Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МЕМУАРЫ ГЕНЕРАЛА БАРОНА ДЕ МАРБО

MEMOIRES DU GENERAL BARON DE MARBOT

Глава VI

Отца посылают в Италию. — Как определилась моя судьба. — Я становлюсь гусаром.

Сдав командование генералу Лефевру, отец возвратился в особняк на улицу Сент-Оноре и занялся приготовлением к отъезду в Италию.

На судьбы людей влияют иногда ничтожные с виду вещи. Отец и мать были очень дружны с г-ном Барероном. Однажды они были приглашены к нему на обед и взяли меня с собой. Разговаривали об отъезде отца, [36] о хорошем поведении моих двух младших братьев. Наконец г-н Барерон спросил меня: «Марселен, что вы собираетесь делать?». — «Будет моряком, — сказал мой отец. — Капитан Сибилль обещал взять его с собой в Тулон».

Тогда добрейшая г-жа Барерон, которой я буду до конца жизни бесконечно благодарен, заметила моему отцу, что французский флот в отчаянном состоянии и что плохие финансовые дела не позволяют улучшить его качество. И что вообще французский флот намного слабее английского и, по всей вероятности, долго будет оставаться в портах. И что она не может допустить мысли, что дивизионный генерал сухопутных войск отдает своего сына во флот, вместо того чтобы взять его в полк, где имя и заслуги его отца могли бы ему только помогать. Она закончила словами: «Возьмите его в Италию. Это лучше, чем посылать его погибать от скуки на борту корабля, навечно запертого на рейде в Тулоне». Отцу в первый момент очень понравилось предложение капитана Сибилля, но у него всегда был очень четкий и справедливый ум, и он не мог не оценить рассуждений г-жи Барерон. «Ну что, — спросил он меня, — хочешь ехать в Италию со мной и служить в сухопутных войсках?». Я бросился ему на шею, с радостью согласился и был счастлив, что мама разделяла мою радость, поскольку первоначальный его план ей никогда не нравился.

В то время не существовало военных школ, и в армию можно было поступить только простым солдатом. Мой отец меня тотчас же отвел в муниципалитет 1-го округа на площади Бову и записал меня в 1-й гусарский полк (бывший полк Бершени), который входил в состав той дивизии, которой командовал отец в Италии. Это случилось 3 сентября 1799 года. Отец отвел меня к портному, занимавшемуся пошивом одежды военному министерству, и заказал ему для меня полный костюм гусара 1-го полка, а также все военное обмундирование и прочее.

И вот наконец я военный! Гусар! Я не помнил себя от радости! Но моя радость была несколько омрачена, потому что я подумал вдруг, насколько это может опечалить моего старшего брата Адольфа, который до сих пор учился в коллеже, как ребенок. Тогда я составил план, согласно которому я ему должен был рассказать о моем поступлении в армию только тогда, когда я смогу ему пообещать провести с ним целый месяц моего отпуска до отъезда. Я просил отца разрешить мне пожить вместе с Адольфом в Сен-Барбе до дня, когда нам надо будет отправляться Италию. Отец прекрасно понял мотивы моей просьбы и даже воспринял это очень доброжелательно, позволив мне на следующий же день отправиться к г-ну Ланно.

Представляете ли вы мое появление в коллеже? Была перемена. Игры моментально прекратились, и меня окружили ученики, большие и маленькие. Успех гусарской формы был полным.

Настал день отъезда. Прощание с матушкой и тремя братьями было очень болезненным, несмотря на всю ту радость, какую я испытывал при мысли о военной карьере. [37]

Глава VII

Отъезд отца. — Встреча Бонапарта в Лионе. — Эпизод нашего появления на Роне. — Цена республиканского банкета. — Меня представляют полковнику.

С тех пор как мой отец согласился принять командование в Италии, в Рейнской армии пост командующего одной дивизии оставался вакантным, и он предпочел бы, конечно, его, но неизбежная судьба влекла его к этой стране, где ждала его кончина. Один из его соотечественников и друзей, г-н Лашез, которого я мог бы назвать его злым гением, долго занимал пост французского консула в Ливорно и в Генуе. Этот проклятый человек и увлек моего отца в Италию, рисуя перед ним картины необычайной, но преувеличенной красоты этой страны, возможности победы там нашей несчастной армии. И это при том, что отец с полным равнодушием относился к славе, которую сулила победа армии на Рейне, положение которой было значительно лучше. Сердце моего несчастного отца уступило столь великолепным рассуждениям. Он подумал, что большей заслугой будет поехать туда, где больше опасностей, и настоял на своем, несмотря на протесты матери, мучимой недобрыми предчувствиями. Эти предчувствия ее не обманули. Больше ей увидеться с отцом не довелось.

К своему адъютанту г-ну Го отец добавил еще одного офицера, г-на Р***, которого ему рекомендовал его друг генерал Ожеро. Г-н Р*** был командиром эскадрона, он принадлежал известной фамилии Ментенон. У него были средства, и он получил хорошее образование, которым, однако, пользовался исключительно редко, поскольку по определенной извращенности ума, модной в то время, ему нравилось принимать вид и манеры хулигана, вечно ругающегося, проклинающего все и утверждавшего, что он готов своею саблей проткнуть любого человека. У этого Р*** было одно-единственное достоинство, исключительно редкое в то время, а именно: он всегда был одет с тщательной элегантностью. Отец, принявший г-на Р*** своим адъютантом, не зная его, очень об этом сожалел впоследствии, но уже не мог его уволить, поскольку не хотел огорчить своего друга Ожеро. Отец не любил г-на Р***, но считал, и, может быть, не без оснований, что генералу надлежит обращать внимание прежде всего на военные качества офицера, не придавая большого значения на его личное поведение.

Поскольку отец не предполагал сближаться с г-ном Р*** во время длительного путешествия, он поручил ему вести от Парижа до Ниццы экипажи и лошадей и иметь под своим началом старого слугу Спира, человека преданного и привыкшего командовать работниками конюшен. Конюшни моего отца были многочисленными, у него было 15 лошадей, которые с его адъютантами, начальником штаба и его помощниками, а также ездовыми составляли весьма внушительный караван, во главе которого находился Р***. Они выехали за месяц до нас. [38]

Отец пригласил в свою карету неизбежного Лашеза, капитана Го и меня. Полковник Менар, начальник штаба, со своими помощниками следовал за нами в почтовой карете. Высокий забавный дворецкий отца ехал впереди, выполняя функции курьера. Путешествовали мы в униформе. На мне была очень красивая фуражная шапка, она мне настолько нравилась, что мне никогда не хотелось снимать ее с головы, и, поскольку я часто высовывался в окно кареты из-за того, что меня по-прежнему укачивало, случилось так, что ночью, когда мои товарищи спали, шапка упала на дорогу. Экипаж, запряженный шестеркой крупных лошадей, ехал быстро, и я, не осмеливаясь его остановить, потерял свою шапку. Плохое предзнаменование! Но мне предстояло испытать гораздо более страшные несчастья в жуткой кампании, в которой мы должны были принять участие. Однако случай с шапкой меня глубоко огорчил, и я воздержался о нем говорить из страха стать предметом насмешек по поводу того, как вновь испеченный солдат не умел хранить свои вещи.

Отец остановился в Маконе у своего старого друга. Здесь мы провели 24 часа и затем продолжили путь на Лион. Мы были уже в нескольких лье от Лиона и меняли лошадей на перевалочной станции Лимоне, когда вдруг заметили, что на всех почтовых служащих шапки были украшены трехцветными лентами и трехцветные знамена украшают дома. Когда мы поинтересовались, чем объясняется такая декорация, нам ответили, что генерал Бонапарт только что прибыл в Лион. Отец, уверенный, что Бонапарт находится где-то в глубине Египта, посчитал эту новость абсурдным вымыслом. Однако он был крайне смущен, когда, позвав к себе начальника почтовой станции, только что прибывшего из Лиона, услышал от него следующие слова: «Я видел генерала Бонапарта, которого я прекрасно знаю, так как я служил под его началом в Италии. Он остановился в Лионе в таком-то отеле. С ним вместе прибыл его брат Луи и генералы Бертье, Ланн и Мюрат, а также большое число офицеров и один мамлюк».

Трудно было не поверить столь убедительным доводам. Однако революция принесла столько неожиданностей, партии в то время прибегали к таким удивительным изощрениям, выдумывая то, что служило реализации их планов, что отец сомневался даже тогда, когда мы уже въезжали в Лион. Все дома были освещены и украшены флагами. В небо взмывали фейерверки. Толпа заполнила улицы до такой степени, что это мешало продвижению нашего экипажа. На площадях танцевали. Воздух содрогался от криков: «Да здравствует Бонапарт, который пришел, чтобы спасти нашу родину!».

«Я, конечно, думал, что его вызовут, но я не думал, что это произойдет так скоро. План был хорошо подготовлен. Нас ожидают большие [39] события. Это подтверждает лишний раз мою мысль, что я хорошо сделал, что уехал из Парижа. По крайней мере, я нахожусь вдали от армии и буду служить своей стране, не принимая участия ни в каком государственном перевороте, который, как бы он ни был необходим, мне бесконечно неприятен». Сказав это, отец погрузился в глубокую задумчивость и пребывал в ней в течение всего времени, потребовавшегося нам, чтобы прорваться через толпу и доехать до особняка, в котором для нас было подготовлено жилье.

По мере нашего продвижения толпа становилась все плотнее, и, когда мы подъехали к воротам, мы увидели, что двери украшены фонариками и их охраняет батальон гренадеров. Здесь уже поселился генерал Бонапарт, которому и были предоставлены апартаменты, ранее подготовленные для моего отца. Отец, человек вспыльчивый, на этот раз не сказал ни слова, и, когда дворецкий спустился с весьма удрученным видом, объясняя, что он вынужден был подчиниться приказу муниципалитета, отец ничего не ответил, а хозяин отеля добавил, что он подготовил для нас квартиру в другом, также очень хорошем отеле, хотя и второго плана, который принадлежал его родственникам. Отец поручил г-ну Го приказать кучерам отвезти нас туда.

Прибыв на место, мы встретили там нашего курьера. Он был человеком вспыльчивым и, разгоряченный долгим путешествием, которое ему пришлось совершить, а также многочисленными возлияниями на каждой почтовой станции, устроил грандиозный скандал по прибытии в первый предназначенный для нас отель, как только узнал, что апартаменты, обещанные его господину, были отданы генералу Бонапарту. Услышав страшный шум и узнав его причину, адъютанты Бонапарта отправились к своему господину и объяснили ему, что отсюда был выселен генерал Марбо. В ту же минуту через открытые окна генерал Бонапарт заметил экипажи отца, остановившиеся перед дверями. До этой минуты он не знал о некрасивом поступке, совершенном по отношению к моему отцу, и, так как генерал Марбо, еще недавно командующий Парижской дивизией и в настоящее время командир дивизии Итальянской армии, был человеком слишком значительным, чтобы по отношению к нему было допустимо подобное поведение, он тут же приказал одному из своих офицеров спуститься и предложить генералу Марбо по-военному разделить с ним его жилище. К тому же Бонапарт имел намерение поладить со всеми. Но, увидев, что кареты тронулись до того, как его адъютант успел поговорить с отцом, генерал Бонапарт вышел лично, чтобы высказать свои сожаления отцу. Толпа, следовавшая за ним, издавала столь оглушительные крики радости, но мы уже слышали так много приветствий с момента въезда в город, что никто из нас и не подумал выглянуть на улицу. Мы собрались все в салоне, где отец прогуливался взад и вперед, погруженный в глубокие размышления, когда внезапно дворецкий открыл широко двери и объявил: «Генерал Бонапарт!».

Генерал буквально вбежал и бросился обнимать отца, который приветствовал его вежливо, но холодно. Они были знакомы уже давно. [40] Meжду людьми такого уровня объяснения по поводу размещения не занимают много времени. Так оно и было. У них было много других вещей, о которых надо было поговорить, поэтому они удалились одни в спальню, где и остались в течение более часа.

В это время генералы и офицеры, приехавшие с генералом Бонапартом из Египта, беседовали с нами в салоне. Я не переставал рассматривать их воинственный вид, их загорелые, опаленные солнцем Востока лица, их странные костюмы и турецкие сабли, подвешенные на шнурах. Я внимательно слушал их рассказы о египетской кампании, о битвах, в которых им пришлось там участвовать. Мне было приятно слышать, как повторялись знаменитые названия: Пирамиды, Нил, Каир, Александрия, Сен-Жан д'Акр, битва в пустыне и т. п. Но что меня совершенно очаровало, так это вид молодого мамлюка Рустана. Он оставался в передней, и я заходил туда несколько раз, чтобы полюбоваться его костюмом, который он любезно мне показывал. Он уже достаточно хорошо говорил по-французски, и я без устали задавал ему вопросы.

Генерал Ланн вспомнил, как он дал мне подержать свои пистолеты, когда в 1793 году он служил в Тулузе под командованием моего отца. Он отнесся ко мне с большой симпатией, и в то время мы даже не подозревали, ни тот ни другой, что однажды я буду его адъютантом и что он умрет у меня на руках во время битвы при Эсслинге.

Генерал Мюрат родился в той местности, где жили и мы, и, так как он работал разносчиком в лавке одного галантерейщика из Сен-Сере, у которого наша семья часто покупала различные вещи зимой, он приносил моей маме товары. К тому же отец оказал ему немало услуг, за которые он по-прежнему был ему благодарен. Он поцеловал меня и напомнил мне, что не раз держал меня на руках, когда я был маленьким. Позднее я напишу биографию этого знаменитого человека, начавшего со столь малого и поднявшегося до таких высот.

Наконец генерал Бонапарт с отцом вышли в салон, и каждый представил людей своей свиты. Генералы Ланн и Мюрат были давними знакомыми отца, и он принял их с большой любезностью. Отец обошелся весьма холодно с генералом Бертье, которого, однако, он знал когда-то в Версале, когда служил в роте телохранителей, а Бертье был военным инженером. Генерал Бонапарт, знавший мою мать, вежливо расспросил меня о ней, затем любезно похвалил за то, что я, такой молодой, выбрал военную карьеру, и, нежно взяв меня за ухо, что было наивысшей лаской, которую он позволял в отношении тех лиц, которым благоволил, сказал, обращаясь к моему отцу: «В один прекрасный день это будет второй генерал Марбо». Это предсказание сбылось. В то время у меня не было на это ни малейшей надежды, однако я был очень горд подобными словами. Ведь ребенку, чтобы он возгордился, надо так немного.

Визит закончился. Отец остался непроницаемым в отношении своей беседы с генералом Бонапартом, но позднее я узнал, что Бонапарт, не открывая полностью свои планы, старался с помощью ловкой лести привлечь отца на свою сторону, однако отец постоянно уходил от этого [41] вопроса. Шокированный видом лионской толпы, бегущей навстречу Бонапарту, как если бы тот уже был суверенным правителем Франции, отец заявил, что он желал бы на заре следующего дня покинуть город. Однако экипажи требовали ремонта, и ему пришлось еще задержаться на целый день в Лионе. Я воспользовался этим, чтобы заказать новую фуражную шапку, и, в восторге от этой покупки, я отнюдь не прислушивался к политическим разговорам, которые велись вокруг меня повсюду и в которых я, по правде говоря, ничего не понимал.

Отец отправился с ответным визитом к генералу Бонапарту. Они долго прогуливались одни по маленькому саду вокруг отеля, в то время как их свиты держались на почтительном расстоянии в стороне. Мы видели, как они то горячо жестикулировали, то говорили более спокойно. Затем Бонапарт, подойдя к моему отцу, с вкрадчивым видом по-дружески взял его под руку, возможно, для того, чтобы все, кто находился во дворе, а также в окнах, поблизости, могли бы видеть, что генерал Марбо присоединяется к планам генерала Бонапарта. Этот ловкий человек не упускал ни одного мгновения, чтобы приблизиться к своей цели. Он соблазнял одних, убеждал других, что он уже привлек на свою сторону тех, кто еще сопротивлялся, хотя бы и из чувства долга. И это ему великолепно удавалось.

После этого второго разговора отец стал еще более задумчив, чем после первого, и, возвратясь в отель, он приказал готовиться к отъезду на следующий же день. Но генерал Бонапарт должен был именно в этот день совершать объезд укреплений вокруг города, и все почтовые лошади были отданы в его распоряжение. Я подумал, что на этот раз отец точно разозлится, но он только сказал: «Вот начало всемогущества!» — и приказал, чтобы постарались достать ему наемных лошадей, настолько он спешил удалиться от этого города, вид которого был ему тягостен. Однако и таких лошадей не нашлось. Тогда полковник Менар, который родился на юге и превосходно знал эту местность, заметил, что дорога от Лиона до Авиньона очень разбита и следует опасаться того, что наши экипажи не выдержат и сломаются, и было бы предпочтительней отправиться по Роне, тем более что поездка по берегам этой реки позволит нам увидеть изумительные пейзажи. Отец, не будучи любителем живописных мест, в любой другой момент отверг бы подобное предложение, но, поскольку оно давало ему возможность покинуть город на день раньше, он согласился отправиться по Роне. Полковник Менар нанял большой корабль и погрузил туда два наших экипажа. На следующий день рано утром мы отправились в путь. Это решение чуть не стоило нам жизни.

Дело было осенью. Река обмелела. Корабль то и дело касался дна. Мы опасались, что он разорвется. Мы провели первую ночь в Сен-Пере, затем в Тене и целых два дня добирались до устья реки Дром. Здесь воды было значительно больше, и корабль двигался быстрее, но страшный порыв ветра, который обычно называют мистралем, отбросил нас на четверть лье выше Пон-Сент-Эспри. Перевозчики не смогли [42] добраться до берега. Они потеряли голову и начали молиться, вместо того чтобы работать, в то время как течение и жуткий ветер толкали корабль в сторону моста. Нас несло на мостовые опоры, при столкновении с которыми мы бы обязательно утонули. Но в этот момент отец, а за ним и мы все, схватив длинные шесты, вовремя сумели оттолкнуться и избежать удара о мостовую опору. Отдача была такой силы, что мы все попадали на скамейки, но в то же время это изменило направление движения корабля, который, к счастью, сумел пройти под аркой моста. Перевозчики понемногу приходили в себя и снова взялись за управление нашим судном. Однако мистраль не прекращался. Наши два экипажа, как паруса, ловили ветер и делали управление почти невозможным. Наконец в шести лье выше Авиньона нас выбросило на остров, и нос корабля зарылся в песок таким образом, что мы не могли без помощи рабочих вытащить его. Корабль накренился на бок, и мы боялись, что в любой момент он может быть затоплен. Мы положили несколько досок между кораблем и берегом, а затем с помощью веревки, которая нам служила опорой, высадились на берег без особых проблем, хотя и с большим риском. Нечего было и думать вновь садиться на корабль при таком сильном ветре, хотя и не сопровождавшемся дождем. Мы отправились внутрь острова, который оказался весьма обширным.

В начале мы думали, что он абсолютно необитаем. Но вскоре мы заметили нечто напоминающее ферму, где мы, между прочим, нашли добрых людей, которые нас прекрасно приняли. Мы умирали с голоду, но было невозможно отправляться за провизией на корабль, и у нас было очень мало хлеба. Жители фермы объяснили нам, что на острове много диких кур и, когда нужно, их можно просто пострелять из ружья. Отец очень любил охоту, к тому же ему нужна была передышка от всех наших невзгод. Смеясь, мы отправились на охоту за курицами. Нам удалось застрелить несколько кур, хотя это оказалось нелегко, потому что они летали как настоящие фазаны. Помимо этого, в лесу мы набрали много яиц и, когда вернулись на ферму, разожгли огонь, вокруг которого мы все устроились, пока слуга с помощью фермерши справлялся с дичью и с яйцами для приготовления пищи. Мы весело поужинали и легли спать на сене. Никто из нас не осмелился воспользоваться кроватями, которые добрые крестьяне нам охотно предлагали, поскольку эти кровати нам показались очень грязными. Перевозчики и один из слуг моего отца, которых мы оставили сторожить корабль, рано утром пришли предупредить нас о том, что ветер стих. Все крестьяне и матросы взяли лопаты, и после нескольких часов очень трудной работы им удалось снять корабль с мели, и мы смогли продолжить наше путешествие в Авиньон. В этот город мы прибыли без дополнительных происшествий. Несчастья, которые нам пришлось испытать, усиливались слухами, которые распространялись в Париже о том, что якобы отец и вся его свита погибли в водах Роны.

Въезд в Авиньон, особенно потому, что мы продвигались в город по реке, был очень живописным. Старинный папский дворец, городские [43] укрепления, окружающие город, многочисленные часовни и замок Вильнев, расположенный напротив, представляли великолепное зрелище. В Авиньоне мы встретили г-жу Менар и одну из ее племянниц и провели три дня в этом городе. Мы посетили его окрестности и не забыли, конечно, о фонтане Воклюз. Отец не спешил уезжать, поскольку г-н Р*** ему написал, что на юге еще стояла страшная жара, и он советовал замедлить наше продвижение, тем более что отец не хотел приезжать раньше прибытия его лошадей.

Из Авиньона мы направились в Экс. Но как только мы прибыли на берег реки Дюранс, которую обычно пересекали на плоту, мы увидели, что вода стояла очень высоко и было невозможно переплыть ее сразу же, не подождав примерно 5 или 6 часов. Пока мы обсуждали, стоит ли нам возвращаться в Авиньон, к нам подошел хозяин плота, настоящий барин, владелец очаровательного небольшого замка, расположенного в пятистах шагах от берега, и пригласил отца остановиться у него и отдохнуть, пока не будут погружены экипажи. Отец принял предложение, надеясь, что пребывание здесь не продлится более нескольких часов. Но оказалось, что в Альпах бушевала буря, а поскольку Дюранс брала свое начало именно в горах, то вода в ней только прибывала. Мы были вынуждены принять приглашение переночевать, любезно сделанное хозяином замка, и, поскольку стояла хорошая погода, мы целый день гуляли. Этот эпизод нашего путешествия мне очень понравился.

На следующий день река стала еще более грозной, чем накануне. А наш хозяин, будучи горячим республиканцем и прекрасно зная поведение реки, заключил, что в ближайшие 24 часа мы переправиться через нее не сможем, а потому поспешно отправился, не сказав нам ни слова, в маленький город Кавайон, который находился в 2 лье от места, где мы остановились, на том же берегу, что и Бомпар. Он поспешил предупредить всех местных патриотов, что у него остановился дивизионный генерал Марбо. Вскоре этот милый господин с торжествующим видом вернулся в свой замок, куда через час прибыла целая кавалькада, состоящая из страстных патриотов Кавайона, которые приехали, чтобы умолять отца согласиться присутствовать на банкете, организованном в его честь именитыми гражданами этого города, по-прежнему горячими республиканцами.

Отец, которому подобные овации были неприятны, вначале отказался, но граждане так настаивали, говоря, что все уже было заказано и что все жители окрестности собрались там в ожидании его, что в конечном счете он уступил. Мы отправились в Кавайон.

Самый красивый особняк был украшен гирляндами и заполнен черными шляпами людей, собравшихся из города и окрестностей. После бесконечных комплиментов все уселись за огромный стол, на котором стояли самые изысканные блюда и более всего дичь, которую очень ценили в этом крае. Произносились горячие речи против врагов свободы, поднимались многочисленные тосты за здравие известных людей, и обед зaкончился только в 10 часов вечера. Было уже поздно возвращаться в [44] Бомпар, к тому же отцу было неудобно быстро отделаться от принимавших его хозяев, и он решил остаться на ночь в Кавайоне. Таким образом, весь вечер прошел в разговорах, весьма горячих. Наконец мало-помалу все гости разошлись, и мы остались одни. На следующее утро г-н Го спросил у хозяина гостиницы, какая часть причиталась с моего отца за пиршество, организованное накануне, поскольку он считал, что это был пикник, где каждый вносил свою долю. Однако этот славный человек передал ему счет на более чем 1 500 франков, поскольку милые патриоты не заплатили за праздник ни одного су. Нам рассказали, что некоторые выразили желание внести свою долю, но подавляющее большинство ответило им, что это было бы оскорблением для генерала Марбо.

Капитан Го был взбешен таким поступком, но мой отец, который в первый момент не мог прийти в себя от удивления, затем расхохотался и велел хозяину гостиницы явиться за деньгами в Бомпар, куда мы должны были вернуться тотчас же, не сделав при этом ни одного замечания нашему хозяину и хорошо поблагодарив всех слуг.

Наконец река успокоилась, и мы смогли пересечь ее и отправиться в Экс.

Хотя я и не достиг еще возраста, чтобы говорить на политические темы с моим отцом, о чем он сам когда-то сказал, я все же начал думать, что республиканские убеждения отца сильно изменились за последние два года и то, что он слышал за званым обедом в Кавайоне, окончательно поколебало их. Однако он не проявил никакого неудовольствия по поводу так называемого пикника. Это его даже развлекало. Особенно его забавлял гнев г-на Го, который не переставал повторять: «Меня не удивляет, что, несмотря на дороговизну всех этих яств, эти мерзавцы заказали их такое количество, да еще попросили столько бутылок дорогого вина!».

Это был наш последний день в почтовых каретах. Когда мы пересекали горы и великолепный лес Эстереля, мы встретили начальника бригады (или полковника) 20 1-го гусарского полка в сопровождении офицера и нескольких всадников, сопровождавших захромавших лошадей. Они направлялись в полковое депо 21, расположенное в Пюи, в Велэ 22. [45]

Полковника звали Пикар, за ним сохранили командование полком благодаря его административным талантам. Он много времени проводил в депо, где занимался экипировкой солдат и подготовкой лошадей, которых затем отправлял в боевые эскадроны, где сам появлялся крайне редко и оставался очень недолго. Увидев г-на Пикара, отец приказал остановиться, вышел из экипажа и, представив меня полковнику, отвел его в сторону, с тем чтобы он указал ему младшего офицера, достаточно разумного и хорошо воспитанного, которого можно было бы назначить моим наставником. Полковник указал на унтер-офицера Пертеле. Отец записал его имя, и мы продолжили наш путь до Ниццы, где и нашли Р***, устроившегося в прекрасном отеле с нашими экипажами и лошадьми, находившимися в прекрасном состоянии.

Глава VIII

Прибытие в Ниццу. — Мой наставник Пертеле. — Как я становлюсь настоящим гусаром Бершени. — Меня начинают считать «своим». — Моя первая дуэль в Мадонне около Савоны. — Похищение обоза быков в Дего.

Ницца была заполнена войсками, среди которых находился и эскадрон 1-го гусарского полка, к которому я принадлежал. Этот полк в отсутствие полковника находился под командованием храброго начальника эскадрона 23 по имени Мюллер (он был отцом того несчастного адъютанта из 7-го гусарского полка, который на моих глазах был ранен пушечным выстрелом в битве при Ватерлоо). Узнав о прибытии дивизионного генерала, Мюллер отправился представиться моему отцу, и они решили, что после нескольких дней отдыха я буду служить в 7-й роте под командованием капитана Матиса, человека достойного, ставшего впоследствии полковником в годы Империи и маршалом после Реставрации.

Хотя отец всегда был со мною очень мил, он невольно оказывал на меня такое давление своим авторитетом, что рядом с ним я был крайне застенчив. Он же только увеличивал ее, часто повторяя, что я должен был бы родиться девочкой, и называя меня мадемуазель Марселен. Это меня очень огорчало, особенно с того момента, как я стал гусаром. Именно для того, чтобы преодолеть во мне эту черту, отец хотел, чтобы я служил вместе со своими товарищами по оружию. Отец, конечно, [46] мог бы оставить меня при себе, поскольку мой полк входил в состав его дивизии, но он хотел, чтобы я сам научился ездить на лошади, управлять ею, чистить оружие. Он не желал, чтобы его сын пользовался хотя бы малейшей привилегией, поскольку это могло бы произвести плохое впечатление в войсках. Достаточно было и того, что меня приняли в эскадрон, не минуя длительную и скучную службу в депо.

В течение нескольких дней я объезжал с отцом и его штабом изумительные по красоте окрестности Ниццы. Однако пришло время моего зачисления в эскадрон, и отец попросил начальника эскадрона Мюллера прислать ему унтер-офицера Пертеле. А надо вам сказать, что в полку было два брата с этим именем, оба унтер-офицера, но абсолютно не похожие друг на друга ни морально, ни физически. Считалось, что автор пьесы «Два Фильбера» взял в качестве прототипов своих героев именно этих двух людей. Старший из Пертеле был Фильбер плохой, а младший Пертеле был Фильбер хороший. Именно этого последнего полковник Пикар и предложил моему отцу в качестве моего наставника по дороге в Ниццу. Но так как у моего отца и у полковника было мало времени для разговора, то г-н Пикар забыл сказать, что речь шла о Пертеле-младшем и что он не состоит в эскадроне, расположенном в Ницце. Старший же из братьев служил именно в 7-й роте, в которую я и был направлен. Командир Мюллер подумал, что речь шла о старшем. Что выбор пал именно на этого безумца, чтобы научить уму-разуму и лишить невинности того нежного и застенчивого молодого человека, каким был я в то время. Таким образом, он и прислал нам Пертеле-старшего. Этот малый был пьяницей, буяном, скандалистом, дуэлянтом, абсолютно необразованным человеком, но в то же время храбрым до безрассудства рубакой. Он не желал знать ничего, кроме лошади и оружия. Пертеле-младший, напротив, был мягким, вежливым, очень образованным, к тому же очень красивым мужчиной, хотя был так же храбр, как и его старший брат. Он, конечно же, сделал бы быстро блестящую карьеру, если бы в совсем молодом возрасте не погиб на поле сражения.

Но вернемся к старшему. Он пришел к отцу. Что же мы видим? Разбитной малый, с хорошей, правда, выправкой. Кивер, сдвинутый на ухо, сабля болтается, лицо красное, располосованное на две части огромным шрамом. Усы в полфута длиной, нафабренные воском, теряются где-то за ушами. Две толстые косы, заплетенные на висках, спускаются с висков на грудь. Все это представляло вид необычайный. Образ хулигана, усиленный его обрывистой речью, с немыслимым франко-эльзасским выговором, складывался окончательно. Правда, этот последний недостаток не особенно удивил отца, так как он знал, что в 1-й гусарский полк, бывший полк Бершени, когда-то принимали немцев. Поэтому все команды в этом полку до 1793 года отдавались на немецком языке, и именно этот язык был наиболее распространен среди офицеров и гусаров, которые почти все были родом из провинций с берегов Рейна. Однако отец был просто поражен внешностью моего будущего наставника, его ответами и общим видом отчаянного дуэлянта. [47]

Позднее я узнал, что отец немало сомневался, отдавать ли меня в руки этакого удальца, однако г-н Го напомнил, что полковник Пикар назвал его лучшим унтер-офицером в эскадроне, и тогда мой отец решился попробовать.

Итак, я последовал за Пертеле, который запросто взял меня под руку, отвел в мою комнату, показал, куда положить вещи, и проводил в маленькую казарму, расположенную в старом монастыре, занятом эскадроном 1-го гусарского полка. Мой наставник заставил меня оседлать, а затем расседлать красивую небольшую лошадь, которую отец купил для меня. Затем он показал мне, как надо укладывать шинель и оружие. После всего этого он решил, что пришло время идти обедать, тем более что мой отец, пожелавший, чтобы я питался вместе со своим наставником, назначил на этот дополнительный расход значительную сумму.

Пертеле проводил меня в небольшую харчевню, заполненную гусарами, гренадерами и солдатами всех родов войск. Нас обслужили и поставили на стол огромную бутылку очень крепкого красного вина. Пертеле налил мне бокал и мигом опустошил свой. Я же поставил свой на стол, не прикоснувшись, так как я раньше никогда еще не пил чистого вина, и запах этой жидкости показался мне неприятным. Я признался в этом, и он тут же воскликнул громовым голосом: «Официант, принеси этому молодому человеку лимонада, поскольку он никогда не пьет вина». Весь зал грохнул от смеха. Я был убит, но все же не решался попробовать этого вина и стеснялся попросить воды. Таким образом, я пообедал, ничего не выпив.

Постижение солдатской жизни тяжело в любые эпохи. Но в то время, о котором я рассказываю, это было особенно трудно. Мне пришлось пережить несколько очень непростых моментов. Но что для меня было совершенно невыносимо, так это ложиться в одну постель с другим гусаром, поскольку тогда на двух солдат предоставлялась одна кровать. Только унтер-офицеры спали по одному. В первую ночь, которую мне предстояло провести в казарме, я уже лег спать, когда огромный верзила, пришедший на час позже других, подошел к моей кровати и, увидев, что там уже кто-то спит, схватил лампу и сунул ее мне в лицо, чтобы рассмотреть, с кем ему предстоит провести ночь, после этого он начал раздеваться. Наблюдая за этим, мне и в голову не могло прийти, что он уляжется рядом со мной, но очень скоро мои иллюзии развеялись, когда он довольно грубо сказал: «Подвинься, новобранец!». Затем он улегся, заняв три четверти кровати, и захрапел что было мочи. Я не мог сомкнуть глаз, особенно из-за жуткого запаха, источаемого свертком, который мой товарищ положил себе под голову. Я никак не мог понять, что там было. Чтобы узнать это, я осторожно протянул руку к вонючему предмету и обнаружил кожаный передник, пропитанный смолой, которую сапожники употребляли для натирания ниток. Мой любезный сотоварищ по кровати был одним из полковых сапожников. Меня охватило такое отвращение, что я поднялся, оделся и пошел на конюшню, где улегся на снопе соломы. [48]

На следующий день я рассказал о моих несчастьях Пертеле, который передал это младшему лейтенанту взвода. Этот последний был человеком воспитанным, его звали Лейстеншнейдер (что по-немецки значит «гранильщик»). Во время Империи он стал полковником, первым адъютантом Бессьера, и был убит 24. Господин Лейстеншнейдер, понимая, как мне было тяжело спать с сапожником, взял на себя ответственность и выделил мне отдельную кровать в спальне младших офицеров, что мне доставило невыразимое удовольствие.

Хотя эпоха Революции привела к большой небрежности в обмундировании воинских частей и к отсутствию у них единообразной формы одежды, 1-й гусарский полк тщательно сохранял свою прежнюю униформу времен Бершени. Все кавалеристы должны были выглядеть одинаково. Так как в гусарских полках солдаты носили не только косичку на затылке, но еще и заплетали длинные косы на висках и закручивали усы, было необходимо, чтобы у всех, принадлежащих к данной части, были усы, косичка и косы. А так как у меня не было ни одной из этих деталей, мой наставник препроводил меня к парикмахеру эскадрона, где к моим волосам, уже достаточно отросшим, прикрепили ложные косицу и такие же косы. Сначала мне это очень мешало, но я к ним довольно быстро привык, и мне даже нравилось. Мне казалось, что они придают мне облик старого гусара. Но с усами дело обстояло сложнее. Растительности на лице у меня было не больше, чем у девушки, и, поскольку мое безусое лицо не красило ряды эскадрона, Пертеле, согласно обычаям Бершени, взял горшок с черной смолой и пальцем нарисовал мне два огромных клыка, которые покрывали верхнюю губу и поднимались почти до глаз.

В то время у киверов не было козырька. Так что во время парадов, если я находился в первом ряду (где приходилось сохранять полную неподвижность), итальянское солнце так жгло своими лучами лицо, что совершенно высушивало воск, которым были нарисованы усы. Он сжимал мою кожу самым неприятным образом. Однако я не морщился, я был гусаром. Это слово имело для меня магический смысл. К тому же, выбирая военную карьеру, я очень хорошо понимал, что моим первым долгом является подчинение всем установленным правилам.

Отец и часть его дивизии еще находились в Ницце, когда мы узнали о событиях 18 брюмера, ниспровержении Директории и установлении Консульства. Отец слишком презирал Директорию, чтобы сожалеть о ней, но он боялся, что опьяненный властью генерал Бонапарт после [49] установления порядка во Франции не ограничится скромным званием консула. Он нам предсказывал, что пройдет немного времени, и Бонапарт захочет быть королем. Отец ошибся только в звании: через четыре года Наполеон стал императором.

Каковыми бы мрачными ни были предвидения, высказанные моим отцом, но он радовался тому, что не был в Париже 18 брюмера. Я думаю, что, если бы он оказался там, он бы резко выступал против того, что предпринял генерал Бонапарт. Но в армии, во главе дивизии, находящейся перед лицом врага, отец позволил себе замкнуться в пассивном военном послушании. Он отклонил все предложения, которые ему делали многие генералы и полковники, заключавшиеся в том, чтобы направиться в Париж во главе их войск. «А кто же, — говорил он им, — защитит границы, если мы их оставим, и чем станет Франция, если к войне против иностранцев мы добавим несчастья гражданской войны?». Своими мудрыми замечаниями он удержал многие экзальтированные натуры. Однако в целом он был очень удручен государственным переворотом. Он боготворил родину и хотел бы ее спасти и защитить, не подчиняя власти одного человека.

Я уже говорил, что, заставляя служить меня простым гусаром, отец имел главной целью желание освободить меня от этого вида школьника, немного наивного, поскольку во время моего краткого пребывания в Париже я от него так и не избавился. Результат превзошел все его ожидания, так как, живя среди буянов гусар и имея в наставниках такого головореза, который только смеялся над всеми глупостями, которые я совершал, я начал выть по-волчьи, а от страха, что будут смеяться над моей застенчивостью, я стал настоящим дьяволом. Однако я еще не достиг таких высот, чтобы быть принятым в братство, которое под именем «шайки» имело членов во всех эскадронах 1-го гусарского полка.

Так называемая шайка состояла из самых отпетых и в то же время самых храбрых солдат полка. Члены ее поддерживали друг друга вопреки всем и всему в основном перед лицом врага. Они называли себя «шутниками» и узнавали друг друга по вырезу, который делался с помощью ножа на первой пуговице правого ряда гусарского ментика и доломана. Офицеры знали о существовании этой компании, но так как самые большие проступки ее членов ограничивались кражей нескольких куриц и баранов или шутками над жителями и при этом «шутники» были всегда первыми в бою, то они закрывали глаза на ее существование.

Я был настолько легкомысленным, что изо всех сил старался войти в это сообщество буянов. Мне казалось, что это возвысит меня в глазах моих товарищей. Но напрасно я старался посещать фехтовальную школу, быть первым во всем — в стрельбе, во владении саблей, пистолетом, карабином, одним ударом сбивать все, что попадалось на моей дороге, волочить саблю, надевать кивер набекрень, члены клики относились ко мне как к ребенку и отказывались принять меня в свои ряды. И лишь одно непредвиденное обстоятельство помогло мне стать единогласно принятым в их компанию. [50]

Итальянская армия занимала в то время Лигурию и растянулась вдоль линии протяженностью в 60 лье. Правый край находился у залива Специя, за Генуей, центр — в Финале и левый — в Ницце и в Варе, то есть на границе с Францией. Таким образом, у нас за спиной было море и перед нами был Пьемонт, где расположилась австрийская армия, отделенная от нас грядой Апеннин, простирающейся от Вара до Гави.

В таком неудачном положении французская армия могла быть легко разделена на две части, что и случилось несколькими месяцами позже. Однако не будем предвосхищать события.

Получив приказ собрать свою дивизию в Савойе, маленьком городке, расположенном на берегу моря в 10 лье ниже Генуи, отец разместил свой штаб в близлежащем епископстве. Пехота была распределена по небольшим городкам и в соседних деревнях, с тем чтобы наблюдать за долинами, по которым пролегали основные дороги, ведущие из Пьемонта. 1-й гусарский полк из Ниццы был переведен в Савону и расположился на бивуак в долине под названием Мадонна. Вражеские аванпосты находились в Дего, в 4 или 5 лье от нас, на противоположной стороне Апеннин. Вершины их были покрыты снегом, в то время как в Савоне и ее окрестностях температура была очень приятной. Наш бивуак был очень хорошим, продовольствия у нас было более чем достаточно, но никакой дороги, связывающей нас с Ниццей или с Генуей, мы не имели и в помине. Морские сообщения были перекрыты английскими кораблями. Войска жили только тем, что ей доставляли по Карнизу на нескольких мулах или что оставалось от разгрузки небольших судов, которым удавалось незамеченными пробраться вдоль берега. Этих ресурсов с трудом хватало, чтобы прокормить войска. К счастью, в стране производилось много вина, что поддерживало солдат и помогало переносить им лишения в пище с завидным смирением. Однажды стояла изумительная погода. Мой наставник Пертеле прогуливался со мной по берегу моря и увидел небольшой симпатичный кабачок, окруженные апельсиновыми и лимонными деревьями, под которыми стояло несколько столов. За столами сидели военные самых разных родов войск. Пертеле предложил мне туда зайти. Хотя мне так и не удавалось преодолеть своего отвращения к вину, я последовал за ними из простой любезности.

Необходимо заметить, что в то время на поясной портупее кавалеристов не было крючка для подвешивания сабли, и поэтому, когда мы шли пешком, надо было придерживать ножны левой рукой. Мы это делали так, чтобы ее конец касался земли. Это производило большой шум и обволакивало нас духом воинственности. Ничего большего и не требовалось, чтобы мне понравился этот обычай. Но случилось так, что при входе в городской сад, о котором я уже говорил, конец ножен моей сабли коснулся ноги огромного канонира конной артиллерии, который отдыхал, развалившись на стуле и вытянув вперед свои ножищи. Конная артиллерия, называемая в те времена летучей артиллерией, была создана в начале Революции из добровольцев, набираемых в [51] гренадерских ротах. Пользуясь этим удобным случаем, от многих самых непослушных гренадеров их бывшее начальство избавлялось с превеликим удовольствием.

 

Летающие канониры были известны не только своей смелостью, но и страстью к стычкам и ссорам. Канонир, ногу которого задела моя сабля, обратился ко мне громовым голосом и крайне грубым тоном: «Гусар! Не слишком ли волочится твоя сабля?!». Я продолжал идти, не ответив на грубость, но мой наставник Пертеле подтолкнул меня и сказал тихо: «Ответь ему: «Заставь ее приподняться!». Я повторил его слова. «Легко!» — ответил канонир. Пертеле мне снова подсказал: «Я бы на это посмотрел». При этих словах канонир или, скорее, Голиаф, поскольку он был около шести футов роста, выпрямился на своем стуле и принял угрожающий вид, но мой наставник бросился между ним и мною. Все канониры, находящиеся в саду, моментально приняли сторону своего товарища, но тут же целая толпа гусаров окружила Пертеле и меня.

Все кричали, говорили одновременно, и я подумал, что, наверное, будет общая драка. Однако, поскольку гусаров было, по крайней мере, двое против одного артиллериста, они вели себя более спокойно, и артиллеристы поняли, что, если начнется драка, им не победить. Поэтому все закончилось тем, что гиганту канониру разъяснили, что в том, что его ногу задела моя сабля, ничего оскорбительного быть не могло и дело должно остановиться на этом. Или остаться между нами двоими. Но тут в общей суматохе и шуме один трубач артиллерии, примерно 20 лет от роду, начал оскорблять меня. Я, возмущенный, оттолкнул его столь сильно, что он упал головой в ров, полный грязи. Тут же было решено, что этот молодой человек и я должны драться па саблях.

Мы тогда вышли из сада, за нами последовали все, кто присутствовал при скандале. И вот мы на берегу моря, на утрамбованном песке. Мы готовы сражаться. Пертеле знал, что я неплохо владею саблей, тем не менее он дал мне еще несколько советов, как вести себя в этом поединке и как я должен атаковать противника. Затем он привязал к рукоятке сабли большой платок, затем обмотал им всю мою руку.

Наступил момент, когда мне нужно сказать, что мой отец ненавидел дуэли. Во-первых, потому, что считал этот обычай варварским, а во-вторых, я думаю, подобное отношение было вызвано еще и воспоминанием об одном случае из времен его молодости. Состоя в роте телохранителей, он присутствовал на дуэли как секундант своего товарища, очень им любимого, причем последний был убит в этом кровавом споре, вспыхнувшем по совершенно незначительной причине.

Как бы то ни было, но, когда отец принимал командование, он предписал жандармерии арестовывать и препровождать к нему всех военных, которые затевали такого рода ссоры. Хотя трубач и я прекрасно знали об этом приказе, мы тем не менее сняли наши доломаны и взяли и руки сабли. Я расположился спиной к Савойе, а мой противник передо мной. Мы изготовились к поединку, когда вдруг я увидел, что трубач [52] бросился в сторону, схватил свой доломан и убежал. «Ах ты, трус! Ты убегаешь!» — воскликнул я. Я хотел уже броситься за ним, когда две железные руки схватили меня сзади за ворот. Я повернул голову и оказался лицом к лицу перед восемью или десятью жандармами. Тогда-то я и понял, почему убежал мой противник, почему разбегались все присутствующие, включая моего наставника Пертеле, поскольку каждый из них боялся быть арестованным и отведенным к генералу.

Итак, я был арестован и обезоружен. Я надел мой доломан и с удрученным видом последовал за жандармами, которым я не назвал своего имени и которые меня повели прямиком в епископство, где жил мой отец. В этот момент отец находился в доме с генералом Сюше (ставшим впоследствии маршалом), приехавшим в Савону, чтобы обсудить служебные дела с отцом. Они прогуливались в галерее, выходившей во двор. Жандармы подвели меня к генералу Марбо, не подозревая, что я его сын. Бригадир объяснил мотивы моего ареста. Тогда отец, приняв крайне строгий вид, сделал мне основательное внушение. После этой отповеди отец сказал бригадиру: «Отведите этого гусара в цитадель». Я уходил, не говоря ни слова, и, таким образом, генерал Сюше, который меня не знал, не подозревал, что сцена, при которой он присутствовал, происходила между отцом и сыном. Только на следующий день ему стало известно о наших родственных связях, и с тех пор он часто со смехом вспоминал этот случай.

Цитадель представляла собой старое генуэзское укрепление, расположенное возле порта. Меня заперли в огромном зале, свет в который проникал через небольшое окно, выходившее на море. Постепенно я стал приходить в себя. Выговор, который я получил, представлялся мне вполне заслуженным. Однако тем, что я не подчинился генералу, я был удручен меньше, чем огорчением, которое я причинил своему отцу. Остаток дня я провел в печальных размышлениях. Вечером старый инвалид из генуэзских войск принес мне кувшин с водой, кусочек хлеба из полковой пекарни и бросил небольшой сноп сена, на котором я мог улечься. Но я не мог есть. Я не мог и заснуть. Во-первых, потому, что я был слишком взволнован, а во-вторых, из-за шума, который производили вокруг меня большие крысы, захватившие тут же мой хлеб. Я лежал в полной темноте, предаваясь своим грустным размышлениям, когда около 10 часов вечера услышал, что замок моей тюрьмы открывается. Я увидел Спира, бывшего верного слугу моего отца. Он-то мне и рассказал, что после того, как я был отправлен в цитадель, полковник Минар, капитан Го и все офицеры отца просили его помиловать меня. Генерал согласился и поручил Спиру пойти за мной и отнести начальнику крепости приказ о моем освобождении.

Меня отвели к начальнику форта генералу Бюже, великолепному человеку, который лишился на войне одной руки. Он меня знал и очень любил моего отца. После того как он вернул мне мою саблю, он посчитал своим долгом прочитать мне мораль, которую я слушал внимательно и терпеливо, но думал лишь о том, что получу еще более [53] строгие замечания от своего отца. Я не чувствовал в себе достаточно мужества, чтобы вынести это наказание, и решил насколько возможно избежать его.

Нас повели вдаль от цитадели. Ночь была темная. Спир шел впереди меня, освещая путь фонарем. Ведя меня по узким, кривым улицам города, Спир был в восторге от того, что он вызволил меня, и перечислял все, что меня ожидало в штабе. В том числе, говорил он, я должен буду выслушать очень строгий выговор от отца. Эта последняя фраза укрепила во мне созревавшую уверенность. Чтобы гнев отца несколько спал, я решил, что не покажусь ему ранее чем через несколько дней. Для этого мне нужно было сейчас же отправиться на наш бивуак в долине Мадонна. Я мог бы убежать, не причиняя никакой неприятности Спиру, но из страха, что он меня догонит со своим фонарем, я вышиб ногой фонарь, который упал в десяти шагах от него, и убежал, тогда как бедный старик искал свой фонарь на ощупь и восклицал: «Ах ты, маленький негодяй, я все расскажу отцу. Он правильно сделал, черт возьми, поселив тебя с этими бандитами, гусарами Бершени! Хорошенькая школа для молодого человека!».

Проплутав некоторое время по пустынным улицам, я наконец нашел дорогу в Мадонну и прибыл на бивуак своего полка. Все гусары думали, что я в тюрьме. Как только меня опознали при свете костров, все окружили меня и стали расспрашивать. Все громко смеялись, когда я рассказывал, как освободился от доверенного лица, которому было поручено отвести меня к генералу. Больше всего восхищались члены клики, особенно моей решимостью, и сразу единогласно сговорились принять меня в свое общество, которое как раз в эту ночь готовилось отправиться на разведку до ворот Дего, с тем чтобы угнать стадо быков, принадлежащее австрийской армии.

Французские генералы, так же как и командиры полков, были вынуждены делать вид, что они ничего не знают о подобных набегах, поскольку солдаты уходили, чтобы достать провиант, поставки которого были крайне нерегулярны. В каждом полку самые храбрые солдаты формировали подобные банды мародеров, знавших с удивительной точностью места, где заготавливался провиант для противника, и они использовали всю свою хитрость и находчивость, чтобы овладеть этими запасами.

Один плут-барышник пришел предупредить клику 1-го гусарского полка о том, что стадо быков, которое он продал австрийцам, пасется на лугу в четверти лье от Дего, и шестьдесят гусар, вооруженных только карабинами, выступили на захват этого стада.

Мы прошли несколько лье по ужасным тропам в горах, чтобы избежать основной дороги, и захватили в плен пятерых кроатов, стороживших стадо и заснувших в сарае. Чтобы помешать им подать сигнал тревоги гарнизону в Дего, мы их связали и захватили стадо без единого выстрела. Мы вернулись на бивуак страшно усталыми, но довольными, что мы сыграли злую шутку с врагом и добыли нам провиант. [54]

Я привел этот факт, только чтобы показать, в каком нищенском состоянии находилась в то время итальянская армия, а также рассказать, до какой степени дезорганизации и заброшенности могут дойти войска, командиры которых вынуждены не только терпеть подобные экспедиции, но и пользоваться тем, что добывают их же солдаты таким образом, делая вид, что не знают, как это достается.

Глава IX

Как я сразу стал унтер-офицером. Я похищаю 17 гусар Барко.

В моей военной карьере мне очень повезло, так как, минуя звание бригадира 25, из простого гусара я сразу стал унтер-офицером. Вот как это произошло. Слева от расположения дивизии моего отца стояла дивизия под командованием генерала Сера, штаб которой находился в Финале. Эта дивизия, занимающая часть Лигурии, покрытую крутыми горами, состояла в основном из пехоты, поскольку кавалерия могла продвигаться здесь только маленькими отрядами в редких проходах, которые соединяли побережье Средиземного моря с Пьемонтом. Генерал Сера, получив от главнокомандующего Шампионне приказ произвести частью своих войск разведку в предгорьях Сан-Джакомо, за которыми простиралось несколько долин, написал отцу и попросил его одолжить ему для этого предприятия отряд из пятидесяти гусар. Отказать ему было невозможно. Отец согласился на просьбу генерала Сера и назначил лейтенанта Лейстеншнейдера командовать отрядом, в который входил и мой взвод. Мы выехали из Мадонны по направлению к Финале. В то время по берегу моря проходила единственная дорога, носившая название Карниз и находившаяся в очень плохом состоянии. У лейтенанта после неудачного падения с лошади была вывихнута нога, и следующим по званию после него в отряде был унтер-офицер Канон, красивый молодой человек, обладающий многими превосходными качествами, хорошим образованием, а главное, большой самостоятельностью.

Во главе своей дивизии генерал Сера на следующий же день направился в направлении горы Сан-Джакомо, покрытой снегом. Там мы расположились бивуаком. На следующий день мы должны были начать движение вперед в полной уверенности, что нам предстоит столкновение с противником. Но сколь многочислен был враг? Именно этого генерал знать не мог. Согласно приказам главнокомандующего, ему надлежало только разведать позицию австрийцев в этой части фронта. Но ему было запрещено вступать в бой, если враг окажется в большинстве. Генерал [55] Сера понимал, что его пехота, следуя вперед среди гор, могла обнаружить колонну противника, только оказавшись непосредственно перед ней. В этом случае серьезного столкновения было уже не избежать, и отступление могло бы оказаться еще более опасным. Он решил продвигаться очень осторожно и выслать на дистанцию в 2-3 лье впереди себя небольшой отряд, чтобы с его помощью прощупать район и, главное, взять нескольких пленных, от которых он надеялся получить определенные сведения, так как местные крестьяне, как правило, ничего не знали или не хотели говорить. Но генерал понимал также, что отряд пехотинцев сам мог бы оказаться в ловушке, если он его отправит слишком далеко. В то же время, даже при благополучном исходе дела, люди, идущие пешком, принесли бы ему известия, которых он так страстно ждал, слишком поздно. Таким образом, он решил использовать те пять десятков гусар, которых он и послал в качестве своего передового отряда. Так как местность была крайне пересеченной, он дал унтер-офицеру карту, сопровождая ее письменными и устными инструкциями в присутствии всего отряда, и отправил нас за два часа до рассвета, не переставая повторять, что нужно обязательно дойти до аванпостов противника, где, как он очень надеялся, нам удастся захватить нескольких пленных.

Унтер-офицер Канон прекрасно развернул свой отряд. Во главе он поставил небольшой авангард, по бокам распределил разведчиков и принял все необходимые предосторожности.

Отойдя на 2 лье от нашего лагеря, мы обнаружили большой постоялый двор. Наш унтер-офицер стал расспрашивать хозяина и узнал от него, что примерно в часе ходьбы отсюда мы можем столкнуться с австрийским отрядом. Хозяин затруднялся назвать его численность, но знал, что впереди него расположен полк очень злобных гусар, которые плохо обращались со многими местными жителями.

Получив эти сведения, мы продолжили наш путь. Но не успели мы сделать и ста шагов, как г-н Канон начал корчиться на своей лошади и сказал, что он страшно страдает и ему абсолютно невозможно продолжать путь. Он передал командование отрядом унтер-офицеру Пертеле-старшему, как самому старшему по званию после него самого. Однако Пертеле заметил, что, будучи эльзасцем, он не умеет читать по-французски и не может, таким образом, понять ни карту которую, ему передали, ни инструкции, написанные генералом. Он наотрез отказывался от командовании. Все остальные унтер-офицеры, так же малограмотные, как и Пертеле отказались по тем же причинам. То же сделали и бригадиры. Бесполезно было их уговаривать, хотя я предложил, что я буду читать им инструкции генерала и объяснять наше продвижение по карте тому из унтер-офицеров, который захочет взять на себя командование. Но они по-прежнему упирались. К моему большому удивлению, все эти старые вояки отвечали мне: «Бери сам командование, и мы будем подчиняться тебе».

Весь отряд выразил то же самое пожелание, и я понял, что, если и я откажусь, мы и шагу не продвинемся вперед, и честь нашего отряда будет полностью скомпрометирована. К тому же приказ генерала Сера [56] следовало непременно выполнить, поскольку именно наши действия могли помочь его дивизии избежать очень больших потерь. И я согласился принять командование, но только после того, как спросил у г-на Канона, не сможет ли он все-таки вновь взять его на себя. Но он опять начал стонать, оставил нас и вернулся на постоялый двор. Признаюсь, я думал тогда, что он действительно заболел, но люди из нашего отряда, которые его хорошо знали, высказывались на его счет с оскорбительными насмешками.

Не хвастаясь, я должен сказать, что природа наделила меня достаточной храбростью. Я бы даже добавил, что было время, когда мне нравилось находиться среди опасностей. Тринадцать ранений, полученных на войне, и несколько блестящих дел, я думаю, являются достаточным тому доказательством. Вот почему, принимая командование над пятьюдесятью гусарами, которых чрезвычайные обстоятельства поставили под командование простого гусара в возрасте 17 лет, я твердо решил доказать товарищам, что если я не имею ни опыта, ни военных талантов, то, во всяком случае, обладаю некоторыми другими достоинствами.

Итак, я встал во главе отряда и твердо направился в том направлении, где, как я знал, находился враг. Мы шли уже довольно долго, когда вдруг наши разведчики заметили крестьянина, который постарался спрятаться от них. Они догнали его и привели ко мне. Я начал его расспрашивать, и он сказал, что как будто бы живет в 4 или 5 лье от этого места, и уверял, что не встречал здесь никаких австрийских войск. Я был уверен, что он врет из страха или из хитрости, поскольку, по моим расчетам, мы находились очень близко от стоянки противника. Я вспомнил, что читал когда-то в книге «Настоящий партизан», экземпляр которой мне передал отец, что для того, чтобы заставить говорить жителей страны, в которой находишься в военное время, надо иногда их напугать. Я понизил голос, постарался придать моему юному лицу угрожающий вид и воскликнул: «Как, негодяй, ты только что пересек территорию, занятую большими отрядами австрийской армии, и ты уверяешь, что ничего не видел? Ты шпион! Тебя надо немедленно расстрелять!».

Я призвал четверых гусар, сделав им знак не причинять вреда этому человеку, который, видя, как на его глазах они стали заряжать свои карабины, впал в такой ужас, что поклялся рассказать обо всем, что знал. Он прислуживал в одном монастыре, и ему было поручено отнести письмо настоятеля к его родным и дан наказ, если он встретит французов, не говорить им, где находились австрийцы. Но так как он вынужден теперь нам во всем признаться, он объявил, что в одном лье от места нашей стоянки находилось несколько вражеских полков, расквартированных в деревнях, и около сотни гусар полка Барко живут в деревушке, которую мы должны увидеть, пройдя еще немного вперед. На вопрос о том, как расположены эти гусары, он ответил, что перед домом в саду, окруженном изгородью, у них выставлена охрана, состоящая из двенадцати пеших солдат. Он сказал и о том, что в момент, когда он пересекал деревушку, остальные гусары готовились вести лошадей на водопой к маленькому пруду, расположенному с противоположной стороны от деревни. [57]

Выслушав его, я тотчас же принял решение. Нам не нужно было нападать на их передовой пост, отделенный от нас изгородью и поэтому недоступный для атаки кавалеристов. Стрельба могла бы лишить меня нескольких из моих людей и предупредить о нашем приближении других врагов. Значит, нам следовало обойти деревушку, подобраться к месту водопоя и внезапно напасть на врага. Но где пройти, чтобы не быть замеченными? Я приказал крестьянину проводить нас, обогнув деревню, и пообещал ему, что мы отпустим его сразу же, как только будем находиться с другой стороны деревни, которую теперь я уже разглядел собственными глазами.

Так как он не хотел идти, я приказал одному гусару взять его за шиворот, а другому приставить к его уху пистолет. Ему пришлось подчиниться. Он провел нас очень удачно. Высокая изгородь скрывала наше движение. Мы полностью обогнули деревню и увидели на берегу небольшого пруда австрийский эскадрон, который спокойно поил лошадей. Все кавалеристы были при оружии, согласно правилам передовых постов, но их командиры пренебрегли одной очень важной предосторожностью, состоявшей в том, чтобы никогда не распрягать и не поить всех лошадей одновременно и не допускать, чтобы все взводы заходили в воду разом, а не один за другим. Уверенный в том, что французы далеко, что пост, выставленный перед деревней, надежен, неприятельский командир посчитал излишним придерживаться этих правил. Именно это его и погубило.

Как только я оказался в пятистах шагах от прудика, я отпустил нашего провожатого, убежавшего со всех ног, выхватил саблю и, приказав своим товарищам не кричать до начала схватки, устремился галопом на вражеских гусар, которые заметили нас только в ту минуту, когда мы уже появились на самом берегу пруда. Его берега со всех сторон были слишком крутыми, чтобы лошади могли взобраться на них. Было только одно пологое место у самого водопоя. Правда, оно было достаточно широким. Именно в этом месте собралось около ста кавалеристов, поводья сняты, карабины повешены. Все они пребывали в состоянии полного покоя, некоторые даже пели. Можете судить об их удивлении. Сначала мы сделали залп из наших карабинов, убив некоторых, ранив других и положив немало их лошадей. Паника была полной. Тем не менее их капитан собрал вокруг себя тех, кто находился ближе к берегу, и открыл по нас довольно плотный огонь, ранив двоих из моих людей. Затем противник бросился на нас. Но Пертеле одним ударом сабли сразу сразил их капитана, и его солдаты вновь были оттеснены к воде. Многие из них стремились убежать от огня и перебраться на другой берег, другие растерялись, большое число людей и лошадей утонуло, а те из австрийских кавалеристов, которые достигли противоположного берега, не могли заставить своих лошадей взобраться на гору и, бросив их, стали цепляться за ветви прибрежных деревьев, пытаясь спастись бегством. Двенадцать человек охраны прибежали на шум. Мы встретили их саблями, и они быстро обратились в бегство. [58]

Однако около тридцати врагов оставались еще в пруду. Они побоялись вести лошадей в глубину и, видя, что единственный выход из воды ведет в сторону, занятую нами, стали кричать нам, что готовы сдаться. Я согласился на сдачу. По мере того как они выходили на берег, я приказывал им бросить оружие. Большинство из этих людей, так же как и их лошади, были ранены. Но так как мне хотелось увести с собой трофеи нашей победы, я приказал отобрать из них семнадцать кавалеристов и столько же лошадей, находящихся в хорошем состоянии. Они расположились в середине нашего отряда. Остальных мы оставили и устремились галопом в сторону нашего лагеря.

Я поступил правильно, приказав немедленно уходить, так как справедливо предполагал, что беглецы уже предупредили соседние отряды, которые и так были подняты по тревоге шумом перестрелки и полчаса спустя более полутора тысяч кавалеристов будут уже на берегу маленького пруда. За ними последуют несколько тысяч пехотинцев... Но к этому времени мы были уже далеко: примерно в 2 лье от того места. Наши раненые сумели выдержать быструю езду. Мы остановились ненадолго на вершине холма, чтобы их перевязать. И мы немало посмеялись, глядя сверху на то, как многочисленные вражеские колонны устремились за нами в погоню. Мы были уверены, что они не смогут нас догнать, потому что, боясь попасть в засаду, будут продвигатся вперед очень медленно, почти на ощупь. А мы находились теперь вне опасности.

Я дал Пертеле двух гусар из лучших наездников и приказал отправляться галопом, чтобы предупредить генерала Сера о результатах нашей миссии. Затем, построив по всем правилам отряд, поместив пленников, как всегда, в центр, я приказал неспешно отправляться в дорогу в сторону нашей вчерашней стоянки.

Невозможно описать радость моих товарищей и поздравления, с которыми они ко мне обращались во время нашего пути: «Ты правда достоин служить среди гусар Бершени, в первом полку мира!».

Но что же происходило во время нашей экспедиции в Сан-Джакомо? После нескольких часов ожидания генерал Сера в нетерпении получить известие заметил с высоты горы легкий дымок на горизонте. Его адъютант прижимает ухо к барабану, положенному на землю, и этим испытанным военным средством прислушивается к далекому шуму перестрелки. У обеспокоенного генерала Сера не остается сомнений, что отряд кавалеристов схватился с врагом.

Он взял полк пехоты 26 и решил направиться в сторону постоялого двора. Прибыв туда, он увидел привязанную у сарая гусарскую лошадь. Это была лошадь унтер-офицера Канона. Появился хозяин гостиницы, и генерал узнал, что гусарский унтер-офицер не покидал постоялого двора и уже несколько часов находился в столовой. [59]

Генерал направляется туда, и что же он видит? В углу около огня дремлет г-н Канон, а перед ним стоит огромная тарелка с окороком, две пустые бутылки из-под вина и чашка кофе. Бедного унтер-офицера будят, он, конечно, хочет извиниться, ссылаясь на свое внезапное нездоровье. Однако остатки сытного обеда, который он только что закончил, не позволяют поверить в его болезнь. Генерал Сера делает ему строжайший выговор. Его гнев увеличивается при мысли, что отряд из пятидесяти кавалеристов, порученный простому солдату, возможно, уже разгромлен врагом.

Но в этот момент появляется Пертеле с двумя гусарами и объявляет о нашем триумфе и о скором прибытии всех семнадцати пленных. Несмотря на этот счастливый конец, генерал Сера продолжает упрекать унтер-офицера Канона, но Пертеле обращается к нему и со своей грубой прямотой говорит: «Не ругайте его, мой генерал. Если бы этот трус нами руководил, никогда наша экспедиция не имела бы успеха!». Подобная попытка сгладить ситуацию только усложнила положение несчастного г-на Канона. Генерал приказал немедленно его арестовать.

В этот момент появляюсь я. Генерал Сера лишает несчастного Канона звания и приказывает ему спороть унтер-офицерские нашивки в присутствии целого пехотного полка и пятидесяти гусар. Затем он направляется ко мне и говорит: «Вы прекрасно выполнили это задание, которое обычно поручают только офицерам. Я очень сожалею, что власть дивизионного генерала не позволяет мне дать вам звание младшего лейтенанта. Только главнокомандующий имеет на это право, и я попрошу у него это звание для вас, но пока я вас называю унтер-офицером». И он приказывает своему адъютанту объявить об этом всему отряду.

Для того чтобы выполнить эту формальность, адъютант должен был спросить у меня мое имя, и только в этот момент генерал Сера узнал, что я сын его товарища генерала Марбо. Все это происшествие мне было чрезвычайно приятно, поскольку оно должно было доказать моему отцу, что он был не причастен к моему первому продвижению по службе.


Комментарии

21. Депо имели все воинские части французской армии. В них проходили обучение новобранцы, проходили лечение больные и раненые, формировались пополнения. (Прим. ред.)

22. Пюи (известный также как Ле Пюи) является административным центром департамента Верхняя Луара. До Революции 1789 г. он был главным городом провинции Велэ. (Прим. ред.)

23. Звание «начальник эскадрона» (chef d'escadron), введенное с 1793 г. для кавалерии и конной артиллерии, и эквивалентное ему звание «начальник батальона» (chef de bataillon), используемое в пехоте, пешей артиллерии и инженерных войсках, применялись во французской армии времен Республики и Империи вместо старорежимного чина подполковника. (Прим. ред.)

24. Вышеупомянутый Луи-Себастьян Лейстеншнейдер (Leistenschneider, что по-немецки звучит как Ляйстеншнайдер) родился 2 мая 1769 г. в Саррлуи и умер 22 ноября 1813 г. в Майнце. В 1793-1805 гг. он служил офицером в 1-м гусарском полку и с 2 сентября 1805 г. состоял адъютантом при маршале Бессьере, имея звание капитана, а затем начальника эскадрона (с 16 февраля 1807 г.) и второго майора (с 19 марта 1813 г.). После гибели Бессьера в бою под Вайсенфельсом Лейстеншнейдер 4 мая 1813 г. был произведен в аджюдан-комманданы и назначен начальником штаба кавалерии Императорской гвардии. (Прим. ред.)

25. Бригадир (brigadier) — воинское звание во французской кавалерии, соответствующее капралу в пехоте. (Прим. ред.)

26. Здесь и далее Марбо, описывая события 1799-1803 гг., называет полками пехотные полубригады. На самом деле термин «полк» в отношении частей французской линейной и легкой пехоты следует применять только после 24 сентября 1803 г. (Прим. ред.)

(пер. А. А. Васильева)
Текст воспроизведен по изданию: Мемуары генерала барона де Марбо. М. Эксмо. 2005

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.