Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Четвертый публичный допрос. 27 февраля 1431 г.

Далее во вторник, в XXVII день февраля месяца, мы, вышеназванный епископ продолжили свое пребывание как и впрежние дни, в том же помещении Ротомагенского замка, каковое было указано ранее, и где ранее заседал трибунал. Тогда же вместе с нами в назнанном месте пребывали святые отцы, доктора и магистры, как то Эгидий, аббат церкви Св. Троицы Фисканпсенской, Петр, приор церкви в Лонгавилле-Жиффарде, Иоанн Бопер, Иаков де Турониа, Николай Миди, Петр Маурисий, Герард Фейет, Иоанн де Нибат, Иаков Гесдон, Маурисий де Квесней, Иоанн Фабр, Гильельм Бушерий, Петр Уден,Иоанн де Кастеллион, Эрард Эменгард, Иоанн де Фаво, Дионисий де Сабевра, Николай Медик, и Николай Карпентарий, <доктора> священной теологии, Николай де Геметик, Гильельм Санта-Катарина, Гильельм де Кормелий, аббаты, Николай де Герен, <доктор> канонического права, Радульф Русселий, доктор обеих прав, Гильельм Хейтон, Николай Коппекесн, Гильельм де Бодрибоск, Рикард де Грошет, Петр Минерий, Томас де Курселий, Иоанн Магистер, а также Иоанн Ле Вотье, бакалавры священной теологии, аббат де Претелий, Гильельм де Гардин, доктор медицины, Роберт Барберий, Дионисий Гастинель, Иоанн Дульций, Николай де Вендерес, Иоанн Пиншон, Иоанн де Бассет, Ауберт Морель, Иоанн де Квемин, Иоанн де Фонте, Иоанн Колумбель, Иоанн Бруллот, Радульф Оги, <лиценциаты> канонического права, Иоанн Ад-Энсем, Гофрид де Кротей, Эгидий де Камп, Николай Каваль, Петр Каррель, Николай Маулин, лиценциаты гражданского права, Николай Луазеллер и Роберт Морелль, каноники ротомагенской церкви.

В присутствии каковых мы первоначально обратились к сказанной Жанне прося ее принести клятву говорить лишь впрвду в том, что касается процесса. На что она ответствовала, что охотно поклянется говорить правду в том, что касается процесса, но отнюдь не касательно того, что ей известно.

Первоначально внутрь приглашены были все дожные присутствовать и перед ними монсеньор епископ Бовесский обратился сказанной Жанне прося ее принести клятву и присягнуть в том что будет касаться процесса. На что она ответствовала, что охотно присягнет в том что касается процесса но не в том, что ей известно.

Далее, прежде чем продолжать мы обратились к ней, прося присягнуть в том, что она будет отвечать правдиво на все вопросы, каковые будут ей заданы. Она же ответствовала как и ранее, говоря:

- С вас должно быть довольно, я уже достаточно клялась.

Далее, изначально ей было предложено сказанным епископом отвечать правдиво на все вопросы, каковые будут ей заданы.Она же ответствовала как и ранее:

- С вас должноы быть довольно, я уже достаточно клялась.

Затем, подчиняясь приказу нашему, магистр Иоанн Бопер, заранее получивший к тому назначение, начал допрос. Первоначально он спросил ее не изменилось ли ее самочувствие со времени прошедшей субботы. Она же отвечала:

- Вы сами прекрасно видите, каково мое самочувствие. Я стараюсь держать себя самым лучшим образом, сколь то в моей власти.

Далее, по приказу монсеньора Бовесского, магистр Жан Бопер начал допрашивать сказанную Жанну, и спросил ее не изменилось ли ее самочувсвтие с прошедшей субботы. Она ответила:

- Вы сами видите, что я стараюсь держать себя наилучшим образом, сколь то в моей власти.

Спрошенная, держала ли она пост во все дни Великого Поста, отвечала на этот вопрос:

-Это имеет касательство к вашему процессу?

Когда же ее уверили, что это имеет прямое касательство к ее процессу, отвечала:

- Да, это так; я постилась во все время Великого Поста.

Спрошенная, держала ли она пост во все дни Великого Поста, ответила:

- Это имеет отношение к вашему процессу?

На что сказанный Бопер ответил: Да. Это так. Это имеет прямое касательство к процессу. Она отвечала:

- Да, это так, я постилась все это время.

Спрошенная, доводилось ей с прошлой субботы слышать голоса, каковые ей являлись, отвечала:

- Да, это так, я слышала их множество раз.

Спрошенная, случилось ей в субботу слышать их в том же зале, где велся допрос, отвечала:

- Это к вашему процессу касательства не имеет.

Затем же сказала, что слышала.

Спрошенная, доводилось ли ей слышать бывший ей голос с прошлой субботы, ответила:

- Да, это так, и множество раз.

Спрошенная, слышала ли она его в субботу в этом же зале, отвечала:

- Это к вашему процессу касательства не имеет.

После чего сказала, что да.

Спрошенная, что сказал ей голос в прошлую субботу, ответила:

- Я не слишком хорошо его расслышала, и не уверена, что могу вам это повторить прежде чем вернусь к себе в камеру.

Спрошенная, что сказал ей голос бывший ей в камере, после возвращения, отвечала:

- Он сказал, чтобы я с вами держалась твердо!

И также сказала, что спросила у голоса совета как ей отвечать на вопросы, каковые заданы будут нами. Далее она сказала среди прочего, что охотно откроет нам то, что Господь позволит ей нам сказать, но то, о бывших ей откровений, касающихся короля французского, не скажет никоим образом без соизволения на то своего голоса.

Спрошенная, что он сказал ей в субботу, ответила:

-Я не слишком хорошо его расслышала, и не уверена, что могу вам это повторить прежде чем вернусь к себе в камеру.

Спрошенная о том, что ей было скзано по возвращении к себе в камеру, ответила:

- Чтобы я держалась с вами твердо.

И далее сказала, что спросила у него совета касательно того как отвечать на вопросы, каковые будут ей заданы.

Далее, она скзала что охотно откроет нам то, что Господь позволит ей открыть но умолчит обо бывших ей откровениях , касающегося короля французского, не скажет ничего без соизволения на то своего голоса.

Спрошенная, запретил ли ей голос говорить обо всем, ответила, что не слишком хорошо это расслышала.

Спрошенная, что сказал ей голос напоследок, отвечала, что просила у него совета о том как отвечать на некоторые вопросы, каковые нами были ей заданы.

Спрошенная, запрещал ли ей голос говорить говорить обо всем, ответила что пока еще не слишком хорошо это расслышала.

Спрошенная о том, что сказал ей голос, ответила что просила у него совета о том как отвечать на некие вопросы, каковые ранее нами были ей заданы.

Спрошенная, дал ли ей голос некий совет касательно этих вопросов, отвечала, что касательно нескольких из них получила совет, касательно же иных не стоит просить у нее ответа до тех пор пока ей не дано будет на то соизволения. Ежели она без такового соизволения станет отвечать, то не сможет более наверняка быть уверенной, что голоса явятся ей вновь. Когда же ею получено будет соизволение на то от Господа Нашего, она не будет более опасаться говорить о том, ибо сможет быть уверена в своем на то праве.

Спрошенная, дан ли был ей совет касательно неких вещей, ответила, что касательно некоторых из них, совет ею был получен. Далее, касательно неких вещей не стоит просить у нее ответа, ибо она не станет отвечать без соизволения, в противном же случае, не сможет быть более уверенной, что голосаа явятся ей вновь. Когда же я получу совизволение от Господа нашего, я отвечу без колебаний, ибо смогу быть уверена в своем на то праве.

Спрошенная, был ли то голос ангела, каковой говорил с ней или то был голос святого или святой, или таковой исходил прямо от Господа, отвечала, что голос этот принадлежал Святой Катерине и Святой Маргарите. Они же, являвшиеся ей в телесном образе, увенчаны были прекрасными коронами, весьма драгоценными и богато украшенными. "Мне же, - сказала она - дано было соизволение от Господа нашего. Ежели вы сомневаетесь в том, пошлите гонца в Пуатье, где ранее я уже подвергалась расспросам".

Спрошенная был ли то голос ангела, святого или святой, или самого Господа, обращавшегося к ней без всякого посредства, отвечала, что голос этот принадлежал Святой Катерине и Маргарите. И что они сами в телесном образе увенчаны были прекрасными коронами весьма драгоценными и богато украшенными. "И в том мне было дано соизволение от Господа Нашего. Ежели вы сомневаетесь в этом, извольте послать в Пуатье, где я уже подвергалась расспросам".

Спрошенная, откуда происходит ее уверенность, что это были именно эти святые, и узнала ли она обеих без всяких сомнений, ответила, что совершенно уверена, что это были они и узнала обеих без всяких сомнений.

Спрошенная, совершенно ли она уверена, что эти были именно эти две святые и узнала ли их без всяких сомнений, ответила, что совершенно уверена, что это были они, и что узнала одну и вторую без всяких сомнений.

Спрошенная, каким образом она без всяких сомнений узнала одну и другую, ответила, что узнала их по тому, как они к ней обратились. Далее среди прочего сказала, что тому уже семь лет, как они приняли на себя руководство ею. Также сказала, что узнала святых, ибо они назвали ей себя.

Спрошенная, каким образом она без сомнений смогла узнать одну и вторую, ответила, что узнала их по приветствию, с каковым они к ней обратились. Далее, сказала, что тому уже семь лет, как они преподали ей урок как ей себя вести в дальнейшем. Далее она сказала, что узнала их ибо они сами назвали ей себя.

Спрошенная, были ли они одеты единообразно, отвечала:.

- Сейчас я вам не скажу ничего более; потому что мне еще не дозволено вам это открыть. Ежели вы не верите мне, отправляйтесь в Пиктавис! Также сказала, что ей были откровения, каковые предназначались королю Франции, но не тем, кто ныне ее допрашивает.

Спрошенная, [были] ли они одеты единообразно, отвечала:

- Сейчас я вам более ничего не скажу. И что ей не дозволено было это открыть. "Ежели вы не верите мне, отправляйтесь в Пуатье." Далее, сказала, что являвшиеся ей откровения предназначались королю Франции, "но не тем,кто меня сейчас допрашивает".

Далее спрошенная были ли святые одних лет, ответила, что ей не было дозволения говорить об этом.

Спрошенная, говорили ли святые одновременно или же одна после другой, отвечала:

- Мне не позволено о том говорить; как бы то ни было, я часто получала советы от них.

Спрошенная, были ли они обе одних лет, отвечала:

- Мне не дозволено вам о том говорить.

Спрошенная, говорили ли они единовременно или одна после другой, отвечала:

- Мне не дозволено вам о том говорить; как бы то ни было, я по все дни получала советы от обеих.

Спрошенная, каковая из них явилась к ней первой, отвечала:

- Первоначально я не знала их в лицо; ранее мне было известно о том, ныне же я не помню: ежели мне было бы на то соизволение, я охотно бы вам сказала. Об этом же написано в Книге Пиктависа.

Далее она сказала также что получала помощь также от Святого Михаила.

Спрошенная, какая их них явилась ей первой, отвечала:

- Я тогда еще не знала их в лицо. Ранее я знала ответ на этот вопрос, позднее же я об этом забыла. Ежели мне будет на то изволение, я охотно вам об этом скажу, о том же сказано в Книге Пуатье.

Далее она сказала также что получала советы от Святого Михаила.

Спрошенная, каковое из сказанных явлений было ей первым, ответила, что первым ей явился Святой Михаил.

Спрошенная много ли времени прошло с тех пор как ей был в первый раз голос Святого Михаила, отвечала:

- Я не имела никоим образом в виду голос Святого Михаила; но о великой мне помощи.

Спрошенная, кто из них явился ей первым, отвечала что это был Святой Михаил.

Спрошенная сколько времени прошло с тех пор, отвечала:

- Я имела в виду не голос Святого Михаила, но великую мне помощь.

Спрошенная, кто явился к ней в первый раз, когда ей было тринадцать лет или около того, отвечала, что это был Святой Михаил, и что она видела его собственными глазами, и он был не один но в окружении сонма ангелов небесных. Также сказала среди прочего, что не отправилась бы во Францию иначе как по прямому повелению Божиему.

Спрошенная, кому принадлежал голос, бывший ей в первый раз в возрасте XIII лет, отвечала, что это был Святой Михаил, каковой явился ей воочию, он же был не один но в окружении сонма ангелов небесных. И далее сказала также что не отправилась бы во Францию иначе как по прямому повелению Божиему.

Спрошенная, явился ли ей Святой Михаил вкупе с ангелами телесно и воочию, отвечала:

- Я видела его телесными очами, так же хорошо как вижу вас сейчас, когда же он оставил меня, я плакала, и от всей души желала, чтобы они унесли и меня с собой!.

Спрошенная, как выглядел Святой Михаил, отвечала:.

- Пока еще я не могу вам на это ответить, ибо не получила еще соизволения об этом говорить.

Спрошенная, явились ли ей Святой Михаил и ангелы телесно и воочию, отвечала:

- Я видела их своими телесными очами так же хорошо как вижу вас сейчас. Когда же они покинули ее, она плакала и желала от всей души, чтобы они унесли ее с собой.

Спрошенная, как выглядел Святой Михаил,

- Пока еще я вам об этом не скажу, ибо мне нет еще соизволения говорить об этом.

Спрошенная о том, что сообщил ей в первый раз Святой Михаил: "Сегодня вам еще не следует об этом знать". Также она сказала, что голоса говорили ей, дабы она отвечала твердо. Далее она подтвердила, что открыла своему королю при встрече все, что ей сообщено было в откровении ибо сказанное касалось его самого. К тому же она сказала что еще не имеет дозволения открыть то, что ей соощено было Святым Михаилом. Также среди прочего она сказала, что ей весьма хотелось чтобы допрашивающий ее ныне обзавелся копией книги, каковая обретается ныне в Пуатье, ежели на то будет воля Божия.

Спрошенная, что сообщил ей Святой Михаил в первый раз, отвечала

- Сейчас вам ответа на этот вопрос не будет 1.

Спрошенная, получала ли она от сказанных голосов категорический запрет говорить о свих откровениях без их на то соизволения:

- И об этом также я вам ничего не скажу; но едва я получу на то соизволение, осо всей охотой отвечу на ваш вопрос. Ежели голоса и запрещали мне говорить об этом, я не поняла их в точности.

Спрошення, какой знак был ей дан, дабы в точности знать, что сказанное откровение исходило от Господа и говоривщие ей были воистину Святой Екатериной и Маргаритой, отвечала:

- Я уже сказала вам, что то были Святые Екатерина и Маргарита; хотите верьте мне, хотите нет!

Спрошенная, запрещено ли ей было говорить об этом, отвечала:

- Я не расслышала в достаточной степени, разрешено ли мне говорить о том или нет.

Спрошенная каким образом она различает вопросы на каковые может отвечать и на каковые нет, ответила, что сама просила разрешения дабы иметь возможность ответить на некоторые из них, при том что на часть ее просьб последовал благоприятный ответ. Среди прочего она сказала также, что скорее позволила бы отодрать себя за волосы чем явиться во Францию без соизволения на то Господа.

Спрошенная, приказано ли ей было облачиться в мужскую одежду, ответила, что одежда есть сущая малость, и не более чем пустяк. При том, что без специального на то совета и соизволения никоим образом того бы не сделала, и не облачилась бы в сказанную одежду и не совершила бы ничего иного кроме как по приказу Господнему и ангельскому.

Спрошенная, уверена ли она, будто ей недвусмысленно и ясно приказано было облачиться в мужское платье, отвечала:

- Все, что я сделала было лишь исполнением воли Господней, прикажи он мне облачиться в иное платье, я облачилась бы в него, ибо таковой была бы воля Господня!

Спрошенная, поступила ли она таковым образом по приказу Робера де Бодрикура, ответила что нет.

Спрошенная, считает ли она будто поступила должным образом переодевшись в мужское платье, ответила, что все что действовала исключительно повинуясь воле Господней и потому полагает что поступала должным образом, полагая в том для себя поручительство и веру в спасение своей души.

Спрошенная, полагает ли она данный поступок, а именно облачение в мужское платье правильным, отвечала, что ничего и никоим образом не совершила иначе как по воле Господней.

Спрошенная, был ли свет при явлении ей голоса, отвечала, что света было много, исходил же он отовсюду, и был весьма приятен. также она среди прочего сказала допрашивающему, что свет этот не достигал ее!

Спрошенная, витал ли ангел над головой ее короля, когда она встретилась с таковым в первый раз, отвечала:

- Клянусь Святой Девой! Ежели таковой и был, мне об этом неведомо, ибо я не видела ничего подобного.

Спрошенная, являлся ли при том свет, отвечала:

- Там было более трехсот рыцарей, и пятьдесят факелов все освещал свет духовный. Редко бывало когда бывшее мне видение не сопровождалось светом.

Спрошенная, как случилось, что король поверил ее словам, отвечала, что ему в том помогали добрые советчики, среди каковых лица духовного звания.

Спрошенная, каковые видения являлись ее королю, отвечала: "В этом году вам об этом не узнать!". И далее сказала, что в течение трех недель ее допрашивали лица духовного звания бывшие в Шиноне и Пуатье. Тогда же ее королю явлен был знак касательно ее, дабы он мог поверить ее словам. И что лица духовного звания, державшие его сторону, склонились ко мнению, что ничего кроме добра ее явление принести бы не могло.

Спрошенная, случилось ли ей бывать в Сен-Катрин-де-Фьербуа, отвечала, что да; там же она за единый день трижды присутствовала на мессе, после чего отправилась в Шинон. Там же ею написаны были письма, адресованные ее королю, каковые она отправила к нему дабы уведомить, что собирается прибыть в город, где обретался сказанный король; и что она уже оставила позади пятьдесять лье дабы единственно его увидеть, и прийти ему на помощь, и что у нее имеется для него множество весьма благоприятных вестей. Также ей помнилось, будто в сказанных письмах она уверяла, что без ошибки узнает сказанного короля среди всех прочих.

Также она скзала, что имела при себе меч,каковой получила в Вокулере.

Также она добавила, что будучи в Туре и Шиноне, отправила гонцов с церковь Сен-Катрин-де-Фьербуа, дабы отыскать меч, скрытый за престолом церкви; каковой меч, весь покрытый ржавчиной, в скором времени был найден.

Спрошенная, каким образом ей стало известно, что сказанный меч обретается в этом месте, ответила, что этот меч обретался в земле, и был покрыт ржавчиной, на него же нанесены были изображения пяти крестов, она же знала о месте его нахождения от своих голосов, в то время как человек, отправившийся на поиски сказанного меча никоим образом не видел и не знал о том ранее. Она же писала клирикам церкви, обретавшейся в тех местах, дабы те изволили послать ей сказанный меч, они же так и сделали. Он же был зарыт в землю на небольшую глубину позади престола, как то ей помнится; при том, что она затрудняется с точностью сказать, обретался ли он перед или позади престола церкви. Также она сказала, что едва лишь меч этот был обнаружен, клирики, бывшие там, принялись его тереть и чистить, и в скором времени ржавчина отпала сама собой; ее посланцем же был некий торговец, оружейник родом из Тура. Клирики бывшие в той церкви также преподнесли сказанной Жанне ножны для этого меча, и то же сделали жители Тура, таковым образом, в одно и то же время у нее были две пары ножон, из каковых одни были изготовлены из алого велюра, другие же из ткани, укращенной золотом. Она же распорядилась изготовить третью пару ножон из крепкой кожи. Также она сказала, что будучи захваченной в плен, она уже не имела при себе сказанного меча. К тому она добавила, что с момента, когда получила его, непременно имела его при себе, вплоть до отъезда из Сен-Дени после окончания осады Парижа.

Спрошенная, каковое благословение на владение сказанным мечом было ею сделано или дано по ее приказу, отвечала, что не давала никакого благословения, ибо не умеет делать ничего подобного и также не приказывала его дать. Также она сказала, что весьма привязана была к этому мечу, ибо он был найден в церкви Сен-Катрин, бывшей ею весьма любимой.

Спрошенная, случалось ли ей бывать в Куланж-ла-Винез, отвечала, что не знает.

Спрошенная, случалось ли ей возлагать свой меч на церковынй престол, дабы таким образом добиться для себя удачи в делах, отвечала, что насколько ей помнится, такового не было.

Спрошенная, не приказывала ли она произносить специальные молитвы, дабы ее меч приносил ей удачу в делах.

- Конечно же, мне хотелось бы чтобы мое вооружение приносило мне удачу!.

Спрошенная, был ли при ней этот меч когда она оказалась в плену, отвечала что нет; в то время как при ней был меч, снятый с некоего бургундца.

Спрошенная, в каковом городе остался этот меч, отвечала, что преподнесла меч и с ним еще некое оружие в дар церкви Сен-Дени, но то был другой меч. Также сказала, что этот меч был при ней вплоть до прибытия в Латиньяке; после отъезда из Лантиньяка и вплоть до Комедиума при ней обретался меч, снятый с бургундца, каковой был весьма добрым оружием для боя, каковым можно было наносить добрые удары как то рубящие так и колотые (имена каковых фехтовальных приемов она произнесла на галликанском наречии). Что касается того, где она его потяерла, это не имеет к процессу никакого отношения, и посему сейчас она отвечать не желает. Также она сказала среди прочего, что ее братья владеют имуществом, конями и мечами, стоимость каковых, как ей помнится, превосходит 12 тысяч экю.

Спрошенная, был ли при ней во время похода к Орлеану, некое знамя (называемое на галликанском наречии баннером или штандартом) и какового цвета, отвечала, что при ней был штандарт с полем, затканным лилиями; на каковом изображен был Господь Вседержитель и по бокам его двое ангелов. Цвет же его был белым, и выткан был скзанный штандарт из полотна или плотного хлопка белого цвета. На нем обретались имена Иисус Мария, как то ей помнится; бахрома же была сделана из шелка.

Спрошенная, были ли сказанные имена Иисус Мария выписана сверху или снизу или то сбоку, отвечала, что как ей помнится, они обретались сбоку.

Спрошенная, была ли она более привязана к своему мечу или своему знамени, отвечала, что в сорок раз и более привязана была к своему знамени чем к своему мечу.

Спрошенная, кем был тот человек, каковому она поручила нанести на знамя подобное изображение, отвечала:

- Я уже достаточно раз повторила, что ничего не делала иначе как по воле Господней!

Также она скзала, что сама несла свое знамя, в то время как вела наступление против неприятеля, дабы таким образом воздержаться от убийства кого бы то ни было; и также добавила, что никогда и никого не убила своей рукой.

Спрошенная, о войске, каковым снабдил ее пресловутый король, снаряжая ее в поход, ответила, что он дал под ее начало 10 или 12 тысяч человек; она не вначале отправилась в Орлеан, в крепость Сен-Луп, позднее же в ту крепость, что на мосту.

Спрошенная, каковую крепость она приказала своим людям занять, отвечала, что не помнит о чем идет речь. Также она скзала, что благодаря бывшему ей откровению, уверана была, что ей удастся снять осаду с Орлеана, ранее чем выступить в поход, она в том же убеждала своего короля.

Спрошенная, не случилось ли ей прежде чем приказать идти на приступ, уверять своих людей, будто их снабдят стрелами для луков и арбалетов, а также каменями для осадных машин и пушет, отвечала, что нет; и что тогда ранения получили более сотни людей; она же говорила им, чтобы они не испытывали никаких сомнений, ибо им удастся снять осаду с города. Также она сакзала, что во время приступа, каковой совершен был против мостовой крепости была ранена в шею стрелой из лука или же арбалета, но получила добрую помощь от Святой Катерины и посему исцелилась в течение пятнадцати дней. При том же она отнюдь не оставила своего места во главе войска и неизменно продолжала свое дело.

Спрошенная, было ли ей предсказание касательно будущего ранения, ответила, что знала об этом наверняка о том же ранее уведомила своего короля; при том, что отнюдь не оставила своих намерений. Это же откровение было ей от обеих святых и благословенных как то названных ранее Екатерины и Маргариты. Далее она сказала сказала среди прочего, что первой приставила лестницу дабы начать подъем на стену сказанной крепости у моста; и получила ранение в шею названной стрелой из лука и арбалета, как то было сказано ранее, в то время как пыталась установить сказанную лестницу.

Спрошенная, почему она отказалась вести переговоры с капитаном Жаржо, отвечала, что сеньоры, бывшие на одной с ней стороне de son ответствовали англичанам, что последним отнюдь не будет дано пятнадцати дней на размышление, как они то просили, но им предписывается уйти немедля, уведя с собой своих лошадей. Также она сказала, что лично прибавила к тому, что бывшим в Жаржо следует уйти немедленно одетыми лишь в малый доспех, ежели им дорога жизнь, в противном случае, крепость будет взята приступом.

Спрошенная, получила ли она соизволение от своих духовных советчиков, иначе говоря голосов, прежде чем выдвигать сказанное условие, ответила что не помнит о том.

По окончании сего, продолжение отложено было вплоть до заранее для того назначенного дня, каковым был определен следующий четверг, в каковой ей следовало вновь предстать перед нами для дальнейшего допроса и розыска.


Комментарии

1. Старофранцузский текст этого допроса (т. н. Орлеанский манускрипт на этом обрывается.)

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.