Версия для слабовидящих |  Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Четвертый тайный допрос - 14 марта 1431 г.

В следующую за тем среду, на четырнадцатый день марта месяца названный брат Иоанн Магистер, викарий господина инквизитора, уверившись в усердии и неподкупной честности почтеннейшего и достойнейшего мужа магистра Николая Такеля, пресвитера Ротомагенского диоцеза, имперского нотариуса а также присяжного нотариуса ротомагенского епископского суда, мы, полагаясь во всем на Божественное Провидение сделали, определили и назначили его нотариусом и писцом в указанном процессе, как то во всех подробностях излагается в нашем официальном письме, заверенном нашей личной печатью, каковое несет на себе подпись нотариуса нашей канцелярии, и прилагается ниже. На следующий затем день, сказанный магистр Николай в камере сказанной Иоанны, принес нам присягу на верность, в каковую камеру мы ранее прибыли, мы же возложили на него обязанность исполнять порученное со всем к тому старанием, каковая присяга была произнесена в присутствии магистра Иоанна де Фонте, Николая Миди, Герарда Фейета и нескольких иных лиц.

Засим следует письмо о назначении на должность сказанного нотариуса

Всем, каковым предназначено данное письмо, брат Иоанн Магистер из ордена братьев проповедников, и т.д. в достаточной мере уверившись в в неподкупной честности, усердии, учености и иных добродетелях достойнейшего мужа магистра Николая Такеля, пресвитера ротомагенского диоцеза, полагаясь во всем на Божественное Провидение, сделали, определили и назначили сказанного магистра Николая нашим присяжным нотариусом а также нотариусом при особе названного господина инквизитора; мы же ныне делаем, определяем и назначаем его нашим нотариусом и писцом в том что касается документов и ведения вышеназванного процесса, предоставляя ему право, разрешение и полномочие неограниченного доступа к сказанной Иоанне в месте, где она в нынешнее время находится и будет иметь пребывание в дальнейшем; дабы вести допросы и присутствовать при допросах, принимать присягу свидетелей, каковые призваны могут быть к ведению сказанного процесса и фиксировать на бумаге признания и речи сказанной Иоанны и иных свидетелей, а также вести запись мнений докторов и магистров, высказанных в устной форме, предоставляя нам записанное; а также вести запись и учет всех документов по названному делу, как ныне существующих так и имеющих быть составленными в дальнейшем; а также вести протоколы названного процесса согласно формальностям, требуемых законом, а также исполнять все обязанности, полагающиеся нотариусам, во всех частностях и во всех местах, где таковое сочтено будет необходимым. В подтверждение всему сказанному мы приказываем заверить названное письмо нашей личной печатью. Дано и писано в Ротомагене, в год от Рождества Христова 1431, в четырнадцатый день марта. Под сим подписываемся: Буагильом, Г. Маншон.

В тот же день в тюрьме,

Далее, в тот же день, в присутствии магистра Иоанна де Фонте, комиссария и представителя нашего, как то сказанного епископа, а также мы сами, вышеназванный брат Иоанн Магистер, в камере сказанной Иоанны, что в Ротомагенском замке; в присутствии ассесоров, как то почтеннейших и достойнейших мужей господ и магистров Николая Миди и Герарда Фейета, докторов теоологии, а также Николая Губента, нотариуса апостолической канцелярии, и брата Изембарда де Петра, бывших при том свидетелями, подвергли допросу сказанную Иоанну.

Первый же вопрос, заданный ей касался причины, каковая ее подвигла на прыжок вниз с башни Боревуар. Она же отвечала, что прослышав будто всех жителей Компендиума старше семи лет собираются казнить огнем и железом, предпочла умереть, чем жить далее после жалкой гибели стольких добрых людей, таковой была причина, подвигнувшая ее прыгнуть вниз. Другой же причиной было то, что ей довелось прослышать, будто она запродана англичанам, она же готова была скорее умереть, нежели оказаться в руках у своих врагов, англичан.

Первый же вопрос заданный ей касался причины, каковая подвигла ее к прыжку с башни Боревуар, она же отвечала, что прослышав будто всех жителей Компьеня старше семи лет, собираются казнить огнем и железом, предпочла умереть чем жить далее после столь жалкой гибели этих добрых людей; таковой же была первая причина. Другая состояла в том, что ей довелось прослышать, будто она запродана англичанам; она же готова была скорее умереть, чем оказаться в руках своих врагов, англичан.

Далее спрошенная, совершила ли она сказанный прыжок по совету своих голосов, отвечала что святая Катерина едва ли не каждый день наказывала ей ни в коем случае не прыгать вниз, и что Господь не оставит без помощи ни ее саму ни жителей Компендиума. Она же отвечала святой Катерине, что ежели Господу угодно оказать помощь жителям Компендиума, ей хочется также оказаться там. Святая же Катерина говорила ей: "Тебе следует без сомнения принять и быть готовой что ты не освободишься ранее, чем встретишься с королем английским." Сказанная же Иоанна отвечала ей: "Воистину, я не желаю его видеть, и готова скорее умереть, чем попасть в руки англичан."

Спрошенная, спрыгнула ли она вниз по совету своих голосов, отвечала что святая Катерина изо дня в день ей твердила, дабы она ни в коем случае не прыгала вниз, и что Бог не оставит помощью ни ее ни жителей Компьеня. На что сказанная Жанна отвечала святой Катерине: Если Бог поможет жителям Компьеня, мне хотелось бы также оказаться там. Святая же Катерина ей говорила: "Вам следует без сомнения принять и быть готовой; что ваше освобождение грядет не ранее чем вы встретитесь с королем английским".

На что сказанная Жанна отвечала: "Воистину, я не желаю его видеть. Я бы предпочла скорее умереть чем попасть в руки англичан".

Спрошенная далее, случалось ли ей говорить святой Катерине и святой Маргарите "Неужто Господь позволит добрым жителям Компендия умереть злой смертью?" отвечала что не говорила столь грубых слов; но отвечала им таковым образом: "Как же Господь попустит умереть жителей Компендия, каковые были и остаются верны своему господину!"

Спрошенная, не случалось ли ей говорить святой Катерине и святой Маргарите: "Неужто Господь попустит добрым жителям Компьеня умереть столь жалкой смертью, и т.д., отвечала, что никогда не говорила столь грубых слов; но отвечала им таковым образом: "Как же Господь попустит умереть добрых жителей Компьеня, каковые были и остаются столь верны своему сеньору."

И далее сказала, что после того, как рухнула вниз со сказанной башни, то в течение двух или трех последующих дней не в состоянии была есть; ибо так жестоко разбилась при прыжке, что она не могла после этого ни пить ни есть; но все же, святая Катерина не оставила ее без утешения, она же уговаривала ее исповедаться и просить прощения у Господа за то, что прыгнула вниз и что без сомнения жители Компендиума получат помощь еще до того, как придет день праздника благословенного Мартина. После чего жизнь стала к ней возвращаться и она почувствовала потребность в пище; и в скором времени совершенно выздоровела.

И далее сказала, что после того как рухнула вниз, в течение следующих двух или трех дней не в состоянии была есть; ибо так жестоко разбилась при прыжке, что не могла ни пить ни есть. Но все же святая Катерина не оставила ее утешением и говорила, что ей следует ныне исповедаться и просить прощения у Господа зато, что прыгнула вниз; и что жители Компьеня без всякого сомнения получат помощь еще до дня святого Мартина зимнего. После чего она стала оживать, и принимать пищу; и в скором времени выздоровела.

Далее спрошенная, желала ли она посредством прыжка покончить с собой, отвечала что нет; но перед тем как прыгать вниз, препоручила себя Господу; и считала, что таковым образом сумеет избегнуть того, что будет передана англичанам.

Спрошенная, желала ли она посредством прыжка покончить с собой, отвечала что нет. Но перед тем как прыгать, препоручила себя Господу; и надеялась посредством подобного прыжка избегнуть того, чтобы быть переданной англичанам.

Далее спрошенная, случилось ли ей, после того как к ней вернулся дар речи, отвергать Господа и своих святых, как то отмечено в сидетельских показаниях, отвечала не припомнит когда бы ей случалось бы отвергать Господа и святых; и не случалось богохульствовать ни в том месте ни в каком ином.

Спрошенная, случилось ли ей когда к ней вернулся дар речи, хулить Господа и своих святых, как то указано в показаниях, данных свидетелями, отвечала, что не припомнит когда бы ей случилось отвергать или хулить Господи или своих святых, ни в том месте ни в каком ином Ей же не случалось исповедоваться в подобном, ибо она не припомнит за собой таковых слов или дел.

Спрошенная, не желает ли она сослаться в том на свидетельские показания уже принесенные или должные быть принесенными в дальнейшем:

- Я призываю тому в свидетели Господа и никого иного, и да будет мне порукой добрая исповедь.

[Спрошенная, желает ли она сослатьв в том на показания свидетелей, уже принесенные или должные быть принесены в дальнейшем, отвечала

- Я призываю к тому в свидетели Господа и никого иного, да будет порукой мне добрая исповедь.] 1

Спрошенная случалось ли голосам просить у нее отсрочки для ответа, сказала, что святая Катерина порой отвечает ей сразу, при том что ей иногда трудно бывает расслышать ответ из-за шума, каковой стоит иногда в тюрьме и также из-за пререканий охранников. Ежели ей случается просить о чем-либо святую Катерину, тогда святая Катерина и святая Маргарита осведомляются у Господа Нашего и затем по поручению Господа нашего дают ответ сказанной Иоанне.

Спрошенная, случалось ли голосам просить у нее отсрочки для ответа, отвечала что порой святая Катерина отвечает ей сразу, иногда же сказанная Жанна ее не слышать по причине шумной возни заключенных и пререканий охранников. Когда же она просит о чем-либо святую Катерину, та вместе со святой Маргаритой осведомляются у Господа, и далее по попручению Господа Нашего, дают ответ сказанной Жанне.

Спрошенная, всегда ли при явлении сказанных святых случается быть свету, или же она не видит света в то время как слышит голос, раздающийся в замке, не знает сама звучит ли таковой в самой ее камере, отвечала, что не проходит и дня чтобы им не случилось явиться в замок; их же явлению всегда сопутствует свет. В тот же раз ей случилось слышать голос, при том, что она не помнит наверняка, случилось ли ей видеть свет, или при том видеть саму святую Катерину.

Спрошенная, всегда ли при их появлении случается быть свету; и видит ли она свет одновременно с тем, как слышит голос, раздающийся в замке, при том, что не знает, звучит ли таковой в самой ее камере, отвечала, что не проходит и дня без того чтобы им не случилось явитсья в замок, их же явлению всегда сопутствует свет; и в тот же раз ей случилось слышать голос при том, что она не помнит наверняка, случилось ли ей видеть свет или видеть при том саму святую Катерину.

Далее, она сказала что ей случалось просить голоса о трех вещах, из каковых первая - ее собственное освобождение из плена, другая, чтобы Господь не оставил своей помощью французов и сохранил от беды все города, каковые обретаются под их властью, и третья - спасение ее души.

Далее, она сказала, что просила голоса о трех вещах, из каковых первая есть ее собственное отбытие прочь; другая дабы Господь не оставил своей помощью французов и сохранил от беды все города, каковые обретаются под их властью; и последняя - спасение ее души.

И далее потребовала, что ежели случиться доставить ее в город Паризиев, при ней обреталась копия допросов и ответов на них, дабы она могла предъявить таковую тамошним жителям и сказать им: "Вот каковым образом меня допрашивали в Ротомагене, и вот мои ответы", дабы ее не утомляли более столькими вопросами.

И далее потребовала, что ежели случиться доставить ее в Париж, при ней обреталась копия допросов и ответов на них, дабы она предъявила таковую парижанам, и могла им сказать: "Вот каковым образом меня допрашивали в Руане, и вот мои ответы." И дабы ее более не утомляли столькими вопросами.

Далее, ввиду того, что ранее ей случилось упомянуть, будто мы, сказанный епииском, подвергаем себя величайшей опасности (галликанской речью "весьма рискуем"), ведя следствие по ее делу, спросили далее что она таковым образом желала сказать и каковой опасности и риску мы подвергаем себя вкупе со всеми прочими; она отвечала нам, сказанному епископу что уже говорила нам ранее: "Вы называете себя моим судьей; не знаю, так ли это на самом деле: но вам следует помнить, что вынеся неправедный приговор, вы тем самым подвергаете себя великой опасности. Я же предупреждаю вас о том, ибо случись Господу вас покарать, совесть моя будет в том чиста ибо я вам о том сообщила заранее."

Спрошенная, по каковой причине ей случилось говорить что монсеньор Бовеский подвергает себя опасности, ведя следствие по ее делу, и каковой опасности он в таком случае подвергает себя совокупно со всеми прочими, отвечала; что ей уже случалось говорить монсеньору Бовескому: "Вы называете себя моим судьей. Не знаю, правда ли это. Только вам следует помнить, что ежели приговор ваш будет неправден, вы подвергаете себя великой опасности. Я же заранее предупреждаю вас об этом, ибо случить Господу вас покарать, совесть моя будет в том чиста, ибо я вам об этом сказала."

Спрошенная все же, о каковой опасности или риске идет речь, отвечала, что святая Катерина обещала что она не оставлена будет помощью, она же не знает, случиться ли ей освободиться из тюрьмы или же во время суда не случится ли возмущения посредством какового ей удастся освободиться, она же полагает, что произойти может равно и первое и второе. И что в большинстве случаев голоса уверяли ее, что освобождение это случится посредством великой победы; и далее, эти же голоса добавляли к тому: "Сохрани же бодрость юуха и не отчаивайся в мученичестве своем, ибо тебе откроются райские врата". Голоса же твердили о том открыто и прямо, иными словами, не давая ей в том усомнится. Она же зовет свое положение мученичеством по причине страданий и лишений, каковым подвергается в тюрьме; так же ей неизвестно, случится ли ей претерпеть еще большие страдания, но в том полагается на Господа нашего.

Спрошенная, о каковом риске и опасности идет речь, отвечала, что святая Катерина говорали ей, будто к ней придет помощь; она же не знает, случится ли ей освободитсья из тюрьмы; или же когда ей случится предстать перед судом, произойдет некое возмущение, посредством какового ей удастся освободиться. Она же предполагает, что произойти равно может и то и другое. Также голоса уверяли ее, будто ей случится освободиться посредством великой победы. И далее эти же ее голоса говорили ей: "Сохрани же бодрость духа, и не отчаивайся в мученичестве своем, ибо тебе откроются райские врата". Голоса же твердили ей о том открыто и просто, иными словами, не двавая в том усомниться. Она же зовет свое положение мученичеством по причине страданий и лишений, каковым подвергается в тюрьме, и не знает, случится ли ей вытерпеть большее; но в том полагается на Господа нашего.

Спрошенная, верит ли она с тех пор как голосам случилось ее уведомить, будто ей откроются райские врата, и полагает душу свою спасенной, и никоим образом не могущей быть ввергнутой в ад, отвечала что твердо верит, будто голоса обещали ей спасение, и столь же тверда в сказанной вере, будто уже обретается там.

Спрошенная, верит ли она с тех пор как голосам случилось ее уведомить, будто ей откроются райские врата, и полагает душу свою спасенной, и никоим образом не могущей быть ввергнутой в ад, отвечала что твердо верит будто голоса обещали ей спасение и столь же тверда в сказанной вере, будто уже обретается там.

Когда же ей сообщили, что сказанный ответ чреват весьма серьезными последствиями, отвечала, что для нее таковой весьма ценен.

Спрошенная, полагает ли она что после сказанного откровения не может согрешить смертно, отвечала:

- Мне об этом ничего неизвестно, я же во всем буду полагаться на Господа.

Когда же ей сообщили, что сказанный ответ чреват весьма серьезными последствиями, отвечала, что для нее таковой весьма ценен.

Спрошенная, полагает ли она, что после этого откровения не сможет согрешить смертно, отвечала:

- Мне об этом ничего не известно, я же во всем положусь на Господа нашего.

В ту же среду после полудня

Далее, в тот же день, в среду, после полудня явились в сказанное место почтеннейшие и достойнейшие мужи, господа и магистры% Иоанн де Фонте, комиссарий наш, как то вышеназванного епископа, и также комиссарий Иоанна Магистера, викария господина инквизитора, асессоры Николай Миди и Герард Фейе, доктора теологии, при том же присутствовали брат Изембард де Петр и Иоанн Маншон.

Названная же Иоанна немедля заявила нам касательно вопроса, каковой ей был перед тем задан об уверенности ее в предстоящем ей спасении, о каковом деле ее уже спрашивали утром, что ей было объявлено следующее: такое случится, ежели она сдержит клятву и обещание принесенные ею Господу, иными словами сохранит девственность как телесную, так и душевную.

Касательно же этого вопроса, ежели ей случиться сдержать клятву и обещание данное ею Господу нашему, что она сохранит девственность как телесную, так и душевную.

Спрошенная, испытывает ли она потребновть в исповеди, ежели полагает по откровению своих голосов, что ее ждет спасение отвечала, что не знает, не случилось ли ей согрешить смертно; но при том полагает, что ежели бы она обреталась бы в состоянии смертного греха, святая Катерина и святая Маргарита немедленно бы ее покинули. Она же полагает, что отвечая на предыдущий вопрос лишний раз очищает свою совесть.

Спрошенная, испытывает ли она потребность в исповеди, ежели полагает, что по откровению своих голосов, ее ждет спасение, отвечала, что не знает, не случилось ли ей согрешить смертно; но ежели бы она обреталась в состоянии смертного греха, полагает, что святая Катерина и святая Маргарита немедля бы ее покинули. А также она полагает, что отвечая на предыдущий вопрос:

- Никогда не бывает лишним очистить свою совесть.

Спрошенная, не случалось ли ей со времени заключения в эту тюрьму проклинать и хулить Господа, отвечала, что нет; при том что порой ее слова, сказанные на галликанском наречии "Да будет воля Господня" или "Святой Иоанн", или "Пречистая Дева" могли быть кем-то плохо расслышаны и посему переданы нам искаженно.

Спрошенная не случилось ли ей с момента заключения в эту тюрьму проклинать или же хулить Бога, отвечала что нет, но порой когда ей случалось сказать "Да будет воля Господня или "Святой Жан" или "Пречистая Дева", кем-то могли быть плохо расслышаны и посему переданы нам искаженно.

Спрошенная, не есть ли смертный грех взять некоего человека в плен ради выкупа и далее позволить ему умереть в тюрьме, отвечала что не совершала ничего подобного.

Когда же ей напомнили о некоем Франкете д'Аррасе, какового она обрекла на смерть в Латиньяке, отвечала, что она согласилась с тем, что ему следует умереть, ежели он того заслужил, ибо он признался в убийстве, воровстве и предательстве. И также сказала что суд над ним продолжался в течение XV дней; судьями же там выступили бальи сильванектеский, и легисты из Латиньяка. Когда же ей случилось в суде предложить обменять сказанного Франкета на некоего жителя города Паризиев, владельца Медвежьей Гостиницы, ей сказано было, что сказанный господин умер, и затем бальи упрекнул ее, что она таковым образом могла бы попрать правосудие, желая отпустить на волю сказанного Франкета, она же ответила бальи: "Ежели человек, какового я желала получить взамен, умер, желаю дабы вы поступили с этим так, как того требует справедливость!"

Спрошенная, не есть ли смертный грех взять некоего человека в плен ради выкупа и затем обречь его на смерть в тюрьме, отвечала, что не делала ничего подобного.

После того же как ей напомнили о некоем Франкете Даррасе, какового она обрекла на смерть в Ланьи, отвечала, что согласилась с тем, что ему следует умереть, ежели он того заслужил, ибо он сам признался в убийстве, воровстве и предательстве. И далее сказала, что процесс его продолжался пятнадцать дней; судьей же на нем выступал бальи Санлиса, и также легисты из Ланьи. И далее сказала, что желела обменять Фланкета на некоего парижанина, хозяина "Медведя". Когда же она узнала, что этот хозяин умер, и бальи упрекнул ее ,что она желает ныне попрать правосудие, пытаясь освободить сказанного Франкета, она ответила бальи: "Ежели тот человек, какового я желала получить взамен умер, поступайте с этим так, как того требует справедливость".

Спрошенная, случилось ли вознаграждать деньгами или приказать выдать вознаграждение тому, кто захватил в плен сказанного Франкета, отвечала что не чеканит монету и не является казначеем Франции дабы вознаграждать деньгами.

Спрошенная, случилось ли ей вознаградить деньгами или приказать выдать вознаграждение тому, кто захватил в плен сказанного Франкета, отвечала что не чеканит монету и не является казначеем Франции, дабы вознаграждать деньгами.

Когда же ей напомнили, что она случилось подступить с осадой к городу Паризиев в праздничный день; и что присвоила себе лошадь господина епископа Сильванектенского; и также бросилась вниз с башни Боревуар, и также носила одевалась по-мужски; и что обрекла на смерть Франкета д'Арраса; и при том не полагает себя в состоянии смертного греха,

Когда же ей напомнили, что ей случилось подступить с осадой к Парижу в праздничный день; и что она присвоила себе лошадь монсерьога санлисского; и что она бросилась вниз с башни Боревуар; и что она одевается по-мужски; и что она обрекла на смерть Франкета Дарраса, и при том не полагает себя в состоянии смертного греха,

отвечала на первый вопрос, что ежели говорить об осаде города Паризиев, не полагает что тем совершила смертый грех; а ежели так, решать то следует Богу и духовнику во время исповеди.

отвечала на первый вопрос, касательно Парижа:

- Я никоим образом не считаю, что находилась в состоянии смертного греха. А ежели я и согрешила, решать то следует Богу и и исповедоваться в том лишь Богу и духовнику.

На второй же вопрос касательно лошади, отвечала, что твердо уверена в том, что не согрешила смертно в глазах Бога; ибо лошадь эта оценена была в IIc золотых салютов, каковые деньги она распорядилась ему выплатить; и наконец, что лошадь эта отправлена была господину де Тремуйю, дабы тот вернул ее названному епискому Сильванестенскому; ибо сказанная лошадь отнюдь не годилась дабы ездить на ней верхом. И далее сказала, что лошадь эта была взята у епископа отнюдь не ею, и также сказала среди прочего что ей довелось однажды услышать, что епископ был вовсе не рад тому, что эту лошадь у него забрали, кроме того, она отнюдь не годилась для войны. И наконец, сказанная Иоанна не знает, случилось ли сказанному епископу получить деньги, каковые она ему отослала, и получить назад свою лошадь, она же полагает что нет.

На второй же вопрос, касательно лошади монсеньора Санлисского, она отвечала, что твердо уверена в том что не согрешила смертно в глазах Господа нашего, ибо таковую оценили в две CC золотых салютов, каковые деньги она распорядилась ему выплатить; и наконец, что лошадь эта была отправлена сеньору де ла Тримуй, дабы тот вернул ее монсеньору Санлисскому; ибо сказанная лошадь отнюдь не годилась ей для верховой езды. И еще сказала, что лошадь эта была взята у епископа отнюдь не ею; и также сказала что была отнюдь не довольна тем, что как ей во-первых, довелось услышать, будто бы епископ был отнюдь не доволеен, тем, что лошадь у него забрали, а также тем, что таковая не годилась для войны. И что наконец, ей неизвестно, получил ли он деньги ему предназначенные, [и также не знает] вернулась ли к нему лошадь. Она же думает, что нет.

На третий же вопрос, касательно происшествия на башне Боревуар, отвечала:

- Я поступила таковым образом не потому что отчаялась, однако же в надежде спасти свое тело и далее прийти на помощь множеству добрых людей, каковые испытывали в том нужду. После прыжка, я принесла исповедь и просила в том прощения у Господа.

Ей же случилось получить в том прощение у Господа, и не считает что правильно поступила, совершив таковой прыжок, но поступила весьма скверно. И далее сказала, что посредством откровения, полученным от святой Катерины знает, что после исповеди, ей в том даровано было прощение, и посему по совету святой Катерины она принесла исповедь.

Спрошенная, каковое наказание ей случилось за то понести, отвечала что большей частью наказала саму себя, разбившись при падении.

Спрошенная, полагает ли она себя в состоянии смертного греха, при том что осуждает себя за этот прыжок, отвечала что ничего о том не знает, но полагается на Бога.

На третий же вопрос, касательно башни Боревуар, отвечала:

- Я поступила таковым образом не потому что утратила надежду и впала в отчаяние; но надеясь спасти свое тело, и затем прийти на помощь множеству добрых людей, каковые в испытывали в том нужду.

После прыжка, она в том исповедалась и происила прощения у Господа нашего. Господь же ей это прощение даровал. Она же не считает, что правильно поступила совершив этом прыжок, но поступила весьма скверно.

И далее сказала, что знает посредствомм откровения, полученном от святой Катерины, знает, что таковое прощение ей будет дано после исповеди. И что по совету святой Катерины, исповедалась.

Спрошенная, случилось ли ей понести за то тяжкое наказание, отвечала, что большее зло причинила самой себе, разбившись при падении.

Спрошенная, полагает ли она, что находится в состоянии смертного греха, ибо сама осуждает себя за этот прыжок, отвечала:

- Мне об этом ничего не известно; я же в том полагаюсь на Господа нашего.

На четвертый же вопрос, касательно того, что одевается по-мужски, отвечала:

- Я так поступаю по воле Божием, и служу ему, и отнюдь не считаю, что тем совершаю проступок; когда же ему угодно будет приказать мне поступить иначе, я немедленно от нее избавлюсь.

На четвертый же вопрос, почему она носит мужскую одежду, отвечала:

- Потому что я поступаю по воле Господа нашего, и служу ему, и не считаю, что совершаю некий проступок; когда же ему угодно будет приказать мне иное, я немедленно от нее избавлюсь.


Комментарии

1. Эта часть текста существует только в манускрипте д'Юрфе, и в записях Эстиве, отсутствуя в Орлеанском манускрипте.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.