Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДОНЕСЕНИЕ ШЕВАЛЬЕ ДЕ ГОМИКУРА, АГЕНТА ГЕРЦОГА АЛЬБЫ В ПАРИЖЕ

22 августа 1572 г., когда адмирал вышел из Лувра в Париж и отправился к себе домой обедать, он читал письмо, и в то время, как он ехал мимо дома одного каноника, который прежде был исповедником г-на де Гиза, в него выстрелили из аркебузы, заряженной четырьмя пулями, которыми ему оторвало почти [289] целиком палец с правой руки, а на левой руке пуля попала в ладонь и прошла выше, разбив ему все кости, и вышла на два пальца выше локтя. В этом доме парадная дверь была заперта, а задняя открыта, и перед ней ждал испанский жеребец, на котором спасся тот, кто его ранил. Когда адмирал почувствовал, что ранен, то стал обсуждать со своими гугенотами, как убить короля, его высочайших братьев и королеву, говоря, что зло исходит от них; и решил немедленно собрать 400 человек в предместье Сен-Жермен, что легко было сделать во всякий раз, когда он пожелает; но он не смог исполнить это тайно, дабы король и королева не узнали; ибо адмирал позвал короля Наваррского в свой дом и сказал ему такие или подобные слова: «Сударь, я полагаю, Вы знаете, как верно я служил Вашему высочайшему отцу, и сколь ревностно – Вашему высочайшему дяде, принцу де Конде, и настолько желаю по-прежнему, со всей моей доброй волей служить и Вам, что, будучи в настоящее время смертельно ранен (ибо пули отравлены), я обдумываю свое завещание, готовясь умереть, и оставлю Французское королевство Вам в наследство» и открыл средства, которые для него приготовил.

Когда Наваррский король все выслушал, он вернулся к себе, где пребывал в большой печали и задумчивости, предвидя великие бедствия для своего брата-короля и других, и его жена настолько упорно его расспрашивала, что он немедля открыл ей, что замышляет означенный адмирал; и когда она это услышала, после многих увещеваний воздержаться от того, чтобы запятнать руки кровью короля, его шурина, она, не откладывая, сообщила все королю и королеве, его матери.

Итак, в день Св. Варфоломея, 24-го сего месяца в час ночи, вступив в дом упомянутого адмирала, герцог Гиз, д’Омаль, шевалье д’Ангулем и другие, сопровождавшие их, вошли в спальню означенного адмирала, где адмирал со своими людьми пытался обороняться, но быстро потерпел поражение. Видя это, адмирал вернулся к своей постели, прикидываясь мертвым, но был вытащен оттуда за раненую руку. Когда господи Кузен 27 решил бросить его сверху из окна вниз, он уперся стопой в стену, по какой причине названный Кузен ему сказал: «Вот как? Старый лис, значит, Вы прикинулись мертвым?» С этими словами он выглянул во двор дома, где ждал герцог Гиз, которому он сказал: «Глядите, сударь, вот изменник, который сжил со свету Вашего отца». Когда это выслушал указанный Гиз, кузен приблизился к адмиралу и бросил ему такие слова: «Вот что, злодей; я не совершу угодного Богу, если запятнаю руки твоей кровью» и, ударив его ногой, отступил от него. Немедленно подошел некто, выстреливший адмиралу из пистолета в [290] голову. После этого его на решетке поволокли по городу. Один дворянин отсек ему голову ножом и, воздев на острие своей шпаги, нес по городу, крича: «Вот голова злодея, который принес столько бед Французскому королевству!» И когда людям из Парламента было поручено отыскать тело названного адмирала, чтобы исполнить старый приговор, вынесенный ему во время смут, он был растерзан так, что никто потом не смог отыскать ни кусочка. Если бы помедлили четыре часа, адмирал сделал бы с означенными принцами то, что они с ним сделали, и убил бы короля и его высочайших братьев. И в тот же миг явились к дому Ларошфуко, где сделали то же самое, и со всеми другими, кто попал им в руки, и убили Брикемо, маркиза де Реца, Леспондийанов 28, Телиньи, и 62 самых важных из дворян, каковые были выволочены на улицу. И тогда же католики громили всех гугенотов данного города и раздевали их и бросали в реку. Также и гвардия короля прошла по городу и входила в дома гугенотов, убивая их и приканчивая столь ловко, что немного времени спустя они истребили более трех тысяч. Самые важные из дворян были брошены в шахты Клер, куда бросают падших животных.

В Руане было убито 10 или 12 сотен гугенотов; в Mo и в Орлеане от них избавились полностью. И когда г-н де Гомикур готовился в обратный путь, он спросил у королевы-матери ответа на свое поручение: она отвечала ему, что не знает никакого иного ответа, кроме того, который Иисус Христос дал ученикам, по Евангелию от Иоанна, и произнесла по-латыни: «Ite et nuntiate quo vidistis et audivistis; coeci vedent, claudi ambulant, leprosi mundantur» 29 и т. д., и сказала ему, чтобы не забыл передать герцогу Альбе: «Beatus, qui non fuerit in me scandalisatus», и что она всегда будет поддерживать добрые взаимные отношения с католическим государем.

(Publ. par Gachard dans les Bulletins de l’Academie royale de Belgique, 1842, t. IX, 1 re partie)


Комментарии

27. Коссен, капитан гвардии Карла IX.

28. Два имени, неразборчиво приведенные у Гоминкура. Чит.: Рье и Пардайан.

29. «Идите и возвещайте, что видели и слышали; слепые видят, хромые ходят, прокаженные исцеляются». – Лат.

(пер. Т. В. Усовой)
Текст воспроизведен по изданию: Филипп Эрланже. Резня в ночь на Святого Варфоломея. 24 августа 1572 г. Евразия. СПб. 2002

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.