Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 55

1667 г. мая не позднее 15.— Челобитная гостя В. Шорина о возмещении ему убытков, понесенных его приказчиками Р. Пушниковым и И. Деревенским в Персии, и роспись подарков, розданных ими персидским ханам и чиновникам.

I. (л. 53) Царю государю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, бьет челом холоп твой Васька Шорин.

В прошлом, государь, во 159-м году по твоему великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, указу посыланы были в Кизылбашскую землю и в-Ындею для проведыванья Индейского государства и всяких узорочных товаров, какие годятца купить про твой великого государя обиход, с товары приказщичишка и людишка мои Родька Никитин сын Пушников с товарищи, и посланы с ними твои великого государя любительные грамоты х кизылбашскому шаху и к индейскому шах Жагану, да твоя ж великого государя проезжая грамота Шаховы области к ханом и к салтаном и ко всяким приказным людем тем моим приказщичишкам дана, чтоб они, ханы и салтаны и всякие приказные люди, ведая твое, великого государя твоего царского величества, с Аббас-шаховым величеством твердое братство и дружбу и любовь, тех моих приказщичишков и людишек Родьку Пушникова с товарыщи во всяких местех оберегали и в-Ындею и из-Ындеи, как поедут назад к тебе, великому государю, к Москве с товары, во всяких местех пропускали без задержанья и подводы б и провожатых им и корм давали.

И как, государь, приехали они в Кизылбашскую землю, и в Ардевиле продали было в ряд торговым людем в тевриской вес меди 6005 батман по рублю по 3 алтына по 2 деньги. И ардевильской Надзор-Оли-хан тое меди в ряд продать не дал и насильством взял к себе и увесил 700 батман тевриских, цена против прежние продажи 770 рублев, а за 6000 за 5 батман за медь не додал у всякого батмана по 5 алтын, итого 900 рублев 25 алтын. Да он же, Надзор-Оли-хан, взял у людишек моих у Гришки да у Ортюшки 5 пар соболей, цена 50 рублев, да полавочнаго з дву лавок на 2 месяца на них доправил 58 рублев, да за подводы, [119] которые подводы дал Хлыч-хан под товар, и под людей от Кошкодонского пристанища до Ардевили, и арахтан доправил 314 рублев, а те подводы были Хлыч-хановы, а не ево. И как поехали из Ардевили они, Гришка да Ортюшка, и на них доправили ардевильских рахтан 12 рублев, а правили безмерным правежем. И от того безмерного правежу и от хановых побои человек мой Гришка убит и, отъехав от Ардевили, в третей день умер в деревне Канкалове. А тою, государь, деревнею владеет юзбашей Исуп-бек. А при смерти тот Гришка приказал деньги и товары мои казанцу Мелентью Конищеву. И юзбашей те деньги и товары запечатал, а Мелентья Конищева посадил в тюрьму и морил ево в тюрьме 3 недели и вымучил у него денег 150 рублев. Да которой человек мой Гришка от них на правеже замучен, и где ево погрести, места не дали, а взяли от места 15 рублев. Да на Мелентье ж доправил он, юзбашей, извощиком за простой которые дни держал ево, Мелентья, в тюрьме, 25 рублев 16 алтын 4 деньги. Да в деревне Шале доправили на Мелентье ж с товаров рахтан 25 рублев. Да извощики на дороге украли из сумок 220 золотых, по заморской цене за золотой по рублю по 10 алтын, итого 286 рублев; да денег украли 61 рубль с полтиною, да 3 яхонтика лазоревых, цена 15 рублев. И Мелентей Конищев в Казбине на тех извощиков бил челом, и тех извощиков, подержав за приставы, свободили, а в пропалом животе указу не учинили. Да на ардевильце торговом человеке на Аджевас-хане с товарыщи взять недоплатных денег по кабале 62 рубли 8 алтын 2 деньги. Да Асан-гулы-бек взял у людишек же моих сукон и соболей и хорей на 20 на 6 рублев. И людишка мои на торгового человека на Аджевас-хана и на Асан-гулы-бека ардевильскому Надзор-Оли-хану били челом, и Надзор-Оли-хан денег им платить не велел и кабалу на торгового человека у них взял к себе. И приказщичишка мои Аббас-шахову величеству на ардевильского хана и на тех людей, которые им чинили убытки, били челом, и шах им дал грамоты и послал ясаула Аллы-гулы-бека и велел про те дела сыскать и по сыску свой шахов указ учинить. И ясаул про те дела с Чит-Максим-беком Надзор-Оли-хана допрашивали, и хан в том во всем при сыщике не заперся и с ними мирился, давал только 750 рублев, и прикащичишка мои (л. 54) на тех деньгах с ним не помирились. И ясаул те сыскные дела привез в-Ыспагань и подал шаховым ближним людем ахтома-девлетю и диван-бегу. И по тем сыскным делам никакого указу не учинено. Да в Лянгуре взяли с товаров моих у прикащичишка моего у Ивашка Деревенского мурзин Янышина мурза насырдар-ага лянгурской Шерсто-бек пошлин 296 рублев, да сверх пошлин взяли насильством с меди з 2000 батман 200 рублев. Да по кабале взять было за морем же в Кизылбашех на жидах на Алее да на Мардахе с товарыщи 190 рублев. И на тех жидовей прикащичишка мои били челом логожанскому Май-мурзе Кривому, и тот Май-мурза у того приказщичишка моего у Ивашка Деревенского взял кабалы без платежу насильством и отдал жидам. А как, государь, приказщичишков моих шах велел отпустить из-Ыспогани к Москве и велел дать 60 подвод, и по ссоре шамахинского хана их держали и подводы у них отняли. И после того шах велел отпустить в другой ряд и грамоту свою дал за малою печатью и провожатого Аллы-гулы-бека, а подвод не дал. И они под те товары подводы наняли до Гиляни, дали найму 412 рублев 26 алтын 4 деньги. И как приехали в Логажан, и логажанской мурза Жефи тое шаховы грамоты не послушал, и приказщичишков моих и людишек не отпустил и держал 3 годы и засадил взаперте, и людей всех и товары переписал, и ружье у них отнял. Да в Ряше взял мурза ряшкой с шолку 323 рубли 20 алтын, да полавошного 27 рублев. А как прикащичишка мои поехали в Логожан, и [120] к ним приехал Май-мурза Кривой с стрельцы и вьюки у них переписал, и взяв их в Логожан, и товары поставили не в крытом сарае, а их заперли на дворишко и морили без воды, и взяв их с того дворишка, и на улицах били ослопьем и в тюрьму сажали, и в два поема взяли 25 золотых, цена 32 рубля с полтиною. Да лагажанской мурза взял с них 50 золотых, цена 65 рублев; да шубу соболью, цена 100 рублев; да Янышине дал 10 золотых, цена 13 рублев. Да Май-мурзе Кривому 10 же золотых, цена 13 рублев. И будучи в неволе, от тесноты и от безводицы умерли 2 попа да стрельцов, что даны были по твоему государеву указу, 12 человек, да моих людишек и наемных 16 человек. И под тех умерших людей, где их погребать, мест не давали. И приказщичишка мои и людишка места под них покупали, а давали от мест в Логожане и в Енгуре от места рублев по 10 и по 15, итого дали от мест 377 рублев. Да прикащичишка ж мои и людишка в Логожане ж и в Енгуре давали от колодезей, на лето от колодезя рублев по 15 и по 20, итого дали в 3 годы 125 рублев.

Да в прошлом, государь, во 161-м году в городе в Логожане учинился пожар и в то время на гостином дворе на лавках погорели кровли. И после пожарного времени приказщичишков моих и людишек з гостина двора не опустили и на товары ни дворов стоялых и в рядех лавок не дали. И были дозжи великие, и лавки были не покрыты блиско году, и от того тавары мои все погнили. И учинилось мне, холопу твоему, убытков в тех в гнилых товарех и в задержанье 11360 рублев. А как, государь, твои великого государя великие (л. 55) послы окольничей князь Иван Иванович Лобанов-Ростовской с товарыщи были у шаха на посольстве, и после посольства указал шах твоих государевых торговых людей и моих приказщичишков отпустить к Москве, и великим послам об отпуске даны шаховы грамоты за малою печатью. И великие послы те отпускные шаховы грамоты прислали в Логожань с переводчиком с Степаном Игнатьевым. И логожанской мурза Жефи тех шаховых отпускных грамот не послушал и приказщичишков моих задержал, а хотел с них взять великие взятки, и приказщичишко мой Родька Никитин уехал втай из Логожани к великим послам. И великие послы приказщичишка моего Родьку посылали к шаху с толмачом с Федотом Елчиным на того мурзу Жефи з жалобою, что он шаховых грамот не послушал и их не отпустил. И по шахову указу дали грамоту, велено приказщиков моих отпустить без всякого задержания, и послан от шаха для отпуску пристав Сафар-кулу-бек, велено ему проводить приказщичишков моих и людишек к морю и отпустить при себе без всякого задержания. И как приказщичишка мои приехали к морю к Ленкурскому пристанищу, и тут логожанской мурза Жефи прислал своих людей, и отняли у приказщичишков моих 20 тай шолку-сырцу при шахове приставе при Сафар-кулу-беке, которой их провожал, и хотел логожанской мурза Жефи тот шолк приказщиком и людишком моим отдать, а взял у них от того 550 рублев, да Маман-хон-бек, логожанец, взял 150 рублев, да Май-мурза Кривой взял 100 рублев. И взяв у приказщичишков моих и у людишек деньги, и шолку им не отдали. И тот шолк твои великого государя великие послы окольничей князь Иван Иванович Лобанов-Ростовской с товарыщи по челобитью приказщичишков моих сыскали и вывезли с собою в Астарахань. И всего, государь, взято в Кизылбашех с приказщичишков моих и людишек насильством и в задержанье приказщичишков моих и людишек мне, холопу твоему, от кизылбашских ханов и от приказных людей учинилось убытков 17 105 рублев 30 алтын.

И в прошлом, государь, во 167-м году был на Москве посол кизылбашской Мурут-хан, и по твоему великого государя указу говорил в [121] ответе боярин князь Алексей Никитич Трубецкой про те мои животишка, что отнимали за морем насильством товаренка мои и приказщичишков и людишек задержали, и посол кизылбашской упросил сроку до шаха. И по твоему великого государя указу посланы были великие послы в Кизылбаши окольничей Федор Яковлевич Милославской с товарыщи, и велено им говорить про те мои животишка, чтоб, сыскав, шах велел отдать людишкам моим. И о тех моих животишках окольничей Федор Яковлевич Милославской с товарыщи говорили шаховым ближним людем. И оне сказали, что те животы у нас в сыску есть, и послали было пристава на них править. И судом божиим человека моего Мишки, которой был послан с великими послы для тех моих животишков, не стало, и с приставы было ездить для того некому. А ныне, государь, по твоему великого государя указу велено ехать в Кизылбаши к шаху стряпчему Клементью Иевлеву для всяких обид и росправных дел.

Милосердый государь царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержец, пожалуй меня, холопа своего, вели, государь, ныне о тех моих животах, и в тамошних заморских во всяких обидах, и в моих великих убытках против моего, холопа твоего, челобитья по своему великого государя праведному милосердому рассмотрению ему, стряпчему Клементью Иевлеву, в наказ написать, чтоб тем шаховым ближним людем о тех моих животах говорил, чтоб те мои животишка сыскав и по сыску отдали мне, чтоб те мои многие животы за ними даром не пропали и впредь от таких великих обид и даровых убытков мне, холопу твоему, напрасно вконец не погинутъ и промыслишков своих не отбыть. А что, государь, в Кизылбашской земли ханом и всяким приказным людем сверх их насильства и обид от каких дел давано почести, и тому, государь, под сею челобитною роспись.

Царь государь, смилуйся.

 

На л. 53 об. помета: 175-го мая в 15 день. Государь пожаловал, велел о тех делех к шаху послать свою государеву грамоту с Клементьем Иевлевым.

II. (л. 56) Роспись гостя Василья Шорина, что приказщики ево Родион Микитин с товарыщи дали за морем в Кизылбашской земле шаховым приказным людем от каких дел сколько почести в прошлых во 160-м и во 161-м и во 162-м годех.

Как приехали приказщики мои Родион Никитин с товарыщи из Астарахани в Кизылбашскую землю в Кошкодонское пристанище, Клыч-хану дано почести от того, что он дал подводы от Кошкодонского пристанища до Ардевили, — 40 соболей, цена 35 рублев; 2 кости рыбья зуба, цена 10 рублев; 40 пупков собольих, цена 8 рублев; пара соболей, цена 10 рублев; 3 аршина сукна багрецу в кизылбашскую меру, цена 15 рублев; 3 аршина багрецу ж, цена 10 рублев с полтиною; 3 аршина сукна кармазину вишневого, цена 9 рублев; аршин сукна жолтого, цена 7 рублев; аршин с четью сукна осинового цвету, цена 7 рублев; аршин с четью сукна бруснишного цвету, цена 7 рублев; зеркало, цена 2 рубли; 2 зеркала, цена полдва рубли; юфть телятин, цена 2 рубли с полтиною. И всего Клыч-хану отнесено почести на 124 рубли с полтиною.

Да Клыч-ханову жильцу дано пол-аршина сукна одинцового, цена 25 алтын.

Клыч-ханову азею 3 аршина сукна багрецу, цена 10 рублев с полтиною.

Да кошкодонскому дараге дано 3 чети сукна кармазину, 3 четверти сукна багрецу, цена 5 рублев. Ему ж пол-юфти телятин, цена 40 алтын; 2 зеркала, цена полдва рубли; пара соболей, цена 5 рублев.

Кошкодонскому старосте дано 3 аршина сукна одинцового, цена [122] 4 рубли с полтиною; 3 четверти сукна кармазину, цена 2 рубли 8 алтын, 2 деньги; зеркало, цена 10 алтын.

Провожатому, которой провожал от Кошкодонского пристанища до Ардевили, дано аршин сукна багрецового, цена 5 рублев. Старосте извощичью дано аршин сукна одинцового, цена полдва рубли.

 

(л. 57) Приехав в Ардевиль, дано почести ардевильскому Надзор-Оли-хану от того, чтоб он отпустил из Ардевили в-Ыспогань, не задержав, и подводы б дал, а которые люди останутца в Ардевили, и он бы тех людей оберегал и в обиду не давал, — 40 соболей, цена 35 рублев; пара соболей, цена 10 рублев; 3 аршина сукна багрецу, цена за аршин по 3 рубли с полтиною, итого 10 рублев с полтиною; 3 аршина сукна кармазину вишневого, цена за аршин по 3 рубли, итого 9 рублев; аршин с четвертью сукна жолтого, цена 8 рублев 25 алтын; аршин с четвертью сукна осинового цвету, цена 7 рублев; аршин с четвертью сукна бруснишного цвету, цена 7 рублев; зуб рыбей, цена 7 рублев; фанарь, цена 2 рубли; зеркало, цена 2 рубли; 2 зеркала, цена полдва рубли. И всего Надзор-Оли-хану отнесено почести на 99 рублев на 25 алтын.

Ханову дворецкому да азею дано полдва аршина сукна багрецу, цена за аршин по 3 рубли с полтиною, итого 5 рублев 8 алтын 2 деньги.

Да в Ардевили ж дано дараге базарному полдва аршина сукна багрецу, цена 5 рублев 8 алтын 2 деньги. Ему ж аршин сукна одинцового, цена 2 рубли.

Ханову приворотнику дано пол-аршина сукна багрецового, цена рубль.

В-Ыспагани мешкер-башею Оловерди-хану отнесено почести от того, чтоб шах приказщиков моих велел отпустить к Москве и указал дать подводы, — сукон осинового, желтого, бруснишного, всего 9 аршин, цена за аршин по 4 рубли с полтиною, итого 40 рублев с полтиною. Ему ж отнесено 40 соболей, цена 50 рублев; да 2 пары соболей, цена 15 рублев; 2 кости рыбья зубу, цена 12 рублев; фанарь, цена полдва рубли; зеркало, цена рубль. И всего отнесено мешкер-башею на 120 рублев. И мешкер-башей у приказщиков моих тое почесть принял, а подвод им не дали и к Москве их не отпустили.

 

(л. 58) Как били челом шаху на ардевильского Надзор-Оли-хана о насильстве об сыску, отнесено в почесть в-Ыспогани диван-беги сукон осинового да малинового 6 аршин, цена за аршин по 4 рубли с полтиною, итого 27 рублев, да ему ж отнесено 2 пары соболей, цена 20 рублев. Да как указал шах дать грамоты и сыщика о том деле послать, и о том ему ж диван-беги отнесено 40 золотых, цена 52 рубли. И всего дано диван-беги от ардевильских грамот 99 рублев. Да ему ж диван-беги дано почести 125 рублев от того, чтоб шах велел отпустить из-Ыспогани к Москве, а он бы посольствовал, и шах отпустить велел и дать грамоты.

Да диван-бегиеву дьяку и подьячим дано от рахтальные грамоты за письмо и от печати 22 рубли с полтиною.

Да били челом шаху, чтоб указал купить шолку-сырцу. И по шахову указу велено дать грамота, а шолку указоно купить 20 тай. И от тое грамоты дано ахтама-девлетеву дьяку Смаил-беку 50 золотых, цена 65 рублев. Да от тех же грамот от ардевильских и от шолковой дьяком и подьячим дано за письмо и от печати 27 рублев 3 алтына 2 деньги.

Аллы-гулы-беку, которой посылан з грамотами для сыскных дел в Ардевиль, дано полдва аршина сукна, цена 6 рублев 25 алтын. Ему ж пара соболей, цена 7 рублев; 40 хорьков, цена 7 рублев с полтиною. Он же, Аллы-гулы-бек, был в приставех и провожал из-Ыспагани до Гиляни, дано ему почести 45 рублев. [123]

Как приехал Иван Деревенской в Ленгуру в Гилянь с товары, отнес почести мурзе Жефи — пару соболей, цена 7 рублев с полтиною; 3 аршина сукна бруснишново цвету, цена 9 рублев, (л. 59) юфть телятин, 2 зеркала, юфть белья, цена всему 5 рублев 10 алтын.

Лянгурскому дараге Шерсто-беку 11 рублев, подьячему 4 рубли.

Янышине мурзину дано пол-аршина сукна, цена 26 алтын 4 деньги.

И всего в Ленгуре дано почести 37 рублев 20 алтын от того, чтоб дали в Гиляни торговать повольно без задержанья.

И всего отнесено в Кизылбашской земли ханом и всяким приказным людем в почесть на 837 рублев 23 алтына на 2 деньги.

На лл. 56 об.—59 об. по склейкам и на л. 59 под текстом рукоприкладство: К сей росписи гость Василей Шорин руку приложил.

На л. 56 об. помета: 175-го мая в 30 день. Взять к челобитью.

ЦГАДА, ф. Посольский приказ, Сношения России с Персией, 1667 г., д. 2, лл. 53—59. Подлинник.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.