Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 25

1646 г. июня 18 (Дата указана о опущенной части наказа (то же дело, л. 1).).— Из наказа из Посольского приказа русским послам в Персию С. И. Козловскому и И. Зиновьеву о переговорах с персидским правительством о пропуске через Персию в Индию Н. Сыроежина и В. Тушканова.

...(л. 101) Да память послом князю Савелью и дьяку Ивану.

Указал государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии послати от себя, государя, к индейскому шах Джегану с своею государевою грамотою в гонцах казанца Микиту Сыроежина да астараханца Василья Тушканова, а с ними подьячево ис Казани или из Астарахани. И Микита в Казани, а Василей в Астарахани (На полях против начала первого абзаца отметка: Не писать.).

(л. 102) А государева царева и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии грамота к персидцкому шах Аббасу о их пропуске и к индейскому шах Джегану и наказ Миките посланы с ними, послы. А велено им государеву грамоту к индейскому шаху и наказ отдати Миките Сыроежину да Василью Тушканову, а к шаху грамоту держать у себя в запас — будет шах об их, Микитине с товарыщи, пропуске в-Ындею попросит государевы грамоты, и тебе отдать, а будет не попросит, и грамоты не отдавать.

И послом князю Савелью да дьяку Ивану, приехав (л. 103) в Казань, Микиту Сыроежина и подьячего взяти с собою, а в Астарахань приехав, взяти им Василья Тушканова и подьячего с собою же вместе. И государеву грамоту к индейскому шаху и наказ, по чему Миките Сыроежину с товарыщи, будучи в-Ындее, государево дело делати, отдати им, Миките с товарыщи, и велети им ехать в Кизылбаши с собою вместе. А будет Василья Тушканова в Астарахани нет, а скажут, что поехал в Кизылбаши для своего промыслу, и послом ево, Василья, и в Кизылбашех взять и велеть им, Миките и Василью и подьячему, ехать в-Ындею. А в Казань к воеводам о Миките Сыроежине, а в Астарахань (л. 104) о Василье Тушканове государевы грамоты посланы ис приказу Казанского дворца наперед их, послов, отпуску.

 

(л. 105) Да как послы князь Савелей и дьяк Иван к шаху придут, и им, у шаха будучи, говорити ближным людем.— Ведомо великому (л. 106) государю нашему его царскому величеству, что брат ево великий государь ваш шах-Аббасово величество с-ындейским шах Джаганом в братстве, в дружбе и в любви. И великий государь наш его царское величество потому ж хочет с-ындейским шахом быти в крепкой дружбе и в любви и в ссылке, и послал ныне (л. 107) к индейскому шаху с своею царского величества грамотою гонца своего Микиту Сыроежина да Василья Тушканова, и вперед великий государь наш его царское величество хочет к индейскому шаху посылать своих царского величества послов и посланников и гонцов. И великий бы государь ваш шах-Аббасово [63] величество для великого государя нашего братцкие дружбы и любви, вперед царского величества послов и посланников и гонцов в-Ындею через свое государство пропускать поводил, не задержав. А ныне б великий государь ваш шах-Аббасово величество для великого государя нашего братцкие дружбы и любви велел в-Ындею пропустить великого государя нашего его царского величества гонца Микиту (л. 108) Сыроежина да Василья Тушканова. И велел бы великий государь ваш шах-Аббасово величество тому великого государя нашего гонцу дати свои Аббас-шахова величества проезжие грамоты, чтоб для царского величества братцкие дружбы и любви к индейскому шаху пропускали их везде безо всякого задержанья и зацепки. Так же бы и к индейскому шах Джагану шах-Аббасово величество велел послать свою Аббас-шахова величества грамоту, чтоб того царского величества гонца принял и назад отпустил, не задержав.

 

(л. 109) И будет шаховы ближние люди учнут говорить — говорят они, царского величества послы, великого государя своего о гонцех, чтоб великий государь их шах-Аббасово величество велел их пропустить в-Ындею к индейскому шах Джегану, и у них, послов, о том пропуске от царского величества к великому (л. 110) государю их к шах-Аббасову величеству грамота есть ли, и будет есть, и они б тое царского величества грамоту объявили, а они донесут до шахова величества, — и послом князю Савелью и дьяку Ивану государева грамота шаховым ближним людем объявить, и грамоту шаху подать. А будет про грамоту не вопросят, и им та грамота не отдавать.

 

(л. 111) А будет шаховы ближние люди учнут говорить, что великого государя их Шах-Аббасова величества посол Карабет был у польского и литовского Владислава короля и из Литвы ехал на Московское государство, и великий государь его царское величество того шахова посла через свое государство к великому государю их к шахову величеству пропустить (л. 112) не велел, и то государю их шахову величеству стало не любительно, и послом князю Савелью и дьяку Ивану говорити. — К великому государю нашему к его царскому величеству от великого государя вашего шах-Аббасова величества о том после Карабете о пропуске в Литву и назад из Литвы через Московское государство (л. 113) письма не было, и про того посла великому государю нашему было не ведомо, что он шахов посол. А только б великому государю нашему про того посла было ведомо, что он Аббас-шахова величество посол, и великий бы государь наш его царское величество того посла пропустить велел так же, как брата своего, великого государя ва(л. 114)шего, посла Имам-кулы-бека велел пропустить через свое государство в Голстинскую землю. И великий бы государь ваш шах-Аббасово величество для великого государя нашего его царского величества братцкие дружбы и любви гонцов Микиту с товарищи в-Ындею пропустити велел.

 

(л. 115) Да послом же князю Савелью и дьяку Ивану, приехав к шаху, проведать всякими мерами подлинно, хоти от того что и дать, как Аббас-шах пишет в грамотах своих к индейскому которыми титлами, и как к индейскому шаху Джагану, и как к нему ж в-Ындею пишут из-ыных государств великие государи. А проведав про то про все подлинно, наказать Миките Сыроежину с товарыщи, чтоб они так индейского шаха Джагана и почитали, именованье его и титло говорили во всем по тому, как к нему (л. 116) пишет персидцкой Аббас-шах.

Да как они, послы, с шаховыми ближними людьми договорятца, в-Ындею шах Аббас Микиту Сыроежина и Василья Тушканова пропустит велит и вперед государевых послов и посланников и гонцов [64] пропускати поволит, и послом князю Савелью и дьяку Ивану велети гостю Данилу Панкратьеву с товарищи послати в-Ындею с Микитою Сыроежиным да с Васильем Тушкановым таваров на их индейскую руку, на 3000 или на 4000 рублев, и те товары им велеть продать или на товары заменить, как бы государеве казне было прибыльнее. Да ис тех же товаров по государеву указу велено Миките и Василью поднести индейскому шах Джагану от государя в дарех, выбрав что годно, смотря по тамошней мере, ценою на 300 или (л. 117) на 400 рублев или на сколько пригож.

А будет Аббас-шах за какими мерами государева гонца Микиту Сыроежина и Василья Тушканова через свои государства в-Ындею к шах Джагану пропустити не поволит, и Миките и Василью велеть быти и государевым делом промышлять з государевым купчиною з гостем з Данилой Панкратьевым с товарыщи...

ЦГАДА, ф. Посольский приказ, Сношения России с Персией, 1646 г., д. 1. лл. 101—117. Отпуск.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.