Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Третий публичный допрос. 24 февраля 1431 г.

Далее, в субботу, каковая пришлась на XXIIII день сказанного февраля-месяца, мы, названный епископ направились в вышеупомянутую комнату, где перед нами предстала согласно требованию закона сказанная Иоанна, в присутствии следующих многочисленных святых отцов, господ и магистров, как то: Эгидий, аббат церкви Св. Троицы Фисканпсенской, Петр, приор церкви в Лонгавилле-Жиффарде, Иоанн де Кастеллионе, Эрард Эмергат, Иоанн Бопер, Иаков де Турониа, Николаус Миди, Иоанн де Нибат, Иаков Гесдон, Маурисий де Квесней, Иоанн Фабр, Гильельм Бушерий, Петр Уден, Петр Маурисий, Рикард Прат, Иоанн Карпентарий и Герард Фейет, Дионисий де Сабевра, <доктора> священной теологии, Николаус де Геметикус, Гильельм Санта-Катарина, и Гильельм Корнелий, аббаты, Иоанн Геринус, <доктор> канонического права и Радульф Руселиус, доктор обоих прав,Николаус Коппекен, Гильельм Этон, Томас де Курсель, Иоанн Магиструс, Николаус де Луазеллер, Радульф Сильвеструс, Гильельм де Бодрибоско, Николаус Медикус, Рикардус Ликраторус, Иоанн Дюваль, Гильельмус Магиструс и Гильельмус Л'Эрмит, бакалавры священной теологии, аббат Санто-Одоена, аббат Санта-Георгия, де Претеллия, приор Санто-Лауда, и приор де Саджи, а также Робертус Барбериус, Дионисий Гастинель, Иоанн Дульцис, <бакалавры> обоих прав, Николаус де Вендерес, Иоанн Пиншон, Иоанн де Фонте, Ауберт Мореллус, Иоанн де Квеминнус, Иоанн Колумбелус, Лауренций де Бустус, Радульф Оги, Рикард де Салицибус, <лиценциатов> канонического, Андреус Маргери, Иоанн Ад-Енсем, Гоффридус де Кротей, а также Эгидий де Кампус, Николаус Маулинус, Петр Кареллус,Буреллус де Корнелиус, лиценциаты гражданского права, Роберт Мореллетус, и Иоанн Регус, каноники ротомагенской церкви и кроме того Николаус Фовилль.

[В присутствии каковых мы потребовали от сказанной Иоанны дабы та без каких либо умолчаний и оговорок отвечала на все вопросы, каковые ей будут заданы, никоим образом не преступая присяги, каковое увещевание нами повторено было трижды. Названная Иоанна отвечала:]

[Позвольте мне сказать.]

Сказанный епископ Бовесский молил и заклинал сказанную Жанну, дабы та поклялась говорить правду без каких-либо умолчаний и оговорок. На что она отвечала:

Позвольте мне сказать.

[После чего сказала:]

[Положа руку на сердце, вы не вправе задавать мне вопросы о вещах, о каковых я не захочу вам поведать.]

[Также она сказала:]

[Быть может, о многом из того, о чем вы пожелаете меня спросить, я не смогу ответить вам правды, как то касательно бывших мне откровений, также может случиться, что вы против моей воли пожелаете узнать то, о каковых я поклялась хранить молчание, и посему так может случиться, вам не следует этого знать.]

После чего она сказала:

Положа руку на сердце, вы можете захотеть узнать о том, о чем я не смогу сказать вам правды.

И далее сказала:

Может так случиться, что множество вещей, о каковых вы пожелаете у меня спросить, я не смогу ответить вам правды, как то касательно бывших мне откровений, также вы можете против моей воли пожелаете узнать то, о чем я поклялась хранить молчание, и посему так может случиться, вам не следует этого знать.

[Также она добавила:]

[Подумайте еще раз, какой груз взваливаете на себя, называясь моим судьей, и сколь невозможного от меня требуете!]

И далее, обращаясь к монсерьору епископу Бовесскому, добавила:

Подумайте еще раз, что значит быть моим судьей. Ибо вы взваливаете на себя непосильный груз и столь же невозможного требуете от меня.

[После чего она добавила, что двух клятв, данных перед лицом закона как ей то кажется, вполне достаточно.]

[После чего спрошеннаая вновь, желает ли она поклясться отвечать просто и без утайки, отвечала:]

[Оставьте это, я уже дважды клялась, и этого хватит.]

[К тому она добавила, что все духовенство Ротомагена и Паризия, взятое вместе, не вправе было бы осудить ее за это, ежели решение выносилось бы по справедливости. Также она сказала, что начиная с того времени, как прибыла во Францию, со всей охотой говорила правду, о чем-то однако, умалчивая, и восьми дней не хватит, чтобы рассказать обо всем.]

Далее, она сказала, что как ей кажется, двух клятв принесенных ранее должно быть довольно.

Спрошенная далее, желает ли она наконец поклясться отвечать просто и без утайки, отвечала:

Оставьте это наконец. Я уже клялась дважды, этого довольно.

Я же считаю, что все духовенство Руана и Парижа не смогло бы возразить против этого, не погрешив против справедливости.

И также сказала, что ей не хватило бы и восьми дней, дабы изложить все.

Далее она сказала, что начиная с того времени, как она прибыла во Францию, со всей охотой говорила правду, однако, в чем-то недоговаривая.

[Далее мы, епископ предложили спросить совета у заседающих здесь, следует ли ей приносить клятву. На что она отвечала, что начиная со времени своего прибытия говорила только правду и ничего более, и к этой теме не следует более возвращаться.]

[Мы же сказали ей, что отказываясь от клятвы говорить правду, она навлекает на себя подозрение. Она отвечала как и ранее. Вновь мы потребовали от нее клятвы отвечать прямо и просто. Она же сказала на это, что охотно будет говорить о том, что ей известно, но не в полной мере. Также она сказала, что прибыла по воле Господней, и не желает ничего иного кроме того, чтобы ей позволено было вернуться к Господу, по воле какового она прибыла.]

Также, когда ей было на то отвечено, что ей следует просить совета у заседающих здесь, касательно того, следует ли ей принести клятву или нет, отвечала, что начиная с момента своего прибытия со всей охотой говорила чистую правду, и ничего более. И что более не следует возвращаться к этому вопросу.

Когда же вновь ее принялись увещевать и указывать, что отказываясь от клятвы, она навлекает на себя подозрение, она отвечала как и ранее. Далее, после того как сказанный епископ продолжал требовать и настаивать, дабы она поклялась отвечать прямо и просто, она отвечала:

Я со всей охотой расскажу о том, что мне известно, но не в полной мере.

Далее, она сказала среди прочего, что прибыла по воле Господней, и не желает ничего иного, чем возвращения к Господу, по воле какового явилась.

[Далее после просьб и увещеваний принести клятву под угрозой в противном случае быть признанной виновной в том, в чем ныне подозреваема, ответила:]

[Продолжайте далее.]

[Наконец мы вновь потребовали у нее клятвы, и мы же увещевали ее говорить правду в том, что касается процесса, говоря ей, что продолжая упорствовать, она подвергает себя огромной опасности. На что она ответила:]

[Я готова поклясться говорить правду в том что мне известно и что касается процесса.]

[И в том поклялась.]

Далее, после того, как у нее вновь потребовали и настояли, дабы она принесла клятву, как то было сделано ранее, и заклнали, дабы она сделала это под страхом быть признанной виновной в злодеяниях, в каковых ранее была лишь подозреваема, отвечала:

Я уже достаточно клялась. Продолжайте допрос.

Далее, после того как вновь ее принялись заклинать объявить правду касательно того, что имело отношение к ее процессу, указывая ей на то, что она подвергает себя опасности. Она же отвечала:

Я готова поклясться и говорить обо всем, что мне известно из того, что будет иметь отношение к процессу. Но я никоим образом не открою всего, что мне известно.

После каковых слов, она принесла клятву.

[Далее, в согласии с нашим приказом, вышеименованный почтенный доктор магистр Иоанн Пульчрипатр, начал с вопроса, в каковом часу она в последний раз пила ела или ела. Она же ответила, что начиная со вчерашнего полудня ничего не пила и не ела.]

После того, как то было сделано, магистром Жаном Бопером был начат допрос. Он же вначале спросил у нее сколько времени прошло с того часа, как она в последний раз пила или ела. Она ответила:

Со вчерашнего полудня.

[Далее, спрошенная, когда в последний раз ей довелось слышать голос, к ней являвшийся, она отвечала:]

[Я его слышала и вчера и сегодня.]

Спрошенная, когда в последний раз ей довелось услышать бывший ей голос, отвечала, что слышала его и вчера и сегодня.

[Далее, спрошенная в каком часу вчерашнего дня ей довелось услышать этот голос, отвечала, что слышала его трижды: однажды утром, второй раз на закате, и в третий во время, когда полагается прочесть Аве Мария, вечером. Но не раз бывало, что голос являлся к ней и чаще, но об этом она предпочтет умолчать.]

Спрошенная в каком часу ей послышался голос, отвечала, что слышала его трижды; первый раз утром; второй раз на закате; и далее в том часу, когда полагается читать Аве Мерия, кроме того были и иные случаи, о каковых она предпочтет умолчать.

[Спрошенная, чем она занималась вчера утром, в то время, как ей явился голос, отвечала, что спала и что голос ее разбудил.]

[Спрошенная, касался ли говоривший ее руки, разбудив ее таким образом, отвечала что проснулась от голоса, прикосновения же не было.]

[Спрошенная, слышался ли этот голос в самой ее камере, отвечала, что нет, и как ей то кажется, исходил изнутри замка.]

Спрошенная, чем она занималась вчерашним утром, когда ей явился этот голос, отвечала, что спала, и сказанный голос ее разбудил.

Спрошенная прикасался ли говоривший к ее рукам или иным частям тела, разбудив ее таковым образом, или же разбудил ее единственно голосом, ответила, что была разбужена сказанным голосом без прикосновения.

Спрошенная, раздавался ли сказанный голос внутри ее камеры, отвечала, что нет, сколь ей известно, но исходил откуда-то из замка.

[Спрошенная, принесла ли она благодарность и преклоняла ли колени, ответила, что принесла благодарность, но при том сидела на своей кровати, соединив ладони, и это было после того, как она спросила у него совета. В ответ на что голос этот ответил сказанной Иоанне дабы та во время допроса держалась твердо.]

Спрошенная, принесла ли она благодарность сказанному голосу, и преклоняла ли колени, ответила, что принесла благодарность, в то время как сидела на своей кровати. Она же сказала, что сложила руки, и просила и заклинала его дабы тот пришел к ней на помощь дал ей совет как ей в дальнейшем следует поступить. На что сказанный голос отвечала ей, дабы она держалась твердо.

[Далее, спрошенная о том, что сказал ей голос, после того как поднял ее ото сна, отвечала, что просила у него совета касательно того, как ей следует отвечать, прося сказанный голос, дабы тот сообщил ей волю Господа Нашего. Голос же сказал ей, чтобы она во время допроса держалась твердо и что Господь ее утешит.]

[Спрошенная, произносил ли голос некие иные слова, ранее того, как она обратилась к нему с просьбой, ответила, что голос говорил ей некие слова, она же не все из них поняла. При том, что подняв ее ото сна, голос сказал ей, чтобы она во время допроса держалась твердо.]

Спрошенная о том, что сказал ей голос, после того, как ее разбудил, ответила, что просила у него чтобы тот сообщил ей волю Господа Нашего.

Спрошенная, не произносил ли он, предваряя ее просьбу, каких-либо слов ответила, что прежде чем она окончательно пробудилась, он говорил ей некие слова, каковые она не расслышала. После того же как она проснулась, голос сказал ей, дабы она во время допроса держалась твердо.

[Далее она сказала нам, вышеназнавнному епископу:]

[Вы полагаете себя моим судьей. Подумайте хорошо о том, что творите, ибо воистину я послана Богом, и вы подвергаете себя огромной опасности! (en grand dangier)]

Далее, обращаясь к названному епископу, сказала:

Вы полагаете себя моим судьей, подумайте хорошо о том, что творите, воистину я послана Богом, вы же подвергаете себя великой опасности.

[Спрошенная, случалось ли чтобы голос этот менял свое мнение, отвечала, что ни единого раза не случилось, чтобы тот противоречил сам себе. Также она добавила, что этой ночью услышала как тот говорил ей, дабы она во время допроса держалась твердо.]

[Спрошенная не запрещал ли ей голос отвечать на вопросы, сказала:]

[На это я отвечать не буду. Также я ничего не скажу о бывших мне великих откровениях, касавшихся короля..]

[Спрошенная, запрещал ли ей голос касаться вопроса об откровениях, ответила:]

[Об этом мне ничего неизвестно. Дайте мне пятнадцать дней срока и я отвечу на этот вопрос.]

[После чего она вновь потребовала отсрочки прежде чем дать ответ, и сказала:]

[Ежели голос мне запретил, что вы от меня желаете услышать?]

Спрошенная, менял ли иногда голос свое мнение, отвечала, что никогда не слышала от него ни единого противоречия.

[Спрошенная вновь, запрещал ли он ей это, отвечала:]

[Будьте уверены, уж не люди мне это запретили.]

[Далее, она сказала, что сегодя не станет отвечать, ибо не знает, следует ли ей отвечать вовсе, вплоть до того момента, как ей будет о том откровение. Также она сказала ,что непоколебимо верит, с той же непоколебимостью как придерживается христианской веры, что Всевышний обрек нас на адские муки, и что голос этот являлся от Господа и по его прямому повелению.]

[Спрошенная, принадлежал ли голос, каковой по ее утверждению ей являлся ангелу или исходил непосредственно от Господа, или то был голос святого или святой, она отвечала:.]

[- Голос этот являлся по велению Господа: но я полагаю, что мне не следует открывать вам все то, что мне известно; я же более всего боюсь что они не будут являться мне более, ежели я скажу нечто, что придется не по нраву этим голосам, и что мне не следовало вам говорить. Посему касательно вашего вопроса, я вновь прошу, дабы мне была предоставлена сказанная отсрочка.]

Спрошенная, был ли то ангел Господень или Божий глас без всякого посредства, или голос святого или святой, отвечала, что он являлся по воле Господней.

- Я же полагаю,что мне не следует говорить вам всего, что мне известно, ибо я страшусь более всего сказать нечто, каковое может прийтись не им по нраву, и чего мне не следовало бы вам говорить.

И еще сказала:

- Касательно этого вопроса, я прошу вас дать мне отсрочку.

[Спрошенная, полагает ли она, что Господу неугоден говорящий правду, отвечала:]

[- Мои голоса поручили мне передать некие слова королю, но отнюдь не вам.]

[Также она сказала, что этой ночью голос сообщил ей многие вещи, каковым следует послужить ко благу короля, и желает лишь, чтобы королю стало известно о том поскорее, и чтоб ей в таком случае не прикоснуться к вину до самой Пасхи! Ибо в этом случае, он сможет с куда большим спокойствием садиться за обед, как она то сказала.]

Спрошенная, полагает ли она, что Господу неугоден говорящий правду, отвечала монсеньору бовесскому, что голоса поручили ей сообщить некие слова королю, а не ему.

Далее, она сказала, что этой ночью голос сообщил ей многое, бывшее ко благу короля; ей же хотелось бы, чтобы король узнал о таковых вещах как можно ранее; и что она будет воздерживаться от вина вплоть до Пасхи, и что узнав таковые он будет много спокойнее приступать к обеду.

[Спрошенная, будь у нее таковая возможность, отправилась бы она, повинуясь его воле с этой новостью к своему королю, отвечала, что ей неведомом, желал ли голос, дабы она сделала это, иначе как по воле Божьей, и ежели Господь Наш дал бы на то свое дозволение.]

[И ежели то было бы угодно Господу, - сказала она, - он дозволил бы ей открыть сказанное своему королю; она же была бы этому весьма рада.]

Спрошенная, ежели у нее была бы на то возможность, отправилась бы она, повинуясь этому голосу, дабы передать новость своему королю, отвечала, что не знает, следовало бы ей поступить таким образом, иначе как по воле Божией, и ежели на то было бы соизволение Господа нашего. Ежели Богу было бы то угодно, он бы позволил ей открыть сказанное королю; она же была бы этому весьма рада.

[Спрошенная, почему этот голос ныне не обращается более к королю, как то ему доводилось делать в присутствии Иоанны, ответила, что ей неведомо, желательно ли то Господу. Также она добавила, что не будь то по милости Божией, ей ничего не удалось бы добиться.]

Спрошенная, почему голос этот не говорит более с ее королем прямо, как ему доводилось то делать в ее присутствии, отвечала, что ей неизвестно, желательно ли то Господу.

Далее сказала, что не будь на то Божией милости, ей ничего не удалось бы добиться.

[Спрошенная, не уверял ли ей этот советчик, что ей удастся бежать из тюрьмы, отвечала:]

[- Вам и это хочется знать?]

Спрошенная, не уверял ли ее этот советчик, что ей удастся бежать, отвечала:

- Вам и это хочется знать?

[Спрошенная, являлся ли ей голос сегодняшней ночью и не наставлял ли ее, как ей следует отвечать, ответила что ежели голос и сообщил ей нечто, она не все из сказанного поняла.]

[Спрошенная, ежели в ближайшие два дня одновременно с явлением голоса ей виделся и некий свет, что свет являлся во имя этого голоса.]

Спрошенная, ежели голос этот наставлял ее в том, как ей следует отвечать, отвечала: если он и открыл ей нечто, она не все из сказанного расслышала.

Спрошенная, был ли ей в последние два дня свет в то время как слышался голос, отвечала, что свет предварял собой явление голоса.

[Спрошенная, являлось ли ей нечто одновременно с явлением голоса, отвечала:]

[- Я не могу рассказать вам всего; мне нет на то дозволения, и данная мной клятва этого не касается. Этот голос преисполнен добра и достоин доверия;и довольно с вас этого.]

Спрошенная, виделось ли ей нечто одновременно с явлением голоса, отвечала:

- Я не могу всего вам сказать, потому что не имею на то дозволения; также данная мною клятва этого не касается; но уверяю вас, голос этот прекрасен преисполнен добра и достоин доверия, и довольно с вас этого.

[Далее она попросила, дабы вопросы, на каковые она сейчас отказывается отвечать, вручены ей были в письменном виде.]

Для чего она попросила, чтобы вопросы для нее приготовленные, вручены ей были в письменном виде.

[Затем ее спросили, видела ли она воочию того, кто с ней говорил. Она отвечала:.]

[- Рано вам об этом спрашивать.]

[И сказала, что у детей есть присказка, что "за правду порой вешают".]

[Спрошенная, почиет ли на ней божественная благодать, отвечала:]

[- Если нет, да наделит меня ею Господь; а если да, то изволит ее сохранить. Ибо я буду несчастнейшей из всех, ежели мне станет ведомо, что никогда мне не суждено испытать Господней благодати.]

[Далее, она сказала, что будь она запятнана грехами, как ей то сдается, голос не явился бы к ней; ей же весьма хотелось бы, чтобы голос этот явился к любому и каждому также как являлся к ней самой.]

Спрошенная, виделся ли ей голос воочию, иными словами, являлось ли что ее глазам, она отвечала:

- Рано вам еще об этом спрашивать.

Далее она сказала, что у малых детей есть поговорка, что за правду порой вешают.

Спрошенная, ведомо ли ей, почиет ли на ней благодать Господня, отвечала:

- Ежели нет, пусть угодно будет Господу меня ею наделить; а ежели да, пусть позволит мне ее сохранить.

Далее сказала, что ежели ей станет известно, что никогда ей не суждено испытать Господней благодати, быть ей несчастнейшей в мире. Кроме того она сказала, что будь она запятнана грехами, голос никоим образом не явился бы ей. Ей же весьма хотелось бы, чтобы голос этом явиля к любому и каждому так же как являлся ей самой.

Далее она сказала, что впервые услышала этот голос когда ей было тринадцать лет или около того.

Спрошенная, случалось ли ей в детстве и юности бегать и резвиться в полях с другими юными девочками, что ей доводилось этим заниматься, при том, что она не помнит, сколько ей тогда было лет.

Далее она сказала, что как ей помнится, впервые голос явился ей в возрасте XIII лет.

Спрошенная, случалось ли ей в детстве и юности бегать и резвиться в полях вместе с другими, сказала, что ей порой доводилось это делать, при том, что она не помнит, сколько ей тогда было лет.

[Спрошенная, обретались ли жители Домреми на стороне бургундской партии или же их противников, отвечала, что не встречала там ни единого сторонника бургундцев; и ежели таковой нашелся бы, ему следовало бы отрубить голову, будь на то воля Господня!]

[Спрошенная, обретались ли жители Макси на стороне бургундцев или же их противников, отвечала, что они обретались на стороне бургундцев..]

[Спрошенная, требовал ли голос, бывший ей в юности, дабы она возненавидела бургунцев, отвечала, что едва осознав, что голоса держат сторону короля французского, стала испытывать к бургунцам весьма сильную антипатию. Далее, она сказала, что ежели бургунцы не будут поступать как то требует долг, на них пойдут войной, как то уведомили ее голоса.]

Спрошенная, обретались ли жители Домреми на стороне бургиньонов или же арманьяков, отвечала, что не встречала там ни единого бургиньона, и ежели таковой нашелся бы, желала бы ему лишиться головы, если на то будет воля Господня.

Спрошенная, обретались ли жители Марси на стороне бургиньонов или арманьяков, отвечала, что они обретались на стороне бургиньонов.

Спрошенная, требовала ли голос, бывший ей в юности, дабы она возненавидела бургиньонов, отвечала, что едва осознав, что голоса держат сторону короля французского, стала испытвать к бургиньонам сильную антипатию. Далее она сказала, что ежели бургиньоны не будут поступать, как то от них требует долг, как о том ее уведомили ее голоса.

[Спрошенная, не было ли ей в юности откровения о том, что англичанам предстоит высадиться во Франции, отвечала, что когда ей стали являться голоса, англичане уже обретались во Франции.]

Спрошенная, не сообщал ли ей голос, бывший ей в юности, что англичанам предстоит высадиться во Франции, отвечала, что когда голоса стали являться ей, они уже были во Франции.

[Спрошенная, не сражался ли кто-то из товарищей ее детских игр на стороне ее собственной партии, отвечала, что нет, сколь она может вспомнить, при том, что ей приходилось видеть, как сколько-то из жителей Домреми бывало дрались против жителей Марси, после чего бывало возвращались ранеными, истекающими кровью.]

Спрошенная, не случалось ли товарищам ее детских игр сражаться на стороне англичан и французов, отвечала, что нет, сколько ей помнится. Но ей приходилось видеть собственными глазами, как несколько жителей ее местечка схватывались с несколькими жителями Марси, псоле каковых драк бывало возвращались покрытыми ранами, истекающими кровью.

[Спрошенная, не испытывала ли она в юности желания преследовать бургундцев вооруженной рукой, отвечала, что от всей души желала, чтобы ее король вернул себе королевство.]

Спрошенная, не испытывала ли она в юности горячего желания преследовать бургиньонов вооруженной рукой, отвечала, что от всей души желала, чтобы ее король вернул себе королевство.

[Спрошенная, желала ли она превратиться в мужчину, когда ей пришло время отправиться во Францию, отвечала, что ранее давала ответ на этот вопрос..]

Спрошенная, не желала ли она превратиться в мужчину, узнав, что ей предстоит отправиться во Францию, отвечала, что ранее уже давала ответ на этот вопрос.

[Спрошенная, случалось ли ей пасти скотину в полях, сказала, что уже отвечала на этот вопрос, и что с той поры как подросла, и ясно помнит себя, ей обыкновенно не случалось пасти скотину, при том, что бывало ей приходилось помогать другим выгонять скот в луга, или к замку, называемому Л'Иль, из страха перед вооруженными людьми, однако, же не может с точностью вспомнить, занималась ли тем ранеее, в детстве и юности.]

Спрошенная, случалось ли ей гонять скотину в поля, отвечала, что с той поры как подросла и ясно помнит себя, ей не случалось пасти скот, при том, что действительно помогала прочим гнать скот в поля и к замку, называемому Л'Иль, из страха перед вооруженными людьми, однако же, не может с точностью вспомнить, занималась ли она тем в детстве и юности.

[Далее ей задан был вопрос о некоем дереве, растущем неподалеку от деревни. На каковой вопрос она отвечала, что неподалеку от Домреми обретается некое дерево, называемое Деревом Дам, иные же называли его Деревом Фей, возле какового бьет источник. Ей же доводилось слышать, что лихорадочные больные пили из этого источника, ожидая от того исцеления, что ей доводилось видеть воочию, при том, что ей неизвестно, случалось ли им выздороветь на самом деле. И далее сказала, что как ей доводилось слышать, больные, бывшие в силах подняться, шли к этому дереву, дабы плясать вокруг него. И что это громадное дерево, называемое буковым, с какового нисходит прекрасный май, обретавшееся, по утверждениям, на земле господина Петра де Бурлемона, рыцаря.]

Далее, спрошенная касательно дерева, отвечала, что неподалеку от Домреми обретается дерево, каковое... зовется, деревом Дам, иные же зовут его деревом Фей, возле какового бьет источник; из какового источника приходят пить лихорадочные больные, ей же приходилось видеть, как они бывалоа шли к нему, желая себе выздоровления при том, что ей неизвестно, случалось ли им выздороветь на самом деле. Далее, она сказала, что ей доводилось слышать, будто больные, каковые в состоянии были подняться с постели, отправлялись к этому дереву, дабы вокруг него плясать. И также сказала, что то было огромное дерево, называемое буковым, откуда нисходит прекрасный май, оно же, по утверждениям, обретается на земле мессира Пьера де Бурлемона, рыцаря.

Далее она сказала, что ей случалось вместе с другими девушками танцевать вокруг него и плести из его листьев венки, каковыми позднее украшали образ Святой Девы, что в Домреми, при том, что ей доводилось не раз слышать от стариков, бывших однако, не из ее родни, будто там случалось видеть порой дам-фей. Также ей случалась слышать от некоей Иоанны, жены майора Альберика (мэра Обери), бывшей одной из ее крестных матерей, будто кому-то приходилось видеть воочию дам-фей, являвшихся в кроне известного ей дерева, при том, что ей ничего неизвестно, кроме досужих о том разговоров, и также неведомо, насколько эти разговоры правдивы. Далее, она сказала, что сколько ей помнится, сама никогда не видела на том дереве никаких фей, спрошенаня. не видела ли она их в каком-либо ином месте, отвечала, что не знает случалось ли ей такое. Далее сказала, что ей доводилось видеть, как юные девушки украшали ветки этого дерева венками, ей же самой тажке доводилось порой вешать на него венки, каковые бывало затем уносили с собой или же оставляли нам месте.

Далее, что ей случалось бывало в компании других юных девушек отправляться туда летней порой, в каоковм месте они плели венки для украшения образа Святой Девы Домреми. Далее, она сказала, что ей не раз доводилось слышать от стариков, не бывших, однако, из ее родни, будто там случалось являться феям, также ей случилось слышать, как некоей Жанне, жене мэра ее местечка, Домреми, бывшей ей крестной матерью, говорили, будто кому-то доводилось их там видеть воочию. Правда то или нет, ей неизвестно. Далее, сказала, что ей самой никогда не доводилось видеть никаких фей будь то на дереве или в ином месте. Далее, сказала, что ей случалось видеть, как юные девушки украшали ветви сказанного дерева венками, ей же также случалось украшать его венками вместе с другими девушками. И также порой эти венки забирались с собой или порой оставляли.

И далее сказала, что с того времени, как ей стало ведомо, что ей предстоит отправиться во Францию, она почти прекратила участвовать названных увеселениях и танцах, избегая их как то было возможно; она же не помнит, сколько раз ей случалось танцевать вокруг этого дерева с тех пор, как она стала ясно помнить себя, притом, что будучи ребенком, она вероятно танцевала там вместе с другими детьми, однако же, чаще пела чем танцевала.

Далее, она сказала, что с того времени как узнала, что ей предстоит отправиться во Францию, она стала реже участвовать в сказанных плясках, избегая их как только могла. Ей же с точностью неведомо, сколько раз она танцевала вокруг сказанного дерева с тех пор как стала ясно помнить себя. При том, что будучи ребенком, ей вероятно случалось это делать наравне с другими детьми, при том, что она чаще пела, чем танцевала.

Далее она сказала, что есть некий дубовый лес, до которого от калитки, что у дома ее отца не более полумили. Далее сказала, что ей неизвестно, ходила ли молва будто и там случалось являться дамам-феям, при том, что слышала, как ее собственный брат рассказывал, будто в родных местах уверяли, что вдохновение снизошло н нее с дерева, заселенного дамами-феями, она же уверяла его в обратном, и также сказала среди прочего, что когда она прибыла наконец к королевскому двору, некоторые из бывших там спрашивали, правда ли, что в ее родных местах наличествует лес называемый дубовым, ибо якобы существовало пророчество, будто оттуда явится девица, каковая свершит чудо, притом что названная Иоанна сказала, что никоим образом не придавала этому веры.

Далее она сказала, что воистину существует лес именуемый дубовым, каковой виден от калитки, что у дома ее отца; расстояние до какового весьма невелико и не превышает полумили, притом, что ей неизвестно, ходила ли молва, будто и там являлись дамы-феи. И далее сказала, что слышала как ее собственный брат рассказывал, будто в ее родных местах уверяли, что откровение снизошло к ней с дерева фей. Но это было неправдой. Она же уверяла его в обратном. И также она сказала среди прочего, что когда прибыла к королю, некоторые из бывших там спрашивали у нее, правда ли, что в ее родных местах есть лес, именуемый Дубовым Лесом. Ибо существовало якобы пророчество, что из Дубового Леса явится девица, каковой дано вершить чудеса, она же никогда не придавала этому веры.

Спрошенная, не желает ли она переодеться в женское платье, отвечала:]

- Дайте мне таковое, я возьму его и уйду отсюда прочь, в противном же случае я его не надену; я довольна тем, что ношу сейчас, ибо Господу угодно, чтобы я была одета подобным образом.]

Спрошенная, не желает ли она переодеться в женское платье, отвечала:

- Если вы согласитесь притом отпустить меня на свободу, дайте мне таковое, я надену его и уйду прочь. Инче же нет. Я вполне довольна этим, ибо Господу угодно, чтобы я носила его и далее.

На чем мы приказали прекратить сегодняшний допрос, и назначили ей явиться перед нами в следующий вторник, в сказанном часу и том же помещении, всех бывшим при сегодняшнем допросе обязали присутствием и на следующих далее..

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.