетис. Оные употребляют в кушанья вареные и жареные с маслом, а бедный народ почти только ими питается вместо хлеба. Оные произрастают плодом наподобие репы.

Там я видел угольную яму, которая глубиною на сто, на пятьдесят сажен, и оттуда вынимают уголья земляныя, и возле оной сделана машина, которая вытягивает дымом из оной ямы воду, так что и 50 лошадьми оную поворачивать невозможно.

И оном же городе я виделся с нашим рижским купцом Миллером, которой был тамо для примечания купецкой своей должности.

Мы в оном месте находились за противным ветром по 9-е число генваря 1763 года, хотя я был намерен, чтоб не продолжать время праздно в оном месте, а отправиться в Лондон сухим путем, но токмо как за незнанием в тогдашнее время аглицкого языка, так и за дальностью дороги, понеже оное место отстоит от Лондона на 170 миль аглицких и весьма коштовать будет дорого, принужден был дожидаться благополучного ветра, да и капитан моего судна объявил, что он и сам только дожидается благополучной погоды.

В оном месте примечено мною, что прибавление воды бывает от 16 и до 17 футов во время новолуния и полнолуния.

9 число генваря 1763 года сделался нам ветер благополучный, тогда мы благополучно отправились в наш путь и продолжали вояж от оного места до Лондона.

По 29-е число того же месяца и во все оное время ветер был крепкий и переменный, по большей части дул от ZW, погода была пасмурная с дождем, и чрезвычайно холодно было.

28 число генваря поутру в 9-м часу пришли мы рекою Темсою в Лондон, где стали на якорь против крепости Товep, [288] от берега не более 30 сажен, где великое множество было стоящих купецких судов разных наций с разными товарами, а по большей части аглицкие. По мнению моему, около двух тысяч всех, так что около 3 миль по реке стояли в великом утеснении.

Тогда я просил моего капитана, дабы он мне показал, где б я мог найти нашего в Лондоне министра, но он охотно к тому услугу свою оказал.

Того ж дня, съехав со мною на берег и приидя на биржу, там я старанием его нашел переводчика, которой умел говорить по-российски. Он мне показал квартиру, где мои товарищи, прибывшие сухим путем из Единбурга, стояли за неделю прежде моего приезда, и оные мне объявили нашего министра и гдe он живет. Я на другой день, расплатясь с капитаном, взяв мои вещи, перевез на квартиру.

30 дня был у бывшего в то время тамо нашего полномочного министрa графа Воронцова, которому отдал должное почтение, явился и требовал от оного повеления. Он мне приказал ожидать и быть готову, когда будут отправляться военные или купецкие корабли в походы и дальние вояжи, тогда и я буду послан на оных. Я жил в Лондоне по 16-е число апреля за неотправлением в тогдашнее время как военных, так и купеческих кораблей в походы.

А что же касается о величине и положении города Лондона, також и о произращении плодов и нравах народных и о купеческих порядках и обо всем подробно мне было всего за малобытием приметить невозможно, но токмо в краткости о некоторых доношу.

Как небезызвестно, что великобританский столичный город Лондон лежит в северной ширине в 51,32 градусах в длине в разсуждении от Санкт-Петербурга, к западу в 30 : 25 градусах по обе стороны реки Темсы, а от большей части по северную сторону реки вокруг оного полагают 18 миль, длиною 6, а шириною 3 мили аглицкие и разделяется званием: к западной оконечности называется Вестминстерская часть, а к восточной — Сити, где все знатное купечество жительство по большей части имеет. И дома все каменные, улицы выкладены все дикими камнями, а для пешеходных по обе стороны улиц выкладено тесаным плитником шириною аршина по два, а в прочих и по три, и во всех улицах по большей части лавки купеческие с разными товарами, так что не без сомнения думать можно, чтоб где такога подобного богатства видеть было можно. По обстоятельству величины оного государства и великая коммерция со всеми государствами там, кроме хлеба, скота и [289] разных художеств, мастерств, ничего не произрастает, а все привозное из других наций и разных мастерств художников довольно имеется, которые, как видно, что со всякой ревностью стараются возобновить свои мастерства и привести еще, но и в лучшее состояние, и не можно приметить, чтоб праздно кто время там препровождать мог. Кроме своих мастерств и работ, выключая праздничные дни, кроме знатных и достаточных людей, но и те все и сами временем стараются присовокупить больше, нежели что они имеют.

Над их купечеством особливое управление и суд от определенного над оными главного президента по их желанию, кого они к тому делу сами изберут достойного.

Хотя тамо и множество разных наций и законов живут народы, но они должны повиноваться их правам, выключая жидов, которых они под свою привилегию к купечеству не допускают, також и прочих нехристианского закона.

Они по большей части праздное время препровождают в читании книг и ходят в трактиры, там веселятся газетами обо всех частях света и в рассуждении о купеческой должности, а временем между собою и в веселых компаниях обращаются.

Провизия там вся привозная из внутренних мест Англии, також и все съестные припасы очень дороги. Однако в рассуждении расхода не можно думать, что дешевле могло быть, понеже я слышал, да и в описании в их книгах написано, что в Лондоне всех людей мужеска и женска полу 1 045 075 душ имеется, а всех регулярных домов, выключая множество которых вновь строится, числом 95 968, по всем улицам в ночное время горят в хрустальных фонарях огни, которых полагают около 55 435.

Там через реку Темсу сделаны два моста из диких камней самой высокой работы, а нынче еще и третий строится, который по объявлению будет превышать и прочие своей работой: один называется старый Лондонский, а другой Вестминстерский. Я слышал, что оный мост коштовал 389 500 фунтов стерлингов, считая на всякой фунт по четыре рубля по 80 копеек.

Одна церковь святого Павла построена в Сити в средине всего строения из диких камней и по объявлению, что оная коштовала 736 752 фунтов стерлингов и весьма преудивительной работы и наивысочайшая изо всего города, которая вышиной 500 футов полагают.

Все, как знатные мужеска и женска полу, так и прочие люди не презирают пеши ходить для прогулки, хотя там [290] немного летом хорошая и сухая погода стоит, не более как месяца три, а прочие времена бывает очень грязна, понеже как осенние, зимние и вешние времена почти всегда дождь бывает и воздух густой, и туманы, однако они между тем охоту свою исполняют без зазрения.

Мне часто случалось видеть их генералов, которые как нарочно в сделанных там для прогулки местах, так и по улицам ходят пеши, в простых кафтанах и без шпаг.

Також все тамошние аглицкие жители употребляют кушанья весьма порядочно и не чрезмерно роскошно, они временем не презирают хотя и одной говядины, только б лишь довольно было, и всякий по утрам завтракает, пьют чай и едят хлеб с маслом, а хлеб ординарный все употребляют пшеничный белый и во всей Англии, кроме оного, не употребляют. И очень родится много, так что они ныньче каждый год отпускают в Италию, в Португалию и в Гишпанию на своих судах. И фруктов всяких довольно, також и зелени всякой изобильно там всегда и зимним временем всего довольно бывает.

А впрочем что касается подробно и обстоятельнее мне приметить было как за малобытием, так и за болезнью невозможно понеже я в мою бытность в Лондоне, також и в походе по большей части находился в болезни.

13 число апреля 1763 года, как уведомил находящийся в то время тамо двора е. и. в. полномочный министр граф Воронцов, что в скорости отправляется в восточную Индию до местечка аглицкого поселения — Бомбе на Молебарском берегу остынской 10 компании корабль, именуемой Спикер, под командой капитана Джимс Деапа, немедленно выдав мне и товарищу моему унтер-лентенанту Козлянинову положенное жалование, считая впредь за два года, и приказал отправится в вышеупоминаемый вояж. И из данных нам денег заплатил капитану за провоз и за пищу по 500 рублей с каждого за одну только бытность нашу на корабле в походе под парусами, а при каких местах случится быть в якорных стоянках, чтоб довольствоваться как пищей и квартирами из данных нам годового жалования. И мы, получив оное повеление, немедленно на корабль отправились, который был в то время на реке Темсе у местечка Гревзинта в расстоянии от Лондона в 25 милях аглицких, и прибыли на оный апреля 16 дня и [к] командующему корабля явились.

Оный корабль был длиною 113 фут, шириною 35 фут 5 дюймов, глубиною 14 фут 4 дюйма, а весь грузом находился 714 [291] тонов aглицких. На оном имелось 26 пушек, с которых были 20 9-фунтовые да 6 4-фунтовые. Всех чинов морских служителей на оном было 106 человек да солдат, пассажиров для отвозу в город Бомбе в тамошний гарнизон 101 человек, которым производилась морская провизия как матросам, да сверх того вольных пассажиров разных чинов 9 человек. Оные ехали в остынские места для их промыслов и довольствовались с их офицерами. А прочие и при капитанском столе по их договорным ценам, итого всех было на корабле 216 человек.

Корабль был нагружен железом, медью, свинцом, ртутью и сукнами, також и несколько мачтового лесу и других разных приватных товаров как капитанского, так и офицерских.

Провизии заготовлено было: соленого мяса на два года, а сухарей на один год, воды пресной на 6 месяцев.

А какой провизии по скольку в неделю каждому как офицерам, так и матросам производилось, о том как ниже значит.

Сухарей пшеничных 7 фунтов, свинины 2 фунта, говядины соленой 4 фунта, гороха ½ кружки, толокна 1½ кружки, масло коровье 6 унций, сыру 12 унций, и вместо пива производилась водка французская для пойла с водою, по рассуждению капитанскому. Им же производилась рыба треска с щетом в положенные дни; також крупа, пшеничная мука, баранье сало для варенья пудинга, уксус, горчица и соль производилась.

28 апреля стал быть наш корабль в готовности к походу. Тогда пополудни в 5 часов снялись с якоря и пошли в путь от Гревзинта к Порчмуту с лоцманом и шли по 6-е число мая. Во время оного хода погода была пасмурная, а ветер по большей части был тихий, переменный.

6 число мая пополудни в 3-м часу пришли в Порчмут на рейд, на якорь, где стояли от берега в 3 милях и грузили в корабль свинец вдобавок. И как погрузив в корабль, тогда стал быть в грузу форштевень 20 фут, ахторштевень 21 фут, деференту 1 фут и, приуготовясь к походу, тогда 8 число при NW-м ветре пополудни в 6-м часу снялись с якоря и пошли от Порчмута в путь и шли к весту по 13 число. Ветер был переменный, сперва от норд-веста, а потом стоял от зюйд-оста, а от большей части дул от оста и норд-оста.

13 число мая, пройдя Аглицкий канал пополудни в 6 часов, взяли мы за отшедший пункт для нашего счисления пути корабля оконечность аглицкого берега, к зюйду лежащего, мыс Лизард, который в ширине северной 49° 57', в длине от Лондона к западу 5° 14', от нас на NOtN в расстоянии 9 ликсов. И от оного шли к зюйду Кенарским островам, с которых при [292] проходе 28 число мая видели остров Мадеро, который в ширине северной 32° 44': в длине от Лизарда к западу 12° 12' от нас оный был на ZOtZ½ к О в расстоянии около 9 ликсов, а по нашему счислению мы в то время были в длине от Лизарда к западу 11° 33', и явилось в нашем счислении неверности в длине 39 миль аглицких меньше, а ширина в самой точности. И от оного шли к острову Пальму, который в ширине северной 28° 50', в длине от Лизарда к западу 12° 15', видели оный 30 дня мая.

1 число июня прошли остров Феро, который в ширине северной 27° 54', в длине от Лизарда к западу 12° 31', и шли от оного с посадным NO-м ветром к острову Бона-Виста, лежащему в ширине северной 16° 5', в длине от Лизарда к западу 16° 53', оный прошли 7 число июня. От нас был на OZ в расстоянии около 5 ликсов против оного, поверя свое счисление и шли от oнoгo к зюйду до четырех северной ширины посадным от большой части NO-м ветром и чем больше путь свой продолжали к экватору, тем он отходил ближе к осту. Иногда мы переходили неоднократно экватор. Нам случалось по большей части градуса на 4, не доходя и перейдя линии, переходить самыми тихими и переменными ветрами, только по большей части от восточной стороны и были великие временем дожди а прочее время, все от большей части, погода была ясная ветер умеренный и никаких штормов и чрезвычайных крепких ветров не имели, воздух там чрезмерно жарок и густ, так что и на свободном воздухе в самый красный день на всякие вещи плесень и гниль ложится и через самое короткое время видеть можно, как будто бы мукою или иным чем подобным тому усыпано нарочно было, а особливо из железных вещей ржавеют.

И когда мы пришли в южную ширину, тогда мы опять получили посадный ветер от оста, а чем больше путь свой продолжали к Z, тем он отходил ближе [к] Z-осту, а курс наш был в Бразилию, в португальское поселение Сабастиан, в устье реки Рио-ди-Дженеро, которое состоит в южной ширине 23 градусах.

И во время нашего до Бразилии вояжа нам никаких знатных приключений видеть не случалось, кроме как в тех местах великое множество разного роду рыб, хоть и во всех тамошних местах много, только не так, как между тропиков и не в дальности от оных. Мы весьма много оную лавливали крючками и острогами с корабля в ходу, как дельфинов, так и прочей и великое множество летучей рыбы, так что когда корабль найдет на их станицы, тогда оная великим числом вдруг из воды поднимается и летит около мили и более до тех пор, пока у ней [293] крылья обсохнут, и часто временем на корабль взлетали и упадали.

В одно время нам трафилось у пойманной большой рыбы, именуемой шарк, разрезать брюхо, и вынули из оной живых 5 детей, которая плодится наподобие скота, и множество к ней под брюхо и к хвосту пристают другого роду малых рыб, с которых некоторым при сем приобщаю вид 11.

Там же, не в дальности от Бразильских берегов, случалось нам видеть множество больших серых чаек, которых мы много в тихое время крючками, как рыбу, ловили с корабля. У оных длина крыльев каждому без малого 5 футов, с превеликого гуся величиною.

Також еще много и таких птиц мы видели, которые называются по-аглицки буби, оные как скоро на какое место сядут, то в скорости засыпают, так что мы много раз со снастей оную руками снимали.

19 дня июля пополудни в 5-м часу увидели мы Бразильский берег, о котором думали быть мысу Фрио, но токмо, когда подойдя ближе к берегам, рассмотря, и уведомились от взятого с того места лоцмана, что оное место называется Сант-Ановский пролив по северную сторону, не в дальности от мыса Фрио, и явилось и нашем счислении неверности в длине от Лизарда до мыса Фрио 2° 16' меньше, нежели как быть должно, понеже мыс Фрио лежит в ширине южной 22° 34', в длине от Лизарда в 38° 16', а по нашему счислению, длины было от Лизарда 36° 00', и оттуда пошли в параллель берегу в португальское местечко Сабастиан, которое состоит в устье реки Рио-ди-Дженеро, куда благополучно 22-го числа пришли в реку к городу, стали на якорь от берегу не более одной версты.

Во оном месте стоящих судов было одно французское, а другое аглицкое, остынской компании, и несколько португальских купеческих.

Того ж дня приезжал к нам на корабль тамошнего города губернатор для присмотру своей должности, которому при отъезде салютовали из 9 пушек.

Оное место состоит на южной стороне реки между высоких каменных гор по обе стороны, которые и всю реку окружают. Дома все каменные, нарядной работы, и для великих в том месте жаров окончины [стекла] в окнах не делают, кроме как нарочно сделаны деревянные решетки, чтобы свободно ветер проходить мог. Улицы все выкладены дикими камнями и множество купеческих лавок с разными европейскими товарами; жители [294] все португальской нации, католического закона, торг имеют, по большей части отпускают оттуда, в Европу, сахар, ром и табак, виноградные вина и бразильское черное дерево и множество разных других товаров, которые там очень дешевы.

Там, в самом устье реки, при входе, шириной не более трех верст и по обе стороны сделаны батареи у самой воды, которые состоят под высокими каменными горами, а немного далее от оных, на средине реки, на рифе, сделана цитадель, також и по обе стороны батареи, с которых действительными выстрелами до средины реки палить можно, а против всего жила от берегу не более 80 сажен. На острове, кругом всего, сделана крепость, которая весь форштат прикрывает и весьма довольно вооружена большими пушками, да еще во многих местах делаются новые батареи.

Во оном месте 10 церквей и два монастыря — один мужеской, a другой женский, народ от большей части черный привозной из Африки, которых они покупают в Гинии и привозят для работ, и содержится три батальона гарнизону. Хлеб привозной, по большой части из европейских государств, и всяких фруктов, как апельсинов, и лимонов, плантонов и коконатов или чеколатных орехов и разного сорту других, також и всякой зелени великое множество произрастает; скота и птиц довольно.

Також в разных тамошних местах находят много дорогих каменьев, золотых и серебряных руд, хотя и не в таком множество, как прежде находили, однако довольно имеется. Я слышал, тамо будто бы в прежние времена такое множество находили как каменьев, так и золотого песку, что давали своим слугам уроком положенное число в день набрать, а сверх того, что найдут, то оное им отдавалось. А нынче временем находится только мало, хотя в прочих местах Бразилии объявляют и нынче множество имеется, однако за неспособностью тех мест доставать оного никак невозможно, понеже окружены дикими американскими народами, которые никакого согласия с европейцами не имеют и живут, как звери, в горах и великих лесах. Хотя они часто временем и покушались, чтоб их отогнать, с великими уронами от оных мест отходили.

А что же касается о нравах и обычаях народных, мне было за малобытием всего подробно приметить невозможно, понеже мы были в оном месте две недели для налития воды и свежей провизии, також и для переправки корабельного такелажа.

5 число августа корабль наш стал быть в готовности, тогда NО-м ветре снялись с якоря и пошли в путь, курс наш был к SO, к острову Дитристанг Декунха, лежащему в ширине [295] южной 37° 5', в длине от Лизарда к весту 10° 45', который при проходе августа 26 дня видели, от нас был на NO + О расстоянием не более 6 ликсов, против которого явилось в нашем исчислении неверности: в длине 3 градуса больше, нежели как быть должно, и шли до оного по большей части ZW-м и NO-м переменными ветрами, хотя временно были и восточные, только продолжались недолго.

А от оного також шли к осту и N-осту до тех пор, пока проплытой длины стало быть по нашему исчислению от Рио-ди-Дженеро 126 градусов и мы, как думая по оному, что весьма в отдалении от берегов, тогда октября 22 дня стали держать на N + О, а потом и к NNW шли.

31 октября в полдень ширин усмотренная была 5° 9' южной, пополудни в 6-м часу. При обсервации Азимуфа усмотрено было приметности воды видом так, что казалось нам вокруг корабля весьма часто голубыми пятнами, который вид оказывали нам подводные камни, но мы, как бросали лот, глубина воды только была 7 сажен, грунт, камни и раковины, тотчас поворотили в бейдовинт назад и стали держать на ZZW. Ветер в то время был от ZO брамсельный, и шли до 11 часу. Глубина воды происходила не менее 7, а не более 26 сажен, грунт прежний, в ½ 11-го часу, по лоту глубина воды оказалась нам только 5 сажен и для такой опасности и ночного времени тотчас поворотили опять к NO, убрав паруса, стали на якорь на глубине 25 сажен и стояли всю ночь.

Пополуночи в 5-м часу спустили на воду два бота, на которых послали офицеров для промеру — одного к норду, и другого к Z. В полдень 1-го дня ноября ширины усмотрено было 4° 53' южной, а по карте в такой ширине должна быть банка, именуемая Пасечь ди-Шалос остовой оконечности, которая в ширину распространяется на 4 градуса, и явилось в нашем счислении неверности: 12 градусов больше, нежели как быть должно, понеже по нашему исчислению мы были в длине от Лизарда к осту на 88 градусов, а оной банки то место по описанию в длине от Лизарда находится на 76 градусов.

По мнению агличан, о котором они думают, что оная ошибка ни от чего иного произошла, как от великих в тех местах течений, ибо около оных мест почти всегда оное бывает от Z-оста. Напротив же того, еще и то последовать тому может, что и лаглин развязан был между узлов расстоянием только на 42 фута на 28-секундовую склянку. Во время же нашего стояния на якоре примечено было течение моря к NW в сутки не более 7 миль аглицких.

Во 2-м часу пополудни вышеупомянутые посланные на ботах [296] офицеры по возвращении на корабль объявили, который промеривал к N, оный объявил, что менее 8, а более 26 сажен глубины воды не находил, а который промеривал к зюйду, оный местами находил только 6 сажен глубину.

В 3 часа снялись мы с якоря и пошли к норду, а впереди себя послали бот для промеру и шли до 8-го часу пополудни. Потом посланный впереди нас бот учинил сигнал, что он более глубины доставать не может и возвратился к кораблю и во все оное время по промеру с корабля глубина воды происходила не менее 8, а не более 24 сажен, потом, напоследок, от 8 сажен грунту доставать не могли, хотя лотлинь выпускано было от 40 до 60 сажен.

Итак, мы благополучно с оной банки сойдя, курс имели к Малебарскому берегу в галанское поселение Кучин, и во время нашего пути ноября 19 дня прошли остров Канало, который состоит в 9 N ширине не в дальнем расстоянии от Малдовских островов к северу.

22 дня ноября пришли мы к Малебарскому берегу в местечко галанское, поселение Кучин, которое состоит в северной ширине 9° 47', в длине от Лизарда к осту 82°. В оном месте мы стояли на рейде от берега в 7 милях аглицких для взятия свежей провизии и нескольких бочек воды и через 3 суток отправились от оного в аглицкое поселение Телигари, которое состоит в ширине северной 11° 32', в длине от Лизарда к осту 81° 30', куда и прибыли 27-го числа того же ноября.

В оном месте мы стояли на якоре от берега в 2 милях аглицких в выгрузке с корабля привезенного железа и свинца, також и для налития пресной воды.

Оттуда пошли 5 дня декабря в Бомбе, до которого места наш вояж принадлежал, куда и прибыли 25 декабря, где стояли на якоре от берега не более одной мили аглицкой. Оное место состоит на небольшом острове в ширине северной 19 градусов, в длине от Лизарда к осту 78° 20', где стояли по 23 число февраля 1764 года в выгрузке и нагрузке в корабль разных товаров, а именно: селитры, перцу, бумажных полотен и корицы и разных других.

Мы в оном месте во всю нашу бытность жили на берегу на своем коште, а что ж касается об оном городе, також и обо всех тамошних жителях, подробно и обстоятельнее и о произрощении обо всех плодах, мне приметить было как за малознанием в тогдашнее время по-аглицки говорить, також и за болезнию невозможно. И обо всех малебарских народах в краткости как от слышания, так и от видимого мной при сем покорнейше доношу. [297]

Вышеупоминаемый город Бомбе почитается по всему Малебарскому берегу и аглицких поселений наилучшей и большой как строением, так и для карабельной пристани и для всего купечества, понеже из оного все привезенные из Европы товары и в прочие места отвозя, и состоит на самом берегу острова и построена крепость. Вокруг оной не менее трех миль аглицких и около канал, который наполнен водою, да еще и другой делается новый, и довольно вооружена пушками, також и в прочих местах острова поделаны батареи. В оном солдат гарнизона содержится около 500 человек, да черных солдат тамошних народов, которых они за деньги набирают по вольности, называются сипаи, до 300 человек, о которых я слышал, что оные в военное время в тамошних местах способнее и почитаются за легкую армию, понеже оные не столь тягостны в тaмошних жарких климатах, как европейцы. Оный город был прежде португальский, но токмо по свойству государей отдали в приданое аглицкому королю, а он повелел владеть остынской компании.

В оном городе жительство имеют по большой части тамошние индийские черные народы, которые купечество с англичанами имеют и разных законов как магометанского, дужентуского и малебарского марато, так и других язычных и идолопоклонных народов много и весьма раствуют оных языки.

По всему Малебарскому берегу и в оном городе весь народ ходит по большой части бедные — нагие, и достаточные — в платье. Генерально все в белом кисейном и полотняном, наподобие сшитых женских долгих юбок сборами и 3 долгими узкими рукавами, которые у нас называются польскими, так что на всю руку набраны. А на головах носят все шапки, которые называются по их турбаны, наподобие турецких шапок.

И носят как на руках, на кистях и на пальцах, так и на ногах, на берцах медные и серебряные кольца без всякой хорошей работы, наподобие какого железного прута обогнуто, а некоторые оправляют у ног у пальцев ногти серебром и в ушах все носят колец по десяти и более в каждом, а женщины, почти всякая, и в ноздрях носят, которые у них все губы закрывают. Некоторые и платье, а прочие и нагие ходят и по большей части ходят под покрышками, по нашему фаты называются, а платье носят без всякого шитья, кроме как только какой-нибудь материи шелковой или холстинной пестрой аршин на десять длиной и обвертится кругов от ног до пояса, а потом и поясом подвяжется, а сверх покрывалом прикроется. И ходят от большей части босые, а некоторые из мужского полу ходят в туфлях и древним манером в калишках, волосы у всех [298] генерально длинные, черные, а некоторые из них плетут косы и обвивают наверх головы, а потом и шапки надевают.

Оных физиономия очень сходна с европейскими народами, только черные, а прочие несколько и беловаты, не так, как африканские арапы. И почти неможно приметить, чтоб из мужчин кто идти мог, не имев в руках большого ножа или сабли и всех их состоянием очень грубы и никаких между собою хороших обхождений не имеют. Некоторые же из оных мажут щеки и лбы разными красками и паизанным с дерев соком, которого уже никак отмывать неможно, так что наподобие ляпису, paзве от долговременного намазания само выболит, но токмо они до того не допускают, а всегда к тому вновь, помалу намазывают иные желтыми и белыми, а прочие красными и черными красками красятся. Они же всегда должны себе жен покупать за деньги по договорной цене, по достатку, и женятся от большей части лет десяти и менее и сколько хотят, столько жен могут иметь.

В домах живут, которые достаточные, у тех наподобие европейских тамошних аглицких манер, а бедные живут как и по всему Малебарскому берегу в шалашах, сделанных из листья коконатного дерева и из плантонов и питаются по большей части коконатными или чеколатными орехами, сорочинским пшеном 12 и всякими фруктами и зеленью, а прочие и такие eсть народы, которые, кроме зелени, ничего не едят и оные почитаются за наилучший народ по их законам, которые должны при старости сами себя живого сжечь.

По всему Малебарскому берегу великое множество коконатных дерев и плантонов. Плантон-дерево именуется по родящемуся на оном фруктам, имянуемым плантон; оное никакой крепости не имеет, а подобна траве, но токмо весьма толсто бывает и слоями свернувшись, в средние вверх листья и плод производит и оная вышиною около десяти сажен бывает. Как скоро оные фрукты на нем созреют, тогда оная засыхает, а потом и свалится, а на место того всегда от отраслей тех новое вскорости такое же поспевает и всегда беспрерывно плод производит фрукты.

А коконатное, или чеколатное дерево також весьма слабо крепостью и труховато, но токмо оное произрастает очень высоко и никаких на оном сучьев или отрослей не бывает, а все ровное доверху родится. А на самой вершине оного листья и орехи кустом произрастают и каждой год, по созрении орехов, те листья засыхают и помалу опадают и делаются коленом [299] на дереве знаки так, как на тростнике, а на место того новые произрастают листья, только никогда не можно видеть, чтоб оные листья вдруг свалиться могли, а всегда одни другие сменяют в произращении.

Там також много и таких дерев, на которых произрастают разного сорту орехи, оные весьма вкусом приятные и сладкие, но токмо очень вредительны здоровью и многие оных от незнания умирают. А с прочих дерев, когда отломишь сучок, то множество выходит из оного соку, который також вредителен; когда внезапно на руки или на лицо падает, то все оное место болеть будет и много також от оного и глаза теряют. И по всему берегу великое множество произрастает перцу и хлопчатой бумаги и несколько местами кофе, хотя и не в таком множестве, как в Моке и Арабии, однако же родится оное дерево очень сходно с вишневым, також корица, сандаловое дерево и множество разного сорту фруктов, как ананасов, бананов, манго, кашунотныx орехов и всяких других сортов и родится там множество инбирю.

Во всех тамошних местах множество рыбы разного роду, так что нам много раз трафлялось видеть, когда мы ходили на корабле по тамошним разным поселениям не в дальности от берега, что ежели не знаючи, то издали можно подумать, будто бы подводные камни или на мели всплески происходят, которые играющая рыба великими стадами производит.

Також множество там земляных и водяных змей и цепких ползающих и бездушных гадин, тигров, обезьян и диких кошек и разных родов птиц.

Там по всему Малебарскому берегу чрезвычайно воздух жарок и густ и не в дальности от берегов всякие 12 часов ветер переменяется, от полудни до полуночи бывает с моря, а от полуночи до полудни бывает с берега, и когда с берега бывает, то весьма европейским народам вредителен бывает, отчего многие от простуды умирают, когда заснет без одежды на свободном воздухе. А когда бывает с моря, тогда гораздо здоровее и никакого вреда получить неможно.

Вce летние месяцы бывают великие дожди, гром и молния и крепкие ветры, которые начинаются с мая месяца и продолжаются до сентября, а временем и до октября бывают так, что в тогдашнее время почти никаких работ делать невозможно. А зимние все месяцы весьма хорошая погода и красные дни бывают, так что с трудностью европейцам от непривычки великого жара сносить можно.

Они по большей части в тогдашнее время сеют сорочинское пшено, когда начинаются дожди, понеже те семена покрыты [300] бывают дождевой водой, так что и поверх земли стоит местами. Все оное время, когда дожди бывают, а когда оная погода пройдет и начнутся красные и сухие дни зимним временем, тогда оная и возрастает наподобие овса и великое множество родится, так что все тамошние народы только им питаются.

Земля там весьма красновата и глиниста и множество там селитры находится, и пары от оной вредительные происходят, так что неможно никому без одежды и не на посланном на оной заспать, понеже все те происходящие частицы как селитренные, серные, так и прочие вредят здоровье, отчего и умирают много.

Мне там случилось видеть змею лесную, которая длиной в 9 футов, толщиной без малого в 1½, оную носил черный тамошний индиец в корзине для показу и сбирал деньги и берет ее в руки, вешает на шею, оная никакого вреда не делает, понеже у ней жало прирезано, кормит ее яйцами и курячьим мясом, а прочие також носят маленьких, оные разного вида, некоторые черные, а прочие желтые. Також великое множество там мышей больших, которые величиною с превеликую кошку и ночным временем великий крик и свист производят.

Все тамошние индийские народы хотя и принадлежат по описанию великому моголу, императору индийскому, но токмо, как по объявлению тамошних жителей, что оные в нынешнее время многие от него совсем отделившись, и разделились на многие княжества, так что и по одному Малебарскому берегу до десяти оных князей или принцев их находится, из которых некоторые весьма препятствуют своим нападением на тамошние европейские поселения и в купечестве проходящим купецким кораблям.

Я слышал, что великий могол получает в год доходов до сорока миллионов фунтов стерлингов, выключая, что ему дарит его протекции принцы, також и знатное купечество в падарок как алмазных камней, так и прочих дорогих других вещей, а одних только пошлин и податей сбирается.

Тамошние все народы имеют между собою почтение, хотя не так, как европейским манером, однако они по своим обычаям оное исполняют и начальным своим послушны. Они между собой, когда сойдутся вместе по утрам или долго не видавшись, отдают почтение не скидав шапки, а одним бранием рука за руку, а знатным их особам ударив рукою по лбу и почти до самой земли поклон отдают с великим уничижением, також и с европейскими народами.

24 дня февраля 1704 года корабль наш стал быть в готовности к походу на возвратный путь в Англию. Тогда мы [301] того ж числа от вышеупоминаемого города Бомбе пошли в путь, но токмо мы были должны заходить в разные поселения для нагрузки в корабль вдобавок как перцу, корицы, так и сандалового дерева, також и других вещей. И на пути к 15° ширине северной, у Вингольских небольших каменистых островов, лежащих от берегу не более 4 миль аглицких, близ города португальского владении Гоа было на нас нападение от тамошних малебарских черных народов тако.

Курс мы имели в параллель берегу к зюйду и шли от берега не в дальнем расстоянии. 27 число февраля пополудни в 4 часа, повертась мы против вышеупоминаемых островов, расстоянием от оных не более 5 ликсов аглицких, увидели мы выходящих из-за оных островов немалое число лодок больших, наподобие галер, одномачтовые, именуемые колеваты, и в том числе три больших судна трехмачтовых, именуемые кечи. А ветер в то время был брамсельный, самый тихий, которые с великим успехом к нам приближались на парусах и на гребле.

В 5 часов оные стали быть от нас в близости и всех числом 16 судов, на которых множество усмотрено народу. И мы, приняв, что оный флот малебарский, который часто делает нападения на все проходящие европейские корабли, також и в приближении к нам в намерении атаковать, немедленно изготовили свои пушки к защищению жизни и находились весьма в великой опасности от оных варваров, ибо хотя оные суда и невелики, однакож наполнены множеством народу, вооруженного мелким ружьем, и на всяком судне по две небольших пушек, да притом же три судна из оных большие, которые, видно, вооружены большими пушками и народом. Оный же народ, когда какое судно возьмут в полон, тогда ни один человек спасти живот свой не может от них, понеже оные делают великие мучения и тиранство, так что изломают у оных руки и ноги, обрежут нос, уши и губы и выколют глаза, потом бросают на берег или в воду. В 6 часов пополудни оные стали быть от нас позади весьма близко, но мы, опасаясь, чтоб оные вдруг к судну не приближались, выпалили по оных вдруг из двух пушек с ядрами, которые, убавя несколько парусов и стали держать от нас во отдалении, так что более уже пушечные ядра доставать не могут, и шли всю ночь за нами. А пополуночи в 5 часов оные опять к нам приближаться стали на гребле и сделался штиль, так что корабль наш ни малого ходу не имел, и некоторые из оных судов от нас были весьма отдалены, хотя они и старались, чтоб к нам обще все вдруг приблизиться, однакож не могли. В 8 часов из оных судов одна большая кеча и шесть [302] малых калеватов, поверстась на гребле с правой стороны в действительной дистанции пушек, так что почти ружейный выстрел доставать мог, и выпалили по нас из двух пушек вдруг с ядрами, и был на оном сигнал, чтоб и прочие старались подходить ближе, но мы, не допуская до того, с помощию божию начали по оным пальбу с ядрами и картечами по две и по три пушки вдруг. Но они, увидя от нас такой жестокий огонь, не смели приблизиться ближе, а напоследок стали несколько от нас отдаляться, так что пушечные ядра доставать не могли, и мы продолжали пальбу по оным с 8 до 11-го часу, и во все оное время с оных судов також по нас палили, только очень редко, и никакого нам вреда не учинили. А через полчаса стало быть маловетрие тихое, иные суда стали быть в великом беспорядке и одно от другого в отдалении, хотя они напоследок вторично все опять совокупились вместе и к нам вторично старались приблизиться. Однако ветер от часу стал быть помалу прибавляться, и мы от оных уже не только были в опасности, как в тихое время, так что мы в два часа пополудни уже хороший ход под парусами стали иметь, и оные, видя, что нас им уже в свои руки получить неможно, возвратились обратно к вышеупоминаемым островам, а мы, от оных благополучно избавившись, последовали в наш путь в местечко Ананор. А на другой день також вторично к нам приближался для нападения другой флот в 12 таких же судах, именуемый марато, но токмо когда оные к нам приблизились и, рассмотря, что аглицкое судно, тогда оные без всякого нападения на нас обратно возвратились, понежe оные с агличанами войны не имеют, а грабят прочих наций суда.

1-го дня марта пришли в местечко Ананор, где стояли для нагрузки в корабль вдобавок перцу и сандалового дерева; от оного отправившись 5 дня, також заходили в прочие поселения, а именно: в Теличари, Кучин, Ирженго и во всех вышеописанных местах находились в якорных стоянках по 27 чисто апреля для нагрузки вдобавок в корабль перцу и корицы и сандалового дерева и разных других товаров.

27 апреля, погрузя в корабль все принятые товары из местечка Дженго и приуготовясь к походу в Англию, тогда того же числа от оного отправились в наш путь и шли в параллель берега к оконечности Малебарского берега, к зюйду лежащего, мыс. Камерун, который в ширине N 7° 10', в длине от Лизарда к осту 84° 10', оный запеленговав апреля 29 дня для нашего исчисления пути карабля, от нас оный был на О + Z в расстояния около 8 ликсов. От оного курс имели к мысу Доброй Надежды, который лежит в ширинe южной 34° 30', в длине от [303] Лизарда к востоку 22° 30', оный при проходе июля 8-го дня видели от нас на N½О, расстоянием не более 7 миль, и явилось в нашем исчислении неверности в длине 10 градусов больше, нежели как быть должно.

От оного шли к острову Сант-Елена, лежащему в ширине южной 15° 54', в длине от Лизарда к весту один градус; ко оному пришли 28 число июля для взятия пресной воды и свежей провизии и сухарей, понеже у нас был великий недостаток, но как и обыкновенно, все аглицкие карабли к оному острову заходят для воды и для прочих надобностей, в котором они получать могут.

Вышеупоминаемый остров величиной кругом не более 30 миль аглицких, длиною 12, а шириною 8 миль полагают и состоит весь из диких камней, и никакого леса или плода не произрастает, кроме как местами в долинах, между высоких гор, произрастают. А лимонные и апельсинные в садах деревья и всякая зелень и весь внутренне состоит в превысоких каменных горах, так что, кроме сделанных по оному нарочно выбитых по горам дорог, никак ходить невозможно и, кроме трех мест для выходу на оный, нигде выйти нельзя, и в тех местах поделаны великие батареи и вооружены множеством большими пушками; содержится солдат гарнизона до трехсот человек, и все жители аглицкие и очень мало, так что не более всех домов 50. Оные торг имеют на привезенных к ним разных из Англии припасов, також и из остынских мест, и они, переменяя с корабля на корабль, продают також хлеб и прочие вещие все привозные и множество содержат скота, который они привозят на ботах с мысу Доброй Надежды из галанского там поселения и с острова Домагаска 13.

К оному острову никакому судну без отсылки пристать на якорь невозможно и не объявив обстоятельно о себе, хотя б и действительно их нации было, понеже иные не пустят на берег, а опасаются обману от неприятеля.

На средине оного острова, на высокой горе, всегда определен для присмотра караул, ежели как скоро усмотрено будет, какое идущее к оному судно, тогда немедленно уведомят о том тамошнего губернатора, також и всех жителей, а когда оное придет в близости, а известия еще от себя на присланной нарочно шлюпке или боту об знании оного не прислано, тогда тотчас станут бить тревогу, и все, как солдаты, так и жители должны быть к определенным местам по батареям для военного случая, и никаких судов без ведома не допустят. [304]

Воздух там очень приятен и здоров и всегда умеренный бывает, так что никогда чрезвычайных жар и холода не бывает, ветер всегда дует от Z-оста без всякой перемены, и весьма мало дождей бывает, и изо всех тамошних мест для здоровья наилучший самый остров почитается.

На оном родится много земляных яблок, також и ям, который произрастает наподобие редьки большой, только вкусом сходствует с земляными яблоками, и тамошние жители много одним им питаются вместо хлеба как вареными, так и жареными.

Вода на оном дождевая, стекающая с гор, и для оной наверху гор нарочно поделаны ямы, и оная в них сбирается, и никакого недостатка в ней не имеют никогда, и весьма здоровая и беспрестанно из оных ям протекает ручьем до приморской воды.

Мы в оном месте стояли по 13 число августа для налития воды и свежей провизии, от оного отправившись в наш путь к Лондону и продолжили вояж по 1 число ноября. И во время нашего пути нам более никаких островов и берегов, також и знатных приключений видеть не случалось, також и во весь наш вояж как в Индию, так и обратно в Англию мы не были подвержены чрезвычайными крепким ветрам и штормам, а всегда от большей части имели изрядную погоду и посадные 14 ветры, выключая холодные климаты.

30 дня октября увидели мы аглицкий берег, остров, именуемый Вайт, который состоит близ Порчмута, а от оного також того ж числа пришли в приморское местечко в Дил, которое состоит не в дальности от устья реки Темсы, и мы из оного отправились в Лондон сухим путем, куда и прибыли 3-го числа ноября 1764 года обратно. И обретающемуся ныне тамо двора е. и. в. министру господину Гросу явились и жили в Лондоне по 5 число февраля 1765 году, а потом, по получении повеления, присланное от государственной Адмиралтейской коллегии, велено находящимся нам тамо отправиться в галанские порты для примечания о знании оных, и для того, я, нижайший, послан был в предписанные мне от министра порты и города с товарищами моими и был в разных галанских местах, в проездках через оные два месяца, а именно: в Хельвет слюзе, в Бриле, Ротердаме, в Хаге, в Дельфте, в Лейдене, в Харлиме и в Амстердаме, и повеленную мне должность старался исполнить с крайним наблюдением, по возможности и приобретению знаний оных, а за малобытием во оных местах мне подробно [305] и обстоятельнее при сем объявить невозможно. И оттуда через Такель возвратился обратно в Лондон, где по прибытии получено нами повеление от министра господина Гроса, чтобы всем возвратиться в Россию. И мы, получа оное, немедленно прошедшего апреля 17 дня отправились из Лондона на купецком судне в Санкт-Петербург и прибыли прошедшего мая 15 дня и государственной Адмиралтейской коллегии явились.

Всей же моей бытности с отправления из России в Англию было два года семь месяцев и три недели до прибытия обратно в Россию, и с того числа в остынском вояже продолжался в одном ходу под парусами тринадцать с половиною месяцев, да в разных тамошних местах при береге в якорных стоянках пять с половиной месяцев, да в разных галанских городах два месяца, а прочее время находился в Лондоне, також и в переездках как из России в Англию, так и обратно в Россию.

В бытность же мою в Англии получено мною денежного жалованья от господина министра графа Воронцова при отправлении в остынской вояж, за два года в число тысячи рублей двести двадцать фунтов семнадцать шеленгов и десять пеней, да в разные времена от министра Гроса восемьдесят пять фунтов и десять с половиною пенс, да сверх того по особливому от государственной Адмиралтейской коллегии повелению заплачено за меня долговых денег остынскому капитану в число ста двадцати рублей с процентами двадцать восемь фунтов пятнадцать шеленгов и восемь с половиной пенс, да сверх того на проезд в число ста рублей девятнадцать фунтов четырнадцать шеленгов девять с половиной пенс.

Мичман Никифор Полубояринов.

ЦГАВМФ, ф. 172, д. 408, ч. 1 (дела графа Чернышева), стр. 27-44 об. Подлинник.


Комментарии

6. Валунтирами — волонтерами (добровольцами).

7. Зюйд-оста.

8. Зюйд-веста.

9. Норду.

10. Ост-индской.

11. Рисунки не публикуются.

12. Сорочинское пшено — рис.

13. Мадагаскар.

14. Пассатные.

Текст воспроизведен по изданию: Журнал путешествия мичмана Никифора Полубояринова в Индию в 1763-1764 гг. // Труды института истории естествознания и техники, Том 27. 1959

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.