Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

НЕОПУБЛИКОВАННОЕ ПИСЬМО РЕОМЮРА

Публикуемое ниже письмо P.-A. Реомюра (1683-1757) к неизвестному сохранилось в двух идентичных экземплярах, писанных той же рукой. Оба подписаны самим Реомюром, т. е. oбa являются оригиналами. Один хранится в Архиве Академии наук СССР в Ленинграде (ф. 1, оп. 3, № 11, лл. 109-110, другой — в Фундаментальной библиотеке Тартуского государственного университета в собрании автографов Л. А.Шардиуса (под № 2378).

Обстоятельства, предшествовавшие написанию этого письма, таковы. В 1722 г. Реомюр опубликовал сочинение под заглавием: «Искусство обращать ковкое железо в сталь и искусство отжигать чугун, или изготовлять изделия из чугуна столь же законченные, как изделия из кованого железа» 1. Этот труд вместе с «Мемуарами» Парижской академии был послан Реомюром в Россию Петру I. Петр заинтересовался присланным трудом настолько, что принял решение о переводе его на русский язык. Вместе с тем решено было просить Реомюра о содействии в переводе и о соответствующем инструктаже русских техников. Копия письма к Реомюру без подписи и даты сохранилась в Архиве Академии наук (ф. 1, оп. 3, № 2, л. 259 об.-260). Текст гласит в русском переводе:

«Примерно полгода тому назад его императорское величество получил Мемуары королевской академии наук через Германию без письма и без уведомления, кем они были посланы. Но так как среди них имеется целый том, который составлен вами, его величество полагает, что вам, милостивый государь, оно обязано их присылкой тем более, что оно помнит еще очень хорошо о таблицах, посвященных художествам, которые вы принесли ему в дар и прислали через г. Шумахера, за что его [345] величество повторно выражает вам свою благодарность 2. Предмет, о котором вы трактовали в ваших сочинениях, восхитил нашего августейшего повелителя настолько, что он приказал перевести ваш труд на русский язык, дабы извлечь из него пользу и у нас. Но хотя все изложено там очень ясным образом и весьма основательно, переводчик местами оказывается в нерешительности за недостатком, как мне думается, практического опыта. Вот почему его величество приказало мне осведомиться у вас, милостивый государь, не имеется ли у вас лиц, знающих свое дело и готовых приехать сюда для работы в этой области, а если таковых нет, то нельзя ли прислать к нам несколько человек, чтобы научиться этому искусству обращать железо в сталь и отжигать чугун под вашим наблюдением и следуя вашим правилам. Если вы будете, милостивый государь, достаточно добры, чтобы пойти в этом навстречу его величеству, я уверяю вас, что оно окажет вам знаки своей благодарности, а я буду иметь честь пребыть...» 3.

Письмо было передано Реомюру через князя Б. И. Куракина, находившегося в Париже 4. Это явствует из копии письма от 9 января 1725 г., помещенной рядом с только что приведенным текстом (ф. 1, оп. 3, № 2, л. 259 об.): [346]

«Куракину в Париж. 9 января 1725 г.

Прошу ваше сиятельство распорядиться о вручении прилагаемого письма господину Реомюру, которому я писал по вопросу об искусстве обращать железо в сталь и отжигать чугун, постаравшись склонить его к согласию на то, о чем его величество просит в приложенном письме. Остаюсь...» 5.

Ответом на только что приведенную корреспонденцию и является письмо Реомюра от 27 февраля 1725 г. 6 Письмо показывает, что Реомюр еще не знал о смерти Петра (28 января ст. стиля).

Кем были подписаны приведенные письма и кому адресовано письмо Реомюра, неизвестно, но весьма вероятно, что это был Л. Л. Блументрост, вскоре назначенный первым президентом Петербургской Академии. Во всяком случае это не Шумахер, о котором говорится в третьем лице («...прислали через г. Шумахера», см. выше, стр. 349; и дальше, в письме Реомюра, стр. 351: «вручил их г. Шумахеру»).

Сочинение Реомюра, посланное в Петербург, как известно, занимает видное место в металлуpгической литературе XVIII в. «Посредством тщательных опытов, задуманных, выполненных и объясненных строго научно, Реомюр впервые попытался внести ясность в вопрос о различных состояниях железа, их химических и физических особенностях» 7. На той же научной основе построены его описания цементирования железа и изготовления ковкого чугуна, составляющие основной предмет упомянутого сочинения. Опыты в этом направлении носили раньше чисто эмпирический характер. Реомюр попытался глубже проникнуть в существо процессов. Практические приемы по цементированию железа содержались до Реомюра в строгом секрете, и он впервые познакомил с ними более широкий круг техников. Позднее сам Реомюр и некоторые французские предприниматели сделали попытку произвести опыты по цементированию в более широком масштабе и применить описанные приемы на практике. Однако французские сорта железа не были [347] достаточно пригодны для этой цели. Более успешными оказались опыты в том же направлении, сделанные в Англии, Швеции и Германии. Что касается ковкого чугуна, то по предложению Реомюра для выделки его был организован завод в г. Кон (Cône). Это начинание также не оказалось рентабельным, и самый способ изготовления был на Западе забыт к концу XVIII в. настолько, что в начале XIX в. оказалось возможным выдать патент на реомюровский способ как на новое изобретение 8.

Интерес, проявленный Петром I к выдающемуся труду Реомюра, весьма показателен. Ведь 20-е годы XVIII в. были временем развития русской железоделательной промышленности, к этим годам относится начало деятельности на Урале В. Н. Татищева и В. И. Геннина, в эти же годы был основан Екатеринбург, Татищев командирован в Швецию, где он знакомился с постановкой горного дела на шведских заводах. Однако после смерти Петра вопрос о переводе сочинения Реомюра, видимо, заглох. По крайней мере в печати перевод не появлялся.


ПИСЬМО РЕОМЮРА [349]

В Париже, 27 февраля 1725 г.

Действительно это я, милостивый государь, присоединил к последним «Мемуарам Академии», отправленным его имп. величеству, труд, научающий обращать железо в сталь и отжигать чугун 9. Я надеялся, что е. и. в. соблаговолит принять его с обычной своею добротою; но хотя я и непрерывно восхищаюсь, сколь далеко простирается его забота о том, чтобы ускорить успехи художеств и наук в его обширных владениях, я отнюдь не льстил себе надеждой, что он оценит мое произведениe столь высоко. Перевод, который его величество повелел предпринять, и намерение применить на практике те художества, каковым это произведение научает, являются самыми достославными наградами, какие я только мог получить за свой труд, и притом такими наградами, которые трогают меня наиболее, — и не знаю других, которые могли бы сравниться с одобрением столь великого монарха. Прошу Вас, сударь, уверить е. в., что его желания [350] всегда будут для меня повелениями, исполнять каковые я буду стараться со всем рвением, которое только можно вообразить; именно это рвение является причиной, почему я с подлинной горестью усматриваю невозможность прислать ему сведущего в наших художествах человека; на моих глазах было обучено немного работников, ибо к числу их принадлежали лишь те, которые помогали мне производить мои опыты. А они поступили теперь на работу в тех местах королевства, где начали устраивать подобного рода предприятия. Я с удовольствием проинструктировал бы лицо, которое е. в. прислало бы сюда. Однако я буду иметь честь, милостивый государь, заметить вам, что, как мне думается, вовсе нет необходимости присылать сюда кого бы то ни было; и даже если предположить, что кто-нибудь будет прислан впоследствии, то сейчас еще не время. Повидимому, его величество интересуют оба предмета моего труда: обращение железа в сталь и отжиг чугуна. Хотя в отношении второго я и указал приемы довольно легкие, которым даже дано практическое применение в королевстве, однако исследования, мною произведенные с тех пор, научили меня новым приемам, имеющим несравненно более преимуществ, нежели первые; посредством них железные изделия можно будет обрабатывать напильником при вынимании из форм, как это имеет место в отношении изделий медных, хотя искусство отжигать чугун и не очень давнее. Иными словами и настоящее время я в состоянии представить новый труд, готовый к печати 10. Не думаю, чтобы его величество потребовало от меня или даже одобрило обучение кого-либо из его подданных этим новым приемам раньше, чем приемы эти будут опубликованы в королевстве, а обучать несовершенным образом мне не хотелось бы. Милостивый государь, прошу вас уверить его величество, что я буду иметь честь послать первый том в переплете 11. Я приложу все свои усилия, чтобы ни одно место в этом труде не потребовало дополнительных разъяснений; если мне это не удастся, я всегда буду готов дать те, которые вы у меня попросите. Итак, в настоящее время я имею возможность проинструктировать лицо, которое его величество соблаговолило бы прислать ко мне, лишь в отношении стали. Способ этот гораздо проще, нежели способ [351] [обработки] чугуна, и, думается мне, он настолько прост, что нет таких трудностей, которые нельзя было бы устранить, обращаясь к моей книге, если ее хорошо перевести. Однако вы извещаете меня, милостивый государь, что переводчик иногда испытывает затруднения; против этого имеется средство, а именно составить список всех мест, с которыми он не справляется, и прислать их мне; тогда он быстро получил бы все разъяснения, от меня зависящие. Есть и другой возможный выход: в королевской библиотеке имеется русский переводчик, г. аббат Биньон 12, который хвастается своей величайшей преданностью его величеству и предлагает перевод, сделанный в Петербурге, проредактировать под моим наблюдением при участии переводчиков. Но мне кажется, что трудности, с которыми переводчик встречается, не должны являться помехой в отношении существа операций, и если его величество пожелает поручить кому-нибудь испытание в небольших масштабах тех приемов, которые я рекомендовал, то при надлежащем внимании и старании это лицо вскоре окажется в состоянии провести работу и в большом масштабе. У меня в настоящее время даже нет печи, где я мог бы произвести эти же самые опыты в большом масштабе.

Я рассчитывал, что его величество получило несколько экземпляров таблиц, относящихся к художествам, но так как и не слышал разговора о них с тех пор, как я вручил их г. Шумахеру, я оставался в неведении, доставили ли они ему удовольствие. Произведение, в состав которого они должны войти, уже значительно продвинуто, — готово к печати несколько томов инфолио 13, и я надеюсь, что это произведение, как бы велико оно ни было, сможет быть вскоре закончено, ибо я ничуть не сомневаюсь, что г. герцог столь же принимает его к сердцу, как принимал его покойный король и г. герцог Орлеанский. Впрочем, милостивый государь, к числу всего того, чем я обязан его величеству, я отношу и повод, которое оно мне дало засвидетельствовать, что мне поистине страстно хотелось бы оказаться вам полезным в стране и что с совершеннейшим уважением я имею честь пребыть, милостивый государь, вашим покорнейшим и послушным слугой

Де Реомюр.


Комментарии

1. «Lʼart de convertir le fer forgé en acier et lʼart dʼadoucir le fer fondu, ou de faire des ouvrages de fer fondu aussi finis que de fee forgé» Р. 1722. В ближайшие затем годы Реомюр опубликовал несколько статей по металлургии в «Мемуарах» Парижской академии, см. дальше, прим. на стр. 349.

2. Речь идет о большом коллективном труде, руководство которым было поручено Реомюру после его избрания в члены Парижской Академии наук (1708). При жизни Реомюра труд как таковой не увидел света (надо полагать, за исключением некоторых отдельных таблиц, о которых речь идет в тексте). Издание его началось лишь в 1761 г. в виде отдельных выпусков под общим заглавием: «Desriptions des arts et métiers faites ou approuvées pur messieurs de lʼAcadémie royale des sciences de Paris» (Описания искусств и ремесл, составленные и одобренные господами академиками королевской Академии наук в Париже). В 1771-1783 гг. в Нёшателе (в Швейцарии) Ж.-Э. Бертраном было предпринято переиздание этого труда (19 томов). Публикация немецкого перевода под заглавием: «Schauplatz der Künste und Handwerke» (Театр исскуства и ремесел) была начата И.-Г.-Г. Юсти, успевшего издать четыре тома (1762-1765; в целом вышел 21 том за время 1762-1795). По сообщению, приводимому у П. П. Пекарского («Науки и литература в России при Петре Великом», т. I. СПб., 1862, стр. 44), в заседании Парижской Академии наук, на котором присутствовал Петр (19 июня 1717 г.), Реомюр показывал ему «приготовленные к печати рисунки к изданию истории искусств». Здесь, несомненно, подразумеваются рисунки к только что указанному сочинению.

3. На этом кончается письмо, написанное на плохом французском языке (публикуется впервые). Копия содержит многочисленные орфографические ошибки. Письмо зарегистрировано в журнале Академии наук под 9 января 1725 г., где содержание его передано кратко в следующих словах: «Написано господину Реомюру в Париж, с просьбой рекомендовать двух умелых лиц, обученных его художеству, — имеется в виду таковых здесь зачислить на жалованье» («Материалы для истории Академии наук», т. 1. СПб., 1885, стр. 83; оригинал на немецком языке).

4. Куракин был отправлен 13 февраля 1724 г. в Париж «яко чрезвычайный и полномочный посол» — «для вящего утверждения дружбы» с королем французским. См. «Архив князя Ф. А. Куракина», кн. 1, СПб., 1890, стр. XVII-XVIII.

5. Текст — на французском языке, с такими же ошибками, как и в ранее приведенном.

6. Краткое содержание письма внесено в журнал Академии под 27 марта 1727 г.: «Господин Реомюр пишет из Парижа, что он не может рекомендовать лиц, им обученных, но готов, если ему это доверят, усовершенствовать несколько человек в его искусстве» (см. «Материалы для истории Академии наук», т. I. СПб., 1885 г., стр. 102; оригинал на немецком языке). Печатаемый ниже перевод письма принадлежит автору настоящего сообщения.

7. L. Beck. Die Geschichte des Eisens, Abteilung 3, Braunschweig. 1897. стр. 6.

8. Л. Бек. Указ. соч., стр. 226, 237 и 242.

9. В «Мемуарах» Парижской Академии за 1723 и 1724 гг. были помещены следующие работы Реомюра. «Expériences qui montrent avec quelli facilité le fer et lʼacier sʼaimantent, même sans toucher lʼaimant». (Опыты, которые показывают, с какою легкостью железо и сталь намагничиваются, даже без прикосновения к магниту, 1723) и «De lʼarrangement que prennent les parties des matières métalliquies et minérales lorsqu ʼaprès avoir été mises en fusion elles viennent à se figer» (О расположении, которое принимают частицы металлических и минеральных веществ, застывающих после того, как они были расплавлены, 1724).

10. Этот труд увидел свет лишь значительно позднее, после смерти Реомюра, в указанных выше «Desriptions des arts et métiers» в томе, посвященном металлургии (Париж, 1761-1762; в издании Бертрана — т. XV, Нёшатель, 1781, стр. 71-277).

11. Слова qui sera relié следует, очевидно, понимать в смысле quand il sera relié (как только он будет переплетен). Издание «Descriptions» проектировалось в виде отдельных выпусков.

12. Ж.-П. Биньон (1662-1743) — королевский библиотекарь c 1718 г. Под его председательством происходило чрезвычайное заседание Парижской Академии наук 19 июня 1717 г., на котором присутствовал Петр (см. П. П. Пекарский. Наука и литература при Петре Великом, т. I, СПб., 1862, стр. 44).

13. См. выше, примечание на стр. 345.

(пер. В. И. Зубова)
Текст воспроизведен по изданию: Неизданное письмо Реомюра // Труды института истории естествознания и техники, Том 9. 1957

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.