Версия для слабовидящих |  Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Первый тайный допрос. 10 марта 1431 г.

Далее в следующую за тем субботу, на 10 день марта, мы, вышеназванный епископ проследовали в некую камеру, расположенную в названном Ротомагенском замке, и призванную служить тюрьмой названной Иоанне, где в при содействии Иоанна де Фонте, нашего комиссария и представителя, как то было указано ранее, а также почтеннейших докторов священной теологии, господ Николая Миди и Герарда Фейета; в присутствии Иоанна Секарда, адвоката, и магистра Иоанна Массьё, пресвитера, призванных служить при том свидетелями, призвали и заклинали названную Иоанну принесла клятву отвечать правдиво на вопросы, каковые будут ей заданы. Она же отвечала следующее:

- Я обещаю вам говорить правду в том, что касается вашего процесса; и чем дольше вы будете настаивать на том, чтобы я поклялась, тем дольше доведется вам ждать ответов.

От сказанной Жанны потребовали принести клятву говорить правду. Она же отвечала: 1

После чего магистр Иоанн де Фонте, по праву чрезвычайного представителя и комиссария нашего, приступил к допросу названной Иоанны. Он же спросил ее, напомнив о клятве ею данной, откуда она прибыла в Компедий в последний свой туда приезд. Она же отвечала что прибыла туда из Креспея что в Валесие.

После чего спрошенная мэтром Жанном де ла Фонтеном по приказу монсеньора Бовеского следующим образом: Памятуя о клятву вами данной, в последний свой приезд в Компьень, откуда вы прибыли?, отвечал: из Креспи-ан-Валуа.

Спрошенная, много ли дней она провела в Компедии прежде чем совершить вылазку из города, отвечала, что прибыла утром, и час ее прибытия хранился в тайне, и вступила в город, что, как ней помнится стало для врага полной неожиданностью; и в тот же день, ближе к вечеру ей случилось совершить выход или или на галликанском наречии "вылазку", во время какового выхода она попала в плен.

Спрошенная, прошло ли по ее прибытии в Компьень много дней, прежде чем она предприняла вылазку из города, отвечала, что прибыла утром и час ее прибытия хранился в тайне; и вступила в город, что, как ней помнится стало для врага полной неожиданностью. И в тот же день вечером, совершила вылазку, во время каковой попала в плен.

Спрошенная, не сопровождалась ли предпринятая ею вылазка колокольным звоном, отвечала, что если колоколам и случилось звонить, то отнюдь не по ее приказу и без ее ведома; она же сомневается в подобном; и также не помнит, случалось ли ей говорить, будто колокола в то время звонили.

Спрошенная, не сопровождалалсь ли эта вылазка колокольным звоном, отвечала что ежели кто и звонил, то отнюдь не по ее приказу и без ее на то ведома; она же и вовсе в том сомневается. И также не может вспомнить, случилось ли ей говорить, что в колокола в то время звонили.

Спрошенная, совершила ли она эту вылазку по приказу своих голосов, отвечала, что во время пасхальной недели, перед тем бывшей, когда она обреталась подле рва что в Меледуне, голоса, иными словами, Святая Катерина и Святая Маргарита сообщили ей, что ей предстоит попасть в плен не позднее праздника Благословенного Иоанна; тому же есть необходимость, ей же не следует из-за того впадать в уныние, но быть к тому готовой, ибо Господь не оставит ее своей помощью.

Спрошенная, совершила ли она эту вылазку по приказу своего голоса, отвечала, что во время пасхальной недели, перед тем бывшей, она обреталась у рва что в Мелёне, и тогда же ее голоса, как то Святая Катерина и Святая Маргарита, сказали ей что ей предстоить оказаться в плену не позднее праздника Сен-Жан, и тому есть необходимость. Ей же не следует впадать в уныние. И также следует быть к тому готовой, ибо Господь не оставит ее своей помощью.

Спрошенная, не случилось ли указанным голосам и и после отъезда ее из Меледуна говорить ей что она попадет в плен, отвечала что да и многократно, и едва лишь не каждый день. Она же молила свои голоса о скорой смерти в плену, без того, чтобы долгое время тяготиться заключением; они же отвечали ей, чтобы к плену она отнеслась со всей готовностью, ибо в том есть необходимость; но никогда не указывали ей в каком часу это случиться; ибо знай она о том, отказалась бы от поездки. Она же много раз спрашивала их в каком часу ей доведется попасть в плен, они же ничего ей о том не сказали.

Спрошенная о том, случилось не случилось ли указанным голосам и и после отъезда ее из Мелёна говорить ей что она попадет в плен, отвечала что да и многократно и едва ли не каждый день. Она же просила свои голоса о скорой смерти после пленения, дабы не тяготиться долгим заключением. Они же говорили ей, чтобы она приняла это со всей готовностью; а также что в том была необходимость; при том что никогда не называли часа, когда это случиться; ибо знай она о том, отказалась бы от поездки. Она же много раз просила их открыть в каком часу это случится. Они же не пожелали ей о том сказать.

[После чего добавила: Спрашивайте далее.]

Спрошенная, случилось бы ей совершить выход из Компедия, ежели голоса приказали бы ей так поступить, предупредив при том, что во время такового выхода ей доведется попасть в плен, отвечала, что знай она о часе, когда ей предстоит попасть в плен, она отправилась бы с неохотой; при том что наконец подчинилась бы их приказу, невзирая на то, что предстояло бы ей в дальнейшем.

Спрошенная, случилось бы ей предпринять вылазку ежели голоса приказали бы ей сделать это, предупредив при том, что ей доведется попасть в плен, отвечала, что знай она о часе, когда ей предстоит попасть в плен, она отправилась бы с неохотой. Но в конце все же она подчинилась бы их приказу, невзирая на то, что предстояло бы ей в дальнейшем.

Спрошенная, в то время как ей случилось совершить указанный выход из Компедия, было ли ей к тому откровение, отвечала, что отнюдь не знала в тот день, что ей предстоит попасть в плен, и не получала особого приказа совершить выход; но постоянно слышала от ни, что ей доведется оказаться в плену.

Спрошенная, не была ли она принуждена приказом своих голосов совершить эту вылазку, отвечала, что в тот день отнюдь не знала, что ей предстоит попасть в плен; и не получала специального приказа к вылазке; но из раза в раз слышала от них что ей доведется оказаться в плену.

Спрошенная, во время этого выхода, случилось ли ей пересечь мост и кольцо фортов, или на галисийском наречии "бульвар", отвечала, что пересекла мост и бульвар, и ударила со своим отрядом по на людей господина Люксембургского; и теснила их к бургундскому лагерю, дважды заставив отступить, и что на третий раз прошла половину расстояния до него, тогда же англичане там обретавшиеся, отрезали ей вместе с ее отрядом путь к возвращению. Она же, попытавшись отойти прочь от города в направлении Пикардии, оказалась подле кольца фортов, где и попала в плен; в то время место, где она попала в плен от Компедия было отделено рекой, бульваром и рвом, прилегавшим к вышеназванному кольцу фортов.

Спрошенная, случилось ли ей во время вылазки пересечь мост и бульвар, отвечала что вместе со своим отрядом пересекла мост и бульвар, и атаковала людей монсеньора Люксембургского. Она же теснила их по направлению к бургундскому лагерю и дважды заставила отступить. В третий же раз прошла половину расстояния до него. Тогда же англичане бывшие там же, отрезали ей и ее отряду путь назад к бульвару. И посему она стала отступать вместе со своими людьи. Она же поппыталась отступить прочь от города, в направлении Пикардии, неподалеку от бульвара, где попала в плен будучи отделена от Комьпеня рекой. И что между нею и Компьнем была лишь река, бульвар и ров, перед сказанным бульваром.

Спрошенная действительно ли на штандарте, каковой она имела обыкновение носить, изображен был Вседержитель вкупе с двумя ангелами и т.д., отвечала что; при том что изображен был лишь один.

Спрошенная каковой смысл вкладывался в изображение Господа Вседержителя вкупе с двумя ангелами, отвечала что Святая Катерина и Святая Маргарита указали ей дабы она приняла сказанный штандарт и носила его мужественно и также приказала сделать на нем изображение Владыки Небес. Она же сказала от том своему королю, но сделала это весьма неохотно. Касательно смысла того ей ничего более неизвестно.

Спрошенная действительно ли на сказанном штандарте изображены были Вседержитель и два ангела, отвечала что да.

Спрошенная, каковой смысл вкладывался в изображение на вышеназванном штандарте Господа Вседержителя вкупе с двумя ангелами, отвечала что Святая Катерина и святая Маргарита указали ей дабы она приняла таковой штандарт и носила его мужественно и также приказала сделать нам нем изображение Владыки Небес. [О чем она сказала своему королю, но весьма неохотно.]

О смысле того ей более ничего неизвестно.

Спрошенная имелся ли у нее щит и оружие, отвечала что никогда таковых не имела; при том что ее король даровал ее братьям оружие, как то лазурные щиты, на каковых изображены были по две золотые королевские лилии меч в середине поля, и что в названном городе эти изображения сделал некий художник, предварительно у нее спросивший, каковое оружие у нее имеется в наличие. И далее сказала что король даровал это ее братьям без ее на то просьбы и без приказания на то свыше.

Спрошенная, имелся ли у нее щит или оружие, отвечала что никогда таковых не имела. При том что ее король даровал ее братьям оружие, как то лазурные щиты, на каковых имелось изображение двух золотых королевских лилий и меча между таковыми. Она же описала сказанный рисунок художнику, спросившему у нее каковое оружие она имеет в своем распоряжении. И далее сказала, король даровал это ее братьям дабы тем выразить им свою благосклонность, без просьбы с ее стороны и без приказания на то свыше.

Спрошенная была ли она верхом когда попала в плен, и был ли то рысак или иноходец, отвечала, что была верхом, и это был среднеаллюрный конь (на галликанском наречии - полурысак).

Спрошенная, кто предоставил ей сказанного коня, отвечала что это сделал ее король, и бывшие при нем на королевские деньги приобрели для нее коня; у нее же имелось пять боевых коней, купленных за деньги короля, а также рабочие лошади, числом более семи.

Спрошенная, была ли она верхом, когда попала в плен, и был ли то рысак или же иноходец, отвечала, что в момент, когда ее взяли в плен, была верхом, и это был полурысак [на каковом она сидела верхом когда попала в плен.]

Спрошенная, кто предоставил ей сказанного коня, отвечала что это сделал ее король, или точнее его люди, каковые приобрели его за деньги короля. Также она сказала что у нее имелись пять рысаков и кроме того рабочие лошади; числом более семи.

Спрошенная каковые ценности кроме коней ей были предоставлены ее королем, отвечала что не прочила у короли ничего кроме доброго оружия, добрых коней и денег на жалование своеим людям.

Спрошенная получала ли она от своего короля иные ценности кроме лошадей, отвечала, что ничего не просила у своего короля за исключением доброго оружия, добрых конец и денег на жалование своим людям.

Спрошенная, имелась ли у нее казна, отвечала, что ей принадлежало около 10 или 12 тысяч [экю], при том что эта сумма для ведения войны недостаточна, при том что у ее братьев должна иметься, как ей то кажется, такая же сумма денег. Также она сказала что деньги эти есть собственность ее короля.

Спрошенная имеется ли у нее казна, отвечала что ей принадлежало около десяти или двенадцати тысяч, что недостаточно для ведения войны. И что эта сумма весьма невелика. Таковая же сумма денег имелась у ее братьев, как ей то кажется. Также она сказала что все деньги что у нее имелись составляли собственность ее короля.

Спрошенная каковое знамение она предъявила своему королю во время ее к нему визита, отвечала что знамение это было прекрасным и достойным, и совершенно надежным а также лучшим и богатейшим во всем мире.

Спрошенная каковое знамение она предъявила когда пришла к своему королю, отвечала что прекрасное, достойное и доброе, богатейшее из возможных.

Спрошенная почему она не желает рассказать о своем знамении ни предъявить его, при что требовала для себя знамение от Катерины де Рупелла, отвечала что ежели Катерине случилось бы предъявить сове знамение перед знатными духовными и светскими лицами, архиепископами и епископами, как то архиепископом Ремена, и иными, имен каковых она не знает, (при том что там обреталиь Карл де Борбоний, и господин де Тремулия, и герцог Алансонский и многие иные рыцари каковые видели и слышали ее столь же ясно как ныне они видит тех, кто с ней ведет разовор) и ежели вышеупомянутый знак был ею явлен, ей не пришлось бы требовать от вышеназванной Катерины, дабы она его предоставила. При том же, к тому времени святая Катерина и святая Маргарита уже уведомили ее что все уверения сказанной Катерины де Рупелла ничего не стоят.

Спрошенная почему она не желает рассказать ни предъявить вышеназванное знамение, при мто что желала видеть знамение Катерины де ла Рошель, отвечала что ежели Катерина явила бы его в присутствии знатных духовных лиц, иными слоами, архиепископов и епископов, как то архиепископа Реймского, и иных епископов, чьих имен она не знает. Также там обретались Шарль де Бурбон и сир де ла Тримуй, и герцог Алансонский, и множество иных рыцарей, каковые видели и слышали ее столь же отчетливо как ныне она видит тех, каковые ведут с ней разговор, и ежели вышесказанное было бы им явлено, она никоим образом не стала бы допытываться у сказанной Катерины о ее знамении. При том же она знала заранее от святой Катерины и святой Маргариты, что все уверения Катерины де ла Рошель ничего не стоят.

Спрошенная, существует ли сказанное знамение доныне, отвечала - о том следует сказать, что оно существует и пробудет еще тысячу лет и более!

Далее она сказала что вышеназванное знамение обретается ныне в королевской сокровищнице.

Спрошенная, было ли то золото, серебро или драгоценный камень, или же корона, отвечала:

- Ничего более я вам не скажу; ибо человеческого языка не хватит чтобы описать всей роскоши этого знамения; и более того, с вас должно быть достаточно того, что Господь выдал меня вам, вот достаточное знамение и самое надежное из всего что вам возможно было предоставить!

Спрошенная существует ли сказанное знамение поныне, отвечала:

- О том следует сказать, оно существует и существовать будет еще тысячу лет и более.

И также, что сказанное знамение обретается в королевской сокровищнице.

Спрошенная, было ли то золото, серебро, или драгоценный камень или же корона, отвечала:

- Я вам более ничего не скажу. Человек не в силах описать всю роскошь каковую явило это знамение. В любом случае, достаточное для вас знамение есть то, что Господь выдал меня вам. Надежней чего вам было не предъявить.

Далее она скзала, что когда ей пришло время отправиться к своему королю, голоса сказали ей:

- Иди смело; когда ты явишься перед ним, ему дано будет доброе знамение дабы он тебя принял и поверил тебе.

Далее она скзала что когда ей настало время отправиться к своему королю, голоса сказали ей:

- Иди смело! Ибо когда ты явишься перед ним, ему явлено будет доброе знамение дабы он принял тебя и поверил тебе.

Спрошенная, каковыми почестями она приняла знамение когда оно явилось ее королю, послано ли оно было Богом, отвечала, что поблагодарила Господа нашего, избавившего ее от тягот, каковые могли последовать от духовных лиц, державших сторону ее короля, каковые спорили с ней; и несколько раз преклонила колени.

Спрошенная каковыми почестями она приняла знамение, и послано ли оно было Богом, отвечала, что возблагодарила Господа Нашего за то что избавил ее от тягот, каковые могли последовать от духовных лиц, там обретавшихся, каковые спорили с ней. И несколько раз преклонила колени.

И далее сказала, что ангел, посланный Богом и никем иным предъявил это знамение королю; она же многократно возблагодарила за то Господа Нашего.

И далее сказала, что клирики немедленно оставили споры, когда им явлено было вышеназванное знамение.

И далее сказала что ангел, посланный Богом и никем иным явил это знамение ее королю. Она же многократно возблагодарила за то Господа Нашего.

И далее сказала, что клирики бывшие там немедленно оставили споры, когда им явлено было сказанное знамение.

Спрошенная случилось ли видеть вышеназванное знамение бывшим там духовные лица, отвечала что ее король и все бывшие с ним видели вышеназванное знамение, а также ангела его доставившего, она же спросила у своего короля доволен ли он; на что он ответил что да. После чего она вышла оттуда и отправилась в небольшую часовню поблизости от того места, и тогда же по уходе слышала утверждения будто вышесказанное знамение видели более трехсот человек. Также она сказала что ради любви к ней питаемой, а также дабы избавить ее от допросов, Господь позволил тем, кто держал ее сторону, каковые увидели вышеназванное знамение, возможность его увидеть.

Спрошенная, случилось ли [духовным] лицам, бывшим там, видеть вышеназванное знамение, отвечала что когда ее король и бывшие с ним увидели скзанное знамение а также ангела его доставившего, она спросила своего короля доволен ли он. Он же ответил что да. После чего она ушла оттуда и направилась в небольшую часовню неподалеку от этого места; и тогда же слышала утверждения будто по ее уходе, более IIIcc человек видели сказанное знамение. И также сказала что радии любви к ней питаемой, а также дабы избавить ее от допросов, Господь позволил тем, кто держал ее сторону и видел сказанное знамение, возможность его видеть.

Спрошенная, довелось ли ее королю и ей самой оказать некий почет ангелу, доставившему вышеназванное знамение, отвечала, что она приняла его с почетом, и преклонила колени и обнажила голову.

Спрошенная довелось ли ее королю и ей самой оказать некий почет ангелу, доставившему знамение. Отвечала что да, и что касается ее самой, она опустилась на колени и сняла с себя шаперон.


Комментарии

1. Манускрипт д'Юрфе. начало протокола на латинском языке, затем вновь переход на старофранцузский):

В субботу, следующую за третьим воскресеньем Великого Поста на десятый день марта.

Была призвана дать клятву отвечать правдиво. Отвечала:

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.