Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ФРАНЦИСК I

ОРДОНАНС

ОБ ОТПРАВЛЕНИИ ПРАВОСУДИЯ

1539 года

В августе 1539 года Франциск I издал Ордонанс относительно уголовного суда и судопроизводства, который частью повторял положения Ордонанса 1498 года, частью изменял их, а частью дополнял. Здесь встречаются новые ограничения прав обвиняемого, особенно в том, что касается производства очной ставки на допросе, избрания меры пресечения, ссылок на свидетелей, которые могли бы показать в пользу обвиняемого, и другие. Многие нормы Ордонанса 1539 года были включены впоследствии в большой уголовный Ордонанс 1670 года.

Ордонанс 1539 года окончательно закрепляет основные принципы инквизиционного или розыскного процесса — возбуждение дела не только по жалобе (plainte) потерпевшего, но и на основании данных, полученных судьей из какого-либо другого источника; недопущение защитников или поверенных обвиняемых, письменное и тайное дознание, решающая роль признания обвиняемого, а следовательно, допрос с пристрастием и пытка. Обращает на себя внимание тесное взаимодействие в ходе уголовного процесса судей и прокуроров. Судья лично или через своих помощников ведет расследование, а затем посылает материалы дела для письменного заключения прокурору, после чего судья дает то (или другое направление делу. Заключение прокурора требуется и перед началом судебного следствия. Можно отметить еще, что в ордонансе проведена отчетливая грань между юрисдикцией светских и церковных судов. Кроме того, предписывается составлять судебные акты не на латинском, а на французском языке.

Текст Ордонанса помещен в собрании Изамбера.


ОРДОНАНС

ОБ ОТПРАВЛЕНИИ ПРАВОСУДИЯ

1539 года

(август 1539 г.)

Доводим до всеобщего сведения ныне и на будущие времена, что мы в интересах нашего правосудия, в целях сокращения производства и облегчения наших поданных, постановили и приказали... на вечные времена и нерушимо следующее:

1. Да будет ведомо, что мы запретили и запрещаем всем нашим подданным привлекать мирян к суду церкви или им соглашаться на этот суд по делам чисто личного характера под страхом проигрыша дела и назначения штрафа по усмотрению.

6. Жалобщики на превышение власти, которые откажутся от поданных ими жалоб в судебном заседании, должны уплатить штраф, установленный за вздорные жалобы; а (отказавшиеся от них) вне суда — уплачивают этот же штраф в половинном размере; размеры штрафа могут быть по усмотрению наших высших судов, если это окажется необходимым, повышены с учётом характера дела, и сторон.

7. Участвующие в деле лица (стороны) подвергаются: штрафу за применяемые ими увёртки, оттяжки и затягивание дела...

9. Согласно прежним ордонансам нашим, все вызовы на суд делаются лично по месту жительства в присутствии понятых и свидетелей, имена которых должны быть занесены в рапорт судебного пристава или сержанта под страхом наложения штрафа в размере десяти парижских ливров на тех, кто этого не исполнит.

10. Когда заявленные или поданные в письменной форме отводы окажутся вздорными и не подлежащими удовлетворению, то судья, против которого заявлен один отвод, имеет право признать их таковыми и постановить, невзирая на них, продолжать в законном порядке ведение дела.

11. А в случае обжалования, дело, несмотря на это, подлежит продолжению, но его ведет не тот судья, против которого был заявлен отвод, но тот, кто обычно замещает его в случае его отсутствия, будь то его специальный заместитель или старший из адвокатов.

Таким образом, заявление указанного отвода и поданная по поводу него жалоба отнюдь не задерживают и не отсрочивают следствия и производства то делу.

12. Если же жалоба эта была неосновательной, и сторона изъявляла желание от неё отказаться, то... она присуждается к штрафу...

13. В случае же, если указанные поводы для отвода признаны законными, дело откладывается один раз на определенный срок для их проверки; проверка эта производится не тем судьей, против которого заявлен отвод, но тем, кто должен заместить его, как это сказано выше; последний, если отвод не подтвердится либо в пределах указанного срока, либо по истечении его, без какого-либо дальнейшего постановления или отсрочки отклоняет заявленный по указанным мотивам отвод...

24. Во всех делах гражданских и уголовных, где обычно допускалась четырехкратная неявка в суд, впредь следует ограничиться двухкратной при условии правильного и надлежащего вызова, сделанного лично или по месту жительства, за исключением того случая, когда сами судьи по своей инициативе распорядятся о третьем вызове, если вызовы не были сделаны лично и обстоятельства дела, по их мнению, этого требуют.

25. В делах уголовных после первой же неявки по сделанному лично вызову, выносится постановление о приводе в суд под стражей, а после вторичной неявки объявляется, что в виду невозможности задержать уклоняющегося от суда, он обязан явиться в три ближайших дня, причём до выполнения им этого имущество его подвергается описи и аресту...

27. До объявления какого-либо приговора против уклоняющегося от явки и скрывающегося от суда истец обязан представить доказательства по содержанию своего заявления.

28. От явно скрывающихся от суда апелляционные жалобы не принимаются, а потому, поскольку из этого дела, по которому поступила жалоба, и из возражений противной стороны явствует, что они уклонились от явки действительно вследствие неповиновения и неуважения к суду, объявляется, что жалобы их принятию не подлежат и делается постановление о том, что обжалованный приговор вступает в законную силу и приводится в исполнение, не взирая на какие бы то ни было возражения ...

120. Запрещается впредь выдавать какие-либо грамоты об изъятии или об определенной презумпции подсудности по какому бы то ни было делу; если же они будут выданы, запрещаем считаться с ними, а названные выше судебные дела должны быть разрешены совершенно так же, как если бы указанные грамоты не были ни получены, ни представлены...

124. Запрещаем всем председателям и советникам наших высших судов выступать в качестве ходатаев по чужим делам, производящимся в тех судах, где они служат, говорить о них с судьями непосредственно или через кого-либо под страхом лишения их права получения жалования сроком на один год.

125. Во избежание разделения голосов при решении дел, производящихся в наших высших судах, наши председатели и советники настоящим обязываются достигать единогласия по меньшей мере в числе, достаточном для постановления решения и приговора, до перерыва и перехода к слушанию другого дела...

139. Предписываем всем нашим судьям тщательно разбирать и вести дела уголовные в первую очередь и раньше всех прочих — под страхом временного отстранения или отрешения от должности и других определенных по усмотрению взысканий за нарушение этого предписания; мы обязываем наши высшие суды его выполнять по чести и совести.

Равным образом запрещаем тем судьям, которых мы назначили в уголовные палаты для ведения дел заключенных и о преступниках, участвовать в разрешении каких-либо других дел по спорам о праве гражданском, хотя бы оно и было связано с уголовным делом, до тех пор, пока не будут в спешном порядке закончены все дела об арестованных и преступниках...

142. Судьи, относительно которых будет установлено, что ими допущены существенные ошибки при производстве указанных уголовных дел, в первый раз присуждаются к высоким штрафам в нашу пользу, во второй раз — отстраняются от занимаемых ими должностей сроком на один год, а в третий раз — отрешаются от этих должностей и лишаются права занимать королевские должности.

143. Сверх того, они присуждаются к возмещению всех проторей и убытков сторон в размерах и пределах, установленных в соответствии с обстоятельствами дела и в указанном выше порядке.

144. Во избежание того, чтобы названные судьи низшей квалификации не впадали вновь в дальнейшем в столь значительные ошибки, мы требуем, чтобы все уголовные дела велись судьями или их заместителями, а не прокурорами и адвокатами нашими, секретарями судов или их писцами-помощниками как в отношении допросов, оглашения данных показаний, очных ставок, так и других актов и частей названных уголовных производств, — и всё это под страхом временного отстранения от занимаемых ими должностей, отрешения от них или более строгого наказания и штрафа, если они обычно так поступают.

145. Тотчас же после того, как судьями получены жалобы или иным способом дошли до них сведения о названных преступлениях, злоупотреблениях и злодеяниях, они производят или поручают произвести добросовестное и тщательное расследование об этом; после же производства его немедленно сообщают акты его нашему прокурору и по ознакомлении его с заключением (которое он обязан дать на этих же актах и в спешном порядке и не получая за то никакого вознаграждения), судья постановляет о принятии тех предварительных мер, какие он сочтёт по обстоятельствам дела необходимыми.

146. Указанные преступники как находящиеся в заключении, так и обязанные личной явкой, подвергаются незамедлительному добросовестному и тщательному допросу, и допросы эти, согласно установленному прежними нашими ордонансами законному порядку, в соответствии с характером лиц и обстоятельствами дела, возобновляются и повторяются, чтобы добиться открытия истины по названным преступлениям, проступкам и злоупотреблениям, если это окажется возможным, устами обвиняемых.

147. После производства, окончания и оформления этих допросов они незамедлительно предъявляются и сообщаются нашему прокурору, который обязан со всей тщательностью просмотреть их и, посоветовавшись со своим адвокатам, дать соответствующее заключение.

148. Если будет признано, что признания обвиняемого являются достаточными и что по обстоятельствам дела имеется основание и необходимо использовать их в качестве судебного доказательства, то названные признания сообщаются потерпевшему, если таковой в деле имеется, в целях выяснения того, не желает ли он равным образом использовать их в качестве доказательств в судебном деле для получения заключений в письменной форме как от королевского прокурора или фискала, так и от потерпевшего в соответствии с интересами каждого из них. Эти заключения сообщаются обвиняемому для представления им возражений, но только в форме указания смягчающих обстоятельств.

149. Если же они либо один из них не пожелают воспользоваться указанными признаниями в качестве судебного доказательства, то немедленно же отдается распоряжение о вызове свидетелей для оглашения их показаний и для устройства очных ставок с названными обвиняемыми в срок, установленный для этого судам в зависимости от расстояний между данными пунктами и характера дела к сторон.

151. Если же в срок, представленный для доставления свидетелей и устройства очных ставок с ними или для производства указанного выше дознания, это сторонами не будет представлено или выполнено, то дело подлежит разрешению в том положении, в каком оно окажется по истечении указанного срока и на основании тех заключений, какие будут по нему в спешном порядке даны и представлены с каждой стороны в письменной форме, каждым к его интересах.

Только по большому и крайне важному делу может быть вторично назначен другой срок для выполнения указанных выше действий; по истечении же этого срока никоим образом не допускается его восстановление.

152. В тех делах, в которых должна быть дана очная ставка, обвиняемые не подлежат освобождению до истечения сроков, предоставленных для устройства названной очной ставки.

153. Когда свидетели явятся для устройства очной ставки, то судьи немедленно прочитывают им их показания и допрашивают под присягой и в отсутствие обвиняемого; тем же из них, которые будут настаивать на своих показаниях, уличающих обвиняемого, немедленно же дается очная ставка с ним, каждому в отдельности, и по одиночке, одному за другим.

154. Для очной ставки как обвиняемый, так и свидетели являются к судье, и он приводит каждого из них в присутствии другого к присяге в том, что они будут говорить правду; после же этого и до оглашения свидетельского показания в присутствии обвиняемого последнему задается вопрос, имеются ли у него какие-либо отводы против присутствующего там свидетеля, и предлагается заявить их немедленно; требуем, чтобы это предложение было ему сделано в обязательном порядке и чтобы в противном случае отводы не принимались, о чём он должен быть совершенно определенно предупрежден судьей.

155. Если же он не заявляет никакого отвода и, по его словам, не намерен его заявлять, а желает решить в зависимости от показаний свидетелей, или требует предоставления ему срока для представления своих возражений в письменной форме, или же после изложения им в письменной форме тех возражений, которые он незамедлительно заявил, — то должно быть приступлено к оглашению показаний названного свидетеля в целях очной ставки, после которой обвиняемому уже не разрешается более ни заявить, ни ссылаться на какие-либо отводы против указанного свидетеля.

156. После дачи и окончания очных ставок производство по делу немедленно передается нашему прокурору, и тот хорошо и тщательно знакомится с ним, чтобы выяснить, какое заключение, окончательное или исключающее, он должен дать и представить в спешном порядке в письменной форме.

157. Если же окажется, что обвиняемый ссылается на некоторые факты, бесспорно говорящие в его пользу или доказывающие его невиновность, или на какие-либо факты, дающие законные и уважительные основания для отвода, то прокурор наш заявляет требование о том, чтобы обвиняемого обязали в спешном порядке назвать тех свидетелей, с помощью которых он рассчитывает доказать эти факты, либо служащие к его оправданию, либо дающие основание для отвода; в противном же случае он дает окончательное заключение.

158. И по указанным заключениям судья тщательно рассматривает дело и выбирает из него заслуживающие внимания факты, если они имеются, говорящие в пользу обвиняемого, либо служащие к его оправданию, либо дающие основания для отвода; он предъявляет их названному обвиняемому и приказывает ему спешно указать свидетелей, с помощью которых он думает установить названные факты. Он обязывает его к этому с тем, что в противном случае он уже не будет допущен.

162. В делах уголовных участвуют лица, ни в коем случае не выступающие через посредство поверенного или какого-либо другого лица, но держат сами лично ответ по поводу тех обстоятельств, которые ими сообщаются; они выслушиваются и допрашиваются, как сказано выше, каждый в отдельности, с соблюдением тайны и порознь, причём упраздняются и отменяются все приёмы, отсрочки или обычаи, обыкновенно применявшиеся при допросах обвиняемых в судах, в целях установления тот, должно ли быть предъявлено им обвинение, а также сообщение им с этой целью фактов и статей, относящихся к преступлениям и проступкам, им инкриминируемым, а также всё прочее, что противоречит изложенному выше.

163. В тех случаях, когда по ознакомлении с делом будет установлено, что подлежит применению пытка или допрос с пристрастием, требуем, чтобы решение об этой пытке было тотчас же объявлено обвиняемому, и если он. его не обжалует, приведено без замедления в исполнение. В случае же обжалования он тотчас же доставляется в наш высший местный суд, где мы приказываем разрешать все жалобы по делам уголовным немедленно, без права на обжалование по какому бы то ни было поводу.

164. Если же путём допроса с пристрастием или пытки оказывается невозможным получить какие-либо данные против обвиняемого так, что нет оснований для его осуждения, то мы требуем, чтобы он был признан по суду оправданным по отношению к потерпевшему и с правом на получение вознаграждения за клеветническое обвинение; в этих щелях стороны заслушиваются в судебном заседании для дачи их заключений, одной в отношении другой, и спор между ними подлежит разрешению в обыкновенном порядке, если это окажется необходимым и если судьи усмотрят в деле соответствующие для этого основания.

166. Не должно иметь место освобождение от долгов или от других гражданских дел, и все лица могут свободно привлекаться к ответственности с тем лишь условием, что они получают право на вознаграждение в случае постановления о заключении их под стражу на основании данных дознания о деяниях, в которых они уличаются и обвиняются, если так распорядится судья.

167. Прочие ордонансы наши и предшественников наших, ранее изданные относительно уголовных дел, сохраняют свою силу и значение в тех своих частях, которые не противоречат и не нарушают правил, установленных настоящим ордонансом.

168. Запрещаем всем хранителям государственных печатей наших канцелярий и высших судов выдавать какие бы то ни было акты о прощении или о помиловании иначе как на основании закона, а именно: убийцам, вынужденным совершить убийство ради своего личного спасения и обороны, а также в других статьях, когда закон гласит о том, что преступники имеют право или должны ходатайствовать о помиловании перед своим монархом и государем...

170. Запрещаем указанным хранителям государственных печатей выдавать какие бы то ни было грамоты об изъятии из местного суда или о сохранении подсудности дел нашим высшим судам для рассмотрения в первой инстанции, а равным образом об изъятии их из их обычной подсудности, о передаче и поручении их другим (судам), как этим в высокой степени злоупотребляли в прежние времена...

(пер. Е. А. Скрипилева)
Текст воспроизведен по изданию: Хрестоматия памятииков феодального государства и права стран Европы.  М. Гос. изд. юр. лит. 1961.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.