Версия для слабовидящих |  Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Первый публичный допрос. 21 февраля 1431 г.

Далее, в среду, иными словами в двадцать первый день февраля в восемь часов утра, мы, сказанный епископ прибыли в королевскую капеллу ротомагенского замка, в каковую капеллу загодя распорядились доставить сказанную женщину сказанный день и час. В каковой капелле мы открыли судебное заседание в присутствии следующих почтеннейших святых отцов, господ и магистров: Эгидия, аббата церкви Св. Троицы Фисканпсенской, Петра, приора церкви в Лонгавилле-Жиффарде, Иоанна де Кастеллионе, Иоанна Бопера, Иакова де Турониа, Николауса Миди, Иоанна де Нибат, Иакова Гесдона, Иоанна Фабра, Маурисия де Квеснейя, Гильельма Бишерия, Петра Удена, Петра Маурисия, Рикарда Прата и Герарда Фейета, докторов священной теологии, Николауса де Геметикуса, Гильельма Санта-Катарина, и Гильельма Корнелиуса, аббатов, Николауса Геринуса, Радульфа Руселиуса, докторов обоих прав, Гильельма Этона, Николауса Коппекена, Иоанна Магиструса, Рикардуса де Грошетуса, Петра Минериуса, Иоанна Пигаш, Радульфа Сильвеструса, бакалавров теологии, Робертуса Барбериуса, Дионисия Гастинеля, Иоанна Дульциса, Николауса де Вендереса, Иоанна Бассетуса, Иоанна де Фонте, Иоанна Брулоттуса, Ауберто Мореллуса, Иоанна Колумбеллуса, Лауренция де Бустуса, и Радульфа Оги, каноников, Андреуса Маргери, Иоанна Ад-Енсема, Гоффридуса де Кротей, а также Эгидия де Кампуса, лиценциатов гражданского права, в присутствии каковых перым зачитано было письмо короля об отсылке и выдаче нам вышеназванной женщины, а также письмо ротомагенского диоцеза о предоставлении нам территории, каковые письма приведены были выше. По окончании чтения сказнных писем, Иоанн Эстиве, прокурор, на какового также возложены были обязанности выступать заместителем и представителем нашим, доложил нам, что судебным исполнителем в сказанном процессе сказанная женщина именем Иоанна вызвана и доставлена в названное место, в предписанный к тому день и час, дабы в соответствии с законом отвечать на вопросы, каковые ей будут предложены, как то следует из отчета судебного исполнителя, приведенному после направленного нами официального ей к тому приглашения.

Засим следуют приложенные к тому приглашение и отчет.

Официальное письмо епископа Кошона

Петр, милостью Божией епископ Белваценский, согласно разрешению почтеннейшего капитула при Ротомагенском соборе по причине вакантности архиепископской кафдеры облеченный ныне властью над городом Ротомаген и соответствующим диоцезом, ради начала и благополучное завершения вышеуказанного дела, во имя источника и воспреемника веры нашей, Господа Нашего Иисуса Христа, приветствует декана Ротомагенского а также всех прелатов как рукоположенным в священный сан так и прочих, каковым предназначаются настоящие письма. Ввиду того, что некая женщина, обыкновенно называемая Иоанной Девой, оказалась схвачена и заключена под стражу на территории нашего Белваценского диоцеза и далее была отдана, отослана, предназначена и передана в наше полное распоряжение христианнейшим и светлейшим принцем и господином нашим королем Англии и Франции как тяжко заподозренная в ереси, дабы мы возбудили против нее процесс по делу о вере, ибо слухи о деяниях и речах ее, наносящих величайший вред делу веры нашей, получили широчайшее хождение не в едином лишь королевстве французском но во всем христианском мире, мы, по зрелом размышлении и собразуясь с советами ученых мужей, дабы вести сказанное дело со всем беспристрастием, требуем ныне, чтобы сказанная Иоанна была призвана, допрошена и принуждена к ответу на требования и вопросы, каковые будут ей предъявлены, и свои деяния, имеющие касательство к названному делу о вере. Посему мы направляем вам всем и каждому лично, дабы никому не зависеть от другого в деле ознакомления с названными письмами и не искать в том себе оправдания перед нами. Извольте же немедленно отправить к нам сказанную Иоанны, столь тяжко заподозренную в ереси, дабы обязать ее явиться в королевскую капеллу города Ротомагена в восемь часов утра в среду 21 сказанного февраля месяца, дабы отвечать правдиво и без утайки на сказанные вопросы, требования и так далее, на каковых зиждется обвинение; в то время как мы будем обходиться с ней в соответствии с требованиями справедливости и разума, также до ее сведения следует довести, что ежели она откажется предстать перед нами в сказанный день и час, наказанием ей будет отлучение от церкви. Вам же, на каковых будет возложена ответственность за исполнение вышесказанного, следует дать нам в том полный и верный письменный отчет. Писано в Ротомагене за приложением личной печати нашей, в год 1431 от Рождества Христова, во вторник, в двадцатый день февраля месяца. Под сим подписывемся - Г. Буагильом, Г. Маншон.

Отчет судебного исполнителя

Петру, милостью Божией епископу Белваценскому, в согласии с почтеннейшим капитулом при Ротомагенском соборе по причине вакантности архиепископской кафдеры облеченном ныне властью над городом Ротомаген и соответствующим диоцезом, ради начала и благополучного завершения вышеописанного дела, смиренный прелат Иоанн Массьё, со всем подобающим почтением и во исполнение приказов ваших. Довожу до сведения вашего, почтеннейший святой отец, что во исполнение требование вашего, изложенного в письме, каковое было мне передано, и к каковому прилагается настоящий отчет, я с необходимостью обеспечу явку сказанной женщины обыкновенно называемой Иоанной Девой в среду двадцать первого февраля, в восемь часов утра, в королевскую капеллу Ротомагенского замка. Сказанной женщина, тяжко подозреваемой в ереси, каковая содержится ныне в одном из помещений сказанного замка мной объявлено было, что на нее возлагаются требования держать ответ на все вопросы и требования, ей предъявляемые, имеющие отношение к делу о вере, и иные пункты, на каковых зиждется обвинение, в то время как с ней поступлено будет в соответствии с требованиями справедливости и разума, под угрозой отлучения, как то изложено было в вашем письме. Сказанная Иоанна отвечала мне, что весьма охотно готова явиться перед вами и правдиво и без утайки отвечать на все вопросы, каковые ей будут предъявлены, при том, что желала бы чтобы для вынесения суждения по сказанному делу приглашены были как то богословы держащие сторону короля французского так и держащие сторону короля английского, также со всем подобающим смирением она просила вас позволить ей, святой отец, назавтра прежде чем явиться перед вами присутствовать на мессе, а также довести до сведения вашего все просьбы, каковые она мне изложила, что я исполняю ныне. Настоящим письмом, заверенным моей личной подписью и печатью я подтверждаю исполнение всего вышеизложенного. Писано в год 1431 от Рождества Христова, во вторник, предшествующий сказанной среде. Под сим подписываюсь - Иоанн.

Петиция прокурора. Запрещение Жанне посещать божественные службы.

Прокурор же, немедленно по прочтении вышеуказанных писем, настоял на том, чтобы сказанная женщина, немедленно приведена была в сказанное место, дабы здесь держать ответ перед нами, дабы подвергнуться здесь допросу и розыску касательно дела о вере, в соответствии с вызовом, каковой был ей направлен, и как то было решено ранее; в то время как в ответ на представленное ею ходатайство о разрешении предварительно посетить божественную службу, нами объявлено было заседателям мнение, ранее вынесенное по сказанному вопросу при содействии и совете нотаблей и магистров, искушенных в подобного рода делах, заключавшееся в том, что в связи с выдвинутыми против нее обвинениями, из каковых особенно стоит упомянуть ношение ею одежды не соответствующей ее полу, в каковом вопросе она проявляла особенное упорство, ими предложено было отклонить сказанную просьбу и воспретить ей в дальнейшем присутствовать на мессе или при отправлении божественной службы.

Жанна приведена в судилище

В то время, как нами произносилось все вышесказанное, названная женщина судебным исполнителем введена была внутрь. Ввиду того, что нам предстояло начать против нее судебное разбирательство, мы в коротких словах ознакомили всех присутствующих и историей ее пленения и ареста, каковые произошли в пределах и на территории подвластного нам диоцеза, и деяниями ее, свершавшихся как на территории сказанного диоцеза так и во многих других местах, и причинивших тяжкий вред правденой вере нашей; и как слухи о сказанных деяниях распространились по всем королевствам христианского мира, вплоть до недавнего времена, когда светлейший и христианнейший принц, король и господин наш, отдал и предоставил ее в наше распоряжение, дабы мы возбудили против нее процесс по делу о вере, в полном соответствии с требованиями закона и разума. Посему, имея основанием мнение, сложившееся о ней среди людей слухи о ней, каковые получили широчайшее хождение, и дополнительно собранные о ней сведения, каковые изложены были ранее, в соответствии со здравым советом и мнением многих персон, знатоков божественного и гражданского права, мы постановили, дабы сказанная Иоанна отправлен был письменный вызов и приказ предстать перед судом, и далее правдиво отвечать на вопросы касательно дела о вере, каковые будут ей поставлены, дабы сказанное дело получило дальнейший ход в соответствии с требованиями закона и разума, как то и следует из официальных писем, предъявленных ранее прокурором.

Первое увещевание Жанны

Ввиду того, что надзор за сохранением чистоты исповедания католической веры вменен нам в непосредственную обязанность, мы, воззвав к божественной помощи Иисуса Христа, чье дело мы призваны защищать, мы состарадательно обратились и увещевали сказанную Иоанну, сидящую перед нами, дабы та ради скорейшего завершения настоящее процеса и очищения собственной совести, давала правдивые ответы на вопросы. каковые заданы ей будут касательно веры, избегая любых уловок и хитростей, призванных заслонить собой истину.

Требование принести присягу 1

Далее, в соответствии с буквой закона, мы официально потребовали от сказанной Иоанны, дабы та принесла присягу в положенной тому форме, возложив руки на святое Евангелие, обязуясь отвечать на вопросы, каковые в дальнейшем будут ей заданы исключительно правдиво, как о том было сказано ранее.

Сказанная Иоанна отвечала следующим образом:

Не знаю, о чем вы собираетесь меня спрашивать, быть может, речь пойдет о таких вещах, о которых я с вами говорить не стану.

По принятии вышесказанного решения, как то было описано ранее, названный епископ приказал ввести сказанную Жанну и обратился к ней сострадательно.

Он же заклинал ее говорить лишь правду о вещах, вопросы о каковых ей будут предложены, как во имя скорейшего завершения сказанного процесса, так и для облегчения собственной ее совести избегая всяческих уловок и хитростей, а также принесла присягу на Святых Евангелиях в том, что обязуется отвечать правдиво обо всех вещах, о каковых ее будут спрашивать.

Сказанная Жанна отвечала ему:

Не знаю, о чем вы собираетесь меня спрашивать. Быть может речь пойдет о таких вещах, о которых я откажусь говорить наотрез.

В ответ на что мы отвечали ей:

Поклянитесь говорить чистую правду на вопросы, каковые вам будут заданы, касательно вопросов о вере, а также прочих известных вам вещей.

В ответ на что названный епископ сказал ей:

Поклянитесь говорить правду в том, что касается католической веры и иных вещей вам известных.

Она же ответствовала, что со всей охотой готова отвечать на все вопросы, касательно своих отца и матери а также обо всем ею совершенном с того времени, как она отправилась во Францию, и в том принести присягу, однако же, касательно откровений, бывших ей от Бога, она никогда не говорила и не объявляла никому, за исключением единого Карла, каоковго она полагает своим королем, в дальнейшем же она также не собирается объявлять о них, даже под угрозой, что ей за то отрубят голову; ибо узнала о них через свои видения и тайные советы, каковые ей давались. Также по истечении восьми дней, она сможет дать окончательный ответ, приказано ли ей будет таковые открыть.

На что сказанная Жанна ответствовала, что со всей охотой даст присягу и будет отвечать на любые вопросы касательно своих отца и матери, а также всего ею совершенного начиная с того времени, когда она отправилась во Францию, Однако же, об откровениях, бывших ей от Бога, она никогда не говорила и не открывала их никому, за исключением единого Карла, какового она зовет своим королем. И даже если ей будут угрожать за то отрубить голову, она и тогда не откроет их, при том, что узнала об этом через бывшие ей видения и данные ей тайные советы. Но в течение восьми дней она будет окончательно знать, приказано ли ей будет таковые открыть.

После чего мы, епископ, вновь принялись увещевать ее, дабы она изволила дать присягу в том, что будет отвечать правдиво на вопросы, касающиеся веры нашей. Сказанная Жанна, преклонив колени, и возовжив руки на книгу, или же миссал, поклялась говорить правду в том, что касается всех вещей, о каковых ее будут спрашивать, и о каковых ей будет известно касаемо вопроса о вере, при том, что о сказанных откровениях отказывается говорить кому бы то ни было.

После каковых слов сказанный епископ вновь принялся молить и увещевать ее дабы она принесла присягу отвечать правдиво на вопросы, касательно веры. Сказанная Жанна, опустилась на колени, возложила обе руки на книгу, иными словами же на миссал, и поклялась в том, что будет говорить правду в ответ на все вопросы, каковые будут ей заданы касательно веры, при том, что вышесказанных откровений она не объявит ни единому человеку.

Первый допрос под присягой

Далее, после принесения каковой присяги, мы спросили сказанную Жанну о ее имени и прозвище.

В ответ на что она ответствовала, что на родине своей звалась Жанетта, а после того как прибыла во Францию - Жанна. Касательно своего прозвища она ответила, что такового не знает. Далее, спрошенная о месте своего рождения, ответила, что родом из деревни Домреми, каковая есть единое целое с деревней Грё, в то время как главная церковь обретается в Грё.

В тот же день, сказанной Жанне задан был вопрос о ее имени и прозвище. Она же ответила, что в месте, откуда была родом, ее звали Жанетта, а во Франции - Жанна, прозвища же своего она не знает. Спрошенная о месте своего рождения, она ответила, что родилась в деревне называемой Домреми де Грю, в каковом месте по имени Грю обретается главная церковь.

Далее, спрошенная о своих отце и матери, отвечала, что отца ее зовут Якобом д'Арк, мать же - Изабеллой.

Спрошенная об именах отца и матери, отвечала, что отец ее зовется Жак Тарк, мать же - Изабо.

Спрошенная о месте своего крещения, отвечала, что это произошло в церкви Домреми.

Спрошенная о месте своего крещения, отвечала, что это произошло в церкви Домреми.

Спрошенная о своих крестных родителях, отвечала, что из крестных матерей одну звали Агнеса, другую - Жанна и еще одну - Сибилла, касательно крестных отцов, одного из них звали Иоанн Линге, другого же - Иоанн Барре, в то время как ей доводилось слышать от матери, будто у нее было и множество иных женщин-крестных.

Спрошенная о своих крестных отцах и матерях, отвечала, что ими были женщина по имени Агнес, и другая по имени Жанна, крестным же отцом был мужчина по имени Жан Бавен. Кроме того, она сказала что ей доводилось слышать от матери, будто у нее было и множество иных крестных отцов и матерей, кроме вышеназванных.

Спрошенная, каковым священником была крещена, отвечала, что как ей помнится, им был дом Иоанн Мине.

Спрошенная жив ли он доныне, ответила, что как ей помнится, да.

Спрошенная, кто был священник, каковой ее крестил, ответила что им был некий мессир Жан Нине, как то ей помнится.

Спрошенная жив ли доныне вышеназванный Нине, ответила, что как то ей помнится, да.

Далее, спрошенная о своем возрасте, ответила, что сколь ей известно, ей около девятнадцати лет. И далее кроме того сказала, что мать обучила ее чтению молитв Отче Наш, Аве Мария и Верую и что никто иной кроме матери не учил ее религии.

Спрошенная о том, каков ее возраст, ответила, что ей девятнадцать лет или около того. И кроме того добавила, что мать обучила ее молитвам Отче Наш, Аве Мария и Верую; никто же иной кроме указанной матери не обучал ее религии.

Далее в ответ на обращенную к ней просьбу прочесть нам Отче Наш, в ответ попросила у нас принять ее исповедь, в ово время каковой с охотой прочтет нам молитву. Мы же множество раз после того заклинали ее сделать это, в то время как она неизменно отвечала, что прочтет нам Отче Наш только ежели мы согласимся принять ее исповедь. Тогда мы сказали что со всей охотой выделим ей одного или двух благородных людей, знающих галликанский язык, перед каковыми ей следует прочесть Отче Наш и т.д., на что сказанная Жанна отвечала, что не прочтет им молитву иначе как во время исповеди.

После обращенной к ней просьбы прочесть Отче Наш и Аве Мария, отвечала, что прочтет молитву с охотой, при том, что монсеньор епископ Бовесский каковой при том при том присутствовал, изволит принять у нее исповедь. И далее несмотря на все многократные просьбы прочесть Отче Наш и Аве Мария, отвечала, что не станет их читать, ежели сказанный епископ не примет ее исповедь. Тогда же названный епикоп сказал: Я распоряжусь прислать к вам одного или двоих благородных людей, из обретающихся здесь, каковым вам следует прочесть Отче Наш и Аве Мария.

На что она ответила:

Я не сделаю этого иначе если они примут мою исповедь.

Запрещение покидать тюрьму

После чего мы, сказанный епископ, запретили ей покидать назначенную ей тюрьму в Руанском зaмке, без специального на то разрешения, под страхом в противном случае быть объявленной виновной в ереси. Она же отвечала нам что никоим образом не подчиниться сказанному запрещению, добавив к тому, что ежели ей представится возможность к бегству, она это сделает, и никто не сможет обвинить ее в вероломстве или нарушении клятввы, ибо таковую она отказывается давать. После чего она принесла жалобу на то, что в тюрьме содержится прикованной цепями, и железными путами. Мы же сказали ей, что принуждены к тому из-за ею предпринятых ранее многочисленных попыток к бегству из разных тюрем, посему же ее охраняют более бдительно и надежно, затем же и отдан был приказ содержать ее в железных цепях.

На что она отвечала:

В самом деле, я порывалась и порываюсь ныне бежать, как то пристало любому человеку, какового содержат в тюрьме как пленника.

Сказанная Жанна принесла жалобу на то, что ноги ее были закованы в кандалы, названным еписопом ей было сказано в ответ, что ввиду того, что множество раз она порывалась бежать из тюрем, дабы обеспечить ей более крепкую и бдительную охрану, в виде вынужденной меры отдан был приказ заковать ее в кандалы.

На что сказанная Жанна отвечала, что действительно пыталась ранее бежать из тюрьмы, как то пристало любому пленнику. К тому же она добавила, что ежели ей представится возможность бежать, она она таковой воспользуется, ее же невозможно будет упрекнуть в вероломстве, нарушении клятвы или в чем-то подобном, ибо она таковую никому и никогда не давала.

Мы же затем препоручили сказанную Жанну бдительной охране благородного мужа Иоанна Грея, оруженосца при особе короля, нашего господина, а также Иоанну Беруа и Гильельмусу Тальботу, напутствовав их быть ей бдительной и надежной охраной, и не позволять никому входить в сношения с ней без нашего специального на то позволения, в исполнении каковой обязанности они торжественно поклялись, возложив руки на Святые Евангелия. Наконец, закончив все к тому предварительные формальности, мы обязали сказанную Иоанну явиться вновь на следующий день, в четверг, в восемь часов утра, в комнате с гобеленами, вход в каковую находится следом за Большим Залом сказанного Руанского замка.


Комментарии

1. Дальнейший текст изложен на двух языках - старофранцузском, на котором собственно и велся протокол, и сделанном с него уже позднее латинском переводе. Оба варианта различаются лишь в мелких деталях - здесь и далее жирным шрифтом - перевод латинского текста, без таковых, курсивом - с первоначального протокола на старофранцузском языке.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.