Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АРТУР ЮНГ

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ФРАНЦИИ

Из «Путешествия по Франции» Артура Юнга 35.

а) О формах землевладения и землепользования.

Существует 5 форм земельных держаний во Франции: 1) мелкая крестьянская собственность, 2) денежная аренда, как в Англии, 3) феодальные держании, 4) крупная монопольная аренда с субарендой земли крестьянами, 5) исполовничество, т.-е. держание за половину или треть продукта.

I. Мелкая крестьянская собственность распространена здесь повсюду в такой мере, о какой мы не имели представления в Англии; она имеет место во всех частях королевства, даже в тех провинциях, в которых преимущественно распространены другие формы держания; в Керси, Лангедоке, во всех местностях около Пиринеев в Беарне, Гаскони, части Гиэни, Эльзаса, Фландрии и Лотарингии она весьма обычна. Во Фландрии, в Эльзасе, на берегах Гаронны и в Беарне я встречал много крестьян, живущих в достатке; их можно было бы скорее назвать мелкими арендаторами, чем собственниками; а в Нижней Бретани некоторые из мелких собственников даже и богаты. Но вообще они бедны и влачат жалкое существование, что является результатом слишком большого дробления маленьких хозяйств между всеми их детьми. В Лотарингии и той части Шампани, которая соприкасается с ней, они несчастны. Я много раз наблюдал это дробление, доведенное до такой степени, что простое плодовое дерево на клочке земли, приблизительно в 10 першей (около 20 футов), оказывалось хозяйством и усадьбой целой семьи.

II. Аренда за деньги обычна для Пикардии, Артуа, части Фландрии, Нормандии (за исключением Ко), Иль-де-Франс и Бос. Этот способ встречается в некоторых местах Беарна и в окрестностях города Наварры. Этот способ держания известен в провинциях, где преимущественно распространены другие способы; но, по самому скромному подсчету, он не существует еще и в шестой или седьмой части королевства.

III. Феодальные держания. Это суть фьефы, уступленные сеньерами приходов с правом требовать рельефа 36, ценза, штрафов, барщины и т. д. Их я находил в очень большом количестве в Лимузэне, Берри, Марши, Бретани и т. д., где они распространены повсюду; но их можно найти в большей или меньшей степени во всех частях королевства. В окрестностях Вьерзона, [83] Ватана и др. В Берри весьма жалуются на тяжесть этих повинностей, способ взимания которых составляет существенную сторону этого зла. Именно благодаря этому обстоятельству они кажутся повсюду менее тягостными, чем на самом деле. Уверяют, что судебные постановления, очень строгие по отношению к держателям, благоприятны для сеньёра.

IV. Аренда монопольная. Она практикуется обычно в различных провинциях, где есть половники. Богатые люди снимают в аренду большие пространства земли, которые они в свою очередь сдают в субаренду мелкими клочками половникам, уплачивающим за них половину продукта. Я слышал на нее много жалоб в Марш, Берри, Пуату и Ангумуа; другие провинции не представляют исключения в этом отношении. Кажется, что эта система происходит из неудобств, связанных с системой исполовничества; но это – гнусный способ, хорошо знакомый в Ирландии, откуда эти посредники почти все изгнаны.

V. Половники. Держание исполу является обычной формой держания на 7/8 земель Франции. Сюда входит почти вся Солонь, Берри, Марш, Лимузэн, Анжу, Бургундия, Бурбозуа, Ниверне, Овернь и т. д. Ее можно встретить даже в Бретани, в Мэн, в Провансе и во всех южных провинциях. В Шампани многие земли сдаются из третьей части продукта (a tiers-franc); но обычно уплачивается половина. Собственник дает обыкновенно скот и половину семян, половник – работу, орудия; он же уплачивает налоги. Но в некоторых кантонах собственник берет на себя часть этого расхода. В Берри есть половники, уплачивающие половину, другие третью и даже четвертую часть продукта. В Руссильоне собственник платит половину налогов, и в Гиэни от города Ош до Флеранса многие из собственников платят их целиком.

Около Эгильона на Гаронне половники доставляют половину рабочего скота. Около Фалез в Нормандии я видел половника в таких местах, где их можно было бы ждать меньше всего: в хозяйствах, которые велись самими собственниками. Следствием этого было то, что хозяйства таких собственников обрабатывались, вероятно, наихудшим образом во всей округе. Это постоянное явление не нуждается в комментариях. В Нанси, в провинции Иль-де-Франс, я видел договор, по которому собственник был обязан доставлять рабочий скот, упряжку, орудия и уплачивать налоги; половники, давали свой труд и платили поголовный налог (capitation). Собственник обязывался чинить дом и двери, половник – окна. Собственник доставлял семена в первый год, половник – в последний. В промежуточные годы семена были пополам. Продукты, проданные за деньги, делились. За мясо и сыр, которые могли потребляться в семье половника по его усмотрению, собственнику уплачивались 6 франков с коровы. В Бурбонне собственник доставляет все виды скота, и однако половник может продавать, менять и покупать по своему усмотрению. Его управляющий следит за этими сделками, так как собственник получает половину от всех продаж и платит половину покупок. Повозки держателя обязаны свозить половину зерна в амбар сеньера замка и снова приезжать туда, чтобы забрать солому. Последствия этой абсурдной системы поразительны. Земли, которые можно бы сдать в Англии за 12 ливров, дают лишь 3 ливра, считая цену скота.

С первого взгляда может показаться, что от системы исполовничества больше всего страдают собственники. Но если присмотреться серьезнее, то [83] легко увидеть, что держатели находятся в большой бедности, и некоторые из них – в полной нищете. В Ватан в Берри меня уверяли, что половники почти каждый год принуждены занимать хлеб у сеньера до новой жатвы. А этот хлеб не стоит того, чтобы его занимать, ибо он представляет смесь ячменя и ржи; я его достаточно пробовал, чтобы вполне искренне пожалеть участь этих несчастных бедняков. Но простонародье здесь не ест пшеничного хлеба. Принимая во внимание всю эту нищету съемщиков земли, можно судить о положении сеньера по ренте, которую он получает. В Салабри (Солонь) собственник получил 800 ливров в качестве своей половины с участка земли, питавшего 700 овец, и с 200 английских акров остальной земли. Таким образом вся рента с земли и скота достигала лишь 24 су с головы овцы. В Лимузэне на половников смотрят как на работников, которых можно прогнать когда угодно и которые принуждены во всем сообразоваться с капризами своих сеньеров; считают, что половина держателей сильно должает собственнику, так что последний часто принужден увольнять их с потерей этих долгов, лишь бы его земли не оставались необработанными.

Из всех видов держаний земли мелкое арендное хозяйство – наихудший. Большие хозяйства существуют в Пикардии, в Иль-де-Франс, в Бос, в Артуа и в Нормандии, но в остальных частях королевства они встречаются не часто. Дробление хозяйств и населенность так велики, что нищета, происходящая отсюда в некоторых местах, доходит до крайности. Едва вы входите в какой-либо город в рыночный день, вы начинаете замечать праздность народа. Там толпятся крестьяне. В Ландивизьо в Бретани я видел одного человека, который проделал два с половиной льё пути, чтобы привести на рынок цыплят, которые, по его словам, не стоили и 24 су пара. Я встречал в Авранш людей, каждый с лошадью, привезших около 4 буассо морской травы. Около Изенгейма в Эльзасе я видел женщин в самый разгар жатвы, когда их работа, так сказать, не менее драгоценна, чем работа мужчин, собирающих траву для коров по сторонам большой дороги.

б) О половниках.

Этот предмет не займет много времени, ибо невозможно произнести ни одного слова в пользу этого обычая, и есть тысяча аргументов против него. Все, что можно было бы сказать в его пользу, это то, что нужда не знает законов; бедность съемщиков так велика, что собственник безусловно принужден доставлять все оборудование хозяйства, в противном случае его земли останутся необработанными. Для собственника – жестокое бремя быть таким образом принужденным брать на себя значительную долю риска сельского хозяйства и притом в условиях, наименее для него выгодных, доверяя свою собственность людям, обыкновенно совершенно несведущим и часто нерадивым и просто зловредным. Между собственниками, которых я знал лично, я видел одного в Баньер де-Люшон, который был принужден продать свои земли, потому что был не в состоянии восстановить скот посла того, как все его овцы погибли от эпидемии, происшедшей, без сомнения, вследствие скверного обычая половников ставить скот в теплых стойлах, на гноящийся теплый навоз, и по обычаю, распространенному по всему королевству, закрывая все отверстия, через которые мог бы входить воздух. [84]

Благодаря такому жалкому способу сдачи земли в аренду, обманутый собственник, подвергнувшись риску подобных потерь, очень часто разорительных, получает жалкую ренту. Арендаторы пребывают в состоянии последней степени нищеты, земли остаются плохо обработанными, а нация страдает в такой же степени, как и заинтересованные стороны...

в) О мелкой собственности.

В предшествующих рассуждениях я имел в виду лишь арендные хозяйства; но почти во всех провинциях Франции имеется другой сорт хозяйства, о котором трудно составить себе представление по тому, что известно в Англии, – я говорю о мелкой собственности, т.-е. о мелких хозяйствах, принадлежащих тем, кто их обрабатывает. Число их так велико, что включает в себя, как я думаю, одну треть королевства. До своего путешествия я думал, что мелкие хозяйства собственников могут быть хорошо обработанными и что собственники, которым не приходится платить арендной платы, живут в достаточном довольстве для того, чтобы производить улучшение и вести культурное хозяйство. Но то, что я увидел во Франции, заставило меня сильно изменить мое прежнее мнение в худшую сторону. Во Фландрии я видел высокую культуру на собственности от 30 до 100 акров; но здесь редко можно встретить столь мелкие мочки земли собственности, как в других провинциях. В Эльзасе и на реке Гаронне, т.-е. необычайно плодородной почве, не требующей почти никакого труда, уже можно найти хорошо обрабатываемые мелкие собственнические хозяйства. В Беарн я ехал через область мелких хозяев, внешний вид которых, чистота, довольство и благополучие оставили во мне приятное впечатление. Это все, на что способна мелкая собственность. Но ее размеры здесь не так уже ничтожно малы. Насколько я мог судить по расстояниям от одного дома до другого, хозяйства были от 40 до 80 акров. За исключением этих и некоторых других примеров, я не видел в мелкой собственности ничего, достойного внимания, если не считать великого трудолюбия.

В самом деле, нужно предупредить читателя, что, хотя хозяйство на мелкой собственности ведется в большинстве случаев настолько плохо, насколько вообще можно себе представить, однако, трудолюбие собственников очевидно и примерно и стоит выше всяких похвал. Чтобы доказать это, достаточно указать на то, что собственность, насколько дело идет о земле, – наиболее сильный побудитель к работе. Эта истина настолько поразительна и имеет столь большое приложение, что я не знаю другого, более верного, средства – довести обработку земли до самых верхушек гор, кроме позволения соседним крестьянам завладеть ими на праве собственности. В самом деле, в горах Лангедока и т. д. можно видеть, как крестьяне носят землю на своих плечах в корзинах для того, чтобы создать почву в таких местах, которым в ней отказала природа. Другое обстоятельство, связанное с мелкой собственностью, это – увеличение населения. Но это обстоятельство, которое могло бы быть благоприятным для других стран, может сделаться несчастьем для Франции.

Показав, таким образом, выгодные стороны мелкой собственности, я укажу на затруднения, которые с нею связаны во Франции. [85]

Первое и самое главное, это – раздел ее, имеющий место после смерти собственника, обыкновенно между всеми детьми, а в некоторых местностях только между сыновьями. Сорок или пятьдесят акров земли могут быть хорошо обрабатываемы, но когда их делят, двадцать акров по необходимости обрабатываются плохо; подразделенная снова, собственность образует хозяйство в десять, пять, два и даже в один акр; больше того, я видел несколько хозяйств в 1/8 акра, с сидящими на них семьями, как если бы это было хозяйство в сто акров. Количество населения, существующее благодаря таким разделам, иногда очень велико, но это – умножение нищеты. Люди женятся в расчете на то, что они смогут поддерживать свое существование, но не находят этого в действительности. Они размножаются сверх потребности городов и промышленности; в результате – нищета, бедствие и гибель множества людей от болезней, сопутствующих недостатку питания. Отсюда следует, что мелкая собственность, излишне раздробленная, становится самым главным источником бедности. А это дробление достигло во Франции такой степени, что, бесспорно, следовало бы издать закон, запрещающий всякий раздел, ниже определенного количества арпанов 37. Рассматривая вопрос с этой точки зрения после целого ряда повторных наблюдений, что должны мы думать о тех, которые полагают, что земля может делиться сколько угодно? По мнению одного из знаменитых депутатов Национального Собрания (Мирабо), страна процветает в зависимости от равномерного распыления населения на ее территории. Его отец держался другого мнения. Он считал, с большой долей здравого смысла и как глубокий мыслитель, что земледелие не может занимать наибольшего количества рабочих рук и не является наиболее благоприятствующим населению. «Было бы большим предрассудком думать, что чем больше земледелие занимает людей, тем больше оно благоприятно для населения». Этим он хочет сказать, что излишек продукта, доставленный на рынок, не менее важен для населения, питая города, чем если бы он был потреблен в деревне, откуда он вышел. Таким образом чем больше уменье и капитал сельскохозяйственных предпринимателей сберегают труд людей, тем больше сельское хозяйство дает для существования других людей. Другой очень уважаемый депутат, находящийся во главе комитета финансов, уверяет, что наибольшее дробление земельной собственности – является наилучшим. Подобные люда с наилучшими в свете намерениями распространяют теории, которые превратили бы Францию в арену нищеты и бедности, если бы они точно выполнялись. Среди множества полезных сведений, глубоких и справедливых размышлений и превосходных принципов политики замечается склонность к подобного рода идеям в отчетах комитета о нищенстве, в которых многочисленность мелких собственнических хозяйств рассматривается как средство против нищеты.


Комментарии

35. Артур Юнг (Arthur Joung) (1741– 1820), английский помещик, ученый агроном-экономист, оставивший поело себя замечательные описания сельского хозяйства Англии, Ирландии, Франции и Италии. Эти описания были результатом его путешествий по этим странам, длившихся иногда по нескольку лет. Его «Путешествие по Франции» (1787–1789) является интереснейшим источником по истории сельского хозяйства и крестьянского класса во Франции накануне революции. Артур Юнг впервые указал на распространенность мелкой крестьянской собственности во Франции – факт, вполне подтвердившийся позднейшими, главным образом, русскими исследованиями. По аграрным отношениям накануне В. Революции имеется большая оригинальная русская литература, из которой укажу лишь самое главное: Кареев. «Крестьяне и крестьянский вопрос во Франции XVIII в.», Ковалевский «Происхождение современной демократии». Лучицкий, «Крестьянское землевладение во Франции накануне революции». Лучицкий – две статьи в «Книге для чтения по истории Нового Времени», т.т. II и III. Популярная работа Б. Тарле «Крестьяне и рабочие в эпоху В. Революции».

36. Рельеф – сеньёриальный платеж, вносившийся сеньёру при переходе земли по наследству в боковую линию; ценз-чинш, сеньериальный поземельный платеж средневекового происхождения, платившийся ежегодно сеньору деньгами или натурой (шампар). В XVIII ст. он обыкновенно был весьма незначительной суммой, иногда всего несколько су (1/20 франка) с арпана.

37. Арпан, мера поверхности, колебавшаяся, смотря по местности, от 1/3 до 1/2 десятины.

Текст воспроизведен по изданию: Старый порядок во Франции. История в источниках. М. 1925

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.