Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 252

1695 г. мая после 7 (Датировано по памяти из приказа Большой казны в Посольский приказ, на основании пометы которой сделана выпись (см. док. № 251).). — Из выписи в доклад в Посольском приказе о сношениях России с Индией.

(Опущен текст выписи о торговых сношениях России с Персией.) (л. 35) О Индейском

(л. 36) А в-Ындейское государство в прошлых годех купчины посылываны ль, того в Посольском приказе не сыскано.

А во 154-м году посыланы в-Ындейское государство в гонцех торговые люди казанец Микита Сыроежанин да астараханец Василей Тушканов (См. док. № 24—30.).

А в грамоте великого государя с ними к индейскому шаху Джагану писано, что желает он, великий государь его царское величество, с его шах-Джагановым величеством индейским с сего времяни быти в крепкой братцкой дружбе и любви и в любительной ссылке без урыву, и что ему в Московском государстве годно, и ему б, шаху, о том обослаться послы или посланники и о всем с ними отписати, а великий государь за то не постоит.

А в наказе им, гонцом, написано.— Велено им, индейским шаховым начальным людем, говорить, что великий государь его царское величество желает с его шах-Джагановым величеством быти в братцкой дружбе и любви и в ссылке навеки. И буде изволит его шахово величество быти впредь с ним, великим государем, в братцкой дружбе и любви, и он бы послал к нему, великому государю, для братственной дружбы и любви нарочных послов своих и наказал бы им меж ими, великими государи, о братцкой дружбе и любви объявить имянно. А великий государь укажет их, послов, принять (л. 37) в Астарахани, а из Астарахани до Москвы сухим и водяным путем проводити с честию, и корм и питье и подводы и суды велит давать им довольно. А буде он, шах, изволит послать с теми своими послы в Московское государство своих купецких людей с [358] товарами, и царское величество тех ево купецких людей в Астрахани по тому ж велит принять и пристава, и корм, и суды, и что им належит давать довольно. И с товаров их для ево шах-Джаганова (В тексте: Ждаганова.) величества братцкие дружбы и любви пошлин с них имать не велит и велит им в Московском государстве торговать повольною торговлею. Также б и торговые люди на обе стороны торговали ж повольно, и прибыли себе и пожитков искали и приезд, и отъезд имели на обе стороны вольной.

И о том их, Никитине и Васильеве, поезде в-Ындею и ево великого государя проезжая грамота от Москвы по городом до Астарахани дана. А в Казань и в Астарахань к воеводам о пропуске их государевы грамоты посланы ж. И с вышеписанною великого государя грамотою они в-Ындее были ль, и грамоту шаху подали ль, и по наказу что шаховым начальным людем говорили ль, и прием и отпуск им там был ли, о том ни о чем статейного их (л. 38) списку не сыскано.

Во 183-м году по указу блаженные памяти великого государя посылан был из Астарахани в посланниках великого государя з грамотами к индейскому шаху астараханец Маметь-Юсуп Касимов, а отпущен из Астарахани в посланниках вместе с Васильем Даудовым в Хиву, в Бухары, в Балх. И велено Василью с ним, Маметь-Исупом, в вышеписанных государствах дела отправя, итти к Москве, а Маметь-Исупу к индейскому шаху (См. док. № 107—137.). Великого государя грамота к индейскому шаху и наказ ему, Маметь-Исупу, из государственного Посольского приказу послан в Астарахань с Васильем Даудовым.

А великого государя в грамоте к индейскому шаху писано о предках и о дружбе и любви и ссылках, чтоб со обоих сторон ссылатись послы и посланники, потому что за дальным ростоянием пути предков государских с ним, индейским шахом, и ссылок не бывало, и послы и посланники не посылываны. И чтоб индейской шах у посланника государские поминки принял и от того времяни с великим государем он, шах, был бы в крепкой дружбе и в любви без урыву. А посланника Маметь-Исупа отпустил к Москве, не задержав, и с ним к великому государю прислал послов своих или посланников.

(л. 39) Василью ж и Маметю дана великого государя проезжая грамота х калмыцким владельцем, чтоб они тем посланником и с людьми дали через свои улусы калмыков провожатых до Бухар, до которых мест пригоже, чтоб доехать к бухарскому хану здорово и безстрашно. Такж и назад возвращающимся тем посланником и с людьми даны были провожатые ж теми их улусами до Астарахани, и проводить в целости.

(л. 40) С ними ж послана великого государя проезжая грамота для проезду персицкими городами.— Где тем посланником, идучи в Бухарскую и в Юргенскую земли, случитца ехать городами и землями шахова величества, и он бы, шах, для любви с великим государем велел тех посланников со всеми людьми пропускать, не задержав, и корм и подводы давать, и провожатых посылать, и обид никаких им и при них будучим людем чинить не велел, так ж как и ево шаховым посланником честь и бережение бывает на Москве. А как те посланники пойдут назад к Москве, а с ними будут отпущены пленные люди, и их потому ж со всеми людьми и пленных людей пропустить, и подводы и корм всем давать, и провожатых посылать.

Великого государя грамота в Астарахань об отпуске их из Астарахани послана. Другая великого государя грамота в Астарахань же послана, велено окольничему и воеводе, в то время будучему, от себя к [359] юргенскому хану лист писать об отпуске их, Василия и Маметя, чтоб он, хан, велел их на рубеже принять, и подводы и корм им и людем их давать, и проводил их в целости. И послал бы тот лист наперед их, посланников, приезду в Астарахань, а из Астарахани дал бы им переводчика.

Великого государя проезжая грамота от Москвы по городом до Казани.

(л. 41) А в статейном списку астараханца Маметь-Исупа написано:

Во 184-м году приехал он, Маметь, в-ындейской город Кобыль, и того де города воевода Мекреметь-хан писал в Янабат город к воеводе Азем-хану о приезде ево, Меметеве, и чтоб он, Азем-хан, писал к шахову величеству об нем, Мамете, об указе. И Азем-хан де писал к нему, Мекреметь-хану, что шахово величество с великим государем в дружбе и в любительных ссылках быть не похотел и ево де, Маметь-Исупа, к себе отпустить не указал, для того что из давных лет Росийского государства к шахову высочеству послов и посланников не бывало, и ныне де быть не велел, (л. 42) и ехал бы он, Маметь-Исуп, ис того города вон назад.

И Маметь-Исуп того Кобыла города воеводе говорил многажды по наказу, что послан он от великого государя к индейскому шаху с его государевою грамотою о их обоих государских надобных делех с любительными поминки, и чтоб он, воевода, к шаху ево отпустил. И стоял при том он, Маметь-Исуп, и отговаривался по наказу.

И воевода Мекреметь Маметь-Исупу сказал.— Шах де ево к себе пропустить не указал и государевой грамоты принять и выслушать не изволил, для того что у него, шаха, издавна от прародителя их до Темир-Аксака и до нынешняго времени от неколиких сот лет Росийского государства послов и посланников в-Ындейское государство не было, потому что Росийское государство с-Ындейским в дальнем растоянии и ссор никаких преже сего не бывало и ныне нет. А знатно де, великий государь к индейскому шаху присылает посланников для богатства, а не для каких дел иных, да и вера де руская иная, и им де, бусурманом, с християны в дружбе быть неприлично. А в прошлом де во 166-м году приходил в Индейскую землю руской посланник, Сенькою зовут, родиною жидовин, и, пришед в-ындейской город Кобыль, бил челом шаху, чтоб ево пожаловал в службу и учинил начальным человеком. И шах де ево по(л. 43)жаловал, в службе ему у себя быть велел, и учинил ево у пятисот головою и жалованье ему учинил большое. И буде и он, Маметь-Исуп, похочет служить шаху, и ево де шах так же пожалует. А что де он объявил у себя любительные от великого государя к шаху поминки, и шах де те поминки торговым людем, которые бывают в Персиде и на Руси, велит оценить и по цене деньги ему, Маметь-Исупу, заплатит, а больши де того иного указу ему не будет.

И Маметь-Исуп говорил, что он государев верноподданной и прислан к шаху о их государских общих надобных делех, а шаху служить не будет. А Сенька де жидовин своровал, забыл страх божий и ево великого государя милость, ему, великому государю, изменил, назвался посланником, а он, Сенька, торгового человека шемахинца Садыков купленой человек, и приехал из Астарахани для торгового дела с торговыми людьми в Бухары, а из Бухар в-Ындею, и назвался посланником. И то он, Сенька, своровал, его, великого государя, с-ындейским шахом ссорил, и для того чает шах, что бутто и он, Маметь-Исуп, такж облыгаетца. А он де подлинно прислан от великого государя, а не облыжно.

(л. 44) И как де он, Маметь, был в Кобыле, и кобыльской де воевода во все ево житье государеву казну и ево товары запечатал в полатах, и от того де великого государя казне многая учинилась поруха, и заказ был, что никому той казны и товаров не покупать. А как [360] роспечатали, и таможенной голова с целовальники, оценя тое казну малою ценою, побрал к себе и по той оценке прислал деньги, и с тех денег взял пошлину, а ево, Маметь-Исупа, бранил. А говорил.— Привез де он к шаху подарков немного и то самое обычное, у них де и холопи таких худых соболей не носят, потому что по вся годы торговые люди привозят к ним соболи и юфти добрые, такж и сукна и зеркола немецкие привозят к ним из немец добрые ж, и покупают дешевою ценою, да и приехал де он ис такова далекого государства малолюдством.

И выслан он, Маметь-Исуп, ис того Кобыля вон, не быв у шаха.

А из Московского государства индейцы со 196-го году по челобитью гостей и гостиной сотни торговых людей высланы (См. док. № 225/I—IX, 226.), а велено им торговать в Астарахани, а к Москве с товары пропускать их не велено... (Опущен текст о торговле России с Бухарским, Хивинским и Балхинским ханствами.).

На л. 62 об. справа: Справил Мишка Волков.

На лл. 35 об.—44 об. по склейкам припись: Думной диак Емельян Украинцев.

На л. 62 под текстом помета: 203-го июня в 1 день. По указу великих государей и по памятем ис приказу Большие казны, каковы наклеены на сей выписке выше сего, дать ис Посольского приказу тем купчинам Семену Маленькому с товарыщем их великих государей проезжую и к персицкому и к индейскому шахом и к бухарскому и к хивинскому и к балхинскому ханом грамоты, применяясь к прежним таким же купеческим отпуском, и с прежних их великих государей указов, написав по-прежнему ж фарсовским и татарским письмом. А каковы грамоты тем купчинам даны будут, и с тех грамот для ведома послать в приказ Большие казны с памятью списки.

ЦГАДА, ф. Посольский приказ, Сношения России с Индией, 1695 г., д. 1, лл. 35—44. Подлинник.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.