Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 1

Из письма французского агента в Голландии Гутмана

[12 мая 1705г.]

Посол Московии в Гааге, как поведал мне мой сын, получил от Царя письмо для Короля, у него есть приказ разузнать [через меня], будет ли он принят, если явится ко Двору, а если нет, то следует ли ему прислать мне официальное письмо. При этом он поручил моему сыну сказать, чтобы я делал это очень деликатно. Намедни, когда Вы упомянули о возвращении Двора в Версаль, я надеялся переговорить с Вашим сиятельством об этом. Я был бы очень рад узнать о Ваших намерениях. Я сообщил, что Двор остается в Марли, и туда никого не допускают, и что последний корабль 1 был конфискован по решению Совета его Высокопревосходительства Адмирала.

Гутман

Архив Министерства иностранных дел Франции. Политическая корреспонденция. Голландия. (Далее — Архив МИД Франции). Т.202. 1705 г. Л.81 об. [208]

№2

Из письма французского агента в Голландии Олливье

Гаага

Четверг, 3 сентября 1705 г.

Сударь,

Наконец, наш посол Московии собирается отбыть в Париж, однако его отъезд состоится не раньше, чем в конце следующей недели. Он берет с собой супругу, детей и несколько слуг; в путешествии его будут сопровождать 16 человек, 3 кареты и 14 лошадей. Он просит моего соизволения на переписку со мной во время его отсутствия, в чем я счел неуместным ему отказать; но заверяю Вас, что со своей стороны я буду делать это очень сдержанно: уже сам его отъезд в эту страну (Имеется в виду Франция) в некотором роде подозрителен. Сей же самый господин в прошлый понедельник дал великолепный бал с ужином в честь победы в Курляндии над шведами, которую армия его Государя присваивает себе [...].

Архив МИД Франции. Т. 202. Л. 138.

№ 3

Из письма Олливье

Гаага

29 октября 1705 г.

Сударь,

Спешу сообщить Вам, что я получил от посла Московии письмо из Парижа, датированное 16 октября, в котором он пишет, что был совершенно очарован почестями, оказанными ему при посещении городов Французского Королевства; о том, что Ее Высочество герцогиня Орлеанская давеча в лестных выражениях отзывалась о его супруге; о том, что он пока еще не допущен ко двору, но всенепременно надеется получить возможность бывать там.

Я же отвечаю ему сегодня, выражая свое восхищение его успехами, и при этом сообщаю о том волнении, которое на днях охватило Нижнюю Германию в связи с герцогством Любек, а также высказываю соображения относительно тех преимуществ, которые могло бы извлечь его Царское Величество, если бы это вылилось в открытую войну, и что в его интересах, следовательно, настойчиво склонять Короля Дании предпринять ее [...].

Архив МИД Франции. Т.203 (205, часть вторая). Л. 24.

№4

Из дневника королевского поверенного по приему послов Вильраса

1

Четверг. 5 ноября 1705 г.

Московия

Господин Андре Матвеоф (Зачеркнуто: "Метематоффе"), посол Царя при Генеральных Штатах Нидерландской Республики Соединенных Провинций, несколько недель [209] назад прибыл в Париж, где поселился с супругой 2 в отеле "Голландия" на ул. Коломбье Сен-Жерменского предместья (это меблированный отель или постоялый двор) 3. Он приехал сюда без официального статуса и, следовательно, не уведомил об этом Церемониймейстера, который с ним не встретился, и сказал, что всячески воздерживается от этого, так как сей господин приехал сюда из Голландии, где он имел официальный статус посла, и что даже там, как и в других местах, он не выступал в том качестве, которое, как думают малоосведомленные люди, он все еще сохраняет здесь. Если бы не все эти обстоятельства, можно было бы отправиться к нему с визитом, и предложить ему ряд услуг, на которые имел бы право всякий, кто не принял бы ни в коей мере эти проявления вежливости за официальный церемониал. Именно поэтому господин де Сенктот еще не виделся с ним. И когда несколько дней тому назад я сказал м[аркизу] де Торси, что еще не виделся с ним, он мне ответил, что я правильно поступил, что следует всячески избегать всего того, что он мог бы принять за официальные почести со стороны приближенных Короля, ведающих вопросами церемониала.

От зарубежных посланников я узнал, что в прошлый понедельник 4 сей московский господин имел честь явиться на поклон к Королю в Версаль в кабинет его Величества и вручил ему письмо Царя, и что он был представлен м[аркизом] де Торси. Я спрошу у м[аркиза] де Торси, как это происходило.

Госпожа его супруга в тот же день удостоилась чести явиться на поклон к Ее Светлости герцогине Бургундской и т.д. Я постараюсь узнать обо всем этом, когда буду в Версале.

2

Четверг. 12 ноября 1705 г.

Господин Андре Матвеоф из Московии, о котором я ранее говорил на странице 295, пришел вчера утром к маркизу де Торси, я его не видел, так как был тогда с м[адам] де Круасси. Один из его слуг пришел ко мне во время обеда и сказал, что его господин, зная о моей склонности проявлять расположение к иностранцам, искал меня сегодня утром у маркиза де Торси, и что он очень рассчитывал иметь честь встретиться со мной там, и так как он намеревается посетить фонтаны Версаля, Трианон и Менажери, то хотел бы получить от меня в связи с этим некоторые инструкции.

Поблагодарив за комплимент и узнав от слуги, что его хозяин еще не отдал никаких распоряжений, я поручил ему передать, что, на мой взгляд, было бы неразумно подвергать себя и госпожу его супругу беспокойству, не осведомившись заранее о дне, когда фонтаны будут работать: заморозки, длящиеся в течение уже нескольких дней, могут стать препятствием его желанию увидеть фонтаны, ибо помимо мер, предпринимаемых обычно, могут потребоваться и дополнительные меры; и что, однако, ежели он этого пожелает, пусть он мне даст знать, и я напишу упр[авляю]щему Версаля; и что я очень сожалею, что из-за обязательств на весь этот день я не имел чести встретиться с ним сегодня. В тот день больше о нем не говорили, но это не помешало мне вчера вечером написать господину Блоуину; упр[авляю]щему Версаля. Однако я послал это письмо только после того, как встретился с господином де Сенктотом, который выразил свое удовлетворение, узнав [210] о моем любезном желании избавить его от этого иностранца, который здесь без официального статуса.

В соответствии с данным словом, я отправился сегодня к господину Матвеоффу (Далее зачеркнуто: "отель "Голландия") Он встретил меня на пороге комнаты, где проходил визит, подал мне руку и предложил кресло на почетном месте, в которое я вынужден был сесть, хотя поначалу настойчиво отказывался. Так как он здесь без официального статуса, и поскольку министр де Торси как-то сказал мне, что если я его увижу, то должен избегать всего, что могло бы быть принято за почести, оказываемые послу официальными лицами Короля, я воздержался от обращения "Ваше Высокопревосходительство", которое адресуют П[осла]м, однако оказал ему все почести, и предложил достойные иностранного гостя услуги. В нашей беседе, проходившей на латинском языке 5, я использовал обращение Clarissimus Dominus, обращаясь к нему только от третьего лица (Помета на полях, другими чернилами, тем же почерком: "Слова "Clarissimus" недостаточно. Им в школе называют бакалавров, я воспользуюсь словом "d'Illustrissimus".) 6; он называл меня Dominatio Vestra и по окончании беседы соблаговолил меня проводить, повторяя, что это его долг. Я настоятельно из последних сил старался убедить его, что он вовсе не обязан это делать, и чтобы он, ради бога, прекратил эту церемонию, и на все мои просьбы он с большим сожалением согласился не идти дальше только после того, как спустился со мной до середины лестницы, выразив при этом огорчение тем, что я помешал ему проводить меня до конца.

3

Понедельник. 23 ноября 1705 г.

Московия

Поскольку господин Матвеоф, о котором я говорил ранее на страницах 295 и 298, пожелал посетить фонтаны Версаля, а время года не позволяло это сделать, нам пришлось ограничиться посещением сада и осмотром фонтанов без воды. Я же целых два часа после полудня старался объяснить ему, как мог, какой эффект производят струи воды, бьющие из фонтанов, которые он видит сейчас. Такие описания никогда не бывают совершенны, и я описал их столь же несовершенно, поскольку вынужден был объяснять ему все на латинском языке. Правда, потом мне помог один швейцарец, который говорил на голландском языке, понятном этому господину и госпоже его супруге. Особенно он мне помог в отношении дамы, которой он объяснял так, что это, кажется, ее удовлетворяло; я же все беседовал с господином Матвеофом. Господин Блоуин заранее приказал поставить для нас девять стульев.

Они в то утро посетили также Менажери и Трианон, куда бы я желал их сопровождать, потому что (Зачеркнуто: "им очень нужно".) им очень нужна помощь, так как они не понимают языка; но аудиенции, намеченные утром, не дали мне возможности это сделать. Завтра они отправятся в Марли, куда я не смогу поехать из-за неотложных дел.

Национальная библиотека Франции. Французские рукописи. Новые приобретения, 3127. Л.295, 296, 297, 298, 300, 305, 306. [211]

4

Пятница. 8 января 1706 г.

Московия

Господин Матвеоф, п[осо]л Московии в Голландии, находящийся здесь некоторое время без официального статуса, как я это отмечал в дн[евни]ке за прошлый год, пришел ко мне с визитом. Он приходит уже второй раз и снова не застает меня дома.

5

Понедельник. 22 февраля 1706 г.

Господин Матвеоф, п[осо]л Царя, уже неоднократно бравший на себя труд приходить ко мне с визитом, наконец-то застал меня сегодня. Я же его встретил лишь на середине лестницы, не будучи вовремя предупрежден. Я подал ему руку, пропустил вперед и усадил в кресло на почетное место. Потом я проводил его до кареты и оставался до тех пор, пока он не уехал.

6

Вторник. 21 сентября 1706 г.

Московия

После того, как п[осо]л Венеции вышел из кабинета, господин Матвеоф вошел туда попрощаться с Его Вел[ичест]вом. Мы не представляли его соответствующим образом, поскольку он здесь без официального статуса.

Презент

Маркиз де Торси сказал мне, что Король решил сделать господину Матвеофу презент ценою три тысячи ливров, но так как у того здесь нет официального статуса, хотя он имеет его в Голландии, во избежание недоразумений, Его Вел[ичест]во решили сделать презент госпоже Матвеоф. Я пошел сказать об этом, от имени маркиза де Торси, господину Канцлеру, который был так добр, что захотел узнать мое мнение о характере подарка. Не скажу, что он настаивал, но выразил пожелание. Он остановил свой выбор на портрете Короля для браслета и сказал мне, что закажет его прямо сегодня.

7

Вторник. 28 сентября 1706 г.

Московия

Вчера, когда Король готовился отужинать и садился за стол, господин де Сенктот представил ему госпожу Матвеоф, жену п[ос]ла Царя при Генеральных Штатах Республики Соединенных Провинций, находящегося здесь без официального статуса, как я это уже неоднократно отмечал. Она явилась с прощальным визитом к Королю, который не удостоил ее поцелуя руки; ей также не было предложено сесть, так как у нее нет никакого статуса при Дворе. [212]

Сегодня она нанесла прощальный визит Ее Светлости герцогине Бургундской, которой она была представлена господином де Сенктотом.

Она также нанесла прощальный визит Мадам 7.

Она не смогла увидеться с Ее Высочеством герцогиней Орлеанской. Ее Королевское Высочество были нездоровы и находились в постели.

Компетентность

Я заметил сегодня утром, что маркиз Сальвиати, посланник из Тоскании, был там и при виде господина Матвеоф пропустил его впереди себя в кабинет маркиза де Торси. Господин Матвеоф, п[ос]ол Царя в Республике Соединенных Провинций, и который, как тому давно и хорошо известно, находится здесь без официального статуса.

8

Вторник. 5 октября 1706 г.

[...] Двум молодым господам из Москвы, сыновьям господина Головкина, главного камергера Царя, была оказана честь прийти на поклон к Его Вел[ичест]ву 8. Они приехали во Францию для обучения. Мы выполнили свои обычные функции. Господин Матвеоф представил их Королю, хотя сам он здесь без официального статуса. Мне кажется, что он мог бы от этого устраниться. Однако, поскольку он удостоился нескольких аудиенций у Короля, то то, что он сделал, может ему сойти, в виду того, что он более других способен проинформировать Короля, в каком качестве прибыли данные господа.

Презент

Маркиз де Торси передал мне презент, который Король хочет сделать госпоже Матвеоф, я уже о нем говорил ранее, на странице 188. Это портрет в миниатюре Его Вел[ичест]ва, богато украшенный четырьмя бриллиантами и предназначенный для браслета. Господин де Сенктот, который оказывал уже много почестей этой даме и который неоднократно видел ее с м[ада]м и маде[муазе]ль де Сенктот, сказал мне, что преподнесет этот презент именно ей, а не ее мужу или кому бы то ни было еще, кто находится здесь без официального статуса. Я передал этот подарок господину де Сенктоту для вручения гос[по]же Матвеоф.

Презент

Маркиз де Торси сказал мне вчера, что Король приказал, чтобы господину Матвеофу вручили книги эстампов и книгу медалей, отражающих историю правления Его В[еличест]ва. По этому поводу я виделся сегодня утром с аббатом де Лувуа, он сказал мне, что будет постоянно посылать господину Матвеофу книги эстампов. Я уведомил об этом господина Матвеофа, который готовится отбыть в Голландию, где он является п[осло]м Царя, и я после обеда послал также ему книгу медалей, которую мне передал вчера господин Канцлер 9. [213]

10

Четверг. 4 ноября 1706 г.

Московия

Я ранее не писал, что господин Матвеоф, п[осо]л Царя в Республике Соединенных Провинций, отбыл в Париж (Имеется в виду, что Матвеев выехал в Париж) 20-го числа прошлого месяца и прямо оттуда вернется в Голландию.

Национальная библиотека Франции. Французские рукописи. Новые приобретения, 3128. Л.5, 16, 187, 188, 193, 194, 195, 196, 197, 201.


Комментарии

1. Речь идет об одном из двух кораблей, захваченных французским флотом, которые Матвееву было поручено "освободить". В этом была первоочередная цель его поездки во Францию.

2. Жена А. А. Матвеева — Анастасия Ермиловна Барятинская, вдова Аргамакова.

3. Этот отель, расположенный в Париже на улице Вье-Коломбье, держала, как нам известно, голландка вдова Бохлен с сыном. Вот что пишет Матвеев в "Статейном списке": "Он [посол] нанял себе постоялой дом на улице, зовомой Коломбин знаменитой, и в полатах довольной, по французский называемой Лотель де Голанд, то есть дом Голанской, за которой погодно платил притом постое своем по пяти сот ефимок" (РГАДА. Ф.50. 1700 г. Оп.2. Л.104-104 об.).

4. Имеется в виду 2 ноября или 22 октября по старому стилю. В "Статейном списке" Матвеев дважды приводит число 23 октября, т.е. вторник 3 ноября по грегорианскому календарю (РГАДА, Ф.50. 1700 г. Оп.2. Л.106 об.-108). То же самое — в "Записках" (С.72). Возможно, Вильрас спутал отъезд Матвеева в Версаль, который имел место 22 октября (См. "Записки". С.72.) с датой аудиенции. Следующая встреча датируется 8 ноября в дневнике ("Записки". С.80.) и в его письме Головину (депеша от 10 ноября 1705 г. РГАДА. Ф.93. Сношения России с Францией. 1705 г. № 2. Л.33-33 об.), следовательно, 19 ноября по грегорианскому календарю.

5. По прибытии во Францию Матвеев пользовался латынью, являвшейся тогда дипломатическим языком в Северной Европе, и голландским, которым он свободно владел. Похоже, что во время своего пребывания в Париже он научился читать и даже говорить по-французски. Вот свидетельство д'Ибервилля: "Он надеялся выучить французский язык так хорошо, чтобы ему не приходилось больше прибегать к латыни..." (Письмо д'Ибервилля к де Торси, 17 ноября 1705 г. — Архив МИД Франции. Политическая корреспонденция. Россия. Т. 3. Л.25 об.). По поводу жены Матвеева: "Эта дама начинает понимать все, что говорят по-французски" (Письмо д'Ибервилля к де Торси от 22 ноября 1705 г. — Там же. Л. 30 об.). И 14 ноября: "Он понимает французские тексты и рассчитывает пробыть во Франции достаточно долго, чтобы заговорить на этом языке" (Там же. Л.56 об.).

6. В Архиве МИД Франции (Мемуары и документы. Франция. 1848. Церемониал. 1609-1700) хранится записка Сенктота о церемониале, составленная сразу после 1700 г., в которой Московия почти не упоминается и где автор уточняет использование слова "illustrissime": оно предназначено для обращения к "высокопоставленным и могущественным сеньорам" (Л.14-14 об.) к "посланникам Князей, не считающимися претендентами на корону и к различным именитым сеньорам, которые, тем не менее, не могут претендовать на обращение "Сиятельство" (Л.36). Обращение "Сиятельство" предназначалось только для титулованных послов сюзеренов.

7. Имеется в виду маркиза де Монтеспан, морганатическая супруга короля Людовика XIV.

8. Речь может идти только об Иване Гавриловиче и Александре Гавриловиче, двух старших сыновьях Головкина (См. генеалогический словарь Н. Иконникова "La noblesse de Russie". Paris, 2e ed., 1958. Vol. El. № 84 et 92 a 98. P.125-127).

Они находились на обучений во Франции под присмотром Постникова. Эта деталь интересна тем, что показывает, насколько Матвеев заботился об опеке русских молодых людей, посланных за границу. Эта функция уже стала частью русской дипломатии, здесь ее особо важно отметить, так как речь идет об одном из самых высокопоставленных представителей России.

9. Первая книга — это, без сомнения, сборник гравюр Sebastien Leclerc. "Tapisseries du roi, ou sont representes les quatre elements et les quatre saisons" (Себастьян Леклерк. "Шпалеры Короля с изображением четырех стихий и четырех времен года" Париж. Импримери Руаяль. 1670) (Эта книга была в собрании Матвеева ("Каталог". № 549. С.130). См. в связи с этим введение Марка Фумароли "Un art royal" ("Королевское искусство") в "Devises pour les tapisseries du roi" ("Девизы для шпалер короля". Изд. Библиотек Националь-Гершер. 1988). Другой книгой, по-видимому, является одно из изданий "Labyrinthe de Versailles" ("Версальский лабиринт". Париж. Изд. Импримери Руаяль), которая также была обнаружена в собрании книг Матвеева ("Каталог". № 524). В собрании книг Матвеева находится и сборник о медалях со следующим названием: "Medailles sur les principaux evenemens du regne de Louis le Grand" ("Медали об основных событиях правления Людовика Великого". Париж. Изд. Импримери Руаяль. 1702) ("Каталог". № 615. С.144). Эти книги нередко дарились гостям Версаля. Следует отметить, что Петр Первый позднее привезет несколько подобных произведений из путешествия в Париж в 1717 г. См.: Библиотека Петра I. Под. ред. Е. И. Бобровой. Л., 1978. №№ 1111-1113, 1239, 1241. В этот список можно внести книгу гравюр Симона Томассэна, с изображением скульптур Версаля, подробно описанных в "Записках", — "Recueil des figures, groupes, thermes, fontaines, vases et autres ornemens de Versailles" ("Скульптуры, скульптурные группы, термы, фонтаны, вазы и другие декоративные украшения Версаля". Париж, 1694. "Каталог". № 808). Наконец, Матвеев получил в подарок в Лондоне в 1708 г. несколько книг отца и сына Фелибьен: Andre Felibien. "Entretiens sur les vies et sur les ouvrages des plus exellens peintres anciens et modernes и Conferences de l'Academie royale de peinture et de sculpture" (Андре Фелибьен. "Рассказы о жизни и творчестве самых замечательных древних и современных художников" и "Лекции Королевской Академии живописи и скульптуры"), а также книгу Jean-Frangois Felibien "Recueil Historique de la vie et des ouvrages des plus celebres architectes" (Жан-Франсуа Фелибьен. "Исторические очерки жизни и творчества самых знаменитых архитекторов"), все три книги вышли в свет в Лондоне, в издательстве Давида Мортиера в 1705 г.

Текст воспроизведен по изданию: Посланец Петра Великого А. А. Матвеев в Париже 1705-1706 гг. // Исторический архив, № 1. 1996

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.