Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

В реестре могил версальского прихода (Божьей Матери) свидетельство о смерти короля появилось с шестинедельным опозданием. И никому в голову не пришло выделить монарху отдельную чистую страницу. Католические реестры наших предков предполагают и подчеркивают равенство всех перед смертью. Да и сам состав прихода предрасполагает к такому душевному христианскому подходу. Людовик окружен своими скромными и верными слугами — тут прачка из его королевского дома, и дочь повара первого шталмейстера, и сын форейтора принца де Рогана. А вот как выглядит во всей своей строгости шестидесятая страница реестра прихода Божьей Матери:

“В первый день сентября тысяча семьсот пятнадцатого года скончался великий, очень могущественный и замечательный король Франции, Людовик XIV славной памяти, в возрасте семидесяти семи лет в своем дворце и был перенесен в Сен-Дени в девятый день названного месяца в присутствии мессира Жана Дюбуа, каноника Сен-Кантена, капеллана королевского оркестра и мессира Пьера Маннури, священника Конгрегации Миссионеров, которые подписались вместе с нами

Юшон Дюбуа Маннури

В год тысяча семьсот пятнадцатый, семнадцатого октября Элизабет Прюданс, дочь Шарля Берже и Мадлены Муайе, его супруги, скончалась вчера в возрасте пяти лет и шести месяцев и была похоронена на кладбище данного прихода в присутствии вышеназванного отца покойной и Бернара Монса, которые ниже подписались.

Берже Монс Готье, священник”.

(По: Durye (Pierre, baron). “Le roy de glorieuse memoire”, dans Ge-Magazine, n° 5 (mars 1983), p. 48-49). [778]

НЕСКОЛЬКО ОСКОРБИТЕЛЬНЫХ ЭПИТАФИЙ, НАПИСАННЫХ В 1715 ГОДУ

Здесь покоится наш король,
Старая развалина, которая имела над нами власть,
Духовник и финансы,
Власть, равная мощи двух кардиналов,
Гордость понтификата
И честь многих прелатов.

Здесь покоится наш непобедимый король,
Его смерть была поступком.
Но мертвый, как и живой,
Не оставляет нам и медного гроша.

Здесь, в церкви, покоится
Тот, кто нас оставил в одной рубахе.
А если бы он дольше жил,
Он нас заставил бы сверкать голой ж...

Здесь покоится Людовик Малый;
И от этого весь люд в восторге.
Если бы он жил на двадцать лет меньше,
Его можно было бы назвать Великим.

Здесь покоится великий Бурбон,
Который был, увы! всего лишь добрым малым.
Сохрани его, Господи, от пламени вечного;
Поскольку он взял наше добро, окажи, Господи, милость: забери его душу.

Здесь покоится отец налогов.
Поклонимся ему за это:
Если он на небесах, чтоб отдохнуть,
Значит, он там и ради нашего покоя.

В Сен-Дени, как и в Версале,
Он без сердца и весь пустой. {Намек на то, что сердце и внутренности короля были похоронены отдельно от тела. (Примеч. ред.)} [779]

Здесь покоится король Людовик Великий.
У него было сердце, как у Александра Македонского;
Смерть взяла этого завоевателя лишь тогда,
Когда ему нечего было больше брать.

Здесь покоится король — вымогатель налогов,
Компаньон ростовщиков,
Раб недостойной женщины,
Заклятый враг мира.
Не просите Господа спасти его душу:
У такого чудовища ее никогда не было.

Здесь покоится тот, чьи эдикты
Нас всех превратили в нищих.
Пусть он идет прямо в рай,
А его совет — ко всем чертям!

Надгробное слово отца Деларю: панегирик, посвященный Людовику XIV (1715 г.)

Как неистово стучит и бешено колотится
В этот момент сердце каждого из нас!
Едва Людовика не стало,
Как его подданные разбуянились и изрыгают мерзкие оскорбления в его адрес;
Грубые пасквили грязным потоком разносятся по Парижу и Версалю.
Рынок и тот в свою очередь критикует короля,
А порой постыдно укрывает наглого рифмоплета.
Неужели вам нужна для подъема настроения
Алчная и услужливая шайка льстивых предателей?
Неужели вам ничего не может подсказать даже
Корыстная заинтересованность, щедрая на похвалы?
И ваши льстивые обещания отныне
Не нужны ему для его бессмертия.
Самый подлый писатель нападает на его слабости,
Вы же не можете осмелиться и защитить его добродетели.
Зачем отрекаться от себя? Чья спесивая душа
Могла отказать в уважении этой героической личности?
Разве, даже взглянув на него, не сказали бы,
Что он царит на всей земле?
Разве видели люди подвиги, прекраснее его подвигов?
Уже первые звуки бряцающего оружия ведомых им армий
Вызывали панический страх у батавов,
Искавших спасение у воды.
Разве его оружие, обращавшее в бегство врагов,
Не способствовало росту его величия?
Какой талант! Какой блеск!
Но что и говорить! Разве сможет
Ученая братия, к общему одобрению,
Вместить в сотню стихов
Материал, занимающий сто томов? [780]
Правда, этот монарх кажется погребенным
Под множеством знаменитых памятников;
Звезда, сверкавшая в течение более полувека,
В конце концов погасла.
Хёхштедт и Рамийи, Турин и Барселона,
Самая ужасная зима, бесстыдство ростовщиков —
Все эти несчастья поколебали трон,
Но не поколебали монарха.
Все эти зловещие события
И превратности времен года,
Все ошибки военачальников и министров
Служат беспощадным основанием для того, чтоб его заклеймить.
Пылкость ранней молодости — разве
Только его преступление, и ничто не может его извинить?
А мудрое постоянство зрелого возраста — поведение,
Достойное презрения?
Цезарь был прелюбодеем, и Александр когда-то
Прислушивался лишь к своему тщеславию;
И один, и второй все превращали в пепел.
Но разве это умаляет их почитание потомками?
Непредвиденная и быстрая смерть
Прервала их кровавую деятельность.
Добившись мира, Людовик
Встретил смерть спокойно и твердо;
И не высокомерие его победителей
Презрительно оскверняет его кончину;
Покорный Господу, он живет, нисколько
Не страшась этого мгновения.
Почему вы, безумцы, самым гнусным образом
Нарушаете его покой в могиле?
У него были недостатки, НА СОЛНЦЕ ЕСТЬ ПЯТНА.
НО СОЛНЦЕ - ВСЕГДА СОЛНЦЕ.
Несмотря на все ваши клятвы, по преступному капризу
Вы отрекаетесь от обязывающего вас долга.
Поступайте, по крайней мере, справедливо по отношению к нему,
Как это делают его враги!
Регент, воспитанник самого великого из королей, вы нам нужны
И делаете то, что мы желаем,
Вы хотите сохранить все блага, которых он для нас добился,
И исправить зло, которое он позволил причинить;
Но снимите покров со сцены и не удивляйтесь,
Увидев на суетных подмостках
Мошенников среди ваших идолопоклонников,
Неблагодарных среди ваших фаворитов.

(По: Raunie (Emile), Recueil Clairambault-Maurepas. Chansonnier historique,.. t. I. Paris, 1879, in-12.)

(пер. Л. Д. Тарасенковой, О. Д. Тарасенкова)
Текст воспроизведен по изданию: Ф. Блюш. Людовик XIV. М. Ладомир. 1998

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.