Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПРОЦЕСС ЖАННЫ Д'АРК

МАТЕРИАЛЫ ИНКВИЗИЦИОННОГО ПРОЦЕССА

[Ординарный процесс]

Часть 2

ДВЕНАДЦАТЬ СТАТЕЙ ОБВИНЕНИЯ

Суббота, последний день марта

Далее, в следующую за тем субботу, в последний день месяца марта, накануне Пасхи, в год Господень 1431, под нашим, означенных судей (16, 81) председательством, в месте заточения Жанны в Руанском замке, в присутствии сеньоров и магистров: Жана Бопера (8), Жака де Турена (124), Никола Миди (102), Пьера Мориса (101), Жерара Фёйе (47) – докторов; Уильяма Хейтона (59) и Тома де Курселля (27) – бакалавров священной теологии; при [вызванных для сего свидетелях] мессире Гийоме Мутоне (110) и Джоне Грее 1, Жанна была допрошена по некоторым пунктам, по коим просила отсрочки до сего дня, когда отвечала по вышеприведенным и вышеуказанным статьям.

И сперва ее спросили, желает ли она положиться на суд Церкви, пребывающей на земле, во всех своих речах и деяниях, будь они благи или дурны, а особенно в делах преступных и беззаконных, кои вменяются ей в вину, равно как и во всем, что касается процесса.

Она ответила, что в том, о чем ее спрашивают, она полагается на Церковь воинствующую, если только та не велит ей чего-либо невыполнимого. И она считает таковым отречение от того, что сказала и совершила, [а также] заявила на сем процессе по поводу своих видений и откровений, кои, по ее словам, были ей дарованы от Бога; и она не отречется от них ни за что; и того, что Бог заставил ее совершить и повелел и повелит [в будущем], она не перестанет делать, несмотря ни на какие уговоры; и для нее будет невозможно от них отречься; в случае же, если Церковь пожелает заставить ее поступить иначе, вопреки повелению, кое, по ее словам, было ей дано Богом, она того ни за что не сделает.

Спрошенная, будет ли она полагаться на Церковь в случае, если Церковь воинствующая скажет ей, что ее откровения – наваждение или дьявольщина, ответила, что будет всегда полагаться на Бога, чье повеление она всегда исполняла; и она отлично знает, что всё рассмотренное в ходе ее процесса произошло [156] по велению Божьему, и ей нельзя совершить противное тому, что, согласно ее утверждениям на оном процессе, было совершено ею по велению Божьему. А в случае, если Церковь повелит ей совершить нечто противное, она не станет полагаться ни на кого в мире, кроме как на самого Бога, чье благое повеление она всегда и исполняла.

Спрошенная, считает ли она себя подданной Церкви Божьей, пребывающей на земле, а именно: сеньора нашего папы, кардиналов, архиепископов, епископов и прочих прелатов Церкви, ответила, что да, – Богу первому послужив.

Спрошенная, есть ли у нее повеление голосов не подчиняться ни Церкви воинствующей, пребывающей на земле, ни ее суду, ответила, что в ее ответах нет ничего, взятого из собственной головы, но то, что она отвечает – [сказано] по велению ее голосов; и они вовсе не велят ей не слушаться Церкви, [однако – ] Богу первому послужив.

Спрошенная, были ли у нее в замке Боревуар, в Аррасе или еще где-нибудь напильники, ответила: «Коли их у меня нашли, ничего другого мне вам не ответить».

Исполнив сие, мы покинули названное место, дабы перейти к остальному, что требовалось совершить далее в оном деле по вопросам веры.

Понедельник, 2 апреля

Далее, в следующий за тем понедельник, 2 апреля, в год Господень 1431, после Пасхи, и в следующие за ним вторник и среду, мы, означенные судьи, с несколькими сеньорами и магистрами, для сего нами вызванными, просмотрели вышезаписанные статьи, вопросы и ответы Жанны. Из всего того мы велели извлечь некоторые показания и суждения в виде двенадцати статей, содержащих в себе вкратце и в общих чертах многочисленные утверждения оной Жанны. Мы постановили передать сии показания докторам и знатокам как божественного, так и человеческого права, прося по ним совета и решения, на благо веры 2.

Четверг, 5 апреля

И в следующий четверг, 5 апреля, мы передали докторам и знатокам, о присутствии коих в сем городе было нам известно, упомянутые нам показания, а также наш запрос в сей форме:

«Мы, Пьер, милостью Божьей епископ Бовеский, и Жан Ле Мэтр (81), викарий инквизитора, просим вас, такого-то etc., и требуем предоставить нам, во благо веры, до ближайшего вторника, в письменном виде и под вашей печатью, благой совет относительно нижеозначенных показаний, а именно: после того, как вы просмотрите их целиком, оцените, а также сравните меж собой, – все либо некоторые из них, – и определите, являются ли они противными истинной вере или подозрительными на сей счет, противными Священному Писанию, [157] установлениям святейшей римской Церкви и докторов, ею признанных, а также каноническим законам, возмутительными, дерзновенными, нарушающими общественный порядок, неправедными, плодящими преступления, противными или каким-либо образом оскорбительными для добронравия, либо определите, что следует сказать о том на процессе веры.

Писано в четверг, 5 апреля, после Пасхи, в год Господень 1431».

Далее следует содержание оных показаний 3

I

«Итак, во-первых, некая женщина говорит и утверждает, что в возрасте 13 лет или около того, видела собственными телесными глазами, как ей в телесной форме явился святой Михаил с утешением для нее, а затем, несколько раз, – святой Гавриил. Порой она видела также великое множество ангелов; а после святые Екатерина и Маргарита явились пред сей женщиной, дабы она увидела их телесно; и она видит их ежедневно и слышит их голоса, и она несколько раз обнимала их и целовала, прикасаясь к ним осязательно и телесно. И у названных ангелов и святых она видела головы; но о прочих частях тела или об их одеяниях не пожелала ничего сказать. [Она утверждает], что оные святые Екатерина и Маргарита несколько раз говорили с ней у некоего источника рядом с большим деревом, называемом в народе Древом фей; о сем источнике и о сем древе разнеслась молва, будто их посещают дамы феи и будто многие больные лихорадкой приходят поправить свое здоровье к сему источнику и к сему древу, хотя они расположены в мирском месте. И там, и в иных местах она многократно поклонялась им и выказывала благоговение.

Она говорит также, что оные святые Екатерина и Маргарита явились ей и показываются пред ней, будучи увенчаны прекрасными и предрагоценными коронами; с оной поры и много раз после того они говорили сей женщине, по указанию Божьему, что нужно, чтобы она пошла к некоему светскому государю и посулила ему, что с ее помощью и благодаря ее трудам оный государь силой войска добудет великое мирское достояние и почести мира сего, а также одержит победу над своими противниками; и что сей государь примет оную женщину и даст ей оружие вместе с отрядом воинов во исполнение того, о чем только что говорилось.

Кроме того, оные святые Екатерина и Маргарита повелели сей женщине, по приказу Божьему, надеть и носить мужское платье, кое она носила и все еще носит, повинуясь сему велению с таким упорством, что, как она сказала, скорее предпочтет умереть, чем оставить сие платье, иногда говоря только сие, а иногда [добавляя]: разве что по велению Божьему. Она предпочтет даже вовсе не присутствовать на богослужениях и лишиться приобщения к святому причастию во время, кое Церковь предписывает своим приверженцам для [осуществления] сего таинства, чем вновь надеть женское платье и оставить мужское. Также, оные святые до такой степени воодушевили сию женщину, что вопреки и наперекор родительской воле она, будучи в возрасте 17 лет или около того, покинула [158] отчий дом и спозналась со многими воинами, живя вместе с ними днем и ночью и никогда не имея подле себя женщины, – разве что изредка.

И оные святые сказали и повелели сей женщине много прочего, вследствие чего она называет себя посланной Богом Небесным и победоносной Церковью святых, кои вкушают уже благодать и коим она вверяет все свои благие свершения. Но что до Церкви воинствующей, – она медлит и отказывается вверить ей себя, свои речи и деяния, хотя ее о том многократно увещевали и просили; она говорит, что ей нельзя совершить противное тому, что, как она утверждала на процессе, она совершила по велению Бога и что в том она не станет полагаться на решение или суд кого бы то ни было, но лишь единственно на суд Божий; [она утверждает], что [оные святые] открыли ей, будто она спасется во славе блаженных и получит спасение души, если сохранит девственность, каковую обетовала им, когда впервые их увидела и услышала. По причине сего откровения она утверждает, что уверена в своем спасении до такой степени, как если б уже и в самом деле пребывала в царствие небесном.

II

Далее, сия женщина говорит, что знак, склонивший государя, к коему она была послана, поверить ей насчет ее откровений и допустить ее к ратному делу, состоял в том, что святой Михаил пошел к сему государю, окруженный множеством ангелов, из коих некоторые были в коронах, а некоторые – с крыльями, и с коими пребывали святые Екатерина и Маргарита. Сей ангел и сия женщина вместе прошли долгий путь по земле, по улицам, по лестнице и в покои; прочие ангелы и названные святые их сопровождали; и один ангел вручил государю предрагоценную корону из чистейшего золота, и оный ангел склонился пред сим государем, выказывая ему благоговение. И однажды она сказала, что, когда ее государь получил знак, то он, как она думает, был в одиночестве, хотя многие находились поблизости; а в другой раз [сказала], что, как она полагает, некий архиепископ получил знак короны и передал ее государю, в присутствии и на глазах многих светских сеньоров.

III

Далее, сия женщина знает и уверена, что тот, кто ее посещает, есть святой Михаил. И сие – из-за благого совета, укрепления и благого наставления, кои оный святой Михаил ей даровал и внушил, а также поскольку он сам себя назвал, говоря, что он – святой Михаил. И подобным же образом она узнает святых Екатерину и Маргариту, отличая одну от другой, поскольку они называют себя ей и приветствуют ее. Вот почему [говоря] о являющемся ей святом Михаиле, она столь же крепко верит, что то поистине святой Михаил и что речи сего Михаила и его деяния истинны и благи, как в то, что Господь Наш Иисус пострадал и умер во искупление наше.

IV

Далее, сия женщина говорит и утверждает, что уверена относительно некоторых грядущих событий, – всего лишь возможных 4, – что они произойдут, так же, как в том, что действительно видит пред собою; и она похваляется, что [159] узнала о некоторых тайных вещах из откровении, данных ей словесно голосами святых Екатерины и Маргариты: например, что она будет освобождена из тюрьмы и что французы совершат в ее обществе подвиг еще более прекрасный, чем любой из когда-либо совершенных всем христианским миром. [Она похваляется] также, что узнала, как говорит, по откровению, неких людей, хотя никто ей их не показывал и она никогда их прежде не видела; а также, что она открыла [по наитию] и отыскала некий меч, спрятанный в земле.

V

Далее, сия женщина говорит и утверждает, что по велению Бога и ему в угоду надела и носила платье по мужскому обычаю, и продолжает делать сие до сих пор. Она говорит также, что поскольку, по велению Божьему, она должна носить мужское платье, ей потребовалось надеть короткую тунику, шапочку, пурпуэн, штаны и шоссы с многочисленными шнурками и остричь волосы в кружок над ушами, не оставив на своем теле ничего, что обнаруживало бы ее женский пол, – за исключением того, что природа дала ей как отличительный знак сего пола. [Она говорит], что в сем виде много раз получала причастие. И она не пожелала и не желает вновь надеть женское платье, каковым бы оно ни было, несмотря на многократные к тому призывы и милосердные увещания, говоря, что предпочтет лучше умереть, чем оставить мужское платье; иногда она говорит просто так, а иногда [добавляет]: «разве что по велению Божьему». [Она утверждает], что если б находилась в мужском платье среди тех, из приверженности коим ранее вооружилась, и если бы поступала как прежде, до своего пленения и заточения, то сие было бы одним из величайших благ, кои могли выпасть всему королевству Французскому; при том она добавляет, что ни за что на свете не даст клятвы не носить мужского платья и не вооружаться. И она говорит, что во всем вышеозначенном поступила и поступает хорошо, слушаясь Бога и его повелений.

VI

Далее, сия женщина признает и утверждает, что велела написать множество посланий, в заглавьи коих были поставлены сии имена: ИИСУС МАРИЯ, со знаком креста. А иногда, ставя оный крест, она не желала, чтобы поступали так, как было велено в ее посланиях. В иных [посланиях] она велела написать, что прикажет убить тех, кто не покорится ее предписаниям или предупреждениям – и [тогда] увидят наверняка, у кого высшее право от Бога небесного. И она постоянно говорит, что не совершила ничего иначе, как по велению Божьему.

VII

Далее, сия женщина говорит и признает, что в возрасте 17 лет или около того она самостоятельно и по откровению пошла к некоему оруженосцу, коего никогда прежде не видела, и покинула отчий дом вопреки воле родителей, кои с той поры, как узнали о ее уходе, едва не сошли с ума. И сего оруженосца оная женщина попросила проводить ее или устроить так, чтобы ее проводили к государю, о коем шла речь выше. Тогда сей воин, сей капитан, дал оной женщине по ее просьбе мужское платье и меч, а в провожатые ей назначил и отрядил [160] рыцаря, оруженосца и четырех слуг. Когда они прибыли к названному государю, сия женщина сказала ему, что желает вести войну с его противниками, обещая, что утвердит его в великом господстве, что победит его врагов и что послана для сего от Бога небесного. И говорит, что во всем вышеуказанном поступила хорошо, по велению Божьему и по откровениям.

VIII

Далее, сия женщина говорит и признает, что не будучи ни принужденной, ни понукаемой кем-либо, сбросилась с весьма высокой башни, предпочтя лучше умереть, чем быть преданной в руки своих противников и пережить разгром города Компьени. Она говорит также, что не могла избегнуть того, чтобы подобным образом сброситься, хотя названные святые Екатерина и Маргарита запретили ей бросаться вниз. Оскорбить их, говорит она, – великий грех; но после того как она в том исповедалась, она хорошо знает, что сей грех был ей отпущен. И она говорит, что имела о том откровение.

IX

Далее, сия женщина говорит, что оные святые Екатерина и Маргарита пообещали препроводить ее в рай, если она сохранит невинность тела и души, каковую им обетовала. И она говорит, что уверена в том так же [твердо], как если б уже пребывала во славе блаженных. И она не думает, что совершала смертные грехи, ибо если бы она пребывала в смертном грехе, то ей кажется, что названные святые Екатерина и Маргарита не посещали бы ее, как посещают [ныне, то есть] ежедневно.

X.

Далее, сия женщина говорит и утверждает, что Бог любит неких определенных и названных ею особ, еще влачащих земное существование, и любит их более, чем сию женщину. И она знает о том из откровения от святых Екатерины и Маргариты, кои постоянно говорят с нею по-французски, а не по-английски, поскольку не являются сторонниками англичан. И с тех пор как она узнала из откровения, что ее голоса держат сторону того государя, о коем шла речь выше, она вовсе не любит бургиньонов.

XI

Далее, сия женщина говорит и признает, что голосам и названным духам, коих зовет Михаилом, Гавриилом, Екатериной и Маргаритой, многократно выказывала благоговение, обнажая голову, преклоняя колени, целуя землю, по коей они ступали, принося им обет девственности, несколько раз обнимая и целуя оных святых Екатерину и Маргариту. Она прикасалась к ним телесно и осязательно и испрашивала у них совета и помощи, иногда вызывая их, хотя часто они посещали ее, не будучи вызванными; она уступает и повинуется их советам и повелениям, и уступила с самого начала, не спросив совета ни у кого – ни у отца с матерью, ни у кюре или прелата, ни у какого-либо иного духовного лица. И тем не менее, она твердо верит, что голоса и откровения от сих святых исходят от Бога и по его приказу; и она верит в сие так же твердо, как в христианское вероисповедание и в то, что Господь Наш Иисус Христос [161] претерпел смерть за нас; и если б ей явился злой дух, притворяющийся святым Михаилом, она вполне сумела бы распознать, святой ли то Михаил или нет. Оная женщина говорит также, что по ее собственной воле, без всякого на то понуждения или чьей-либо просьбы, она поклялась святым Екатерине и Маргарите, ей являвшимся, что не раскроет знака короны, каковой должна даровать государю, к коему послана. И в конце добавила: если у нее не будет на то дозволения Божьего.

XII

Далее, сия женщина говорит и признает, что если Церковь пожелает, чтобы она совершила нечто противное повелению, кое, по ее словам, [она, Жанна,] имеет от Бога, она того ни за что не сделает, утверждая, будто хорошо знает, что все рассматриваемое в ходе сего процесса происходит по велению Божьему и ей нельзя чрез оное преступить. И в сих вещах она вовсе не желает полагаться на решение Церкви воинствующей или кого бы то ни было на свете, но лишь на Господа Бога Нашего, чьи повеления она всегда исполняла, – особенно в том, что относится к откровениям и к тому, что она, как говорит, совершила по откровениям. И сей ответ, равно как и прочие, она давала не самочинно, но по велению ниспосланных ей голосов и откровений, невзирая на то, что судьи и иные присутствующие здесь особы весьма часто излагали ей догмат веры о Единой святой католической Церкви 5, объясняя ей, что всякий обретающийся в сем мире обязан повиноваться и препоручать деяния и речи свои Церкви воинствующей, – особенно в вопросах веры и тех, что касаются святого учения и церковных законов.

Затем следуют предоставленные по оным показаниям постановления, кои мы получили в разные последующие дни.


Комментарии

1. Стражник Жанны.

2. Далее следует этап инквизиционного процесса, посвященный сбору теологических квалификаций, или богословских отметок, которые надлежало представить в ходе консультаций. Эта норма процессуальной практики судов инквизиции описана у Льоренте: «Приглашают богословов-квалификаторов, которым передают [...] выдержки из показаний, сделанных обвиняемым при последнем допросе и данных им в ответ на сообщенные ему показания свидетелей» (Llorent J.-A. Histoire critique de l’Inquisition d’Espagne. Paris, 1918. T. 1, p. 257). В случае Жанны таким основанием иска служило общественное мнение или общественная молва.

3. Известно, что первую редакцию двенадцати обвинительных статей сделал Никола Mиди. Вторую редакцию сделал затем Жак де Турен.

4. Речь идет о возможных событиях грядущего, которые, однако, не должны произойти непременно и обязательно, то есть «с необходимостью», в философском смысле термина.

5. Имеется в виду догмат Малого Символа [веры]. См. Постановление факультета декретов, параграф II. Положение о Credo гласит: Unam sanctam catholicam et apostolicam Ecclesiam...

(пер. А. Б. Скакальской)
Текст воспроизведен по изданию: Процесс Жанны Д'Арк. Материалы инквизиционного процесса. М-СПб. Альянс-Архео. 2007

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.